WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Российское право: состояние, перспективы, комментарии А.С. Шаталов Контроль и запись Профессор кафедры судебной власти переговоров на и организации правосудия предварительном факультета права

Государственного университета – следствии: правовые Высшей школы экономики, основания, тактические доктор юридических наук условия, технология проведения Контроль и запись переговоров — процессуальная новация, некогда вызвавшая самый широкий резонанс как среди практических работников, так и в научной сре де. Задолго до ее появления в российском уголовно-процессуальном законодатель стве известными юристами приводились не столько убедительные, сколько эмоци ональные доводы против введения этого следственного действия. Например, В.М.

Савицкий высказывался весьма категорично: «…Никому не удается объяснить, по чему на протяжении десятилетий следственная и судебная практика прекрасно об ходилась без такого вида доказательств, а сейчас, когда тайна телефонных перего воров впервые возведена в ранг конституционного положения, появилась срочная необходимость урезать это положение, ограничить сферу его действия». Однако необходимость повышения результативности борьбы с преступностью оказалась более веским аргументом, чем мифическая угроза нарушения конституционных положений. В результате все же появилась возможность прослушивания телефон ных и иных переговоров при производстве по уголовному делу.

Впервые она была предусмотрена Законом СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных ре спублик» от 12 июня 1990 года. В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР спе циальная статья, регламентировавшая порядок производства этого следственного действия, появилась лишь в 2001 г. Но в ней речь шла уже не о прослушивании, а о контроле и записи переговоров. Через полтора года, практически в той же редакции эта норма была включена в текст Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ — где она находится и поныне среди других нормативных предписаний, относящихся к порядку производства следственных действий).

После появления первого варианта законодательной регламентации контроля и записи переговоров противники этого следственного действия изменили логику своих возражений. Теперь ее суть сводилась к тому, что якобы это совсем не след ственное, а типичное оперативно-розыскное действие, предусмотренное п. 9 ст.

6 Закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности», по См.: Савицкий В.М. Правосудие и личность // Советское государство и право. — 1983 г. — № 5. — С. 58.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии скольку «… его суть не меняется в зависимости от того, по чьей инициативе оно производится». Апофеозом научной дискуссии явились предложения об исклю чении из действующего УПК РФ ст. 186 «Контроль и запись переговоров». Мы не усматривали и не усматриваем в этой позиции сколько-нибудь конструктивного подхода, направленного на улучшение порядка осуществления защиты прав потер певших, и убеждены, что в обозримом будущем производство контроля и записи переговоров не только сохранится, но и станет возможным по уголовным делам о всех преступлениях вне зависимости от степени их общественной опасности.

Все предпосылки для этого уже имеются, в чем можно убедиться на основе произ веденного нами анализа правовых оснований, тактических условий и технологии проведения данного следственного действия.

Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью. Создание необходимых условий для их признания, соблюдения и защиты предопределяет смысл, содержание, порядок применения закона в сфере уголовного судопроизводства, где права личности затрагиваются наиболее ощутимо.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и опыт практического применения его норм свидетельствуют о том, что охране прав и свобод личности при производстве по уголовным делам вообще, и на предварительном следствии, в частности, придается весьма важное значение. Так, для обеспечения соблюдения конституционного права граждан на тайну телефон ных и иных переговоров в УПК РФ была включена специальная статья, устанавли 6 7 вающая процессуальный порядок контроля и записи переговоров.

Это единственное следственное действие, производство которого допускает ся только по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях и только при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц, могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела. Своеобразие данного следственного действия проявляется не только в невозможности его проведения при расследовании преступлений небольшой тяжести, но и в обязательном при сутствии негласного компонента в практике его производства. Это значит, что Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С. 63.

См. напр.: Баев О.Я. Об уголовно-процессуальной регламентации контроля и записи пере говоров / Воронежские криминалистические чтения. Вып.3 / под ред. О. Я. Баева. Воронеж: Из дательство Воронежского государственного университета, 2002. С. 17.

Статья 2 Конституции Российской Федерации.

Статья 186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Контроль — проверка, а также наблюдение с целью проверки. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Рус. яз., 1983. С. 259.

Запись — нанесение на пленку при помощи специального аппарата. Там же С. 192.

Переговоры — обмен мнениями, разговор. Там же. С. 443.

Производство этого следственного действия до 01 августа 2007 г. допускалось лишь по уго ловным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Необходимость его проведения по уголов ным делам о преступлениях средней тяжести была мотивирована совершенствованием государ ственного управления в области противодействия экстремизму. См.: статья 5 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с со вершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» от июля 2007 г. № 211 — ФЗ.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии практически в каждом случае контроля и записи переговоров следователь вынуж ден использовать свое право давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение по поводу его технического осуществления.

Что реально представляет собой контроль и запись переговоров, законом опре делено в самых общих чертах. Под это понятие, в частности, подпадают прослуши вание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм.

В соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ разрешение на производство этого следственного действия уполномочен давать суд в порядке, предусмотренном ст.

165 УПК РФ. Однако при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и 12 других преступных действий в отношении свидетеля, потерпевшего или их близ 14 ких родственников, близких лиц контроль и запись переговоров допускается по их письменному заявлению, а при его отсутствии — на основании судебного реше ния, вынесенного по ходатайству следователя.

Контроль и запись переговоров не могут осуществляться свыше 6-ти месяцев.

Если необходимость в проведении такого следственного действия отпадает, оно См.: пункт 4 части второй статьи 38 Уголовно-процессуального кодекса Российской Феде рации.

См.: пункт 141 статьи 5 УПК РФ.

В соответствии с частью первой ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

В соответствии с частью первой ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юри дическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Близкие родственники — супруг, супруга, родители, дети усыновители, усыновленные, род ные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. См.: пункт 4 статьи 5 УПК РФ.

Близкие лица — иные, за исключением близких родственников и родственников, лица, со стоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений. См.: пункт статьи 5 УПК РФ.

Подобный порядок существует во многих других странах мира. Например, вплоть до 2001 г.

в США ордер на прослушивание выдавался как на федеральном уровне, так и на уровне штатов, но только строго определенным кругом судей и лишь по тем обращениям полиции, которые завизиро ваны высшими должностными лицами атторнейской службы. (См., напр.: Пешков М. Прослуши вание и электронное наблюдение в уголовном процессе США // Российская юстиция — 1997. — № 4. — С. 56). После беспрецедентных по жестокости и масштабам терактов 11 сентября 2001 г. спец службы этой страны получили упрощенный доступ к телефонам граждан благодаря специальному закону — Патриотическому акту. Этот упрощенный доступ имел конкретный срок и должен был за вершить свое действие уже не раз. Однако спецслужбы США снова и снова утверждали в Конгрессе его обновленную версию.

