WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РУССКИЕ В МОЛДОВЕ: СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ Л. В. ОСТАПЕНКО, И. А. СУББОТИНА ОСТАПЕНКО Любовь Викторовна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института этнологии и

антропологии РАН. СУББОТИНА Ирина Алексеевна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник того же института (E-mail: ostapenko guu

Аннотация. Рассматриваются изменения в демографической и социальной структуре русского населения суверенной Молдовы в 1990-е - 2000-е гг. Показаны динамика отраслевого и социально профессионального состава русских, особенности демографического поведения. Уделяя особое внимание положению русской молодежи, авторы ставят вопрос о перспективах сохранения и развития в Молдове русской диаспоры.

Ключевые слова: постсоветская Молдова * русские * этническое меньшинство * миграция * межэтнические браки * социальное положение * социально-профессиональный состав * занятость В 2010 г. исполнилось 20 лет с момента объявления Молдавией о своем суверенитете. Местное русское население в одночасье оказалось отгороженным от России государственными границами, а в Республике Молдове (РМ) получило статус этнического меньшинства. Значительная часть русских покинула страну, оставшиеся попытались адаптироваться к новым условиям жизни.

До распада СССР в течение многих десятилетий положение русских в Молдавии было сравнительно благоприятным. Русские составляли значительную часть столичных жителей, были широко представлены в ключевых сферах деятельности, в том числе в управлении, русский язык играл доминирующую роль. В постсоветский период Молдова вошла в число тех бывших союзных республик, где позиции русских изменились наиболее радикально, а падение их численности выглядело весьма значительным. В статье предпринята попытка показать некоторые кардинальные трансформации в положении русских, выяснить, что представляет собой нынешнее русское население этого нового государства, каковы шансы сохранения здесь русской диаспоры1.

Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ "Русские. Социально-культурная трансформация:

действительность и перспективы" N 09 - 03 - 00114а.

стр. В качестве основных источников были использованы статистические материалы за ряд лет, в том числе Всесоюзные переписи населения 1959, 1970, 1979, 1989 гг., переписи населения Республики Молдова 2004 г. Были привлечены данные этносоциологических опросов: 1993, 1996, 2003 и 2007 гг., проведенных авторами среди взрослого городского населения республики разной этнической принадлежности. Методология исследования, методы сбора и анализа материалов основаны на разработках, сделанных в программе Ю. В. Арутюняна "Оптимизация социально-культурных условий развития и сближения наций в СССР". Обоснование выборки опроса 2007 г. содержится в информационно аналитическом бюллетене "Молдова на пути к гражданскому обществу" (М., 2007) [1].

Формирование новых социально-культурных условий жизни русских в РМ Молдову можно отнести к тем странам нового зарубежья, политика которых в отношении русского населения была сравнительно жесткой. Из "старшего брата" русские превратились в интервентов, людей "второго сорта", пребывание которых в республике стало нежелательным. Провозглашение в 1989 г. языка титульной национальности единственным государственным языком, перевод на латиницу и идентификация его с румынским, а также установление неоправданно коротких сроков перехода на этот язык системы образования и делопроизводства, издательского дела и других сфер поставило русских, большинство которых не владело молдавским языком, в почти безвыходное положение. С начала 1990-х гг. количество общеобразовательных учреждений с русским языком обучения существенно сократилось. Заметно снизилась доля студентов в группах с русским языком в колледжах, вузах, учреждениях среднего профессионального образования (Нестерова..., 2008. С. 29).

Существенно сузилась сфера использования этого языка в средствах массовой информации.

Одновременно велась политика активного внедрения в жизнь государственного языка, незнание которого, в первые годы суверенизации, могло стать поводом для увольнения, снижения заработка, препятствием в карьере. Нередко не только языковая некомпетентность, но и этническая принадлежность существенно осложняли жизнь работников русской национальности, особенно в начале и середине 1990-х гг. Довольно быстро русские были вытеснены из многих ключевых сфер деятельности, особенно из органов государственного управления, где уже в начале 1990-х гг.

представителей этнических меньшинств практически не осталось.

Однако постепенно, в особенности после прихода к власти коммунистов, ситуация начала стабилизироваться. Несколько изменилась политика в отношении этнических меньшинств, их языка и культуры. Серьезную роль в этом сыграла растущая потребность восстанавливающейся после кризиса экономики республики в квалифицированных кадрах, а также активное стремление руководства Молдовы в Евросоюз, для вступления в который требовалось неукоснительное соблюдение прав этнических меньшинств. Тем более, что основные задачи этнической мобилизации были решены - ведущие посты в сфере управления, культуры, образования, формирования идеологии и общественного мнения получили молдаване и румыны, а численность русских в республике резко снизилась.

