WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

К.С. Губа, А.В. Семенов В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ ИЛИ В ЦЕНТРАХ ВНИМАНИЯ?

АНАЛИЗ СИСТЕМЫ АВТОРИТЕТОВ ЛОКАЛЬНОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА* Статья посвящена статусной системе сообщества петербургских социологов. На основании данных о цитировании сопоставляются списки самых влиятельных фигур, как для всего сообщества, так и для его отдель ных частей. Анализ четырех разных списков самых цитируемых социоло гов показал отсутствие единой иерархии признания, когда обособленные фрагменты создают свои собственные значимые фигуры. В случае пе тербургской социологии лишь немногим авторам удается с легкостью переходить из одной части сообщества в другую, что делало бы их цент ральными фигурами для всего сообщества. В итоге, если что-то и позво ляет говорить о «сообществе» в единственном числе, то это наличие интеллектуальных источников «Северной» части, которая создает об щий фокус внимания.

Ключевые слова: российская социология, анализ цитирования, науко метрия, академическое сообщество, социология науки.

Keywords: Russian sociology, scientometrics, sociology of science, citation analysis.

Предыдущие статьи, отражающие результаты нашего проекта, долж ны были подвести читателя к вопросу: можем ли мы говорить о «петер * Исследование проведено при поддержке Центра фундаментальных иссле дований ГУ-ВШЭ в рамках проекта ««Институциональная динамика, эконо мическая адаптация и точки интеллектуального роста в локальном академиче ском сообществе: Петербургская социология после 1985 года».

Социология социологии бургской социологии» или «локальном академическом сообществе» в единственном числе? Мы видели, что социальные сети Вест-Энда, Норд-Энда и Ист-Энда в последние десятилетия близки к полной герме тичности, что они, по всей видимости, рекрутируют своих новых членов из разных социальных сред, что они различаются и по своей экономи ческой базе, и по ориентации на корпус советской/интернациональной литературы. Существует ли на фоне всего этого многообразия хотя бы минимальный консенсус по поводу наиболее значимых фигур из числа представителей самого сообщества? И если консенсуса нет, то на какие сегменты делит сообщество распределение профессионального призна ния? Если, несмотря на все различия, мы обнаружим, что наибольшим признанием во всех «естественных зонах» пользуются одни и те же фи гуры, мы сможем заключить, что сообщество консолидировано единой системой профессионального авторитета. Если никакого единства в оценках заслуг не обнаружится, и каждая зона будет обладать собс твенными признанными лидерами, не имеющими никакого авторитета в глазах представителей других зон, то мы должны будем сделать песси мистичный вывод: петербургских социологов вряд ли хоть что-то объ единяет. Чтобы ответить на этот вопрос, мы сопоставили четыре разных списка самых цитируемых социологов: для всего сообщества в целом и для каждого из его концов — Норд-Энда, Ист-Энда, Вест-Энда — по отдельности*. В сопоставлении разных фрагментов удачным решением * Основанием для анализа послужили журнальные статьи тех людей, кото рые были включены в нашу выборку. Местом локализации статей стали пе тербургские социологические журналы — «Журнал социологии и социальной антропологии», «Телескоп», «Вестник Санкт-Петербургского университета:

социологическая серия», а также центральный для дисциплины журнал — «Со циологические исследования», где предполагалось найти некоторую долю тек стов петербургских социологов. Выбор в своем большинстве петербургских журналов основывался на важной особенности российской журнальной систе мы, которая характеризуется высокой долей географической и институцио нальной укорененности (Губа 2009). Временные рамки исследования огра ничились периодом с 1996 по 2009 гг. Принадлежность к одной из частей сообщества — Ист-, Норд- и Вест-Энду — определялась по институциональ ным аффилиациям в соответствии со списком, приведенным в статье М. Сафо новой. Это методическое решение позволило локализовать некоторых индиви дов, отсутствующих на сетевых картах. Обратной стороной последовательного применения этой политики было появление нескольких неидентифицирован ных индивидов, которые обладали аффилиацией с организациями, относящи мися к разным зонам. Далее они обозначаются категорией MISC. При анализе данных использовался специальный пакет для анализа социальных сетей — ORA (http://www.casos.cs.cmu.edu/projects/ora/).

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

стала визуализация сетей цитирования для каждой части сообщества, что позволяет установить, существуют ли в одной зоне влиятельные фи гуры, невидимые в других.

Методологическое введение Здесь стоит остановиться на кардинальном методическом решении, задавшем ход всей остальной работы: признание исследовалось на осно вании данных о цитировании. Как обнаружит читатель, мы совершаем быстрый, практически невидимый переход от списка самых цитируемых социологов к списку самых влиятельных фигур. В целом это является общим местом для области citation analysis, где за практикой цитирова ния всегда подразумевается присутствие чего-то еще. Неопределенность в отношении этого чего-то обусловлена приватностью самого акта ци тирования, который скрывает решения автора, прежде чем ссылки появляются в тексте. В дальнейшем все эти решения доступны всем же лающим, тем самым цитирование приобретает свое публичное лицо (Cronin 1998: 16). Двойственность акта цитирования схвачена в несколь ко странной метафоре пустого стадиона, где можно найти множество следов недавнего присутствия людей, выпивших свою колу и съевших свой гамбургер, однако что происходило прежде, чем стадион опустел, нам неизвестно (Cozzens 1989). В том числе и это позволяет социологам сделать цитирование предметом для социологического объяснения, хотя на первый взгляд ссылки указывают лишь на когнитивную траекто рию в виде концептуальной связки аргументов и соответствующих им текстов.

Социологические объяснения цитирования породили так называе мый нормативно-конструктивистский спор (Baldi 1998). Для первых практика цитирования в большей степени является разновидностью социального механизма, который помогает справляться с проблемами интеллектуальной собственности. Открыто пользоваться научным зна нием мы можем, соблюдая одно важное условие: одновременно необхо димо воздавать должное ученому, который тем самым получает свою долю внимания, признания и уважения (Мертон 1993;

Merton 1973a).

