WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПАРСОНС И СОРОКИН. СРАВНЕНИЕ ВКЛАДА В СОЗДАНИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ (Часть 2) М. ЗАФИРОВСКИЙ ЗАФИРОВСКИЙ Милан - профессор университета Северный Техас (США).

Содержание теорий: "Социальная и культурная динамика" против "социальной системы" "Социальная и культурная динамика" (1941) Сорокина и "Социальная система" (1951) Парсонса - это попытки создать содержательную социологическую теорию в отличие от более мета-теоретически ориентированных "Социологических теорий" и "Структуры". И хотя "Динамика" исследует факторы, образцы и результаты социокультурных изменений, а "Социальная система" - социальный порядок и социальную статику, сравнение их как примеров содержательных социологических теорий допустимо. Такое сравнение может обнаружить, что, несмотря на расхожее мнение, достижения Сорокина в теории далеки от того, чтобы быть менее значительными, чем достижения Парсонса. Но все же нужно остерегаться слишком резких оценок последнего (Black, 1961;

Gouldner, 1970;

Holmwood, 1996). Так, в части эмпирико-исторических оснований может оказаться, что первый во многих отношениях превосходит последнего. В этой связи Сорокина можно считать лучшим последователем классического подхода к разработке и обоснованию социологической теории, чем Парсонса. Этот подход воплощен Вебером и Дюркгеймом - социологами, оказавшими самое большое влияние на Парсонса (Holmwood, 1996: 126 - 30).

Возможности социальной динамики. Как "Структура" производит впечатление намеренно оскорбительного отклика на "Социологические теории", так и "Социальная система" Парсонса таит аналогичное намерение относительно "Динамики" Сорокина. Это касается той части "Системы", где говорится о возможности развернутой теории социального изменения (социальной динамики). Парсонс отрицает возможность динамики "на современном этапе науки" в теории Сорокина, которую он (с некоторой помощью Мертона [1996]) развивает в "Динамике" и других работах. Это отрицание направлено против версий общей теории социальных изменений Сорокина и Маркса (Giddens, 1984;

Gouldner, 1970). Интересно, что Парсонс игнорирует существование такой теории в социологии еще с социальной динамики Конта и Спенсера, в том числе в дарвинистской версии (Savage, 1981: 217 - 22), эквиваленте Маркса и Вебера, а также в неоклассической экономике, начиная с Милля (взявшего е у Конта).

1-я часть статьи опубликована в N 3 журнала "Социологические исследования".

стр. Видимо, Парсонс намекает, что Сорокин (или Маркс) просто не может справиться с поставленной в "Динамике" ("Капитале") задачей - дать анализ системы социальных изменений. Обоснованность отрицания Парсонса может вызвать вопрос: почему теория социальной структуры/системы возможна, а общая теория социальных изменений, включая революцию, нет? Парсонсу не нравится стандартная социальная динамика a la Конт и Спенсер, как и концепция законов движения Сорокина и Маркса. Но неодобрение Парсонса не делает общую теорию социальных изменений априорно невозможной или совершенно непригодной.

Отношение Парсонса к социальной динамике отразили внутренние противоречия "Социальной системы". В ней он принимает теорию социального действия Вебера, объединяя ее с теорией Дюркгейма: рационализация и функциональная дифференциация как основные тренды социальной динамики. Эволюционизм зрелого Парсонса (1966) есть не что иное, как образец общей теории социальных изменений, возможность которой отрицали Сорокин и другие не-парсонианцы, в том числе марксисты. Это можно интерпретировать как отрицание Парсонсом валидности любой теории социальных изменений (и социальной структуры), кроме собственной (Johnston, 1995).

Из сказанного ясно, что специфическое отношение Парсонса к "Социологическим теориям" и "Динамике" Сорокина (и к Марксу) мешает ему видеть возможность общей теории социальных изменений. "Социальная система", отрицание общей теории социальных изменений отражают, вероятно, личное соперничество, старание сместить Сорокина с его должности на факультете социологии в Гарварде, а также попытки установить гегемонию мысли в американской социальной теории (Buxton, 1996;

Johnston, 1995). Возможно, по схожим причинам мета-теоретический постулат о конвергенции в "Структуре"1 заменил плюрализм и дивергенцию социологических теорий, постулируемые в "Социологических теориях" Сорокиным. Личное соперничество с Сорокиным указывает на намерение Парсонса основать американскую школу социальной теории по своему образцу. В этом смысле взгляд Парсонса на социальную динамику можно рационализировать (в смысле Парето и Фрейда) обращением не только к посылкам социологии знания, но и психологии знания, - моральная карьера и идентичность в науке (Nichols, 1996).

