WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ П. А. СОРОКИНА В ПРЕДСТАВЛЕНИИ АМЕРИКАНСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ И. В. ПОНОМАРЕВА ПОНОМАРЕВА Инна Владимировна - преподаватель кафедры социологии Кубанского государственного

университета. (E-mail: podsadnyaya

Аннотация. Дается характеристика особенностей освещения в США социологического наследия П.

А. Сорокина. Раскрываются подходы Барри В. Джонстона, Лоуренса Т. Николса, Винсента Джеффриса и Эдварда А. Тириакьяна к освещению интеллектуального становления, научного творчества и академической карьеры российско-американского классика социологической мысли, приводится их аргументация в поддержку актуальности идей Сорокина и методологии интегрализма для общества и социологии XXI века.

Ключевые слова: американское социологическое сообщество * кризис сенситивной культуры * социальная реконструкция * альтруизм * интегрализм 2009 г., объявленный научным сообществом России "Годом Сорокина", ознаменовался рядом мероприятий, приуроченных к 120-летию со дня его рождения. В феврале состоялась Международная научная конференция "Питирим Сорокин в истории, науке и культуре XX века" (Сыктывкар, Республика Коми);

в марте в Сыктывкаре был образован научно-учебный Центр имени П. А. Сорокина [1];

в апреле была проведена Международная конференция: "Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии" (Санкт-Петербург);

в декабре проходила V Всероссийская конференция "Сорокинские чтения. Социальная и культурная динамика России в условиях глобального кризиса" (Москва).

Интерес его к творчеству высок и в США. К сожалению, имена и работы американских социологов сорокиноведов мало известны в России, хотя многие из них неоднократно участвовали в конференциях и семинарах в нашей стране. Их работы редко становятся у нас предметом обсуждения.

Мне известно только об одном случае: в рубрике "Научная жизнь" журнала "Социологические исследования" за 2009 г. [2, с. 141] упомянуто о том, что на конференции в Сыктывкаре1 Н. Зюзев представил доклад о восприятии теоретического наследия Сорокина современными американскими социологами. Автору статьи довелось столкнуться с их именами дважды. Впервые -на конференции Международной социологической ассоциации по истории социологии в 2007 г., когда после выступления с докладом о "долгом путешествии" по жизни и творчеству Сорокина [3, р. 11] мне был задан ряд вопросов об американских исследователях его идей;

во второй раз - совсем недавно, когда я получила на представленную в международный журнал статью замечания анонимных рецензентов, содержащие "обвинения" в игнорировании англоязычных источников. Все это побудило меня узнать:

что же думают о Сорокине по ту сторону океана, где он провел большую часть своей незаурядной жизни?

стр. Имеется в виду Международная научная конференция "Питирим Сорокин в истории, науке и культуре XX века" (Сыктывкар, февраль 2009 г.).

В рамках данной статьи будут рассмотрены взгляды четырех ведущих исследователей творчества Сорокина в США: Барри В. Джонстона, Лоуренса Т. Николса, Винсента Джеффриса и Эдварда А.

Тириакьяна.

Барри В. Джонстон - авторитетный биограф П. Сорокина, профессор отделения социологии Северо Западного Университета штата Индиана (Гэри), работавший там с 1973 г. и недавно вышедший на пенсию. Он автор двух фундаментальных книг о Сорокине [4;

5] и множества посвященных идеям Сорокина статей. Написанная Джонстоном интеллектуальная биография Сорокина [4] стала за рубежом настольной книгой практически каждого специалиста, обращающегося к его научному наследию. В отзывах о ней говорится: "Основанная на исчерпывающем исследовании работ Сорокина и архивов Гарварда, интервью с членами семьи Сорокина, его бывшими студентами и коллегами, эта биография возвращает Сорокина на его законное место в пантеоне американских интеллектуалов" [6].

Российские читатели не имели возможности ознакомиться с этой книгой, поскольку она ни разу не издавалась на русском языке, за исключением переводов отдельных фрагментов в отечественных социологических журналах [7] и неоднозначных комментариев по ее поводу со стороны некоторых отечественных социологов. К примеру, у Ю. В. Дойкова можно прочесть буквально следующее:

"...Барри Джонстон уделил русскому периоду жизни ученого всего двадцать страниц, а его жизни в Праге - несколько строк... Тем не менее, в том, что касается описания жизни Сорокина в США, книга Джонстона - значительный шаг вперед по сравнению с предыдущими исследованиями... Вместе с тем, к сожалению, за скрупулезным перечислением "откликов" на публикации Сорокина и кафедральных интриг в Гарварде в книге Джонстона как-то теряется облик великого мыслителя..." [8, с. 6].

Джонстон утверждает, что Сорокин - одна из наиболее эрудированных и в то же время противоречивых личностей в истории социологии [9, с. 13]. Для одних он предстает пионером и "законодателем" в таких областях исследований, как социальная мобильность, теория социальной стратификации, анализ социальных процессов в периоды революций, для других остается предметом споров и неприятных воспоминаний. Джонстон назвал Сорокина "пионером и изгоем" (outcast) [5, р. 1;

9, с. 14], а при характеристике его положения в американском обществе в ряде случаев применял к нему выражение "пария"2 [10, р. 229].

