WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовая мысль: история и современность Ю.М. Юмашев Европейский союз Заведующий кафедрой международного права факультета права и международное Государственного университета — Высшей частное право:

школы экономики, доктор юридических наук, профессор истоки европейского К.В. Филимонов Старший преподаватель частного права кафедры международного частного права факультета (школа глоссаторов)* права Государственного университета — Высшей школы экономики Международное частное право (далее — МЧП) является одним из основных инструментов регулирования частноправовых отношений с «иностранным эле ментом». Его существенную роль для интеграционных процессов в Европейском союзе/Европейском сообществе (далее — ЕС) трудно переоценить, особенно учи тывая тот факт, что их конечной целью является становление единого внутреннего рынка посредством обеспечения свободного движения лиц, товаров, услуг и капи талов на всей территории Союза/Сообщества.

Однако МЧП, несмотря на свою бесспорную значимость, представляет собой лишь элемент частноправового механизма регулирования делового и гражданско го оборота в ЕС. Представляется целесообразным рассмотреть проблемы МЧП, с которыми приходится сталкиваться Сообществу, в контексте усилий, предприни маемых по разработке так называемого «европейского частного права» (что само по себе чревато серьезными противоречиями, поскольку право ЕС по своей юридиче ской природе является публичным). В связи с этим необходимо совершить экскурс в историю вопроса, чтобы лучше понять, какие предпосылки послужили стимулом для постановки этой сложной задачи и с какими препятствиями Сообщество стал кивается на пути ее реализации.

Истоки зарождения западноевропейского частного права (ius commune и глоссаторы) Правопорядки современных западноевропейских государств — результат мно говекового исторического процесса, сопровождавшегося взаимопроникновением культур различных народов, которые населяли Западную Европу. При всем раз нообразии и их коренных отличиях эти правопорядки имеют общие корни — рим ское право, кодифицированное Юстинианом в середине VI в. н.э., и каноническое * Данная статья является первой из серии статей, посвященных вопросу развития частного права Европейского союза.

Правовая мысль: история и современность право католической церкви. Феномен восприятия Западной Европой «вторично» рожденного Юстиниановой компиляцией римского права и канонического права историки права называют «рецепцией римского права». Ее начало традиционно относят к XII в. — «первому веку европейского Возрождения», когда стали воз никать правовые школы и университеты, приступившие к изучению, системати зации и научной обработке римского и канонического права как предмета «обоих прав» (utrumque ius). Именно с XII в. «оба права» приобретают общеевропейское распространение в качестве универсального правопорядка.

Однако этому «вступлению» предшествовала шестивековая «пауза», или «це зура» (по остроумному выражению немецкого исследователя Виакера), которая наступила после падения Рима в 476 г. и значение которой для современного за падноевропейского права трудно переоценить. Строго говоря, разрушение Запад ной Римской империи изнутри началось задолго до 476 г. под натиском германских племен и мощной волны «великого переселения народов». В эту эпоху зарождались новые языки и нации Западной Европы. Варварские германские племена (бургун ды, весты и остготы, франки) — были допущены в пределы «limes»1. Их поселения, часто организованные в отдельные административные округа, нередко занимали до 2/3 территории тех провинций, в которых они проживали. В этих условиях про исходит резкое снижение уровня культуры Империи, с одной стороны, и перепле тение элементов латинской Европы и варварских племен — с другой. Это не могло не сказаться на коренных изменениях в области права.

Империя не могла не признать правовые обычаи племен, вошедших в ее со став, и как следствие — регулировать внутри- и межплеменные отношения, руко водствуясь принципом личного права. Уже в недрах Римской империи времен упадка устанавливается система личных прав, которая впоследствии приобрела большую практическую значимость2. Другим следствием этого положения стала «варвариза ция римского права». В конце V — начале VI в. появились три основные компиля ции «испорченного римского права» — эдикты остготских королей, римский закон бургундов и римский закон вестготов. В течение первой половины Средних веков Вестготская компиляция была для Западной Европы главным источником рим ского права3. Важнейшей особенностью истории европейского права того периода являлось то, что первоначально римское право было известно только в форме им ператорских указов и суррогатов юриспруденции постклассического периода.

Не меньшее, если не большее влияние на возрождение правовой культуры За пада оказала католическая церковь. Со времен Константина Великого она взяла на себя выполнение многих общественных, социальных и моральных функций.

В лице церкви молодые народы увидели, как «непостижимым, божественным об разом» «во плоти и крови» продолжали существовать Рим и римское право, несмо тря на исчезновение Империи. Христианство оказывало определяющее влияние на развитие европейской правовой мысли даже в тех случаях, когда законодатели и юристы едва ли осознавали наличие взаимозависимости между христианством и правом. Для раннего Средневековья типичным остается факт, что функция распро Границы Римской империи.

В частности, уже после падения Западной Римской империи и образования «варварских ко ролевств» римлянам было предоставлено право решать гражданские дела по собственному праву.

В новой истории в колониальный период подданные метрополий подлежали собственному праву в отличие от местных жителей тех стран, на территории которых они проживали.

Вестготская компиляция, или «Бревиарий Алариха» 506 г. Его краткое содержание, см., напр.:

Виноградов П.Г. Римское право в средневековой Европе. М., 1910. С. 5 и сл.

Правовая мысль: история и современность странения и редактирования писаного права (которым было римское право) пол ностью осуществлялась носителями церковного образования. Такое образование всегда было связано с монастырской и богословской школами4. Помимо всего про чего, это означало, что любое письменное оформление какого-либо прецедента, любой закон, протокол или документ были связаны с языком церкви (латинским языком). Формы правовых сделок вульгаризированного римского права вошли в «плоть и кровь» европейской правовой культуры раннего Средневековья. Церковь в те «темные века» оставалась основным хранителем римской правовой традиции5.

Именно католическая церковь благодаря своей миссионерской деятельности рас пространяла знания о римском праве в самые отдаленные уголки средневековой Европы уже после падения Западной Римской империи. Элементарное знакомство с римским правом, как неотъемлемой частью античного наследия, было обязатель ным элементом образования священников.

В области процессуального права прослеживается та же тенденция. Его развитие в целом следует развитию материального права и нередко оказывает влияние на формирование последнего. После падения Рима церковные суды в отличие от су дов германских племен оставались «общеевропейскими» судами. Их юрисдикции подчинялись все верующие, независимо от своей национальной принадлежности.

В первую очередь это касалось брачно-семейных и наследственных отношений. Не последнюю роль сыграл тот факт, что лишь духовенство в тот период было основ ным носителем грамотности и письменности6.

Следует подчеркнуть, что церковь активно развивала и собственное право на основе римского, обращаясь как к общим принципам, так и вопросам, непосред ственно касающимся веры и священнослужителей7. Тенденция к формированию канонического права прослеживается с конца V в. Уже в IX в. появляются ком пиляции, которые содержат материалы римского права, относящиеся к церкви, например, «Lex romana canonice compta»8. Однако подобные сборники носят еще случайный и разрозненный характер.

Наряду с развитием правовых аспектов функционирования католической церк ви происходят существенные изменения в ее политическом статусе. Не в послед нюю очередь они связаны с энергичной подвижнической деятельностью Папы Григория I Великого (около 540—604 гг.) При нем окончательно складывается орга низация материальной базы папской власти. Церковь становится самым богатым землевладельцем в Италии. Он сдерживает экспансию лангобардов и обращает их в католичество9. Самое главное — он добивается от византийского императора Фоки в 603 г. признания Рима «главой всех церквей» (caput omnium ecclesiarium) То, что мы сегодня называем преподаванием права, в то время включало общую подготовку священника к выполнению им духовных, церковных и светских функций.

Не случайно в «Рипуарской правде» отмечается, что «церковь живет римским правом». См.:

Stein P. Roman Law in European history. Cambridge, 2004. P. 40.