Концепции социальной системы. Теория социальной структуры, системы и порядка Парсонса противостоит теории Сорокина. С точки зрения классической социологии (и экономики), однако, концепция социальной системы Парсонса представляется неполноценной по сравнению с теорией Сорокина. Это обусловлено в первую очередь неоправданным расширением (1951: 25 - 6) понятия социальной системы с целью охвата "любой системы взаимодействий" двух и более акторов. Такое определение социальной системы уникально, оно отходит от принятого в классической социологии употребления этого понятия, которой Парсонс отдает должное. В классической социологии социальная система, как е понимают Конт, Спенсер, Маркс, Дюркгейм, Парето, - это термин для описания общества в целом, а не его компонентов (такое значение социальной системы может быть лишь второстепенным), таких как социальные группы, организации и институты. Тем не менее, в трактовке Парсонса, даже интеракции двух элементов - диад и других малых групп - считаются "системами". Таким образом, его употребление понятия менее макроскопично, чем это оправдано с точки зрения классической социологии. Сорокин же использует понятие социальной системы макроскопично, структурально и в единственном значении (Tiryakian, 1996;

Wilkinson, 1966), тем самым, сближаясь с классической социологией. Для него, строго говоря, есть одна социальная система, а не их множество, - само общество. С такой точки зрения вряд ли правдоподобно или точно говорить о социальной системе (и, кстати, о социальной структуре) не в единственном числе. Употребление им стр. Еще один показатель нигилистского отношения к предшественнику - неприглядная роль Парсонса в замене в 1946 г.

названия созданного Сорокиным в 1930 г. факультета социологии в Гарварде факультетом социальных отношений, позже, когда деканом был Хоманс, вернувшего себе первоначальное имя (Johnston, 1996).

этого термина часто вводит в заблуждение из-за переходов от единственного числа к множественному, от психологического (субъективного) к структурному (объективному) определению социальной системы (Savage, 1981: 164 - 5). Кроме того, понятие "социальной системы" равнозначно преднамеренному превращению - часто с консервативно идеологической окраской - классического понятия общества и нормативной сферы в некую "систему".

Понятие социальной системы Парсонса включает в себя малые группы и большие коллективы;

хотя первые и именуются частичными, а вторые тотальными, ясно, что такое определение не соответствует классическому пониманию термина. Классическая социология редко двусмысленно определяет социальную систему, охватывая фактически все социальные агрегаты, большие и малые. Этот смысл социальной системы размыт в "Социальной системе".

В классической социологии социальная система - это социетальная система, некий эквивалент всему обществу, не его частям. Для Конта, Дюркгейма и Парето нет социальных систем внутри общества, ведь само общество - это и есть, строго говоря, социальная система.

Так и для экономистов нет экономических систем внутри экономики, ибо последняя и есть экономическая система. То же можно сказать о политической, культурной и других находящихся в обществе системах. То, что Парсонс называет социальными системами - есть не что иное, как различные части социальной системы или общества, такие как экономическая система, политическая система, культурная система или общность. Это социальные подсистемы, но не социальные системы, каковой является социетальная система, она же - общество. В этом смысле идея социальной системы Парсонса не только отходит от классического определения (в том числе понимания Спенсером социальной системы в социетальном смысле), но и менее согласованна.

В свою очередь, у Сорокина понятие социальной системы - макроскопичного, интегрального и динамичного культурно-социетального комплекса (Ford, 1966;

Hanson, 1996) - кажется более подходящим в плане близости классической традиции. Например, в "Социальной и культурной динамике" Сорокин говорит скорее о социокультурной системе (она же - общество), нежели Парсонс о социальной группе как об обществе и социальной группе одновременно в "Социальной системе". В отличие от последней, в "Динамике" нет двойственного понимания термина. В этом смысле макроскопичное, структурное и объективное понимание Сорокиным социальной системы и/или социальной структуры можно считать более определенным и строго очерченным, чем двусмысленное макро-микро, субъективно-объективное понятие Парсонса.