В интеллектуальном развитии Сорокина Джонстон выделяет христиано-пиетистическую, позитивистско-прогрессистскую и интегральную стадии [5, р. 2]. Рассматривая первую стадию, он описывает непростое, но прекрасное в силу религиозного и нравственного воспитания, детство Сорокина, проведенное на севере Вологодской губернии в среде Коми-зырян. Привитые ему в детстве трудолюбие, вера в добро, чувство красоты во многом пришли от его отца - ремесленника по металлу и дереву и набожного человека, строго соблюдавшего православные заповеди. В раннем подростковом возрасте П. Сорокин со старшим братом участвовал в ремонте церквей и реставрации церковной утвари. Ранний религиозный опыт сказался на социологическом творчестве Питирима Сорокина (достаточно упомянуть хотя бы о его призывах к преодолению кризиса современности через распространение идей альтруистической любви).

Вторая стадия связана с изменением духовных взглядов Сорокина под воздействием восстаний, революций, Первой мировой войны, тюрем. Джонстон пишет, что "из неоперившегося юноши (callow teenager) Сорокин трансформируется в политического интеллектуала и революционера" [5, р. 4], что он в 16 лет вступает в партию эсеров, знакомится с политическими трудами Н. К. Михайловского, П.

Л. Лаврова, П. А. Кропоткина, К. Маркса, М. А. Бакунина, В. И. Ленина. Представлена его учеба в Санкт-Петербургском университете и в Психоневрологическом институте. Оценивается влияние "русских учителей" - Е. В. Де Роберти и М. М. Ковалевского, а также Л. И. Петражицкого - на формирование Сорокина как социолога. Отмечается, что в особом интере- стр. Pariah (англ.) - принадлежащий к низшей касте в Индии, отверженный.

се Сорокина к проблемам социальной организации, социального порядка и динамики социальных изменений начальным импульсом явилось влияние М. М. Ковалевского;

проводившего сравнительные исследования эволюции политических и правовых учреждений. Истоки же интереса к рассмотрению роли альтруизма в социальной жизни, по поддерживаемому Джонстоном мнению Л. Д. Гурвича, восходят к религиозности Сорокина и к идеям Л. И. Петражицкого [5, р. 5]. Практическую задачу психологической теории права Петражицкий усматривал в выявлении духовно-нравственных оснований для совершенствования общественных отношений и достижения господства в обществе действенной любви. Сорокин использовал концепцию Петражицкого при объяснении роли норм морали и права в формировании социального порядка в группах и институтах [5, р. 27]. В ходе комментирования русских работ Сорокина за период 1910 - 1922 гг. [11, р. 28 - 42] Джонстон приходит к мысли, что корни всей сорокинской социологии лежат именно здесь. В период с 1914 по 1922 г.

Сорокин нередко сочетал интенсивную академическую работу с опасной политической деятельностью [5, р. 6]. Данная стадия завершается эмиграцией Сорокина из России.

Третья стадия, самая продолжительная и продуктивная, оказалась связана с его жизнью в США.

Джонстон констатирует, что отзывы на книги, написанные Сорокиным за годы работы в Университете штата Миннесота3, позволившие ему вырасти из ранга эмигранта до уважаемого ученого, показали, что, хотя Сорокин - противоречивая фигура, но это фигура, которую нельзя игнорировать [5, р. 13]. В период работы в Гарварде готовится и выходит в свет его "magnum opus"4 - "Социальная и культурная динамика" (1937 - 1941 гг.). По утверждению самого Сорокина, эта работа - более важная, чем любая из его предыдущих публикаций [4, р. 54 - 83]. Джонстон отзывается об ее роли в карьере Сорокина следующим образом: "Обосновавшись уже среди "старейшин" дисциплины, Сорокин теперь достиг места в пантеоне ученых, а его "транспортным средством" на этом пути была "Социальная и культурная динамика", представляющая интегрализм как систему" [5, р. 13 - 14]. Затем, с начала 1940 х годов5 Сорокин постепенно переходит к анализу проблемы социального кризиса и реконструкции общества, становится социологом-пророком [5, р. 18]. В этот период его беспокоили административные и кадровые проблемы, уменьшающееся число приглашений, потеря аспирантов и раздоры в отделе [7]. Изменение его положения в Гарварде тесно связано с его разрывом с Т.

Парсонсом. Описанию конфликта между двумя учеными, сыгравшего существенную роль в закате университетской карьеры Сорокина, Джонстон посвящает пятую главу в работе о его интеллектуальной биографии [4], а также отдельную статью [12, р. 107 - 127]. В них сообщается, что в годы Второй мировой войны произошла смена ориентации Гарвардского университета - от эры Лоуэлла6 (в которой главную роль играл Сорокин) к эре Конанта7 (доминирующее влияние в которой уже принадлежало Парсонсу). В 1946 г. с одобрения руководства Парсонс реорганизовал отделение социологии (созданное в 1931 г. Сорокиным) в отделение социальных отношений, которое он возглавлял в течение десяти лет. Новое административное и интеллектуальное начинание имело модернизированную междисциплинарную структуру, соединяющую в себе несколько поведенческих наук: социологию, социальную антропологию, социальную и клиническую психологию. Сорокину, к сожалению, не нашлось достойного места в новой структуре. Однако, на наш взгляд, Б. Джонстон несколько упрощает проблему, когда усматривает главную причину заката университетской карьеры П. Сорокина в конфликтах с Т. Парсонсом. Следует учитывать, что Гарвардский университет представлял собой элитарное учебное заведение, выступавшее оплотом американского консерватизма.