Нападки на русский язык утратили былую агрессивность. К началу нового века русский язык был задействован в четверти школ Молдовы (при доле русских в населении республики - менее 6%) (Нестерова... 2008. С. 28). Доля русских среди студентов вузов составила почти 10% (Независимая Молдова. 20.10.2006). Ряд популярных газет и журналов особенно экономического и технического содержания, продолжал издаваться на русском языке.

В начале и середине первого десятилетия 2000-х гг. этноязыковые аспекты жизни русских, по сравнению с серединой 1990-х, стали менее острыми, причем не только из-за смягчения этноязыковой политики, но и благодаря постепенному приобщению русского населения к молдавскому языку.

Согласно материалам переписи населения Молдовы 2004 г., свободно владели молдавским языком 27,4% русских, что было заметно больше, чем в 1989 г. (11%). А согласно этносоциологическим опросам, с 1993 по 2007 гг. доля русских (в городах), в той или иной мере владеющих молдавским языком, увеличилась с 21 до 43%. Особенно широко молдавский язык был распространен среди молодежи, им владело, по данным опроса, свыше половины русских юношей и девушек.

Очередная смена власти в республике вновь заставила заволноваться местное русское население.

Правда, новое руководство страны, позиционируя себя перед стр. европейскими странами в качестве демократического, публично высказывалось против неравенства этнических меньшинств. Однако многое в Молдове стало напоминать годы "этнической мобилизации". Процесс вытеснения русского языка из тех сфер, где он еще хоть как-то сохранил свои функции - не только из образования, но и из медицины, юридического и бытового обслуживания - стал вновь набирать обороты.

Наряду с этнополитическими и культурно-языковыми условиями, принципиально важную роль в изменении положения русских в Молдове сыграли и социально-экономические. В первые годы после распада СССР населению стран, возникших на его руинах, выпали серьезные испытания, связанные с начавшимся экономическим кризисом и рыночными реформами. Молдове пришлось особенно тяжело. Жестокий удар, помимо экономического кризиса, ей нанес массовый отъезд квалифицированных кадров (преимущественно на заработки), а также потеря части индустриальных мощностей, расположенных на левом берегу Днестра и отошедших к Приднестровской Молдавской республике.

Со второй половины 1990-х гг. Молдова постепенно начала оправляться от последствий экономического спада. Как и в других постсоветских странах, в процессе стабилизации экономической ситуации в республике обозначилась тенденция и к постепенному повышению материального достатка ее граждан, сокращению уровня безработицы. Тем не менее, к концу первого десятилетия нового века Молдова среди других стран СНГ занимала одно из последних мест как по уровню ВВП на душу населения, так и по размеру среднемесячной заработной платы (Содружество..., 2010. С. 32).

Принципиальное значение для населения Молдовы, особенно для русского, имели рыночные преобразования. В начале 2000-х гг. частная форма собственности стала доминировать и по числу занятых, и по стоимости выпускаемой продукции. Основой частного предпринимательства стал малый бизнес, на долю которого уже в начале 2000-х гг. приходилось 93% всех предприятий и 30% всех занятых (Содружество..., 2002. С. 133;

Содружество.., 2010. С. 199).

Все эти новые процессы и явления коренным образом отразились на положении местного русского населения, обусловив серьезные перемены в таких ключевых аспектах его жизни, как демографическое поведение и сфера труда.

Динамика численности русского населения Произошедшие в 1990-е гг. изменения привели к коренным демографическим переменам. По переписи населения РМ в 2004 г. число ее жителей составило 3 388 тыс. человек, что на 208 тыс.

меньше, чем в 1989 г. (по сопоставимым территориям, без учета численности населения Приднестровской Молдавской Республики). Особенно уменьшилась численность (в 1,7 раза) русского населения. По данным 2004 г., русских насчитывалось немногим более двухсот тысяч, 57% от их числа в 1989 г. Столь заметное уменьшение было детерминировано их миграциями за пределы страны, этнотрансформационными процессами, когда часть русских, особенно в национально смешанных семьях, поменяла свою этническую идентичность, а также процессами депопуляции.