Предусмотренный статьей 186 УПК РФ срок контроля и записи переговоров можно охарак теризовать как чрезмерно длительный, благодаря чему это следственное действие попало в разряд самых дорогостоящих в российском уголовном процессе. Экономический эффект от его прове дения оценить сложно, но здесь уместно сравнение с уголовным судопроизводством зарубежных стран. Например, в одной из самых процветающих стран мира — США — ордер на прослушивание выдается судом только на 30 суток. При необходимости этот срок может продлеваться на такой же временной период, причем лишь в исключительных случаях и при условии представления суду нового достаточного основания (Пешков М. Указ. соч. С. 56).

Российское право: состояние, перспективы, комментарии прекращается по постановлению следователя, но не позднее окончания предвари тельного расследования по данному уголовному делу.

В течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров следователь вправе истребовать от органа, их осуществляющего, фо нограмму для осмотра и прослушивания. Этим правом он может воспользоваться в любое время. Фонограмма передается следователю в опечатанном виде с сопрово дительным письмом, в котором должны быть указаны даты, время начала и окон чания записи переговоров лица, интересующего следствие, а также краткие харак теристики использованных при этом технических средств. О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием понятых и, при необходи мости, специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, где должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу.

Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе изложить свои замечания к протоколу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство. Она хра нится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ее прослушивания и тиражирования посторонними лицами и обеспечивающих, кроме того, сохран ность и техническую пригодность фонограммы для повторного прослушивания.

Такова законодательная регламентация порядка производства контроля и запи си переговоров, породившая для отечественной криминалистики необходимость разработки новых научных положений и основанных на них рекомендаций, от носящихся к тактике проведения этого следственного действия и к определению наиболее целесообразной линии поведения осуществляющих его лиц. Потреб ность внедрить такие рекомендации в деятельность следователя предопределена состязательным характером российского уголовного судопроизводства, жесткими требованиями законодателя к ходу и результатам предварительного расследования, а также к решениям, которые могут быть приняты судом по его итогам.

Необходимо заметить, что определенная работа в этом направлении уже про делана специалистами в сфере оперативно-розыскной деятельности. Однако методы и познавательные технологии, используемые сотрудниками оператив ных подразделений, во многих случаях не позволяют сохранять процессуальную безупречность криминалистически значимой информации, полученной путем прослушивания телефонных переговоров. Иными словами, при производстве од ноименного оперативно-розыскного мероприятия не всегда удается добиться со блюдения всех требований, предъявляемых уголовно-процессуальным законом к доказательствам. В результате собранные оперативными сотрудниками сведения о переговорах интересующих следствие лиц признаются судом недопустимыми в доказывании по уголовным делам.

По законодательству США, например, прослушивание должно быть прекращено не только по окончании срока, но и сразу после того, как были получены искомые доказательства. См.: Ма хов В. Н., Пешков М. А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. М.: ЗАО «Бизнес-школа ''Интел-Синтез''», 1998. С. 111.

См., напр.: Сурков В.К. Принципы оперативно-розыскной деятельности и их правовое обе спечение в законодательстве, регламентирующем сыск. СПб., 1996;

Шумилов А.Ю. Проблемы за конодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности в России. М., 1997;

Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной инфор мации в ходе предварительного следствия. М., 1999 и др.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии Многолетняя дискуссия с участием научных и практических работников об оптимальном варианте выхода из подобных ситуаций завершилась приданием прослушиванию переговоров статуса следственного действия. На момент появле ния этого процессуального новшества контроль переговоров и их запись уже были доступными в техническом отношении. Главное заключалось в том, что это ново введение повлекло за собой улучшение технико-криминалистического оснащения правоохранительных органов государства. В итоге представляющие их в уголовном судопроизводстве должностные лица не оказались в неравных условиях с участни ками преступлений, открыто приобретающими и активно использующими в своей противоправной деятельности «подслушивающие» и «подсматривающие» устрой ства, а также различные технические приспособления, предназначенные для за щиты информации от перехвата.

Наряду с необходимой правовой базой правоохранительные органы Россий ской Федерации получили в свое распоряжение технические ресурсы, специально созданные для обнаружения, фиксации, изъятия и проверки криминалистически значимой информации путем контроля и записи переговоров, а также право ис пользовать в этих целях любые действующие средства коммуникации. Например, для обеспечения своевременного и результативного проведения этого следствен ного действия руководители подразделений, непосредственно занимающихся Привлечение к уголовной ответственности «радиофицированных» квартирных воров уже давно перестало быть редкостью. Известно немало случаев, когда подслушивая телефонные от кровения своих потенциальных жертв, они получали всю необходимую информацию для под готовки, совершения и сокрытия преступлений. (См., напр.: Рос. газ. — 2003. — № 111 (3225).

Анализ материалов уголовных дел, возбужденных и расследованных по таким фактам, свидетель ствует, что наиболее удобным и при этом самым незащищенным каналом связи были и остаются телефонные линии. Соответственно, прослушивание телефонных переговоров остается самым распространенным способом несанкционированного перехвата информации, который в первую очередь и стремятся использовать технически оснащенные злоумышленники. Приобретение спе циальных приспособлений является для них вполне посильной задачей. Предложения об их про даже регулярно публикуются в специализированных журналах и в Интернете. Так, телефонные «жучки» заводского изготовления стоят несколько сотен долларов, а самодельные всего лишь не сколько десятков. И те, и другие представляют собой усилитель и радиопередатчик миниатюрных размеров, которые часто маскируются под радиодетали или стандартные элементы предметов, в которых впоследствии будут устанавливаться. Батарейки для них не нужны. «Жучок», подключен ный к абонентскому отводу в распределительной коробке на этаже, питается непосредственно от телефонной сети и способен исправно работать до тех пор, пока его не обнаружат. Передающей антенной является сама линия связи. Чтобы с помощью такого устройства незаметно подслушать телефонный разговор, требуется всего лишь радиоприемник ультракоротких волн (как правило, работающий в диапазоне 66 — 74 или 88 — 108 МГц). Несколько лет назад в число доступных пре ступникам радиоустройств попали отдельные модели акустических усилителей звуковых колеба ний, в том числе прибор для прослушивания разговоров через окна. Исходящий из него луч лазера улавливает с большого расстояния сотрясающие стекло колебания воздуха в помещении и пере дает их на приемник с расстояния несколько сот метров. Сотрудники специальных подразделений правоохранительных органов нередко обнаруживают работу подобных устройств, используя рада ры, локализаторы либо специальные технические анализаторы телефонных линий.

