WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовая мысль: история и современность В.Г. Графский Конституционализм Заведующий сектором истории государства и права, политических как предмет изучения учений Института государства и права РАН,

профессор, доктор юридических наук Даже самое беглое знакомство с отечественной литературой по актуальным тео ретическим вопросам правоведения наводит на мысль, что период непримиримых и принципиальных, глубокомысленных и эмоционально окрашенных дискуссий о правильном понимании права закончился без ощутимых позитивных результатов (многие участники остались при своем излюбленном мнении). Почти на пустом месте наступил черед надлежащего истолкования другого, более загадочного по смыслу термина, который именуется «конституционализм». Главная особенность последнего — его признаки и черты отыскивают в политической практике самой седой древности, а все его современные воплощения обросли столь многими и раз нородными обобщениями, что впору говорить еще об одной очень давней и никак не поддающейся внятному растолкованию теме.

Типичное восприятие темы различает две ипостаси конституционализма — теоретическую и практическую, однако при сколько-нибудь обстоятельном рас смотрении каждой из них возникает множество дополнительных и существенных ракурсов обзора и анализа. При этом упускается из виду, что в самых начальных стадиях изучения государства в аспекте идейных, структурных и функциональных свойств, которые образуют содержательный остов конституционализма, уже была обозначена одна из его существенных характеристик. Его главными параметрами всегда были особенности устойчивого и типизированного распределения власти, ее употребления в том или ином соответствии (гармонии, согласии) с представле ниями о естественном и искусственном (позитивном) праве, как это наблюдается, к примеру, в политической истории Древней Греции или Рима. Именно в этот пе риод были намечены и растолкованы два главных параметра того феномена, ко торый мы сегодня именуем конституционализмом. Один составляет своеобразно воспринимаемое государственное устройство города-государства или империи.

Другой содержит элементы требования правовых начал или фундаментальных за конов, намечаемых в виде желательных или уже воплощенных на практике, вклю чая иной раз уже имеющиеся в том или ином полисе (варварском государстве) уза конения и обычаи. Таким образом, уже в древности можно различать своего рода политическую конституцию города-государства, имеющую ряд существенных от личий от юридической конституции, которая предстает там некой совокупностью общеустроительных законов и обычаев.

Аристотель в обсуждении типических вариантов устройства («основного ха рактера строя») городов-государств обращал внимание на «распорядок в области Правовая мысль: история и современность организации государственных должностей вообще, и в первую очередь, верховной власти» в ее связи «с порядком государственного управления». Именно послед ний он и отождествлял с государственным устройством. Не менее существенным для философа было обсуждение вопроса: «Для какой цели возникло государство и сколько видов имеет власть, управляющая человеком в его общественной жизни» (Политика. 1278b). Одновременно Аристотель подчеркивал важную роль законо положений, которые надлежащее устройство тех или иных городов-государств под держивают и укрепляют. Он, в частности, задавался вопросом о том, «заключается ли в этих законоположения что-либо противоречащее духу и основному характеру их строя» и одновременно «соответствуют или не соответствуют… законоположе ния наилучшему государственному строю» (Политика. 1269а).

Для Аристотеля было азбучной истиной, что в каждом городе-государстве его полноправные сограждане участвуют или могут участвовать в выработке законов, в исполнении должностных забот и в осуществлении правосудия, т.е. говоря совре менным языком, имеют право участвовать в отправлении всех трех ветвей государ ственной власти. Именно это распределение власти и считается обычно конститу цией, точнее, политической конституцией государства в ее античном истолковании, главным содержанием которой является то или иное распределение власти, обра зующее в конечном итоге «основной характер строя» города-государства. Впослед ствии подобное восприятие и толкование конституции стало особенно близким и родным в Англии, где конституция в ее формально-юридическом смысле всегда отсутствовала и до сих пор не появилась. Зато появилась формула «правление за конов» (the Rule of Law), которая опирается на известную Аристотелю политиче скую заповедь «правление законов, а не людей» и передается в русском переводе в несколько напыщенном виде как «господство права».

Перечитывая заново трактат Цицерона «О законах» под углом зрения исто рии конституционализма, О.А. Омельченко обнаружил в нем ни много ни мало наличие проекта юридической конституции государства. Он содержится в том фрагменте трактата, который назван «законы законов» и повествует о подчинении обычного (текущего) законодательства определенным общим принципам. Как от мечает комментатор, «и по содержанию эти законы не имели узконормативного характера: их положения всеобщи, касаются наиболее важных политических про блем и институтов, какими они представлялись тогда». Воспроизводимая далее идея Цицерона как сохранить на века желаемое устройство, представляет собой, по нашему мнению, импровизацию на обсужденную аристотелевскую тему о над лежащем соответствии законоположений «основному характеру строя».