Почти 90% образованных европейцев раннего Средневековья прошли обучение в монасты рях, которые на протяжении шести веков были единственными образовательными учреждениями на Западе. См.: Азимов А. Темные века. М., 2005. С. 119.

Например, правового статуса монахов, о чем речь идет в «Новеллах» Юстиниановой компиля ции. В принципе, еще со времен Константина Великого регулирование церковных дел стало отрас лью имперского законодательства. См.: Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана. М., 1956. С. 25.

Stein P. Op. cit. P. 40.

Большинство германских племен, обращенных в христианство, придерживалось арианского учения.

Правовая мысль: история и современность Западной римской империи. Григорий I стремился не только завершить строитель ство религиозного универсализма на Западе, не только поднять значение римско католической церкви, но и добиться ее политической самостоятельности от воли светских государей (что в дальнейшем осуществил Папа Григорий VII).

При Григории I население Рима впервые избрало Папу первосвященником (Pontifex Maximus). В результате его административно-организационной и эконо мической деятельности, а также благодаря усилиям по распространению католиче ства среди германских племен был заложен фундамент перехода и к политическому универсализму, и к христианизации европейского права. Таким образом был создан новый центр высшей власти в Риме — папство, и католическая церковь стала само стоятельной политической силой. Считается, что с понтификатом Григория I завер шилась христианская античность и начались Средние века10. Они начались с чув ства христианского единения Европы и стремления поддерживать это единение.

В то же время следствием политической самостоятельности католической церкви стало усиление борьбы между папством и светской властью.

Третьим элементом правовой инфраструктуры Европы раннего Средневековья было «местное (собственное) право» (ius proprium), т.е. обычное право германских племен, уставы городских коммун и общин и т.д.11 Вторжение готов, лангобардов и франков в провинции Империи принесло с собой множество правовых обычаев за воевателей, которые отличались не только от римского права, но и друг от друга. Это, естественно, приводило к затруднениям, особенно когда членам различных племен приходилось вступать в сделки друг с другом, поскольку каждый из них следовал своему праву. Постепенно местные обычаи становятся характерной чертой ранне го Средневековья;

письменные обычаи и составление их официальных сборников все больше начинают соседствовать с устной традицией. Это привело к определен ной стабильности правового регулирования и к вытеснению тех обычаев, которые противоречили зафиксированным в сборниках и одобренным властями12. Так, Са лическая и Рипуарская правды, лангобардское право почти исключительно основа ны на собственных племенных принципах, хотя их тексты записаны на латинском языке. Римское право оставалось для местных обычаев «иностранным», но римские правовые традиции проникали в них под влиянием христианской церкви (в первую очередь в процессуальной сфере) и в связи с необходимостью регулировать граждан ские сделки, что осуществлялось с помощью обширных заимствований из римских юридических норм для восполнения пробелов в местном праве13.

В связи с этим хотелось бы также отметить «капитулярии» Карла Великого14. Их нельзя назвать законодательными актами в современном смысле слова. Скорее, это были императорские предписания, представлявшие собой пеструю смесь судебных решений, воззваний, публичных и частных договоров. «Капитулярии» имели ярко выраженную религиозную окраску, поскольку Карл Великий находился под силь ным влиянием своего духовного наставника Алкуина и был убежден, что, создавая Рожков В. Очерки по истории римской католической церкви. М., 1998. С. 53.

Некоторые современные ученые полагают, что термин был заимствован из «институций» Сво да гражданского права (Corpus iuris civilis) Юстиниана («quod quisque populus ipse sibi ius constituit, id ipsis proprium civitatis est vocaturque ius civile, quasi ius proprium ipsius civitatis») (Institutiones,1.II.1).

См., напр.: Van Caenegem R.C. An Introduction to Private Law. Cambridge, 1992. P. 46.

Van Caenegem R.C. Op. cit. P. 36.

Виноградов П.Г. Указ. соч. С.18.

«Капитулярии» — разбивка акта на главы, части, разделы, параграфы и т.д. От лат.

сapitulum.

Правовая мысль: история и современность империю, он строит «Град Божий» Св. Августина на земле15. Убеждения Карла от разились и на «капитуляриях». Они вносили в обычное право германских племен элементы христианской этики и стремились формировать повседневную жизнь со гласно принципам милосердия. В правовом смысле «капитулярии» проводили знак равенства между понятиями «грех» и «неправо», а «добродетель» являлась синони мом «права»16. Это служило эффективным инструментом практического осущест вления туземного права с помощью христианских взглядов на нравственность.

В отличие от ius proprium, основанного на принципе личной подсудности, «ка ius proprium, основанного на принципе личной подсудности, «ка proprium, основанного на принципе личной подсудности, «ка proprium, основанного на принципе личной подсудности, «ка, основанного на принципе личной подсудности, «ка питулярии» представляли собой территориальное право. Это позволило некото рым исследователям назвать «капитулярии» первым корпусом права, заслуживаю щим название «общего» (ius commune), тем более, что в то время уже шел активный процесс смешения племен, и их германские языки положили начало различным диалектам «народной латыни»17. Такой вывод не лишен основания, так как Карлу удалось, по крайней мере на время, политически и духовно объединить западный мир. Главной целью существования власти для Карла было служение Церкви. Он видел в вере единственное обоснование политической власти, и своим правлением как бы санкционировал смешение духовного и светского, столь характерное для Средних веков. Позднее папство, опираясь на подобное понимание общественно го развития, возьмет на себя миссию объединения Европы.

Таким образом, в раннем Средневековье сложились три формы права, поло жившие начало развитию правовых систем современных европейских государств:

варваризированное римское право, церковное право и право германских племен (в первую очередь франков и лангобардов). Эти три правовые системы не были должным образом систематизированы, их содержание часто носило случайный характер. Но они активно взаимодействовали между собой. В результате проис ходящей конвергенции наметилась четкая тенденция к «романизации» местного права, как благодаря предпочтению, отдаваемому писаному на латыни праву, так и превращению европейского континента в единую «христианскую республику» (т.е. христианское государство).

Тем не менее, ius proprium сохраняло свою самостоятельность, что породило проблему его соотношения с варваризированным римским и церковным правом.

Практика помогла сформулировать компромиссную презумпцию примата норм римского права, как норм более общего характера, которая, однако, может быть опровергнута доказательствами ограниченного действия этих норм18.

Римское право и глоссаторы Первые шесть веков болезненного и трудного становления частного права со временной Европы не прошли даром. Причудливое переплетение античности, христианства и обычаев древних германских племен породили новый культурный феномен, одной из характерных черт которого стало «единство в многообразии».

Управление в Каролингской империи находилось в руках священнослужителей даже в боль шей мере, чем в Империи Константина Великого. Епископы наряду с дворянством участвовали в местном управлении. Так называемая «Королевская капелла», состоявшая из священников, приняла на себя большую часть государственного управления в целом. См.: Рожков В. Указ. соч.

С. 59 и сл.

Эти взгляды легли в основу «моральной теологии», разработанной церковью в XVI в.

Stein P. Op. cit. P. 49.

Schlosser H. Grundzuege der neueren Privatrechtsgeschichte. heidelberg, 2005. S. 5.

Правовая мысль: история и современность С этой точки зрения поворотным пунктом в истории европейской цивили зации становятся XI—XII вв. В этот период происходят коренные изменения в социально-экономическом и интеллектуальном развитии Европы. Они явились следствием небывалого хозяйственного подъема, интенсификации международ ных и культурных обменов, связанных с крестовыми походами, расширением де нежного обращения, развитием путей сообщения. В этот период началось и фор мирование зачатков современной государственности императорами Священной римской империи из гогенштауфеновской династии (на юге Италии и в Сицилии) и французскими королями (на территории современной Франции)19. Но главное — и это следует подчеркнуть в аспекте данной работы — стремительно растут города и их население, появляются первые университеты. Они знаменуют собой расцвет интеллектуальной жизни, что нашло свое наиболее яркое выражение в схоласти ческой философии и разработке абстрактных принципов мышления, характерных для духовного развития континентальной Европы в отличие от прагматизма и кон кретного мышления англосаксов20.

