WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

НОВЫЕ КНИГИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ НАУКАМ Н.И. Карбаинов ОТ «ЕСТЕСТВЕННОГО СОСТОЯНИЯ» К «ПОРЯДКУ ОТКРЫТОГО ДОСТУПА»?

Рецензия на книгу: D.C. North, J.J. Wallis, B.R. Weingast. Violence and Social Orders. A Conceptual Framework for Interpreting Recorded Hu man History. Cambridge: Cambridge University Press, 2009. — 308 pp.

Почему богатые страны являются богатыми, а бедные страны остаются бед ными? Как люди справлялись с проблемой насилия на протяжении истории?

Какова связь между экономическим и политическим поведением? Каким обра зом происходят социальные изменения? Д. Норт, Дж. Уолисс и Б. Вейнгаст пытаются дать ответы на все эти вопросы в своей книге «Насилие и социаль ные порядки», опубликованной издательством Кембриджского университета в 2009 г.

Несколько слов об авторах этой работы. Дуглас Норт — профессор Вашин гтонского университета в Сент-Луисе, лауреат премии им. Нобеля по экономи ческим наукам за 1993 г. Д. Норт — автор 10 книг, включая широко известную работу «Институты, институциональные изменения и функционирование эко номики» (North 1990;

русский перевод — Норт 1997). Главная область иссле довательских интересов Д. Норта — экономическая история. Он по праву считается одним из живых классиков, которым мы обязаны созданием неоин ституциональной экономической теории. Второй автор этой книги, Джон Уол лис — профессор экономики в университете Мэриленда. Дж. Уоллис также специализируется в области экономический истории, в частности, он интере суется развитием государственной финансовой системы США. И, наконец, третий автор книги, Барри Вейнгаст — профессор Стэнфордского университе та. Сфера научных интересов Б. Вейнгаста — политэкономия, новая экономи ческая теория организаций и институтов и т. д. Всех этих авторов объединяет то, что они работают в русле неоинституциональной экономической теории.

Центральный тезис данной книги — все общества сталкиваются с пробле мой насилия и пытаются справиться с этой проблемой различными способами.

Карбаинов Н.И. От «естественного состояния» к «порядку открытого доступа»?

История человечества знает по меньшей мере три способа решения проблемы насилия, которые авторы называют «социальными порядками» (social orders):

«примитивный порядок» (foraging order), «порядок ограниченного доступа» (limited access order) и «порядок открытого доступа» (open access order). Книга посвящена последним двум социальным порядкам, и в первую очередь авторов интересует проблема перехода от «порядка ограниченного доступа» к «порядку открытого доступа».

Книга состоит из семи глав. В первой главе авторы раскрывают в общих чертах логику и основные понятия своей концептуальной рамки. История че ловечества, как я уже упоминал, по мнению авторов, знала три социальных по рядка, которые возникли в различное историческое время. Первым по времени сложился «примитивный порядок», характерный для обществ охотников и со бирателей. Главные характеристики «примитивного порядка»: присваивающая экономика, небольшая численность социальных групп, отсутствие государства, также для них характерно, что все отношения между индивидами происходят лицом к лицу и носят личный характер. Для «примитивного порядка» характе рен высокий уровень проявления насилия как в отношениях внутри групп, так и между группами (p. 2).

Пять — десять тысяч лет тому назад в ходе первой социальной революции (неолитической революции) начал формироваться второй социальный поря док — «порядок ограниченного доступа» или, как по-другому его называют ав торы, общество «естественного состояния» (natural state). Здесь важно отличать понятие «естественного состояния» (natural state), предложенное авторами, от идеи «естественного состояния» (state of nature) Томаса Гоббса. Если для Т. Гоббса «естественное состояние» — это «война всех против всех» в условиях отсутствия «Левиафана» — государства (Гоббс 1964), то для Д. Норта и его соав торов «естественное состояние» предполагает наличие государства как органи зации, ограничивающей и контролирующей насилие (p. 13). Под «естествен ностью» в этом случае подразумевается длительность существования данного типа общества — несколько тысячелетий, в отличие от «порядка открытого до ступа», который впервые стал формироваться последние 200 лет. Большинство обществ, как на протяжении истории, так и в современном мире, являлись и продолжают оставаться обществами «ограниченного доступа». Главные ха рактеристики «порядка ограниченного доступа»: медленно растущая экономи ка, недемократический политический режим, относительно небольшое число организаций, преобладание социальных отношений, основанных на личных связях, включая отсутствие верховенства права для всех и слабо защищенные права собственности и др. (p. 12).