Критическое сравнительно-сопоставительное рассмотрение концепций кон ституционализма как распределения власти впервые и наиболее основательно было рассмотрено в магистерской диссертации Н.Н. Ворошилова, выпускника Ка занского университета и начинающего преподавателя Демидовского юридического лицея в Ярославле («Критический разбор учения о разделении властей» — 1871 г.).

Идея разделения властей рассматривалась автором на протяжении всей обозримой политической истории народов и наций, начиная с древности. С этих позиций он критиковал тех исследователей, которые всю заслугу в создании учения приписы вали одному Монтескье: «…Нам известно, что писатели древние, и средневековые, Омельченко О.А. Очерки западного конституционализма // Фэмис. Ежегодник истории права и правоведения. — 2005. — Выпуск 6. — М., 2006. — С. 12. Ср. также: С. 11, 13.

Участники цицероновского диалога пришли к такому заключению: «Издать законы, соот ветствующие наиболее лучшему государственному устройству, и сохранить его» (Законы. 11.Х.23).

Правовая мысль: история и современность и нового времени высказывали мысль о разделении властей не вскользь только, а с некоторой подробностью».

Разделению властей большое внимание уделял Аристотель, который видел в каждом городе-государстве наличие трех властных учреждений: общего собрания, обсуждавшего общественные дела, сословия правителей и сословия судей. В Сред ние века не чужд был идее обособления судебной власти от управления даже про пагандист суверенной власти Ж. Боден, который соглашался на это ради обеспе чения королевского благополучия. И Руссо, вопреки своей концепции неделимого народного суверенитета, делал определенную уступку в пользу теории разделения властей. При обострении коллизий между общей и частной волями, он полагал необходимым создание особого юридического тела — трибуната, т.е. органа, стоя щего над верховной волей народа, выполняющего роль хранителя и защитника за конов и законодательной власти. Что касается заслуги Монтескье, то действитель но, «никогда и никто до него разделение властей… не было выставлено как начало, столь необходимое для сохранения и развития свободы, никогда и никем до такой наглядности не был связан вопрос о свободе с взаимным отношением властей, как это сделал Монтескье». Аристотель, в частности, при всей широте его ума, не мог в силу условий своего времени возвыситься до идеи индивидуальной свободы, и потому «человек им понимался как орудие государства, без высшего, независимого от государства стремления, в котором он был бы абсолютная цель в себе».

В прощальном слове о рано ушедшем из жизни и подававшем большие надеж ды ученого коллега Н.Н. Ворошилова по лицею Н.К. Нелидов назвал его сочинение «ценным вкладом в нашу очень небогатую политическую литературу». Н.К. Нелидов обратил внимание на главный вывод исследования, что разделение властей — термин далеко не точный и его было бы приличнее заменить выражением «разграничение властей», понимаемым как «разграничение отдельных функций государственной власти, в своем главном источнике всегда единой и неразделимой». Некоторое время спустя видный конституционалист начала ХХ столетия В.М. Гессен привлек внимание к тому, что Монтескье нигде не употребляет термин «разделение вла стей», но пишет об «обособлении властей». Как нетрудно убедиться, употребление термина «разделение властей» в русскоязычной литературе до сих пор является до минирующим.

Монография Н.Н. Ворошилова о разделении властей стала первой в ряду ориги нальных и фундаментальных публикаций преподавателей Демидовского лицея по проблематике конституционализма и смежной с ней тематике правового государ ства как государства конституционного. Среди них выделяются работы преподава теля лицея Н.И. Палиенко, опубликовавшего в 1906 году в «Вестнике права» статью «Правовое государство и конституционализм» и в 1908 году монографию «Учение о существе права и правовой связанности государства», в которой обстоятельно рассматривался вопрос о роли суда в контроле за конституционностью законов.

В какой-то мере эти вопросы затрагивались и в последней его работе — «Учение о природе государства и его единстве в современном государствоведении» (Харьков, Ворошилов Н.Н. Критический разбор учения о разделении властей. Ярославль, 1871. С. 6.

Там же. С. 7.

Там же. С. 10.