Действующими нормативными актами предусматривается обязательная установка и эксплу атация оборудования в учреждениях связи для проведения следственных действий и оперативно розыскных мероприятий. См.: Указ Президента Российской Федерации «Об упорядочении органи зации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств» от 01 сентября 1998 г. № 891;

Приказ Министра связи и информатизации Российской Федерации «О порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных ме роприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования» от 25 июля 2000 г. № 130.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии проведением специальных технических мероприятий, вступают в договорные отношения с операторами связи, каждый из которых уполномочен оказывать им содействие в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законо дательства. Суть заключаемых с их участием соглашений сводится к тому, что операторы связи обязуются создавать все необходимые условия для производства оперативно-розыскных мероприятий, а также принимать меры по недопущению раскрытия организационных и тактических приемов их проведения. Кроме того, при эксплуатации сетей связи и сооружений они должны обеспечивать защиту средств связи от несанкционированного доступа к ним.

Закон не исключает возможность технического осуществления контроля и за писи переговоров самим следователем, по его поручению — оперативным уполно моченным или специалистом. Однако этот вариант оптимален для разовых случаев прослушивания. При его долговременном характере задействование технических возможностей специальных подразделений, как правило, является неизбежным.

Таким образом, участниками контроля и записи переговоров являются сле дователь;

лица, чьи переговоры подлежат контролю и записи;

орган, которому поручается техническое осуществление прослушивания переговоров;

понятые, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы;

привлеченный к этому специалист.

Контроль и запись переговоров осуществляется следователем в рамках однои менного следственного действия, производство которого предполагает поэтапное совершение следующих взаимосвязанных поступков:

1) принятие решения о производстве этого следственного действия и согласова ние своего решения с руководителем следственного органа;

2) получение разрешения на осуществление контроля и записи переговоров в суде;

3) поручение технического осуществления контроля и записи переговоров ор гану, уполномоченному на производство специальных технических мероприятий;

4) истребование фонограммы с записью телефонных и иных переговоров;

5) осмотр и прослушивание фонограммы;

6) оценка результатов контроля и записи переговоров;

7) приобщение фонограммы к материалам уголовного дела в качестве веще ственного доказательства;

После совершения всех перечисленных действий появляется основание для ис пользования результатов контроля и записи переговоров в процессе доказывания по уголовному делу.

В органах внутренних дел Российской Федерации подразделения специальных технических мероприятий входят в структуру криминальной милиции. См.: Постановление Правительства Российской Федерации «О подразделениях криминальной милиции» от 07 декабря 2000 г., № // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2000. — № 50. — Ст. 4904;

Собрание за конодательства Российской Федерации. — 2001. — № 32. — Ст. 3325.

Статья 64 Федерального закона «О связи» от 07 июля 2003 года № 126 — ФЗ. // Рос. газ. — 2003. — № 135 (3249) — С. 14 — 15.

См.: Там же.

Сеть связи — технологическая система, включающая в себя средства и линии связи, пред назначенная для электросвязи или почтовой связи. См.: статья 2 Федерального закона «О связи».

Средства связи — технические и программные средства, используемые для формирования, приема, обработки, хранения, передачи, доставки, сообщений электросвязи или почтовых отправ лений, а также иные технические или программные средства, используемые при оказании услуг связи или обеспечении функционирования сетей связи. См.: Там же.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии Из всего сказанного следует — контроль и запись переговоров, как и любое другое следственное действие, предназначено для собирания, проверки и оценки любых сведений, имеющих значение для расследуемого уголовного дела. Оно ха рактеризуется познавательной направленностью, ограниченным кругом участвую щих в нем лиц, и производится по строгим правилам только уполномоченным на это должностным лицом с соблюдением процессуальной процедуры, предусмо тренной ст. 186 УПК РФ. Полагаем, что ему можно дать следующее определение:

контроль и запись переговоров — следственное действие, осуществляемое следо вателем на основании судебного решения либо заявления заинтересованных лиц, по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях, с участием органа, которому поручается техническое осуществле ние прослушивания переговоров специалиста, а также понятых, заключающееся в тайном восприятии и фиксации в материалах уголовного дела, сведений, касаю щихся фактов обмена мнениями с участием лиц, интересующих следствие, в целях получения вещественного доказательства — фонограммы.

Таким образом, анализ правовых оснований и тактических условий рассматри ваемого следственного действия позволил убедиться в том, что его суть заключает ся отнюдь не в прослушивании следователем телефонных и иных переговоров, а в организации практического осуществления процессуального контроля за ними с одновременной фиксацией их содержания на фонограмму. Иными словами, при расследовании уголовных дел о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях специально уполномоченными участниками уголовного судопроизводства создаются необходимые условия для целенаправленного соби рания интересующей следствие криминалистически значимой информации. Воз можность ее получения и результативность использования в доказывании по уго ловному делу предопределены не только строгим соблюдением законодательных предписаний, имеющих прямое отношение к контролю и записи переговоров, но и применением одноименной криминалистической технологии, учитывающей са В специальной литературе можно встретить несколько иные по смыслу и нуждающиеся в дополнении либо уточнении определения. Одни криминалисты дают контролю и записи перегово ров лишь обобщенную характеристику, понимая под ним следственное действие, целью которого является получение вещественного доказательства — фонограммы, содержащей запись перегово ров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, могущих содержать сведения, имеющие значения для уголовного дела (См., напр.: Гаврилин Ю.В., Дубоносов Е.С. Использование контроля и запи си телефонных и иных переговоров в раскрытии и расследовании преступлений: Учебное пособие.

М.: ЮИ МВД РФ, 2003. С. 14). Другие, обстоятельно исследовав тактику этого следственного дей ствия, пришли к выводу, что под контролем и записью переговоров следует понимать проводимое на основании постановления судьи или заявления определенных лиц в установленном законом порядке следственное действие, носящее комплексный характер, заключающееся в звукозаписи информации, передаваемой по техническому каналу связи, и контроле посредством прослушива ния фонограмм переговоров за деятельностью лиц, совершивших преступление и (или) противо действующих расследованию, с целью получения юридически значимой и тактической инфор мации по уголовному делу. (См., напр.: Юрина Л.Г., Юрин В.М. Контроль и запись переговоров:

Учебное пособие. М.: Изд. Приор, 2002. С. 20 — 21). Видно, что это определение, в отличие от первого, более развернутое. Тем не менее, оно также не лишено некоторых недостатков. Полагаем, что упоминание в ст. 186 УПК РФ не только телефонных, но и иных переговоров предопределяет возможность их фиксации независимо от способа воспроизведения и передачи звуковой инфор мации. Иными словами, авторы второго определения не учли, что закон позволяет фиксировать любую речь, передаваемую как устно, так и с помощью средств связи всех разновидностей, без каких-либо исключений.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии мые разнообразные закономерные связи. Она имеет универсальный характер и в принципе может применяться для познания каждого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.