Для успешной карьеры в стр. "Листки из русского дневника" (1924 г.), "Социология революции" (1925 г.), "Социальная мобильность" (1927 г.), "Современные социологические теории" (1928 г.) и др.

Magnum opus (лат.) - крупное (выдающееся) произведение.

"Кризис нашего времени" (1941 г.), "Человек и общество в опасности" (1942 г.).

Эббот Лоуренс Лоуэлл - президент Гарвардского университета (1909 - 1933 гг.).

Джеймс Брайнт Конант - президент Гарвардского университета (1933 - 1953 гг.).

нем претендент должен был соответствовать требованиям политической лояльности. В этих условиях Сорокину удалось выступить организатором социологического факультета и оставаться его руководителем с 1931 по 1944 г. К моменту, когда ему пришлось покинуть этот пост, его профессиональные цели сместились к теоретическому изучению социальной реконструкции.

Рассматривая этот срез творчества Сорокина [5, р. 18 - 20;

13, р. 150 - 156;

14, р. 46 - 50;

15, р. 25 - 41], Джонстон показывает, что создание Гарвардского исследовательского центра по изучению творческого альтруизма (1949 г.) стало результатом профессиональных убеждений ученого.

Опираясь на англоязычный перевод статьи Сорокина "Л. Н. Толстой как философ" (1914 г.), выполненный Л. Николсом [5, р. 133 - 151], Джонстон проводит параллели между Сорокиным и Толстым и приходит к выводу, что их взгляды на мир, человечество, жизнь очень схожи в силу общей этничности, русского мировоззрения и философии, проповедующих превосходство чувств над рациональностью и наукой, уделяющих основное внимание душе, Богу, любви и альтруизму. Тема христианского подвижничества как приумножения любви становится одной из центральных в работе Сорокина "Пути и власть любви: типы, факторы и техники морального преобразования" (1957 г.) [16].

Центр по изучению творческого альтруизма разрабатывал проект социальной реконструкции, ориентированной на то, чтобы сделать людей и общество более гуманными. Достижению этой цели должна была помочь амитология - прикладная научная дисциплина, задача которой определялась как развитие способности к любви, дружбе и сотрудничеству в личных и социальных отношениях. За годы функционирования центра Сорокиным был написан ряд работ об альтруизме и любви8, обзор которых дает Джонстон [5, р. 305 - 316]. Как он полагает, именно такие интересы, в сочетании с пророческим и воинственным стилем несогласия, расходившимся с господствующим вариантом социологии, вывели Сорокина за пределы социологической дисциплины, ориентированной в то время на стандарты точных наук [9, с. 15]. В отличие от многих американских исследователей, Джонстон принимает зрелое видение Сорокиным интегрализма и подтверждает научный характер его поздних работ [17, р. 96 - 108]. Он также отмечает, что в апреле 1963 г. участники съезда социологов США избрали Сорокина президентом Американской социологической ассоциации, хотя его имя поначалу даже не было включено в бюллетени для голосования. В итоге американское общественное мнение вознесло опального и преданного забвению ученого к новому триумфу. Карьера Сорокина представлена как длительный и триумфальный поиск путей проникновения в самую суть последней реальности [17, р.

96 - 108].

Лоуренс Т. Николс - бывший заведующий отделением социологии и антропологии, профессор социологии Университета Западной Вирджинии (Моргантаун), осуществивший перевод ряда русскоязычных работ Сорокина, написанных им до эмиграции в США (в частности, статьи "Л. Н.

Толстой как философ" [5, р. 133 - 150] и нескольких "заметок социолога" [5, р. 151 - 156]). Исследуя взаимосвязи между российским периодом жизни Сорокина и его последующим интегрализмом, Николс констатирует, что Сорокин оставался в Америке в большей мере русской личностью, чем принято считать.

Он подвергает сомнению популяризированный в США дихотомичный образ творчества Сорокина (научное - до 1937 г. и ненаучное - три последних десятилетия его жизни). Николс рассматривает ранние "ненаучные" тексты Сорокина - колонки, написанные им для ежедневной политической газеты "Воля народа" [18, р. 139 - 155] как важный момент в продолжающихся всю жизнь попытках Сорокина примирить научную и ненаучную роли. В результате них он отказывается от идеала политизированной науки и начинает трактовать науку более широко как утверждающую трансцендентную реальность и святую ценность человеческой жизни [18, р. 153].

стр. "Альтруистическая любовь: исследование американских хороших соседей и христианских святых" (1950 г.), "СОС: значение нашего кризиса" (1951 г.), "Пути и власть любви" (1954 г.), "Власть и мораль: кто должен охранять охранников?" (1959 г.) и пр.