Нелидов Н.К. Слово о Н.Н. Ворошилове // Временник Демидовского юридического ли цея. — 1873. — Кн.5. — С. 438—4389. Подробнее см. в кн.: Егоров С.А. «На честное дело жизни»:

Ярославская юридическая школа. Ярославль, 1996. Глава 5. Научные исследования и обществен ное служение. С. 112—254, 168—169.

Правовая мысль: история и современность 1927). Заслуживают внимания и публикации Б.А. Кистяковского — «Конституция дарованная и конституция завоеванная» (1906), «Страницы прошлого: к истории конституционного движения в России», «Политическое и юридическое значение Манифеста 17 октября 1905 года», не говоря уже о его знаменитой статье «В за щиту права» из сборника «Вехи» (1909). Глубокой основательностью веет от статьи Ф.В. Тарановского «Историческое и методологическое взаимоотношение истории, догмы и политики права» (Журнал министерства юстиции. 1916. № 3). Стройная логичность, сжатость и изящная прелесть стиля отличают работы А.Е. Назимова «Реакция в Пруссии» (1886) и «Теория конституционализма Рудольфа Гнейста»;

сохраняют актуальность взгляды Н.Н. Полянского на роль суда как фундамента правового государства («Суд в правовом государстве и наука уголовного процесса», опубликована в Юридическом вестнике, 1916, кн. 17).

К началу ХХ века в европейской литературе по конституционализму преобладал восходящий к Аристотелю политико-институциональный подход, тон в котором задавали английские историки права и политических институтов — Дайси, Мэт ланд, Фримэн. Для них «конституцией является сложная совокупность законов и учреждений» (Дайси). Интересной новацией в этой традиции стал фундаменталь ный труд американского историка Ч. Бирда «Экономическая интерпретация кон ституции Соединенных Штатов» (1913), который сочетал политологический анализ конституционной истории и практики с политэкономическим и социологическим социально-групповым анализом. Несколько обособленным от общей традиции оказался фундаментальный «Курс конституционной политики» Б. Констана, вы дающегося французского конституционалиста первой половины XIX века.

Сравнительно новым направлением в традиции аристотелевского конституци онализма стало рационально-духовное истолкование истории фундаментальных законов и учреждений и возведение этой традиции к Платону, у которого были об наружены «чисто рациональные» основы истолкования права как института (как закона учрежденного). Закон в этом восприятии является «единственным подлин ным выразителем свободы». Именно в этой трактовке законов обнаруживают себя «образ мысли Платона и сумма его политической мудрости» (Э. Кассирер).

Советский и постсоветский периоды в изучении конституционализма в нашей литературе содержат сравнительно мало обновлений в своей традиции анализа, основанной на формально-юридических характеристиках норм и институтов со ветских и зарубежных конституций (основных законов). Несколько заметней ста новятся новации в той традиции, которая характеризует конституцию с ее реальной (социально-политической и идейной) стороны, т.е. как исторически-конкретную или типизированную совокупность учреждений власти и управления, созданных во имя реализации определенных целей и выстроенных в определенной иерархии и соподчиненности. К этой же области новаций следует отнести методологиче Подробнее см.: Егоров С.А. Указ. соч. С. 152—166, 170—173, 223 и след См., напр.: Дайси А.В. Основы государственного права Англии. М., 1905. С. 392;

Фримэн Э.

Развитие английской конституции с древнейших времен. М., 1905;

Maitland F. Constitutional His tory of England. Cambridge, 1908.

Beard Ch. An Economic Interpretation of the Constitution of the United States. N.Y., 1913.

Constant B. Cours de politique constitutionnelle, ou Collection des ouvrages, publies sur le gou vernement representatif. Ed. par E. Laboulaie. T. 1—2. Paris, 1861.

Cassirer E. Natur- und Volkerrecht im Lichte der Geschichte und der Systematischen philosophie.

Berlin, 1919. S. 217, 53. Подробнее см.: История буржуазного конституционализма. Х1Х век. М., 1986. С. 41 (автор главы — В.В. Кизяковский).

Правовая мысль: история и современность ски обновленный анализ институтов и норм, характеризующих конституционно правовой статус человека и гражданина. Произошло новое обращение к трактовке естественных и неотчуждаемых прав человека и гражданина, и особую влиятель ность приобрела идея общечеловеческих ценностей, которые следует восприни мать обособленно от классовых политико-правовых ценностей.