Конструктивистская сторона спора исходит из того, что наука — это специфическая практика убеждения в правоте своих аргументов, когда на страницах публикаций разыгрываются риторические битвы, где про тивники не брезгуют брать в заложники ссылки на авторов и их концеп ты (Latour 1997;

Gilbert 1977;

Luukkonen 1997). Как кажется, сложность выяснения мотивов авторов непосредственно во время написания тек ста все еще позволяет каждой из сторон настаивать на своем. Консенсу сом стало решение прекратить рассматривать цитирование как нечто Социология социологии однозначное: в действительности автор всегда одновременно совершает несколько разных вещей (Leydesdorff 1998). Мы не цитируем только лишь для того, чтобы выказать свое уважение автору, ведь никто не об ладает возможностью абсолютно свободно вставлять в текст ничего не значащие идеи* или цитаты — последние в итоге должны оказаться свя занными в одну логику аргументации. В итоге ответить одним опреде ленным образом на то, что конкретно измеряет подсчет цитирования — качество, важность, влияние, полезность или видимость — фактически невозможно (Cozzens 1989: 437). Отсутствие консенсуса вокруг социо логической теории цитирования схватывается в многообразии метафор, разный смысл которых подчеркивает его неоднозначный характер.

Б. Кронин собрал несколько самых ярких образцов: Беккер говорит о цитировании в терминах взимания налогов с многоразового знания, Кронин использует образ застывших следов в ландшафте научных до стижений, Хагстром рассматривает цитирование как акт дарения, где в обмен на информацию ученые получают социальное признание (Cro nin 1998: 48–49). Самая циничная версия сравнивает цитирование со сделкой, а сами ссылки называют специфическим видом академической валюты (Franck 1999). Наконец, цитирование концептуализируется как голосование, где каждый автор имеет право высказать свой «голос» — процитировать самые важные тексты (Соколов 2009: 145).

Попытка найти консенсус в виде многоуровневой теории цитирова ния непосредственно в исследовательской практике не предлагает убе дительных способов анализа цитирования (Luukkonen 1997: 33). И, не смотря на то, что за следованием одной определенной перспективе видят мало смысла (Cronin 1998: 46), исследователи в своем большинстве, так или иначе, выбирают один из способов концептуализации цитирова ния**. Выбор этот касается аналитического решения, что становится прерогативой самих исследователей, тогда как в самом акте цитирова ния развести механизмы вознаграждения и риторики невозможно. Дан ное исследование не станет исключением, и в классификации уровней citation analysis будет относиться скорее к системе награждения, ритори * За исключением постмодернистских текстов или a la постмодернистских вроде аферы А. Сокола.

** Исключения здесь действительно редки, в качестве самого интересного стоит упомянуть работу, в которой авторы совершили двойное исследование.

Первое состояло из обычной процедуры анализа цитирования дисциплинар ной области социологии научного знания, а второе в качестве своего источника использовало первое в виде своего рода деконструкции собственных исследо вательских решений (Hicks, Potter 1991).

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

ческий же уровень, в некоторой степени отражающий когнитивное со держание, останется здесь за скобками.

Поиск влиятельных фигур через цитирование отсылает к основным пунктам мертонианской социологии науки, отправной точкой которой можно считать тезис о значимости оригинального знания для развития науки (Merton 1973b). В первую очередь именно академическое сооб щество наделено правом решения, какое значение имело знание, отме чая его автора различными отличительными знаками почестей и уваже ния. Подтверждая значимость текстов как главных результатов научной деятельности, ученые оставляют ссылки как «следы» того, что они ис пользовали чужие идеи, концепты, факты в своем собственном исследо вании. Вся совокупность ссылок будет указывать на ту долю внимания, которую получила статья или автор, оказавшись необходимым элемен том последующих рассуждений ученых. В конечном счете мы имеем ав торов и публикации, которые оказались видимыми для большого коли чества коллег, а по другую сторону границы находятся тексты, которые не получили ни одной ссылки за время их «карьеры». В самом простом виде так выглядит стратификация между текстами и авторами.

В центре внимания сообщества Полученная нами реконструкция сети цитирования петербургских социологов стала во многом результатом поставленных исследователь ских вопросов: она оказалась одновременно разреженной и органи зованной вокруг небольшого количества центральных узлов. Задумав собрать цитирование для сравнительно большого академического сооб щества, мы едва ли могли ожидать, что найдем плотную сеть, узлы кото рой были бы связаны друг с другом. Обычно сети такого рода образуют плотные группы, работающие над совместными проектами, здесь же в фокус внимания попали цитатные потоки всей петербургской социоло гии. В то же время мы предполагали, что относительная изолированность сообщества и неизбежная в таком случае концентрация неформальных научных контактов в территориальных пределах города приведут к значи мой концентрации ссылок на петербургских коллег*. Это предположение оказалось не совсем верным: плотность сети показывает низкий показа * Доля тех, кто сообщил в ответ на вопрос анкеты, что за последние 5 лет посещал научные мероприятия в Москве в среднем раз в год или чаще, состави ла 39 %. Для научных мероприятий в других городах России эта цифра соста вила 23 %, для стран СНГ — 9 %, для «дальнего зарубежья» — 29 %. Более поло вины опрошенных (52 %) покидают Петербург в академических целях реже раза в год.

Социология социологии тель (0,0077)*. Одновременно с высокой разреженностью характер стра тификации цитатной сети не проявляется заметным образом, что позво ляет сделать вывод о роли центральных акторов для организации всей сети (значение параметра централизации графа равно 0,1582). Список центральных акторов фактически является short-list самых цитируемых авторов для всего сообщества петербургских социологов (см. табл. 1). Ка кие зоны сообщества населяют эти социологи и, главное, каким образом им удалось занять первые позиции в этом списке?