Уровень смертности русских, начиная с 1994 г., заметно превышал их рождаемость. В итоге, резкое снижение абсолютной численности русского населения привело к уменьшению их доли в населении страны - с 9,8% в 1989 г. до 5,9% в 2004 г. (см. Перепись населения..., 2006. С. 301, 326).

Произошла смена урбанизационной динамики с положительной на отрицательную. К 2004 г.

соотношение городского и сельского населения в РМ было совсем иным, нежели накануне распада СССР. Доля горожан, которая в советской Молдавии неуклонно росла, понизилась с 47 до 39%, что отчасти было связано с отделением Приднестровья, включающего крупные города Тирасполь, Бендеры, Рыбница и др. Причем снижение доли городского населения по-разному затронуло этнические группы. Если в 1959 г. доля русских в составе городского населения была высокой стр. (30,4%), то к 2004 г. она снизилась до 12,7% (у молдаван поднялась с 28% до 63%). Среди селян русские в 1959 г. составляли 4,4%, а в 2004 г. - 1,7%.

Существенно изменилась возрастная структура русского населения республики. По данным последней переписи 2004 г., у русских доля детей в возрасте до 9 лет составила всего 7,6%, что было существенно меньше (в 2,6 раза), показателей 1989 г., тогда как удельный вес пожилых людей (старше 50 лет) достиг свыше трети численности русских республики. Исключительное влияние на изменение возрастной структуры их оказали не только изменения в процессах рождаемости, но и усилившийся в постсоветский период миграционный отток в Россию, особенно вымывание из страны населения в активном трудоспособном возрасте.

Материалы многолетних "замеров" миграционной активности русского населения, проведенных авторами, дают возможность проанализировать процессы его миграции в течение 15 постсоветских лет (1993 - 2007 гг.). После острых межнациональных конфликтов начального периода суверенизации РМ уровень потенциальной миграции русских был довольно высок, составив в 1993 г.

25% (среди горожан, в Кишиневе - 29%). Это значило, что каждый четвертый русский городской житель Правобережной Молдовы намерен был в перспективе уехать. К концу 1990-х гг. показатель стабилизировался на уровне 10 - 11%. Сказалось влияние нескольких факторов. Во-первых, большая часть желающих уехать русских уже покинула республику;

во-вторых, зачастую чужой неудачный опыт миграции заставлял задуматься о целесообразности этого шага, более взвешенно оценить преимущества и потери от переезда;

в-третьих, годы, прошедшие со времени распада Союза, дали некоторым русским возможность как-то приспособиться к новым условиям существования;

в четвертых, ситуация, во многом обусловленная экономическими трудностями в стране, отодвинула межнациональные конфликты на второй план, заставила часть русских изменить свои прежние намерения и т.д. Но в начале XXI в. уровень потенциальной миграции русских вновь возрос, однако причины этого лежали не столько в этнополитической, сколько в экономической сфере. Это подтверждается и высокой степенью потенциальной миграции молдаван, хотя в 2003 г. доля лиц, намеревавшихся мигрировать, среди них была еще заметно ниже, чем среди русских. Это можно объяснить, на наш взгляд, остатками эйфории от потенциальных возможностей, связанных с "титульным" статусом в республике.

По данным этносоциологического исследования 2007 г. среди опрошенных горожан 20% русских (и 18% молдаван) высказали желание уехать. Тех, кто не собирался никуда уезжать, среди русских - 56%. Видимо, на этот показатель значительное влияние оказывает возрастная структура русского населения с большим числом пожилых людей, для которых решение о миграции уже трудно осуществимо. Доля русских;

не принявших определенного решения, - 24%;

молдаван - 22%.

Направления возможной миграции русских и молдаван существенно различаются и меняются во времени. Так, по данным исследования 2003 г. (N 600), почти 70% русских потенциальных мигрантов были ориентированы на Россию, 13% - на страны дальнего зарубежья. Большинство (46%) молдаван ориентировались на переезд в дальнее зарубежье;

в Россию - 29%. В 2007 г. (N 600) направленность потенциальных миграционных потоков несколько изменилась: у молдаван, при сохраняющейся доминирующей ориентации на страны дальнего зарубежья, заметно сократилось стремление к переезду в Россию. То же можно сказать и о русских: ориентированных на переезд в Россию стало меньше, а на дальнее зарубежье больше.

