WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Российское право: состояние, перспективы, комментарии Л.А. Прокудина Судопроизводство Доцент кафедры судебной власти в арбитражных и организации правосудия судах: тенденции факультета права

Государственного университета — к профессионализации1 Высшей школы экономики, кандидат юридических наук Совершенствование судебной системы и процессуального законодательства России предполагает определение особенностей арбитражного судопроизводства и признаков самостоятельности арбитражной процессуальной формы. В этих целях представляется важным, не затрагивая вопрос о самостоятельности арбитражного процессуального права, попытаться проанализировать происходящие изменения процедуры рассмотрения дел в российских арбитражных судах.1 Своеобразие арбитражной процессуальной формы непосредственно связано с процессами ее «профессионализации». Под профессионализацией судопроизвод­ ства в арбитражных судах можно понимать качество, обусловленное прежде всего особенностью субъектного состава арбитражно­процессуальных правоотношений.

Эта особенность приводит к формированию «жесткой» конструкции арбитражных процессуальных регламентов, ограничению активности участвующих в деле лиц и переносу на них определенных обязанностей по совершению процессуальных действий.

Судопроизводство во всех его разновидностях реализуется в рамках опреде­ ленной процессуальной формы, которая — постольку, поскольку она опосредована единой сущностью правосудия — имеет некое единство, что сближает любые про­ цессуальные формы. Все виды судопроизводства представляют собой средство осуществления правосудия. В качестве своего ядра они содержат общее начало, предопределяющее суть понятия «судопроизводство», — это конституционные основы, обеспечивающие справедливое отправление правосудия. Его общепри­ знанные международные принципы (стандарты) закреплены в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Таким образом, именно единство основ правосудия во всех видах судопроизводства определяет его существо. Различия между видами судопроизводства не меняют их единства и предопределены предметом рассматриваемого спора. Перечень таких различий установлен законодателем, социально и юридически обусловлен, должен соответ­ ствовать сути правосудия и его общим принципам.

Различия в рамках одного вида гражданского судопроизводства при наличии объективных предпосылок и пределов дифференциации гражданского и арбит­ ражного процессов могут быть оправданы и обусловлены различным статусом лиц, обращающихся за судебной защитой.

Многие ученые (М.С. Шакарян, В.М. Жуйков, И.М. Зайцев, М.А. Викут, Т.А. Сах­ нова и др.) не находят принципиальных отличий между арбитражно­процессуальной Статья подготовлена в рамках индивидуального исследовательского проекта № 07­01­168 «Соот­ ношение единства и дифференциации арбитражной процессуальной формы» при поддержке ГУ ВШЭ.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии и гражданско­процессуальной формами защиты субъективных прав, а существую­ щую специфику разрешения экономических споров склонны рассматривать лишь в качестве отдельных процессуальных особенностей. Одновременно никто из них не отрицает существования серьезных различий в процессуальных регламентах.

Общепризнанной является позиция о приоритете спорного материального правоотношения как предмета судебной защиты для определения процессуально­ го порядка его рассмотрения и разрешения, т.е. для установления соответствую­ щей процессуальной формы. Однако нельзя отвергать существенную зависимость арбитражно­процессуальной формы от специфики субъектов экономической деятель­ ности, влияющих и на предмет судебной защиты. Специфический предмет защиты требует формирования самостоятельной процессуальной формы, обладающей каче­ ственным своеобразием, но непосредственно связанной с гражданским процессом2.

И в дореволюционной, и в современной российской доктрине к предпосылкам создания специального порядка рассмотрения коммерческих дел относят специ­ фику рассматриваемых споров, влияющую на специализацию судей, и потреб­ ность в ускорении и оперативности судебной процедуры для таких дел. В условиях интенсивной динамики оборота средств на товарных и финансовых рынках воз­ никает острая потребность в ускоренной ликвидации конфликта, который тормо­ зит работу капитала, перетекание его из рук в руки. Правосудие по коммерческим делам должно способствовать скорейшей ликвидации препятствий на пути работы рыночных механизмов, обеспечивающих развитие экономики и бизнеса3.

Один из способов оптимизации — упрощение процессуальной формы (но не просто формирование упрощенных регламентов рассмотрения отдельных кате­ горий дел, а как общий формат применительно ко всем арбитражным спорам).

Это проявляется в виде сужения некоторых процессуальных гарантий, освобожде­ ния суда от ряда процессуальных обязанностей и возложения их на участвующих в деле лиц. Подобные способы оптимизации процесса предоставляют сторонам большую процессуальную активность и большую свободу выбора при решении возникающих вопросов. На них возлагается больше обязанностей за соверше­ ние процессуальных действий, в том числе обязанностей, выполняемых в орди­ нарных производствах только судом;

предусматриваются более жесткие санкции за игнорирование своих обязанностей;

возможна большая свобода судейского усмотрения, что позволяет суду в максимальной степени учитывать особенности экономических споров. Это происходит путем перераспределения обязанностей по представлению доказательств, возложения на стороны обязанностей по рассылке копий процессуальных документов, предъявления дополнительных требований к содержанию последних и т.д.

Оптимизация судопроизводства в арбитражных судах достигается также по­ средством привлечения в процесс специалистов, обладающих необходимыми не­ правовыми знаниями (арбитражные заседатели), причем не в качестве экспертов, а в качестве полноправных судей, отправляющих правосудие наравне с арбитраж­ ным судьей — профессиональным юристом.