Одновременно не следует забывать, что развитие университетов в средневе ковой Европе осуществлялось под эгидой и контролем церкви. Она же реализует и идею единства Европы в XII—XIII вв., одержав победу над светской властью в борьбе за политическую инвеституру (во время понтификата Григория VII)21. На чатое им движение за политический примат церкви не только в духовных, но и в мирских делах, за ее независимость от светской власти коренным образом изме нило западное христианство и в конечном счете привело к отделению церкви от государства, что не было известно ни византийскому православию, ни мусульман ству. Это событие в европейском христианском мире оставило наиболее заметный след22. Деятельность Григория VII принято называть «грегорианской реформой» или «папской революцией». В юридическом плане она привела к распространению папской юрисдикции не только на вопросы веры и морали, но и на гражданско правовую сферу, в частности на брачно-семейные и наследственные дела. Разделе ние, одновременность и взаимодействие светской и духовной юрисдикций стали основным источником западной традиции права23.

Право, являясь неотъемлемой частью культурного возрождения Западной Ев ропы, играло ведущую роль в университетском образовании. Этому во многом спо собствовало вторичное открытие в XII в. кодифицированного Юстинианом полно XII в. кодифицированного Юстинианом полно в. кодифицированного Юстинианом полно го Свода гражданского римского права (Corpus Iuris Civilis), его анализ и синтез с помощью методов схоластической философии24. Римское право дало всей Европе См., напр.: Колесницкий Н.Ф. Священная Римская империя: притязания и действитель ность. М., 1977. С. 169;

Schulze H. Staat und Nation in der Europeischen Geschichte. Mnchen, 1999.

S. 31—32.

Жильсон Э. Философия в Средние века. М., 2004. С. 577.

Григорий VII (около 1020—1085), Папа Римский с 1073 по 1085 г. Его называют «духовным зодчим Средневековья».

Ле Гофф Ж. Рождение Европы. СПб., 2007. С. 98—99.

Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1994. С. 106. Автор от мечает, что до 1075 г. юрисдикция Папы над мирянами подчинялась юрисдикции императора и королей.

Термин «Corpus Iuris Civilis» появился в XII в., при глоссаторах. См.: Перетерский И.С. Указ.

соч. С. 31.

Правовая мысль: история и современность (включая Англию) большую часть юридического словарного запаса;

схоластиче ский метод остался преобладающим способом юридического способа мышления на Западе вплоть до сегодняшнего дня25.

Традиционно историки права выделяют три этапа освоения Юстинианова Сво да римского гражданского права европейской юридической мыслью и позитивным правом. Эти этапы отличаются друг от друга с точки зрения как подходов, так и методологии: в XII—XIII вв. — глоссаторы, в XIV—XV вв. — комментаторы («пост XII—XIII вв. — глоссаторы, в XIV—XV вв. — комментаторы («пост —XIII вв. — глоссаторы, в XIV—XV вв. — комментаторы («пост XIII вв. — глоссаторы, в XIV—XV вв. — комментаторы («пост вв. — глоссаторы, в XIV—XV вв. — комментаторы («пост XIV—XV вв. — комментаторы («пост —XV вв. — комментаторы («пост XV вв. — комментаторы («пост вв. — комментаторы («пост глоссаторы», как их продолжают называть некоторые историки права), в XVI— XVII вв. — гуманисты.

Глоссаторы. Первоначально пробудившийся интерес к изучению права вы звал к жизни создание четырех центров юридического преподавания в Провансе, Ломбардии, Равенне и Болонье. Из этих четырех центров болонская школа права, сформировавшаяся в Болонском университете, получила всемирную известность благодаря новаторскому подходу глоссаторов к исследованию и преподаванию Corpus Iuris Civilis.

Болонский университет был первым европейским университетом. От других ста рейших университетов Европы он отличался тем, что не был создан специальным актом церковных или городских властей, а возник в определенной степени стихий но благодаря потребностям студентов-юристов в самостоятельной организации для получения качественного образования и признанной повсеместно квалификации.

Университетская корпорация включала только студентов. Профессора составляли отдельную коллегию докторов. На какое-то время Болонский университет стал моделью, прообразом средневекового университета, управлявшегося студентами и нанимавшего профессоров для их обучения. Хотя в университете были и другие факультеты (теологический и медицинский), бесспорная пальма первенства при надлежала факультетам гражданского и канонического права. Их влияние росло на протяжении XII в., и в конечном счете они слились.

Еще одна особенность Болонского университета заключалась в том, что в эпоху, когда обучение в принципе было функцией церкви, в Болонье более ста лет пре подавание не подлежало церковному контролю. Это, несомненно, способствовало независимости университета26.

К концу XII в. положение Болоньи как всеевропейского центра юриспруден XII в. положение Болоньи как всеевропейского центра юриспруден в. положение Болоньи как всеевропейского центра юриспруден ции («матери права») стало неоспоримым, и туда съезжались тысячи студентов со Берман Г.Дж. Указ. соч. С. 127. О римской правовой терминологии в английском праве см., напр.: Borowski F., du Plessis P. Roman Law. Oxford, 2005. P. 387 ets. О схоластическом методе при изучении и применении права см.: Берман Г.Дж. Указ. соч. С. 135 и сл.;

Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в Средние века. М., 1997. С. 112 и сл.

Возникновение болонской школы права относят к началу преподавания в Болонском уни верситете римского права Ирнерием (ум. 1130 г.) в конце XI в. (около 1088 г.) по приглашению герцогини Матильды Тосканской, друга Папы Григория VII. Сам Ирнерий (как и его ученики и последователи) поддерживал светскую власть, за что и был отлучен от церкви. Не случайно Фри дрих Барбаросса в 1154—1155 гг. в благодарность за поддержку в его борьбе с Папой Римским за инвеституру наделяет студентов и преподавателей Болонского университета особыми привилегия ми, подобными цеховым: они включали, в частности, право на самоуправление и независимость от городских властей. Лишь в 1219 г. номинальной главой университета становится архидиакон Болоньи. Но и тогда могущество университетских корпораций опиралось на три основные при вилегии: право прямого обращения к Папе (т.е. автономную юрисдикцию), право на забастовку и уход (что было невыгодно для города с экономической точки зрения), монополию на присвоение университетских степеней. См.: Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в Средние века. С. 87, 96.

Правовая мысль: история и современность всего континента27. Впервые со времен падения Рима благодаря Болонскому уни верситету право на Западе стало самостоятельной дисциплиной. Прослушавшие успешно сложный курс обучения получали квалификацию профессиональных юристов. Недаром XII в. не без основания называют «юридическим веком».

В значительной степени этому способствовало вторичное открытие «Дигест» в Северной Италии, так как в них в значительной степени отражено содержание римского права в целом. «Дигесты» стали основным предметом изучения, разра ботки и преподавания «глоссаторами» частного права в Болонском университете28.

Они видели свою цель прежде всего в приспособлении источников римского права путем толкования к потребностям своего времени. Такой подход к анализу и изуче нию Юстиниановой компиляции был продиктован самой эпохой. Для средневеко вого человека с его религиозным сознанием «существовать» означало быть сопри частным «вечности». Время считалось достоянием Бога и было неизменным.

С позиций людей того времени римское право было основано на естественном разуме и принципах равенства. Это частица Божественного света, который Все вышний послал человеку29. Глоссаторы рассматривали римское право, созданное при других условиях и для другого народа, как идеал, существующий вне време ни и пространства, лишенный противоречий и подлежащий применению в неиз менном виде. Другими словами, подобно Библии для верующих, «Свод римского гражданского права» в обработке юристов Юстиниана был для глоссаторов непо грешимым30. Это во многом способствовало тщательному изучению, углубленному толкованию и систематизации ими римских источников31.