Итак, парсоновское понимание социальной системы, с точки зрения классики, слишком микроскопично и психологично (Savage, 1981: 193 - 4), как и большая часть его общей теории. На Парсонса повлияла общая теория систем, считающая физические и социальные явления "системами". В частности, Парсонс принял за чистую монету физиологическую, что общепризнанно, интерпретацию Хендерсоном концепции социальной системы Парето.

Аналитики считают, что Парсонс тем самым обнаружил беззаботность к несоциологическим ноткам этой интерпретации, так как Хендерсон был влюблен в Парето и мало знал о социологии (Buxton, 1996).

Специфическое влияние на Парсона общей теории систем и биологической трактовки Хендерсоном Парето особенно очевидно в "Социальной системе". Не всегда ясно, что именно Парсонс подразумевает под социальной системой: общество в целом, социальные группы, множество обществ (мировую систему) или все вместе? Однако преобладает микроскопичное, субъективное, психологическое понимание социальной системы как социальной группы, меньшей, чем само общество (Savage, 1981: 164 - 5, 193 - 4). Обозначение социальных групп, как и целых обществ, термином социальная система может ввести в заблуждение, несмотря на дополнение слова "частичная система" для различения двух значений. Употребление Парсонсом термина "социальная система" двойственно, одновременно обозначая и целиком социальную систему и общество - хотя редко мировую систему, в отличие от Сорокина (Tiryakian, стр. 1996) - но, чаще всего, частичные системы (социальные группы, ассоциации, организации).

Если бы Парсонс следовал образцам классической теории в использовании понятия социальной системы, он бы избежал какофонии смыслов. Будучи макроскопичным, или, по Сорокину - "интегралистским", такое употребление термина подразумевает равнозначность социальной системы и структуры общества (макро-социального порядка) как интегральной единицы. Именно в этом смысле понятие социальной системы использовано в работах большинства классиков социологии и экономики от Конта и Спенсера до Дюркгейма и Парето. В ретроспективе такая макромодель социальной системы представляется более адекватной, как минимум в плане ясности, согласованности и строгой четкости, чем микро макромодель, характерная для общей теории систем и близких ей концепций. Последняя особенно несовершенна при использовании в связи с такими понятиями, как экономическая, политическая и культурная системы, так как природа всех этих "систем" скорее макро-, чем микроскопична.

Так, после Вальраса и Парето экономисты использовали понятие "экономическая система" в четко макроскопическом, а не микроскопическом смысле. В результате, понятие общего экономического равновесия относится к экономике в целом и отделяется от частичного равновесия в отдельных производствах. Экономическая система в таком макроскопическом значении представляет собой системную единицу относительно экономики в целом, а не е отдельных предприятий, отраслей или рынков, что подразумевает микроскопическое значение. В этом смысле нет экономических систем, есть только экономическая система данного общества;

как и в отношении политической и культурной систем общества. Все эти системы можно назвать социальными системами из-за природы их происхождения, существования и включенности в общество. Однако это не подлинно социальные системы в категориях холизма, они лишь части всеохватной социетальной системы, компоненты, подсистемы общей социальной системы. То есть экономическая, политическая и культурная системы не самодостаточны по отношению к обществу (ср.: Bourricauld, 1981: 11 - 15). Они холистски связаны с конкретными сферами общества, которым они соответствуют:

экономика, политика и культура.

Согласно классическому подходу к экономической системе, с точки зрения холизма нет множества самостоятельных социальных систем данного общества - это система есть само общество. Если Парсонс под термином "социальная система" понимает общество, ему следовало бы всякий раз добавлять определение "тотальная", чтобы отличить е от социальных подсистем, таких как различные группы, экономическая, политическая, культурная и другие (под)системы. В противном случае, следует добавлять "частичные". Из за отсутствия этих уточнений в "Социальной системе" всякий раз приходится гадать, каков смысл "социальной системы".

Следовательно, разгадка парсоновской какофонии смыслов: один согласуется с классической традицией, другой навеян общей теорией систем - может лежать в однозначно холистском и макроскопическом понимании социальной системы. Так же как экономическая, политическая и культурная системы в холистском смысле могут пониматься как обозначающие экономику, политику и культуру в обществе, так и социальная система обозначает просто общество. По этой причине называть социум тотальной системой, а различные социальные группы или сферы - частичными системами решение, хотя и разумное, но не вполне удовлетворительное.