На основе собственных переводов и интерпретаций русскоязычных работ Сорокина, Николс приходит к пониманию того, что русский ученый начинал развивать интегралистские взгляды еще в ранних работах, задолго до написания "Социальной и культурной динамики", вопреки сложившимся представлениям, что интегрализм возник в период между 1937 и 1941 годами. Николс прослеживает взаимосвязи между интегрализмом и традиционным христианством, русской религиозной философией XIX -начала XX веков, и особенно традицией интуитивизма (Л. Н. Толстой, И. О. Лосский, И. В.

Киреевский, А. С. Хомяков, В. С. Соловьев), между интегрализмом и католицизмом, обращает внимание на интерес к интегралистской перспективе в творчестве Сорокина со стороны известных нам современных католических социологов (Б. В. Джонстона, В. Джеффриса) [19, р. 59 - 70;

20, р. 11 - 24].

Ряд исследований Николса посвящен взаимоотношениям Сорокина с американским научным сообществом в целом и Парсонсом - в частности. Он выделяет шесть этапов в его американской карьере: 1) 1924 - 1930 гг. - начало творческого роста;

2) 1930 - 1936 гг. - наивысший подъем;

3) 1937 - 1942 гг. - начало изоляции и отчуждения от американского социологического сообщества;

4) 1943 - 1947 гг. - падение научного авторитета;

5) 1948 - 1962 гг. - забвение;

6) 1963 - 1968 гг. - сорокинский ренессанс в американской социологии [21]. Возможными причинами асимметрии ролей, отводимых Сорокину и Парсонсу в формировании американской социологической школы, Николе считает соответствие ожиданиям академического сообщества в поиске истины (Парсонс) или отклонение от них (Сорокин);

способность (Парсонс) или неспособность (Сорокин) формировать социологические школы;

успешные (Парсонс) или неуспешные (Сорокин) отношения с аспирантами и коллегами [22, р.

335 - 355]. Разумеется, перечисленные Николсом факты, равно как и описанная Джонстоном институциональная обстановка в Гарварде, представляют лишь внешнюю сторону заката академической карьеры Сорокина и его конфликта с Парсонсом.

Но именно вненаучные (внешние, социальные) факторы, по мнению Милана Зафировского, профессора социологии Университета Северного Техаса (Дентон), лежат в основе приписывания Сорокину второстепенного статуса [23, р. 227 - 256]. Внутренние, научно-теоретические факторы, как ни странно, не столь ответственны за возникновение данной асимметрии, что связано с не всегда верной оценкой социологическим сообществом методологических оппозиций, выступающих содержательной стороной конфликта между двумя учеными. Забвение "Современных социологических теорий" Сорокина и возвышение статуса "Структуры социального действия" Парсонса представляются незаслуженными. Сравнительный анализ этих двух трудов позволяет выявить узость теоретической методологии Парсонса, впитавшей методологические посылки неоклассической экономики, имеющей индивидуалистски-утилитарный уклон, и плюрализм методологии Сорокина, которая лучше согласуется с классической социологической традицией.

Следовательно, нет концептуальных оснований предпочитать методологию Парсонса - референтную рамку действия в сочетании с системным подходом и функционализмом - интегрализму и холизму Сорокина [23, р. 229 - 231]. Весьма спорной оказывается приводимая Парсонсом аргументация в пользу конвергенции и унификации разных парадигм (Маршалл, Парето, Вебер, Дюркгейм) в рамках единой теории действия. Более обоснованным выглядит, как полагает рассматриваемый автор, плюралистический подход Сорокина, учитывающий значимые различия основных социологических теорий [23, р. 235 - 237]. Безосновательно и содержащееся в "Социальной системе" отрицание Парсонсом теории социальных изменений, развиваемой Сорокиным в "Социальной и культурной динамике" (если не считать за основание их личное соперничество) [23, р. 239 - 240]. Также неоправданно с точки зрения классической социологии микроскопичное определение Парсонсом социальной системы как любой системы взаимодействий двух и более акторов, как и вытекающее из него положение о множестве социальных систем. Макроскопичная концепция Сорокина, согласно которой есть одна социальная система - общество, представляется более полноценной и точной [23, р.

241]. Одним словом, достижения стр. Сорокина в теории далеки от того, чтобы быть менее значимыми, чем достижения Парсонса [23, р.

239].

Винсент Джеффрис - профессор социологии Университета штата Калифорния (Нортридж), организатор новой секции Американской социологической ассоциации по альтруизму и социальной интеграции, в задачи которой входят исследование, критическая переоценка, определение жизнеспособности и продвижение тех идей, которые в 1950 - 1960 годы развивали Сорокин и его сподвижники в Гарвардском исследовательском центре по изучению творческого альтруизма.

Джеффрис рассматривает творчество Сорокина через призму ныне модной холистической публичной социологии [24], приверженцем которой является профессор Калифорнийского университета (Беркли) Майкл Буравой. Социология в классификации последнего включает четыре формы практики:

профессиональную, состоящую из теоретических традиций и эмпирических исследований;

критическую, оценивающую фокус и направления дисциплины с позиций моральных ориентаций;

прикладную, формулирующую и проводящую в жизнь средства достижения определенных целей с помощью заказных социологических исследований;

публичную, осуществляющую коммуникацию и диалог с различной публикой в отношении социологического знания. Профессиональная социология сочетает инструментальную и внутриакадемическую ориентации, критическая - рефлексивную и внутриакадемическую, прикладная - инструментальную и внеакадемическую, публичная - рефлексивную и внеакадемическую [25, р. 4 - 28, с. 8 - 51;

26, с. 13 - 23].