Присутствие негласного компонента, значительная протяженность во време ни и некоторые другие оригинальные черты, выгодно отличающие контроль и за пись переговоров от любого другого средства доказывания, обуславливают вполне определенную последовательность действий следователя. Именно они определяют специфику технологии контроля и записи переговоров, содержание которой долж но быть представлено научными положениями и разработанными на их основе ре комендациями об оптимальной линии поведения следователя и приемах проведе ния этого следственного действия. Остановимся на их подробном рассмотрении.

Технологическая цепочка контроля и записи переговоров начинается с при нятия решения о его проведении. Как и многие другие решения, принимаемые следователем, оно имеет не только процессуальную, но и тактическую природу.

Принятие такого решения неминуемо влечет за собой определенные ограничения конституционных прав и свобод граждан на условиях недопустимости разглаше ния любых данных, связанных с его практической реализацией. Для такой жест кой постановки вопроса есть убеждающие аргументы. Их смысл сводится к тому, что предание огласке намерений следователя о производстве контроля и записи переговоров не только противоречит интересам предварительного расследования, но и способно причинить серьезный ущерб безопасности и законным интересам участников уголовного судопроизводства. Все это означает, что риск следователя на каждом этапе производства этого следственного действия попросту неизбежен.

Решение о контроле и записи переговоров может быть принято и реализовано только на стадии предварительного расследования, причем в полном соответствии с требованиями ст. 186 УПК РФ. Это означает, что в процессуальном аспекте его можно охарактеризовать как акт применения следователем названной нормы за кона с целью получения сведений, имеющих значение для дела.

Провозглашенная законодателем цель может быть достигнута разными путями.

По этой причине решение о контроле и записи переговоров должно приниматься с учетом характера сложившейся к этому моменту следственной ситуации и про гнозов ее дальнейшего развития. Следовательно, с тактической стороны решение о контроле и записи переговоров обусловлено интересами скорейшего продвиже ния процесса доказывания в благоприятном для следствия направлении, а первым этапом в процедуре его принятия является формулирование подлежащих решению практических задач. Чаще всего они продиктованы не только потребностями дока В криминалистике под технологией следственного действия принято понимать систему рас крывающих его механизм операций, каждая из которых основывается на требованиях уголовно процессуального закона и рекомендациях криминалистики. См., напр.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов / под ред. Р. С. Белкина.

М., 1999. С. 549 — 678;

Юрина Л.Г., Юрин В.М. Указ. соч. С. 69 и др.

В специальной литературе по поводу принятия процессуальных решений правильно отме чалось, что они: «… могут быть вынесены только государственными органами и должностными ли цами, ведущими уголовное судопроизводство, в пределах их компетенции;

они выражают властное веление органов государства, порождают, изменяют или прекращают уголовно-процессуальные отношения, подтверждают наличие или устанавливают отсутствие материально-правовых отно шений;

они должны быть вынесены в установленном законом порядке и выражены в определен ной законом форме». Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержа ние и формы. М., 1976. С. 18.

См.: часть первая статьи 186 УПК РФ.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии зывания, но и желанием следователя обеспечить методичность и наступательность расследования с использованием фактора внезапности.

Частные задачи этого следственного действия определяются по результатам анализа следственной ситуации. Каждая такая задача будет являться основой для детализации и конкретизации путей достижения процессуальной цели, стоящей перед контролем и записью переговоров. Как было сказано выше, это представля ет собой получение сведений, имеющих значение для уголовного дела.

Помимо результатов анализа следственной ситуации, которые являются ве личиной переменной, при принятии решения о производстве контроля и записи переговоров следователь обязан учитывать сведения иного рода. Все они обладают признаком постоянства. Полагаем, что в их число входят:

1) нормы Уголовного Кодекса Российской Федерации (УК РФ), позволяющие отнести расследуемое преступление к категории средней тяжести, тяжких или осо бо тяжких;

2) нормы УПК РФ, определяющие полномочия участников контроля и записи переговоров, предмет и пределы доказывания, общие условия и порядок произ водства этого следственного действия;

3) научные положения криминалистической тактики и основанные на них ре комендации, предназначенные для применения в условиях типичной следствен ной ситуации;

4) собственный опыт следователя по принятию решений о производстве кон троля и записи переговоров;

5) общепринятые оценочные критерии, позволяющие определить значение ре зультатов анализа следственной ситуации для принятия решения о производстве рассматриваемого следственного действия.

С практическим применением перечисленных сведений у опытного следовате ля, как правило, проблем не возникает. В то же время, в условиях дефицита пере менной информации процедура принятия этого решения существенно усложняет ся. И наоборот, когда такой информации достаточно, этот процесс относительно прост. Напрашивается вывод: исходя из особенностей процедуры принятия, реше ние о контроле и записи переговоров, может быть охарактеризовано одновременно и как простое, и как сложное.

Принятие простых решений для следственной практики является предпочти тельным, так как поддается алгоритмизации и программированию. Принимать сложные решения намного труднее. Помимо всего прочего, в таких случаях следо ватель вынужден руководствоваться интуитивными соображениями, не заменяю щими результатов анализа следственной ситуации, но частично компенсирующи ми в интересах расследования их недостаточность либо неопределенность.

В криминалистической литературе анализ следственной ситуации, т.е. обработка необходи мой информации о ней, рассматривается как исходный момент в процессе подготовки и принятия следователем любого решения по делу. См., напр.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической так тики: Уч. пособие. Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. С. 87.

В качестве таких задач криминалисты выделяют: выявление лиц, совершивших престу пление;

установление признаков вины, мотивов и роли каждого участника в совершении престу пления;

выявление новых эпизодов преступной деятельности;

розыск скрывшегося обвиняемого и без вести пропавших лиц;

установление места совершения преступления;

обнаружение места сокрытия похищенного имущества и орудий преступления. См., напр.: Юрина Л.Г., Юрин В.М.

Указ. соч. С. 23.

Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Приклад ные аспекты. (Научное издание). М.: Лига Разум, 2000. 252 с.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии Сформулировав частные задачи контроля и записи переговоров, следователь должен определиться с последовательностью и нюансами процесса их практиче ской реализации, спрогнозировать результаты согласования своего решения с ру ководителем следственного органа, а также вероятный исход рассмотрения хода тайства о проведении этого следственного действия в суде.

Для того чтобы решение следователя о производстве контроля и записи пере говоров получило властно-распорядительную поддержку со стороны руководителя следственного органа, а затем и суда, оно должно отвечать требованиям законно сти обоснованности, мотивированности, своевременности и реальности исполне ния. Три первых требования прямо названы в действующем законодательстве, а два последних обусловлены тактической природой принимаемого решения.

Законность предполагает, что принимаемое решение предусмотрено действую щим уголовно-процессуальным законодательством и полностью ему соответствует.

Обоснованность означает, что необходимость проведения контроля и записи пере говоров подтверждена совокупностью фактических данных имеющихся в распоря жении следователя. Мотивированность свидетельствует, что решение опирается на доводы, обеспечивающие его обоснованность. Своевременность заключается в принятии данного решения в наиболее подходящий момент. Реальность исполне ния решения означает присутствие всех необходимых условий для его практиче ской реализации.

Создание таких условий — очень непростая задача. Ее решение осуществляется в рамках подготовки к проведению этого следственного действия. Сама же под готовка, следуя сразу за принятием решения, выступает вторым звеном его техно логической цепочки. Подготовка к проведению контроля и записи переговоров включает в себя взаимосвязанные действия следователя:

1) составление плана этого следственного действия и определение круга его участников;

2) налаживание целевого сотрудничества с органом дознания, в компетенцию которого входит организация и практическое осуществление специальных техни ческих мероприятий;

3) принятие мер по сохранению в тайне любых сведений о факте производства контроля и записи переговоров;

4) изучение личности подозреваемого, обвиняемого, а также иных лиц, пере говоры которых решено прослушивать;

5) определение каналов связи, которые могут использоваться для переговоров с участием интересующего следствие субъекта и их пространственного масштаба;

6) консультации со специалистами по прослушиванию телефонных и иных пе реговоров;

7) определение режима контроля и записи переговоров, а также момента начала и окончания этого следственного действия;

8) оформление всех процессуальных документов, необходимых для его прове дения;

9) направление постановления о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров для исполнения в соответствующий орган.

После принятия решения о производстве этого следственного действия следо ватель начинает поэтапно готовиться к его проведению. Первым элементом под готовки выступает планирование, цель которого — заблаговременное определение См.: часть четвертая статьи 7 УПК РФ.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии направления и содержания деятельности следователя на всем протяжении контро ля и записи переговоров. Задачи, сформулированные на этапе принятия решения о производстве подобного следственного действия, должны обязательно найти от ражение в плане его проведения.

Помимо задач, в плане должны быть предусмотрены: круг участников контроля и записи переговоров;

порядок осуществления взаимодействия с органом, в компе тенцию которого входит организация и практическое осуществление специальных технических мероприятий;

действия следователя по предотвращению разглашения любых сведений о факте производства контроля и записи переговоров;

изучение личности подозреваемого, обвиняемого, иных лиц, а также каналов связи, которые предстоит прослушивать;

консультации со специалистами по поводу режима кон троля и записи переговоров, об оптимальном моменте их начала и окончания;

дату направления ходатайства в суд;

указание на тактические приемы проведения этого следственного действия, на последовательность их применения с учетом возмож ных изменений следственной ситуации;

другая важная, по мнению следователя, информация.

По ходу планирования следователь должен наладить сотрудничество с опера тивным подразделением, в компетенцию которого входят организация и практи ческое осуществление специальных технических мероприятий.

Конспиративный характер деятельности такого подразделения обусловил су ществование правила, что его взаимодействие со следователем происходит опо средованно, через оперативных уполномоченных, занимающихся исполнением письменных поручений по расследуемому уголовному делу. Они посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий оказывают следователю помощь в изучении личности подозреваемого, обвиняемого, иных лиц, переговоры которых будут находиться под процессуальным контролем;

устанавливают каналы общения, по которым происходит обмен мнениями с участием интересующего следствие лица;

осуществляют проверку информации, полученной в ходе прослушивания;

занимаются поиском неизвестных следствию источников доказательств.

Если в результате такого взаимодействия выяснится, что интересующие след ствие сведения могут быть получены с меньшими затратами сил, времени и средств (т.е. путем проведения других следственных действий), то только это обстоятель ство не должно влечь за собой отказ следователя от производства контроля и за писи переговоров. Во-первых, эти надежды могут не оправдаться, во-вторых, при планировании следственных действий недопустимы любые крайности, и наконец, Как правило, в этом качестве выступают подразделения уголовного розыска, отделы (управ ления) по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями, по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и некоторые другие. Взаимодействие с каждым из них при производстве контроля и записи переговоров налаживается исходя из разно видности расследуемого уголовно-наказуемого деяния. После того, как начальнику какого-либо из названных подразделений поступило постановление и письменное поручение следователя о производстве контроля и записи переговоров, специально уполномоченный им сотрудник состав ляет задание и передает его в управление специальных технических мероприятий для практиче ского осуществления прослушивания, либо производит его лично.

В криминалистической литературе правильно отмечалось, что опосредованный характер вза имодействия следователя с оперативными сотрудниками обусловлен, прежде всего, потребностью охраны сведений в области оперативно-розыскной деятельности, составляющих государственную тайну и, как следствие, необходимостью строгого соблюдения режима секретности. См.: Гаврилин Ю.В., Дубоносов Е.С. Использование контроля и записи телефонных и иных переговоров в раскры тии и расследовании преступлений: Учебное пособие. М.: ЮИ МВД РФ, 2003. С. 28 — 29.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии в-третьих, режим процессуальной экономии далеко не всегда соответствует инте ресам расследования вообще, тяжких и особо тяжких преступлений, в частности.

Принятие мер по сохранению в тайне любых сведений, имеющих отношение к производству контроля и записи переговоров, является важнейшей частью под готовительных действий следователя. Выражаясь точнее, здесь эти действия берут свое начало, поскольку названные меры принимаются и далее (и не только по ходу этого следственного действия, но и после его завершения).

