WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

57 ДОВЕРИЕ К ГОСУДАРСТВУ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТИ ВАХТИНА МАРГАРИТА АНАТОЛЬЕВНА, кандидат экономических наук, доцент, Поволжский государственный университет сервиса, г. Тольятти, e-mail:

vahtina В статье обосновывается позиция, что важную роль в повышении эффективности государства играет доверие к нему со стороны граждан. Выдвинуто положение, что институциональное доверие возникает в том случае, когда институты (в особенности государственные) устроены максимально эффективно и справедливо. В статье делается вывод о том, что необходимо создавать соответствующие условия для роста доверия к государству, которое в России остается на низком уровне. Эти условия касаются со держания правил, механизмов их выработки и принятия, устройства государственных организаций, а также личностей руководителей, осуществляющих управление от лица государства. Выдвигаются предложения, касающиеся критериев оценки уровня доверия к государству.

Ключевые слова: государство;

доверие;

институциональное доверие;

межличност ное доверие;

справедливость правил;

эффективное государство;

уровень доверия к госу дарству.

The position that an important role in the state improving has credibility with the citizens is substantiated in the article. Put forward the proposition that institutional trust arises when institutions (especially government) are arranged as efficiently and fairly. The author concludes that it is necessary to create appropriate conditions for the growth of confidence in the state, which remains low in Russia. These conditions relate to the content rules, mechanisms for their development and adoption, the mechanism of the government, as well as the identity of the managers who govern on behalf of the state. There are some proposals on the criteria for assessing the confidence level in the state.

Keywords: state;

trust;

institutional trust;

interpersonal trust;

fairness;

rules;

effective state;

the confidence level in the state.

Коды классификатора JEL: B52, D61, D63, H53.

Вовлечение в экономический анализ доверительных отношений — одно из принци пиальных различий между институциональной и неоклассической экономической тео риями. О важности доверия все активнее говорят не только философы, социологи, поли тологи, но и экономисты. В последние годы растет внимание к этим вопросам и у отече ственных авторов (Мильнер 1997;

Радаев 1998;

Ляско 2003)1. Уже ни у кого не вызывает сомнения положение о том, что доверие играет важную роль в предотвращении угрозы оппортунизма, определяет характер кооперации, влияет на формы организаций и уровень трансакционных издержек. Доверие все чаще рассматривается в качестве важного фактора См.: Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ): десять лет спустя.

Часть I. Российские домохозяйства / Под редакцией Р.М. Нуреева. Серия «Научные доклады: незави симый экономический анализ». № 212. часть I. М.: Московский общественный научный фонд, 2010.

© М.А. Вахтина, JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. М.А. Вахтина экономического развития (Ляско 2003, 4)2. Особенное внимание ученые уделяют роли до верия в социально-экономических преобразованиях, связанных с переходом к рыночным отношениям, что позволяет лучше понять причины успехов и неудач стран с переходной экономикой. В зарубежной литературе по России часто недостаток доверия и разрушение социального капитала рассматриваются как важные причины неудач российских реформ (Стиглиц 2001). Состояние доверия выступает одним из условий того, к какого рода устройству придет конкретное общество, поэтому многие черты отечественного эко номического устройства рассматриваются как следствие приспособления субъектов к дефициту доверия.

При всей важности проблемы анализ доверия и его конкретных видов, а также по пытки определения уровня доверия наталкиваются на серьезные трудности. Они возни кают из-за многоплановости природы доверия, междисплинарности проблем, с которыми сталкивается любой исследователь, который анализирует эти вопросы. Немаловажное значение имеет и тот факт, что уровень доверия довольно сложно измерить и определить обычными экономическими методами, поэтому чаще всего исследователи, будь то социо логи или экономисты, используют для этого данные социологических исследований.

Одним из наиболее сложных и важных видов доверия является доверие к институ там, и прежде всего, к государству. В первом приближении институциональное доверие можно охарактеризовать как обезличенное доверие в отношении официально установ ленных правил, норм и предписаний. Доверие к правилам проецируется на доверие к тем организациям, которые эти правила реализуют. В свою очередь, доверие к органи зациям может проецироваться на их руководителей.

Целью данной статьи является анализ институционального доверия, в структуре которого доверие к государству и организациям, его представляющим, играет ключе вую роль. В силу опосредованной природы институционального доверия оно имеет свою специфику по сравнению с межличностным доверием, которое возникает между людьми. В статье под межличностным доверием понимается, прежде всего, доверие между лично незнакомыми людьми (в литературе по институционализму этот вид до верия получил название обобщенного, в отличие от персонифицированного). Выявля ются взаимосвязи между этими двумя видами доверия, делается попытка определения основных параметров, по которым можно судить об уровне доверия к институтам.