Теоретически подход Парсонса специфичен из-за того, что экономическая и политическая системы в узко холистском смысле могут рассматриваться как более "широкие", чем система социальная, если последнюю понимать в микроскопическом, нехолистском смысле в виде взаимодействующих социальных групп, как если бы общество было частью экономики или политики, а не наоборот. Это показывает неполноценность применения Парсонсом общей теории систем к обществу.

Это применение часто слишком расширенное, что показывает попытка Парсонса приложить теорию систем не только к макро-социологической теории социальной стр. структуры, но и к микро-социологической теории действия. В результате не только общества, их составляющие (группы и организации), но и действия становятся социальными системами.

Отсюда Парсонс выводит - или возможно адаптирует понятия Сорокина (1962) - социум, культура и личность, чтобы прийти к системам действий, а именно: личность, социальная и культурная системы (наряду с поведенческими организмами). Все это запутывает ситуацию.

Кроме приравнивания социальной системы к обществу и коллективу внутри общества появляется специфическое понятие "системы действий". Тем самым особая (sui generis) природа социальной системы как общества, не сводимого к действию, индивидуальным и субъективным компонентам, теряется (Savage, 1981: 193 - 4). Учитывая давнюю склонность микро-социологии к определению социальной системы как взаимодействующей группы, е редукции до "системы действия", хотя и коллективного, неудивительна.

С точки зрения макросоциологии, такая редакция допустима, пока подразумевается, что системы действия или акторы могут быть не только индивидуальными, но и коллективными.

Такой подход переняли даже некоторые теоретики-индивидуалисты (Coleman, 1990), отвергая представление, что социальные системы как общества и культурные системы (культуры в целом) могут быть акторами. Так от систем множества действия (multiple action systems) Парсонса остается только личность и частичные социальные системы, то есть социальные организации (коллективные акторы), - но не общества в целом.

С точки зрения классической социологии, понятие социальной системы Парсонса двусмысленно и неполно, и в этом есть некая ирония. Теоретики-классики, рассматриваемые в "Структуре", в их числе Парето, однозначно понимали социальную систему как макроскопическую, холистскую социетальную категорию. Почему Парсонс отказался от такого понимания ради общей теории систем, можно понять: Сорокин (1956) называет это научными причудами, модой и слабостями. Напротив, понятие социальной системы у Сорокина ближе к классике социологии, менее двусмысленно и менее несовершенно. Как у Дюркгейма, Маркса, Парето и других, социальная (социокультурная) система Сорокина отнесена в первую очередь к обществу, а не к отдельным его социальным агрегатам. То есть у Парсонса понятие социальной системы как микро-единицы (любая система взаимодействий) демонстрирует скорее псевдопсихологический, микро-социологический, чем структурный и макро-социологический уклон (Grafstein, 1992;

Savage, 1981).

Микро против макро. Псевдо-микроскопическая редукция социетальной системы - один из признаков микро-социологичного и частично психологичного уклона Парсонса к обществу и его элементам. Это отражено в теории действия Парсонса с е само-приписанной синтезирующей миссии по отношению к предшествующим теориям (Giddens, 1984: xiii-xiv).

Но многие современные социологи не заметили не только того, что социологическая теория Парсонса не является "чрезмерно социализированной концепцией человека" (Wrong, 1994:

213), но также сверх индивидуалистской или псевдо-психологической концепцией общества.

То есть Парсонс создал сверхиндивидуалистскую концепцию общества, где устойчивая социальная структура должна осмысленно отражать стандарты и образцы выбора, приписанного индивидам. Почти полное отождествление общества и обоснованной нормами структуры - это социализация индивида и ошейник для общества (Grafstein, 1992: 43).

Напротив, теория Сорокина, особенно в "Социальной и культурной динамике", близкая к описанию общества как сущности, не полностью сводимая к е индивидуальным единицам, может быть плодотворней с точки зрения европейской теоретической традиции.

В этом отношении Парсонс скорее социолог-номиналист и микросоциолог, чем социологический реалист и макротеоретик. Его социологический номинализм сводится к числовой модели общества, на что указывает идея общества как агрегата, возникающего из взаимодействий индивидов, а не нечто, явившееся и существующее само по себе (Savage, 1981). В защиту Парсонса можно сказать, что его подход - это не атомистский, а институциональный индивидуализм (Bourricauld, 1981: 11 - 15).