Именно на этой волне методологических обновлений группа историков Инсти тута государства и права под руководством В.С. Нерсесянца выступила с относи тельно новой трактовкой конституционализма, который характеризовался в един стве трех основных воплощений. Первое — конституционализм как определенная политико-правовая идея (теоретическая конструкция). Второе — конституциона лизм как определенное программное требование определенного политического движения (конституционные идеи и связанные с ними политические размежева ния таких политических объединений, как тори и виги в Англии XIX века или фе дералисты и республиканцы в США конца XVIII века, а также конституционные идеи и проекты «дворянского конституционализма» в России). Третье — консти туционализм как некая воплощенная в правотворческой и правоприменительной практике конституционная идея и политическая доктрина.

В сокращенном виде конституционализм был охарактеризован как теоретиче ская доктрина, идейно-политическое движение и государственно-правовая прак тика. Для многих последующих комментаторов этой триады бесспорным выгля дят первый и третий компоненты названной триады, т.е. теоретическая доктрина и ее практическое воплощение, и остается вне поля зрения средний компонент.

«Конституционализм, — писали авторы названной монографии, — означает пре жде всего сам факт наличия конституции и ее активного влияния на политическую жизнь страны, верховенство и определяющую роль конституции (писаной или не писаной) как основного закона в системе действующего законодательства, опо средованность политических отношений конституционно-правовыми нормами, конституционную регламентацию государственного строя и политического ре жима, конституционное признание прав и свобод личности, правового характера взаимоотношений гражданина и государства».

Существо конституционализма как политико-правовой (государственно правовой) практики наилучшим образом изложено во второй книге тех же авторов, которая была посвящена буржуазному конституционализму XIX века. «Для кон ституционализма как политико-правовой практики существенное значение имеет факт наличия конституции и ее активного влияния на политическую жизнь страны, реальное функционирование конституции в системе действующего законодатель ства. Конституционализм предполагает, кроме того, конституционно-правовую регламентацию государственного строя и политического режима, конституцион ную защиту прав и свобод личности в ее взаимоотношениях с государством. Как Работы по схожей тематике и с использованием термина «конституционализм» получили широкое распространение во многих странах Европы и Америки в послевоенный период. См., напр.: Hartung F. Deutsche Verfassungsgeschichte vom 15 Jahrhundert bis zur Gegenwart. Stuttgart, 1950;

H/ Dick. The Road from Runnimede: Magna Carta and Constitutionalism in America. Charlottsville, 1968;

Dargo G. Roots of the Republic. A New Perspective on Early American Constitutionalism. N.Y., 1974;

Problem des Konstitionalismus im 19. Jahrhundert. Berlin, 1975.

См.: История буржуазного конституционализма XVII—XVIII вв. М., 1983. С. 3. В состав авторов вошли В.С. Нерсесянц (отв. ред.), П.С. Грацианский, В.Г. Каленский, Л.С. Мамут, О.В.

Мартышин. При написании вводной статьи использованы также материалы автора этих строк.

См.: Там же. С. 18.

Там же. С. 4.

Правовая мысль: история и современность специфический способ устройства и осуществления политической власти опреде ленного класса (классов) конституционализм включает в себя регламентацию пол номочий и деятельности государственного аппарата».

В приведенной аттестации конституционализма практически воспроизводится характеристика того компонента политической организации общества, который обычно именуется политической конституцией (термин приписывается Прудону) или просто конституцией. Под конституцией подразумевается форма организации и распределения власти в государстве (такое толкование организации государ ственной власти в виде известных трех ветвей можно вычитать у Аристотеля, что и было акцентировано В.С. Нерсесянцем в упомянутой коллективной работе). Эта же традиция сохраняет свое значение в английской литературе. Конституционно правовое устройство характеризовалось во времена Дайси при помощи термина «закон государственного устройства» (the Law of Constitution), а не термина «кон ституционный закон». В более поздние времена термины «конституция» и «кон ституционность» воспринимаются уже в виде «сложного сочетания законов и учреждений», либо (несколько упрощенно и односторонне) в виде «системы фун даментальных принципов правительственной власти».