Поскольку в случае с институциональным доверием оно оказывается не конкрет ным лицам, а дееспособности некоторой системы правил и организаций, которую эти лица представляют, то доверие к институтам нельзя без соответствующих оговорок назвать «доверием», так как доверительные отношения могут устанавливаться меж ду личностями как центрами и моральными источниками самостоятельной волевой деятельности. В случае же с институциональным доверием приходится выходить за рамки личностно-непосредственных отношений и переходить в сферу опосредован ных, институционализированных отношений. Однако на этот счет можно назвать два контраргумента. Во-первых, институты, которые являются продуктом человеческой деятельности, сами становятся самостоятельными источниками действий и полно правными участниками процессов деятельности. Более того, со временем они могут превращаться в неких «суперсубъектов» (это приобретает особую значимость, если речь идет о государстве и правительстве), которые начинают выполнять не только со зидательные, но и разрушительные для общества и отдельных людей функции. Во вторых, институциональное доверие содержит в себе личностную компоненту, так как приходится доверять не только неперсонифицированным институтам — контрактам, См.: Введение в институциональную экономику: Учеб. пособие / Под ред. Д.С. Львова. М.: Изд-во «Экономика», 2005. 483.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. Доверие к государству как фактор повышения его эффективности законам и организациям, но и лицам, отвечающим за реализацию соответствующих правил, положений законодательства, будь то политики, чиновники (если речь идет о государстве), руководители коммерческих и некоммерческих организаций. Доверие к институтам — это опосредованная человеческими отношениями форма доверия. Поэтому в сложноорганизованном обществе, которое сплошь состоит из институтов и организа ций, правомерно говорить об институциональном доверии как доверии к институтам, которые, с одной стороны, создаются самими людьми, а с другой, самым непосред ственным образом влияют на содержание этих отношений. Институты могут стать реаль ным базисом для установления нравственно ответственных межличностных отношений, создания благоприятного климата диалогического общения, необходимого для успешной хозяйственной деятельности, организации справедливо устроенной и эффективной эко номической системы. И наоборот, они могут подавлять человека, мешать нормальному и результативному хозяйственному процессу. При этом институты оказывают существен ное влияние не только на характер межличностных отношений, но и на саму человече скую индивидуальность, на становление человека как полноценной личности в процессе трудовой деятельности. Когда общественно организованный труд предоставляет возмож ность работнику принимать самостоятельные решения, проявлять инициативу и брать на себя ответственность, то в процессе совместного труда в полной мере раскрывается его потенциал. В противном случае возникает риск деградации работника до уровня простого придатка машины (то, что К. Маркс в свое время квалифицировал как самоотчуждение человека в процессе труда) и превращения его в обезличенного субъекта. Как видно, в обществе, в котором есть институты (а это все сложноорганизованные общества) не все зависит от индивидуальной позиции субъектов, многое определяется устройством и ак тивностью самих общественных (и экономических, в том числе) институтов, в систему которых встроены человеческие и хозяйственные отношения.

В силу вышеназванной специфики институционального доверия, к нему непросто напрямую отнести те характеристики, с которыми обычно связывают межличностное до верие, однако связь между тем и другим существует. Доверие между людьми (в нашем случае межличностное доверие) возникает в том случае, если совершаемые субъекта ми поступки понятны и ожидаемы для других, когда действия происходят по опреде ленным установленным и принятым большинством правилам и нормам3. Если один человек доверяет другому (другим), то он ожидает благоприятного или, по крайней мере, недискриминационного поведения со стороны партнеров, при том, что такое по ведение формально никак не контролируется (Корнаи 2003, 5). В этом плане доверие становится своего рода презумпцией добросовестности в отношении партнеров. Дове ряющий полагается на то, что из его возможной уязвимости партнер не будет извле кать собственные выгоды и будет вести себя честно, проявляя готовность к взаимопо мощи в соответствии с общепринятыми и общепризнанными нормами и правилами.

При этом в механизме доверия немалую роль играет то, что субъекты не просто фор мально принимают правила, но и хотят им следовать.

В случае с институциональным доверием (это касается в особенности доверия к государству) также немалую роль играет то, насколько субъекты «принимают» фор мально установленные нормы и правила и в какой степени они хотят им следовать.