Онтологической и эпистемологической базой профессиональной социологии Сорокина Джеффрис считает интегральную философию и метод ("тройственная" реальность, изучаемая социологией (личность, общество и культура), и "тройственная" эпистемология (рациональный, чувственный и интуитивный способы познания)), имеющие корни в русской традиции интуитивизма [24].

Интегральная перспектива способствует инкорпорированию религиозных идей в онтологию и эпистемологию социальных наук. Именно такие идеи могут служить ценностными ориентирами в исследовательских изысканиях критической и прикладной социологии. Как ученый, работающий в рамках католической традиции, Джеффрис находит у Фомы Аквинского ряд фундаментальных для интегральной перспективы идей: 1) извлечение правды из трех источников - веры, разума и чувств;

2) счастье - конечная цель человека;

3) добродетель и порок;

4) свободная воля, посредством которой индивиды применяют способность выбора [27, р. 25]. Системы Аквинского и Сорокина сходятся в признании важности благожелательной любви в жизни человека и общества [27, р. 32]. Джеффрис выводит следующие фундаментальные принципы интегрализма, производные от идей Сорокина: 1) интегральная система истины и знания включает чувство, разум и веру;

2) фокус интегральной науки - альтруизм любви и морали;

3) интегрализм - это глубокая переориентация и новые направления теории и исследований;

4) конечная цель интегральной социальной науки - реконструкция личности, общества, культуры [28, с. 13 - 17;

29, р. 43 - 58].

Критическая социология Сорокина для Джеффриса связана с интерпретацией существующих социокультурных условий (кризиса современной сенситивной культуры, наличия социальной стратификации, несправедливости власть имущих) и предложением более желательных альтернатив, где на первом месте стоят альтруизм и любовь [24].

Что касается прикладной и публичной социологии Сорокина, то их великой задачей Джеффрис видит содействие увеличению альтруизма и укреплению социальной солидарности [24]. Знание, полученное профессиональной социологией, и ценностная перспектива критического интегрализма предполагают, что самый мощный ответ на кризис нашей исторической эпохи может дать лишь альтруистическая любовь. Реконструкция в сторону большего альтруизма должна вовлекать все три части "неразделимого триединства" (личность, общество, культура). Каждый индивид должен самосовершенствоваться (с помощью хороших поступков, молитв, постоянной саморефлексии, общения с альтруистичными людьми и избегания контактов с людьми, стр. опирающимися в своем поведении на противоположные ценности), дабы стать более альтруистичным, а от действий индивидов зависит и культура общества в целом.

Джеффрис считает, что и холистическая модель публичной социологии, и интегральная система социологии содержат уникальный потенциал, способный объединить социологов различных ориентаций в сообщество ученых, стремящихся к знанию и поиску способов улучшения человеческих жизней и благополучия общества [24].

Эдвард А. Тириакьян - профессор Дьюкского Университета (Дурхам, штат Северная Каролина), любимый ученик Сорокина. Он называет Сорокина своим старшим другом, великим провидцем и пророком, критиковавшим современное модернизированное общество и предвидевшим его ценностный кризис [30, с. 18];

публичным социологом (в упоминаемой выше концептуализации Буравого), стремящимся пробудить не только представителей социологической профессии, но и всю американскую общественность [31, р. 32];

диссидентом, по разным поводам критикующим тривиализирование социологического исследования и пустую трату общественных денежных средств на исследования, подчеркивающие лишь негативные аспекты социальной жизни [31, р. 34];

социологом для двадцать первого века, иконой нашего нового столетия [31, р. 33];

предвестником будущего, а не фигурой из прошлого [31, р. 38].

Рассказывая о личном опыте балансирования между Сорокиным и Парсонсом (научным руководителем по своей диссертации), Тириакьян с грустью вспоминает, как эти два ученых сталкивались между собой, что к концу 1930-х годов большинство лучших и ярких студентов перешло от Сорокина к Парсонсу как главному наставнику [30, с. 22 - 23]. Он пишет, что на новом отделении социальных отношений Сорокин стал в сущности изгнанником, изолированным от обучения аспирантов, и что американская социология в целом в послевоенный период стала в большей степени социологией позитивистско-эмпирического исследования, опорой которого служило структурно функциональное теоретизирование Парсонса [31, р. 34]. Американская социологическая аудитория не могла принять на веру интегралистскую эпистемологию Сорокина, не дававшую привилегии правде рациональности над правдой веры и интуиции. Базовый американский оптимизм, заправленный прагматизмом, чувствовал себя неловко в свете оценки Сорокиным поздней модернизации, будучи на загнивающей чувственной стадии [32, р. 286].

В своих работах Тириакьян рассматривает взгляды Сорокина на проблемы взаимоотношений США и России, секса, морали и власти.