стр. Но все же, общество предстает как числовой продукт, возникший из арифметической суммы индивидуальных единиц их взаимодействий, а не как сущность, выходящая за пределы этих единиц (Frohock, 1987: 134 - 5). В сравнении с номинализмом Парсонса, унаследованного из метода агрегации в неоклассической экономике, даже Спенсер (1969: 7 - 8), признавая общество скорее как особую сущность, чем собрание индивидов, выглядит представителем макротеории и социологического реализма. Более того, даже некоторые современные социологи - теоретики рационального выбора (e.g. Coleman, 1990) - не рады такому методу агрегации.

Псевдо-психологистский микро-уклон Парсонса может иметь разные источники. Один из них - одержимость гоббсовой проблемой социального порядка, особенно е индивидуалистскими решениями и выводами, такими как межличностный нормативный и ценностный консенсус, утверждающий таким способом "изощренный, но все же произвольный идеализм" (Savage, 1981: 127). Другой - увлечение неоклассической экономикой, е индивидуалистскими и утилитарными гипотезами, основанными на упрощенной квази-психологии. Отвергнув утилитаризм Спенсера, Парсонс заимствовал нормы экономической (маргинальной) полезности у Маршалла и "политической пользы" у Гоббса.

Еще одна причина - возраставшее использование Парсонсом фрейдистских и других психологических теорий в социологическом теоретизировании, присвоение их терминологии и ложная увязка гоббсовой проблемы порядка с теорией Фрейда (Кауе, 1991). В результате Парсонс "зависит практически от того же неоднозначного психологизма" (Savage, 1981: 193), что и социологические теории (например, теория обмена Хоманса), прибегающие к некоему психологическому редукционизму, который сам Парсонс находил неприемлемым. Это можно расценить как любопытное непреднамеренное следствие того, что обычно считается системой, структурной социальной теорией. В целом, теория Парсонса более психологична, чем большинство классических социологических теорий, включая работы Спенсера и Зиммеля. Ввиду этого е можно назвать избыточно индивидуалистской теорией общества, не просто сверх-социализированной концепцией индивида, как обычно считают. Зная о псевдо психологическом налете социологии Парсонса, любопытно, как все это столь долго не замечали многие аналитики (исключения см.: Frohock, 1987;

Grafstein, 1992;

Mayway, 1984;

Rambo, 1995;

Savage, 1981).

Безусловно, Парсонс и Сорокин - анти-реалисты, или, иначе, номиналисты и в этом смысле индивидуалисты - в теоретико-философских ориентациях. Парсонс сломал классическую континентальную концепцию социального, отказался от (частично) социологического реализма и холизма а-ля Дюркгейм в пользу номинализма и индивидуализма, в смягченной форме утилитаризма и неоклассической экономики. Антиреалистская номиналистская позиция Сорокина тоже очевидна в "Социологических теориях" (отсюда его предпочтение Тарда Дюркгейму). Не имея ничего общего с утилитаризмом и неоклассической экономикой, эта позиция сливается с холизмом (интегрализмом) поздних работ Сорокина, в том числе "Социальной и культурной динамики". В этом смысле и Парсонс и Сорокин содействовали созданию в американской теории препятствий для реалистической традиции европейской социальной теории, тем самым поддержав господствовавшую в США идеологию индивидуализма.

Но все же между Парсонсом и Сорокиным формальная разница есть. У Сорокина номиналистский и микросоциологический элемент относительно менее выражен и менее спорен, с точки зрения классической социологии. По сравнению с анти-реализмом и индивидуализмом Парсонса, взятыми из утилитаристской экономики (отражение "политкорректной" идеологии США), социология Сорокина основана на интегрализме (Ford, 1996;

Hanson, 1996), который более сходен с социологическим реализмом и холизмом европейской социологии. В связи с этим позволительна интерпретация или предположение (Giddens, 1984), что оба теоретика избежали Сциллы номинализма, индивидуализма и Харибды реализма, холизма посредством интегрализма, а именно - двигаясь к интегральной концепции социальных норм (Talbutt, 1996). Неко- стр. торые социологи (Bourricauld, 1981;

Fararo, 1989;

Luhmann, 1995) нашли эти попытки у Парсонса, некоторые (Ford, 1996;

Nichols, 1996) - у Сорокина.