Вторая социальная революция (индустриальная революция), которая нача лась двести лет тому назад, породила третий социальный порядок — «порядок открытого доступа». В настоящее время данный порядок существует, по мне нию авторов, приблизительно в 25 странах мира (страны «первого мира»). Для этих стран и соответственно для «порядка открытого доступа» характерны сле дующие черты: интенсивное экономическое развитие, демократия, социальные отношения, основанные на имперсональных связях, включая верховенство права и надежно защищенные права собственности и др. (p. 11–12).

Теория «социальных порядков», предложенная авторами, опирается на че тыре взаимосвязанных концепта: насилие, институты, организации и представ ления (beliefs). Рассмотрим более подробно каждый из этих концептов.

Новые книги по социальным наукам Под насилием авторы понимают как определенные физические действия, так и угрозу применения физического насилия. В первую очередь, авторы уде ляют внимание организованному насилию на коллективном уровне. Все об щества сталкиваются с этой проблемой, которой невозможно полностью избежать, но которую можно ограничить и контролировать путем создания со циального порядка (p. 13–14).

Социальный порядок предполагает наличие определенных институтов и организаций. Институты — это «правила игры», ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми. Институты включают в себя «формальные правила, писаные законы, формальные социальные конвенции, неформальные нормы поведения и разделяемые представления о мире, так же, как и средства принуждения (enforcement)» (p. 15). Организа ции состоят из определенных групп индивидов, преследующих некоторые общие цели через частично скоординированное поведение (p. 15). Одной из наиболее важных организаций (или, точнее, организации организаций) яв ляется государство. В данной книге авторы пытаются отойти от подхода, ко торый рассматривает государство как единого актора (single actor approach).

Взамен этой модели авторы предлагают рассматривать государство как коалицию элитных групп. Контроль над насилием во многом зависит от структуры и поддержания взаимоотношений в рамках правящей коалиции (p. 17–18).

Все индивиды формируют представления о том, как мир устроен и как он работает. Авторов в первую очередь интересуют так называемые каузальные представления (causal beliefs) — причинная связь между действиями и результа тами. Из взаимодействия каузальных представлений, предпочтений и альтер натив вырастают интересы индивидов. Все индивиды являются рациональны ми, т. е. они стремятся к наилучшим результатам в условиях ограниченных ресурсов и возможностей, но то, что они делают для достижения определенных целей, зависит от их представлений об окружающем мире и эти представления никогда не являются полными (p. 27–29).

Вторая глава посвящена логике развития «порядка ограниченного доступа».

Общества «естественного состояния» справляются с проблемой насилия с по мощью создания доминирующей коалиции, которая ограничивает доступ к та ким ценным ресурсам как земля, труд и капитал, а также ограничивают доступ к таким значимым видам деятельности, как торговля, религиозный культ и об разование. Таким образом, коалиция создается для извлечения и перераспреде ления ренты как внутри доминирующей коалиции, так и между элитами и остальной частью общества. Доминирующая коалиция состоит из членов элитных групп, которые специализируются на военной, политической, религи озной и экономической деятельности. Ведущую роль в рамках коалиции играет военная элита, контролирующая средства насилия.

В обществах «естественного состояния», как и в обществах «примитивного порядка», социальные отношения строятся в первую очередь на персональных связях, на взаимодействии лицом к лицу. Поэтому огромную роль в этих обще ствах играют патрон-клиентские сети, которые позволяют индивидам, не вхо дящим в состав доминирующей коалиции, защитить свою собственность, а не редко и жизнь. Несмотря на большое значение личных связей в обществах «ограниченного доступа», рост численности населения и размера территорий приводит к зарождению имперсональных отношений.