Таблица Список самых цитируемых социологов:

in degree centrality (количество ссылок)** Кол-во Ранг Автор ссылок 1 Н. Л. Русинова 2 Я. И. Гилинский 3 Л. Е. Кесельман 4 И. А. Голосенко 5 М. Г. Мацкевич 6 В. Б. Голофаст 7 В. Е. Семенов 8 А.Н. Алексеев 9 А.О. Бороноев 10 В. Я. Ельмеев 11 В.В. Волков, Б.З. Докторов 12 Л.В. Панова 13 С.И. Григорьев В.М. Воронков, А.В. Дука, Е.А. Здравомыслова, В.И. Иль 14 ин, В.Т. Лисовский, П. И. Смирнов, Н.В. Соколов 15 А. А. Кулясова, К. Муздыбаев, В.В. Сафронов * В выборку за 1996–2009 гг. попало 1075 случаев публикаций, однако только в 496 появились ссылки на петербургских авторов. Пояснение относи тельно этого и некоторых других использованных сетевых показателей чита тель может найти в статье М. Сафоновой в этом же номере.

** Центральность каждого участника сети может подсчитываться двумя раз ными способами (Scott 1999), которые дают несколько отличные результаты.

В нашем случае мы можем учитывать не просто наличие связи, но и ее «вес», т. е.

количество цитирований, которое поступило от авторов сети, тогда централь ность будет определяться как сумма взвешенных связей. Если в первом случае окажется важным количество людей, цитирующих того или социолога, то в по следнем случае решающее значение могут сыграть и один-два социолога.

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

Семь из десяти центральных позиций занимают социологи, обитаю щие в «северной» зоне, что соответствует Социологическому институту РАН. Нижняя часть списка отдана в первую очередь авторам «восточного» мира университетской социологии (8 человек). На долю «западных» соци ологов пришлось всего три позиции ниже 10 строчки. Эти результаты час тично объясняются самим характером данных, когда в выборку статей по пало 11 % «западных», 23 % «северных» и 42 % «восточных» публикаций.

Как мы видим здесь, совместных усилий заметного количества текстов со циологов Ист-Энда не хватило, чтобы ключевые позиции в конечном списке заняли фамилии преподавателей университетских кафедр.

Индекс цитирования является одним из немногих статусных показа телей, который создается вкладом множества авторов через их обычную практику цитирования оригинальных источников. Если бы мы пожела ли использовать полученный список как указание на самых известных или признанных членов сообщества, то нам следовало бы обратить вни мание на количество человек, которые участвуют в производстве этой известности. В этом смысле, чем больше людей будет участвовать через цитирование в создании репутации и интеллектуального авторитета со циолога, тем больше можно надеяться на то, что количество цитирова ний отражает положение ученого в сообществе. Следующий список (табл. 2) позволяет учесть не количество «голосов», которые так или иначе собрали самые цитируемые социологи, а количество авторов, ко торые приняли участие в «голосовании».

Таблица Список самых цитируемых социологов:

in degree centrality (количество сославшихся) Ранг Автор Кол-во авторов 1 Я.И. Гилинский., И.А. Голосенко 2 В.Я. Ельмеев, В.И. Ильин 3 В.В. Волков, В.М. Воронков 4 А.Н. Алексеев, А.О. Бороноев, В.Б. Голофаст 5 Б.З. Докторов, Е.А. Здравомыслова 6 А.В. Дука, В.Т. Лисовский 7 К. Муздыбаев., Т.З. Протасенко 8 И.Н. Гурвич, Н.В. Соколов И.А. Громов, В.В. Козловский, М.М. Русакова, 9 В.Е. Семенов, З.В. Сикевич, А.В. Тихонов Н.А. Головин, М.Е. Илле, Л.Е. Кесельман, 10 А.А. Козлов, М.Г. Мацкевич, М.Н. Межевич, А.М. Осипов, Н.Л. Русинова, Г.И. Саганенко Социология социологии Short-list основан на центральности авторов через подсчитывание количества входящих связей, без учета их веса. В этом случае, если вы сокая доля ссылок обеспечивалась одним или двумя социологами, то автор из верхних позиций предыдущего списка переместится на его нижние строчки, что мы и наблюдаем при сравнении двух таблиц. Цен тральные авторы из первой таблицы — Н.Л. Русинова, Л.Е. Кесельман, М.Г. Мацкевич — сдвигаются из первой пятерки на последнее место:

в их цитировании участвовало не больше 6 человек. Соответственно, вверх перемещаются те имена, которые прежде находились в нижней половине списка. Эти перемещения отражают характер цитирования некоторых центральных для первого списка авторов, за которыми стоят в основном несколько ближайших к автору «вкладчиков». В итоге выиг рышное положение занимают тандемы авторов, публикующие тексты в соавторстве, что значительно облегчает способ попадания в список са мых цитируемых авторов — пример: Мацкевич-Кесельман и Кулясовы.

За цитированием Н.Л. Русиновой также стоят соавторы, чья доля в об щем пуле ссылок достигает 80 % (та же картина и в случаях других ее соавторов — Л.В. Пановой и В.В. Сафронова). В остальном же, хотя и появилось нескольких новых имен, преимущественно в нижней части short-list, мы наблюдаем доминирование социологов «северной» и «вос точной» частей сообщества, за исключением трех фигур с «запада», занявших более высокие строчки (В.В. Волков, Е.А. Здравомыслова, В.М. Воронков).

Второй список, несмотря на куда меньшие показатели, как кажется, лучше соответствует конвенциональной истории ленинградской/петер бургской социологии. Основные фигуры Норд-Энда и Ист-Энда, за нявшие верхние строчки списка, принадлежат к старшим возрастным когортам. Они олицетворяют поколение, создававшее ленинградскую социологию. Советское прошлое отсчитывается с организационного пространства НИИКСИ на базе Ленинградского университета, откуда позднее образуются сектора ИКСИ АН СССР. В свою очередь, именно СИ РАН послужил источником формирования новых социологических организаций в начале-середине девяностых, чуть раньше ЦНСИ и позд нее — факультет политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге*. Вероятно, отделившись, новые ко лонии частично перенесли и интеллектуальные авторитеты сети-метро полии в новое организационное поле, одновременно колонизаторы сами смогли занять несколько строчек в списке самых цитируемых со * Здесь и далее в исторических экскурсах оказалась незаменимой статья М. Са фоновой в этом номере о сетевых образованиях петербургского сообщества.