Известно, что результаты контроля и записи переговоров (равно как и любого другого следственного действия) должны быть во всей полноте отражены в матери алах уголовного дела. Однако внутренняя сторона этого процесса, т.е. технологиче ские детали собирания сведений о переговорах, как правило, остаются за рамками составленных следователем процессуальных документов. Тем не менее, он зара нее должен позаботиться о том, чтобы проделанная им и его помощниками рабо та была понятной и объяснимой другим участникам уголовного судопроизводства лишь в требуемом законом объеме и даже при случайном стечении обстоятельств не была бы раскрыта полностью.

Стремясь уклониться от уголовного преследования, подозреваемые, обвиняе мые, а также близкие им лица всегда заинтересованы в получении любой инфор мации по уголовному делу. Преждевременная огласка намерений следователя мо жет создать серьезные препятствия на пути продвижения процесса доказывания.

Что касается контроля и записи переговоров, то здесь следователь не просто дол жен хранить тайну. От него требуется строгое соблюдение правил конспирации и принятие превентивных мер, направленных на недопущение утечки служебных секретов за пределы того круга лиц, которые им же были осведомлены о факте и отдельных деталях производства данного следственного действия.

Все это означает, что сам следователь, а также руководитель следственного ор гана, судья и непосредственно участвующие в контроле и записи переговоров лица должны в очередной раз воспользоваться своим умением молчать, которое, по мне нию психологов, является продуктом воспитания и самовоспитания. Сохранение сведений, имеющих отношение к производству контроля и записи переговоров в тайне, во многом зависит от их моральной устойчивости, дисциплинированности и в немалой степени — от характера взаимоотношений с подозреваемым, обвиняе мым и иными лицами, переговоры которых решено прослушивать.

Выяснению последнего из названных обстоятельств призвано способствовать заблаговременное изучение личности каждого известного следствию потенциаль ного участника переговоров, причем в сжатые сроки. Для решения этой задачи следователь целенаправленно обобщает и анализирует материалы уголовного дела, где зафиксированы их установочные данные, сведения о круге общения, время препровождении, об используемых средствах и способах связи и другая кримина листически значимая информация.

Однако чаще всего в имеющихся у следователя процессуальных документах содержится лишь некая ее часть. Выяснением недостающих сведений о личности подозреваемого, обвиняемого и иных лиц, переговоры которых предстоит про слушивать, занимаются оперативные сотрудники на основании письменного по ручения следователя. Чаще всего им ставится задача по установлению всех средств связи, которыми пользуется интересующее следствие лицо, номеров их активации, Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М.: «Юрлитинформ», 2001. С. 67.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии технических характеристик и наличия приспособлений, предназначенных для за 38 щиты информации от перехвата и создания радиопомех.

С учетом бурного развития мобильной связи на территории Российской Фе дерации, которое привело к сосуществованию множества операторов, тарифных планов, зон радиопокрытия (в том числе роумингового), не менее важной задачей при подготовке проведения контроля и записи переговоров является определение резервных каналов связи, которыми могут воспользоваться интересующие след ствие абоненты. Ее решение также осуществляется посредством проведения ком плекса оперативно-розыскных мероприятий.

После изучения личности участников переговоров, выяснения круга средств и способов связи, которыми они предпочитают пользоваться, у следователя может воз никнуть необходимость в проведении консультаций со специалистами. Их цель — уточнить круг действий, которые следует предпринять заранее для обеспечения надлежащего качества записи речевой информации. Они же позволяют следова телю предвидеть и вовремя преодолеть возможные технические трудности прослу шивания переговоров как на линиях городской, междугородней и международной Как правило, для защиты информации от перехвата технически оснащенными злоумыш ленниками используются следующие специальные приспособления: 1) скремблеры, кодирующие речь до такой степени, что ее невозможно расшифровать в режиме реального времени;

2) ана лизаторы телефонных линий, реагирующие на изменившиеся параметры сети;

3) односторонние маскираторы речи, создающие интенсивный шумовой сигнал по всему каналу связи;

4) средства пассивной защиты в виде шумового экрана или фильтра;

5) постановщики активной заградитель ной помехи, предназначенные для создания различных дополнительных сигналов во время теле фонного разговора и др.

Радиопомеха — воздействие электромагнитной энергии на прием радиоволн, вызванное одним или несколькими излучениями, в том числе радиацией, индукцией и проявляющееся в лю бом ухудшении качества связи, ошибках или потерях информации, которых можно было бы из бежать при отсутствии воздействия такой энергии. См.: статья 2 Федерального закона «О связи» от 07 июля 2003 года № 126 — ФЗ. // Росс. газ. 2003. № 135 (3249). С. 14—15.

Абонент — пользователь услугами связи, с которым заключен договор об оказании таких услуг при выделении для этих целей абонентского номера или уникального кода идентификации.

См.: статья 2 Федерального закона «О связи».

По существующему порядку, в случаях, установленных законодательством, операторы связи предоставляют уполномоченным государственным органам всю информацию об абонентах (в том числе об оказанных им услугах связи), а также иную информацию, необходимую для выполнения задач, возложенных на эти органы (См.: часть третья статьи 7 Федерального закона «О связи»). Все это должно происходить на условиях строгого соблюдения законности. В определении Конститу ционного Суда РФ было сказано, что право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, по лучаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, фиксируемых на отдельных этапах ее осуществления. В силу этого ин формацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории Рос сийской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, пере даваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение части 2 статьи 23 Конституции РФ о возможности ограничения права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения. См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Ли пецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февра ля 1995 года «О связи» от 02 октября 2003 года №345 — О // Росс. газ. 2003. № 250 (3364).

Российское право: состояние, перспективы, комментарии связи, так и тех, которые осуществляются по другим, не имеющим широкого рас пространения каналам.

Достоверная информация, характеризующая вид связи, которой пользуется интересующее следствие лицо, позволяет сотрудникам оперативно-технических подразделений настроиться на определенный режим сетевой работы и произвести разграничение доступа абонентов.

Однако помощь специалиста при подготовке контроля и записи переговоров не исчерпывается одним лишь разъяснением вопросов, входящих в его профессио нальную компетенцию. Нередко на этом этапе он готовится к осуществлению дей ствий практической направленности. Так, если следователь намерен применить с его помощью технические средства (например, для записи телефонного разгово ра по просьбе потерпевшего, время которого известно заранее), то на этапе под готовки именно специалист должен избирать оптимальный технический режим контроля и записи переговоров. В роли такого специалиста может выступать как специально подготовленный сотрудник правоохранительных органов, так и пред ставитель оператора связи, услугами которого пользуется кто-либо из интересую щих следствие абонентов.

В дальнейшем подготовительные действия следователя развиваются в одном из двух направлений, каждое из которых полностью зависит от юридического осно вания проведения контроля и записи переговоров. Им является либо судебное ре шение, принимаемое в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ, либо письменное заявление потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственни ков, близких лиц.