Карбаинов Н.И. От «естественного состояния» к «порядку открытого доступа»?

Общества «естественного состояния» являются стабильными, но не явля ются статичными, они испытывают изменения, вызванные как внешними фак торами (изменение климата, война с соседями, эпидемии и т. д.), так и внут ренними факторами, например, борьбой за власть в рамках доминирующей коалиции.

Наряду с характеристиками, которые являются общими для всех «порядков ограниченного доступа», между данными обществами существуют также и раз личия. Авторы выделяют три типа обществ «естественного состояния»: 1) «хруп кий» (fragile);

2) «базовый» (basic);

3) «зрелый» (mature). Эти типы обществ от личаются друг от друга по структуре государства и разнообразию организаций, которые доминирующая коалиция может поддерживать. В «хрупких» обще ствах государство является слабым и практически не может совладать с пробле мой насилия, а иногда и само выступает источником насилия. Доминирующая коалиция является очень «хрупкой» — любой шок может легко привести к на силию и созданию новой коалиции. Данный тип обществ имеет слабую инсти туциональную структуру: существующие формальные правила не работают, все завязано на личных отношениях. Более развитым типом общества «естествен ного состояния» является «базовый» тип. В «базовых» обществах государство обладает стабильной организационной структурой. Большую роль в этих об ществах играют институты публичного права, которые регулируют отношения в рамках государства, в первую очередь между членами правящей коалиции.

И, наконец, «зрелый» тип обществ «естественного состояния» обладает не только развитой институциональной структурой в рамках государства, но и ха рактеризуется возможностью поддерживать элитные организации вне рамок государства.

В третьей главе авторами раскрывается логика развития «порядка ограни ченного доступа» на примере эволюции английского земельного права.

Четвертая глава посвящена обществам «открытого доступа». Контроль над насилием в обществах «открытого доступа» включает три составных части:

1) вооруженные силы и полиция находятся под контролем политической си стемы;

2) политическая система должна быть ограничена институтами, кото рые сдерживают нелегитимное применение насилия;

3) правящая группа, что бы оставаться у власти, должна обеспечивать экономические и политические интересы широких слоев общества.

В обществах «открытого доступа» все граждане получают возможность со здавать экономические, политические, религиозные или социальные органи зации, которые преследуют различные цели. Основополагающим типом взаи моотношений становятся имперсональные отношения. Открытый доступ к организациям и имперсональные отношения способствуют формированию верховенства права для всех граждан.

Политический режим в обществах «открытого доступа» формируется через конкурентные демократические выборы. Другая важная черта обществ «откры того доступа» — автономность экономики от политической системы. Также су щественной особенностью обществ данного типа является рост численности органов управления, вызванный расширением различных социальных про грамм.

В обществах «открытого доступа» утверждается система представлений, ос нованная на ценностях демократии, свободного конкурентного рынка, равен ства всех граждан перед законом.

Новые книги по социальным наукам В пятой и шестой главе авторы рассматривают то, каким образом происхо дит переход от обществ «естественного состояния» к обществам «открытого до ступа». Любое объяснение перехода должно начинаться с обществ «естествен ного состояния». А это предполагает выполнение нескольких логических требований. Во-первых, институты, организации и поведение индивидов в на чале перехода должны быть совместимы с логикой «порядка ограниченного доступа». Во-вторых, изменения в институтах, организациях и в поведении ин дивидов в течение перехода должны соответствовать интересам членов доми нирующей коалиции. Переход, по мнению авторов, состоит из двух этапов: на первом этапе в рамках «порядка ограниченного доступа» складываются «поро говые» условия (doorstep conditions), а на втором этапе происходит собственно сам переход. В процессе перехода отношения в рамках доминирующей коали ции трансформируются из личных отношений в имперсональные отноше ния — элитные привилегии превращаются в права. Затем эти права постепенно распространяются на большинство населения.