Результат подобной оптимизации арбитражного судопроизводства — формиро­ вание более «жесткой» конструкции процедуры рассмотрения споров, что оправды­ вается наличием в нем в основном профессиональных участников, выступающих в гражданском обороте на началах профессионального предпринимательского ри­ ска. Специалисты в области предпринимательского права делают особый акцент См.: Блажеев В.В. Некоторые актуальные вопросы дальнейшего совершенствования арбитражно­ процессуальной формы // Проблемы доступа и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2001. С. 174.

Шварц М.З. Систематизация арбитражного процессуального законодательства: проблемы теории и практики применения: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 40—41, 45.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии на квалифицирующие предпринимательскую деятельность признаки — регуляр­ ность извлечения прибыли (основная цель, даже если в результате не получена прибыль, а понесены убытки), и предпринимательский риск как стимул к успешной работе4. Логичное продолжение профессионального предпринимательского риска как специфического признака предпринимательских отношений — его проециро­ вание на процедуру защиты нарушенных или оспоренных субъективных экономи­ ческих прав.

Анализ развития арбитражного процессуального законодательства приводит к выводу о том, что в АПК РФ 2002 г. сделан серьезный шаг по пути формирования профессионального процесса, характеризующегося более «жесткой» процедурой рассмотрения споров. Это делает его максимально пригодным для разрешения сложных экономических споров с участием профессионалов, выступающих в граж­ данском обороте на началах предпринимательского риска.

Ориентация на профессиональных участников прослеживается в наличии в АПК РФ специфических правил и процедур.

В арбитражном процессе основными участвующими в деле лицами являются юридические лица и индивидуальные предприниматели. Физические лица при­ нимают участие достаточно редко и по ограниченному кругу дел. Однако можно отметить определенные тенденции (проявившиеся в последних изменениях и пред­ ложениях будущих модификаций), которые нацелены на расширение круга дел с участием физических лиц.

Если по АПК РФ 1995 г. граждане участвовали только в делах о банкротстве (в качестве кредиторов потенциального банкрота, поскольку банкротство физиче­ ских лиц в настоящее время не допускается), то по АПК 2002 г. сфера участия граж­ дан расширена. В настоящее время арбитражные суды рассматривают, как и ранее, дела о несостоятельности (банкротстве);

все корпоративные споры, включая споры граждан между собой и с акционерными обществами, кроме трудовых споров;

спо­ ры о защите деловой репутации;

споры об образовании и реорганизации юридиче­ ских лиц, об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (кроме анало­ гичных споров некоммерческих организаций, общественных объединений и орга­ низаций, политических партий, общественных фондов, религиозных объединений, не имеющих в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли) (ст. 33)5. Гражданин может оспаривать в арбитражном суде нормативные акты, дей­ ствия и решения государственных и местных органов, нарушающие его экономиче­ ские права (ст. 29). Однако анализ арбитражной статистики показывает: в 2007 г.

применительно к ст. 33 было рассмотрено всего 11 891 дел (0,01% ко всем рассмо­ тренным арбитражными судами делам), дел о банкротстве — всего 30 015 (0,03%), применительно к ст. 29 — 100 000 дел (11%)6. При этом следует констатировать, что далеко не по всем этим делам в процессе фактически участвовали граждане. Споры с реальным участием физических лиц в настоящее время составляют очень незна­ чительную часть от рассматриваемых арбитражными судами споров.

Несмотря на это, можно утверждать тенденцию дальнейшего расширения компе­ тенции арбитражных судов в области споров с участием граждан. В настоящее вре­ мя Государственная Дума РФ рассматривает проект федерального закона о совер­ шенствовании механизмов разрешения корпоративных конфликтов. Законопроект предусматривает передачу на рассмотрение арбитражных судов всех корпоратив­ См.: Российское предпринимательское право: учебник / под ред. И.В. Ершовой, Г.Д. Отнюковой. М., 2006. С. 17—25;

Ершова И.В. Предпринимательское право: учебник. 4­е изд. М., 2006. С. 5—7.

См. п. 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда № 11 от 9 декабря 2002 г. «О не­ которых вопросах, связанных с введением в действие АПК РФ» // Вестник ВАС РФ. 2003. № 2.

Информация размещена на официальном сайте ВАС РФ: http://www.arbitr.ru.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии ных споров, включая споры о восстановлении на работе руководителей акционерных обществ, если спор связан с защитой интересов указанных лиц по индивидуальным трудовым спорам с юридическим лицом­работодателем (ст. 33­1 проекта).

Подобная тенденция вызывает серьезные возражения ряда ученых, мотиви­ рующих ее произвольным и неоправданным волеизъявлением законодателя, а не глубинными причинами, связанными с целями, для достижения которых созданы те или иные суды. Отмечается отсутствие учета возможного ухудшения положения тех, для кого осуществляется правосудие7. Это замечание представляется весьма серьезным, поскольку «ужесточение» режима рассмотрения дел в арбитражных судах создает препятствия для граждан в реализации их права на судебную за­ щиту. Здесь имеются в виду и удаленность расположения низового звена системы арбитражных судов (центр субъекта РФ) от места жительства граждан, и пред­ усмотренные законом дополнительные обязанности, возлагаемые на участвующих в арбитражном процессе лиц.

Наличие профессиональных участников вполне оправданно допускает предъ­ явление дополнительных требований к содержанию искового заявления и других процессуальных документов (ст. 125 АПК). В частности, исковое заявление, апел­ ляционная и кассационная жалобы, надзорное заявление должны содержать не только изложение заявленных требований, но и ссылки на законы и иные норма­ тивные правовые акты (ч. 2 ст. 260, ч. 2 ст. 277, ч. 2 ст. 294). Подобные новеллы прочно вошли в арбитражное процессуальное законодательство с 1992 г. (ст. 79, 120 АПК РФ 1992 г.;

ст. 102, 148, 165 АПК РФ 1995 г.).