Разумеется, априорно ориентация на противопоставление социологического индивидуализма и номинализма холизму и реализму, или наоборот, не ведет к адекватной теории (Giddens, 1984). Вопреки предвзятой теории рационального выбора, мета-теоретическое использование социологического индивидуализма и отказ от холизма - не гарантия адекватности социологических теорий. Поскольку теория Парсонса более психологична и индивидуалистична, чем классическая европейская теория, ошибочно считать е слишком структурной или макро-социальной. В социологии Парсонса, как и в неоклассической экономике, социальные институты и нормы не более чем результаты и совокупности волюнтаристских индивидуальных действий (Frohock, 1987). Теория Парсонса представляет собой сверхиндивидуальную концепцию общества, так как для нее социальная структура отражает индивидуальные ценности и образцы действия - почти по теории рационального выбора (Rambo, 1995). Кроме того, не только социализация индивидов, но и псевдо социологическое строение общества подразумевает редукцию последнего к индивидуальным ценностям и образцам ("референтной рамке действия") в сочетании с "нормативно обоснованными структурами" (Grafstein, 1992: 43).

Далее. Теория Парсонса изобилует разными идеями (concepts) и такосономиями, не выдвигая сущностных суждений или гипотез для уточнения связи между этими идеями (или их индикаторами), - это подчеркивали многие социологи. Сорокин, напротив, использует и типологии, и содержательные суждения, а именно - гипотезы и эмпирические обобщения, основанные на богатстве историко-эмпирической базы, избегая (напоминающего лилипутов) поиска фактов (Ford, 1996). Например, модель циклических и круговых социо-культурных перемен Сорокина, вероятно, превосходит (Richard, 1996) квази-линейную эволюционную парадигму бесконечного прогресса, подразумеваемого моделью Парсонса, как главным направлением рационализации и дифференциации структур (Holmwood, 1996).

Вероятно, самая главная заслуга Парсонса в теории - классификация и обнаружение связей между переменными образцами (pattern variables) на уровне действия и функциональных предпосылок социальной системы. Однако некоторые аналитики возражают: эту попытку "нельзя подтвердить по логическим основаниям, [потому что] нет логической связи между возможными выборами актора и требованиями социальной системы" (Savage, 1981: 59 - 60).

В этом смысле нелинейная модель социальной динамики Сорокина может иметь более существенное теоретическое значение, чем псевдо-линейная концепция Парсонса и его статичная типология переменных образцов и функциональных императивов. Учитывая недостаток сущностных суждений у Парсонса, можно сказать, что он едва ли Вебер, Дюркгейм или Маркс. В этом плане Парсонс в США - скорее аналог видного представителя общей социальной теории в Европе (малоизвестного в Штатах) Джорджа Гурвича. В отличие от мета-теории Парсонса (Holmwood, 1996: viii-ix), теория Сорокина, кажется, ближе к эмпирико-исторически обоснованной социологической теории Вебера, Дюркгейма и Маркса, несмотря на многие различия с ними. Как таковую, социологическую теорию Сорокина считают (Ford, 1996) содержащей определенные проверяемые суждения четко ограниченного масштаба (некоторые из них проверены Hillery et al., 1996). Напротив, в теории Парсонса многие аналитики видят изобилие непроверяемых посылок со встроенными идеологическими и моральными предпочтениями (Gouldner, 1970) или "пустых мета-теоретических блоков" (Holmwood, 1996).

Экономическое действие и рациональность. Далеко не определившись с отношением к утилитаризму и неоклассической экономике с е специфическим определением рациональности как оптимизации полезности, Парсонс часто неоднозначен (Mayway, 1984;

Rambo, 1995;

Savage, 1981). Это контраст с последовательно негативным отношением Сорокина к утилитаризму как теоретической концепции и ключевому элементу чувственных социо-культурных систем.

стр. Отрицание Парсонсом утилитаризма Спенсера (особенно) и его экономических ответвлений скорее декларация, чем реальность, учитывая склонность первого к экономическим аналогиям, метафорам и терминам. Кроме "Структуры", такая склонность присутствует во многих других работах, включая "Социальные системы" и особенно "Экономику и общество". Кроме избыточной абстрактности и искусственности обращение к экономическим аналогам и идеям еще и спорно, поскольку многие аналогии притянуты и сомнительны.

