WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«THE NEW MARKET WIZARDS CONVERSATIONS WITH AMERICA'S TOP TRADERS JACKD.SCHWAGER HarperBusiness A Division of HarperCollinsPubfehers НОВЫЕ МАГИ РЫНКА БЕСЕДЫ С ЛУЧШИМИ ТРЕЙДЕРАМИ АМЕРИКИ ...»

-- [ Страница 3 ] --

— И все же, как я понимаю, до этого непреднамерен ного эксперимента вы, должно быть, думали, что ваше вмешательство улучшает результаты. — Это потому, что вам запоминаются именно те слу чаи, когда вы делаете что-то, позволяющее как будто перехитрить систему, а повседневное проскальзывание, как правило, забывается. Очевидно, мое вмешательство стоило мне денег, даже если я думал по-другому. — А после этого вы изменили свой взгляд на вме шательство? — Конечно. Теперь я считаю, что это должен быть гораздо более избирательный процесс, чем то, что я де лал много лет назад. Вам следует пытаться найти выход своему энтузиазму и изобретательности во время иссле дований по вечерам, а не за счет вмешательства в работу системы днем. Вмешательство — это нечто такое, что вам следует осуществлять только при неожиданных об стоятельствах и только после хорошего обдумывания. Если вы заметите, что вмешиваетесь в работу системы на регулярной основе, это верный признак того, что есть что-то, что вы хотите включить в систему, но не сделали этого ранее. — Можете ли вы сказать что-нибудь о том, как вы выбираете свои сделки помимо системы? — Я не люблю покупать на коррекциях. Если рынок идет вверх, и я думаю, что должен открыть длинную по зицию, я скорее куплю, когда рынок напористо идет вверх, чем буду ждать коррекции. Покупка на коррекции яв ляется психологически соблазнительной, потому что вы чувствуете, что покупаете дешевле, чем могли бы сделать некоторое время назад. Однако я думаю, что этот подход содержит в себе нечто большее, чем просто ложку дегтя.

168 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК Если рынок вернулся назад достаточно, чтобы создать значительную разницу в цене покупки, то сделка эта может быть не так уж и хороша, как кажется. Хотя сделка все еще может сработать, есть довольно большая вероятность начала разворота тренда. Еще более важно то, что стратегия покупок на коррекциях часто приводит к пропуску сделки вообще или вынужденной покупке по более высокой цене. Покупка на коррекции — это одна из тех уловок, которые дают скорее психологическое удовлетворение, чем какието выгоды в смысле повышения прибыли. В принципе, таких вещей, которые дают вам успокоение, нужно избегать — обычно успокоение это бывает ложным.

— Можете ли вы как-то рационально объяснить, почему работают системы следования за трендом?

— Людям свойственно сосредотачиваться на резуль татах, которые кажутся наиболее вероятными, и игно рировать сценарии с низкой вероятностью. Тем не ме нее, время от времени в поле зрения участников рынка попадают некоторые варианты с малой вероятностью, которыми ранее пренебрегали, — это так называемый пороговый эффект. Рынок должен периодически учи тывать в ценах эти «новые» возможности. Очевидно, успех следования за трендом означает, что движения оп ределенного размера имеют более чем случайную веро ятность стать началом таких периодических смещений. Конечно, перед человеком, следующим за трендом, сто ит задача, как отличить начальные участки таких движе ний от случайных колебаний.

— Вы знакомы с системами, которые продаются публике?

— Я в свое время пытался следить за ними, но так как на продажу предлагают гораздо больше мусора, чем де льных систем, нашел это слишком утомительным заня тием. Приходится отсеивать такое огромное количество бесполезного и одновременно сложного, что, я думаю, УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК 16 лучше уж тратить время на самостоятельное создание систем.

— Почему вы классифицируете эти системы как бесполезные? — Потому что они, как правило, созданы путем под гонки результатов к историческим данным. — Как вы думаете, чрезмерная подгонка является следствием наивности? Или же безграничного стрем ления продать как можно больше систем? — Сейчас это, вероятно, в основном нечестность. — А вы много чужих систем изучили? — Примерно пятьдесят. — Из этих пятидесяти сколько имело какую-то цен ность? — Одна. И я не думаю, что она имела ценность как система, а скорее содержала в себе элемент, который я смог использовать позднее. — Значит, вы считаете, что покупка систем — это пустая трата денег? — По больше части, я думаю, так и есть. Представить себе не могу, сколько денег придется потратить челове ку, чтобы иметь шанс наткнуться на что-нибудь хоро шее. Если у вас есть достаточно знаний для того, чтобы оценивать чужие системы, лучше потратьте время на разработку собственных идей. Я не рекомендовал бы по купать системы. — Справедливо ли мнение, что если система по-на стоящему работает — под этим я понимаю сочетание хорошей прибыльности, низкой волатильности и на дежности, — то для ее владельца не будет никакого де нежного смысла продавать ее?

170 _ ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — В принципе, может случиться иной раз, что ктото придумает что-то по-настоящему хорошее и про даст, потому что ему нужны деньги. Но, по моему опыту, листая графики во время езды в автобусе, ни чего хорошего не придумаешь, такие вещи создаются на протяжении многих лет. Как правило, если человек вкладывает в разработку системы значительное коли чество времени и денег, он хочет использовать эту сис тему, а не продавать ее.

— Каково ваше мнение о теории противоположного мнения? — Сторонники противоположного мнения пытаются протолкнуть идею о том, что если на рынке существует некоторое единодушное мнение, то оно всегда ошибоч но. Хотя теоретически при условии наличия правильной информации этот подход может работать, на практике информация, доступная трейдерам — сторонникам противоположного мнения, имеет весьма спорное зна чение. Например, рассмотрим цифры, отражающие преобладающее мнение. Они основываются на рекомендациях со стороны рыночных информационных бюллетеней, консультативных служб и т. д. Следовательно, эти цифры отражают торговлю очень непредставительной группы трейдеров — тех, кто торгует на основании чужих советов. Я вообще ни с одним из таких людей не знаком. В любом случае, вопрос это эмпирический: насколько правильно популярные индикаторы настроений отражают общее мнение участников рынка? Наши исследования указывают, что на рынке с исключительно высоким бычьим консенсусом немного выгоднее покупать, а не продавать. — Есть ли у вас какое-нибудь мнение о популярных технических индикаторах перекупленности/перепроданности, таких как RSI и стохастики?

УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК_ 1 Л — Я думаю, что эти индикаторы почти бесполезны. Я не имею в виду, что вам не следует заниматься изуче нием этих подходов — вы можете добиться весьма вы дающихся успехов в ваших исследованиях, но только не в вашей торговле. — С исследовательской точки зрения не назвали бы вы эти подходы ложными индикаторами? — Да, в смысле ожидания прибыли они близки к ну лю. То, что эти индикаторы зарабатывают во время кон солидации рынка, они теряют во время трендов. — Как выдумаете, почему так популярны эти под ходы, если они не эффективны для торговых целей? — Во-первых, когда вы смотрите на эти индикаторы при наложении их на график цены, они выглядят лучше, чем есть на самом деле. Человеческий глаз стремится вы бирать те моменты, когда эти индикаторы точно предска зывают незначительные вершины и основания, но про пускает все фальшивые сигналы и степень, до которой они оказываются неправильными в течение трендов. Формально ошибка заключается в путанице между понятиями априорной и апостериорной вероятности. Например, известно, что большинство движений цены до экстремального значения происходит в дни разворота (день разворота — это день, когда рынок достигает нового максимума (минимума) и затем меняет направление, закрываясь ниже (выше) закрытий одного или нескольких предшествующих дней). Это говорит вам только о вероятности, что при ценовом экстремуме может быть день разворота. На самом деле вам нужно знать, какова вероятность иметь экстремум*— т. е. устойчивое изменение тренда рынка — при условии, что у вас есть день разворота. Это очень разные вероятности. То, что одна вероятность высока, ни в коей мере не означает, что высока также и другая. Если у 85% всех вершин и оснований есть некое качество X, но это качество X появляется доста 172 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК точно часто и в других местах, то использование такого индикатора в качестве сигнала разорит вас до нитки. Кроме того, эти подходы привлекательны потому, что они играют на сильной человеческой тенденции, склоняющей людей торговать против тренда или сокращать сделки, следующие за трендом. Всегда очень соблазнительно ликвидировать хорошую сделку при малейшем подозрительном признаке. — А что вы скажете о циклическом анализе, явля ющемся еще одним техническим приемом, использу емым трейдерами для предсказания вершин и основа ний? — Существуют очень мощные научные методы цик лического анализа, особенно анализ Фурье, который был изобретен в XIX столетии главным образом для понима ния механизма теплопередачи. Анализ Фурье неоднократ но пытались применять к рыночным ценам, начиная еще с работы французского математика Луи Башелье в конце XIX века. Все эти научные исследования не смогли най ти в ценовых данных каких-либо систематических цик личных компонентов. Эти неудачи являются сильным аргументом против достоверности различных торговых систем, основанных на циклах. И я хотел бы подчеркнуть, что техника нахождения циклов гораздо более сильна, чем техника нахождения трендов. Нахождение циклов является классической научной задачей. — А что вы скажете о различных исследованиях с целью найти циклы в ценовых данных? — Рынки повышаются и понижаются. Поэтому в довольно свободном значении этого слова на рынках присутствуют и циклы. Беда в том, что вы можете по догнать синусоидные волны очень близко даже к совер шенно случайным фигурам. Если вы позволите перио дам циклов сжиматься и расширяться, пропускать ко лебания и даже разворачиваться — как делают многие УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК из этих теоретиков циклов (или, возможно, более правильно назвать их цикломанами), — тогда вы сможете втиснуть в циклы любой изменяющийся ряд данных. Но суть здесь в том, что строгая статистическая техника, такая как анализ Фурье, демонстрирует, что эти так называемые циклы являются случайными движениями. — Верите ли вы в то, что попытки применить в торговле искусственный интеллект окажутся успеш ными? — Я думаю, что в конечном счете кибернетические устройства смогут превзойти человека при выполнении любой задачи, включая торговлю. Не думаю, что только потому, что мы сделаны из углерода и фосфора, мы мо жем делать такие вещи, которые не могут делать сущес тва из кремния и меди. А поскольку у кибернетических устройств отсутствуют многие из наших человеческих ограничений, когда-нибудь они смогут делать это луч ше. У меня нет сомнений, что в конечном счете лучшим трейдером мира станет автомат. Я не говорю, что это произойдет скоро, но, вероятно, это будет достигнуто в течение нескольких следующих поколений. — Значительная часть научного сообщества ут верждает, что случайный характер поведения цены означает, что невозможно разработать торговые сис темы, которые смогут в течение длительного времени превосходить рынок. Что вы скажете на это? —Данные, опровергающие теорию случайного блуждания рынка, чрезвычайно велики. Сотни трейдеров и управляющих смогли получать прибыль с помощью механических систем, основанных на поведении цены. — Что вы скажете по поводу аргумента, что из большого количества торгующих людей некоторые обязательно будут добиваться успеха, причем чисто случайно?

174 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Такое возможно, но вероятность лишь случайного получения такого успеха, который мы имели и продол жаем иметь, находится где-то в районе нуля. Системы работали для нас год за годом. Мы обучили работе с эти ми системами других людей, и они стали работать и для них. Затем эти люди стали управлять деньгами других людей, но и в этом случае системы продолжали рабо тать. Всегда существует вероятность, что все это могло произойти благодаря удаче, но вероятность этого беско нечно мала. В последнее время происходит значительное изменение научных взглядов на этот предмет. Когда я впервые занялся этим бизнесом, механическая торговля считалась каким-то чудачеством. С тех пор появляется все больше и больше научных работ, содержащих доказательства того, что теория случайного блуждания ложна. Системная торговля из незначительной идеи превратилась в новое общепринятое понятие. Не думаю, что это могло бы произойти, если бы за ней ничего не стояло. Однако я должен признать, что испытываю некоторое неудобство, поскольку то, что начиналось как новаторская идея, стало элементом общепринятого мышления.

— Безусловно, невозможно доказать, что поведение рынков случайно. — Правильно. Вы сталкиваетесь с проблемой попыт ки доказать отрицательное утверждение. Хотя утверж дение, что рынки случайны, является положительным утверждением, фактически вы пытаетесь доказать от рицательное. Вы пытаетесь доказать, что в движениях цен не существует систематического компонента. Любое отрицательное утверждение очень трудно подтвердить, потому что вы стараетесь доказать, что что-то не сущес твует. Например, рассмотрим отрицательное утверж дение, что вокруг Юпитера не вращаются шоколадные торты. Скорее всего, это утверждение справедливо, но доказать его очень трудно.

УИЛЬЯМ ЭКХДРДТ. МАТЕМАТИК Теория случайного блуждания обладает этим недостатком, свойственным отрицательным утверждениям. Тем не менее, в отсутствие каких-либо фактов, подтверждающих противоположное, эта теория может выглядеть вполне правдоподобно. Я думаю, однако, что сейчас накопилось достаточно фактов, доказывающих обратное, и любой ученый, по-прежнему придерживающийся мысли, что рынки случайны, на самом деле отказывается смотреть в глаза реальности.

— В последние годы произошло огромное увели чение сумм денег, управляемых профессиональными трейдерами с использованием компьютеризирован ных стратегий следования за трендом. Не убьет ли, в конечном счете, этот рост популярности курицу, несу щую золотые яйца? — На вопрос, не портит ли системную торговлю пре обладание системных трейдеров, особенно группы круп ных менеджеров, ответить трудно, потому что сущест вуют два очень разных вида свидетельств, приводящих к противоположным результатам. Во-первых, существуют количественные статистические доказательства того, что системы продолжают работать. Далее, существует качест венный аргумент, сводящийся к тому, что преобладание системных трейдеров должно изменить рынок настоль ко, что прибыль таким образом извлекать больше будет нельзя. Иными словами, сторонники теории случайного блуждания смогут, в конце концов, победить в споре. — Оба аргумента не могут быть правильными. В ка кой из них верите вы? — Системные трейдеры по-прежнему имеют важно го старого союзника — человеческую природу. Челове ческая природа не изменилась. К счастью, по-прежнему остается много людей, торгующих на основе своих инс тинктов. Но, вне всякого сомнения, игра становится все более трудной.

176 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК В эволюционной биологии одним из предлагаемых ответов на вопрос, почему половое (в отличие от бесполого) размножение получило столь широкое распространение, является гипотеза Красной Королевы, названная так в честь персонажа книги «Алиса в стране чудес», ибо в ее стране вы должны бежать изо всех сил только для того, чтобы оставаться на месте. Идея здесь состоит в том, что конкуренция настолько жестока, что для того, чтобы выжить, виды должны развиваться как можно быстрее, — и половое размножение дает своего рода эволюционный ускоритель. Аналогичным образом в нише системной торговли также существует сильная конкуренция, и трейдер должен разрабатывать системы с максимально возможной скоростью лишь для того, чтобы выжить. — Означает ли это, что все увеличивающаяся доля профессионалов во всеобщей торговой вселенной из менит природу рынков настолько, что ранее действо вавшие системы не смогут более работать? — Думаю, это так. Вот почему я готов принимать системы с несколько более низкой теоретической эф фективностью, если считаю, что они отличаются от того, что, по моему мнению, используют большинство других системных трейдеров. Когда я говорю людям, желающим разрабатывать системы, что изменяющаяся природа рынков может обесценивать значительную часть исторических исследований, они неизменно отвечают, что ответом является разработка систем, основанных на недавних данных — как если бы это было так просто. У такого подхода есть серьезная проблема. Недавние данные обладают меньшей статистической значимостью, чем долгосрочные исторические данные, просто потому, что их значительно меньше. Системы, основанные исключительно на недавних данных, имеют слишком слабую поддержку. И этот ключевой факт обойти никак нельзя.

УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК 17 — Если бы вам довелось начать все с начала, что бы вы сделали по-иному? — Я уделял бы больше внимания управлению капи талом. К моему сожалению, это то, что я игнорировал в течение первых лет торговли. Парадоксально, но хотя управление капиталом более важно, чем тайминг рынка, математически это более решаемая проблема. — Есть ли что-нибудь уникальное в вашем подходе к управлению капиталом? — Недостатком многих схем управления капиталом является то, что они связаны с использованием функ ции логарифмической полезности. Естественно, такая модель исходит из того, что «полезность» одинакового процентного увеличения капитала остается постоянной независимо от абсолютной величины капитала. Пробле ма этой модели состоит в том, что она не ограничена;

в конечном счете она велит вам рисковать всем, что вы имеете. Существует техническое возражение против функций неограниченной полезности, известное как «парадокс Санкт-Петербурга». Могу подтвердить его справедливость неким упрощенным примером. Предположим, что у вас есть миллиард долларов. Если ваша функция полезности не ограничена, значит, существует такая сумма денег, которая обладает полезностью настолько огромной, что вы будете готовы рисковать ради нее всем своим миллиардным состоянием. На самом деле, естественно, нет таких денег, хотя могут быть, конечно, и неденежные соображения (например, лишняя сотня лет жизни), ради которых человек в здравом уме поставит на кон все свое состояние в один миллиард долларов. Следовательно, с неограниченными функциями полезности что-то не так. В нашей работе по управлению риском мы используем только ограниченные функции полезности. Тем не менее, некоторая часть наших моделей рассчитывает оп 178 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК тимальные для инвестиций доли капитала, независимые от абсолютной величины богатства. — Какой суммой вы рискуете в отдельной сделке? Есть ли у вас для этого какая-то формула? — Не следует планировать риск в сделке больший, чем 2%. Хотя, конечно, вы все равно можете потерять больше, если рынок открывается с разрывом за предела ми предполагаемого уровня выхода. Что касается размера ставки, то если вы построите кривую прибыльности системы в зависимости от размера позиции, то получите график, напоминающий контур кита из мультфильма, если расположить его головой направо. Левая сторона графика, относящаяся к относительно малому размеру позиции, будет почти прямолинейной — в этом диапазоне увеличение размера позиции приносит пропорциональное увеличение прибыли. Но когда вы увеличиваете размер позиции сверх этого диапазона, то восходящий наклон начинает сходить на нет — это происходит из-за все более крупных абсолютных значений убытков, которые заставляют вас торговать меньше, ограничивая вашу способность возвращаться на рынок после полосы неудач. Теоретический оптимум достигается примерно там, где у кита находится дыхало. Справа от этого оптимума график резко падает вниз — размер позиции лишь чуть больше теоретического оптимума дает отрицательную производительность. Размер позиции — это тот аспект, где не стоит стремиться к оптимуму. Оптимум достигается сразу перед обрывом. Поэтому размер вашей позиции должен находится в верхней части диапазона, где график еще почти прямой. — Насколько важен в торговле ум? — Я не видел особой взаимосвязи между хорошей торговлей и умом. Некоторые выдающиеся трейдеры весьма умны, а некоторые нет. Многие исключительно умные люди являются ужасными трейдерами. Вполне УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК _ достаточно среднего ума. А вообще-то гораздо более важно эмоциональное состояние.

— Я полагаю, вы участвовали в разработке систем, которые преподавались для «черепашек» (более под робно об этом см. в следующей главе). — Да, это так. — Насколько я понимаю, катализатором подгото вительной программы для «черепашек» был ваш спор с Ричардом Деннисом относительно того, можно ли на учить успешной торговле. — Да. Я придерживался точки зрения, что научиться этому просто невозможно. Я утверждал, что один лишь факт, что мы можем делать это сами, не означает, что мы можем этому научить. Я исходил из того, что трейдер добавляет нечто, что нельзя встроить в механическую программу. Я оказался неправ. Программа «черепашек» имела исключительный успех. В подавляющем боль шинстве они научились торговать очень хорошо. От ветом на вопрос, можно ли научить торговать, является неоспоримое «да». — Считаете ли вы, что системы, которые вы с Деннисом представили «черепашкам», деградировали, потому что теперь этими методами пользуются двад цать новых последователей? — Если имея под управлением сотни миллионов они торгуют по-прежнему, вряд ли можно представить се бе, чтобы было иначе. Однако трудно сказать, до какой степени «черепашки» продолжают торговать по той же системе. Я бы скорее поверил, что теперь многие из них делают все совершенно по-другому. — Если торговле можно научить, означает ли это, что ей можно научить любого человека, обладающего достаточным умом?

180 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Научиться торговать может любой человек со средним уровнем интеллекта. Это не высшая матема тика. Однако в торговле гораздо легче выучить то, что вы должны делать, чем делать это на практике. Хорошие системы противоположны нормальным человеческим склонностям. Из тех людей, которые могут выучить основы, успешными трейдерами может стать лишь не большой процент. Если в азартную игру, ведущуюся среди определенного числа игроков, играть достаточно долго, в конечном счете все деньги достаются одному игроку. Если в деле участвует навык, то он ускорит процесс концентрации ставок в одних руках. Что-то в этом духе происходит и на рынке. Существует постоянная всеобщая тенденция, заставляющая капитал перетекать от многих к немногим. В конечном счете большинство проигрывает. Для трейдера это означает, что для того чтобы выиграть, вы должны вести себя как меньшинство. Если вы привносите в торговлю нормальные человеческие привычки и наклонности, вы тяготеете к большинству и неизбежно проигрываете. — Не могли бы вы рассказать поподробнее о том, что вы считаете нормальными человеческими при вычками, ведущими к проигрышу? — Ученые, занимающиеся теориями принятия реше ний, проводили эксперименты, в которых людям пред лагались различные варианты выборов между чем-то вполне гарантированным (суммами денег) и простыми лотереями для того, чтобы посмотреть, организованы ли рационально предпочтения субъектов. Они находят, что люди, как правило, выбирают реальный выигрыш, а не лотерею с более высоким ожидаемым выигрышем, но отказываются принять верный убыток и предпо читают сыграть в лотерею, где возможен еще худший убыток (при условии, что лотерея дает им возможность выпутаться). Эти явно инстинктивные человеческие на УИЛЬЯМ ЗКХАРДТ. МАТЕМАТИК _ клонности и означают роковой конец для трейдера — т. е. быстрее забирай прибыль, но не закрывай убыточные позиции убытком. Это отношение, кроме того, усиливается культурной средой, что видно из совета: хватайся за возможности, но не теряй своего в трудную минуту. Однако для трейдера более полезным советом было бы следующее: пока растут прибыли — не обращай внимания на возможность зафиксировать их, но в трудную минуту спасайся как заяц. Есть одна распространенная пословица по этому предмету, которая абсолютно неверна: нельзя разориться, фиксируя прибыль. Именно так-то большинство трейдеров и разоряются. В то время как любители разоряются, соглашаясь на большие убытки, профессионалы разоряются, соглашаясь на маленькие прибыли. Проблема здесь по существу та же — человеческая природа настроена не на максимизацию прибыли, а скорее на максимизацию частоты выигрышей. Стремление максимизировать количество выигрышных сделок (или минимизировать число проигрышных сделок) работает против трейдера. Количество успешных сделок является наименее важным показателем эффективности системы и может даже негативно сказываться на общей прибыли. — Существуют ли какие-то еще природные челове ческие склонности, которые, по вашему мнению, ме шают успеху в торговле? — Есть еще такая штука, которую я называю «противотрендовое влечение». Существует целое созвездие эмо циональных факторов, которые заставляют людей играть против тренда. Люди стремятся покупать дешево, а про давать дорого, одно лишь это само по себе заставляет их торговать против тренда. Но понятие дешевизны или до роговизны должно быть к чему-то привязано. Люди име ют тенденцию считать цены, к которым привыкли, нор мальными, а цены, находящиеся в стороне от этих уров ней — ненормальными. Такой взгляд на вещи заставляет 182 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК людей торговать против развивающегося тренда, исходя из предположения, что цены, в конечном счете, вернутся к «норме». Это является путем к катастрофе. — Есть ли другие аспекты человеческой природы, препятствующие торговому успеху? — По-настоящему имеет значение долгосрочное рас пределение результатов ваших торговых методов, но психологически кажется, что самое большое значение имеет, окажутся ли успешными те позиции, которые вы имеете прямо сейчас. Текущие позиции кажутся слиш ком важными для того, чтобы рассматривать их с точки зрения равнодушной статистики. Возникает искушение изменить свои правила, чтобы эти текущие сделки ока зались успешными. Оба самых страшных греха торговли — чрезмерное промедление с убытками и преждевремен ное изъятие прибыли — являются попытками увеличить вероятность успеха текущих позиций, но на самом деле это серьезно подрывает долгосрочные результаты. — Повидав на своем веку людей, состоявшихся как трейдеры, и тех, которым это не удалось, что вы ду маете о характеристиках, которые различают две эти группы? — Те, кто выжил, избегают сценариев, в которых плохие сделки заставляют их становится эмоционально неустойчивыми и совершать еще больше плохих сде лок. Они также способны ощущать боль от проигрыша. Если вы не способны почувствовать боль от убытка, вы оказываетесь в таком же положении, что и несчастные люди, не имеющие рецепторов боли. Прикасаясь рукой к горячей плите, они неизбежно обжигаются. Без боли в этом мире выжить нельзя. Аналогична ситуация и на рынках — если убыток не причиняет боли, ваше финан совое выживание вряд ли будет возможно. Я знаю нескольких мультимиллионеров, которые начали торговать на унаследованное богатство. Каждый из УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК них потерял все, потому что они не чувствовали боли, когда проигрывали. В первые несколько формирующих лет торговли они чувствовали, что могут позволить себе проигрывать. Вы добьетесь гораздо больших успехов, если будете выходить на рынок, балансируя над пропастью, чувствуя, что не можете позволить себе проиграть. И я скорее поставлю на успех человека, начинающего с несколькими тысячами долларов, чем на того, кто пришел с миллионами.

— Что может сделать проигрывающий трейдер, чтобы измениться? — Я рассмотрел бы две ситуации. Если трейдер не знает, почему он проигрывает, то дело безнадежно. Не понимая причин неудач, невозможно с ними бороться. А в случае, когда трейдер знает, что он делает неправиль но, могу посоветовать ему одну простую вещь: надо пе рестать делать то, что он делает неправильно. Если он не может изменить свое поведение, то ему следует стать догматическим системным трейдером. — Были ли у вас сделки, оказавшиеся особенно трудными с эмоциональной точки зрения? — Однажды в свой первый год торговли я открыл длинную позицию по сое всего в нескольких центах от восходящего лимита. Затем рынок без единого восходящего тика прошел от восходящего лимита до нисходящего лимита. Это заняло примерно три минуты. Такое поведение убедило меня, что нужно открыть короткую позицию на нисходящем лимите. Через две минуты рынок снова поднялся до восходя щего лимита. — Чему же научил вас этот опыт? — Это был мой первый урок управления риском. На этих двух сделках я за пять минут потерял более полови ны своего капитала.

184 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Как вы оправились от этого убытка? — Торгуя понемножку, принимая много небольших решений вместо того, чтобы пытаться отыграть все в не скольких сверхприбыльных сделках. — Трудно ли вам справляться с эмоциональными последствиями больших убытков? — Во многих случаях большие прибыли являются даже более предательскими в смысле эмоциональной дестабилизации, чем крупные убытки. Я думаю, что очень важно не быть эмоционально связанным с круп ными прибылями. И я, конечно, совершал свои худ шие ошибки после длительных периодов выигрышей. Когда у вас наступает длительная полоса выигрышей, появляется искушение думать, что вы умнее рынка, и это позволит вам продолжать расти до бесконечности. Вы начинаете позволять себе принимать сомнительные решения. Можете представить себе, что происходит за тем? Как правило, убытки делают вас сильнее, а прибы ли — слабее. — Позвольте мне расширить свой вопрос. Трудно ли вам справляться с эмоциональной стороной торгов ли — будь то крупные убытки или крупные прибыли? — Торговля может быть положительной игрой в де нежном смысле, но отрицательной игрой — в эмоцио нальном. Иногда у меня бывало так: группа рынков, на которых я имел большую позицию, открывалась резко против меня, почти на уровне моей защитной останов ки. Убыток кажется опустошительным, иногда даже ка жется: не слишком ли высоко установлен мой уровень риска? Затем каким-то чудом мои стопы не срабатыва ют, и к середине дня рынки эти восстанавливаются в мою пользу примерно на столько же, на сколько до это го они ушли против меня. Что я при этом чувствую? Нет такого восторга, который мог хотя бы частично компен сировать утренний стресс. Прибыль, конечно, кажется УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК _ Ш большой, но все равно она не может перекрыть ту более раннюю боль от убытка. Вышеописанный пример может до некоторой степени просто быть эмоциональным преувеличением, но сама по себе идея асимметричной реакции совершенно верна. Например, если движение цены доводит рынок до вашей точки стопа, вы не должны надеяться на ралли. Именно такое основанное на надеждах мышление заставляет трейдера соглашаться на еще больший убыток. Конечно, рынок может восстановиться (если не произошел разворот тренда), но об этом не стоит думать в то время, когда вам полагается выходить с рынка. А теперь представьте себе случай, когда рынок сильно идет не против вас, а в вашу пользу. Здесь вполне уместно думать об обратном движении. Резкость движения указывает на то, что волатильность только что увеличилась, а это значит, что даже большая неожиданная прибыль может быстро испариться. Ситуация эта асимметрична. Когда вы проигрываете, и мысль о том, что рынок восстановится, может утешать вас, об этой идее даже нельзя задумываться. С другой стороны, когда вы имеете большую прибыль, и мысль об обратном движении является неприятной, она должна рассматриваться в первую очередь. Торговля полна таких асимметрий, которые в целом делают ее делом эмоционально очень тяжелым.

— Если торговля является такой эмоционально не удовлетворяющей, не являются ли единственным ее оправданием финансовые соображения? — Не могу представить себе, зачем заниматься ею, если не достигать положительных финансовых резуль татов. Это одна из немногих отраслей, где вы еще може те самостоятельно пройти путь от бедности к богатству. Ричард Деннис начал всего с несколькими сотнями дол ларов, и менее чем через два десятилетия у него были сотни миллионов — это очень мотивирует.

Ш _ ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК Если вы играете ради эмоционального удовлетворения, вы обречены на проигрыш, потому что очень часто приятные ощущения дают как раз неправильные действия. Ричард Деннис, бывало, говорил, иной раз весьма комично: «Если тебе это нравится, не делай этого». Собственно говоря, одним из правил, которым мы учили «черепашек», было: при прочих равных условиях делайте то, чего вам хочется сделать меньше всего. Вы с самого начала должны решить, ради чего играете. Ради удовольствия или ради успеха? Вне зависимости от того, чем вы это измеряете, деньгами или чем-то еще, чтобы выиграть в торговле, вы должны играть ради успеха. Торговля, кроме того, очень затягивает. Когда ученые, занимающиеся поведенческой психологией, сравнили относительное влияние различных схем вознаграждения, они нашли, что прерывистое вознаграждение — положительные и отрицательные стимулы, применяемые случайным образом (например, когда крыса не знает, что она получит от прикосновения к решетке — удовольствие или боль) — вызывает гораздо большее привыкание, чем одни лишь положительные стимулы. Прерывистое вознаграждение соответствует опыту маниакального игрока, а также торговца фьючерсами. Разница состоит в том, что трейдер, возможно, сможет сделать деньги. Однако, как и большинство «эмоциональных» аспектов торговли фьючерсами, привыкание к ней грозит разорением. Привыкание является причиной, по которой столь многие брокеры, сделавшие состояния, закончили, в конце концов, полным разорением.