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

циологов (В.М. Воронков и Е.А. Здравомыслова). В свою очередь, пред ставители университетской социологии, обозначенной нами как Ист Энд, в прошлом участвовали в создании или руководстве НИИКСИ (В.Я. Ельмеев, А.О. Бороноев, В.Т. Лисовский).

В конечном итоге, система авторитетов в ее недифференцированном виде для всего сообщества показывает, что Социологический институт (ИСЭП в советском прошлом) не только занимал ключевую позицию в становлении ленинградской социологии, но и стал своего рода интел лектуальным источником, заполнив своими сотрудниками верхние строчки списка самых цитируемых социологов. «Восточная» часть сооб щества, при своем значительном количественном вкладе в общий пул цитирований, привнесла имена лишь нескольких социологов старшего поколения. Новых имен, которых не было бы в этом списке двадцать лет назад, появилось немного и только среди представителей новых органи заций, занявших «западную» часть сообщества.

В действительности мы скорее должны говорить о воспроизводстве авторитетов внутри каждой из сторон. В большей или меньшей степени усилия Вест-Энда, Ист-Энда или Норд-Энда отражают направленность цитатного внимания на центральные фигуры своего собственного про фессионального круга. В этом смысле не стоит говорить о наличии кон сенсуса по поводу наиболее значимых фигур. Это отражает простая мат рица, соотносящая часть сообщества, откуда поступают ссылки, и часть сообщества, куда они уходят (табл. 3). Здесь мы агрегировали данные из табл. 1, соотнеся там, где это было возможно, место обитания централь ных фигур на нашей карте. Одновременно мы, ограничившись только данными для 25 самых цитируемых социологов, можем увидеть, как раз ные части сообщества участвуют в цитировании своих соседей.

Более половины ссылок на авторов Вест-, Норд- и Ист-Энда проис ходят из той же самой части сообщества (доля варьируется от 51 % в слу чае Вест-Энда до 75 % в случае Ист-Энда). Аналогично, более половины цитирований в статьях авторов из Норд- и Ист-Энда делается на других обитателей той же зоны, причем для Норд-Энда эта цифра составляет 83 % (для Ист-Энда — 63%). Отклонением от общего паттерна предстает только Вест-Энд, в котором внутреннее цитирование составляет всего 44 % — столько же, сколько отдается Норд-Энду. Первые впечатления, которые создаются этими распределениями, таковы: крайние зоны (Ист- и Вест-) практически невидимы друг для друга и объединяет их только почтение, которое принадлежащие к ним авторы демонстрируют по отношению к ученым из Норд-Энда. Последние принимают его как должное, со спокойным ощущением своего превосходства: все, что де лается в других зонах сообщества, они склонны полностью игнориро Социология социологии Таблица Распределение ссылок 25 самых цитируемых авторов по частям сообщества, из которых те поступили* Получили Вест-Энд Норд-Энд Ист-Энд MISC (сумма) Вест-Энд 35 14 7 12 Норд-Энд 33 191 24 23 Ист-Энд 8 21 117 22 MISC 3 17 9 10 Отдали 79 243 157 67 (сумма) вать. Изучая этот паттерн, науковед заключил бы, что Норд-Энд являет ся частью сообщества, в которой сосредоточены признанные фигуры, Вест-Энд производит впечатление наиболее открытой зоны — его пред ставители с наибольшей готовностью цитируют работы не своей части сообщества, а Ист-Энд — наименее престижной в глазах других, вынуж денной довольствоваться только «домашним» цитированием. Далее мы рассмотрим части сообщества более внимательно.

В центрах внимания: к «западу» сообщества Главным препятствием при анализе отдельных зон становятся не большие объемы внимания. Даже в случае центральных авторов сово купное цитирование позволяет говорить об известности или признан ности лишь с большой долей осторожности. Как видно из визуализации сети «западной» части сообщества на рис. 1, граф распадается на не сколько субсетевых образований, одно из которых является основным и занимает центральное место в сети. В общем, сеть цитирований носит гомогенный характер, куда не так часто попадают «чужаки» — социоло ги из прилежащих частей сообщества. Цитатную гомогенность здесь мы понимаем как направленность внимания, прежде всего, на социологов, близких по месту обитания. Логическим продолжением сетевой и ин * Таблицу следует читать следующим образом: по строкам располагаются зоны сообщества, которые населяют 25 самых цитируемых авторов из табл. 1, по столбцам — те части, из которых поступили ссылки на этих авторов. Так, например, попавшие в основной список социологи Вест-Энда (В.В. Волков, Е.А. Здравомыслова, А.А. Кулясова и В.М. Воронков) в совокупности получи ли 68 ссылок от всего сообщества, из них 35 поступило из собственной части сообщества, 14 из Норд-Энда, еще 7 из Ист-Энда и 12 от тех социологов, при надлежность которых осталась неопределенной.

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

ституциональной укорененности внимания должна была бы стать плот ная сеть, узлы которой были бы связаны друг с другом. В противополож ность мы нашли сильно разреженную сеть, характеристики которой не указывают на организацию вокруг центральных узлов/авторов. Даже са мые цитируемые авторы набирают не больше 15 ссылок.

Стать центральным актором, как кажется, здесь возможно в двух случаях. Для первого варианта ключевыми становятся «цитатные карте ли» — группы интенсивно ссылающихся друг на друга авторов, которые позволяют их центральным фигурам занять верхние строчки в списке самых цитируемых социологов. Во втором случае социологи цитируют ся за пределами одной определенной группы в силу более широкой из вестности их работ. Различия между показателями цитирования разного происхождения заметны при сравнении двух списков, первый из них создан на основании журнальных статей социологов Вест-Энда, а вто рой — на основании сборников (табл. 4)*. Первый список указывает на группу экологических социологов, занимающихся развитием социоло гии транснациональных процессов, а также сравнительным анализом экологической проблематики (А.А. Кулясова, И.П. Кулясов, С.С. Пчел кина, М.С. Тысячнюк — в основном сотрудники ЦНСИ). Второй спи сок в своем большинстве состоит из руководителей и бывших участни ков гендерной программы Европейского университета. Даже появление здесь социологов из Норд-Энда — С.И. Голода и Н.Л. Русиновой — го ворит в первую очередь об активности гендерной группы**.