Примерами служат аналогии между богатством как циркулирующей средой (medium) экономики и властью (мотивациями) и переменными образцами и так далее (Savage, 1981:

193 - 4). Также - что напоминает теорию рационального выбора - Парсонс время от времени прилагает к неэкономическим сферам экономические модели и понятия: максимизация, минимизация, калькуляция, рынок, предложение, спрос, цена/качество, вход/выход, доход, капитал, инвестирование, маргинальная полезность и продуктивность, равновесие и др.

В ретроспективе этот подход Парсонса, иногда аналитически полезный, косвенно отвечает за возникновение теории рационального выбора, включая теорию обмена. Симптомом противоречия между декларативным отрицанием утилитаризма и неэкономических переменных, постоянной тенденцией к использованию терминологии неоклассической экономики выступают сетования, что его не считают теоретиком обмена, как Хоманса, Эмерсона, Блау (Mayway, 1984). Но, в отличие от многих защитников "экономического подхода к человеческому поведению", Парсонс демонстрировал научную зрелость, понимая пределы утилитаризма и экономической нео-классики в социологическом теоретизировании.

В итоге колебания Парсонса между энтузиазмом и скептицизмом демонстрируют его неопределенность. Е можно совместить с постоянным противостоянием в его теории между микро- и макросоциальным действием и социальной системой, порядком и развитием, статикой и динамикой, равновесием и переменами, намерением и структурой (функцией), индивидуализмом и холизмом, удовлетворением потребностей и институтами, ценностями и нормами, а также между переменными образцами и функциональными императивами, экономическим и неэкономическим, социальными и культурными системами, и так далее (Savage, 1981). В свою очередь, такой двойственности или нет, или она на периферии социологической теории у Сорокина. Он последовательно макроскопичен, холистичен и динамичен (Ford, 1996;

Nichols, 1996;

Tiryakian, 1996). И хотя в его теории также есть противоречия (Perrin, 1996), но все же в ней нет столь резких напряженностей, как у Парсонса.

Таким образом, двойственность отношения Парсонса к утилитаризму и неоклассической экономике в социальной теории даже сильнее, чем принято считать. Парсонс не без оговорок применяет понятия из неоклассической экономики: homo economicus, полезность, доход, свободный рынок или суверенитет потребителя, также отвергая контр-абсолютизм теории отчуждения Маркса (Sciulli, 1984). При этом он использует сомнительные экономические аналогии и метафоры для концептуализации неэкономических, особенно политических явлений, расширяя экономическую рациональность за пределы исходной сферы - рынка (Rambo, 1995;

Turner, 1991). Тем самым Парсонс скорее отходит как от Вебера (Holmwood, 1996), так и от Парето, чем следует им. Вебер связывал действие целерациональности, отличая е от ценностной рациональности, в первую очередь с экономикой и лишь затем с другими социальными системами, в которых работают иные принципы и типы действия:

ценностно-рациональные, традиционные или аффективные. Этот подход еще более выражен у Парето, который, разделив социальные действия на логико-рациональные и нерациональные, движимые интересами, чувствами, ограничил действие экономической рациональности сферой рынка.

Чтобы не отойти от теории действия Вебера, Парсонсу нужно было установить аналитическое соответствие четырех социальных подсистем или функциональных императивов из схемы AGIL с четырьмя типами действия Вебера. Несмотря на ви- стр. Таблица Соответствие между типами действия и социальными системами Тип действия Социальные (под)системы Вебер Экономика (адаптация) Инструментально-рациональное Политическая система действие (целедостижение) Ценностно-рациональное действие Культура (интеграция) Традиционное действие Социетальное сообщество/семья (латентность) Аффективное действие Парето Экономические системы (равновесие) Логические действия (интересы) Социальные системы/равновесие Нелогические действия (осадки и производные) димую близость, попытка связать функциональные императивы и переменные образцы не заменяют этого соответствия ни логически, ни теоретически (Savage, 1981: 164 - 5). В таком аналитическом соответствии экономика (представляя адаптацию) включает инструментально рациональное действие, политику (связанную с целедостижением) - ценностно-рациональное действие, культуру (имеющую дело с интеграцией) - традиционное действие и социетальную общность, включая семью (поддержание ценностного образца) - аффективное действие. Это соответствие отражено в таблице 3. Парсонс часто ожидает и допускает (Hirsch, 1990), но редко точно устанавливает такое соответствие. Возможно, это упущение обусловили неоднозначное отношение Парсонса к утилитаризму и неоклассической экономике и специфику его интерпретации Вебера, других классиков социологии.