Что "выталкивает" русских за пределы страны? Если в начале 1990-х гг. преобладающими были этнически окрашенные миграционные мотивы, связанные с ухудшением межнациональных отношений, унижением национального достоинства, законами, ущемляющими права национальных меньшинств, сужением сферы использования русского языка, в т.ч. в образовательных целях, то к концу 1990-х гг. в структуре мотивов доминирующей стала экономическая составляющая. При этом в мотивации русских определенное место осталось за причинами, связанными с этничностью:

невозможность получить желаемое образование на русском языке и определенная напряженность в межнациональных отношениях. Исследование 2007 г. показало практически аналогичную 2003 г.

структуру миграционной мотивации.

стр. В наши дни политическая и социально-экономическая ситуация стремительно меняется, у людей расширяются границы выбора, и мигранты, не ориентированные на смену постоянного места жительства, зачастую ограничиваются временным выездом из страны. В 2007 г. в городах почти половина опрошенных русских (47%) хотела бы уехать из Молдавии на заработки или уже работает за границей. Часть из них (26%) ориентирована на то, чтобы вернуться через какое-то время назад. А вот каждый 5-й опрошенный хотел бы устроиться за границей на постоянное жительство. Направленность потенциальной миграции русского населения показала, что самой притягательной страной приложения труда у его представителей является Россия, куда хотел бы уехать каждый второй потенциальный мигрант из всех выразивших намерение отправиться на заработки.

Рассмотрим еще один фактор, оказывающий влияние на численность русских, - межнациональнные браки. В целом по республике доля национально-смешанных браков на протяжении последних сорока лет последовательно снижалась: с 32% в 1970 г. до 28% в 2009 г. Это снижение зависело, прежде всего, от уменьшения доли межнациональных браков у наиболее многочисленной нации республики - молдаван: с 15% в 1970 г. до 9% в 2009 г. Для русских, как и остальных национальностей (украинцев, болгар и пр.), характерна противоположная тенденция - увеличение доли межнациональных браков.

Если в 1970 г. каждый второй заключаемый брак у русских был национально-смешанным, что являлось высоким показателем и свидетельствовало о прорыве эндогамии, то в 2009 г. у них уже каждые три брака из четырех были межэтническими. К началу XXI в. этническая картина браков в Молдове существенно изменилась. У титульного этноса республики, а также у гагаузов отчетливо проявилась тенденция к увеличению доли моноэтничных браков;

у русских и остальных национальностей - к росту доли межэтнических браков. Общей тенденцией для всех национальностей было снижение доли браков, заключаемых с русскими.

Происходящие радикальные изменения в динамике и структуре брачности у разных национальностей Молдовы детерминированы общим повышением моноэтничности населения республики, обусловленным целым рядом факторов, в числе которых снижение рождаемости, идущее более быстрыми темпами у русского, украинского и болгарского населения;

безвозвратные миграции русского и другого славянского (украинцев, белорусов) населения, начавшиеся с конца 1980-х гг.;

проводимая в республике этноориентированная политика с приоритетом прав титульной нации. Все это не могло не привести к определенному увеличению числа браков нетитульного населения республики с молдаванами, когда альтернативой миграции из страны выступает стратегия на ассимиляцию, если не для самих брачных партнеров, то их детей. Но эта усиливающаяся межэтническая брачность нетитульного населения с молдаванами, в силу сокращения численности молодежи нетитульных национальностей, относительно невелика и не мешает проявлению общей тенденции увеличения доли моноэтничных браков у молдаван.

Принимая решение о национальности своего ребенка, родители исходят из многих обстоятельств, среди которых: "престижность" той или иной национальности;

"выгода" от принадлежности к той или иной этнической группе в данных условиях и в данное время;

желание, чтобы ребенок продолжил этническую линию родителя и др. Среди опрошенных в конце 1990-х гг. русских молодых людей лишь около 4% выразили желание, чтобы дети были зарегистрированы как русские;

только 17% хотели бы, чтобы их дети выросли людьми, знающими русский язык и культуру. В исследовании г. получены аналогичные результаты, соответственно - 8 и 12%. Конечно, это не означало, что остальные респонденты (их большинство) выступали за смену этнической принадлежности детей.

Возможно, этнокультурный фактор в данном случае не имел особого значения.