В работе 1986 года давался перечень идей и принципов той составной части конституционализма, которую авторы назвали политико-правовой идеологией и которая, по их толкованию, входила естественной частью как в теоретическую доктрину, так и в программные положения конституционалистского идейно политического движения. К этому набору идей и начал были отнесены, в частности, представления о народном суверенитете и демократии, о разделении властей и из бирательной системе, режиме парламентаризма, гражданских свободах, правовом статусе личности, законности и др. Некоторое время спустя, после принятия кон ституции России 1993 года, В.С. Нерсесянц в оправдание наличия данного компо нента конституционализма писал, что конституционализм может восприниматься и в качестве общегосударственной идеологии. Он полагал, что идеологией кон ституционализма должна быть пронизана вся деятельность уже сформированных и еще формирующихся институтов российской правовой государственности. Для реального утверждения конституционализма необходимо сформировать надлежа щую нормативно-правовую базу и механизмы защиты конституционного строя от всех правонарушений, в особенности, публично-правовой ответственности всех должностных лиц всех ветвей и уровней власти за неуважение к Конституции, на рушение конституционных норм, процедур и порядков.

История буржуазного конституционализма XIX в. Редколлегия: Нерсесянц В.С. (отв. ред.), В.Г. Графский, Л.С. Мамут. М., 1986. С. 3. Интересную манеру усвоения аристотелевской темы в рамках собственной трактовки конституционализма предпринял Гегель. Следуя древнему фило софу, Гегель концентрируется на существующих практиках и нормах и определяет конституцию одновременно и узко (как властные учреждения и цели), и широко (включая также цели и ценно сти индивидов и социальных структур внутри государства). По мнению проф. П. Стилмана, уче ного секретаря Гегелевского общества в Америке, конституционная мысль немецкого философа вобрала в себя элементы древних и современных конституционных идей. См.: Stillman P. Hegel’s Idea of Constitutionalism // Constituitionalism: the philosophical dimension. Ed. by A. Rosenbaum. N.Y., 1988. P. 88—89.

См.: Garner B.A. A Dictionary of Modern Legal Usage. Second edition. Oxford, 2001. P. 284.

История буржуазного конституционализма XIX в. С. 3.

Нерсесянц В.С. Конституционализм как общегосударственная идеология // Конститу ционно-правовая реформа в Российской Федерации. Сб.ст. / Отв. ред. Ю.С. Пивоваров. М., 2000.

С. 8.

Правовая мысль: история и современность Таким образом, общетеоретическая конструкция конституционализма вначале нашла свое наиболее фундаментальное обоснование на примере изучения всеобщей истории права, в которой наиболее плодотворным для обобщений оказался этап бур жуазных революций и последующих конституционных фиксаций этих перемен.

Российский конституционализм стал предметом усиленных и весьма много численных разработок в основном после принятия сегодняшней конституции.

Из общетеоретических работ последних лет заслуживают упоминания работы па триарха отечественного государствоведения и политологии В.Е. Чиркина, предло жившего интересную конструкцию переосмысления или уточненного истолкования традиционных идеалов и представлений (естественные права человека, разделение властей и др.). Несколько неожиданным выглядит предложение В.И. Крусса интер претировать конституционализм как современную (даже постсовременную) филосо фию права. Логика такого истолкования новых возможностей конституционализма выглядит следующим образом: «Глобальная «экспансия» конституционной государ ственности в цивилизационном аспекте, ее гуманитарные, пацифистские, культур ные достижения и… их очевидный потенциал… дают конституционализму весомые основания говорить о самых фундаментальных вопросах бытия голосом времени и на языке общечеловеческих смыслов и ценностей». Все вроде бы понятно, только неясно, кто же будет вещать голосом «конституционной государственности» — лица чиновно—властные, граждане—обыватели или истолкователи со стороны.

Новые аспекты конституционализма открылись в ходе осуществления и об суждения начавшейся в 90—е годы судебной реформы. Особенно это касается тех ее сторон, которые связаны с уяснением новой роли трех ветвей судебной власти, а также ставших актуальными во всем мире путей и средств обеспечения защиты прав жертв преступных посягательств, число которых приобрело внушительные размеры, а гарантированная помощь государства оставляет желать много лучше го. Особый род размышлений о природе и назначении судебной власти в нала живании режима законности и справедливости вызван появлением и активностью Конституционного Суда России, включающей научно-обобщающую и коммента торскую работу самих членов российского Высокого суда.

См.: Практика буржуазного конституционализма. М., 1982;

Современный буржуазный кон ституционализм в теории и практике. Свердловск, 1985;

Мишин А.А. Государственное право бур жуазных и развивающихся стран. М., 1989. С. 67 и след.