В 2007 г. была переиздана книга Сорокина "Россия и Соединенные Штаты" [33], впервые опубликованная в 1944 г. Автором нового введения к ней является Тириакьян. Он заявляет о том, что Сорокин удивительным образом сочетал знание инсайдера9 и аутсайдера10 [33, p. ix]. Сорокин определенно обладал знанием из первых рук о России, ему также довелось получить знание изнутри о США. Тириакьян пишет, что, хотя в 1940-х и 1950-х годах Сорокин был скорее аутсайдером в американской социологии, в 1960-х годах он дважды был признан как инсайдер: в 1963 г., когда был избран президентом Американской социологической ассоциации, и в 1969 г., когда студенты на знаменитой встрече представителей этой ассоциации в Сан-Франциско надели значки с надписью "Сорокин жив" [33, p. x].

Хотя Сорокин в сравнительном исследовании России и США и выделяет некоторые незначительные различия, он отмечает немало общего в ценностях и институтах этих двух стран. Они обе характеризуются единством многообразия, поскольку представляют собой сплоченное социальное целое, основанное на этнической и расовой гетерогенности, способствующей культурному богатству и многообразию. Россия и США - "плавильные котлы" различных расовых, этнических, национальных и культурных групп и людей [33, р. 33]. Для обеих стран также характерны относительно мирная стр. Инсайдер (англ.) - 1) член общества или организации, непосторонний человек, свой человек;

2) хорошо осведомленный, информированный человек.

Аутсайдер (англ.) - 1) посторонний человек, не принадлежащий к данному учреждению, кругу, партии;

постороннее лицо;

сторонний наблюдатель;

2) неспециалист, любитель.

экспансия, сходство менталитетов и моральных стандартов, демократической структуры основных социокультурных институтов (семьи, юридической и правовой системы, правительства, религиозных институтов). Сорокин утверждал о взаимодополняемости России и США и считал, что Россия должна обогащать культуру США, которые, в свою очередь, должны влиять на Россию с тем, чтобы она покончила с нарушениями прав человека. Он активно призывал к сотрудничеству двух стран в построении нового мирового порядка без войн [33].

Тириакьян утверждает, что работа "Россия и Соединенные Штаты" имеет кардинальное значение для международного порядка XXI века [33, p. xi]. Рассматривая черты сходства двух держав, Сорокин оказался прав в выводе о возможности прочного мира между двумя странами, несмотря на идеологические заявления времен холодной войны. Тириакьян считает оправдавшимся и диагноз Сорокина в отношении событий двух последних десятилетий: холодная война завершилась без вступления России и США в войну "горячую", несмотря на то, что нависший ядерный Дамоклов меч был невероятно близок к падению в нескольких случаях [33, p. xxvi]. Неожиданное ненасильственное расторжение биполярного мира времен холодной войны, триумф политической демократии и свободного рынка, по мнению Тириакьяна, сделали Россию зеркальным отражением США [33, p.

xxvii].

Касаясь проблематики национальной идентичности, общей сегодня для России и Америки, Тириакьян не разделяет взглядов Сорокина. Он считает устарелой и не отвечающей современной реальности позитивную оценку Сорокиным интеграции американского общества в силу продолжающихся глубоко натянутых отношений между белыми и афро-американцами, с одной стороны, и быстрорастущим латиноамериканским населением, с другой [33, p. xxvi]. Российская безоблачная реальность плавильного котла, с точки зрения Тириакьяна, также поставлена под вопрос в широком регионе Кавказа, по крайней мере, в отношении интеграции настроенных на отделение мусульманских этнических меньшинств Ингушетии, Дагестана и особенно Чечни [33, p. xxvi]. Тириакьян рискует предположить, что проблематика коллективной идентичности также происходит от вопроса о роли США как носителя имперской власти в однополярном мире. Он пишет, что трагические события сентября 2001 г., впервые объединившие всех американцев вместе в спонтанном патриотизме, подобно тому, который объединил всех русских во время нападения Гитлера в 1941 г., и джихад Усама бин Ладена, получившего свои базовые боевые навыки во время войны с русскими в Афганистане, имеют следствием то, что Соединенные Штаты стремятся стать военной империей, чтобы бороться против террористов и часто невидимых врагов [33, p. xxviii]. Работа Сорокина "Россия и Соединенные штаты", по словам Тириакьяна, предлагает нам зеркало, дающее возможность за непосредственными проявлениями увидеть более успокаивающую конфигурацию перспектив взаимоотношений двух наций, которые все еще могут так много предложить друг другу в духе сотрудничества и конгениальности [33, р. 6].