Говоря о "демографических рисках" для русских Молдовы, следует признать их высокими, а демографические перспективы русской диаспоры - неутешительными: практически двукратное сокращение численности русского населения за постсоветский период, резкое снижение и без того низкого уровня рождаемости, депопуляция, масштабные миграции из страны молодых трудоспособных людей, высокий уровень потенциальной миграции, существенное постарение русского населения. Демографи- стр. ческое поведение сегодняшних русских, живущих в независимой РМ, существенно отличается от их поведения в условиях бывшей союзной республики Молдавии. Во-первых, у них значительно возросла межэтническая брачность, главным образом, за счет повышения доли их браков с молдаванами. Во-вторых, у русской молодежи, состоящей в смешанных браках, наблюдается стремление к выбору для своих детей нерусской национальности, что демонстрирует наличие установки на естественную ассимиляцию. Это свидетельствует, что и межнациональные браки в современных условиях будут способствовать снижению численности русской диаспоры в Молдове.

Изменения в отраслевой занятости и социально-профессиональном составе русских За постсоветский период произошли радикальные изменения в картине трудовой занятости русского населения, в социальном статусе русских. Определяющую роль в этом сыграли три фактора - новая этноязыковая политика в республике, характеризующаяся вытеснением русского языка из большинства сфер жизни, а русскоязычных работников - из многих профессионально-отраслевых групп;

экономический кризис и деиндустриализация экономики - распад тех хозяйственных отраслей, где в силу особенностей межэтнического разделения труда были сконцентрированы русские;

ставшая следствием этих явлений массовая миграция русских, в том числе высококвалифицированных, за пределы Молдовы.

Серьезные перемены произошли в отраслевом составе занятого русского населения, а также, что не менее важно, в уровне представительства русских в отдельных профессионально-отраслевых группах:

в одних он существенно упал, в других, напротив, заметно повысился. Динамике отраслевого состава работников русской национальности были свойственны общереспубликанские тенденции, но она имела и свои специфические черты. Как и в целом по республике, у русских стало принципиально иным соотношение численности работников индустриальных отраслей и сфер торговли и обслуживания. Но показатели снижения промышленно-производственных кадров у местного русского населения выглядели катастрофичнее, чем в целом по республике, так как кризис поразил в первую очередь передовые, высокотехнологичные производства, где работала значительная часть русских.

Если по абсолютной величине все занятое в промышленности и строительстве население Молдовы в период с 1989 по 2004 гг. (по данным соответствующих переписей населения) сократилась втрое, то среди русских - почти в 7 раз (Перепись населения..., 2006).

Доля работников индустрии в составе русских горожан опустилась до 30% (ранее их было более половины). По массовости людей, занятых в промышленности, строительстве, на предприятиях транспорта и связи, русские утратили прежнее лидерство. В этом отношении молдаване, украинцы, гагаузы, трудившиеся преимущественно на предприятиях легкой и пищевой отраслей, многие из которых сумели уцелеть в кризисные годы, практически догнали русских. Уровень представительства работников русской национальности в индустрии понизился. Но при этом выросла их часть среди рабочих машиностроения и металлообработки, железнодорожного транспорта, строительства, потерявших немало квалифицированных рабочих-молдаван, отправившихся на заработки в другие страны.

В то же время в торговлю и обслуживание приток русских, утративших свою прежнюю трудовую нишу в силу экономических и этноязыковых причин, оказался интенсивнее, чем у молдаван.

Удельный вес персонала этих отраслей у русского городского населения превысил соответствующий показатель у молдаван (составив более трети занятых), что шло в разрез с характером прежнего межэтнического разделения труда. Усилилась активность русских в финансово-кредитной сфере и в таких сравнительно новых службах, как управление имуществом, туристический бизнес, индустрия развлечений, компьютерное обеспечение и т.п.

Если процесс сокращения занятости русского населения индустриальным трудом и рост его ориентации на отрасли торговли и сервиса, несмотря на ряд особенностей, находился в русле общереспубликанских тенденций, то сужение круга работни- стр. Таблица Представительство русских в составе работников государственного и хозяйственного управления (индексы) Категории работников Индексы представительства русских Работники органов законодательной власти республиканского уровня Работники органов исполнительной власти республиканского уровня Работники органов исполнительной и законодательной власти местного уровня Руководители общественных организаций Руководители крупных и средних предприятий в сфере производства Руководители крупных и средних предприятий в непроизводственной сфере Руководители малых предприятий в сфере производства Руководители малых предприятий в непроизводственной сфере Примечание. Таблица составлена по материалам переписи населения Республики Молдова 2004 г.