Глоссаторы произвели переворот в юриспруденции. Во-первых, именно при них и благодаря им произошло отделение юридической науки от практики. Они препо давали римское право исключительно как научную дисциплину. Во-вторых, при них был сделан первый шаг на пути отделения права от этики. Традиционно, согласно взглядам Исидора Севильского, считалось, что право (имеющее дело с поведением человека) следует рассматривать как часть этики32. Глоссаторы же полагали, что это может быть справедливо лишь в отношении содержания правовых норм. С точки зрения толкования текстов, право — это часть логики. В этих своих взглядах они опирались прежде всего на схоластические методы преподавания того времени.

Самое главное заключается в том, что именно глоссаторы заложили основы со временного толкования, систематизации и обобщения юридических текстов. Они Цифры колеблются от 10 тыс. (Берман Г.Дж. Указ. соч. С. 127;

Муромцев С.А. Указ. соч. С. 27) до 1 тыс. (Coing H. (hrsg). handbuch der Quellen und Literatur der neueren europeischen Privatrechtgeschi chte. Mnchen, 1973. V. 1. S. 81). Тем не менее цифру 10 тыс. никто не опровергает.

Древнегреческое слово «глосса» по-русски означает «язык», «слово», а также «толкование слов». Подобное толкование текстов, включая юридические, было известно и ранее. Но лишь глоссаторы ввели это слово в научный оборот.

Van Caenegem R.C. Op. cit. P. 49.

«Дигесты» называют юристов «священниками», а юриспруденцию — знанием человече ским и Божественным. Цит. по: Stein P. Op. cit. P. 46.

Блестящее знание глоссаторами Юстиниановой компиляции восхищает современных ис следователей. Глоссаторы могли наизусть цитировать фрагменты Corpus Iuris c первых слов. Все последующие поколения романистов не могли похвастаться столь точным и детальным знанием римских источников. См.: Stein P. Op. cit. P. 47.

Исидор Севильский (570—636 гг.) — архиепископ Севильи, писатель и ученый. Многогран ность знаний позволила ему стать «учителем всего Средневековья». Наряду с Боэцием, Кассио дором и Бедой он сохранил наследие античной культуры. Свое понимание природы права Иси дор Севильский излагает в монументальном труде «Этимологии», или «Начала». Канонизирован (в 1598 г.) и признан «учителем церкви».

Правовая мысль: история и современность разработали методы выявления правильности тех или иных положений путем вза имных ссылок и преодоления имеющихся противоречий между отдельными по ложениями толкуемых текстов, поскольку подходили к анализу их содержания как к единому целому. Это был новаторский подход. Как известно, Corpus Iuris не со Corpus Iuris не со Iuris не со Iuris не со не со держит гармоничного целого, не принадлежит одному автору или одному времени.

Глоссаторы с помощью глосс стремились выявить верное с их точки зрения по нимание текста, поясняя трудные места источников учебными примерами. В глос сах при толковании соответствующего положения изучаемого текста указывались и другие положения, подтверждающие первое. В этом проявлялась тенденция к систематизации, что, кстати, было чуждо классическим римским юристам. Глос саторы старались собрать воедино весь однородный материал, разбросанный по текстам «Дигест», привести в определенное соотношение различные части этого материала, чтобы одно положение подтверждало другое или из него выводилось.

Что касается противоречий (которых было немало), то их глоссаторы толковали как «мнимые» (по крайней мере, «несущественные» для других положений данного текста), поскольку подобные противоречащие друг другу положения призваны регу лировать различные правоотношения (или фактические составы). В конечном счете, все их можно свести к единой основе. Другими словами, глоссаторы стремились «гар монизировать» Юстиниановы тексты и сгладить противоречия с помощью метода «различений». Суть метода сводилась к тому, чтобы доказать — применение на первый взгляд противоречивых норм ведет к различным, но отнюдь не к противоречивым ре зультатам, так как предметом регулирования являются различные обстоятельства.

Типичным примером, иллюстрирующим, каким образом глоссаторы устраняли антиномии Юстиниановой компиляции, может служить толкование текстов «Ди гест» о приобретении права собственности. Согласно Д. 41.1.31 «никогда фактиче ская (голая) передача вещи (traditio) не переносит права собственности. Оно пере traditio) не переносит права собственности. Оно пере ) не переносит права собственности. Оно пере ходит только в том случае, если передаче предшествовала продажа или какое-либо другое законное основание (цель)»33. Но в Д. 41.1.36 действительность передачи ставится под сомнение в зависимости от того, расходятся ли стороны во взглядах относительно основания (цели) передачи в собственность (например, передачи по завещанию или по стипуляции). В данном фрагменте в качестве доказательства со ссылкой на Юлиана указывается, что переходу (права) собственности (в данном случае наличных денег) не может воспрепятствовать расхождение сторон отно сительно основания (цели) «дачи и получения» (как дарения или в долг). Однако в Д. 12.1.18 Ульпиан утверждает диаметрально противоположное: деньги, данные с намерением дарения, но принятые как бы взаймы, не становятся принадлежно стью принявшего их34. Решение глоссаторами подобных противоречий сводилось в конечном счете к выявлению путем толкования правового основания (цели), при этом не имело значения, было оно действительным или ложным (falsa causa)35.

Дигесты Юстиниана. М., 2005. Т. VI. Полутом 2. С. 37.

Там же. С. 39.

Hattenhauer H. Europaeische Rechtsgeschiсhte. heidelberg, 1992. S. 257. Этот немецкий историк права приводит определение «правового основания» в «Глоссе Аккурсия», в котором подчеркива ется, что признание «ложного основания» недействительным противоречило бы Книге 12, титу- лу VI «Дигест» («О Кондикции в случае неуплаты недолжного») в целом. Поэтому, по мнению Аккурсия, противоречие в Д. 41.1.31 лишь «видимое», так как там все же было правовое основание.

Кстати, в Д. 12.VI.52 прямо говорится: «Когда я даю по той причине, что я от тебя что-то получил… то истребование денег не имеет места, даже если основание является ложным». В том же смысле высказывается отечественный романист И.Б. Новицкий, считающий, что абстрактная передача вещи (traditio) может служить основанием для перехода права собственности и что она может быть признана господствующей в литературе римского права. См.: Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1960. С. 93—94.

Правовая мысль: история и современность Другим примером противоречий могут служить текст Конституции С. 4.35. (in re mandata), утверждающий, что каждый может быть судьей в вопросах своей собственности (suae rei arbiter), и текст «Дигест» (Д. 8.51), утверждающий обратное.

Противоречие устраняется путем признания различных значений этого выраже ния. В первом случае каждый является хозяином своего имущества и вправе рас поряжаться им. Во втором случае это выражение толкуется как обязанность судьи решать дело какого-либо лица, и данный текст означает, что никто не может быть судьей в собственном деле36. Разумеется, такие искусственные логические кон струкции, придающие одному слову разные значения для устранения противоре чий, зачастую искажали верный смысл текстов и подрывали репутацию глоссато ров. Однако метод различений благодаря своей абстрактной сути позволял решать подобные проблемы и в других областях права.

В содержательном плане следует отметить, что кропотливая работа глоссато ров по толкованию Юстиниановой компиляции позволила им разработать общее понятие договора, не известное римским юристам, классифицировать конкрет ные договоры римского права (контракты — пакты) по принципу их юридической силы. Кроме того, глоссаторы более строго, чем римские юристы, проводили грань между правами, которым придавали первостепенное значение, и исками, призван ными эти права защищать37.