Исключение составили работы И.М. Степанова. См.: Социалистический конституциона лизм: сущность, опыт, проблемы // Советское государство и право. — 1987. — № 10;

Грани рос сийского конституционализма (ХХ век) // Конституционный строй России. — Вып. 1. — М., 1992;

Уроки и парадоксы российского конституционализма. М., 1996.

См.: Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 1998;

Он же. Со временные проблемы Российского конституционализма: переосмысление ценностей // Вестник Международного университета (в Москве). — Серия «Право». — Вып. IV. — М., 2000. — С. 45—68.

Крусс В. Конституционализм и философия права: к познанию проблемы // Право и жизнь. — 1998. — № 15. — С. 13.

См. об этом: Бойков А.Д. Третья власть в России. Книга вторая — продолжение реформ. М., 2002. С. 126—150, 153 и след.

См., например: Эбзеев Б.С. Конституция, правовое государство, Конституционный Суд. М., 1997;

Зорькин В.Д. Россия и Конституция в XXI веке. 2—е изд. М., 2008 (в особенности разделы «Принцип разделения властей в решениях Конституционного Суда РФ», «Качество правосудия — вопрос конституционный», «Христианская этика, конституционное правосудие и национальные интересы России», «Стандарт справедливости», «Интеграция европейского конституционного пространства» и др.);

Его же. Конституция и права человека в XXI веке. М., 2008 (в особенности раздел «Ценностный подход в конституционном регулировании прав и свобод», с. 25—56).

Правовая мысль: история и современность Интересный аспект восприятия конституционализма как феномена полити ческой системы обозначает А.Н. Медушевский. Мы уже привлекали внимание к давней традиции истолкования конституции как исторически определенной формы распределения власти, которую можно воспринимать и как политическую систему.

Если взглянуть на типические формы истолкования институтов и функций поли тической системы или политических режимов в учебных пособиях по публичному праву, мы обнаружим там почти все институты конституционного права — выбо ры, служащие правительственной власти (президент, премьер-министр, министры), парламент, органы судебные и консультативные, публичные свободы. Не менее су щественно для обсуждения конституционализма и то, что конституционное право рассмотрено во взаимодействии с правом административным и финансовым. Роль финансового обеспечения государственной жизнедеятельности сегодня столь вели ка, что появились работы о финансовом федерализме, и это наряду с традицион ным обсуждением разновидностей финансовых империй и финансовой олигархии как конституционно значимых для некоторых государств политических субъектов.

Литература по современному российскому конституционализму с трудом обозри ма. Подводя итог обзору новейшей литературы по российскому конституционализму, О.Е. Кутафин пришел к выводу, в котором легко просматривается позиция, характерная для авторов двухтомника по истории буржуазного конституционализма. Он пишет, в частности: «Представляется, что понятие «конституционализм» можно рассматривать, с одной стороны, как теоретическую доктрину… а с другой стороны, как государственный строй, созданный в соответствии с этой доктриной. Формирование конституционализ ма как теоретической доктрины и основанного на ней идейно-теоретического движения исторически связано с переходом от феодализма к капитализму…».

Непривычным выглядит в его трактовке структурный срез российского кон ституционализма. Российское конституционное государство рассмотрено, в част ности, в совокупности таких своих основ: политические основы, экономическая, социальная и духовная. Говоря о современном российском конституционализме, См.: Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм. Российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1997. С. 4.

Мы берем за образец учебник М. Дюверже по публичному праву: Duverger M. Elements de droit public. 12—e ed. Deuxieme partie. Les institutions politiques actuelles. P., 1988. P. 101—191.

По этой теме защищена докторская диссертация С.В. Королевым.

По необходимости ограничимся упоминанием лишь нескольких, привлекающих внимание своим творческим и оригинальным истолкованием этой уже традиционной темы: Богданова Н.А.

Категория «конституционализм» в науке конституционного права // Российский конституцио нализм: проблемы и решения. М., 1999. С.135—140;

Ромашов Р.А. Современный конституциона лизм: вопросы истории и теории. СПб., 1998;

Авакьян С.А. Конституционализм. Конституцион ное право // Энциклопедический словарь. М., 2000.С. 304—305;

Сонина Л.В. Конституционализм в Российской Федерации как политико-правой режим. Автореферат дис.…к. ю. н. Екатеринбург, 2001;

Арановский К.В. Конституция как государственно-правовая традиция и условия ее изучения в российской правовой среде // Правоведение. — 2002. — № 1;

Кравец И.А. Российский конститу ционализм: проблемы становления, развития и осуществления. СПб., 2005;

Кутафин О.Е. Российский конституционализм. М., 2008. С. 44.