Это в одинаковой степени относится к отношению людей к институтам, организациям и лицам, которые ими руководят. В этой связи можно считать, что доверие к институтам определяется тем, насколько последние отвечают ожиданиям субъектов, то есть тем, как они устроены с точки зрения, во-первых, эффективности, а во-вторых, человеч См.: Институциональная экономика: Учебник / Под общ. ред. А. Олейника. М.: ИНФРА-М, 2005.

404.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. М.А. Вахтина ности (справедливости). Институциональное доверие возникает в случае, когда инсти туты (в особенности государственные) устроены максимально эффективно и справед ливо. Понимание этого в российской экономической литературе по институционализ му имеется. В частности, авторы учебного пособия «Введение в институциональную экономику» под редакцией Д.С. Львова пишут: для того, чтобы доверие к институтам укреплялось, «необходимо реальное подтверждение того, что создаваемые институты работоспособны в условиях модернизируемой экономики и согласуются с массовыми представлениями о социальной справедливости»4.

Доверие к государству, таким образом, определяется двумя составляющими. Одна из них касается того, насколько государственные институты могут обеспечить эффек тивную хозяйственную деятельность (вне зависимости, касается ли это создания необ ходимых условий для действенной конкуренции, или участия самого государства в хо зяйственном процессе). Вторая составляющая относится к справедливому устройству институтов (содержанию формально установленных правил, механизму их выработки и принятия, устройству организаций, и даже к личности руководителей, которые со вершают те или иные действия от лица государства). Действительно, чтобы действую щие государственные институты были результативными и обеспечивали должный с точ ки зрения главной цели экономики («экономики с человеческим лицом») результат, они должны, с одной стороны, в максимальной степени отвечать требованиям справедливого устройства, а с другой стороны, способствовать достижению максимальной экономиче ской эффективности. Нельзя не отметить, что оба условия оказываются взаимосвязанны ми: без учета принципов экономической эффективности при определении государствен ной экономической политики нельзя добиться желаемого материального результата, ко торый может обеспечивать повышение качества жизни людей;

игнорирование же вопро сов справедливости правил помешает добиться желаемой экономической эффективности.

Графически вышесказанное можно выразить следующим образом (см. рис. 1).

Рис. 1. Круги институционального доверия На графике изображены «круги доверия», которые, пересекаясь, дают нужный, с на шей точки зрения, результат. Доверие к институтам (и в частности, к государству, прави тельству) у людей может возникать только в том случае, если они устроены максимально эффективно и в должной степени отвечают критериям справедливого устройства. Речь может идти о содержании правил, механизме их выработки и принятия, отвечающем духу демократии, а также о руководителях, которые стоят во главе того или иного процесса или организации.

См.: Введение в институциональную экономику: Учеб. пособие / Под ред. Д.С. Львова. М.: Изд-во «Экономика», 2005. 495, 520.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. Доверие к государству как фактор повышения его эффективности Такая постановка вопроса лучше позволяет понять, что формальных действий, свя занных с «внедрением» новых институтов, отвечающих (абстрактным) требованиям рыночной экономики и, возможно, хорошо зарекомендовавшим себя в других странах, может оказаться недостаточно. На эту проблему обращают внимание отечественные и зарубежные ученые, занимающиеся исследованием переходной экономики постсоциали стических стран. При том, что в этих странах (включая Россию) есть неплохие шансы принять соответствующее законодательство и другие меры регулирования, присущие рыночной экономике, основанной на современных типах демократии и частной соб ственности, этих действий может оказаться недостаточно для возникновения доверия к государству (при том, что эти меры следует рассматривать как необходимые) (Корнаи 2003, 14). Довольно часто двойственный характер доверия к институтам, и в частности, к государству, исследователи не замечают, это мешает разобраться и в теоретических, и в практических перипетиях, связанных с определением уровня и механизмов обеспече ния институционального доверия. Сторона вопроса, связанная с обеспечением справед ливости институционального устройства, оказывается оторванной от формальных норм и правил и следующих за ними юридических обязательств.

То же и с межличностным доверием, которое может обеспечиваться как формальной составляющей, так и взаимным признанием ценностей. Посредством только правовых норм, расчета и принуждения нельзя вызвать доверие между людьми, оно обеспечи вается фундаментальными ценностями, групповыми установлениями, стандартами и корпоративными кодексами поведения. Кроме того, в вопросе о доверии важную роль играет фактор готовности субъекта по внутреннему убеждению следовать этим нормам.