Обоснованным представляется установленное требование по обязательному предварительному направлению всем участвующим в деле лицам копий всех про­ цессуальных документов, в том числе искового заявления (ст. 125 АПК) и отзыва на иск (ст. 131). Тем самым на участвующих в деле лиц, и в первую очередь на стороны, возлагается дополнительная обязанность. Это вполне логично для про­ фессиональных участников арбитражных процессуальных правоотношений (пред­ принимателей). В ординарном гражданском судопроизводстве такая обязанность у аналогичных участников отсутствует, и эти действия согласно ГПК РФ — обязан­ ность суда общей юрисдикции.

В гражданском процессе таких обязанностей у истцов никогда не было (ч. ст. 131, ч. 1 ст. 322, ч. 1 ст. 339 ГПК). Наличие подобных различий в регламентах гражданского и арбитражного процессов представляется полностью обоснован­ ным. Гражданину сложно разобраться в существующем нормативном материале, поэтому полномочия по правовой квалификации спорного материального право­ отношения в гражданском процессе возложено на суд. Перераспределение обя­ занности по правовой квалификации спорного правоотношения в арбитражном процессе выступает в качестве дополнительно возлагаемой на истца обязанности.

Как правило, это влечет потребность обращения за получением квалифицирован­ ной юридической помощи, без которой практически невозможно подготовить ни один процессуальный документ. У юридических лиц, как правило, такая возмож­ ность имеется (штатные юристы);

для индивидуальных предпринимателей данное обстоятельство, безусловно, может представлять определенную сложность. Одна­ ко и те, и другие, как профессиональные участники рынка, обладают реальной воз­ можностью получить и оплатить квалифицированную юридическую помощь.

Как справедливо замечает М.З. Шварц, выполнение целого ряда подобных тре­ бований возможно только при использовании специальных юридических знаний, что позволяет говорить о стремлении законодателя сделать арбитражный процесс профессиональным, с обязательным участием представителей­профессионалов8.

См.: Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006. С. 29—38.

Шварц М.З. Указ. соч. С. 50.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии Одновременно профессионализация арбитражного процесса касается не толь­ ко института судебных представителей. Она значительно шире и затрагивает основные положения и институты, характеризующие существо арбитражного про­ цесса. Профессионализация отразилась на формировании состава арбитражного суда, на предъявляемых законом требованиях к содержанию, оформлению и пода­ че искового заявления, на процессе представления доказательств, на ужесточении требований к институту процессуальных сроков, на изменении оснований к отмене и изменению вступивших в законную силу судебных актов в порядке надзора.

Участие представителей экономической общественности в арбитражном про­ цессе представляется позитивным шагом в обеспечении как транспарентности судопроизводства, так и введения в арбитражный процесс новой формы использо­ вания специальных знаний его участников. Они привлекаются в процесс уже не в качестве экспертов, результатом деятельности которых является заключение в ка­ честве доказательства по делу, а как полноценные судьи, способные помочь судье­ профессионалу разобраться в возникшем споре и вынести правильное решение.

Подобным образом обеспечивается непосредственное влияние специальных зна­ ний на принимаемое решение.

На необходимость этого указывали еще классики российской процессуальной науки. В.А. Краснокутский писал, что во всяком торговом деле есть две стороны — фактическая, вполне понятная только специалисту­купцу и с трудом усваиваемая юристом, и юридическая, почти недоступная купцу — неюристу. И та, и другая сторо­ на дела должны быть рассмотрены в коммерческом суде и надлежаще оценены су­ дьями, а для этого необходимы представители знаний — во­первых, торгового быта, во­вторых, общего и торгового права. Использование эксперта ведет к замедлению процесса, поэтому единственным целесообразным путем обеспечения в коммерче­ ском суде быта является путь введения в его состав купеческого элемента. Однако недостаточно ограничиться простым введением купеческого элемента в суд, необхо­ димо сверх того обеспечить его участие в решении дела наряду с элементом юриди­ ческим в полном их взаимодействии (в дореволюционном процессе представители купеческого элемента в торговом процессе назывались товарищи председателя) 9.

В современном арбитражном процессе арбитражные заседатели — это не про­ фессиональные судьи, участвующие в разбирательстве дела. Ими могут быть лица, обладающие как профессиональными знаниями (обязательно наличие высшего профессионального образования), так и практическим опытом (наличие 25­летнего возраста и пятилетнего стажа работы в сфере экономической, финансовой, юри­ дической, управленческой или предпринимательской деятельности)10, т.е. опытные представители бизнеса и деловой общественности. Списки таких участников фор­ мируются по предложениям деловых кругов, например торгово­промышленных палат субъектов федерации, объединений и ассоциаций предпринимателей, и утверждаются Президиумом Высшего Арбитражного Суда для каждого арбитраж­ ного суда. Стороны по спору, возникшему из гражданских правоотношений, впра­ ве ходатайствовать о рассмотрении их дела с привлечением арбитражных заседа­ телей, и могут выбрать их из списка кандидатов.

При рассмотрении дела арбитражные заседатели обладают всеми правами су­ дьи: они участвуют в исследовании доказательств, в принятии решения, подписы­ вают его, обладают гарантиями независимости и неприкосновенности как судья.

На данный момент статистические данные свидетельствуют о незначительном уровне использования института арбитражных заседателей. В 2005 г. с участием Краснокутский В.А. Русский торговый процесс. М., 1915. Цит. по: Гражданский процесс. Хрестома­ тия: учеб. пособие / под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 785.