Величина индекса равна частному от деления доли русских в той или иной отрасли хозяйства на долю русских в занятом населении, умноженному на 100. Величина индекса, превышающая 100, говорит о повышенном участии русских в данной отрасли, ниже 100 - о пониженном. Чем выше индекс, тем, соответственно, весомее уровень представительства русских.

ков медицины, образования, юриспруденции и особенно управления было характерно только для русских. Постепенное вытеснение русских из властных структур, обозначившееся еще в 1980-е гг., распространялось на все уровни власти (табл. 1). На фоне роста республиканского показателя численность государственных чиновников в составе русских падала. С 1989 по 2004 гг. в расчете на 10000 занятого городского населения у молдаван она выросла более чем в полтора раза, а у русских во столько же раз снизилась. Представительство русских резко сократилось во всех сферах, прямо или косвенно связанных с властными функциями (полиция, таможня, юридический персонал, разного рода инспекторы, служащие статистических управлений т.п.).

Такие же тенденции, как в сфере управления, действовали и в отраслях образования и медицины. Так, например, среди учителей, врачей, специалистов в области права (в городском населении) доля русских упала до 8%, что было заметно ниже их пропорций в населении. Особенно существенно были потеснены русские в гуманитарной сфере научной деятельности. В 2004 г. доля работников русской национальности здесь опустилась до 8%, став в полтора раза ниже их доли в городском населении республики. Зато среди физиков, химиков, математиков, геологов удельный вес русских поднялся до 23% (т.е. оказался непропорционально высоким). Несомненно, что подобная ситуация, помимо прежней трудовой межэтнической кооперации, поддерживалась и новой кадровой политикой, нацеленной на "выдавливание" русских в отрасли, далекие от сфер управления, идеологии, формирования общественного мнения и т.п. В более-менее благополучном положении оказалась русская творческая интеллигенция. Среди писателей и деятелей искусства доля русских осталась довольно высокой.

Многие рассмотренные выше процессы воспринимались основной массой русского населения Молдовы крайне негативно и болезненно, тем более, что значительная его часть связывала их, прежде всего, с этнической дискриминацией. Но в этих процессах просматривались и некоторые позитивные черты. Благодаря профессионально-отраслевой перестройке русские смогли сохраниться в голодные 1990-е гг., стр. и даже постепенно вернуть прежний "социальный вес", в какой-то мере восстановив былые социально-экономические позиции хотя бы в частном секторе экономики. Важно отметить также, что, в силу менее значительного сокращения относительной численности занятых в отраслях науки, медицины, образования, культуры по сравнению с индустрией и существенного роста в сфере торговли и обслуживания, был в основном ликвидирован имевшийся ранее "индустриальный крен" отраслевого состава русских. Они во многом утратили свою прежнюю профессионально-отраслевую обособленность, сблизившись по характеру труда с представителями других этнических общностей.

Что касается социально-профессионального состава русских, то произошедшие в нем перемены также носили неоднозначный характер. С одной стороны, имело место повышение среди русского населения, как и по республике в целом, относительной численности работников умственного труда, в том числе квалифицированного, с другой, - отмечалось заметное падение уровня его представительства в составе республиканских специалистов и руководителей за счет серьезных этнических различий в темпах роста этой группы. Как для русских, так и для молдаван было характерно сокращение доли квалифицированных рабочих. Но у молдаван одновременно снизился и удельный вес работников мало- и неквалифицированного физического труда, у русских же эта группа практически не изменилась, а уровень представительства в ней людей русской национальности возрос (табл. 2).

Хотя русские пока еще остаются этнической группой с одной из наиболее массовых групп интеллигенции, в ближайшей перспективе ситуация может принципиально измениться за счет того, что в Молдове, как и в других постсоветских странах, темпы роста интеллигенции из среды титульного народа гораздо интенсивнее, чем у местных русских (соответственно в 2 и 1,4 раза за период между переписями 1989 и 2004 гг.) [Арутюнян.,., 1999. С. 27]. При этом в настоящее время, как и в прошлом, русские продолжают опережать молдаван по образовательному уровню, в том числе по доле людей с высшим образованием. Если по относительной численности специалистов, занятых на должностях, требующих высшего или среднего специального образования (по городскому населению), молдаване в 2004 г. уже вплотную приблизились к русским, то по количеству людей с дипломами вузов и техникумов они еще отставали примерно в 1,4 раза. Конечно, подобное отставание выглядело заметно скромнее, нежели в прошлые годы, но при сопоставлении этих данных с относительной численностью у молдаван и русских специалистов и руководителей выступало красноречивым свидетельством социального неравенства русских.