В пятой главе описывается первый этап перехода — формирование «поро говых» условий в рамках обществ «ограниченного доступа». Норт и его соавто ры выделяют следующие «пороговые» условия: 1) верховенство права для элит;

2) создание организаций («юридических лиц»), идентичность которых незави сима от идентичности членов, входящих в эту организацию;

3) консолидиро ванный политический контроль над военными. Все три «пороговых» условия являются взаимосвязанными и способствуют установлению интенсивного им персонального обмена внутри доминирующей коалиции.

Верховенство права для элит способствует расширению контрактов и отно шений на имперсональной основе внутри доминирующей коалиции, которые не могли бы существовать без правовой защиты. Все это в результате приводит к усилению взаимозависимости членов доминирующей коалиции. Именно на этой основе, например, происходит формирование прав собственности.

Появление организаций («юридических лиц»), идентичность которых не зависит от идентичности членов, также ведет к усилению организаций, кото рые находятся под контролем властных элит — в первую очередь это касается таких организаций, как государство и церковь.

Консолидированный политический контроль над военными вытекает из необходимости подчинить элитные группы, которые обладают средствами на силия. Осуществление данного контроля намного уменьшает риски непредви денного проявления насилия и тем самым способствует усилению стабильно сти доминирующей коалиции.

В шестой главе описывается непосредственно сам переход от обществ «огра ниченного доступа» к обществам «открытого доступа». Создание институтов на первом этапе перехода, которые формально защищают имперсональные права членов доминирующей коалиции, в частности, доступ элиты к организациям, дает возможность постепенно распространиться тем же самым правам на дру гие части населения. Авторы рассматривают второй этап перехода на примере трех стран: Великобритании, Франции и США. По их мнению, второй этап пе рехода произошел в рассматриваемых странах в девятнадцатом столетии.

И, наконец, в седьмой главе авторы подводят итоги работы. Концептуаль ная рамка, предложенная в этой книге, по мнению авторов, представляет собой фундаментально новый подход в социальных науках. Авторы утверждают, что им удалось с помощью этого подхода объяснить процесс социальных измене Карбаинов Н.И. От «естественного состояния» к «порядку открытого доступа»?

ний. Концепт насилие должен, по их мнению, быть в центре внимания любого объяснения того, как общества существуют и изменяются.

Данная книга представляет собой не самую первую попытку интерпретации истории человечества с точки зрения неоинституциональной экономической теории. Однако эта работа, на мой взгляд, является наиболее амбициозной по пыткой вторжения «экономического империализма» в социальные и истори ческие науки. На примере данной книги мы можем проследить не только то, как «экономический империализм» влияет на формирование повестки дня в социальных науках, но и как сам «экономический империализм» изменился за последние десятилетия после начала вторжения. Вторгаясь в «страну» соци альных и исторических наук, «колонизаторы» из экономической «метрополии» со временем переняли многие обычаи «колонизуемых». И нередко «колониза торы» заимствовали такие «обычаи», которым сами «колонизуемые» уже давно не следуют. Именно в этом направлении я попытаюсь выстроить свои крити ческие замечания относительно данной книги.

Авторы книги «Насилие и социальные порядки» не претендуют на изложе ние истории мира, а используют исторический материал в качестве примеров, подтверждающих их концепцию социальных порядков. Таким образом, они используют исторический материал для того, что Т. Скочпол и М. Сомерс на зывают «параллельной демонстрацией теории» (Skocpol, Somers 1980). И здесь важно посмотреть, какой исторический материал используют авторы. На мой взгляд, авторы подходят к отбору источников очень избирательно. Во-первых, большинство примеров взято из истории западных стран — Великобритании, США, Франции. Во-вторых, возникает ощущение, что история этих стран так же тщательно просеяна от «ненужных» примеров, которые «испортили» бы их концепцию.