Не принижая роли законов, договоров, экономической целесообразности, построен ной на расчете личных выгод и потерь, следует признать, что эти факторы являют ся необходимым, но отнюдь не достаточным базисом доверия и стабильности. Наи более действенные ассоциации имеет под собой коллектив, объединенный общими ценностями. Членам таких коллективов не требуется детальная контрактно-правовая регламентация их отношений (хотя определенная контрактно-правовая регламентация всегда необходима). Когда существуют групповые ценности, то, как минимум, возни кает доверие внутри группы;

если речь идет о фундаментальных моральных ценностях, то можно говорить о существовании доверия в обществе, между всеми его членами, вне зависимости от того, являются ли они лично знакомыми людьми, объединенными какими-то личными связями или контактами, или не являются.

Вышеназванные аналогии предопределяют взаимозависимость и взаимообусловлен ность межличностного и институционального доверия. Ученые давно обращают внима ние на особую связь между этими двумя видами доверия, и это не случайно. С одной стороны, высокий уровень межличностного доверия способствует такому устройству институтов, которое будет вызывать доверие к ним, с другой — институциональное до верие стимулирует доверие между людьми. Точно так же как на фоне кризиса доверия к существующим институтам снижается и общий уровень доверия. Действительно, если между людьми существует межличностное доверие, а формальный правовой механизм выстраивается с учетом требований справедливости и достижения эффективности, то трудно представить такое общество без доверия к институтам, которые сами субъекты и создают, а при определенных обстоятельствах реформируют, чтобы добиться лучше го результата. С другой стороны, доверие к институтам вряд ли может быть высоким в обществе, где между людьми нет полноценных доверительных отношений. Социологи подтверждают эти зависимости с помощью эмпирических наблюдений: в частности, они отмечают достаточно сильную положительную корреляцию между этими двумя видами доверия (Сасаки, Латов, Ромашкина и Давыденко 2010, 100).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. М.А. Вахтина Различные варианты соотношения доверия в различных формах (доверия между лич но не знакомыми людьми и институционального доверия) позволяют ученым довольно емко описывать состояние рынка и общественных отношений. В нижеприведенной та блице, которая составлена по материалам А. Олейника, содержится описание состояния рынка и общественных отношений с учетом соотношения доверия в различных формах (Олейник 2001, 44)5.

Таблица Состояние рынка и общественных отношений (с учетом соотношения доверия в различных формах).

Доверие между лично не знакомыми людьми Высокое Низкое Высокое (институциональное до- 1. 3.

верие) Оптимальный рынок. Сетевой рынок с участием гос Общество обладает значитель- структур.

ным социальным капиталом, а Общество не может функцио власть способствует его сохра- нировать самостоятельно, оно нению и воспроизводству практически полностью зависит от власти Низкое 2. 4.

(институциональное доверие) Сетевой рынок с минимальным Отсутствие единого националь участием государства. ного рынка (или рынок, основан Общество существует автономно ный на только личном доверии) от власти Социальные взаимодействия в обществе парализованы, власть не может контролировать си туацию, координированные дей ствия затруднены из-за взаимно го недоверия Как видно из таблицы, оптимальный рынок и общественные отношения, которые его характеризуют, имеют место только в том случае, когда в обществе сохраняется высокий уровень межличностного и институционального доверия. Для низкого уровня этих видов доверия характерны такие экономические отношения, при которых отсутствует единый национальный рынок, а отношения между экономическими субъектами строятся на осно ве исключительно личного доверия.

Наибольший интерес (в плане их неоднозначности) представляют квадраты 2 и 3, сочетающие высокий уровень одного вида доверия и низкий — другого. Исходя из взаи мосвязей и взаимозависимостей, характеризующих межличностное и институциональное доверие, можно с уверенностью сказать, что состояние рынка, а также отношения между субъектами, описанные в квадратах 2 и 3, можно считать неустойчивыми. Во 2-м квадрате описано соотношение высокого уровня межличностного и низкого институционального доверия, который в теоретических моделях определяется как сетевой рынок с минималь ным участием государства. Состояние этого квадрата, на наш взгляд, будет с неизбежно стью стремиться к «оптимальному рынку», при котором общество обладает значитель ным социальным капиталом, а власть способствует его сохранению и воспроизводству.