— Какой совет можете вы дать для того, чтобы справляться с эмоциональными ловушками, свойс твенными торговле? — Некоторые люди очень хорошо умеют не тратить эмоциональную энергию на ситуации, которые они не могут контролировать (я к их числу не отношусь). Один УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК _ старый трейдер как-то сказал мне: «Не думай о том, что собирается сделать рынок, ты на это никак повлиять не можешь. Думай о том, что ты будешь делать в тех или иных ситуациях». В частности, вам вообще не следует тратить время на размышления о тех замечательных сценариях, в которых рынок идет в вашу сторону, поскольку в таких ситуациях вам делать совершенно нечего. Вместо этого думайте над такими вещами, которых вы хотите меньше всего, и о том, что вам нужно будет делать в этом случае.

— Можете ли вы посоветовать, как справляться с периодами длительных проигрышей? — Не следует слишком погружаться мыслями в убыт ки. Если вас терзают страхи, направьте эту энергию в исследования. За много лет работы в C&D (компании, в которой Деннис и Экхардт были партнерами) мы делали свои лучшие открытия, когда теряли деньги. — Вы думаете, причиной этого было то, что в это время у вас появлялась наибольшая мотивация для улучшения ваших методов? — Вероятно, так и есть. — Есть ли среди открытий, сделанных вами в отно шении рынков и торговли за долгие годы, что-нибудь такое, что оказалось особенно удивительным или труд ным для понимания? — Несколько лет назад одна компания проводила ежегодный конкурс работы с графиками. Конкурсанты должны были до определенного срока предсказать цены закрытия нескольких фьючерсов на определенную дату. Один из сотрудников нашего офиса (Дэйл Деллутри) решил, как я думаю, шутки ради использовать модель случайного блуждания. Иными словами, он просто взял в качестве своего прогноза цену закрытия на дату сдачи материала и при этом едва не выиграл главный приз. Его 188 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК имя оказалось в первой пятерке списка 50 лидеров этого соревнования. В конкурсе этом участвовали сотни человек, а это значит, что более 95%, а вероятнее всего более 99% участников получили результат худший, чем дал слепой случай. Все это очень серьезно. Масштабы результатов этой истории, похоже, поддерживают очевидный феномен, который я наблюдал много раз на протяжении многих лет, но для которого у меня нет неопровержимых доказательств: большинство людей торгуют хуже, чем трейдер, полагающийся исключительно на случайный выбор. — Ваша гипотеза означает, что большинство трей деров добились бы лучших результатов, действуя на угад, а не используя свои методы — мысль весьма про вокационная. Как вы объясняете этот феномен? — Рынок ведет себя во многом как ваш противник, который пытается научить вас торговать плохо. Я не хо чу этим сказать, что рынок имеет какие-то намерения, потому что, конечно, никаких намерений у него нет. Уместной аналогией является теория эволюции, при изложении которой возникает ощущение, что эволю ция имела какую-то цель. Например, птицы приобрели крылья для того, чтобы уметь летать. Технически это не верно. Птицы не являются сторонниками дарвинизма, и вы можете с уверенностью утверждать, что ни одна пти ца или протоптица никогда не собиралась выращивать у себя крыло. Тем не менее, результаты естественного отбора наводят на мысль, что у природы существовало намерение создать для животных какие-то приспособле ния, приносящие им выгоду. Примерно так же можно говорить и о рынках. Любой человек, торговавший хотя бы некоторое время, начинает чувствовать, что рынки имеют какие-то личные характеристики. Очень часто у вас появляется чувство, что «они стараются вас достать», что на самом деле является УИЛЬЯМ ЭКХАРДТ. МАТЕМАТИК просто персонализацией этого процесса. Эта иллюзия имеет под собой вполне солидное основание. Рынок ведет себя во многом как наставник, пытающийся привить плохую технику торговли. Беда в том, что большинство людей усваивают эти уроки слишком хорошо. — Пожалуйста, расскажите поподробнее. Какие именно уроки преподает этот наставник? — Поскольку большинство небольших и умеренных прибылей имеет тенденцию исчезать, рынок учит вас хвататься за них прежде, чем они успеют ускользнуть. Поскольку рынок проводит больше времени в консо лидации, чем в трендах, он учит вас покупать на прова лах и продавать на подъемах. Поскольку рынок вновь и вновь возвращается к одним и тем же ценам, кажется, что если вы подождете достаточно долго, он вернется к тем ценам, на которых находился ранее — тем самым он учит вас держаться за плохие сделки. Рынок любит заманивать вас ложной безопасностью успешных на первый взгляд технических приемов, которые нередко в длительной перспективе оказываются катастрофически убыточными. Общая идея здесь состоит в том, что то, что работает чаще всего, как правило, оказывается поч ти противоположным тому, что работает в длительной перспективе. Главная мысль, пронизывающая комментарии Экхардта, заключается в том, что то, что кажется приятным, обычно делать нельзя. В одном из примеров ученые, занимающиеся теорией принятия решений, продемонстрировали, что люди постоянно предпочитают выбирать верный выигрыш, а не игру, имеющую более высокий уровень вероятного выигрыша. Они также предпочитают играть с убытком, даже если ставкой является результат худший, чем альтернатива с гарантированным убытком. Эти инстинктивные предпочтения противоречат, пожалуй, самому фундаментальному принципу 190_ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК успешной торговли: быстро прекращать свои убытки и позволять расти прибыли. И то, что этот афоризм стал избитой истиной, не делает его менее ценным. Другим примером контрпродуктивных инстинктов является то, что Экхардт называет «противотрендовым влечением». Продажа на сильном рынке и покупка на слабом созвучна стремлению людей покупать дешево и продавать дорого. Хотя в момент открытия такие сделки могут казаться привлекательными, следование противотрендовому влечению почти неизбежно обречено на неудачу (это утверждение не означает, однако, что успех гарантирует противоположная стратегия — следование за трендом, — поскольку оба подхода влекут за собой операционные издержки). Чрезмерная озабоченность трейдеров своими текущими позициями является еще одним примером разрушительного воздействия стремления к психологическому комфорту. Фиксация прибыли до достижения намеченной цели, удерживание позиций сверх намеченного уровня ликвидации убытка и ликвидация позиций до достижения точек стоп-лосса из-за страха понести убыток — все это примеры действий, направленных на достижение эмоционального комфорта. Однако все эти действия, скорее всего, окажут отрицательное влияние на долгосрочные результаты. Природные наклонности людей сбивают их также с пути при системной торговле. Чем больше система подгоняется к прошлому поведению цен, тем более впечатляющими будут результаты системы на исторических данных, и тем лучше будет чувствовать себя трейдер, используя эту систему. Однако, как это ни парадоксально, чем больше усилий тратится на точную подгонку системы к прошлому поведению цен, тем хуже будут будущие результаты реальной торговли. Стремление разработать «красивую» систему приводит людей к принятию благоприятных результатов моделирования без должной критики. Очень часто замечательные резуль УИЛЬЯМ ЭШРДТ. МАТЕМАТИК таты тестов на исторических данных являются просто следствием ошибочной или наивной методологии. Экхардт советует, чтобы все разработчики систем верили своим результатам только после того, как сделают все возможное, чтобы опровергнуть их. Экхардт утверждает, что тенденция делать то, что удобно, приводит большинство людей к достижению на рынках результатов худших, чем случайное блуждание. Он утверждает, что большинство людей проигрывает не потому, что им не хватает знаний и навыков, а потому, что природные человеческие качества ввергают их в поведенческие модели, которые приводят к результатам худшим, чем случайные, — и это звучит очень убедительно. Если Экхардт прав — а я думаю, что это так, — то из этого следует, что в торговле наши природные инстинкты нас подводят. Следовательно, первым шагом к успеху в качестве трейдера является изменение поведения таким образом, чтобы делать то, что является правильным, а не то, что кажется удобным.

МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК себе английскую гостиную, Представьте панелями. Два явно богатыхотделанную дубовыми джентльмена сидят в креслах, глядя в пылающий камин, попыхивая трубками и обсуждая свою философию торговли. — Я думаю, Колин, что любого можно научить быть превосходным трейдером. В этом нет ничего магичес кого. Не требуется никакого исключительного таланта. Надо просто заучить соответствующие правила и следо вать этим правилам. И я совершенно не сомневаюсь в том, что любого могу научить, как сделать состояние на торговле. — Все это чепуха, Дункан! Просто ты думаешь, что твой торговый успех является результатом твоей систе мы. Но ты не понимаешь, что у тебя есть особый талант. Ты можешь написать свои правила метровыми буква ми и заставить людей целый год читать их ежедневно, но они все равно не смогут делать того, что делаешь на рынках ты. Твой успех является следствием твоего та ланта. Этому научить нельзя! — Что ж, Колин, мы повторяем одно и то же уже в сотый раз. Давай решим этот спор раз и навсегда. Поче му бы нам просто не взять десяток человек, научить их моей системе, дать каждому на торговлю по миллиону фунтов и посмотреть, что получится? — Прекрасная идея, Дункан! Выбери десять чело век, подготовь их, и если по истечении одного года они МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК не смогут увеличить свой капитал по меньшей мере на 25% — а это скромная цифра с учетом того, что ты обычно делаешь за год в два-три раза больше, — ты заплатишь мне миллион фунтов. А если они смогут сделать больше 25%, то я заплачу тебе столько же. Затем Дункан и Колин подошли к окну и стали высматривать среди прохожих потенциальных кандидатов для своего эксперимента. Каждый раз, когда они приходили к общему мнению по поводу того или иного человека, они посылали дворецкого, чтобы пригласить прохожего в дом. Вышеописанное выглядит как забавный сюжет для рассказа или кинофильма (собственно говоря, это довольно вольная адаптация замечательного рассказа Марка Твена «Банковский билет в миллион фунтов стерлингов»). Однако давайте перенесемся из Лондона в Чикаго, уберем денежный элемент спора и используем более совершенный метод отбора кандидатов — и тогда история эта окажется истиной, а не вымыслом. Легендарный трейдер Ричард Деннис, который, как известно, превратил свою начальный капитал в несколько тысяч долларов в состояние, оценивающееся в 200 млн долларов, действительно имел такой спор со своим партнером Уильямом Экхардтом (интервью с которым помещено в предыдущей главе). Деннис утверждал, что успеху в торговле можно научить, а Экхардт поднимал эту идею на смех. Чтобы разрешить этот непрекращающийся спор, Деннис и Экхардт решили провести свою версию описанного выше эксперимента. Они поместили объявление в Wall Street Journal, приглашающее людей, заинтересованных в том, чтобы пройти подготовку в качестве трейдеров. После процесса рассмотрения письменных заявлений, оценки результата экзамена и собеседования с отобранными финалистами из приблизительно тысячи откликнувшихся на объявление была отобрана группа в 13 человек. В течение примерно двух недель Деннис 194 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК и Экхардт преподавали этой группе счастливчиков некоторые свои системы. Ничего не скрывая, они передали этой группе все детали. После подготовки Деннис профинансировал эту группу и отправил ее торговать самостоятельно. Первая группа добилась в течение первого же года настолько хороших результатов, что на следующий год Деннис повторил эксперимент со второй группой из десяти человек. Обе эти группы трейдеров получили прозвища «черепашек». Это довольно любопытное название родилось во время поездки на Восток, совершенной Ричардом Деннисом в то время. В ходе этой поездки он посетил черепашью ферму, на которой в огромных чанах выращивали черепах. В представлении Денниса картина выращивания тысяч копошащихся черепашек в огромных чанах была превосходной аналогией подготовки трейдеров. Был ли прав Ричард Деннис? Можно ли на самом деле обучить людей быть исключительно успешными трейдерами? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вернемся на шесть лет назад, когда я готовился писать эту книгу. Начал я с поиска возможных кандидатов на интервью. При отборе фьючерсных трейдеров одним из использованных мною источников был ежеквартальный обзор, публикуемый Managed Accounts Reports. В этом отчете обобщаются результаты работы большого числа управляющих портфелями фьючерсов (commodity trading advisors, СТА) и дается краткая характеристика каждому трейдеру. В конце каждой такой характеристики находится сводная таблица, в которую включены основные статистические данные, такие как среднегодовая прибыль в процентах, максимальное падение капитала, коэффициент Шарпа (отношение прибыль/риск), процентная доля выигрышных месяцев и вероятность достижения при работе с данным СТА 50-процентного, 30процентного и 20-процентного убытка. Объективности ради я листал страницы, обращая внимание только на МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК эти таблицы (а не на имена трейдеров), и отмечал тех консультантов, чьи положительные результаты казались особо из ряда вон выходящими. В итоге я отобрал восемнадцать из более чем ста СТА, представленных в данном обзоре. Восемь из этих восемнадцати трейдеров (44%) оказались «черепашками». Поразительно! Ричард Деннис был абсолютно прав (надо признать, что годом позже результаты эти были бы гораздо менее впечатляющими, ибо 1991 оказался для многих «черепашек» годом весьма несладким). Мне показалось очевидным, что если я хочу пуститься на поиски ингредиентов торгового успеха, мне нужно поговорить с «черепашками». Уникальность эксперимента Денниса, похоже, дала необычную возможность увидеть, чем отличается подход к рынкам у разных людей, прошедших одну и ту же подготовку. Хотя на бумаге эта идея выглядела неплохо, осуществить ее оказалось очень трудно. Во-первых, я обнаружил, что целый ряд «черепашек» просто отказываются разговаривать. «Послушайте, — говорил им я, — я понимаю вашу сдержанность. Однако уверяю вас, что не напечатаю ничего до тех пор, пока вы сами не увидите текста, и если вы решите, что неумышленно раскрыли какие-то свои торговые секреты, я обещаю не использовать этот материал. Весь риск на моей стороне. Ведь я могу пройти весь процесс интервью и редактирования, а вы в конце можете отказать мне в разрешении использовать этот текст. Чем вы рискуете?» Несмотря на эти заверения, несколько «черепашек» отказались даже рассматривать идею участия в интервью. Но те, кто отказался беседовать со мной, были лишь частью проблемы. Главная проблема состояла в том, что остальные члены группы старались в основном не говорить ничего такого, что могло представлять хоть какой-то интерес. Я хорошо знал, что члены группы подписали соглашение о неразглашении каких-либо частей системы, и не рассчитывал, что они поделятся 1 % ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК этими секретами с остальным миром. Поэтому в процессе интервью я избегал каких-либо конкретных вопросов, касающихся самой системы. К сожалению, осторожность «черепашек» была настолько велика, что они избегали говорить обо всем, хотя бы отдаленно связанном с системой (поневоле на память приходят фильмы о Второй мировой войне, где сбитый американский летчик отвечает на все вопросы, повторяя свое звание, должность и номер части). Ниже следует характерный фрагмент с целью показать атмосферу типичного интервью.