Несмотря на то, что авторы утверждают, что их концептуальная рамка не является телеологичной, что они пытаются объяснить социальные изменения во времени и не предлагают очередной теории прогресса (p. 12), вся логика из ложения и эмпирические примеры подразумевают, что эта концепция вполне вписывается в идею прогресса. Для их концепции «социальных порядков» ха рактерна направленность исторических изменений: человечество проходит в сво ем развитии три стадии, каждая следующая стадия является более развитой, чем предыдущая. Если для обществ «естественного состояния» авторы сумели пре дусмотреть отступления назад: более развитое «зрелое» общество может снова де градировать в «хрупкое» общество, то, достигнув стадии «порядка открытого до ступа», общества теряют пути к отступлению на более низкую ступень развития.

По крайней мере, авторы ничего не говорят о том, может ли общество «открытого доступа» стать вновь обществом «естественного состояния», или под влиянием внешних шоков (эпидемии, войны и т. д.), или под влиянием внутренних факто ров (например, приход к власти политической партии, отрицающей ценности «открытого доступа»).

В качестве примера можно привести историю Германии, к которой авторы почему-то не обращаются. Если исходить из логики концепции «социальных порядков», Веймарскую Германию можно отнести к обществам «открытого до ступа». В 1933 г. к власти с помощью институтов «открытого доступа» (в част ности, демократических выборов) приходит НСДАП. Можно ли говорить о фа шистской Германии как об обществе «открытого доступа»? Конечно, нет.

Исходя из логики концепции «социальных порядков» — это общество «естест Новые книги по социальным наукам венного состояния». Важно отметить, что из этой концепции не только не по нятно, как общества «открытого доступа» могут отступить на более низкую ста дию развития, но и непонятен механизм развития данного типа обществ в будущем. «Порядок открытого доступа» представляет собой застывшую глян цевую картинку всеобщего счастья и благополучия.

Другое критическое замечание касается единиц анализа, к которым прибе гают авторы. Основные единицы анализа — страны в определенных политиче ских границах. Критика данного подхода, например, представлена в работах И. Валлерстайна (Wallerstein 2006). Возможно, выбор стран в качестве единиц анализа повлиял на то, что авторы обращают основное внимание на внутрен ние факторы развития обществ и практически не касаются роли внешних фак торов (воинственные соседи, изменение цен на мировых рынках, экономиче ские кризисы и т. д.).

Когда авторы пишут о составе доминирующей коалиции, то они в ее состав включают политическую, военную, экономическую и религиозную элиты. Это разделение элит практически повторяет идею четырех источников власти M. Манна (Mann 1986) (правда, авторы не ссылаются на его работу). Особенно важным моментом, как в концепции авторов, так и в концепции М. Манна, является отделение военной элиты от политической элиты. Но в отличие от се тевого подхода М. Манна, Норт и его соавторы используют скорее традицион ный групповой подход. Использование группового подхода делает картину ис торического развития, представленную авторами, статичной (несмотря на то, что авторы стремятся объяснить социальные изменения), в отличие от дина мичной картины, представленной М. Манном.

Стоит отметить и сильные стороны книги. К несомненным достоинствам работы можно отнести обращение авторов к проблеме насилия. Другим досто инством книги, на мой взгляд, является переход от рассмотрения государства как единого агента к анализу государства как коалиции элитных групп. В це лом — это замечательная книга, которая заставляет задуматься над многими проблемами и взглянуть по-новому на сложную и многогранную историю че ловечества.

Литература Гоббс Т. Избранные произведения в 2-х тт. М.: Мысль, 1964. T. 2.

Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Начала, 1997.

Mann M. The Sources of Social Power: A History of Power since the Beginning till A.D. 1760. Cambridge: Cambridge University Press, 1986.

North D.С. Institutions, Institutional Change and Economic Performance. Cam bridge: Cambridge University Press, 1990.

Skocpol T., Somers M. The Uses of Comparative History in Macrosocial Inquiry // Comparative Studies in Society and History. 1980. Vol. 22. No. 2. Pp. 174–197.

Wallerstein I. World-System Analysis. An Introduction. Durham, NC: Duke Uni versity Press, 2006.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.