Глоссаторы досконально знали текст каждого фрагмента в Cоrpus Iuris, и ни одно последующее поколение юристов не могло соперничать с ними по детально сти знакомства с юстиниановыми текстами. Любой доктор права из Болоньи «при вык держать всю массу рубрик глав «Корпуса» на кончиках своих пальцев»38. Все они использовали, как указывалось выше, общепринятый в то время «схоластиче ский метод» исследования. Этот метод стал орудием научного прогресса в праве. С его помощью формальная логика анализирует понятия и строит силлогизмы. Об ращение к подобным приемам позволяет придать неполным и отрывочным клас сическим текстам логическую стройность. Поскольку юридическое мышление в конечном счете в значительной мере сводится к выявлению диалектических разли чий и установлению соотношений между понятиями, то глоссаторы уже на ранних стадиях становления современного права достигли замечательных результатов39.

Глоссы к отдельным текстам юстиниановой компиляции послужили источ ником для создания различных видов юридической литературы. Помимо глосс создавались сборники «казусов» (учебных), при решении которых студенты были обязаны применять изучаемые нормы и принципы права. Другим видом научной деятельности глоссаторов были так называемые «apparatus» (тщательно обработан apparatus» (тщательно обработан » (тщательно обработан ные материалы). Они представляли собой сборники глосс, составленные в виде обширных комментариев к определенным титулам Corpus Iuris.

Van Caenegem R.C. Op. cit. P. 49—50.

В частности, именно глоссаторы ввели в научный оборот понятие «вещных» и «личных» прав, в то время как римские юристы говорили лишь о вещных и личных исках. См.: Муромцев С.А.

Указ. соч. С. 33. См. также: Виноградов П.Г. Указ. соч. С. 74, где автор говорит о том, как англий ский глоссатор Г. Брактон (1210—1268) и его товарищи — судьи, опираясь на римское учение о реальных и личных исках, «сделали шаг в сторону от своих римских руководителей».

Виноградов П.Г. Указ. соч. С. 36. См. также: Stein Р. Оp. cit. Р. 47.

Основы схоластики закладывались при Ансельме Святом Кентерберийском (1033—1109). Он формулирует научную программу схоластики на основе принципа — fides quaerens intellectum (вера вопрошает разум). В сфере юриспруденции предметом регулирования с помощью схоластических методов служило прежде всего церковное право. Однако их эффективность при гармонизации противоречивых правовых текстов способствовала превращению этих методов в основной науч ный метод светской юриспруденции. Благодаря схоластическому методу «знание права» (prudential iuris) начинает трансформироваться в «науку права» (scientia iuris), и постепенно ее связи с теоло гией и схоластической философией начинают ослабевать. См.: Schlosser H. Op. cit. S. 24.

Правовая мысль: история и современность Особой популярностью пользовались «Суммы» (summa) и «брокарды» (bro summa) и «брокарды» (bro ) и «брокарды» (bro bro cardica, brocarda или notabilia). «Сумма» в отличие от глоссы была оригинальным самостоятельным произведением, дающим в сжатом виде систематизированное изложение содержания отдельных титулов какого-либо памятника римского права (Дигест, Кодекса или Институций). В рамках каждого титула автор «суммы» ста рался собрать вместе все определения, относящиеся к данному предмету, и после довательно толковал их, переходя от общих понятий к частным. Таким образом авторы «сумм» продемонстрировали, что при глоссаторах стало формироваться обобщающее и систематизирующее юридическое мышление.

В конце XII в. появились сборники «брокард» — кратких сентенций и афориз XII в. появились сборники «брокард» — кратких сентенций и афориз в. появились сборники «брокард» — кратких сентенций и афориз мов, сформулированных в виде общих принципов и призванных в сжатом виде пояснять суть глоссируемого текста40. Большинство из них сгруппировано в по следнем титуле 50-й книги «Дигест» (Д. 50.17). «Брокарды» использовались и в ка честве доказательства той стороной в споре, которая с их помощью обосновывала свою позицию. «Брокарды» служили «путеводной звездой» юристам-практикам, позволяя им придавать своим аргументам лаконичную отточенную форму с целью «ослепить судью блеском своих научных знаний» и склонить его к принятию бла гоприятного для себя решения.

В силу особенностей общественного развития Западной Европы в эпоху фео дализма изучение глоссаторами Corpus Iuris в большой степени выводило сферу их исследований за рамки частного права41. Для данной работы интерес прежде все го представляет идеологический аспект их трактовки римского права в условиях противостояния светской власти и папства в борьбе за политическое господство.

Средним векам было чуждо понятие национальной самобытности. Космопо литизм и универсализм (наследие Древнего Рима) лежали тогда в основе обще ственного развития. В сфере политики выразителями этих идей были католическая церковь и Священная Римская империя42, в юридической сфере — римское право.

В нем видели образец абсолютного, универсального господства и инструмент по литики — «одно право — одна империя». Наиболее ярко и остро соперничество Римских пап и императоров Священной Римской империи проявилось в споре за политическую инвеституру. Оно достигло своего апогея в XII—XIII вв. при импе XII—XIII вв. при импе —XIII вв. при импе XIII вв. при импе вв. при импе раторах из династии Гогенштауфенов, которые стремились установить свое гос подство в Италии и укрепить светскую власть в Империи43. Римское право было Например, actor sequitur forum rei;

locus regit actum;

in dubio pro rei и т.д.

Они занимались, в частности, проблемой народного суверенитета, вопросами соотношения закона и справедливости, закона и обычая, ограничения власти суверена правом, вопросами фео дального права и т.д.

Любопытно, что название «Священная Римская империя германской нации» появилось лишь в XVI в. на рубеже Средневековья и Нового времени. В рассматриваемый период этого определе ния еще не было. При этом слово «Империя» означало не господство над какой-либо территорией, а универсальную, «надличностную» власть, не связанную с какой-либо определенной страной или на родом. См.: Stollberg-Rillinger B. Das heilige Roemische Reich Deutscher Nation. Mnchen, 2006. S. 10.

Некоторые современные немецкие ученые характеризуют Священную Римскую империю как некое наднациональное государство, основанное на религиозно-политическом единстве всей (!) Западной Европы. Однако это представляется преувеличением. Территориально в ее состав вхо дили (по крайней мере, в рассматриваемый период) Германия, Бургундия и Италия, которые фор мально подчинялись Императору. См.: Колесницкий Н.Ф. Священная Римская Империя: притяза ния и действительность. М., 1977. С. 10. Гогенштауфены правили Священной Римской империей с 1137 по 1268 гг., т.е. в период наивысшего могущества папской власти. Формально Северная и Средняя Италия (за исключением Венеции) входила в ее состав. Но зависимость, прежде всего, северо-итальянских городов от Императора была номинальной. Она ограничивалась денежными субсидиями и посылкой вспомогательных отрядов Императору во время военных действий.

Правовая мысль: история и современность призвано юридически обосновать имперские амбиции Гогенштауфенов, их притя зания на светскую инвеституру и независимость от диктата Римских пап.

Фридрих I Барбаросса пригласил на заседание Ронкальского рейхстага (близ итальянского города Пьяченца) в 1158 г. четырех знаменитых профессоров (quat quat tuor doctores) из Болонского университета, знатоков римского права, которые должны были дать теоретическое обоснование неограниченной власти монарха.

Они дали такое обоснование, опираясь на Юстинианову компиляцию, в присут ствии представителей Папы Римского и северо-итальянских городов44. В результа те и северо-итальянские города, и церковные владения попадали в полную зависи мость от Императора45. Фактически болонские профессора признали Священную Римскую империю как «правовую империю», а Императора — «властителем мира» (dominus mundi) и «единственным высшим законодателем» (conditor legum). Ле dominus mundi) и «единственным высшим законодателем» (conditor legum). Ле mundi) и «единственным высшим законодателем» (conditor legum). Ле mundi) и «единственным высшим законодателем» (conditor legum). Ле ) и «единственным высшим законодателем» (conditor legum). Ле conditor legum). Ле legum). Ле legum). Ле ). Ле гистские взгляды, согласно которым правопорядок Римской империи продолжа ет жить в Corpus Iuris, а Юстинианово право, развитое средневековыми юристами XII в., является действующим, нашло убедительное подтверждение в политике46.