Проблемы, рассматриваемые Сорокиным в работах "Американская сексуальная революция" (1956 г.) и "Власть и мораль: кто должен охранять охранников?" (1959 г.), Тириакьян называет огромными "черными дырами" 1990-х годов, актуальными в США как нигде. По его мнению, лучший пример упадка чувственной культуры - радикальное ослабление сексуальной морали и рост преступности правителей [30, с. 28]. К сожалению, после смерти Сорокина сбылись его самые худшие опасения относительно роста сексуальной анархии (ранняя сексуальная активность молодежи, многочисленность сексуальных партнеров, поздние браки, высокая частота разводов, распространение порнографии, особенно детской, рост числа внебрачных детей, распространение инфекций и болезней, передающихся половым путем) [30, с. 29 - 30;

31, р. 36]. Сексуальная развращенность поздней модернизации, согласно Сорокину, дополняется политической развращенностью и коррупцией среди носителей политической власти. В письме Тириакьяну от 7 ноября 1957 г. он пишет: "Сейчас я работаю над небольшим томом о "преступности властвующих групп" и о великих переменах в правительствах, стр. которые происходят в настоящее время и будут происходить в ближайшем будущем (замена правительств политиков правительствами, состоящими из ученых и настоящих моральных лидеров)" [31, р. 36]. "Небольшой том" - "Власть и мораль" является дополнением к "Американской сексуальной революции" в анализе политической деградации общества на стадии поздней сенситивной модернизации. В этой работе содержится бичующая критика правящего класса в демократическом и авторитарном государствах, поддерживаемого идеологией и СМИ, превозносящими правителей. На первом месте в критике Сорокиным мировых лидеров (особенно лидеров супердержав - СССР и США) стоит то, что в то время как они убеждают мир в своей преданности благородным идеям, на практике они вовлечены в "холодные" и "горячие" войны и массовые репрессии. Тириакьян считает сбывшимися опасения Сорокина относительно правителей, угрожающих неугодным режимам применением против них современного оружия, а порой и применяющим его (американские бомбардировки Судана и Ирака, "холодная война" против Ирана), и морального разложения высшей политической элиты (интервью Моники Левински и спектакль об импичменте Билла Клинтона) [30, с.

30 - 31]. После теракта 11 сентября 2001 г. работа "Власть и мораль", по мнению Тириакьяна, стала еще более актуальной в нашем мире. Десятилетие после теракта подтверждает дальновидные замечания Сорокина полувековой давности относительно биполярного мира, если мы заменим в роли врага США Советский Союз на Аль-Каиду и радикальный ислам [31, р. 37]. Сорокин свято верил в то, что за стадией деморализации наступит интегральный период. Новый тип постсенситивного интегрального лидерства - правительства, состоящие из лидеров, информируемых наукой, с одной стороны, и моральными ценностями Правды, Доброты и Красоты, с другой [31, р. 37 - 38].

Итак, Б. В. Джонстон, Л. Т. Николс, В. Джеффрис и Э. А. Тириакьян - американские "поклонники" творчества Сорокина, выдающиеся сторонники интегрализма, отстаивающие его значимость и считающие, что именно с его помощью социология может, самосовершенствуясь, приносить пользу обществу. Все они являются проповедниками альтруизма. В статье, написанной ими в соавторстве, подчеркивается, что признание изучения альтруизма и социальной солидарности областью специализации внутри социологии могло бы внести важный вклад не только в эту дисциплину, но и в гармоничное развитие общества. Они призывают к исследованию этих позитивных феноменов (в противовес многочисленным исследованиям таких дисфункциональных явлений, как преступное поведение, расизм, сексизм, жестокие этнические конфликты и пр.) [34, р. 67 - 83].

Еще десять лет назад Джонстон удивлялся, почему социологи не пошли по "дороге интегрализма" [9, с. 23;

14, р. 51], а Тириакьян совсем недавно утверждал, что мы, возможно, все еще слишком сильно погружены в позднюю сенситивную культуру, чтобы быть готовыми к общему методологическому интегрализму Сорокина [31, р. 38]. Думается, что сегодня призыв к извлечению исследовательской программы интегральной социологии услышан, и современные российские и американские ученые пришли к осознанию сути интегрализма как мощной методологической базы, ориентированной на решение проблем общества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Сайт Центра имени П. Сорокина: http://www.pitirimsorokin.org/2009/09/29.

2. Шабаев Ю. Памяти П. Сорокина // Социол. исслед. 2009. N 6.

3. Podsadnyaya (Ponomareva) I. A Long Journey of Pitirim A. Sorokin // Abstracts of International Sociological Congress "Transatlantic Voyages". Nancy, 2007.

4. Johnston B.V. Pitirim A. Sorokin: An Intellectual Biography. Lawrence: University Press of Kansas, 1995.

5. Johnston B. V. Pitirim A. Sorokin: On the Practice of Sociology. Heritage of Sociology Series. Chicago:

University of Chicago Press 1998.

6. Johnston B.V. Pitirim A. Sorokin: An Intellectual Biography // http://www.kansaspress.ku.edu/2009/09/30/johpit.htrnl стр. 7. Джонстон Б. В. История опубликования декларации / Пер. с англ. Н. В. Деминой // Социол. журнал.

2002. N 2.

8. Дойков Ю. В. Питирим Сорокин. Человек вне сезона. Биография. Том 1. (1889 - 1922). Архангельск, 2008. Рукопись. http://www.doykov.1mcg.ru/data/books/Booklet_Sorokina.pclf 9. Джонстон Б. В. Питирим Сорокин и социокультурные тенденции нашего времени // Социол.

исслед. 1999. N6.

10. Johnston B.V. Pitirim A. Sorokin (1889 - 1968): Pioneer and Pariah // International Sociology. 1996. Vol.

II. N2.

11. Johston B. V., Mandelbaum N. Y. and Pokrovsky N.E. Commentary on Some of the Russian Writings of Pitirim A. Sorokin // Journal of the History of the Behavioral Sciences. 1994. Vol. 30. Issue 1.