В то же время существует другая возможность получить некоторую долю внимания, не становясь участником или центральной фигурой для одной связанной группы авторов. За цитатным авторитетом В.М. Во ронкова или В.В. Волкова стоит более разнообразный круг авторов, хотя в основном цитирующие их авторы обитают в той же части сообщества.

Здесь интересны два момента. Во-первых, если предполагать связь орга низационного положения и цитатного внимания (Wellman, White, Nazer * Анализ публикационной активности ЦНСИ свидетельствует о том, что его сотрудники и сотрудницы чаще всего выбирают для своих публикаций пе тербургские (собственно ЦНСИ или дружественного Европейского универси тета в СПб) или зарубежные сборники и лишь в последнюю очередь — россий ские журналы.

** Оба списка отражают одно из исследовательских решений, связанных с соавторством, когда цитирование в такой статье учитывалось дважды. Если в статье, написанной А и В совместно, присутствует ссылка на их же прошлую статью, то на схеме появляются сразу четыре стрелки — от А к А, от В к В, от А к В и от В к А. В итоге, первые строчки занимают авторы, давно пишущие свои тексты вместе.

Социология социологии Таблица Список самых цитируемых социологов Вест-Энда (1) Статьи в журналах (2) Статьи в сборниках Кол- Кол во во Ранг Aвтор Ранг Автор ссы- ссы лок лок 1 А.А. Кулясова 15 1 Е.А. Здравомыслова И.П. Кулясов, 2 А.А. Темкина 2 С.С. Пчелкина, 3 С.А. Чуйкина О.В. Карпенко 4 С.И. Голод 3 Н.Л. Русинова 5 В.В. Волков 4 В.М. Воронков 6 Е.Ю. Герасимова. 5 В.В. Волков 7 Н.Л. Русинова Е.А. Здравомыслова, 6 8 О.В. Хархордин М.С. Тысячнюк 9 Ж.В. Чернова 7 О.Н. Бредникова 10 Т.Б. Щепанская 8 М.А. Ильина А.В. Баранов, В.Б. Голофаст, 9 Н.В. Соколов, А.А. Темкина Я.И. Гилинский, И.Н. Гурвич, С.А. Кугель, 10 К. Муздыбаев, А.М. Осипов, М.М. Соколов 2004), цитатные связи В.М. Воронкова должны характеризоваться ин тенсивностью, как со стороны «входящих», так и со стороны «исходя щих» ссылок. Первое бы отражало цитирование автора, олицетворяю щего отдельный исследовательский институт, известный своей приверженностью качественным методам исследования. Второе стало бы результатом усилий по созданию впечатления связанной работы большой группы социологов, работающих в одном направлении. Одна ко здесь оба предположения оказались не совсем оправданными (цент ральность В.М. Воронкова незначительна). Второй момент связан с фи гурой В.В Волкова. Начало его исследовательской карьеры не было Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

Рис. 1. Сеть цитирования социологов Вест-Энда* связано ни с одной из старых сетей петербургских социологов, однако сейчас его цитируют в других частях сообщества так же часто, как соци ологи ЦНСИ или Европейского университета (большей частью авторы СИ РАН). Последнее является практически единственным исключени ем: даже самым известным фигурам Вест-Энда уделяют сравнительно небольшое внимание за его пределами.

В свою очередь, круг внимания «западных авторов» показывает, что цитатные связи концентрируются на фигурах Норд-Энда**. При всей * Здесь и далее на диаграмме не отображены изолированные узлы. Акторы, отмеченные темным цветом, принадлежат к данной части сообщества, более светлые являются «чужаками». Размер каждого узла пропорционален его цент ральности.

** Список упомянутых социологов, которые обитали за пределами Вест Энда. Социологи Ист-Энда: В.И. Ильин (1), Ю.В. Веселов (1), Н.В. Соколов (5), Д.П. Гавра (3), М.Б. Глотов (2), В.Д. Плахов (1), О.Д. Мулява (1), Д.В. Иванов (3), С.С. Ярошенко (1), Г.А. Меньшикова (1), М.В. Рубцова (1), Ю.Н. Пахомов (2). Социологи Норд-Энда: О.Н. Бурмыкина (2), В.В. Сафронов (2), Н.А. Нечае ва (1), Л.В. Панова (1), Н.Л. Русинова (12), К. Муздыбаев (2), А.Н. Баранов (5), М.Г. Мацкевич (2), Л.Е. Кесельман (2), И.Н. Гурвич (3), М.М. Русакова (2), Я.И. Гилинский (4), А.А. Клецин (2), Н.Р. Корнев (1), В.Б. Голофаст (2), И.А. Го лосенко (2), М.Е. Илле (1), Е. Евдокимова (1).

Социология социологии многочисленности «восточной» части сообщества здесь мы найдем только 22 ссылки, которые получили 12 человек, концентрация ссылок для одного человека максимально достигала 5 ссылок (Н.В. Соколов).

Во всех других случаях наличие в списке социолога из Ист-Энда обеспе чивалось ссылками одного автора Вест-Энда. Цитирование же социоло гов СИ РАН обнаруживает более тесные связи между двумя концами сообщества: здесь 18 человек собирают 47 ссылок. Собственно, эти ци татные связи показывают, каким образом история сетевых образований в петербургской социологии нашла свое отражение в социологических текстах. Действительно, более тесные связи социологов Вест-Энда с СИ РАН отсылают к самому началу образования «западной» зоны, когда именно СИ РАН стал источником для миграции сети агентов. Хотя, как повествует дальнейшая история, новая колония порвала отношения с бывшей метрополией, все же эти части сообщества — Норт-Энд и Вест Энд — оказываются более близкими, чем «восточная» и «западная» зоны, не имеющие почти никаких институциональных оснований для сетевых взаимодействий. Это в некоторой степени схватывается данны ми опроса, которые показывают, что только в Ист-Энде находятся со циологи, которые не знают о существовании известной фигуры «запа да» — В.В. Волкова, там же меньше всего читают его работы. В то время как разницы в чтении между социологами Вест-Энда и Норд-Энда прак тически не наблюдается.