Контроль и запись переговоров по письменному заявлению указанных лиц яв ляется скорее исключением, чем правилом. В законе назван лишь единственный случай, когда такое заявление может представлять собой юридическое основание для производства данного следственного действия — это наличие угрозы совер шения насилия, вымогательства в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц.

Криминалистами правильно отмечалось, что в письменном заявлении — согла сии гражданина — должно быть указано, на какой срок он разрешает прослуши вание своего телефона и согласны ли на это проживающие с ним члены его семьи.

Такое прослушивание может осуществляться самим следователем с помощью спе циалиста. Звукозаписывающая аппаратура должна использоваться целенаправлен но, для фиксации угроз, поступающих в адрес заявителя.

В подавляющем большинстве случаев следователь должен получать судебное решение. С этой целью он, с согласия руководителя следственного органа, выно сит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контро ля и записи переговоров. Закон требует, чтобы в постановлении нашли отражение следующие обязательные сведения:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи переговоров;

Угроза — запугивание, обещание причинить кому-нибудь неприятность, возможная опас ность. См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Рус. яз., 1983. С. 733.

Гаврилин Ю. В., Дубоносов Е.С. Указ. соч. С. 26.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии 5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление кон троля и записи переговоров.

Ходатайство о производстве этого следственного действия подлежит рассмотре нию единолично судьей районного суда по месту производства предварительного расследования или производства следственного действия не позднее 24 часов с мо мента его поступления. В судебном заседании могут принимать участие прокурор и следователь. Рассмотрев указанное ходатайство, судья выносит постановление о разрешении производства контроля и записи переговоров или об отказе в его про изводстве с указанием мотивов отказа.

При положительном разрешении судом ходатайства следователя о контроле и записи переговоров его постановление направляется для исполнения в соответ ствующий орган. Далее начинается следующий, ключевой этап контроля и записи переговоров. Здесь начинается воплощение намеченного плана, решение постав ленных следователем задач, находят непосредственное применение тактические приемы, фиксируется криминалистически значимая информация, проверяются версии. Этот этап имеет конфиденциальный характер, и число его участников све дено к минимуму.

В рассматриваемой нами технологической цепочке данный этап является тре тьим. Его цель — получение органом, уполномоченным на производство специ альных технических мероприятий, фонограммы с записью телефонных и иных переговоров. Именно она призвана впоследствии фигурировать в уголовном деле в качестве вещественного доказательства, однако при непременном условии, что на ней будут зафиксированы сведения, имеющие значение для дела.

Тактика и технология получения фонограммы регламентирована ведомствен ными нормативными актами секретного характера. Никак не комментируя их предписания, отметим лишь одну характерную деталь: независимо от ведомствен ной принадлежности, любое подразделение специальных технических мероприя тий является субъектом оперативно-розыскной деятельности, решающим постав ленные перед ним задачи исключительно негласными методами и средствами. По соображениям конспирации работающие в них сотрудники (причем далеко не все) поддерживают непосредственные деловые контакты лишь с весьма ограниченным кругом должностных лиц. Ни суды, ни прокуроры, ни следователи (равно как и все другие участники уголовного судопроизводства) в него не входят. Именно поэтому, с наступлением третьего, негласного этапа следователь занимает выжидательную позицию, активизируя свою познавательную деятельность лишь тогда, когда воз См.: часть третья статьи 186 УПК РФ.

Судебная процедура ограничения права на тайну телефонных переговоров имеет целью обеспечение интересов общества и государства, составляющих в единстве с интересами лично сти совокупность национальных интересов России. Этим обусловливается обязанность судьи, рассматривающего ходатайство органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, о производстве действий, связанных с ограничением права на тайну телефонных переговоров, подходить к оценке представляемых материалов ответственно и всесторонне. При недостаточной обоснованности ходатайства судья может затребовать дополнительные сведения, но не вправе от казать в рассмотрении материалов об ограничении названного конституционного права. Судья также обязан не допускать сужения сферы судебного контроля, субъективно оценивая фактиче ские данные, влекущие необходимость получения судебного решения относительно производства соответствующих оперативно-розыскных мероприятий. См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации № 345- О от 02 октября 2003 года.

Постановление судьи может быть обжаловано в вышестоящий суд в течение 10 суток со дня его вынесения.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии никли условия для следующего, четвертого этапа технологии рассматриваемого следственного действия — истребования фонограммы с записью телефонных и иных переговоров.

Форма истребования фонограммы в уголовно-процессуальном законе специ ально не оговаривается. Это объясняется тем, что практически всегда она инди видуальна. Но это не означает, что в данной процедуре нет какого-либо общего порядка.

Изучение практики производства рассматриваемого следственного действия показало, что в обязанности оперативного сотрудника, непосредственно контак тирующего с подразделением специальных технических мероприятий, входит не медленное получение информации о ведущихся телефонных и иных переговорах и скорейшая передача ее следователю. В своем первоначальном виде такая инфор мация, как правило, является устной. Этим обеспечивается сокращение сроков ее передачи до минимума. Если будет выяснено, что именно в этом записанном раз говоре содержатся сведения, имеющие значение для дела, то следователь тут же принимает решение об истребовании фонограммы данного разговора и уведом ляет об этом оперативного работника. Оперативный работник обязан немедленно получить фонограмму в подразделении специальных технических мероприятий и передать ее следователю. В момент передачи фонограмма должна являться при ложением к сопроводительному письму и находиться в упаковке, исключающей несанкционированный доступ к ней.

Поступление фонограммы в распоряжение следователя знаменует собой нача ло следующего, пятого этапа технологии контроля и записи переговоров. На этом этапе, сразу после получения фонограммы, следователь в присутствии понятых и, при необходимости, специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, осуществляет ее осмотр и прослушивание имеющейся на ней записи.

Осмотр фонограммы не исчерпывается исключительно внешним обследованием звуконосителя. Этим действием следователя охватывается также проверка целост ности упаковки, в которой он находился.

Запись должна прослушиваться полностью, т.е. с самого начала и до конца. Пе ред прослушиванием счетчик на используемой в этих целях аппаратуре обязательно обнуляется. Это необходимо для того, чтобы в протоколе можно было точно ука зать продолжительность имевшего место разговора, а также точное местоположение интересующего следствие фрагмента записи. Если запись была выполнена на элек тронном носителе, то в протоколе должно быть указано наименование программно го обеспечения, с помощью которого осуществлялось ее воспроизведение.