— Как вы выбираете свои сделки? — Я в основном использую систему, но не могу гово рить об этом подробно. — Я знаю, что мы не можем обсуждать детали систе мы, но можете вы хотя бы сказать мне, в самых общих выражениях, почему эта система имеет тенденцию ра ботать гораздо лучше, чем огромное большинство дру гих существующих систем следования за трендом? — А я ничего о других системах и не знаю. — Хорошо, в целях сравнения давайте просто ис пользуем типичную систему, основанную на скользя щей средней, которая по существу является одним из методов следования за трендом. Не раскрывая какихлибо конкретных торговых секретов, можете ли вы сказать в самом общем концептуальном смысле, чем отличается система, преподанная вам Деннисом, от этих более стандартных подходов? — Я предпочел бы не отвечать на этот вопрос. — По каким торговым правилам вы живете? — По тем же общим правилам, которые, я уверен, вы слышали повсюду. Не думаю, что смогу добавить здесь что-то новое.

МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК — Поговорим о конкретной торговой ситуации. Недавнее начало воздушной войны США против Ира ка привело к ряду гигантских ночных движений це ны. Участвовали ли вы в каком-либо из этих рынков? Следили ли вы за этими рынками во время ночных сессий? —Мне повезло — в то время я находился вне рынка сырой нефти. — А как насчет рынка золота, который в то время также пережил огромный разворот цены? — Да, у меня была позиция по золоту. — Не секрет, что подход Денниса был по своей при роде следованием за трендом. Поэтому очевидно, что коль скоро длительное время до начала воздушной войны рынок повышался, у вас в то время должна бы ла быть длинная позиция. Война началась ночью, и хотя цены на золото сначала росли, к следующему ут ру они опустились более чем на 30 долларов. Следили ли вы за рынком в течение ночной сессии? И если так, то как вы отреагировали? — Я закрыл позицию. — Произошло ли это потому, что рынок получил новость, которая по своей природе должна была быть бычьей — речь идет о начале войны, — после чего лишь немного повысился и сразу начал падать? — Не могу сказать. — Вряд ли то, о чем я говорю, относится к секретам торговли. Шесть лет назад в одной книге я описал идею, что если рынок не откликается на важную новость со ответствующим образом, то это является существен ным показателем поведения цены. И я уверен, что был не первым и не последним, кто опубликовал эту идею. Все, о чем я спрашиваю, — было ли это основанием для 198 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК вашего решения быстро зафиксировать убыток, или было что-то еще? —Были и другие соображения, но я об этом говорить не могу. — Нет ли чего-нибудь такого, о чем мы не говорили, касающегося философии успешной торговли, о чем вы хотели бы рассказать? — (Длительная пауза.) Нет, пожалуй. Ничего такого мне в голову не приходит. Что ж, идея вам ясна. Применяя соответствующий торговый принцип, я решил прекратить свои убытки и, проведя несколько первых интервью с «черепашками», не обращаться за следующими. По-видимому, исключительная чувствительность «черепашек» к возможности раскрытия того, чему научил их Ричард Деннис, пусть даже ненамеренно, оказалось непреодолимым препятствием к ведению таких относительно открытых бесед, которые я имел с другими трейдерами. Я, однако, выбрал короткие выдержки из двух интервью, проведенных мною с «черепашками». Следующий материал дает определенное представление об опыте «черепашек» и некоторые идеи о полезности уроков или советов по торговле.

МАЙКЛ КАРР После почти паранойи и даже грубости, с которыми я столкнулся, обращаясь с просьбами об интервью к некоторым «черепашкам», отношение Майкла Kappa (Michael Can) вызвало приятное чувство облегчения (он не только любезно согласился на интервью, но и, узнав, что я увлекаюсь туризмом, проявил достаточно внимания, чтобы послать мне брошюру о «Тропе ледникового периода», проходящей недалеко от его дома).

МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК Карр входил в первую группу «черепашек», подготовленных Ричардом Деннисом. Он начал торговать в 1984 году и за четыре года торговли на Денниса делал прибыль в среднем по 57% в год (в первой трети 1988 года, когда Деннис прекратил эту программу, он переживал скромный убыток). Карр не возобновлял торговлю до августа 1989 года, когда он открыл свою компанию СТА. По состоянию на конец 1991 года капитал Карра увеличился на 89%. Я проинтервьюировал Карра в его доме в Висконсине, который фактически стоит посреди озера и соединяется с берегом очень длинной подъездной дорогой. Я приехал, когда как раз начинался шторм. Из офиса Карра, со всех сторон окруженного окнами, открывается вид на воду во всех направлениях. Это сочетание окружающей воды и шторма создавало впечатляющий задний план. К сожалению, декорация оказалась более внушительной, чем сам наш разговор. Хотя Карр вел себя вполне дружелюбно, беседа наша была пронизана тем же духом осторожности, что был характерен для всех интервью с «черепашками». — Как вы стали «черепашкой»? — Я работал разработчиком в компании по производс тву игр TSR, известной игрой «Подземелья и драконы». Работать в TSR я начал, когда там было всего несколько человек. В последующие годы компания пережила впечат ляющую фазу роста, на пике которой в ней начитывалось свыше 300 служащих. Затем наступили трудные времена, и компания, чтобы выжить, произвела радикальные сокра щения. Я потерял работу вместе с двумя сотнями других служащих. Примерно в то же время мне попался в руки экземпляр Wall Street Journal По иронии судьбы, это был тот самый номер, в котором Ричард Деннис опубликовал свое объявление о поиске стажеров по трейдингу. — Был ли у вас в то время какой-либо опыт работы на фьючерсных рынках?

200 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Никакого опыта торговли у меня не было. Однако в то время, когда я работал в TSR, я предложил идею со здания игры о биржевой торговле. Я думал, что фьючер сные рынки обладают всеми необходимыми компонен тами для создания успешной игры. Чтобы набрать об щую информацию, я прочитал множество публикаций, выпускаемых биржами. Я также прошел специальный курс обучения, включавший шесть вечерних занятий с фьючерсным брокером. Поэтому у меня было руди ментарное понимание фьючерсных рынков, но не более того.

— Насколько я понимаю, было более тысячи пре тендентов, но отобрали лишь тринадцать кандидатов. Как вы думаете, почему выбрали именно вас? — Насколько я знаю, я был единственным канди датом, работавшим в игровой компании. Думаю, мне помог выделиться тот факт, что опыт моей работы от личался от других. Кроме того, немалая часть торговли фьючерсами основывается на теории игр и вероятности. Поэтому не так уж трудно поверить, что человек, имею щий опыт в этой области, может добиться успехов. — Кто с вами беседовал? — Ричард Деннис и двое его помощников. — Можете ли вы вспомнить какие-нибудь свои от веты во время этого интервью, которые, возможно, по могли вам получить эту работу? — Да ничего особенного. Я думаю, однако, что, несмотря на отсутствие у меня опыта в этой отрас ли, я смог задавать разумные вопросы и отвечать со ответственно. Однако было одно исключение (при воспоминании об этом он смеется). Я, вероятно, был одним из немногих кандидатов, которые практически ничего не знали о Ричарде Деннисе. И хотя я этого не знал, Ричард Деннис был известен как один из величай МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК_ ших технических трейдеров в мире. Во время интервью я спросил: «А вы торгуете на рынках, используя фундаментальный или технический подход?» Все рассмеялись. Он ответил: «Мы торгуем на основе технического подхода». И я отозвался вопросом: «А что, фундаментальный анализ умер?» Деннис ответил с улыбкой: «Надеемся, что нет».

— Очевидно, отсутствие у вас опыта вам не повре дило. — Как оказалось, из тринадцати отобранных человек у одной трети вообще не было опыта, у другой трети был значительный опыт, а у остальных опыт был не большой. — Я знаю, что вы не можете раскрывать каких-либо конкретных деталей о вашем подготовительном курсе. Однако, возможно, есть какие-либо общие уроки, кото рые вы вынесли из этих занятий, о которых вы можете говорить? — Совет, который как я думаю, представляет цен ность для любого человека, торгующего на рынке, за ключается в следующем: не беспокойтесь о том, что собирается сделать рынок, беспокойтесь о том, что вы собираетесь сделать в ответ на поведение рынка. — Можете ли вы дать еще какой-либо совет относи тельно психологии или отношения? — По-моему, значительной части населения вообще не следует торговать на рынках. Хотя я и не уверен, что можно использовать в качестве примера азартные игры, думаю, что здесь есть очень близкая аналогия. Люди, ко торые проявляют себя мудрыми и рассудительными иг роками, будут, вероятно, мудрыми и рассудительными инвесторами, потому что у них есть этакое отстранен ное видение ценности денег. С другой стороны, те люди, которых захватывает волнение при виде величины ста 202 _ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК вок, будь то азартные игры или инвестирование, скорее всего, будут выбиты из колеи проигрышами.

— Почему вы торгуете? — Отчасти, конечно, для того, чтобы заработать на жизнь. Однако торговля имеет многие элементы игры. Для такого человека как я, всегда проявлявшего интерес к играм, лучшей работы, пожалуй, не найдешь.

ГОВАРД СЕЙЛЛЕР Seidkr), безусловно, является Говард Сейдлер (Howard «черепашек», которых я просамой восторженной из интервьюировал. От него исходит общее чувство наслаждения торговлей, как на эмоциональном уровне, так и на словах. Во время интервью он выражал настолько приподнятое отношение к торговле, что я, естественно, предположил, что он, должно быть, переживает прибыльную полосу на рынках. К своему удивлению, позднее я узнал, что полугодовой период, предшествовавший нашему интервью, был у него вторым по убыточности полугодовым периодом за всю его историю деятельности (он потерял 16%). Сайдлеру, безусловно, я присудил бы премию как самой счастливой «черепашке». Что касается результатов, то в среднем он получал прибыль в 34% (с учетом ежегодного реинвестирования прибыли) с того времени, как начал торговать в 1984 году.

— Когда вы впервые столкнулись с рынками? — Мое первое знакомство состоялось еще в детстве, ибо отец немного торговал на фондовом рынке. Учась в средней школе, я узнал о фьючерсных рынках. Фью черсы вызвали у меня восхищение из-за симметрии, заключавшейся в возможности открывать короткую и длинную позицию. Меня также привлекал потенциал левериджа. Когда я начал читать о фьючерсных рынках, МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК то общее описание выглядело примерно следующим образом: «Вот эта игра, но, между прочим, в ней почти никто не выигрывает». Для меня это было равносильно брошенной перчатке.

— Когда вы впервые начали торговать на рынках по-настоящему? — В средней школе. Конечно, в то время я был слиш ком молод, чтобы открыть свой собственный счет. Поэ тому я открыл счет от имени своего отца. — А какова была величина этого счета? — Одна тысяча долларов. Я скопил эти деньги, зани маясь всякой подработкой, ну, например, убирая снег или выкашивая траву на газонах. Мне потребовалось чуть больше года, чтобы потерять все эти деньги. — А это ведь очень продолжительное время, с уче том крошечного размера счета и того факта, что вы бы ли абсолютным новичком. — Конечно, в то время на меня это особого впечат ления не произвело. Однако, становясь старше, я понял, что с учетом обстоятельств на самом деле добился очень неплохих результатов. И, конечно же, я не зря потратил эти деньги — в смысле приобретения опыта. — Можете ли вы вспомнить какие-то сделки того периода, которые послужили вам уроком? — Была одна, как я думаю, очень удачная сделка, в которой, по сути, я упустил возможность прибыли. Исходя из некоторых разработанных мной торговых идей, я пришел к выводу, что рынок картофеля должен резко упасть. Я продал коротко один контракт, и рынок начал двигаться в моем направлении. Когда у меня поя вилась небольшая прибыль, я решил удвоить свою по зицию. А поскольку мой счет был таким крошечным, даже позиция в один контракт была для него большой 204 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК нагрузкой. И мне, конечно, не стоило увеличивать эту позицию. Вскоре после того, как я продал второй контракт, рынок начал двигаться вверх. Я испугался, что потеряю весь капитал, и ликвидировал добавленный мною контракт с убытком, однако из-за этого убытка мне также пришлось закрыть свой первый контракт задолго до того, как рынок достиг моей цели. Через два дня после того, как я ликвидировал позицию, рынок начал плавное снижение, которое я предвидел с самого начала.

— Я не понимаю, почему вы называете эту сделку удачной. — Если бы я сохранил всю эту позицию и в резуль тате заработал на этой сделке несколько сотен процен тов, я бы подумал, что знаю теперь все. Существуют определенные уроки, которые вам абсолютно необхо димо усвоить для того, чтобы стать преуспевающим трейдером. Один из этих уроков заключается в том, что вы не можете выиграть, если торгуете с таким левериджем, что вас пугает движение рынка. Если бы я в то время не усвоил эту мысль, то должен был бы по нять ее позднее, когда торговал уже на более крупные суммы, и урок этот оказался бы для меня значительно более дорогостоящим. — Вам удалось вернуться к торговле до того, как вы стали «черепашкой»? — Незадолго до того, как мне попалось на глаза объ явление Ричарда Денниса в Wall Street Journal, я ушел с должности экономического консультанта, чтобы стать трейдером с полной занятостью. — Лишь примерно один из сотни откликнувшихся на объявление был, в конечном счете, выбран для этой подготовительной программы. Вы не знаете, почему вам удалось попасть в число избранных?

МОЛЧАНИЕ ЧЕРЕПАШЕК_ — Хотя они и не искали людей, имевших опыт тор говли, то, что вы были трейдером, не исключало вас из списка. Я думаю, что хотя у меня и был некий опыт предыдущий торговли, мне, вероятно, помог тот факт, что мое восприятие рынка было схоже с философией Денниса. Кроме того, хотя это всего лишь предположе ние, я думаю, что Деннису могло быть любопытно, как человек с моим образованием — я окончил инженер ный факультет Массачусетского технологического инс титута — сможет справиться с этой работой.

— Какой совет могли бы вы дать тем, кто хочет до биться успеха на рынках? — Я думаю, что самым важным элементом является наличие плана. Во-первых, план поддерживает дисцип лину, а это необходимый ингредиент успешной торгов ли. Во-вторых, план дает вам эталон, с помощью кото рого вы можете измерять свои результаты. — А разве размер вашего капитала не дает вам этой информации? — В длительной перспективе — конечно. Однако вы можете точно следовать правилам и все равно терять деньги. Но это не означает, конечно, что вы как трей дер достигаете плохих результатов. Главное здесь в том, чтобы вы следовали своим правилам длительное вре мя, и тогда законы вероятности будут в вашу пользу, и вы, в конечном счете, выиграете. В краткосрочной пер спективе, однако, соблюдение торгового плана более важно и значительно, чем краткосрочные колебания капитала. — Что еще важно для того, чтобы добиться успеха в роли трейдера? — Вам должно хватить настойчивости придержи ваться своих идей день за днем, месяц за месяцем, год за годом, а это очень нелегко.

206 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Почему это нелегко? Почему появляется стрем ление отойти от выигрышного подхода? — Потому что люди есть люди. Если в течение корот кого периода вы получаете негативные результаты, у вас может возникнуть соблазн отреагировать на них. — Есть ли у вас какие-нибудь еще советы по тор говле? — Очень важно различать уважение по отношению к рынку и страх перед рынком. Вы должны уважать ры нок, чтобы обеспечить сохранение капитала, но вы не сможете выиграть, если боитесь проиграть. Страх не позволит вам принимать правильные решения.