В центрах внимания: восточный мир университетской науки «Восточный» мир университетской науки, охватывающий Санкт-Пе тербургский университет и ряд других факультетов и кафедр, является са мой большой частью социологического сообщества Петербурга. Город ское пространство основных социологических изданий почти наполовину занято публикациями социологов Ист-Энда, некоторые издания предо ставляют место исключительно для университетских сотрудников (спе циализированные «Вестники…»). Длительное существование на карте сообщества, как и монополизация отдельного академического рынка тру да вместе с самой большей сетью акторов могли бы способствовать рас пространению интеллектуальных авторитетов за пределами их изначаль ного места обитания. В действительности трансляции значимости фигур за пределы одной части сообщества не произошло (рис. 2).

Список самых цитируемых социологов (табл. 5) показывает, как мало связан Ист-Энд с остальным сообществом. За несколькими ис ключениями, все появившиеся здесь авторы населяют восточную часть.

В своем большинстве именно они принимали непосредственное учас тие в ее основании, если за точку отсчета мы примем деятельность Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

Рис. 2. Сеть цитирований социологов Ист-Энда.

НИИКСИ: в прошлом В.Е. Семенов, А.О. Бороноев, В.Е. Ельмеев, В.Т. Лисовский занимали должность директора Института, В.Н. Кела сьев заведует лабораторией социальной работы. Все эти фигуры прина длежат к старшим когортам, чье занятие социологией началось много десятилетий назад. Собственно, и создание их репутации пришлось на советский период, однако статьи, на основании которых собирались данные о цитировании, относятся к недавнему прошлому петербург ской социологии. Видимо, только интеллектуальные авторитеты, со зданные в советском прошлом, способны собрать в Ист-Энде значимое количество ссылок.

Исключения касаются двух центральных фигур родом из Норд Энда — Я.И. Гилинского и И.А. Голосенко. Последний известен кроме Норд-Энда преимущественно в Ист-Энде, что можно объяснить его вкладом в изучение истории русской социологии, которая стала одним из исследовательских направлений социологического факультета СПбГУ. Я.И. Гилинский является редким социологом в структуре вни Социология социологии Таблица Список самых цитируемых социологов Ист-Энда Ранг Автор Кол-во ссылок 1 В.Е. Семенов 2 А.О. Бороноев 3 В.Я. Ельмеев 4 И.А. Голосенко 5 В.Т. Лисовский 6 П.И. Смирнов 7 В.Н. Келасьев 8 Я.И. Гилинский 9 С.И. Григорьев, В.Р. Полозов 10 Н.А. Головин, Р.А. Зобов, Н.В. Соколов мания петербургской социологии: интерес к его работам можно найти в каждой из частей сообщества. Полное отсутствие в списке кого-либо из Вест-Энда еще раз подтверждает, что коммуникативные разрывы в основном существуют между «восточным» и «западным» концами со общества. В то время как некоторое совпадение в списках имен самых цитируемых авторов между «севером» и «востоком» и «севером» и «запа дом» все же имеет место. Кроме того, было бы неверно говорить о том, что библиографические списки мира университетской науки огороже ны насквозь непроницаемыми барьерами, которые не имеет шанса пре одолеть ни один из социологов других концов сообщества. Другое дело, что места для «чужих» социологов почти не предоставляются, и если в случае сотрудников СИ РАН внимание университетских преподавате лей расходуется чуть щедрее (17 человек), то даже самые известные со циологи «запада» не набирают больше трех ссылок (8 человек)*.

Обмены вниманием между университетской зоной и социологами из СИ РАН и его сателлитов имеет одно интересное свойство: на «восто ке» внимание оказывается вовсе не тем социологам, которых само «се верное» субсообщество почитает как признанных интеллектуальных ав * Список упомянутых социологов, которые обитали за пределами Ист Энда. Социологи Вест-Энда — В.В. Волков (3), С.В. Дамберг (3), Н.Е. Копосов (1), Е.А. Здравомыслова (3), А.А. Темкина (2), В.М. Воронков (1), А.В. Лисов ский (1), О.В. Бычкова (1). Социологи Норд-Энда — С.А. Кугель (1), М.Е. Илле (2), Я.И. Гилинский (11), И.Н. Гурвич (1), В.А. Бачинин (2), В.Н. Павленко (1), Р.Р. Гергилов (1) М.Г. Мацкевич (1), А.А. Клецин (4), С.А. Лурье (1), А.В. Ти хонов (2), А.Н. Баранов (1), Т.З. Протасенко (6), В.Г. Ревтова (2), А.Н. Алексеев (2), Б.И. Максимов (1), И.А. Голосенко (8).

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

торитетов. В последнем списке мы видим 13 фамилий, но лишь две из них получили по одному упоминанию в «северной» области петербург ской социологии. Интересно, что самым цитируемым за пределами университетской науки социологом оказался В.И. Ильин (8 ссылок в Норд-Энде), но внимание к работам которого со стороны его более близких коллег осталось минимальным. В то же время И.А. Голосенко, достаточно известный в университетских кругах, в своей собственной части сообщества получил также меньшее количество ссылок. Если ра ботами университетской социологии и интересуются, то это будут сов сем другие имена, которые, в свою очередь, не получили поддержки от значимого большинства своего места обитания.