См.: Статья 2 ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Феде­ рации» // СЗ РФ от 4 июня 2001 г. № 23. Ст. 2288.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии арбитражных заседателей было рассмотрено лишь 1115 дел, в 2007 г. их было всего 1 220 (значительно менее 0,01% от всех исковых споров)11. Список арбитражных за­ седателей есть в каждом арбитражном суде, однако участвующие в процессе лица не осведомлены о возможности их привлечения в процесс, поскольку арбитражные судьи, как правило, не разъясняют этого права сторонам. Арбитражные судьи при­ знавались, что привлечение арбитражных заседателей к рассмотрению дела услож­ няет организацию процесса. Это связано с тем, что согласовывать приемлемую дату и время судебного заседания приходится не только с участвующими в деле лицами, но и с арбитражными заседателями, занятыми по основной работе. Особые сложно­ сти возникают, когда не удается завершить рассмотрение дела в одном заседании.

Другой причиной, тормозившей использование данного института, являлось от­ сутствие в АПК РФ института отвода арбитражного заседателя по конкретному делу по мотиву его личной прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела или наличия иных обстоятельств, способных вызвать сомнения в его бес­ пристрастности, либо зависимость от лица, участвующего в деле, либо сделан­ ные им публичные заявления по существу рассматриваемого дела. Перечислен­ ные основания влекут отвод арбитражного судьи (п. 5—7 ст. 21), но в отношении арбитражного заседателя, обладающего при рассмотрении дела правами судьи, они не приводили к аналогичным последствиям. На практике информация о за­ интересованности арбитражного заседателя часто становилась известной участ­ никам процесса лишь после начала слушания дела. Это обстоятельство порож­ дало опасения сторон, арбитражных судей, руководства арбитражных судов, не склонных рисковать перспективой отмены решения, и влекло фактически полный отказ от использования института арбитражных заседателей12. В настоящее время Постановлением Конституционного Суда РФ от 25 марта 2008 г. № 6­П данное положение исправлено, и эта причина, сдерживающая использование института арбитражных заседателей, сегодня устранена.

Еще одним фактором, негативно влияющим на привлечение арбитражных засе­ дателей как носителей профессиональных знаний в области предпринимательства, экономики, управления, является неудачно сложившаяся практика формирования их корпуса. Через два года после введения этого института половину кандидатур арбит­ ражных заседателей представляли юристы, у трети арбитражных заседателей имел­ ся опыт работы в сфере экономической и финансовой деятельности, у трети — опыт работы на руководящих должностях, количество работающих в сфере предпринима­ тельской деятельности было совсем незначительным13. Подобная ситуация снижает позитивное значение самого института, поскольку арбитражные судьи так и не могут получить необходимые знания в области предпринимательской деятельности. Исполь­ зование юридических знаний арбитражных заседателей может иметь положительное значение в арбитражном процессе, однако оно не столь актуально.

Еще одним фактором, играющим негативную роль для успешного функциони­ рования рассматриваемого института, является низкая активность организаций российских предпринимателей при формировании корпуса арбитражных заседа­ телей. В настоящее время во многих арбитражных судах отсутствует необходимое количество кандидатур в списках арбитражных заседателей. В соответствии со ст. 3 ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации» количество арбитражных заседателей должно определяться из рас­ чета не менее двух арбитражных заседателей на одного судью арбитражного суда, рассматривающего дела в первой инстанции. Введение подобного правила отра­ Информация размещена на официальном сайте ВАС РФ: http://www.arbitr.ru.

См.: Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. М., 2006.

С. 320.

См.: Каширин А. Заседатель в процессе // ЭЖ­Юрист. 2003. № 36. С. 1, 6.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии жает не только необходимость одномоментного функционирования всех арбитраж­ ных судей во взаимодействии с арбитражными заседателями, но и создает для сторон широкий выбор кандидатур арбитражных заседателей. Безусловно, пози­ тивной в институте арбитражных заседателей представляется возможность выбо­ ра их кандидатур из имеющегося списка, поскольку это повышает уровень доверия к сформированному составу арбитражного суда. Вместе с тем данное требование во многих арбитражных судах не выполняется. Например, в Арбитражном суде г.

Москвы штатный состав арбитражных судей — более 150 человек, а в списке ар­ битражных заседателей — всего 50 кандидатур14. Таким образом, возможность выбора кандидатуры арбитражного заседателя чрезвычайно сужена, что снижает уровень доверия к функционированию данного института.

Представляется, что незначительная востребованность данного института — явление временное. В перспективе стороны арбитражного процесса поймут пре­ имущества рассмотрения наиболее сложных споров с участием профессионалов­ предпринимателей, способных помочь судье разобраться в специфике этой деятельности. Примером может служить иск Федеральной налоговой службы к компании «ПрайсвотерсхаусКупер Аудит», занимавшейся аудитом ОАО «НК “Юкос, при рассмотрении которого аудиторская компания настояла на участии в процессе арбитражных заседателей. Одним из мотивов подобного ходатайства являлось на­ личие принципиальных разногласий с истцом (Федеральной налоговой службой) в понимании роли и функций аудиторов. По мнению ответчика, участие в вынесении решения специалистов, знакомых с работой аудиторских компаний, могло способ­ ствовать принятию справедливого и законного решения.

По иску Росимущества к ОАО «Апатит» в процессе также принимали участие арбит­ ражные заседатели. 3 ноября 2006 г. Арбитражный суд г. Москвы отказал государству в иске. Решение было принято вопреки голосу председательствующего арбитражного судьи большинством арбитражных заседателей, являвшихся представителями бизнес­ сообщества. Эксперты оценили такое решение как проявление независимости суда и прогнозировали, что интерес представителей бизнеса к арбитражным заседателям, особенно при рассмотрении споров с государством, заметно возрастет15.