Сокращение представительства русских в составе республиканской интеллигенции и снижение образовательного уровня русской молодежи, а также рост относительного числа русских в составе работников мало- и неквалифицированного физического труда можно считать показателями негативных тенденций в развитии социальной Таблица Социально-профессиональный состав русских (городское население) (%, индексы представительства) Социально-профессиональные 1989 группы % Индексы % Индексы Руководители 7,1 124 13,3 Специалисты высшей 19,6 135 21,8 квалификации Специалисты средней 7,5 111 13,3 квалификации Служащие 12,7 120 11,8 Квалифицированные рабочие 37,2 95 24,2 Мало- и неквалифицированные 15,8 62 15,6 рабочие Примечание. Таблица составлена по материалам переписей населения 1989 и 2004 гг. Расчет индекса представительства см. в сноске к табл. 1.

стр. Таблица Представительство русских в ряде профессионально-отраслевых групп, характерных для рыночной экономики (городское население) (индексы) Профессионально-отраслевые группы Индексы представительства Руководители малых экономико-социальных единиц Руководители подразделений, осуществляющих общую коммерческую деятельность, операции с недвижимостью, посреднические и др. услуги Специалисты по предпринимательской деятельности Специалисты в финансово-банковской сфере Руководители подразделений по маркетингу и сбыту продукции Средний персонал в области финансов и недвижимости В том числе:

дилеры, брокеры работники по продаже имущества агенты по техническим и коммерческим продажам Примечание. Таблица составлена по данным переписи населения Республики Молдова 2004 г. Расчет индекса представительства см. в сноске к табл. 1.

структуры русских в современной Молдове. Вместе с тем, согласно опросам русского городского населения за ряд лет, в последние годы в сравнении с началом и серединой 1990-х гг. наметились позитивные сдвиги в положении русских, в их оценках социально-экономических позиций и жизни в целом. По многим показателям русские приблизились к молдаванам, хотя 10 - 15 лет назад их отставание было довольно заметным. Очевидно, русские, хотя бы не сразу, сумели воспользоваться возможностями, предоставляемыми рыночными реформами.

Русские в рыночной экономике. Понадобилось более 15 лет для того, чтобы не только изменились условия в Молдове для более активного участия русского населения в рыночных преобразованиях, но и сами русские осознали пользу рынка, убедились в том, что в частной сфере деятельности они могут чувствовать себя в более или менее равном положении с титульным народом. Материалы этносоциологических опросов отразили процесс постепенного приспособления русского населения к новой хозяйственной системе.

"Изгнанные" из государственных учреждений, обиженные ущемлением своих прав и потерей прежнего положения и одновременно еще обладающие определенными социальными амбициями и притязаниями, многие русские попытались найти свое место в частном секторе экономики.

Статистика показывает, что в составе работников ряда сфер деятельности, возникших на волне рыночных реформ, русские сумели занять относительно заметные позиции. Например, среди руководителей малых предприятий, специалистов по предпринимательской деятельности, специалистов в финансово-банковской сфере, специалистов по операциям с недвижимостью и продаже имущества, а также различных дилеров, брокеров и т.п. русские составили, по данным переписи 2004 г., от пятой части до четверти работников (при доле русских в городском населении менее 13%) (табл. 3).

Наглядным свидетельством растущих ориентации русских Молдовы на возрождение своего социального статуса с помощью новых экономических рычагов является все более широкое включение их в предпринимательскую деятельность. Формирование в среде русского населения нового социального слоя предпринимателей шло на первых порах довольно медленно и сложно. Но к началу нового века русские практически не отставали от молдаван по уровню участия в предпринимательстве, хотя молдаванам были созданы для этого гораздо более благоприятные условия. В составе самих предпринимателей русские играли далеко не последнюю роль. Весьма пока- стр. зательно, что среди упомянутых в сборнике "Кто есть кто в Молдове" за 2000 г. известных в республике предпринимателей русских насчитывалось около 20%, в то время как среди менеджеров и научных работников их доля составляла по 9%, среди политических и государственных деятелей - 5%, работников государственной администрации - 3% (при доле русских в занятом населении Молдовы в 2004 г. - 6,1%) (Кто есть кто..., 2001). Правда, в крупном предпринимательстве доминирующее положение занимали молдаване и румыны. Но руководителями малых предприятий нередко были и русские. Среди занятого русского населения доля руководителей малых предприятий, по данным переписи 2004 г., вдвое превышала среднереспубликанский показатель (3% против 1,5%).