Данный эпизод из жизни средневекового римского права свидетельствует о том, что и светская власть, и папство рассматривали Corpus Iuris как общеимперское за Corpus Iuris как общеимперское за Iuris как общеимперское за Iuris как общеимперское за как общеимперское за конодательство, а университетских профессоров — как арбитров, способных решать сложные юридические споры. Более того, правители европейских государственных образований вне Священной Римской империи также рассматривали Corpus Iuris как инструмент в борьбе за единовластие с собственными феодалами47.

Еще в большей степени сказанное относится к внуку Фридриха Барбароссы Фридриху II Гогенштауфену (1194—1250). Правда, ему приходилось действовать в изменившейся политической обстановке, существенно отличавшейся от ситуации времен правления его деда. Суть этих изменений заключалась в усилении папства, самостоятельности итальянских городов и сепаратизма германских князей. Тем не менее основной целью своей имперской политики Фридрих II поставил объеди II поставил объеди поставил объеди Этими знаменитыми докторами права были ученики и последователи Ирнерия — глоссато ры Мартин Гозна (умер в 1166 г.), Булгар (умер в 1166 г.) по прозвищу «золотые уста (os aureum), Уго (умер в 1166 г.), Якоб (умер в 1178 г.). Их задачу облегчил тот факт, что абсолютное большинство высказываний в Corpus Juris относится к периоду принципата. Образ мышления болонских про фессоров формировался под влиянием законов поздней Римской империи, и они, как следствие, склонялись к монархической точке зрения. Например, в «Дигестах» достаточно таких сентенций:

«Что угодно принцепсу, имеет силу закона» (Д. 1.4.1), «Принцепс свободен от соблюдения зако нов» (Д. 1.3.31).

Они помогли Фридриху I сформулировать законы, закреплявшие его господство над Север ной Италией: lex regalia sunt haec;

lex omni iurisdictio;

lex palacia et pretoria;

lex tribunatum dabatur.

См.: Берман Г. Указ. соч. С. 459—460.

Schlosser H. Op. cit. S. 51—52. Любопытно, что Фридрих Барбаросса в благодарность за под держку принял так называемый Закон «Authentica habita» (первый европейский закон об универ ситетах), наделяющий привилегиями университетских преподавателей и студентов, «…пилигри мов из любви к учености» (omnibus, qui causa studiorum peregrinantur scolaribus). Закон объявлял Болонский университет «имперским вузом», что обеспечило ему на долгое время независимость и защиту от контроля городских властей и церкви, а студентам — еще и самоуправление, подобное предоставляемому цеховым гильдиям. Фридрих и его последователи включали «habita» в Кодекс Юстиниана в дополнение к «Конституциям» римских императоров, подчеркивая тем самым, что они — преемники последних.

Van Caenegem R.C. European Law in the Рast and in the future. Cambridge, 2002. P. 19, 77. Автор приводит пример борьбы французского короля Филиппа IV Красивого (1285—1314) за установле ние собственного суверенитета на всей территории королевства с помощью установления примата римского права над феодальными принципами, что позволяло ему сконструировать фикцию, при равнивающую короля Франции к Императору.

Правовая мысль: история и современность нение Германии и Италии (unio regni ad imperium). Теория имперского верховен unio regni ad imperium). Теория имперского верховен regni ad imperium). Теория имперского верховен regni ad imperium). Теория имперского верховен ad imperium). Теория имперского верховен ad imperium). Теория имперского верховен imperium). Теория имперского верховен imperium). Теория имперского верховен ). Теория имперского верховен ства была у него более разработана, чем у его предшественников. Фридрих II стал глашатаем идей общеевропейской феодальной империи с гегемонией ее итало германского ядра над остальными государствами. Опираясь на концепцию «двух мечей» в ее светской трактовке (т.е. примата Империи над папством), он провоз гласил тезис о верховенстве Императора над королями как «первого среди равных», и обратился к государям Европы с призывом поддержать его в качестве верховного носителя светской власти в противоборстве с папством. Фридрих мотивировал это тем, что победа Папы облегчит тому подчинение своей власти остальных европей ских государей.

Однако ни города, ни феодальные князья не поддержали Фридриха II в борьбе с папством за объединение Европы в Империю по типу Римской. Его лозунг «unio regni ad imperium» не отвечал реалиям XIII в. Фридриху не удалось сломить папство как политическую силу. Папская теократия оказалась действеннее имперской48.

Хотя Фридрих II проиграл в политическом споре за верховенство в Священ II проиграл в политическом споре за верховенство в Священ проиграл в политическом споре за верховенство в Священ ной римской империи, в юридическом плане авторитет римского права (как основы легитимности Императора, источника имперского права в Германии и имперских городах Северной и Средней Италии) не был поколеблен49. Вслед за Фридрихом Барбароссой последующие императоры, в частности Фридрих II, посылали свои законы на экспертизу в Болонский университет. Коллегия профессоров принима ла решение о включении этих имперских законов в качестве «аутентичных» в Ко декс Юстиниана в дополнение к античным императорским конституциям50.

С точки зрения данной работы сказанное выше позволяет сделать следующие выводы. Спор за инвеституру (с Вормского съезда имперских князей 1076 г. до за ключения Вормского конкордата в 1122 г.) и последующая борьба Гогенштауфенов с папством за объединение феодальных государств и свободных итальянских го родов в рамках Священной Римской империи под эгидой светской власти длился более чем полвека. Этот процесс показал, что в XI—XIII вв. римское право в ин XI—XIII вв. римское право в ин —XIII вв. римское право в ин XIII вв. римское право в ин вв. римское право в ин терпретации глоссаторов играло исключительно важную роль не только как эф фективный инструмент «легитимации политической супрематии» в противостоя нии «светского и духовного мечей», но и служило основой такого объединения.

Более того, сами университеты, в которых преподавалось римское право, в лице Фридрих II был дважды отлучен от церкви (в 1227 и 1239 гг.), а в 1245 г. Папа Иннокентий IV даже объявил его низложенным. И это несмотря на то, что в 1229 г. Фридрих II благодаря искусной дипломатии отвоевал у мусульман Иерусалим и вернул (правда, временно) христианской Европе Святую Землю.

Фридриху II удалось реализовать свою имперскую политику («unio regni ad imperium») в рам ках собственного Сицилийского королевства, превратив его в прообраз современного государства.

На основе так называемых Мальфийских конституций он создал стройную систему управления страной, отказавшись от формирования административного аппарата по принципу замещения должностей по праву феодального держания. Фридрих заменил вассалов чиновниками, лишил ба ронов ряда публично-правовых функций, утвердил свое верховенство по отношению к сицилий скому духовенству, максимально ограничил самостоятельность городов, осуществил централиза цию государственных финансов и налогообложения, ввел монополию внешней торговли и провел судебную реформу, заменив ордалии и судебные поединки институтом присяжных по образцу канонического права. Подробнее см., напр.: Неусыхин А.И. Проблемы европейского феодализма.

М., 1974. С. 330 и сл. Кроме того, Фридрих II основал в Неаполе университет по типу Болонского, в котором основой юридического образования служило рецепированное римское право (corpus iuris). Университет готовил «юридически вышколенных» чиновников государственного аппарата королевства. В XVIII в. Университет прославил гений Джамбаттисты Вико (1668—1744).

Подробнее см.: Schlosser H. Op. cit. S. 52.