Руководство ВАС РФ также признало позитивной практику участия арбитраж­ ных заседателей при рассмотрении споров между государством и частными лица­ ми, даже в случае вынесения решения, противоположного мнению профессиональ­ ного судьи. Арбитражным судьям предлагается шире привлекать к рассмотрению споров представителей предпринимательских кругов, специалистов экономиче­ ских профессий и судей в отставке16.

Институт привлечения непрофессиональных судей встречается практически во всех развитых европейских судебных системах.

Своеобразие торговых судов Франции (всего их 228) состоит в том, что они полностью состоят из коммерсантов, избираемых их коллегами для разрешения в конечной инстанции споров, касающихся торговых операций (ограничения компе­ тенции связаны с ценой иска). Торговые суды обладают исключительной компетен­ цией по делам об изменении статуса или ликвидации по суду торгового товарище­ ства, по спорам между этими товариществами и их участниками.

Споры, связанные с арендой земель сельскохозяйственного назначения, рас­ сматриваются паритетными судами по аренде сельскохозяйственных земель (их всего 413). Такой суд включает в свой состав председателя, которым является Информация размещена на официальном сайте Арбитражного суда города Москвы: http:// www.

msk.arbitr.ru.

См.: Нарутто С.В., Смирнова В.А. Присяжные и арбитражные заседатели: теория и практика. М., 2008. С. 169.

Интернет­конференция Председателя ВАС РФ 20 апреля 2007 г. // Официальный сайт ВАС РФ.

http://www.arbitr.ru.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии судья­профессионал, и четырех заседателей, по два от арендодателей и арендо­ пользователей17.

Торговый суд в Швеции рассматривает жалобы на решения окружного суда Стокгольма по делам, касающимся торгового права (антимонопольное законода­ тельство, правила рекламной деятельности). Этот суд состоит из председателя, вице­председателя и пяти членов (только один из них обязан иметь опыт работы в качестве судьи, остальные подбираются из числа экспертов­экономистов)18.

Зарубежный опыт подсказывает, что в экономических спорах судье — профес­ сиональному юристу при рассмотрении споров весьма полезно функционировать совместно с экономистами, банкирами, специалистами в области землепользова­ ния. Это позволяет учитывать сложившуюся практику, влиять на ее дальнейшее развитие, делать судебную деятельность более прозрачной и понятной для пред­ принимательской общественности. Все эти моменты способствуют принятию спра­ ведливого и правильного решения по конкретному делу, формированию доверия и уважения к судебной деятельности, чего так не хватает нашей судебной системе.

Арбитражные дела, как правило, основываются на динамично меняющемся, сложном материальном законодательстве, регламентирующем предприниматель­ скую деятельность. Для юридических лиц, имеющих, как правило, в своем составе правовое подразделение, юрисконсульта или адвоката, привлечение в арбитраж­ ный процесс представителя­профессионала не является серьезной проблемой.

Арбитражным судьям также значительно проще рассматривать дела вместе с про­ фессиональными юристами — представителями сторон, поскольку это позволяет общаться на профессиональном языке, и судье не приходится разъяснять сторо­ нам положения и термины материального законодательства.

Действуя в таком направлении, разработчики АПК РФ 2002 г. включили в ст.

59 положение об ограничении представительства юридических лиц лишь их штат­ ными сотрудниками или адвокатами (в отношении физических лиц, в том числе и индивидуальных предпринимателей, подобных ограничений не предполагалось).

Представляется, что подобное ограничение было вполне логичным и разумным. Оно позволяло юридическим лицам выбирать кого­либо из своих сотрудников, в наи­ большей степени способного защищать их позицию в суде, либо заключить договор с адвокатом, прошедшим квалификационный экзамен и подтвердившим свою ком­ петентность. В противном случае клиент, поручая свое дело неопытному специали­ сту, мог понять свою ошибку и оценить ее последствия, лишь проиграв дело, что ощутимо сказывается на положении фирмы.

В окончательный вариант АПК это положение было включено (ч. 5 ст. 59), од­ нако постановлением Конституционного Суда от 16 июля 2004 г. № 15­П оно при­ знано неконституционным.

Профессионализм судебных представителей важен для всех судебных систем.

В ряде государств введены повышенные требования к кандидатурам судебных пред­ ставителей, установлено обязательное судебное представительство адвокатами.

Подобное ограничение круга возможных судебных представителей, особенно для юридических лиц, не оценивается в этих странах в качестве нарушения права на судебную защиту, а наоборот, выступает гарантией качества услуг, оказываемых профессионалами. Для общества всегда важно не просто предоставить участникам судебных процессов доступную юридическую помощь, но и обеспечить ее качество.

Например, во Франции действует система послевузовской профессиональной под­ готовки лиц, претендующих на получение статуса адвоката, для чего создано 12 ре­ гиональных школ адвокатуры (с 1985 г. их деятельность регламентируется законами, постановлениями правительства, решениями Национального совета адвокатуры).

Интернет­конференция Председателя ВАС РФ 20 апреля 2007 г.

Там же. С. 330.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии Быть принятым в члены адвокатской палаты может лишь лицо, прошедшее подоб­ ную подготовку. В этих школах проводится обязательное для адвокатов ежегодное повышение квалификации (не менее 20 часов в год), в рамках которого адвокат мо­ жет приобрести более узкую специализацию (семейные, страховые дела), подтверж­ даемую тестированием и выдачей соответствующего свидетельства19. Подобная процедура определения и подтверждения уровня профессиональной квалификации заслуживает поддержки и может быть воспринята российским законодательством вместо предлагаемой в период разработки последнего АПК РФ процедуры аккреди­ тации адвокатов при арбитражных судах (ч. 1, 2 ст. 62 проекта 2000 г.).