Там же. С. 198—327. Подобное расширительное истолкование конституционализма делает его похожим на истолкование основных параметров цивилизации у Тойнби, что, собственно, лиш ний раз подтверждает давнюю, идущую от Монтескье позицию, воспринимающую право и свя занное с ним правосудие воплощением духа народного. Как писал Победоносцев в обоснование судебной реформы середины XIX века, «у всех народов…формы суда и расправы состояли в тесной связи со всеми условиями политического и народного быта, с нравами и обычаями народными».

Победоносцев К.П. О реформах в гражданском судопроизводстве // Русский вестник. — 1859. — Т. 21. Июнь. — Кн. 2. — С. 546—547. Подробнее см.: Тимошина Е.В. Я вижу ясно путь и истину… (вступительная статья) // Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. М., 2002 (Классика российской цивилистики).

Правовая мысль: история и современность автор замечает, что он «носит в значительной мере характер мнимого конститу ционализма, поскольку отличается неустойчивостью, возможностью обращения вспять, очевидной вероятностью перехода конституционных по происхожде нию и политической терминологии феноменов в свою противоположность — авторитаризм».

Термин «мнимый конституционализм» имеет интересную историю, связанную с изучением процессов политической модернизации начала ХХ века в России и Германии. Именно германские и затем российские конституционалисты выяви ли самые характерные черты этой ситуации перемен и ввели для ее обозначения термин «мнимый конституционализм», подчеркнув «неустойчивость, обратимость данной системы конституционализма, очевидную для них возможность перехода конституционных по своему происхождению и политической терминологии фе номенов в свою противоположность — авторитаризм иного типа. Эти предвиде ния и политические прогнозы оправдались. Мнимый конституционализм в итоге сменился иным социальным механизмом, который мы обозначили не как мнимый (т.е. открытый все же для дальнейшего развития конституционных институтов), но как номинальный, сохраняющий лишь видимость конституционных реформ. Со ветский и постсоветский этапы социального развития дают возможность осущест влять сравнительный подход и определять место русского конституционализма в мировой истории в более широкой перспективе».

М. Вебер и российские конституционалисты начала ХХ века прогнозировали опасность срыва конституционных реформ в России. Вебер считал российский конституционализм не вполне проявленным и называл его иронически «стыдливым конституционализмом». Мнимость, или говоря другими словами, неустойчивость и отчасти призрачность конституционных реформ в те годы определялись не толь ко состоянием властных структур (которые субъективно противились реформам), но прежде всего объективным состоянием общества и государства. Это были такие условия, при которых теряли надежду самые смелые из реформаторов и мысли телей: неготовность общества (незрелость политической культуры), неготовность административных структур (ориентированность на бюрократическое авторитар ное правление), отсутствие механизмом социального контроля, невовлеченность общества в управление крупными внутриполитическими проблемами. Население модернизирующегося общества не преодолело стереотипов политического пове дения традиционного общества. Прогнозы русских конституционалистов начала века не были уверенно оптимистичными, что сказывалось и на их политической программе (например, программе конституционных демократов).

В наборе понятийных конструкций конституционалистов начала прошлого века новую актуальность приобрел термин «конституционное государство». Он стал толковаться не только как синоним современного правового государства (в частности, как синоним наиболее «развитой» правовой формы организации и функционирования власти, «адекватно выражающей социально-исторически обу словленную меру свободы в общественных отношениях» ), но также как воплоще ние «стабильного правопорядка», нацеленного на содействие и обеспечение не Кутафин О.Е.Указ соч. С. 7.

Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: Российский конституционализм в сравни тельной перспективе. М., 1997. С. 594.

См.: Там же. С. 595.

Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М., 1993. С. 76.

Правовая мысль: история и современность обходимых «условий нормальной жизнедеятельности людей». Практически речь идет о видоизмененной трактовке конституционализма, который в данном случае передается с помощью терминов «конституционный» и «конституционность», по нимаемых не в узко-правовом смысле стандартов конституционного правления и актов правительственной власти, а в расширительном смысле термина «конститу ционной законности» (легитимности и нормативности).