В центрах внимания: буферная зона Норд-Энда Анализ консенсуса вокруг самых значимых фигур мы начали с обще го списка самых цитируемых авторов, где в агрегированном виде были представлены данные, релевантные для всего сообщества петербургских социологов. Собственно, такой список (табл. 6) для социологов Норд Энда лишь немногим отличается от табл. 1. В целом первые позиции объясняются действием того же механизма, что и в случае социологов Вест-Энда, когда решающее значение имеют публикации соавторов или же плотные группы социологов, занимающихся близкой проблема тикой. Если в «западной» части сотрудники ЦНСИ и выпускники Евро пейского университета во многом объединились вокруг гендерной проб лематики, то здесь в такой роли выступил сектор социологии здоровья СИ РАН, занимающийся исследованием механизмов формирования социально обусловленных различий в здоровье. Исключение ссылок на собственные имена и соавторов делают список совершенно иным и су щественно короче.

Сетевая карта Норд-Энда (рис. 3) показывает, что самые тесные свя зи свойственны социологам, населяющим этот конец сообщества. Ха рактерно, что здесь мы наблюдаем связанную сеть цитирований, кото рая не распадается на отдельные графы, как в сетевом образовании «запада». Гораздо больше узлов сети становятся точками цитатного при тяжения, но почти все они относятся к «северному» сообществу. Авторы из «чужих» частей выделены другим цветом и в своем большинстве изо лированы в том смысле, что на них редко ссылается больше одного со циолога, остальные же участники сети обходят их своим вниманием.

Это отражается и в количестве ссылок, которые получают в этой сети социологи за пределами самого Норд-Энда. Самое большое количество не превышает восьми ссылок — В.В. Волков (7) и В.И. Ильин (8). В боль шинстве же случаев социологи Вест-Энда или Ист-Энда получают сов Социология социологии сем небольшую долю цитирований*. При этом внимание к текстам «вос точных» социологов носит более разрозненный характер, когда только четыре социолога Ист-Энда из 16 всего процитированных цитировались больше, чем одним социологом Норд-Энда. В этом смысле цитирова ние социологов Вест-Энда более концентрированно: цитирование уже 8 человек из 12 не является делом рук единственного автора.

Рис. 3. Сеть цитирования социологов Норд-Энда История сетевых образований петербургского сообщества объясняет лишь в некоторой степени характер упоминаний «чужих» социологов в текстах социологов «севера». Здесь сложно судить о том, является ли цитирование 12 социологов из «западной» части, собравших вместе 36 ссылок, достаточным, чтобы говорить о наличии сетевых связей меж * Список упомянутых социологов, которые обитали за пределами Норд Энда. Социологи Вест-Энда: И. Освальд (3), А.А. Темкина (2), А.А. Вейхер (2), Е.Ю. Герасимова (1), О.В. Бычкова (6), Н.Е. Копосов (2), В.М. Воронков (3), О.В. Карпенко (1), Н.Ю. Данилова (1), В.В. Волков (7), Е.А. Здравомыслова 4), В.Я. Гельман (4). Социологи Ист-Энда: Н.В. Соколов (1), Ю.В. Веселов (1), Д.П. Гавра (2), М.Б. Глотов (1), В.Ю.Забродин (1), З.В. Сикевич (1), В.Т. Ли совский (1), В.Я. Ельмеев (1), Д.В. Иванов (3), А. Марков (1), В.И. Дудина (1), Л.Т. Волчкова (1), В.Н. Минина (2), В.В. Василькова (1), В.И. Ильин (8).

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

Таблица Список самых цитируемых социологов Норд-Энда Кол-во Ранг Автор ссылок 1 Н.Л. Русинова 2 Л.Е. Кесельман 3 М.Г. Мацкевич 4 Я.И. Гилинский 5 Б.З. Докторов, Л.В. Панова 6 В.Б. Голофаст 7 А.Н. Алексеев 8 В.В. Сафронов 9 Н.А. Нечаева 10 А.В. Дука ду авторами из прилежащих областей. Это можно было бы предполо жить, учитывая, что на первом этапе именно Норд-Энд послужил ис точником для колоний, образовавших новые организационные формы Вест-Энда. Вместе с тем в дальнейшем, как повествует история связей институционального родства, «колония, заполнив часть пустого орга низационного пространства ресурсами сетей организационного каркаса СИ РАН, порывает отношения с метрополией» (М. Сафонова, см. ста тью в данном номере). Можем ли мы тогда констатировать, что институ циональный разрыв нашел свое отражение и в текстах? Невозможность однозначно ответить на этот вопрос отражает проблему с полученными данными, которые в дифференцированном виде для каждой зоны сооб щества трудно обрабатывать статистически и предлагать убедительные интерпретации.

Заключение Казалось бы, цитирование является научной практикой, которая преодолевает огромные пространства и даже время. Мы обращаемся в текстах к авторам, которые жили десятки и сотни лет назад, так же, как едва ли может иметь значение, что часть из них живет на другом конти ненте*. Едва ли у нас возникнет возможность встретить их в настоящей * Вся свобода в цитировании становится очевидной, если сравнить меха низм ограничения, например, с посещением семинаров или конференций.

В первом случае зачастую достаточно знание иностранного языка и подписка к хорошей библиографической базе (учитывая, конечно, базовое предположе ние о том, что цитирование связано с чтением процитированных источников).

Социология социологии жизни, разве что кто-либо поместит наши фамилии в одну библиогра фию. В этом смысле цитирование не подразумевает значимых обяза тельств и может иметь место даже там, где между авторами нет ничего общего, за исключением соотносящихся определенным образом аргу ментов. Здесь же невидимые границы нашего локального сообщества оказались проницаемыми лишь в отдельных случаях: только немногим автором удается с легкостью переходить из одной части сообщества в другую, что делало бы их центральными фигурами для всего сообщест ва. В действительности сопоставление первичного списка, релевантно го для всей сети цитирований петербургских социологов, и списка каж дой части сообщества показывает, что лишь немногие социологи являются центральными для всей зоны их обитания. Зачастую внимание к ним ограничивается узкой группой авторов, создающих так называе мые цитатные клики, за пределами которых авторы находятся иногда в полной безвестности. Именно в таких цитатных картелях мы находим самые большие обмены ссылками. В конечном счете, даже если не пред принимать такого радикального решения, как исключение из подсчета всех ссылок коллег по институту, а ограничиться только исключением цитирования соавторов, то объемы внимания сильно сократятся, а в крайних случаях исчезнут вовсе. Это указывает на разрывы во внима нии, характерные, в большей или меньшей степени, для всей сети цити рований петербургских социологов. Безусловно, едва ли стоит предпо лагать, что социологи способны охватить в своем цитировании каждого индивида из нашей конечной выборки, ограничение внимания — это необходимое условие для академической работы*. Однако резервирова ние части библиографии зачастую для цитирования собственных работ, наличие изолированных авторов и разреженный характер цитатной сети говорит о том, что даже локальный контекст вовсе не обязательно будет производить заметные обмены вниманием в пространстве петербург ской социологии.