Представляется, что российскому обществу и законодателю еще предстоит вер­ нуться к обсуждению вопроса о введении мер, повышающих и гарантирующих каче­ ство услуг судебных представителей, но, по­видимому, при других обстоятельствах и в другое время. Это напрямую связано с оптимизацией судебных процедур, качеством, правильностью и справедливостью выносимых арбитражными судами решений.

В современных условиях гражданский оборот характеризуется значительной сте­ пенью самостоятельности в осуществлении гражданских прав. В связи с этим воз­ растают роль и необходимость более последовательной реализации в арбитражном процессе принципа диспозитивности, выражающегося в большей самостоятельности организаций, предприятий, индивидуальных предпринимателей, защищающих свои нарушенные права. Прокуроры, выступая в защиту нарушенных прав субъектов граж­ данского оборота, должны проявлять особую взвешенность при подготовке исков, что­ бы не подменять инициативу и самостоятельность хозяйствующих субъектов.

АПК РФ 2002 г. и ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Фе­ дерации» в общей форме предусматривают право прокурора вступить в дело в любой стадии процесса, однако лишь по делам, перечисленным в законе. Закон выделяет две формы участия прокурора в арбитражном судопроизводстве (ст. 52 АПК РФ):

• инициирование возбуждения производства по делу путем подачи иска или заявления в защиту прав граждан и организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

• вступление в дело, рассматриваемое арбитражным судом, на любой стадии арбитражного процесса с процессуальными правами и обязанностями лица, уча­ ствующего в деле, в целях обеспечения законности.

В отличие от АПК РФ 1995 г., в соответствии с которым прокурор сам оценивал конкретную правовую ситуацию на предмет наличия необходимости защиты госу­ дарственного и общественного интереса (ст. 41), АПК 2002 г. исчерпывающим об­ разом определил круг дел, по которым прокурор вправе участвовать в арбитраж­ ном процессе. В перечень обязательных для участия прокурора включены дела по оспариванию нормативных и ненормативных актов государственных и иных орга­ нов, по признанию недействительными сделок и применению последствий недей­ ствительности ничтожной сделки, совершенных органами государственной вла­ сти и управления и юридическими лицами, в уставном капитале которых имелась доля государственной или муниципальной собственности (ст. 52). Таким образом, применительно к делам, вытекающим из гражданских правоотношений, прокурор остается лишь защитником государственной и муниципальной собственности.

Значительное сужение полномочий прокурора в арбитражном процессе вызвано прежде всего изменениями в экономической сфере. Однако прокурор продолжает оставаться должностным лицом, реализующим свои надзорные полномочия через предоставленные ему арбитражным процессуальным законодательством права и обя­ занности по инициированию и участию в рассмотрении определенных категорий дел.

Тенденция свертывания участия прокурора в арбитражном процессе обусловле­ на проявлением диспозитивного начала, свойственного как самому гражданскому См.: Терела Е.А. Современная адвокатура Франции // Актуальные проблемы российского права.

2007. № 1. С. 660—661.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии обороту, где субъекты хозяйственной деятельности действуют на свой страх и риск, так и специфике защиты их субъективных прав. При этом юридические лица имеют все возможности для самостоятельной защиты своих нарушенных прав, не прибе­ гая к помощи прокурора. Прокурор в своей деятельности не вправе подменять иные государственные органы по вопросам защиты публичных интересов в пределах их компетенции. В силу этого сужение круга «прокурорских» дел должно восполняться увеличением числа дел, в которых принимают участие иные государственные орга­ ны. Это обстоятельство также находится в прямой связи и взаимодействии с процес­ сом профессионализации судопроизводства в арбитражных судах.

Последовательными и обоснованными представляются осуществленные из­ менения в вопросах участия сторон и арбитражного суда в процессе доказывания по делу. Споры, рассматриваемые арбитражными судами, вытекают из предприни­ мательской деятельности, характеризующейся жесткими условиями конкуренции и самостоятельностью субъектов гражданского оборота. Эти особенности позволили законодателю минимизировать активность арбитражного суда в процессе доказы­ вания, возложив основное бремя и риски несовершения процессуальных действий по доказыванию на участвующих в деле лиц, ввести элементы максимально раннего раскрытия доказательств. Рекомендация Комитета министров государствам — чле­ нам Совета Европы № R(85) от 07 февраля 1995 г. об улучшении функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам также предла­ гает ввести требование строгого соблюдения предельных сроков (например, в отно­ шении обмена документами и состязательными бумагами) и предусмотреть санкции за их несоблюдение (например, отказ от рассмотрения вопроса)20.

Введение подобных начал оправданно и своевременно для России. Ужесточение правил предоставления доказательств и ограничение периода времени, в течение которого стороны могут представлять доказательства, стадией подготовки дела к су­ дебному разбирательству целесообразно именно в судопроизводстве по коммерче­ ским спорам. Это позволит обеспечить быстроту и оперативность судопроизводства, повысит ответственность сторон за своевременное представление доказательств, послужит препятствием затягивания процесса недобросовестными участниками и гарантией равноправия сторон в процессе исследования доказательств21.