А вот сетевой рынок с участием госструктур, характерный для квадрата 3 будет иметь тенденцию движения к 4-му квадрату, для которого характерно «отсутствие единого на ционального рынка и рынок, основанный только на личном доверии», когда социальные взаимодействия в обществе парализованы, а власть не может контролировать ситуацию из-за взаимного недоверия. Сетевой рынок с участием госструктур в условиях низкого уровня межличностного доверия может опираться преимущественно на расчет или при нуждение (а скорее, и на то и на другое). Доверие к государственным организациям, пра См.: Институциональная экономика: Учебник / Под общ. ред. А. Олейника. М.: ИНФРА-М, 2005. 408.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. Доверие к государству как фактор повышения его эффективности вовым нормам и правилам, порожденным им, будет только у узкой группы лиц, которые, как правило, лично связаны с вышеназванными организациями или лично заинтересова ны в существовании тех или иных правил.

Согласно исследованиям российских и зарубежных ученых, постсоветская Россия относится к числу стран с низким уровнем как межличностного, так и институционально го доверия. Об уровне институционального доверия (с определенными оговорками) можно судить по данным опроса по проекту «Trust Barometer-2007», касающегося доверия к различным социальным (государственным и негосударственным) органи зациям, в частности: правительству, СМИ, бизнесу, некоммерческим организациям.

Согласно этим исследованиям, подробно представленным в книге «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ): десять лет спустя» под редакцией Р.М. Нуреева, Россия по уровню доверия к правительству уступает многим развитым и развивающимся странам. В частности, уровень доверия к правительству в России находится на уровне 32%, в то время как в таких странах как Нидерланды, Швеция он соответственно составляет 66 и 57%. В Китае, Мексике и Индии уровень доверия к правительству составляет соответственно 78, 47 и 41%6.

Результаты вышеназванного исследования большинством специалистов были восприняты как низкая оценка институционального доверия в России. Средний пока затель доверия россиян к национальным государственным, общественным, коммер ческим организациям, СМИ и церкви составил 32%, в то время как в ЕС он составил 41%, в США — 48%.

Так как респондентами опроса «Trust Barometer-2007» были представители эли ты, которые выделяются своими специфическими качествами и положением среди других слоев общества, то интерес могут представлять данные других социологиче ских исследований, в частности, тех, которые были получены во время общероссий ского опроса в 2009 г., где респондентами был более широкий круг лиц. Респонден ты отвечали на вопрос о том, насколько они доверяют федеральному правительству, прессе, местному правительству, милиции, Государственной Думе, некоммерческим организациям. Индексы, характеризующие уровень доверия к каждому из социаль ных институтов, распределились следующим образом. Федеральному правительству полностью доверяет 12,1% респондентов, в чем-то доверяет 39,6%, не очень доверяет 29,6% и совсем не доверяет 11,5%. Что касается доверия представительным органам власти, то полностью доверяют Думе Российской Федерации 8,1% опрошенных, со всем не доверяют 20,4%, в чем-то доверяют 28,1%, не очень доверяют 33,6%. Мили ции полностью доверяет только 8,1% респондентов;

что касается муниципалитетов, то здесь ситуация аналогичная7.

Так как усредненный показатель доверия федеральному и местному правитель ству (включая тех, кто «полностью доверяет» и тех, кто «в чем-то доверяет») соста вил 47,8%, авторы опроса делают вывод о том, что рядовые россияне демонстриру ют гораздо более высокий уровень доверия к высшей власти, нежели представители элитных групп, а поэтому в целом уровень доверия, в том числе институционального, в России скорее средний, чем низкий8. Представляется, что такие выводы делать пре ждевременно. Во-первых, это связано со сложностью самого феномена институцио См.: Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ): десять лет спустя.

Часть I. Российские домохозяйства / Под ред. Р.М. Нуреева. Серия «Научные доклады: независимый эконо мический анализ». № 212. часть I. М.: Московский общественный научный фонд, 2010. 55.

См.: Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ): десять лет спустя.

Часть I. Российские домохозяйства / Под ред. Р.М. Нуреева. Серия «Научные доклады: независимый эконо мический анализ». № 212. часть I. М.: Московский общественный научный фонд, 2010. 57.

Там же. 62.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. М.А. Вахтина нального доверия, оценка которого респондентами требует соответствующей под готовки и управленческого опыта, поэтому привлечение элиты в качестве респон дентов к опросу по проекту «Trust Barometer-2007» об институциональном доверии может быть вполне оправданным и давать более объективную картину. Во-вторых, при оценке уровня доверия к правительству большинство респондентов склонны акцентировать внимание преимущественно на правовых, а особенно, силовых воз можностях государственных органов, которые по сравнению, например, с органа ми местного самоуправления, и даже Государственной Думой РФ, более высоки.