Я понимаю, что эта глава не дала каких-либо конкретных ответов на вопрос, что сделало «черепашек» такой преуспевающей торговой группой. Тем не менее, она содержит исключительно важное послание людям, проявляющим интерес к торговле: можно разработать систему, которая сможет значительно превзойти рынок. Более того, если вы сможете открыть такую систему и проявить дисциплину достаточную, чтобы следовать ей, вы сможете преуспеть на рынках, даже не будучи прирожденным трейдером.

МОНРО ТРАУТ ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ познакомился с Траутом (Monroe Trout) неЯсколько лет назад,Монро один брокер из моей фирмы, когда пытавшийся открыть для Траута счет, привел его ко мне, устраивая ему знакомство с компанией. Я знал, что Траут был консультантом по торговле фьючерсами (commodity trading advisor, СТА) и новичком в этом бизнесе, но сверх этого больше ничего. Впоследствии я часто слышал, как Траута упоминали как одного из самых молодых СТА, чьи дела шли очень хорошо. Но я не знал, насколько хорошо, до тех пор, пока не начал работать над этой книгой. Листая ежеквартальный выпуск Managed Accounts Reports при подготовке материалов для этой книги, я нашел, что с точки зрения отношения прибыли к риску результаты Траута были наилучшими среди более чем сотни описываемых управляющих портфелями. Были несколько человек, продемонстрировавших более значительную среднегодовую прибыль, а несколько других человек имели также меньшие падения капитала (хотя эти СТА имели значительно более низкую прибыль), но никто из них не смог и близко подойти к его сочетанию прибыли и риска. В течение рассматриваемого 5-летнего периода его средняя прибыль составляла 67%, но, и это удивительно, самое большое падение капитала в течение всего этого периода составило лишь 208_ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК чуть больше 8%. Другим подтверждением этой последовательности является то, что 87% месяцев были для него прибыльными. Я был особенно удивлен, обнаружив, что в течение периода, когда Траут торговал (он стал публичным управляющим капитала в 1986 году), даже такие легендарные и выдающиеся трейдеры как Пол Тюдор Джонс не смогли приблизиться к его результатам по части соотношения прибыль/риск. Еще мне нравится, что Траут не хвастает своим успехом. Например, когда я познакомился с ним несколько лет назад, он уже преуспевал в роли трейдера, но, насколько я помню, он о своих результатах и не упомянул. Траут рассматривает себя как бизнесмена, чья работа заключается в том, чтобы делать для клиентов деньги. Он выражает это следующим образом: «Некоторые люди делают обувь, некоторые люди строят дома, мы делаем деньги. И люди согласны платить нам много за то, чтобы мы делали для них деньги».

— Когда вы впервые заинтересовались рынками? — Когда мне было семнадцать лет, я получил работу у фьючерсного трейдера по имени Вайлер Келли, жив шего в моем родном городе Нью-Канаан, штат Коннек тикут. У него был компьютер Apple, и в то время (1978 год) данные в электронном виде купить было нельзя — а если такие данные и были, он не знал, где их можно было купить. У него были горы ценовых данных, собранных им из газет, и он хотел ввести их в свой компьютер. Он нанял меня и платил мне пару долларов в час за то, что я впечатывал эти данные. — Выглядит как весьма нудная работа. — Да, так оно и было. Но он также рассказал мне коечто о фьючерсных рынках и компьютерном программи ровании. Компьютерный опыт был особенно ценным, потому что в то время персональные компьютеры были новинкой.

МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ Эта летняя работа вызвала у меня интерес к рынкам. Уже на втором курсе Гарварда я знал, что хочу быть трейдером. В университете я прошел все курсы, которые имели отношение к рынкам. А дипломную работу я писал по рынку фьючерсов на фондовые индексы.

— К каким выводам вы пришли в своей дипломной работе? — Самый важный вывод состоял в том, что вероят ность очень больших изменений цены, хотя она и неве лика, гораздо больше, чем можно было предположить, исходя из стандартных статистических допущений. Следовательно, методология управления риском долж на быть готова справляться с ситуациями, которые ста тистически могут казаться почти невозможными, но на самом деле вполне реальны. — Я думаю, что блестящим примером является фондовый рынок в дни высокой волатильности в ок тябре 1987 и октябре 1989 года. — Совершенно верно. Если исходить из того, что из менения цены распределены нормально, вероятность дневного движения цены такой величины будет равна практически нулю, но, разумеется, это не так. — Я полагаю, что этот теоретический вывод заста вил вас торговать меньшим размером, чем вы могли бы пожелать в ином случае. — Да. И я не использую очень большой леверидж. — Были ли в вашей дипломной работе сделаны ка кие-то еще важные выводы? — Я нашел, что цены не являются независимыми. То есть что существуют некоторые статистически значи мые модели поведения цен. — Вы не стали учиться в аспирантуре? — Нет.

210 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Вы окончили Гарвард с отличием. Я думаю, что вы, вероятно, могли поступить в любую аспирантуру в стране. Разве вам не хотелось воспользоваться этой возможностью? — Вовсе нет. Я знал, что хотел делать — торговать. Аспирантура только отодвинула бы эту цель. Я этот вопрос никогда не рассматривал. — Как вы вступили в этот бизнес? — Проректор по спорту Гарварда Джек Риардон знал Виктора Нидерхоффера, возглавлявшего Нью-Йорк скую торговую фирму NCZ Commodities. Виктор окон чил Гарвард в 1964 году и был замечательным игроком в сквош (собственно говоря, одно время он был лучшим в мире). Джек знал, что я интересуюсь торговлей, и пред ложил мне поговорить с Виктором. Беседа эта состоя лась, и мне предложили работу. Эта была замечательная работа, потому что очень скоро на меня была возложена большая ответственность. — Ответственность за что? — Уже через две недели я торговал в операционном зале Нью-Йоркской фьючерсной биржи (торгуя фондо вым индексом). Виктору принадлежали на этой бирже самые разные места, и нужно было, чтобы кто-то торго вал для него в операционном зале. — Исполняя его ордера? — Отчасти. Но в основном я просто скальпировал на себя. (Скальпированием называется работа броке ров операционного зала, торгующих на рынке ради очень быстрой небольшой прибыли. Существуют два главных метода скальпирования: захватывание спрэда между бидом и аском путем взятия на себя противо положной стороны ордеров клиентов;

использование временных небольших расхождений между ценами родственных позиций (например, когда мартовский МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ контракт по фондовому индексу расходится с июньским контрактом.) — Вы ведь только что окончили университет. Как вы могли так быстро научиться скальпированию? — Надо просто побольше спрашивать. Стоя в яме, вы разговариваете с людьми вокруг. Это, собственно гово ря, замечательное место для того, чтобы быстро учить ся, ведь вокруг находятся сотни трейдеров. Если вы на ходите тех, которые знают что-то о рынках и согласны поговорить с вами об этом, вы учитесь очень быстро. — Можете вы припомнить то, чему научились в эти первые дни? — Я узнал, как быстро можно потерять деньги, если вы не понимаете, что делаете. — Вы видели, что происходит с некоторыми людьми? — Конечно. Сегодня рядом с вами в яме кто-то стоит, а завтра его уже нет. И так происходит все время. Я также многое узнал об операционных издержках. Я могу до вольно точно рассчитывать операционные издержки по различным типам сделок. Эта информация необходима при оценке потенциальных результатов любой торго вой модели, которую я разрабатываю. — Приведите мне практический пример. — Возьмем облигации. Средний человек вне опера ционного зала может подумать, что олерационные из держки сверх комиссионных равны, по меньшей мере, разнице между ценами спроса и предложения, которая на рынке облигаций составляет один тик (31,25 доллара). На самом деле, если у вас хороший брокер, то она равна лишь половине тика, потому что если он проявит терпение, то в большинстве случаев сможет получить исполнение по цене спроса. А если у вас плохой брокер, то это может быть один тик. Следовательно, операционные издержки в 212 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК этом случае не так велики, как кажется на первый взгляд. Поэтому система торговли казначейскими облигациями, от которой вы можете отказаться, потому что у нее небольшая ожидаемая прибыль, на самом деле может быть вполне жизнеспособной — при условии, конечно, что у вас есть возможности хорошего исполнения, как у нас. А на рынке S&P, с другой стороны, все наоборот. Вы можете думать, что спрэд между ценами спроса и предложения составляет один тик (5 пунктов = 25 долларов), но очень часто он оказывается выше, потому что когда вы пытаетесь покупать по цене предложения, она исчезает.

— Чему еще вы научились в операционном зале? — Я узнал о том, где люди любят устанавливать свои стопы. — И где они любят устанавливать стопы? — Сразу над максимумом и под минимумом преды дущего дня. — На один тик выше максимума и на один тик ниже минимума? — Иногда это может быть пара тиков, но, в общем, где-то в этой области. — Таким образом, справедливо будет сказать, что рынки часто стремятся к этим точкам? Является ли концентрация стонов в определенной области чем-то вроде красного флага для брокеров операционного за ла? — Правильно. Именно так многие биржевые трейде ры делают свои деньги. Они стараются вычислить, где находятся стопы, что совершенно нормально до тех пор, пока они делают это законным путем. — С учетом этого опыта теперь, когда вы торгуете вне зала, вы избегаете использования стоп-ордеров?

МОНРО ТРАУТ.ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ _ — Я размещаю не очень много стоп-ордеров у моего брокера. Однако я использую виртуальные стопы. При движении рынка в опасную для нас область компьютер дает предупреждающий сигнал, сообщая, что пора начи нать ликвидировать позицию. — Какой урок должен извлечь средний трейдер из знания того, что биржевые трейдеры стремятся дви гать рынки к местам расположения стонов? — Трейдерам следует избегать ставить стопы в оче видных местах. Например, вместо того, чтобы ставить стоп на один тик выше вчерашнего максимума, поставь те его либо на десять тиков ниже максимума так, чтобы выйти до того, как случится что-то нехорошее, либо на десять тиков выше максимума, потому что, может быть, стопы и не поднимут рынок так высоко. Если вы соби раетесь использовать стопы, то, вероятно, лучше всего не размещать их в наиболее распространенных местах. Конечно, застраховаться от ошибок невозможно, но это, в общем-то, разумная концепция. — Как вы думаете, можно объяснить ваши исклю чительные результаты опытом работы в операцион ном зале? — Я думаю, да. Например, я очень хорошо умею распознавать, где будут расставляться стопы, даже если торгую не из зала. Я стараюсь выходить на рынок чуть раньше того, как он достигает этой точки, иногда даже пытаюсь выбить стопы сам — и затем рынок начинает быстро двигаться. — Пример распространенной точки размещения стоп-ордеров, о которой вы упомянули ранее — об ласть сразу над предыдущим максимумом или под пре дыдущим минимумом, — в общем, очевиден. А есть ли какие-то менее очевидные примеры популярных для стонов мест?

214 _ ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Круглые числа. Например, когда Доу-Джонс начи нает ползти к 3000, я начинаю покупать, предвидя, что он пойдет дальше 3000. Уровень 3000 действует как магнит. — Таким образом, рынки притягиваются круглыми числами. И что же, обычно рынки достигают круглых чисел или чаще останавливаются, немного не дойдя до них? — Я полагаю, что рынки почти всегда доходят до круглых чисел. Следовательно, лучше всего входить на рынок до того, как такое число достигается, и использо вать то, что я называю «эффектом магнита». Например, я могу купить фьючерс на фондовый индекс, когда ин декс Доу-Джонса находится на уровне 2950, ожидая, что он поднимется до 3000. Когда рынок подходит близко к 3.000, дела усложняются. Когда такое происходит, я велю всем находящимся в торговой комнате звонить разным брокерам и слушать уровень шума в операционном зале. Насколько взволнованным кажется там звуковой фон? Какого размера сделки осуществляются на рынке? Если звук не такой уж громкий, а размер ордеров небольшой, тогда я начинаю избавляться от нашей позиции, потому что рынок, очевидно, выдохнется. С другой стороны, ес ли шум стоит сумасшедший и проводятся крупные ор дера, я скорее придержу позицию. — Приведите мне недавний пример, когда уровень шума в операционном зале оказался хорошим индика тором. — Когда сырая нефть достигла 20 долларов (во время кризиса в Персидском заливе), в операционном зале бы ло много шума, и рынок продолжил двигаться вверх. — Что еще вы узнали из своего опыта в операцион ном зале? — Я узнал, когда бывают периоды наибольшей лик видности в течение дня. Когда вы торгуете одним кон МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ _ трактом, это неважно. Но когда вы торгуете тысячами контрактов, это может иметь критическое значение. — И каковы же наиболее ликвидные периоды в те чение дня? — Самым ликвидным периодом является открытие. Очень скоро после открытия ликвидность начинает па дать. Второй наиболее ликвидный период дня:— это за крытие. Объем торгов, как правило, образует в течение дня U-образную кривую. Много ликвидности сразу на открытии, потом она спадает, достигая дна в середине дня, и затем начинает снова карабкаться вверх, достигая второго пика на закрытии. Вообще говоря, эта фигура справедлива почти для каждого рынка. Это весьма уди вительно. Важно также знать, когда наступают периоды неликвидности, потому что это хорошее время для поддержки рынка в направлении вашей позиции. Например, если у меня длинная позиция на тысячу контрактов S&P, и чикагское время сейчас 11:30, я, вероятно, выставлю ряд последовательно уменьшающихся ордеров на покупку. Например, буду покупать по 10 лотов при каждом снижении цены на один тик для того, чтобы поддержать движение рынка в моем направлении. В это время дня мне не потребуется много контрактов, чтобы поддержать рынок, потому что в это время торговля неактивна. Чем дольше вы сможете поддерживать рынок, тем лучше, в конечном счете, это будет для вас. — А разве поддержка рынка не пустое занятие? Иными словами, разве рынок, в конечном счете, не идет туда, куда он сам хочет идти, вне зависимости от того, поддерживаете вы его или нет? — В длительной перспективе — конечно. Но какое-то короткое время отдельные трейдеры, безусловно, могут двигать рынок. В этом нет никакого сомнения. Я двигаю рынок каждый день. Главное, делать это по-умному. На 216 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК пример, если S&P находится вблизи вчерашнего максимума, у меня на руках множество длинных контрактов и я хочу выйти, я могу попробовать подтолкнуть цену сквозь вчерашний максимум, чтобы вызвать волнение и подстегнуть объем торгов. На повышенном объеме мне будет гораздо легче сбросить свою позицию. — Почему вы ушли из операционного зала? — Я пришел к выводу, что лучше всего в операци онном зале у меня получается позиционная торговля. В колледже у меня был опыт по разработке компьютерных моделей. Каждый день, когда я заканчивал работу в опе рационном зале, я возвращался в офис и разрабатывал торговые модели. Виктор был достаточно добр, чтобы позволить мне использовать некоторые из этих моделей в торговле, и я начал довольно последовательно делать деньги. Поскольку в операционном зале я мог торговать только одним рынком, для меня более эффективной оказалась торговля вне зала. — Какова типичная продолжительность сделки, инициируемой вашими моделями? — Период продолжительности составляет приблизи тельно от одного дня до недели. — По своему опыту работы с торговыми моделя ми я знаю, что те из них, которые дают очень крат косрочные сигналы — например, со средней продол жительностью сделки в одну неделю или менее, — не могут покрыть операционных издержек. Я вижу, что вы киваете головой, значит, вы, очевидно, знаете, о чем я говорю. Чем в этом смысле отличаются ваши модели? — Во-первых, наши модели более статистически ори ентированы. Во-вторых, мы имеем операционные изде ржки ниже, чем у кого-либо еще в этом бизнесе. Наши комиссионные меньше, чем у 99% фондов.

МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ — Почему? — Потому что комбинация нескольких сотен милли онов долларов, находящихся под нашим управлением, и большого количества сделок означает, что мы иници ируем больше сделок, чем кто-либо еще. Этот огромный торговый оборот позволяет нам договариваться об очень низких ставках комиссионных. Кроме того, я думаю, мы получаем, по всей вероятности, лучшее исполнение для трейдера вне операционного зала. В каждом зале мы ис пользуем множество различных брокеров и постоянно ведем процесс отбора. Если брокер нам не нравится, мы от него избавляемся, и наоборот — если брокер работа ет на нас хорошо, мы даем ему больше ордеров. У меня есть специальные люди для совершения телефонных звонков, и если нам потребуется, мы можем заставить звонить на биржу десять человек одновременно. Мы также тщательно отслеживаем наше проскальзывание (разницу между ожидаемой ценой исполнения сделки и фактической ценой исполнения). В конце каждого дня мои сотрудники дают мне сводный список, в котором указывается проскальзывание на каждом рынке. — Как вы определяете, какой должна быть цена ис полнения, когда размещаете свой ордер? — Каждый раз, когда трейдер размещает ордер, он смотрит на последнюю цену на экране. Скажем, цена облигации на экране равна 17, а ордер на покупку ис полняется по 18. Значит, мы записываем, что проскаль зывание равно -1. — Откуда вы знаете, что это проскальзывание, а не просто движение рынка после последнего показания экрана? — Мы исходим из упрощающей оценки, что в сред нем имеет место двустороннее влияние — т. е. что ры нок может двигаться и в направлении вашего ордера, и против него. Следовательно, в одних случаях рынок 218 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК будет давать вам исполнение хуже, чем хотелось бы, а в других случаях вы получите исполнение получше. Проведя тысячи сделок, вы получаете очень хорошее представление о том, кто является хорошим брокером, осуществляющим лучшее исполнение, а также какова разумная величина проскальзывания в каждой торговой яме.

— Значит, в принципе, коль скоро ваши операцион ные издержки (комиссионные плюс проскальзывание) очень низки, некоторые спорные системы, которые не будут работать для типичного трейдера, могут у вас оказаться прибыльными. — Верно. Например, если средняя прибыль систе мы для торговли облигациями составляет 40 долларов на лот, и я торгую с комиссионными ниже 10 долларов при среднем проскальзывании в половину тика (16 дол ларов), я смогу торговать по этой системе, последова тельно получая прибыль. С другой стороны, если кто-то платит 30 долларов за проведение сделки и имеет сред нее проскальзывание в один тик, та же самая система бу дет для него проигрышной. — Какая часть вашей прибыли, по вашей оценке, является результатом управления операционными из держками? — Я сказал бы, что за счет снижения проскальзыва ния путем тщательного отбора и наблюдения за наши ми брокерами мы экономим порядка 6% в год и еще 6% за счет того, что платим за полную сделку 10 долларов, а не, скажем, 20. — Почему вы ушли из организации Виктора? — Две причины. Во-первых, я хотел избежать еже дневных поездок продолжительностью 1 час 45 минут в один конец. Во-вторых, я думал, что в длительной перс пективе смогу, вероятно, делать больше денег самостоя МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ тельно — хотя в краткосрочной перспективе, разумеется, это было не так. — Как вы определите успех в торговле? — Я искренне верю, что лучшим трейдером являет ся человек, имеющий в конце года наилучший средний дневной коэффициент Шарпа. (Коэффициент Шарпа представляет собой статистическую меру результатив ности, где прибыль нормализуется с помощью риска, а для измерения риска используется изменчивость прибы ли. Например, предположим, что трейдер А и трейдер В управляют фондами одинакового размера и проводят од ни и те же сделки, но трейдер А всегда торгует вдвое боль шим числом контрактов, чем трейдер В. В этом случае трейдер А будет получать вдвое большую процентную прибыль, но поскольку риск его также удваивается, коэф фициент Шарпа будет у обоих трейдеров одинаковым.* Обычно коэффициент Шарпа измеряется с использова нием месячных данных, поэтому рассматривается только изменение размера капитала, происходящее на месячной основе. Траут делает большой шаг вперед, заявляя, что, по его определению, результативность торговли должна не только включать в себя риск, но и определяться на ос нове ежедневных колебаний размера капитала.) — Как вы объясняете свой успех в роли трейдера? — А — мы ведем хорошую исследовательскую ра боту, поэтому у нас есть преимущество. В — мы имеем рациональный практичный подход к управлению ка питалом. С — мы платим очень низкие комиссионные. D — исполнение наших ордеров среди лучших в отрас ли. Е — большинство работающих здесь людей держат значительную часть своего капитала в фонде, которым Технически говоря, будет небольшое отличие, потому что в расчет следует также включить безрисковую прибыль (например, ставку казначейских векселей).

220 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК мы же и управляем. Лично я держу в этом фонде свыше 95% своего состояния.

— Насколько я понимаю, вы не часто забираете от туда деньги? — Я вообще не забираю оттуда никаких денег. Я арен дую свою квартиру и езжу на дешевой машине. — То есть вы делаете деньги из спортивного интере са, или же у вас есть какая-то конечная цель? — В данный момент это скорее спортивный инте рес, потому что сегодня я могу уволиться и до кон ца жизни жить с большим комфортом на процен ты. Дело в том, что я люблю торговать. Когда я был мальчишкой, я любил играть в разные игры. Теперь я имею возможность играть в очень интересную игру, да еще за это мне прилично платят. Я честно могу ска зать, что не существует ничего другого, чем я хотел бы заниматься. Но как только я потеряю интерес к тор говле или решу, что не могу больше делать прибыль, я уйду. — Изменились ли рынки с тех пор, как вы начали работать в этом бизнесе? — Объем вырос очень значительно, что великолепно. Рынки тоже, похоже, стали более эффективными. Неко торые из фигур, которые я использовал для торговли, начинают устаревать, потому что их начали использо вать другие люди. — Можете ли вы привести мне пример устаревшей фигуры? — Я раньше, бывало, открывал позиции на фондовом рынке в том же направлении, в каком цена двигалась два дня назад. Например, если рынок рос в понедельник, я покупал в среду. Это пример модели, которая, как я счи таю, больше не заслуживает доверия.

МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ — Системы, которые вы разрабатываете, похоже, сильно зависят от стереотипных моделей поведения цены в прошлом. Если вы протестируете достаточно большое число моделей, разве не могут некоторые из них оказаться прибыльными просто благодаря слу чаю? Например, если вы заставите десять тысяч чело век подбросить монету по десять раз, то у некоторых из них окажется 10 орлов подряд. Это не означает, что их монетки имеют более высокую вероятность при сле дующем броске упасть орлом вверх. Как вы отличаете модели поведения цены, отражающие реальную неэ ффективность рынка, от тех, которые являются чисто случайными просто как неизбежный результат изуче ния столь большого числа моделей? — Фигура должна иметь смысл. Например, если я на хожу, что изменение цены британского фунта 40 дней назад статистически значимо для предсказания сегод няшней цены S&P, я не придам этому никакого значе ния. Как может цена британского фунта сорокадневной давности влиять на S&P? Мы отбрасываем множество таких моделей, даже если они имеют высокий процент успеха. — А почему вы вообще тратите время на тестирова ние таких моделей? — Потому что легче заставить компьютер искать всевозможные корреляции в доступных исторических данных, а затем подробно исследовать связи, которые кажутся статистически значимыми, чем решать, какие именно отдельные комбинации тестировать. — Является ли упор на статистику одним из ключей к вашему торговому подходу? — Да, потому что это заставляет нас сохранять раци ональность. Мы стараемся убедиться в том, что что-то работало в прошлом, прежде чем используем настоящие деньги.

222 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Сколько разных моделей или фигур вы исполь зуете в каждое данное время для торговли на рын ках? — Десятки. — Ради диверсификации? — Да. Мы стараемся диверсифицировать все, что только возможно. Мы стремимся диверсифицировать и торговые стратегии, и время. — Под диверсификацией времени вы понимаете ис пользование одной и той же фигуры для часовых дан ных, дневных данных и недельных данных? — Правильно. Это также означает простое отсле живание рынков на протяжении всей торговой сессии и готовность торговать, если в любое время дня что-то происходит. — Какой процент вашей торговли определяется ав томатическими системами принятия решений? — Около 50 процентов. Это трудно измерить, потому что наши системы могут велеть нам покупать 1000 кон трактов в какой-то конкретный день, но я сам решаю, когда их покупать. — Значит, ваши навыки открытия и закрытия по зиций являются важным элементом ваших торговых результатов? — Совершенно верно. — Если бы вы просто слепо следовали системам, ис пользуя для размещения ордеров некие автоматичес кие правила входа — например, покупая на открытии или на закрытии или в какие-то фиксированные ин тервалы в течение дня, — вместо того, чтобы выбирать время для открытия сделки, насколько хуже, по ваше му мнению, были бы ваши результаты за месяц?

МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ — Это очень трудно оценить, но если бы мы сле по следовали системам, мы, вероятно, могли бы делать лишь половину того, что мы имеем сейчас, а может быть, еще меньше. Я передал, наверное, десяти зна комым трейдерам те же самые системы, которыми мы пользуемся, и некоторые из них до сих пор не смогли сделать денег. — Вы сказали, что примерно 50 процентов ваших сделок определяются не системами. Приведите мне пример такой сделки. — Я очень люблю эффект магнита, о котором мы говорили ранее. Когда рынок приближается к круглому числу или критической точке, я люблю ставить на то, что рынок доберется до этой цены. — А вы никогда не пытались систематизировать эту концепцию? — Нет, потому что я не думаю, что ее можно систе матизировать. Я могу внезапно понять, что тот или иной уровень является ключевой точкой, или информация та кая может поступить от кого-то из знакомых в операци онном зале биржи. Мы всегда спрашиваем наших людей в операционном зале: «Какие числа интересуют людей?» — Можете ли вы привести другие примеры дискре ционного (т. е. несистемного) типа сделок? — Мы постоянно получаем информацию из опера ционного зала. Нам клерки звонят, пожалуй, каждую минуту. — Сообщая вам, кто что делает? — Да. — И это помогает? — Если, например, многие из уважаемых нами игро ков начинают, похоже, делать одно и то же, это может 224 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК побудить нас открыть такую же позицию или увеличить нашу позицию, если она у нас уже есть. — Какие-нибудь другие примеры несистемных сде лок? — Еще я люблю проводить сделки, выясняя, ког да движение цены вызывается в основном трейдерами биржевой ямы — у нас есть очень хорошие контакты в операционном зале, поэтому мы получаем информа цию такого типа, — и затем открывать позицию в про тивоположном направлении. Дело в том, что биржевые трейдеры стремятся закрыть свои позиции до оконча ния дня, и это толкает рынок в обратную сторону (боль шинство трейдеров биржевой ямы уходят с работы, не оставляя открытых позиций). —Я заметил, что на вас работает целая команда трейдеров. Вместе с тем мне кажется, что вы здесь единственный, кто принимает дискреционные торговые решения. Как вы используете этих людей? Разве вы не могли бы сами следить за рынками и использовать конторский персонал для помощи в открытии ордеров? — Сюда поступает так много информации, что я просто не могу сам ее отслеживать и анализировать. Моим трейдерам даны указания сообщать мне каждый раз, когда происходит что-то важное. Они также инфор мируют меня, когда повышается вероятность особой волатильности рынков, исходя из фундаментальных фак торов или новостных объявлений. Недавним примером таким новостей была пресс-конференция Джима Бейкера 9 января. Мы ожидали более миролюбивого объяв ления. (9 января 1991 года государственный секретарь Джеймс Бейкер, стремясь избежать войны, встретился с послом Ирака. В то время существовала разумная сте пень оптимизма в отношении этой встречи, потому что продолжение конфронтационной позиции казалось для Ирака невыгодным. Выступая перед прессой после этой МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ встречи, Бейкер начал свое заявление словами: «К сожалению...» Трейдеры и ждать не стали следующего слова, и по фондовым рынкам прокатилась волна продаж.) — А вы продали, как только услышали слова «к со жалению»? — Для нас это было слишком поздно. Размер пози ции, которой мы торговали, не позволил нам так быстро прореагировать на эту новость. За полчаса мы потеряли 1200 пунктов на S&P, и большая часть этого падения про изошла в первые десять секунд. У нас была длинная пози ция примерно в 700 контрактов. Если бы мы попытались продать на таком рынке, мы только усилили бы падение и, вероятно, в результате продали на минимуме дня. — Если появляется какая-то неожиданная новость, как вы решаете, когда вам следует выходить с рынка немедленно, а когда следует подождать, пока не утих нет первоначальная паника распродажи? — Существует огромная разница между малым размером и большим. Если б я торговал малым разме ром — например десятью лотами S&P, — тогда я, веро ятно, вышел бы сразу же. То есть я продал бы, как толь ко услышал слова «к сожалению». —Но, очевидно, теперь ваше положение иное. Теперь, когда вы всегда торгуете большим количеством контрактов, если на рынках происходит что-то неожиданное, вам приходится просто стискивать зубы и ждать? — Я жду, пока рынок немного стабилизируется, а за тем начинаю выходить — особенно если в смысле денеж ного убытка я уже перешагнул через свой болевой порог. — Что, в конечном счете, случилось в тот день? Вы вышли из всей своей позиции S&P? — Да. В течение остальной части дня мы потихоньку уменьшали свою позицию. Никаких сомнений в этом 226 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК отношении у нас не было, потому что одно из моих правил управления риском заключается в том, что если на отдельной сделке мы теряем более 1,5% всего нашего капитала, то выходим.

— Какие еще правила по управлению риском у вас есть? — Если мы теряем за один день 4%, мы закрываем все позиции и ждем до следующего дня, прежде чем что-либо открывать. За последние два года это правило использо валось лишь дважды, один раз в тот самый день 9 января. Я сбросил весь свой портфель, потому что потерял 4%. — Сколько всего денег вы потеряли в тот день? — Примерно 9,5 миллионов долларов. — И вы потеряли эту сумму за очень короткий про межуток времени? — По сути дела, большую часть этих денег я потерял примерно за десять секунд. — Расскажите о том, что вы чувствовали, когда те ряли по миллиону долларов в секунду. — В данном случае все произошло так быстро, что я на какое-то время потерял дар речи. Обычно когда я теряю деньги, я очень злюсь. Как правило, эта эмоция проявляется первой. — А злитесь вы на рынок или на себя? — Я думаю, что больше на рынок, но, конечно, это не вполне рационально, потому что рынок — это не личность, он не пытается мне навредить. Я стараюсь сдерживать свой гнев, как только возможно, потому что считаю, что для того, чтобы быть хорошим трейдером, очень важно проявлять благоразумие и сдерживать свои эмоции. Я долгие годы пытался полностью изжить этот гнев, связанный с потерей денег, и пришел к выводу, что МОНРО ТРАП. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ это невозможно. Я, конечно, могу продвигаться к этой цели, но думаю, что вплоть до самой смерти не смогу не сердиться, получив крупный убыток.