По окончании прослушивания фонограмма упаковывается и опечатывается за ново. Все свои действия и дословное содержание той части разговора, которая име ет отношение к расследуемому уголовному делу, следователь подробно описывает в протоколе. Лица, участвовавшие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

Составление следователем протокола осмотра и прослушивания фонограммы призвано обеспечить фиксацию всех данных, имеющих доказательственное значе ние. Именно здесь происходит перенос доказательственной информации со звуко носителя на традиционное процессуальное средство ее фиксации — письменный Фонограмма передается следователю в опечатанном виде. В сопроводительном письме должны быть указаны даты, время начала и окончания записи переговоров лица, интересующего следствие, а также краткие характеристики использованных технических средств.

См.: часть седьмая статьи 186 УПК РФ.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии документ. Таким образом обеспечивается ее сохранность, а главное — возможность для дальнейшего использования в доказывании по уголовному делу. Здесь же по лучает свое материальное воплощение селекция информации о переговорах лица, интересующего следствие. Ее необходимость вызвана тем, что в протоколе должна фиксироваться не вся информация, поступившая к следователю, а лишь имеющая самое непосредственное отношение к предмету доказывания. Одновременно с этим в материалах уголовного дела появляется не только сама доказательственная информация, но и требуемые законом сведения о путях и способах ее получения.

В процессуальном плане составление протокола осмотра и прослушивания фо нограммы есть не что иное, как выражение удостоверительной деятельности субъ екта доказывания, т.е оформление собранных сведений следователем и придание им процессуальной формы как необходимого условия для их признания в качестве доказательств. Этот этап технологии контроля и записи переговоров имеет решаю щее значение, так как без надлежащего процессуального оформления записанная на фонограмму информация не будет иметь доказательственной силы, а действия следователя — никаких процессуальных последствий.

Проведению осмотра и прослушивания фонограммы предшествует отобрание следователем подписки у всех его участников о неразглашении сведений, ставших им известными в связи с производством контроля и записи переговоров. Такой строгий порядок продиктован не только потребностью следствия в неразглашении данных, но и тем, что неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, защита чести и доброго имени является неотъемлемым правом каждого гражданина, в том числе подвергаемого уголовному преследованию.

На момент производства осмотра и прослушивания фонограммы желательно до стоверно установить личность каждого лица, принимавшего участие в разговоре.

Смысловое содержание записанного разговора должно обязательно анализиро ваться следователем с точки зрения его стилистики. Он должен обращать внимание на особенности устной речи, отличать лексику литературного и лексику разговор ного происхождения (сленг), уметь распознавать жаргонизмы, профессионализ мы, диалектизмы, вульгаризмы, прозвища, клички и др. В специальной литературе правильно отмечалось, что у любителей жаргонных слов и выражений одна и та же лексическая единица используется под видом нескольких понятий.

Нельзя исключать, что у участников осмотра и прослушивания фонограммы могут возникнуть не только трудности с пониманием значения отдельных малоиз вестных слов и выражений, использованных участниками записанного разговора, но и появится тягостное впечатление от услышанного. Во избежание таких случа ев перед началом прослушивания фонограммы следователю стоит напомнить им фабулу расследуемого уголовного дела, а так же то, что устная речь граждан всегда имеет индивидуальную эмоциональную окраску и вследствие этого может содер жать малоизвестные лексические заимствования из языков народов России, иска женные иностранные слова и даже нецензурную брань.

На дальнейшую тактику контроля и записи переговоров в известной степени оказывает влияние момент получения фонограммы со сведениями, имеющими значение для дела. Иными словами, одновременно с завершением пятого этапа рассматриваемой технологической цепочки тактика этого следственного действия Жаргонные слова, выражения и татуировки преступного мира: Словарь. / Сост. Ю. А. Ваку тин, В. Г. Валитов. Изд 2-ое, испр. и доп. Омск: Юридический институт МВД России, 1997. С. 3.

Российское право: состояние, перспективы, комментарии попадает в зависимость от этапа расследования, который, как известно, может быть начальным, последующим или заключительным50.

Если фонограмма была получена на начальном этапе расследования, то она мо жет служить средством установления местонахождения интересующих следствие лиц, а также тех доказательств, которым грозит уничтожение или исчезновение;

ориентирования следователя в обстановке и содержании расследуемого события;

получения полного представления о его механизме, последствиях и др. Отсюда следует, что для тактики контроля и записи переговоров на начальном этапе рас следования определяющим является фактор времени. Если получение результатов этого следственного действия пришлось на последующий или заключительный этап расследования, то внезапность утрачивает решающее значение, поскольку здесь тактика контроля и записи переговоров в немалой степени характеризуется комбинационностью, т.е. сочетанием с тактикой других следственных действий, производимых следователем в рамках тактической операции. Примеры таких ком бинаций уже описаны в специальной литературе51.

Следующий, шестой этап целиком посвящен оценке результатов контроля и за писи переговоров. Он предпоследний в рассматриваемой технологической цепочке.

Обособленность этого этапа объясняется тем, что анализ проделанной работы (как и ее результатов) при производстве названного следственного действия требуется не только для выяснения относимости, допустимости и достоверности полученной доказательственной информации, но и для решения вопроса о ее достаточности в процессе доказывания по уголовному делу и, как следствие, об оптимальных путях ее дальнейшего использования. Именно здесь проявляются допущенные следова телем ошибки, становятся понятными последствия, к которым они привели или могут привести, решается вопрос о необходимости продолжения либо завершения производства контроля и записи переговоров. Одновременно оценке подвергается и протокол этого следственного действия с точки зрения его полноты, логичности, объективности, ясности формулировок и присутствия всех необходимых процес суальных реквизитов.

Седьмой, заключительный этап технологии контроля и записи переговоров заключается в том, что фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное до казательство. Ранее уже упоминалось, что закон требует, чтобы она хранилась в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ее прослушивания и тиражирования посторонними лицами, обеспечивающих ее сохранность и техни ческую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном за седании52.

Такова технологическая цепочка контроля и записи переговоров. Последова тельное прохождение каждого ее этапа приводит к появлению основания для ис пользования результатов этого следственного действия в доказывании по уголов ному делу.

Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Бек, 1997. С. 271.

См., напр.: Шаталов Г.А. Средство мобильной связи как источник криминалистически зна чимой информации // Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с из менением уголовно-процессуального законодательства. Матер. межвуз. науч.-прак. конф.: в 2-х частях. М.: Академия управления МВД России, 2008. Ч.II. С. 437—444.

См.: часть восьмая статьи 186 УПК РФ.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.