В соответствии с правилами раскрытия доказательств на ранних стадиях про­ цесса каждое лицо, участвующее в деле, должно представить доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания (ст. АПК). Все основные доказательства должны представляться на этапе подготовки дела к судебному разбирательству, что позволяет каждой стороне знать о право­ вой позиции противника заранее и подготовиться к защите своих интересов. Кро­ ме этого, вводится вполне разумное ограничение для лиц, участвующих в деле, ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно (ст. 65). Вместе с тем в АПК отсутствует корреспондирующая данному праву обязанность ответчика представить отзыв на исковое заявление на этапе подготовки дела к слушанию (из редакции ст. 131 сле­ дует, что направление или представление отзыва ответчиком является его правом, а не обязанностью). Непонятно, каким образом можно выяснить позицию ответчи­ ка и обстоятельства, лежащие в ее основе, если отзыв отсутствует. Истцу крайне затруднительно подготовиться к судебному разбирательству, определиться с так­ тикой возражений по поводу доводов ответчика. Арбитражному суду также доста­ точно сложно выполнить обязанность по надлежащей подготовке дела к судебному разбирательству. Отсутствие подобной обязанности ответчика практически сводит на нет сделанную законодателем попытку оптимизации судопроизводства.

Цит. по: Жуйков В.М. Указ. соч. С. 95—96.

Шварц М.З. Указ. соч. С. 55.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии Непоследовательностью законодателя можно объяснить и отсутствие запрета на представление доказательств непосредственно в судебное заседание без под­ тверждения уважительности причин запоздалой реализации своего процессуально­ го права. Введение подобного правила могло бы способствовать снижению количе­ ства злоупотреблений процессуальными правами, уменьшению числа отложенных судебных заседаний и способствовало бы быстроте завершения процессуальной процедуры.

Последовательной реализацией института раннего раскрытия доказательств станет введение в АПК РФ двух правил:

• обязанность ответчика на этапе подготовки дела к судебному разбиратель­ ству представить свой отзыв на исковое заявление с доказательствами тех обстоя­ тельств, на которых он базируется;

• определение санкции в виде запрета представлять доказательства и заявлять возражения непосредственно в судебное заседание, если не будет подтверждена уважительность причин несвоевременной реализации этих правомочий.

Такое ужесточение процедуры доказывания вполне объяснимо жесткостью ры­ ночной конкуренции, логично отражающейся на процедурах, используемых в ар­ битражных судах.

Еще одним позитивным изменением процесса доказывания в арбитражных судах было бы его дальнейшее ориентирование на приоритет письменных доказательств.

Многие авторы резонно выделяют в качестве принципа современного арби­ тражного процесса не просто устность, а сочетание устности и письменности22.

В силу особенностей гражданского оборота с участием предпринимательских структур подавляющим большинством доказательств по спорам выступают до­ говоры, акты, справки, письма, сопровождающие заключение и исполнение обя­ зательств. Подчас эти документы чрезвычайно объемны, содержат многозначные цифры и даты. В устной форме, путем оглашения в арбитражном суде, они просто не могут восприниматься. Все процессуальные документы представляются в пись­ менной форме. Однако в процессе присутствуют и элементы устности. Стороны могут давать объяснения, заявлять ходатайства, отводы, задавать вопросы, выска­ зывать свои возражения в устной форме, судебное заседание проходит в форме судоговорения. Вместе с тем решающую роль в судьбе заявленного иска играют надлежаще оформленные документы. Объяснения, как правило, нужны для разъ­ яснения связи одного документа с другими документами, для изложения правовой оценки представленных доказательств23.

В литературе высказаны рациональные предложения о шагах в направлении дальнейшего развития приоритета письменных доказательств. Для арбитражного процесса это представляется наиболее правильным решением. Поскольку сделка имеет основополагающее значение для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей участников предпринимательской деятельности, то право­ мерность ее совершения напрямую влияет на устойчивость гражданского оборота.

Законодатель не случайно уделяет особое внимание форме сделок, указывая на доминирующее значение письменной формы (ч. 1 ст. 159, 161 ГК РФ) и вводя огра­ ничения использования свидетельских показаний при несоблюдении письменной формы (ст. 162). Эти доказательства при возникновении спора в суде будут иметь особую ценность для установления действительных взаимоотношений сторон, в то время как устные показания свидетелей представляют собой доказательства, установленные в связи с возникшим спором. Последние в большей мере подвер­ См.: Арбитражный процесс: учебник / под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 90—91;

Арбитраж­ ный процесс: учебник / отв. ред. В.В. Ярков. М., 2003. С. 75—76;

Арбитражный процесс: учебник / под ред.

Р.Е. Гукасяна. М., 2006. С.48.

См.: Фурсов Д.А. Процессуальный режим деятельности арбитражного суда первой инстанции. М., 1997. С. 56.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии жены искажениям, так как их сохранность напрямую зависит от памяти человека, в отличие от письменных доказательств. Придание письменным доказательствам большей юридической силы по сравнению с другими доказательствами обусловле­ но тем, что они легче воспринимаются и дольше сохраняются. В судебной практике доброкачественные документы квалифицированной юридической формы (офици­ альные документы, удостоверенные в публичном порядке) признаются фактически «бесспорными», а их содержание презюмируется достоверным24.

Эти обстоятельства позволили И.Г. Медведеву высказать весьма обоснованные предложения, направленные на последовательное усиление значимости письмен­ ных доказательств в арбитражном процессе. Необходимо определить в законе до­ казательственную силу документов в простой письменной и квалифицированной форме, смягчить категоричность в части свободной оценки доказательств, когда ни одно из них не имеет заранее установленной силы, и предусмотреть особую процедуру оспаривания письменных доказательств25.

Еще одна группа существующих различий между цивилистическими процесса­ ми связана с попыткой законодателя максимально сократить время рассмотрения дел в арбитражном процессе. Цель этой попытки — преодолеть состояние спор­ ности в материальном правоотношении, что чрезвычайно важно для динамичных отношений в экономической сфере.