Именно этим, на наш взгляд, объясняется то, что по данным вышеназванного опро са демократическим институтам в России доверяют меньше всего: Думе — меньше, чем милиции, некоммерческим организациям (23,7%) — гораздо меньше, чем Думе.

Получается своего рода парадокс: чем больше происходит процесс централизации, ущемления демократических институтов, тем может быть выше «доверие» к цен тральному правительству, что еще больше подталкивает к централизации. Наконец, третий аргумент: доверие к правительству (и другим государственным структурам) может подменяться у россиян доверием к конкретной личности, которая стоит во главе этой структуры. Такая позиция может подпитываться определенными менталь ными установками, с одной стороны (Россия в этом смысле не исключение, а ско рее наоборот), с другой — она может искусственно культивироваться. Но результат от этого не меняется — если личность «вызывает доверие», то такое доверие будет проецироваться на конкретный институт. Итак, в силу сложности отношений инсти туционального доверия, оценка его уровня путем постановки прямолинейных вопро сов по типу «Насколько Вы доверяете…?» может оказаться недостаточно точной.

Представляется, что вопросы, задаваемые респондентам, должны касаться, прежде всего, восприятия населением конкретных результатов политики государства в различных об ластях деятельности. И хотя подобного рода вопросы могут оказаться сложными, именно они способны обеспечить более реалистичную картину уровня доверия к государствен ным институтам.

Уровень институционального доверия определяется и аналитическим путем по средством оценки эффективности институтов, их результативности. Используя объ ективные критерии оценки деятельности реального государства, можно более реально судить об уровне доверия к государственным институтам. В качестве таких критериев предлагается использовать отношение экономических субъектов к деньгам (особенно как средству хранения богатства), показатели налоговой дисциплины и объем вывоза из страны капитала9. В этой связи выводы о низком уровне институционального до верия в России подтверждаются данными о нарушениях налоговой дисциплины, о росте вывоза капитала, о низкой явке российских граждан на голосование (последнее является своеобразной формой политического протеста).

Таким образом, доверие к государству в России, что имеет немаловажное значение в деле повышения эффективности государственной экономической политики, остается на достаточно низком уровне. Это сдерживает позитивные экономические преобразования, мешает реализации намеченных правительством планов, связанных с ростом качества жизни людей. Чтобы задействовать этот важный рычаг в развитии любого общества, необ ходимо активизировать теоретические исследования в данном направлении, обеспечивать соответствующий доступ ученых к информации, что позволит давать объективные оценки уровня институционального доверия, делать более точные прогнозы и строить реальные планы, направленные на улучшение социально-экономической ситуации в стране.

См.: Институциональная экономика: Учебник / Под общ. ред. А. Олейника. М.: ИНФРА-М, 2005. 573.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3. Доверие к государству как фактор повышения его эффективности ЛИТЕРАТУРА Введение в институциональную экономику: Учеб. пособие / Под ред. Д.С. Львова.

М.: Экономика, 2005.

Институциональная экономика: Учебник / Под общ. ред. А. Олейника. М.:

ИНФРА-М, 2005.

Корнаи Я. (2003). Честность и доверие в переходной экономике // Вопросы эконо мики. № 3.

Ляско А. (2003). Доверие и трансакционные издержки // Вопросы экономики. № 11.

Мильнер Б.З. (1997). Фактор доверия при проведении экономических реформ // Во просы экономики. № 1. 11.

Олейник А.Н. (2001). «Жизнь по понятиям»: институциональный анализ повседнев ной жизни «российского простого человека» // Политические исследования. № 2.

Радаев В. (1998). Формирование новых российских рынков: трансакционные издерж ки, формы контроля и деловая этика. М.: Центр политических технологий.

Сасаки М., Латов Ю., Ромашкина Г. и Давыденко В. (2010). Доверие в современ ной России // Вопросы экономики. № 2.

Стиглиц Дж. (2001). Quis costodiet ipsos custodies? Неудачи корпоративного управле ния при переходе к рынку // Экономическая наука современной России. № 4.

Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ): де сять лет спустя. Часть I. Российские домохозяйства / Под ред. Р.М. Нуреева. Серия «Научные доклады: независимый экономический анализ». № 212. Ч. I. М.: Москов ский общественный научный фонд, 2010.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 3.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.