Правовая мысль: история и современность глоссаторов были непосредственно вовлечены в политическую борьбу на сторо не светской власти и помогали европейским королям юридическими средствами устранять феодальную раздробленность и укреплять свой суверенитет. Глоссаторы «романизировали» феодальное право. Римское право стало неотъемлемой частью и одним из основных регуляторов властных отношений в средневековом мире.

Каноническое право Глоссаторы, являясь легистами, обосновывали обязательность римского права авторитетом светской власти и не ставили своих толкований в зависимость от ка нонического права, которого они по большей части не знали и к которому отно сились как к праву более низкого порядка (хотя оно и преподавалось в Болонском университете в качестве учебной дисциплины).

Однако в средневековой Европе, теократической по своей сути, потребность в каноническом праве, как регуляторе общественных отношений с точки зрения католической церкви, была совершенно очевидной. Первоначально оно представ ляло собой неофициальные сборники разрозненных библейских текстов, решений церковных соборов, мнений отцов церкви и т.д. Этим сборникам не хватало авто ритетных текстов, сравнимых с текстами Юстиниановой компиляции51.

Положение изменилось после опубликования в 1140 г. монахом Грацианом (умер около 1179 г.) компиляции «Concordia discondartium canonum» («Согласова Concordia discondartium canonum» («Согласова discondartium canonum» («Согласова discondartium canonum» («Согласова canonum» («Согласова canonum» («Согласова » («Согласова ние разноречивых канонов»). В ней он попытался устранить явные противоречия в выбранных церковных текстах и дать им необходимые пояснения. В дальнейшем эта компиляция под названием «Декрет» получила признание «декретистов»52.

Они тотчас же занялись ее глоссаторской обработкой. Таким образом, во второй половине XII в. цивилисты были вынуждены признать каноническое право как равноправную, но параллельную гражданскому праву дисциплину. Обе дисципли ны изучались раздельно, но имели и сферы соприкосновения. Гражданское право было самостоятельной системой и не нуждалось в дополнении со стороны других систем, однако в судах оно применялось субсидиарно для заполнения лакун мест ного права. Каноническое право, наоборот, применялось во всех церковных судах по всем делам церковной юрисдикции. Что касается гражданского оборота в целом, то каноническое право не могло отвечать на все возникающие вопросы. «Декрет» Грациана признавал необходимость решения всех неурегулированных канониче ским правом проблем по Corpus Iuris Civilis.

«Декретисты» уделяли большое внимание деятельности глоссаторов и в нача ле XIII в. попытались выявить, опираясь на римское право, юридическую суть и последствия канонов53. При этом канонисты не видели ничего особенного в ис Этот факт, видимо, не в последнюю очередь послужил причиной пренебрежения легистов к каноническому праву.

Так стали называть канонистов, которые занимались толкованием «Декрета» Грациана. Сам «Декрет» заложил фундамент церковного права и стал исходным пунктом для развития «канони стики» как самостоятельной и независимой от теологии научной дисциплины во всей Европе. Гра циан получил известность как «отец канонистики».

П. Штейн приводит следующий пример, поясняющий их метод. Согласно Инстит. 2.8. право собственности может быть передано несобственником путем продажи долговой расписки, данной ему собственником-должником, в счет уплаты долга. Точно так же — рассуждает глосса тор канонического права — еретик может передать «Божью благодать», даже не обладая ею. См.:

Stein P. Op. cit. P. 50.

Правовая мысль: история и современность пользовании частноправовых принципов в процессе и публичном праве. По их мнению, возможность подобных операций была вполне допустима, поскольку ав торитетность этих принципов опиралась на Юстиниановы тексты54. В течение XIII в.

в дополнение к «Декрету» были приняты еще 6 книг папских «декреталий». К концу XIV в. сформировался основной корпус церковного права, который вполне срав в. сформировался основной корпус церковного права, который вполне срав ним с Corpus Iuris Civilis и который принято называть Corpus Iuris Canonici55.

В XII—XIII вв. взаимоотношения между этими двумя правовыми системами становятся все более тесными. Благодаря использованию юридизированного «де кретистами» понятия «грех» каноническое право распространило свое действие на многие области гражданского права56. Наглядно усиливающуюся взаимосвязь между гражданским и каноническим правом можно проследить на примере про цессуального и обязательственного права. Наиболее характерной иллюстрацией «совместной» разработки канонистами и глоссаторами является сфера процессу ального права. Римское право не знало деления на материальное и процессуальное право. Соответствующие тексты, касающиеся процесса, не систематизированы и разбросаны по всей Юстиниановой компиляции57.

Однако в XII в. возросла потребность в общих процессуальных нормах. Одна из основных причин — традиционный для того периода метод доказательств с по мощью ордалий перестал соответствовать духу времени. Глоссаторы сделали пер вые шаги для решения данной проблемы. Они собирали тексты Corpus Iuris Civilis и сравнивали их с процессуальными нормами канонов и декреталий. Подобные сборники отрывков из текстов римского и канонического права получили название «судебных порядков» (ordines iudicarii). Настоящий переворот в этой области про ordines iudicarii). Настоящий переворот в этой области про iudicarii). Настоящий переворот в этой области про iudicarii). Настоящий переворот в этой области про ). Настоящий переворот в этой области про извел болонский глоссатор Дж. Бассиан (Giovanni Bassiano, умер в 1197 г.). Ученик одного из уже упомянутых докторов — Булгара — и сам учитель не менее извест ного глоссатора Ацо (умер около 1220 г.), Бассиан написал небольшое сочинение о судебном порядке (libellus de ordine iudiciorum). В нем он попытался выяснить суть гражданского иска и как его избежать. Свои рассуждения Бассиан сопроводил практическими примерами. Его работа фактически положила начало литературе о процессуальном праве и тотчас нашла применение. Римские папы — юристы, та кие как Александр III (1159—1181) и Иннокентий III (1198—1216), потребовали от церковных судов при рассмотрении ими жалоб прихожан следовать правилам «су Stein P. Op. cit. P. 51.

Corpus Iuris Canonici наряду со сборниками папских булл становится важнейшим собрани ем церковных законов и источником действующего канонического права до 1917 г. В него входят «Декрет» Грациана, «Декреталии» Григория IX (Liber extra), Liber Sextus Бонифация VIII, «Климен тины» Климента V и два частных сборника, именуемых Extravagantes communes. В новейшее время каноническое право кодифицировалось еще дважды — в 1917 и 1983 гг. Систематика канониче ского права по-прежнему тесно связана с классическим трехчастным делением римского права (лица-вещи-действия). Однако в Кодексе 1983 г. предпочтение отдается нормам, раскрывающим содержание веры, перед принципом юридической точности, и главное (чтобы идти в ногу со вре менем), что уже не духовное лицо, а верующий становится главным субъектом регулирования. См.:

Джероза Л. Каноническое право. М., 1995. С. 73 и сл.

По мнению церкви, склонными к греху были лица, занимающиеся ростовщичеством, тор говлей, дающие закладные и долговые расписки. В сферу канонического права включались на следственное право и все виды семейных отношений, так как брак считался священным.

Строго говоря, римские юристы уделяли много внимания формам и формальностям рас смотрения судебных дел. Но процесс никогда не был самостоятельной областью права, равно как и предметом подробного изучения или исследований. Кодификация Юстиниана не посвятила про цессу ни специальной книги, ни даже титула.

Правовая мысль: история и современность дебного порядка», поскольку считалось, что только они могут обеспечить должную защиту интересов тяжущихся сторон58.

Свое наивысшее выражение процессуальное право Средневековья нашло в «Судебном зерцале» (Speculum iudiciale) клирика и канониста из Прованса Гийома Дюрана (Guilelmus Durantis) (1235—1296). В «Зерцале» давался детальный научный обзор процессуального права того времени. Этот трактат достойно венчал век не бывалого интеллектуального подъема юридической мысли и долго оставался авто ритетным источником процессуального права59. Канонистика бурно развивается и перехватывает пальму первенства у цивилистов в области гражданского процесса.