— А гнев влияет на вашу торговлю? — Нет. Я бы сказал, что очень хорошо с этим справ ляюсь. — Вернемся к 9 января. Что вы сделали после того, как ваша первая реакция — утрата дара речи — мино вала? — Как только я понял, что мы потеряли больше 4 процентов, я составил соответствующий план выхода со всех рынков до закрытия. В такой ситуации я стара юсь разработать план выхода, а затем ухожу из торговой комнаты, потому что хочу, чтобы ликвидация осущест влялась рациональным образом. Я передаю ситуацию в руки своих трейдеров. — Хорошо ли вы выспались в ту ночь, или убыток не давал вам спать? — Как правило, я вообще никогда хорошо не сплю. К сожалению, это часть цены, которую приходится пла тить за то, чтобы быть трейдером. Я хотел бы этого из бежать, но так уж получается. — Когда вы выигрываете, вы спите лучше, чем в те дни, когда проигрываете? — Не обязательно. Фактически я, наверное, еще ху же сплю, когда дела идут хорошо, потому что слишком переживаю. — Сколько времени потребовалось на то, чтобы полностью пережить влияние того дня и перейти к сле дующим делам? — Я начал забывать об этом уже на следующий день, но всего мне потребовалось несколько дней.

228 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Когда происходит такой убыток, ожидаете ли вы, что он будет беспокоить вас какое-то время? Вас не удивляет, что через неделю вы совершенно о нем забы ваете? — Как правило, я уверен, что через неделю это ос танется в прошлом. Я стараюсь не попасть в ситуацию, когда дела будут настолько плохи, что я не смогу этого пережить. Это одна из причин, по которой я стараюсь проявлять консервативность в подходе к управлению риском. Я хочу обеспечить себе возможность играть за втра. — После того, как вы выходите с рынка, пусть да же с убытком, чувствуете ли вы себя лучше оттого, что вышли? — Да, потому что боль осталась позади, и я точно знаю, сколько потерял. Это в некотором роде чувство облегчения. — Тяжелее терять 4 процента, когда вы торгуете 100 миллионами долларов, чем когда вы торгуете 1 милли оном? — Тяжелее. Деньги имеют большой вес. Я знаю мно жество трейдеров, демонстрирующих результаты с уди вительным увеличением процентного выигрыша. Я ви дел ситуации, в которых за пятилетний период капитал вырастал на 1000%, но если вы рассмотрите историю их торговли с позиций чистых заработанных или потерян ных долларов, то обнаружите, что они больше проигра ли, чем заработали. — Потому что они делали крупную процентную прибыль с маленьким капиталом, а потом теряли де ньги, когда управляли большими суммами? — Вот именно. Я не занимаюсь отбором СТА. Но если бы я это делал, то первое, на что смотрел бы, это величи на денежной прибыли данного человека — т. е. сколько МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ долларов этот СТА заработал на рынке. Если это число оказывается отрицательным, я не буду рассматривать кандидатуру такого СТА вне зависимости от процентной величины его прибыли.

— Помогло ли вам 9 января правило 4-процентного максимального дневного убытка? — В данном конкретном случае нет. На самом деле, мы получили бы лучший результат, если бы стиснули зубы и продержались чуть дольше. — Но это не изменило вашей веры в это правило? — Нет, потому что если у вас нет такого правила, вы можете оказаться с длинной позицией по S&P в такой день как 19 октября 1987 года, а затем протянуть с выхо дом до тех пор, пока не наступит катастрофа. — Вы уже упомянули 1,5-процентный максималь ный убыток по отдельной позиции и 4-процентный по всему портфелю для каждого данного дня. Используе те ли вы какие-либо еще правила управления риском? — У нас также есть максимальный уровень убытка в месяц — 10 процентов. Если когда-нибудь мы потеряем такую сумму, я закрою все свои позиции и буду ждать начала следующего месяца, прежде чем снова начать торговать. К счастью, такого пока не случалось. У нас также есть четвертое правило управления риском: в начале каждого месяца я определяю максимальный размер позиции, которую готов открыть на каждом рынке, и не превышаю этого лимита вне зависимости от того, насколько бычьи или медвежьи настроения начинаю испытывать. Это правило позволяет мне себя сдерживать. — Вы используете графики? — Я гляжу на графики главным образом для того, чтобы вычислить, в каких местах трейдеры будут про 230 ФЬЮЧЕРСЫ —ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК являть интерес к рынку. Я знаю, какие фигуры они предпочитают там видеть.

— Вы используете и дискреционную, и системную торговлю. Что вы можете сказать о достоинствах и не достатках каждого из этих подходов? — Суть в том, что в любом случае вам нужно по лучить преимущество. Одним из способов получения преимущества является нахождение успешной системы. Однако если вы являетесь чисто системным игроком и начинаете управлять крупными суммами денег, то вы неизбежно увидите, что операционные издержки начи нают съедать значительную часть вашей прибыли. Веро ятно, лучше всего занимать положение где-то посереди не между чистым дискреционным трейдером и чистым системным трейдером. Как я упоминал ранее, вы можете улучшить свои системы, используя дискреционные суж дения при открытии и закрытии позиций. — Вы когда-нибудь интересовались системами, предлагаемыми на продажу? — Конечно, и мы много их накупили. Я раньше сам оценивал эти системы, но теперь это делают мои служа щие. Мы никогда не использовали эти системы в чистом виде, мы используем их как источники идей при постро ении наших собственных систем. — Можете ли вы посоветовать что-нибудь публике относительно систем, имеющихся в продаже? — Вступайте в «Клуб 3000». (Эта организация выпус кает информационный бюллетень, состоящий из писем ее членов, обсуждающих системы и другие аспекты тор говли. Имя клуба связано с его происхождением. «Клуб 3000» был сформирован разочарованными людьми, за платившими приблизительно по 3000 долларов за сис тему, которая, по их мнению, оказалась абсолютно бес полезной, и решившими объединиться, чтобы обмени МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ ваться информацией о различных системах.) Я бы также подписался на такие периодические издания, как Futures, Technical Analysis of Stocks and Commodities и Commodity Traders Consumers Report, чтобы читать публикуемые в них обзоры систем. Кроме того, после того, как вы покупаете систему, обязательно протестируйте ее на своих собственных данных. — Иными словами, не доверяйте полностью продав цу. Вы согласны с тем, что большинство описываемых достижений систем не соответствует действительности? -Да. — Почему это происходит — ради преднамеренной фальсификации, или большинство продавцов по су ществу являются жертвами самообмана? — Некоторые из декларируемых возможностей сис тем могут действительно до некоторой степени быть реальными. Однако обычно я нахожу, что эти системы не прошли достаточного количества наблюдений, что бы быть статистически значимыми. Кроме того, нередко системы основывают процентные показатели своей прибыли на минимальных требованиях по марже. — Понимаю. При этом в системах чрезмерно ис пользуется леверидж, а в рекламных объявлениях го ворится только о прибыли, риск при этом не описыва ется. — Верно. Такую же ошибку я совершил в своей уни верситетской дипломной работе. Я основывал процен тную прибыль на предпосылке того, что размер счета равен двойной величине минимального требования маржи на бирже. А это крайне недостаточная сумма. На самом деле, если вы когда-нибудь попытаетесь тор говать таким образом, вы неизбежно разоритесь, пото му что падения счета при системной торговле бывают очень большими.

232 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Вы согласны с тем, что если кто-нибудь когда-ни будь разработает по-настоящему хорошую систему, он не будет ее продавать? — До некоторой степени я в это верю. Конечно, есть возможность, что разработчик такой системы может совсем не иметь денег, но если система настолько хоро ша, то он сможет убедить друзей, семью или кого-ни будь еще вложить деньги в эту систему с тем, чтобы тор говать по ней. — Есть ли какие-нибудь общедоступные техничес кие индикаторы, которые вы находите полезными? — Полезны скользящие средние. Они помогают при управлении риском. Думаю, что вы сможете получать прибыль выше средней, используя скользящие средние, если вы хорошо в них разбираетесь. — Какие индикаторы вы считаете незаслуженно по пулярными? — В основном это следующие: коррекции Фибонач чи, углы Ганна, RSI и стохастики. Во всех этих индикато рах я ничего не нашел. — Если вы попадаете в полосу, когда день за днем дела у вас идут исключительно хорошо, не наступает ли момент, когда вы говорите: «Это не может продол жаться вечно»? И не начинаете ли вы только по этой причине сокращать свою позицию? — Собственно говоря, чем лучше у меня идут дела, тем больше денег я ввожу в игру, а чем хуже дела, тем меньше денег я ставлю. — Значит, вы верите в полосы удачи? — Да, причем не только в торговле, но и в большинс тве областей жизни. Если команда выиграла восемь игр подряд, вы не будете ставить против того, что она выиг рает и девятую игру.

МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ _ — Есть ли такие торговые ошибки, которых вы на учились избегать? — В принципе, я не люблю размещать стоп-ордера. Если вы большой игрок, вам нужно быть очень осто рожным при размещении стопов на рынке. — Вы поняли это на собственном опыте? — На протяжении всей своей карьеры я никогда не злоупотреблял размещением стоп-ордеров, но раньше я использовал их больше, чем сейчас. — А когда вы ставили стоп, вы не замечали, что по являлась более высокая вероятность его срабатыва ния? — Если я размещаю на рынке большой стоп-ордер, то не только повышается вероятность его срабатыва ния, но, когда это происходит, высока вероятность на чала быстрого движения цен. Поэтому у меня не только сработает стоп, но еще и исполнение его произойдет по средней цене значительно худшей, чем сам стоп. — С учетом нынешнего размера вашей торговой позиции, я думаю, что вы, вероятно, вообще избегаете использования явных стоп-ордеров. — Правильно. Иногда, если я хочу, чтобы цена пере двинулась в сторону определенного уровня, я могу пос тавить стоп и затем отменить этот ордер, когда рынок приблизится. Я делаю такие вещи довольно часто. Собс твенно, и сегодня я такое сделал. Сегодня это сработало, но иногда получается наоборот, и вы становитесь гор дым обладателем каких-нибудь облигаций, которые вам совершенно не нужны. — Вы, похоже, очень уверены в своей способности торговать на рынках с прибылью. Всегда ли у вас была такая уверенность в торговле? — Вероятно, в течение последних четырех лет.

234 ФЬЮЧЕРСЫ —ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Говоря не о себе конкретно, а в общем, можете ли вы сказать, что существует сильная взаимосвязь между степенью уверенности в себе и успехом в тор говле? — Некоторая связь есть, но, конечно, не 100%. Неко торые люди совершенно уверены в себе, но если они не имеют преимущества на рынке, то это не имеет значе ния — они все равно потеряют деньги. — Вы хотите сказать, что не из всех уверенных в се бе людей получатся хорошие трейдеры. А вот уверены ли в себе все хорошие трейдеры? — Да, я думаю, что практически все хорошие трейде ры уверены в своей способности торговать. — Вы не помните, когда по-настоящему обрели уве ренность трейдера? Был ли какой-нибудь переходный момент, который вы можете вспомнить? — Думаю, что к тому времени, когда я решил уйти на вольные хлеба, я уже был довольно уверен в себе. Я знал, что должен делать деньги хотя бы для того, чтобы платить аренду. — И эта уверенность возникла из постоянства ва шей прибыли? — Да, я знаю, что получал статистически значимые результаты. — Вы получили университетское образование и да же написали диплом по предмету, связанному с рынка ми. Я уверен, вы знаете о том, что большая часть науч ного сообщества до сих пор придерживается гипотезы эффективного рынка. Очевидно, то, что вы делаете, было бы невозможно, будь эта теория справедливой. — Рынки, несомненно, не являются хаотичными. Рынки даже не эффективны, потому что эта предпо сылка означает, что вы не можете делать прибыль выше МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ _ средней. Поскольку некоторые люди такую прибыль делать могут, я с этой предпосылкой согласиться не могу. — Но все же я уверен, что многие ваши профессора верят в гипотезу эффективного рынка. — Правильно, и, вероятно, поэтому они профессо ра, а я делаю деньги так, как делаю. Кроме того, нужно учитывать, насколько удивительные вещи может делать человек, когда ставит на кон настоящие деньги. Человек, находящийся в академической среде, может полагать, что протестировал все возможные типы систем. Однако когда вы ставите настоящие деньги, вы можете начать мыслить весьма творчески. И всегда появляется что-то новое, что можно еще протестировать. Я думаю, что научное сообщество просто не протестировало многие жизнеспособные подходы. Конечно, если вы тратите на научное исследование лишь некоторое короткое время, вы не сможете найти ничего значительного. Да по-дру гому и быть не может — иначе все могли бы разбогатеть. Но когда вы проводите за изучением рынков каждый день своей жизни и пользуетесь соответствующей ком пьютерной поддержкой, вы можете найти вещи, кото рые работают. — Каковы качества преуспевающего трейдера? —Преуспевающий трейдер рационален, обладает аналитическим умом, может контролировать эмоции, практичен и ориентирован на получение прибыли. — Какой совет могли бы вы дать другу, желающему стать трейдером? — Изучайте статистические данные. Научитесь поль зоваться компьютером. Найдите системы, которые рабо тают. Разработайте простые правила управления риском. — Не могли бы вы порекомендовать какие-то книги о рынках?

236 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Когда к нам приходят новые трейдеры, мы даем им три книги: вашу первую книгу The Complete Guide to the Futures Markets (Jack D. Schwager, John Wiley& Sons, 1984), The Handbook of Futures Markets Перри Ка уфмана (Perry Kaufman, John Wiley&Sons, 1984) и The Commodity Futures Game: Who Wins? Who Loses? Why? Ричарда Тьюлеса и Фрэнка Джонса (Richard J. Tewles and Frank J. Jones, McGraw-Hill, 1987). Есть еще развле кательные книги, которые я могу порекомендовать, такие, например, как ваша Market Wizards, которая хороша в плане развития мотивации. А вообще, в на шей библиотеке находится огромное количество книг, и мы позволяем трейдерам самим выбирать, что они хотят читать. — Какие неправильные представления о рынках распространены у людей? — Люди считают, что без особого труда можно сде лать кучу денег. Они считают, что вы можете делать 100% в год, ограничиваясь крошечными исследования ми по выходным. Это смешно. — Они недооценивают трудность игры и переоце нивают ее результаты? — Совершенно верно. Кроме того, некоторые люди, когда теряют деньги, винят кого угодно, кроме себя. Я с удивлением прочитал в недавнем номере Wall Street Jour nal, что один человек выиграл иск против своей брокерс кой фирмы, обвинив ее в том, что потерял все деньги на своем счету. Больше всего поражает то, что речь шла не о брокере, дававшем ему плохие советы — ведь он сам совершал свои сделки! Он подал иск против брокерской фирмы, утверждая, что она не должна была позволять ему торговать так, как он торговал. Я верю в то, что мы живем в свободной стране, и если вы хотите торговать, вы должны иметь полное право это делать. Но если вы теряете деньги, то сами за это отвечаете.

МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ _ — Какие ошибки совершают большинство людей на рынках? Я имею в виду настоящие ошибки в торгов ле, а не ложные представления о ней. — Во-первых, многие люди лезут на рынки, не имея никакого преимущества. Они выходят на рынки пото му, что брокер говорит им, что рынок бычий. Это не преимущество. Однако, по правде говоря, большинство мелких спекулянтов не могут пробыть на рынке доста точно долго, чтобы узнать, работает или нет их система, потому что они ставят в своих сделках слишком много, или их счет слишком мал для успешного начала. — То есть на самом деле есть немало людей, предла гающих хорошие идеи, которые могут делать деньги, но они так никогда об этом и не узнают, потому что когда пробуют осуществить их, ставят слишком много и вылетают из игры. — Совершенно верно. — Вы иногда торгуете по ночам? — Наша фирма работает круглые сутки. Кроме того, у меня есть портативная котировочная машина, которой я пользуюсь, чтобы следить за рынками, когда нахожусь дома. — Не слишком ли это обременительно? — Да, это так. Хотя я проверяю котировки каждый ве чер, я стараюсь не переборщить с этим, потому что у меня есть тенденция к развитию маниакального пристрастия. — Должны ли люди, работающие у вас в ночную смену, звонить и будить вас посреди ночи, если проис ходит что-то важное? -Да. — Как часто такое случается? — Не так уж часто. Может быть, раза четыре в году.