12. Johnston B.V. Sorokin and Parsons at Harvard: Institutional Conflict and the Rise of a Hegemonic Tradition // Journal of the History of the Behavioral Sciences. 1986. Vol. 22;

Джонстон Б. В. Сорокин и Парсонс в Гарварде: институтский конфликт и происхождение ведущей традиции // Вестник Московского Университета. Серия 18. Социология и политология. 1995. N 2 - 3.

13. Johnston B.V. Pitirim A. Sorokin on Social Order, Change and the Reconstruction of Society: An Integral Foundation // Integralism, Altruism and Reconstruction. Essays in Honor of Pitirim A. Sorokin. Elvira del Pozo Avino (ed.). Publicacions de la Universitat de Valencia, 2006.

14. Johnston B.V. Integralism, Altruism and Social Emancipation: A Sorokinian Model of Prosocial Behavior and Social Organization // The Catholic Social Science Review. 2001. Vol. VI.

15. Johnston B.V. Pitirim A. Sorokin on Order, Change and the Reconstruction of Society: An Integral Perspective // Comparative Civilization Review. 1999. N 41.

16. Sorokin P.A. The Ways and Power of Love: Types, Factors, and Techniques of Moral Transformation / Pitirim Aleksandrovich Sorokin. Philadelpia & London: Templeton Foundation Press. 2002.

17. Johnston B. V. Integralism and the Reconstruction of Society: The Idea of Ultimate Reality and Meaning in the Work of Pitirim A. Sorokin // Ultimate Reality and Meaning. 1991. N 13.

18. Nichols L.T. Science, Politics, and Moral Activism: Sorokin's Integralism Reconsidered // Journal of the History of the Behavioral Sciences. 1999. Vol. 35. Issue 2.

19. Nichols L.T. The Diversity of Sorokm's Integralism: Eastern, Western Christian and Non-Christian Variants // Integralism, Altruism and Reconstruction. Essays in Honor of Pitirim A. Sorokin. Elvira del Pozo Avino-ed. Publicacions de la Universitat de Valencia, 2006.

20. Nichols L.T. Sorokin's Integralism and Catholic Social Science: Concordance and Ambivalence // The Catholic Social Science Review. 2001. Vol. VI.

21. Nichols L.T. Sorokin and American Sociology: The Dynamics of a Moral Career in Science // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment. J. Ford, M. Richard, P. Talbutt- eds. New Brunswick, New Jersey:

Transaction Publishers. 1996.

22. Nichols L.T. Deviance and Social Science: The Instructive Historical Case of Pitirim Sorokin // Journal of the History of the Behavioral Sciences. 1989. Vol. 25.

23. Zafirovski M. Parsons and Sorokin. A Comparison of the Founding of American Sociological Theory Schools // Journal of Classical Sociology. 2001. Vol. I.No. 2.

24. Jeffries V. Holistic Public Sociology: Pitirim Sorokin's Analysis of Culture, Social Structure and Altruism // http://www.pavelkrotov.com/2009/09/29/TheorvPublicSoc.html 25. Burawoy M. For Public Sociology (2004 Presidential Address) // American Sociological Review. 2005.

Vol. 70;

Буравой М. За публичную социологию // Социальная политика в современной России:

реформы и повседневность /под ред. П. Романова, Е. Ярской-Смирновой. М.: ЦСГПИ, Вариант, 2008.

26. Подвойский Д. Г. "Публичная социология" в прошлом и настоящем: утонение координат // Социол.

исслед. 2009. N 5.

27. Jeffries V. Foundational Ideas for an Integral Social Science Private in the Thought of St. Thomas Aquinas // The Catholic Social Science Review. 2001. Vol. VI.

28. Джеффрис В. Интегрализм П. А. Сорокина: новая общественная наука и реконструкция человечества // Социол. исслед. 1999. N11.

29. Jeffries V. The Eleven Thesis of Integralism // Integralism, Altruism and Reconstruction. Essays in Honor of Pitirim A. Sorokin. Elvira del Pozo Avino (ed.) Publicacions de la Universitat de Valencia, 2006.

30. Тириакьян Э. А. Питирим Сорокин: мой учитель и пророк современности // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Том II. Выпуск 1.

31. Tiryakian E.A. A Sociologist for the Twenty-First Century: Pitirim A. Sorokin // Integralism, Altruism and Reconstruction. Essays in Honor of Pitirim A. Sorokin. Elvira del Pozo Avino- ed. Publicacions de la Universitat de Valencia, 2006.

32. Tiryakian E.A. The Civilization of Modernity and the Modernity of Civilizations // International Sociology. 2001. Vol. 16. No. 3.

33. Sorokin P.A. Russia and the United States / With New Introduction by E.A. Tiryakian. New Brunswick, New Jersey: Transaction Publishers. 2007.

34. Jeffriss V., Johnston B.V., Nichols L.T., Olmer S.T., Tiryakian E.A., Weinstein J. Altruism and Social Solidarity: Envisioning a Field of Specialization // The American Sociologist. 2006. Vol. 37. No. 3.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.