Наиболее радикальной новацией в нашей литературе следует считать позицию, согласно которой под конституцией необходимо понимать не основной закон, а совокупность фактически существующих конституционных правоотношений. По этой логике конституционные правоотношения существуют и там, где консти туции в виде основного закона нет, например, в Великобритании, которая вос принимается «отечеством конституционных учреждений». Как пишет незауряд ный пропагандист этой позиции в нашем правоведении, «конституцию образует в первую очередь общность действующих правоотношений известного качества, основанный на верховенстве права и на правах личности политический строй, а не основной закон, искусно написанный». Практически это возврат (с понятными поправками и модификациями) к старинной, восходящей к Аристотелю, трактов ке конституции и конституционализма. Эти явления получили в трудах философа системную теоретическую и этико-нормативную трактовку, в пределах которой греческий синоним конституции — «политейа» — получил простейшее истолкова ние как совокупность родов должностей и занятий в полисе (городе-государстве) и некоторые описания особенностей практической правительственной деятельно сти. Но самое главное в данной трактовке заключается в том, что чисто описатель ное употребление этого слова ведет к признанию, что конституцией (по-другому, общим устроением) обладает каждое государство — вне зависимости от того, на сколько дурно или ошибочно оно управляется.

Подводя итог, можно заключить, что конституционализм есть нечто обдуманно учреждаемое в виде институтов и норм (благодаря замыслам, идеям или программ ному требованию определенного политического реформаторства, движения), либо учрежденное формально (т.е. уже закрепленное законодательно и организационно в виде институциональных учреждений и процедур) и функционирующее реаль но (пребывающее в постоянном целенаправленном и процедурно-выверенном варианте деятельности) в целях безопасности лиц и имуществ. Главное назначе ние такого устройства — возведение преград произволу и насилию в любой обла сти общенародной социальной и политической деятельности, в первую очередь, в деятельности государственных учреждений. Хорошая политическая конституция (как и хорошая телесная и духовная конституция) предназначена обеспечивать человеку самое насущное — жизнь во всех ее возможных лучших проявлениях и, не в последнюю очередь, свободу и стремление к счастью. Заслуживает внимание Ромашов Р.А. Конституционное государство (история, современность, перспективы раз вития). Красноярск, 1997. С. 65.

Это сближение смыслов терминов «конституционность» и «конституционализм» заметно проявилось в недавней публикации об американском правоведе-конституционалисте первой по ловины XIX века Л. Спунере. Он критиковал американскую конституционную практику с пози ций, близких анархизму, и оказал идейное влияние на европейских, в том числе русских, анар хистов. См.: Белькович Р.Ю. Против государства: радикальный конституционализм Лисандера Спунера // Правоведение. — 2008. — № 6. — С. 108—127.

Арановский К.В. Конституция России среди источников иностранного конституционного права// Правоведение. — 2008. — № 6. — С. 44.

Правовая мысль: история и современность общенародная (республиканская) направленность конституционализма, который предстает как надлежащее устроение дел частных и публичных усилиями граждан и государства на основе общенародного согласия в вопросах права и общности инте ресов. О том, что надлежащее устроение подобных дел всегда проблематично, было хорошо известно и философам, и политикам с незапамятных времен. Аристотель замечает: «Общепризнано, что в том государстве, которое желает иметь прекрас ный строй, граждане должны быть свободны от забот о предметах первой необхо димости. Но нелегко уяснить, каким образом это осуществить» (Политика. 1269а).

Конституционализм как объект научного внимания и освоения легко свести к двум-трем вечным ипостасям, другое дело - его предметное обсуждение, которое усложняется и прирастает новыми областями познанного и познаваемого вместе с изменением и необратимым усложнением политических и иных отношений че ловека с человеком в составе семьи, общества и государства.

Интересную попытку обсудить позитивные и обременительные варианты воздействия новей ших средств и «потоков» массовых коммуникаций (газеты—мобильники—телевещание) на пользо вание свободой слова или печати (согласно Первой поправке к Конституции США) предприняли авторы сборника «Конституционализм: философское измерение». Заглавие раздела об этой про блеме, написанном философом Вильямс—колледжа Розмари Тонг, говорит само за себя — «При ручение технологического императива: конституционализм в двадцать первом веке». Речь идет о том, что современные технологии нередко «ослабляют Конституцию» и что именно они делают возможным «такими способами адаптировать конституционные ценности индивидуальной свобо ды, справедливости и безопасности и к таким обстоятельствам, которые никогда не обсуждались создателями Конституции». Tong R. The Taming of the Technological Imperative: Constitutionalism in the Twenty—First Century // Constitutionalism: the Philosophical Dimension. Ed. by A.S. Rosenbaum.

N.Y., 1988. P.222.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.