238 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — А как вы отдыхаете? — Я посещаю много спортивных соревнований и много читаю. Я интересуюсь психологией и философи ей. Я также читаю много книг по самоусовершенствова нию. Хотя, наверное, я и здесь перегибаю палку. Я заме чаю, что чем больше книг по улучшению памяти читаю, тем хуже становится моя память. — Вы еще продолжаете играть в баскетбол (Траут был капитаном команды в колледже)? Не скучаете вы по нему? Я имею в виду, когда-то он был очень важной частью вашей жизни. — Нет, потому что я занят более интересным де лом — торговлей. — А вы не задумывались над возможностью ухода в профессиональный спорт? — Когда я оканчивал среднюю школу, то надеялся, что буду играть за профессионалов. И думал, что, мо жет быть, мне это удастся. Однако, поиграв на первом курсе в колледже, я понял, что для этого нужно играть гораздо лучше. Я мог бы играть в Европе. Собственно говоря, многие из бывших членов моей команды стали профессиональными игроками в Европе, но некоторые из них зарабатывают всего 10 тыс. долларов в год. Мне бы такого не хотелось. — Вы когда-нибудь уходите в отпуск? — Я беру только три дня отпуска каждые полтора года. — Не потому ли, что когда вы уходите в отпуск, то думаете, что каждый день вашего отсутствия обходит ся вам в некоторую сумму денег? — До некоторой степени, да. Кроме того, я считаю, что должен быть на месте, чтобы наблюдать за работой персонала и обеспечивать правильное ведение торгов.

МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ — А вам не кажется иногда, что вы стали рабом свое го творения? Не хотелось бы вам иметь возможность все бросить и уехать на несколько недель куда-нибудь, чтобы обо всем забыть? — Конечно, но для того, чтобы торговать успешно, вы должны заниматься этим постоянно. Я выделяю се бе десять дней отпуска в год, но никогда их не беру. Я твердо верю, что за все хорошее в жизни нужно платить определенную цену. — По каким торговым правилам вы живете? — Обеспечивайте себе преимущество. Знайте, в чем ваше преимущество. Имейте жесткие правила управле ния риском типа тех, о которых мы говорили раньше. В принципе, если свести все к самой сути, то для того, чтобы делать деньги, нужно иметь преимущество и осу ществлять хорошее управление капиталом. Само по себе хорошее управление капиталом не может увеличивать ваше преимущество. Если ваша система недостаточно хороша, вы все равно будете терять деньги, вне зависи мости от того, насколько эффективными являются ва ши правила управления капиталом. Но если у вас есть подход, с помощью которого можно делать деньги, тог да управление капиталом может определять, добьетесь вы успеха или неудачи. — А каковы ваши цели сегодня? — Делать ежегодно 30% прибыли, не допуская паде ний капитала, превышающих 10%. — Что вы можете сказать на прощание? — Лишь то, что я с радостью и уверенностью смот рю в будущее. Если когда-нибудь это чувство исчезнет, я прекращу торговать.

Я нашел историю результатов Траута — комбинацию очень высокой годовой прибыли и исключительно низ 240_ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК ких падений капитала — почти мистической. Конечно, хотя сочетание высокой прибыли и низкого риска встречается редко, само по себе оно не уникально, собственно говоря, целый ряд других трейдеров, проинтервьюированных мной в этой книге (и в книге Market Wizards) также демонстрируют такие свойства. Но почему же я тогда говорю «мистический»? Потому что, судя по тому, что я слышал о Трауте, я знаю, что его сделки базируются главным образом на сигналах, подаваемых компьютерными торговыми системами, основанными на методах технического анализа. Я потратил много лет, разрабатывая и оценивая технические торговые системы. Хотя я нашел системы, делающие почти столько же денег, сколько Траут (если оценивать по среднегодовой прибыли), эти системы неизбежно демонстрировали гораздо большую волатильность. Падения капитала на 25% являются для этих систем самым обычным делом, а в худшем случае они даже превышают 50%. Конечно, волатильность этих систем можно сократить, уменьшив леверидж (т. е. число контрактов, торгуемых на каждые 100 тыс. долларов капитала). В этом случае, однако, до ничтожных уровней уменьшится прибыль. Я еще не нашел системы, которая могла бы хотя бы немного приблизиться к результатам Траута в смысле соотношения прибыли и риска. Практически каждый из проинтервьюированных мною трейдеров, продемонстрировавших сочетание высокой прибыли и очень низкого риска, неизбежно оказывался дискреционным трейдером (т. е. трейдером, который для принятия торговых решений полагается на свой внутренний синтез рыночной информации, а не использует торговые сигналы, вырабатываемые компьютером). Как, в таком случае, добивается этого Траут? Ответ на этот вопрос я получил в его интервью. Отчасти дело в том, что он полагается на системы, основанные главным образом на статистическом анализе, а не на МОНРО ТРАУТ. ЛУЧШАЯ ПРИБЫЛЬ ПРИ МИНИМАЛЬНОМ РИСКЕ более стандартных подходах следования за трендом. Однако, пожалуй, главным фактором является исключительное умение Траута выбирать время открытия и закрытия своих позиций, что, по его собственной оценке, приносит ему половину прибыли. «Я передал, наверное, десяти знакомым трейдерам те же самые системы, которыми мы пользуемся, и некоторые из них до сих пор не смогли сделать денег», — говорит он. Таким образом, вновь мы говорим об использовании информации, которая не может быть введена в компьютер (например, уровень шума в торговом зале биржи) и благодаря которой достигаются более высокие результаты. Иными словами, Траут может приходить к своим торговым решениям примерно так же, как и системные трейдеры, но исполняет он эти решения как дискреционный трейдер. Траут дает двоякий основной совет. Во-первых, чтобы победить рынок, вы должны иметь преимущество. Все остальное вторично. Вы можете использовать замечательные методы управления капиталом, но если вы не имеете подхода, дающего вам преимущество, вы не сможете выиграть. Это может казаться очевидным, но многие трейдеры выходят на рынки без малейшего признака наличия у них преимущества. Во-вторых, даже если у вас есть преимущество, вы должны осуществлять строгое управление риском, чтобы защититься от нечастых событий, вызывающих огромные резкие движения цены, которые могут быстро уничтожить перенапряженные левериджем счета. И как демонстрирует дипломная работа самого Траута, вероятность резких движений цены гораздо больше, чем это позволяют предположить стандартные статистические предпосылки. Отсюда необходимость управления риском. Было бы неправильным полагать, что трейдеру, который потерял все деньги из-за неожиданно крупного неблагоприятного движения цены, просто не повезло. Такие события происходят достаточно часто, чтобы можно было к ним подготовиться.

242_ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК Полезно сравнить советы Монро Траута с советами Блэра Халла (см. часть VI). Хотя их торговые методы совершенно различны — Траут является направленным трейдером, а Халл арбитражером, — их оценки ключевых параметров успешной торговли практически идентичны: это комбинация наличия преимущества и использования строгих правил управления капиталом.

ЭЛ ВАЙСС ХОДЯЧАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ГРАФИКОВ Сточки зрения отношения прибыли к риску Эл Вайсе (Al Weiss), как управляющий портфелем фьючерсов, имеет, пожалуй, наилучшие долгосрочные достижения. Начав в 1982 году торговать под вывеской AZF Commodity Management, Вайсе с тех пор в среднем получал 52% прибыли в год. Одна тысяча долларов, инвестированная в фирму Вайсса в 1982 году, к концу 1991 года превратилась бы в почти 53 тысячи долларов. Однако прибыль — это лишь одна сторона дела. По-настоящему впечатляющим элементом достижений Вайсса является то, что эта высокая прибыль была достигнута при исключительно небольших падениях капитала. За весь период самым большим падением капитала у Вайсса было 17% в 1986 году. А в последние четыре года (1988-91 гг.) Вайсе отточил навыки управления риском до поистине удивительных стандартов: во время этого периода худшее падение капитала у него составляло в среднем менее 5% за год, а среднегодовая прибыль превысила 29%. Несмотря на выдающиеся результаты, Вайсе ведет довольно незаметный образ жизни. До 1991 года Вайсе неоднократно отказывался давать какие-либо интервью. Он объясняет это словами: «Я считал, что мои методы недостаточно проверены до тех пор, пока не смог достичь по крайней мере десяти лет превосходных резуль 244 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК татов». Он также считал, что интервью могли привлечь неподходящих инвесторов. Сейчас, однако, это соображение отпало, потому что Вайсе уже имеет под своим управлением достаточную сумму денег, которой может управлять без отрицательного влияния на результаты (приблизительно 100 млн долларов). Хотя Вайсе теперь постоянно отказывается от новых инвесторов, время от времени он делает исключение. Он объясняет это так: «Иногда я беру небольшую сумму (100 тысяч долларов), если считаю, что человек этот по-настоящему искренний. Я все еще получаю удовольствие от того, что беру небольшую сумму и заставляю ее расти. Совсем недавно я принял нового инвестора, потому что на меня произвело впечатление то, что он изучил результаты пятисот СТА, прежде чем сделать свой выбор. По иронии судьбы в то время, когда я разговаривал с этим человеком, мне позвонили из одного французского банка, желавшего инвестировать 30 млн долларов. Я отказал банку, но принял небольшую сумму в 100 тысяч долларов». Вайсе, кроме того, отказывается от известности потому, что человек он по природе замкнутый. Он признает, что за те десять лет, что он управляет средствами инвесторов, он встретился лишь с пятью своими клиентами. Хотя в телефонном разговоре Вайсе производит впечатление человека общительного, в его характере на самом деле преобладает застенчивость. Одним из хобби Вайсса является размещение денежных средств в управление другими трейдерами. Он уделяет этому делу один-два дня в месяц. По его оценке, за много лет он изучил результаты приблизительно восьмисот трейдеров. Из этой большой группы он выбрал примерно 20 трейдеров для личного инвестирования. Его целью является не выбор каких-то отдельных супертрейдеров, а скорее создание диверсифицированной группы трейдеров, чьи объединенные результаты демонстрируют и хорошую прибыль, и очень незна ЭЛ ВАЙСС. ХОДЯЧАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ГРАФИКОВ_ чительную волатильность результатов. Интересно, что характеристики результатов этой группы трейдеров в целом очень напоминают результаты самого Вайсса. В период с 1988 по 1991 год группа получила среднегодовую прибыль в 19% с исключительно низким средним максимальным годовым падением капитала — менее 3%. Соотношение этих двух показателей (19/3 = 6,3) очень близко к соотношению таких же цифр у Вайсса за тот же период (29/5 = 5,8). Мое интервью с Вайссом оказалось, пожалуй, одним из наиболее трудных интервью из всех, что мне приходилось брать. Честно говоря, если бы не впечатление от его результатов, я вообще, вероятно, отказался бы от этой главы. После почти каждого заданного мною вопроса Вайсе пускался в длительные рассуждения на отвлеченные темы до тех пор, пока сам не спохватывался и не переставал говорить, и в его взгляде читалось: «Остановите меня, пока я не ушел еще дальше». Обоим нам первое интервью показалось настолько неудачным, что мы решили прерваться и пойти перекусить. Во время моих интервью с другими трейдерами я часто брал магнитофон в ресторан, и часть моих интервью фактически была сделана во время еды, однако в этом случае перспектива была настолько невоодушевляющей, что я специально оставил магнитофон дома. Я также подумал, что более непринужденный разговор может помочь сломать лед. После обеда мы решили попробовать еще раз продолжить интервью во время вечерней прогулки. Атмосфера способствовала разговору, ибо тем мягким зимним вечером мы бродили по тихим улицам маленького острова неподалеку от побережья Флориды. Однако интервью все равно продвигалось очень неустойчиво. Мне приходилось все время включать и выключать свой магнитофон. Ниже следуют отрывки, по крупицам выбранные из наших разговоров, и некоторый дополнительный материал из последующей переписки.

246 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Как получилось, что вы стали трейдером? — Это произошло не вдруг. Я потратил четыре го да на солидные исследования, прежде чем занялся се рьезной торговлей. Проведя буквально тысячи часов за разглядыванием графиков и погружаясь в историю настолько глубоко, насколько было возможно, я начал видеть некоторые стереотипные фигуры, которые стали основой моего торгового подхода. — Вы потратили четыре года на исследования, пре жде чем вообще начали торговать? — Да. Я очень не люблю риск. Я хотел быть уверен ным в своем подходе, прежде чем начать. — А насколько глубоко вы погружались в историю при исследовании графиков? — Это зависело от конкретного рынка и имевшихся в наличии графиков. В случае зерновых, например, я смог проследить рынок до 1840-х годов. — Неужели необходимо было заглядывать так да леко в прошлое? — Безусловно. Одним из важнейших элементов дол госрочного анализа графиков является понимание того, что в разных экономических циклах рынки ведут себя по-разному. Понимание этих повторяющихся и сме щающихся долгосрочных стереотипных фигур требует большого количества исторического материала. Пони мание того, в какой части экономического цикла вы на ходитесь — скажем, в инфляционной или дефляцион ной фазе, — критически важно для понимания фигур графиков, образующихся в это время. — А на что вы жили те четыре года, которые посвя тили изучению рынков? — Когда мне было чуть больше двадцати, я разрабо тал уретановое колесо для скейтбордов, и оно принесло ЭЛ ВАЙСС. ХОДЯЧАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ГРАФИКОВ _ 24 большой финансовый успех. Я вложил деньги, сделанные на этом предприятии, в рынок недвижимости, и это тоже оказалось очень прибыльным делом. В результате денег у меня было достаточно, и я мог полностью посвятить себя исследованиям.

— Насколько я понимаю, вы торгуете, используя в основном технические системы. Почему, по вашему мнению, ваши результаты настолько лучше резуль татов других фьючерсных трейдеров, использующих аналогичные методы? В частности, мне любопытно, как вам удается избегать больших падений капитала, кото рые, кажется, почти неизбежны при таком подходе. — Хотя для принятия торговых решений я применяю технический анализ, существует ряд важных отличий между моим методом и подходами большинства других трейдеров этой группы. Во-первых, я думаю, очень не многие технические трейдеры идут в своих исследова ниях дальше, чем на тридцать лет в прошлое, не говоря уже о ста и более годах. Во-вторых, я не всегда интерпре тирую одну и ту же стереотипную фигуру одинаково. Я также учитываю, в какой части долгосрочного эконо мического цикла мы находимся. Одно лишь это может приводить к весьма существенным различиям между выводами, которые извлекаю из графиков я, и теми выводами, к которым приходят трейдеры, не учитыва ющие этого момента. Наконец, я рассматриваю класси ческие фигуры графиков (голова и плечи, треугольник и т. д.) не просто как независимые формации. Скорее я стараюсь находить определенные сочетания фигур или, иными словами, фигуры внутри фигур внутри фигур. Эти более сложные многофигурные комбинации могут давать сигналы для проведения сделок с более высокой вероятностью успеха. — Какие распространенные фигуры графиков ока зываются точными лишь в 50 процентах случаев?

248 ФЬЮЧЕРСЫ — ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ РЫНОК — Большинство из них. Но это не недостаток. Фигу ра, которая работает в 50 процентах случаев, может быть вполне прибыльной, если вы применяете ее вместе с хо рошим планом управления риском.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.