Благодаря сильному взаимному влиянию римского и канонического права на су дебные процедуры их стали называть «римско-каноническими»60.

Что касается договорного права, то канонисты вслед за глоссаторами внесли существенный вклад в развитие гражданско-правовой доктрины. Сформулировав три следующих положения, они заложили основы современной теории общего до говорного права61:

• возможность реализации исковой защиты и обязательность всех видов дого воров, включая неформальные;

• признание морально-этического аспекта содержания путем введения прин ципа соразмерной оплаты за должное исполнение договорных обязательств (так называемый принцип эквивалентности);

• признание принципа верности договору, который благодаря доктрине есте ственного права XVII в. трансформировался в общий принцип pacta sunt servanda и стал аксиомой договорного права.

Симбиоз канонического и средневекового римского права благодаря транс граничному характеру обеих систем, их научной обработке и систематизации в университетах позволил заложить основу для формирования всеобщего, единого и отвечающего духу времени правопорядка, который получил название ius commune62.

Этот правопорядок должен был действовать в общеевропейском масштабе в ка честве новой «универсальной системы», имеющей примат над территориальными К началу XIII в. юриспруденция выработала ряд основных положений относительно судо производства. В частности, были решены вопросы о способах и порядке охраны субъективных прав, о формах исков, о возражениях ответчика на доводы истца и т.д.

Дюран учился в Болонье и преподавал в Модене. Он не был только ученым. Дюран занимал должность папского судьи, имел сан епископа. Его книга была опубликована дважды — в 1271 и 1290 гг. См.: Van Caenegem R.C. European Law in the Past and the future. P. 49.

П.Г. Виноградов отмечает, что посредством церковных трибуналов «романистские взгляды» перешли во Франции даже в суды кутюмного права. См.: Виноградов П.Г. Указ. соч. С. 53.

Фактически речь шла об обязательности торжественных и неторжественных обещаний, на рушение которых, согласно учению канонистов, считалось ложью и, соответственно, грехом. Ре шающую роль здесь сыграла практика принудительного исполнения клятвенных и неклятвенных договорных обязательств церковными судами путем отлучения (от церкви). Постепенно данный вид духовного принуждения приобрел юридический характер. С XIV в. этот принцип канониче ского учения начал влиять на светскую юриспруденцию, по крайней мере, его безусловно стали применять к торговым сделкам. См., напр.: Муромцев С.А. Указ. соч. С. 50.

Этот термин с определенной долей условности можно перевести как «общеевропейское пра во», благодаря тому, что и папство, и императоры, считая себя наследниками Древнего Рима, стре мились объединить под своим началом все европейские земли не в последнюю очередь с помощью повсеместно и единообразно применяемого права. Разумеется, ius commune нельзя отождествлять с английским common law или французским droit commun, которые имеют совсем другое значе ние. Например, французское droit commun — это термин, характеризующий правовые нормы об общеуголовных, но не политических преступлениях (crimes de droit commun в противоположность crimes politiques).

Правовая мысль: история и современность (и городскими) правовыми комплексами, гармонизировать их, способствовать их внутреннему развитию, поскольку они, как правило, представляли собой разроз ненный и несистематизированный конгломерат писаных и обычных норм, не от вечающих потребностям гражданского оборота своего времени.

Предпосылками для этого в XII—XIII вв. служили единая христианская религия во главе с централизованной католической церковью, повсеместное стремитель ное развитие университетов и университетской правовой науки, единообразная практика церковных судов, воспринятая светскими судами, наконец, стремление и папства, и светской власти добиваться верховенства и объединения европейских земель на основе римско-канонического права. Немаловажную роль сыграло и единство языка. Латинский язык был языком католической церкви, светской вла сти, судов, канонического и римского права, университетской науки.

Глоссаторы стояли в начале пути формирования нового типа правового мышле ния. Их роль в становлении европейского стиля и характера правовой науки ново го времени трудно переоценить. Их эпоха продолжалась приблизительно до конца XIII в. История донесла до нас лишь несколько имен из когорты этих талантливых людей, заложивших фундамент современной правовой науки63. Помимо упомяну того выше Ирнерия — «светоча права» (lucerna iuris) — и «четырех докторов» из Болоньи особого упоминания заслуживает Ацо (Azo Portius, умер около 1200 г.).

«Сумма» Ацо к «Кодексу» и «Институциям» вплоть до XVI в. была непререкаемым авторитетом при изучении римского права. Еще один известный глоссатор — уче ник Ацо, Аккурсий (1185—1263)64, чьи выдающиеся способности к аналитическо му мышлению и систематизации отмечают многие современные исследователи.

Всеевропейскую славу Аккурсию принесла «Стандартная Глосса» (Glossa ordinar ia), известная в литературе, как «Большая Глосса» (Glossa magna) или «Глосса Ак курсия». Она содержала почти 97 тыс. глосс и обобщала знания всех предыдущих поколений глоссаторов. Она стала венцом цивилистической школы глоссаторов и даже рассматривалась в качестве самостоятельного источника права наряду с оригинальными текстами Юстиниановой компиляции. Появился даже афоризм — «Что не признает Глосса (Аккурсия), не признает и суд» (quicquid non agnoscit glossa nec agnoscit forum). Юстинианова компиляция рассматривалась как действующее право, а «Глосса Аккурсия» служила, кроме того, основой и исходным пунктом для дальнейшей научно-исследовательской работы65.

С.А. Муромцев, ссылаясь на Ф.К. Савиньи, говорит о 47 глоссаторах, «…о которых можно было бы сообщить те или другие биографические сведения». См.: Муромцев С.А. Указ. соч. С. 35.

О большом значении «Суммы» Ацо свидетельствует тот факт, что еще в XVI в. владение из ложенным в ней материалом считалось в ряде европейских городов необходимым условием для принятия в судейское сословие. См.: Schlosser H. Op. cit. S. 42.

Следует отметить, что именно глоссаторы были «зачинателями» так называемого «итальян ского метода» (mos italicus) толкования и преподавания юридических текстов. Его суть хорошо передает латинский стишок, помогавший студентам усвоить порядок анализа: «praemitto, scindo, summon, casusque, figuro, рerlego, do causas, connote, obicio». Толкование начинается с вступитель ных объяснений (praemitto), затем следует разделение текста на составные части (scindo), резюме основного содержания (summo), изложение казусов, реальных или школьных (casusque) и краткая оценка текста (figuro), замечания на основе чтения различных вариантов текста (perlego), фило софское обоснование текста (do causas), дополнительные замечания к тексту (connote), наконец, сопоставление близких по смыслу положений и мнений различных ученых (obicio). В заключении выявлялась суть текста и не должно было оставаться сомнений в его смысле. Такой детальный раз бор текста и его толкование подготавливали студентов для решения практических проблем. Этот «итальянский стиль» был «взят на вооружение» комментаторами и успешно использовался ими в практической деятельности. Описание «mos italicus» (в несколько различных интерпретациях) см., напр.: Муромцев С.А. Указ. соч. С. 67—68;

Берман Г. Указ. соч. С.133—134.

Правовая мысль: история и современность Надо сказать, что исследования учения глоссаторов «доаккурсиева периода», проводимые в последние десятилетия ХХ в., также показали большую ценность выдвинутых ими правовых идей66. Благодаря глоссаторам для континентального права и по сей день научный комментарий правовых текстов уже сам по себе явля ется аутентичным источником права.

Заканчивая данную статью, хотелось бы отметить, что глоссаторы по большей части были «учеными юристами». Они заложили прочную теоретическую основу для дальнейшего развития европейского частного права. Практической реализа цией этих идей стали заниматься уже «комментаторы» в XIV—XV вв.

Stein P. Op. cit. P. 48.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.