Заключение. В целом можно сказать, что современное русское население Молдовы совсем не те русские, что жили в советской Молдавии. Произошедшие с ними перемены можно расценивать как результат неоднозначного процесса адаптации людей к резко изменившейся среде. Оставшиеся в республике русские, возможно, не самая продвинутая и образованная часть бывшего местного русского контингента, но сумевшая проявить весьма высокий адаптационный потенциал. В их арсенале были самые различные адаптационные методики и практики - от профессионально отраслевой переориентации и освоения рынка до интеграции в местную культуру, вступления в этнически смешанные браки и т.п.

Особое внимание стоит обратить на русскую молодежь, в руках, которой находится будущее русской диаспоры в Молдове. Судя по всему, представители молодежных возрастных групп (до 40 лет), социализация немалого числа которых проходила уже в условиях постсоветской Молдовы, хотя и испытывали немалые сложности в процессе обучения и получения специальности, довольно успешно сумели адаптироваться к новой жизни. Парадоксально, но в известной мере этому содействовала румынизация образования, в результате которой учащиеся школ все в большей массе приобщались к языку и культуре титульного народа. Сходную роль играло и снижение образовательного уровня русской молодежи, в сравнении со старшим поколением, сопровождавшееся уменьшением социальных запросов и амбиций молодых людей, чему способствовала этнополитическая ситуация в суверенной Молдове. Занимая менее престижные, но сравнительно хорошо оплачиваемые места, зная местный язык, имея широкую среду общения среди сверстников разных национальностей, не будучи отягощенными воспоминаниями о жизни в советской Молдавии, русские юноши и девушки во многих случаях ощущают себя достаточно комфортно. Весьма показательно, что русские 18 - 29 лет назвали своей Родиной Молдову в 57% случаев, СССР - в 20%, в то время как среди людей старше 60 лет это соотношение было иным - 31% и 50%. Принципиально важно, что около 60% русских юношей и девушек на вопрос, с какими социальными общностями они ощущают наибольшую близость, назвали жителей Молдовы;

людей той же национальности (т.е. русских) упоминали втрое реже. Это может служить показателем адаптации русских к новой среде.

Вместе с тем, судя по материалам исследований, адаптация русских в Молдове нередко сопровождается снижением их этнического самосознания. Этот процесс стимулируется условиями социального положения людей. Как показал анализ итогов опроса 2007 г., рост статусных показателей был характерен в большей мере для русских с менее актуализированной этничностью. "Истощение" русского ресурса, становящегося все заметнее вследствие низкой рождаемости, роста национально смешанных браков, усиливает возможность перехода Молдовы в состав Румынии, что неприемлемо для большинства русских и может стать новым миграционным импульсом. Однако, пока еще основная часть русских - это люди с высоким уровнем этнического самосознания (этническая принадлежность "значима" и "очень значима" для 56% русских горожан), ориентированные на русскую культуру и язык, с активной жизненной позицией. Среди них немало высокообразованных и высококвалифицированных кадров - ученых, политиков, бизнесменов, технических специалистов, творческих работников. В Молдове действуют влиятельные русские общественные организации. Все это может служить консолидирующим фактором жизнедеятельности русского населения в этой стране.

стр. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Молдова на пути к гражданскому обществу. М., 2007.

2. Нестерова С. Л. Защита и укрепление языкового и культурного многообразия в Молдове, как залог демократизации общества // Этносоциология и этносоциологи. Исследования, поиски, воспоминания.

М., 2008.

3. Остапенко Л. В., Субботина И. А. Русские в Молдавии: миграция или адаптация? М., 1998.

4. Перепись населения 2004. Статистический сборник. Кишинев, 2006. Т. 1. Демографические, национальные, языковые, культурные характеристики.

5. Независимая Молдова. 2006. 20 октября.

6. Содружество Независимых Государств в 2002 г. Статистический справочник. М., 2003.

7. Содружество Независимых Государств в 2009 г. Статистический справочник. М., 2010.

8. Экономика России и других постсоветских стран. М., 2005.

9. Арутюнян Ю. В. Постсоветские нации. По материалам серии "Этносоциология в цифрах". М., 1999.

10. Кто есть кто в Молдове? Ежегодник. Кишинев, 2001.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.