Отсутствие консенсуса по поводу значимых фигур, когда каждая часть сообщества на первые места ставит совсем разных авторов, было * В этом смысле развитие науки можно представить и как постепенное дви жение к новым фильтрам, которые ограничивают научную деятельность, одна ко делая ее тем самым возможной. Самое первое различение, которое позволи ло сузить внимание, касается разделения на научное сообщество и «обычных людей», на слова которых мы имеем легитимное право не обращать никакого внимания. Когда-то именно из-за этого долгое время ученые не могли открыть существование метеоритов, т. к. все факты падения инородных тел сообщались обычными людьми, не имеющими к академии никакого отношения (Barnes 1989: 52–58).

Губа К.С., Семенов А.В. В центре внимания или в центрах внимания?...

достаточно предсказуемым. В меньшей степени мы ожидали найти от сутствие консенсуса по поводу того, кого считать «значимым» из числа социологов, обитающих в других местах. Если собственное субсообщес тво выдвигало на первые строчки одни фигуры, то в других местах вни мание к этим авторам исчезало и взамен уделялось тем фигурам, кото рые могли оставаться в зоне цитатной невидимости для собственного места обитания. Например, если И.А. Голосенко даже не попадает в и тоговый список Норд-Энда, то в Ист-Энде университетской социо логии набирает приличное количество ссылок. Исключением из данно го принципа для всей сети служит фигура Я.И. Гилинского, появляю щегося во всех трех списках, и, что более важно — за его цитированием стоит наибольшее количество социологов. Однако этим примером при ходится ограничиться — скорее он показывает, каким образом должны были бы выглядеть социологи в четырех наших списках, если бы внима ние не характеризовалось такой замкнутостью. Списки также показали, что «северная» часть является центральной в сравнении с двумя осталь ными зонами. Безусловно, в первую очередь каждая сторона цитирует ближайших коллег, но во вторую очередь и социологи Ист-Энда, и со циологи Вест-Энда будут отдавать ссылки Социологическому институту РАН. В этом смысле Норд-Энд находится в буферной зоне, по краям которой располагаются две зоны, внимание которых к авторитетам друг друга минимально. Данные нами на ранних этапах исследования назва ния в свете всего этого представляются не совсем удачными: Север в действительности является Центром. Если что-то и позволяет гово рить о «сообществе» в единственном числе, то только его присутствие.

Похоже, однако, что роль общих фокусов внимания для петербургской социологии играют только некоторые социологи старшего поколения.

Их уход со сцены в следующие десятилетия может окончательно изоли ровать зоны. Пока нет доказательств, что новым трансзональным авто ритетам, таким, как Вадим Волков и Владимир Ильин, удастся занять их место.

Литература Губа К.С. Академические репутации в печати, или Почему мы так обособ ленны? // Пути России: современное интеллектуальное пространство. М.:

Университетская книга, 2009. С. 118–125.

Мертон Р. Эффект Матфея в науке II: накопление преимуществ и симво лизм интеллектуальной деятельности // THESIS. 1993. No. 3. C. 256–277.

Соколов М. Российские социологи на международном и национальном рынке идей (наукометрический анализ) // Социологические исследования.

2009. № 1. С. 144–152.

Социология социологии Baldi S. Normative versus social constructivist processes in the allocation of cita tions: a network-analytic model // American Sociological Review. 1998. Vol. 63.

Pp. 829–846.

Barnes B. About science, Oxford: Basil Blackwell, 1989.

Cozzens S. What do citation count? The rhetoric-first model // Scientometrics.

1989. Vol. 15. No. 5–6. Pp. 437–447.

Cronin B. Metatheorizing citation // Scientometrics. 1998. Vol. 43. No. 1. Pp. 45– 55.

Gilbert G. Referencing as persuasion // Social Studies of Science. 1977. Vol. 7.

Pp. 113–22.

Hicks D., Potter J. Sociology of scientific knowledge — a reflexive citation analysis or science disciplines and disciplining science? // Social Studies of Science. 1991.

Vol. 21. Pp. 459–501.

Franck G. Scientific Communication: A Vanity Fair? // Science. 1999. No. 286.

Pp. 53–55.

Latour B. Science in Action. Cambridge: Harvard University Press, 1997.

Leydesdorff L. Theories of citation? // Scientometrics. 1998. Vol. 43. No. 1. Pp. 5– 25.

Luukkonen T. Why has Latour’s theory of citations been ignored by the bibliomet ric community? Discussion of sociological interpretations of citation analysis // Scien tometrics. 1997. Vol. 38. No. 1. Pp. 27–37.

Merton R. The Matthew Effect in Science: the Reward and Communication Sys tems of Science are Considered // The Sociology of Science / Ed. by N. Storer. Chi cago and London: The University of Chicago Press, 1973a.

Merton R. Priorities in Scientific Discovery: A Chapter in the Sociology of Sci ence // The Sociology of Science / Ed. by N. Storer. Chicago and London: The Uni versity of Chicago Press, 1973b.

Scott J. Social network analysis: A handbook. Newbury Park, CA: Sage, 1999.

Wellman B., White H., Nazer N. Does citation reflect social structure?: longitudinal evidence from the «Globenet» interdisciplinary research group // Journal of the American Society for Information Science and Technology. 2004. Vol. 55. No. 2. Pp. 111—126.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.