В современном арбитражном судопроизводстве не действует принцип непрерыв­ ности. Арбитражный судья в перерывах между судебными заседаниями по одному делу вправе рассматривать другие дела. После отложения судебного разбиратель­ ства на срок не более одного месяца в новом судебном заседании судья вправе воз­ обновлять слушание дела с того момента, с которого оно было отложено, и не произ­ водить повторного рассмотрения доказательств, исследованных до отложения (ч. ст. 158 АПК). В гражданском процессе это прямо запрещено (ч. 3 ст. 157 ГПК). По­ добные расхождения цивилистических процессов приводят некоторых специалистов к выводу о недопустимости такой ситуации и необходимости привести арбитраж­ ное производство в соответствие с правилами ГПК РФ26. Однако представляется, что подобное нововведение в арбитражном процессе предпринято законодателем целенаправленно (в АПК РФ 1995 г. принцип непрерывности действовал согласно ч. 3 и 4 ст. 117). Оно находится в русле профессионализации арбитражного процес­ са, поскольку при участии специалистов­профессионалов и при преобладании пись­ менных доказательств угроза искажения восприятия материалов дела значительно снижается. Суд и участвующие в деле лица всегда могут перед началом судебного заседания восстановить в памяти необходимые обстоятельства.

Эту же задачу призвано решать введение правил о рассмотрении дела в раз­ дельных заседаниях арбитражного суда и принятии отдельного решения по каждому из заявленных требований, объединенных в одном деле (ч. 1 ст. 167 АПК). В случае соединения требований о рассмотрении оснований ответственности ответчика и о применении мер такой ответственности арбитражный суд с согласия сторон вправе рассмотреть эти требования раздельно: сначала разрешить вопрос об основаниях ответственности, а затем при положительном решении рассматривать требование об определении размера этой ответственности (ч. 1—2 ст. 160). Если на первый во­ прос дается отрицательный ответ, то арбитражный суд второе требование не рас­ сматривает, второе судебное заседание не проводит, а сразу выносит решение об отказе в удовлетворении иска. При положительном ответе по первому требованию арбитражный суд сразу или после перерыва в течение до 5 дней проводит второе См., например: Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав. СПб.,1997. С. 87—89.

Медведев И.Г. Письменные доказательства в частном праве России и Франции. СПб.: Юридиче­ ский центр Пресс, 2004. С.105—111.

См., напр.: Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006. С. 67.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии судебное заседание, в котором рассматривает требование о применении мер ответ­ ственности, в том числе определяет размер взыскиваемой суммы. По результатам суд принимает решение по всем заявленным требованиям (ч. 3 ст. 160).

Введение подобных новелл способствует оптимизации процессуальных дей­ ствий в направлении сокращения сроков рассмотрения дела, поскольку позволяют арбитражному суду рассматривать вопросы поэтапно, от главного к второстепен­ ному;

на каждом из этапов выносить окончательное решение, не углубляясь в рас­ смотрение производных вопросов, например размера возмещения причиненного вреда, для чего может понадобиться сложная экспертиза.

В АПК РФ введены новеллы в институт процессуальных сроков, которые так­ же направлены на максимальное сокращение времени для преодоления состояния неопределенности в материально­правовых отношениях сторон.

Во­первых, правило об ограничении одним месяцем периода отложения судеб­ ного разбирательства дела. Эта норма уменьшает диапазон возможного выбора для арбитражного суда, что положительно влияет на организацию процесса, делая его динамичнее и устраняя немотивированные назначения судебных заседаний на сроки в 4—6 месяцев, что достаточно часто имеет место в гражданском процессе, где подобное ограничение отсутствует (ст. 169 ГПК).

Во­вторых, введение пресекательных сроков на подачу жалоб и заявлений об обжаловании или пересмотре в порядке надзора судебных актов (ч. 2 ст. 259, ч. 2 ст. 276, ч. 2, 3 ст. 292 АПК). Таким является шестимесячный период, в тече­ ние которого лицо, обладающее правом на соответствующие жалобы и заявления, вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного по уважительным при­ чинам срока на их подачу. Наличие подобного пресекательного срока, который не может быть восстановлен, служит гарантией стабильности вынесенных судебных решений и соблюдения «принципа правовой определенности». Именно с такого момента участвующие в деле лица должны быть уверены в том, что их дело не бу­ дет пересмотрено, а ход сложившихся правоотношений не будет еще раз изменен судебным актом, принятым в порядке очередного пересмотра ранее принятых по этому делу и вступивших в законную силу судебных актов27.

В заключение можно сделать вывод, что арбитражная процессуальная форма, посредством которой осуществляется правосудие по экономическим спорам хо­ зяйствующих субъектов, а в предусмотренных законом случаях — и физических лиц, имеет право на самостоятельное существование наравне с гражданской про­ цессуальной. Ее основным отличием представляется устойчивая тенденция к опти­ мизации и ускорению процедур за счет усиления профессиональных начал, что предопределено субъектным составом основных участников хозяйственной дея­ тельности. Подобная оптимизация характеризуется следующими направлениями:

• привлечение носителей специальных профессиональных (неправовых) зна­ ний для отправления правосудия наравне с федеральными судьями;

• отказ от некоторых отраслевых принципов (непрерывности);

• введение дополнительных обязанностей для участвующих в деле лиц;

• ориентация и постепенный переход к письменному типу процесса;

• введение жестких пресекательных сроков для осуществления процессуаль­ ных прав участниками процесса.

Подобные тенденции позволят повысить эффективность правосудия по эконо­ мическим спорам, сократить сроки рассмотрения этих дел, что особенно важно для сферы предпринимательской деятельности.

Исаева Е.В. Процессуальные сроки в гражданском и арбитражном процессе: учебно­практ. посо­ бие. М., 2005. С. 31—32.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.