Далее. Если бы Парсонс верно интерпретировал Парето, что означало бы отказ от биологической интерпретации Хендерсона (Buxton, 1996), он возможно выявил бы два основных соответствия. Одно между экономической системой и утилитарными, логико рациональными действиями, обусловленными в большей степени материальными интересами, другое между социальной системой и неутилитарными, нерациональными действиями, вызванными скрытыми чувствами, эмоциями и дериватами (рационализацией).

Для лучшего описания хода мысли Парето путь двойного соответствия разумнее применения рационального типа действия и к экономическим и к неэкономическим социальным системам. Безусловно, предложенный метод содержит неточность в установлении связей соответствия между социальными системами и социальными действиями, но он лучше согласуется с подходами Вебера и Парето, чем расширение и превращение одного типа действий (инструментального или логического) в доминирующий во всех социальных явлениях и системах. Элементы последнего метода использует Парсонс. В дальнейшем они доведены до своих пределов в экономическом подходе к социальному поведению. Таблица резюмирует раздел.

Заключение. Концептуальные и другие соответствия, в том числе пересечение карьер (Buxton, 1996;

Johnston, 1995;

Nichols, 1996) Парсонса и Сорокина многочисленны, и они ярки. Одинаково гениальные люди (Tiryakian, 1996), неистовые социальные теоретики, оба пытались перестроить базовую социологическую теорию, возводить новые системы. Оба стойко защищали право социологии существовать и развиваться в научном сообществе и вне его. Оба испытали влияние классиков европейской социальной мысли. Оба отрицали однофакторное объяснение социальной структуры и социальных перемен. И, наконец, оба были активными участниками и внимательными наблюдателями американского общества и культуры, факультета социологии Гарварда и многого другого.

Различий между ними также много, они значительны. Оба были величайшими теоретиками, но Сорокин больше ориентирован на эмпирику, чем Парсонс. Концептуальная система Парсонса, направленная на утверждение единой социологической парадигмы, включала более амбициозную и громадную теорию, чем система Сорокина стр. Таблица Содержание социологической теории у Парсонса и у Сорокина Элемент Парсонс Сорокин Социальные Отрицание общей теории Создание общей перемены социальных перемен социокультурной динамики Социальная Малые социальные Общество, культура или в система группы и общества основном цивилизация Микро или макро Микроскопичная и Макроскопичная и социо псевдо психологическая культурная Экономическое Широкое использование Критическое отношение к действие и экономических аналогий чувственным категориям рациональность и концептов и обществам (Ford, 1996). Сорокин видел развитие социологии в росте разных теоретических школ, Парсонс - в конвергенции всех теорий в одной волюнтаристской теории действия.

Интерпретация влияния (и аналитического соответствия) европейской социологии Парсонса отличается от ее интерпретации Сорокиным. Парсонс всецело увлечен прославлением американского общества, видя в нем - как Гегель в прусском государстве - финальную ступень социальной эволюции (Giddens, 1984;

Gouldner, 1970). Сорокин рассматривал изучаемое общество как отклоняющуюся форму чувственной суперсистемы (Hillery et al., 1996). Наконец, ключевое отличие двух коллег - полярно разные судьбы в социологии (Buxton, 1996;

Tiryakian, 1996).

Итак, причины оценок вклада Парсонса в формирование и развитие американской социальной теории в 1930 - 1950-е годы как более значимого по сравнению с Сорокиным были не внутренними, научными, а внешними, социальными (Buxton, 1996;

Johnston, 1995;

Nichols, 1996). Эти факторы включают в себя ненаучный взгляд американской социологической общественности на заслуги Парсонса и Сорокина. И если теория Томаса верна (Thomas, 1951: 81), можно допустить, что привилегированное положение Парсонса в социологическом пантеоне по сравнению с Сорокиным обусловлено такими внешними факторами как массовое пренебрежение Сорокиным, фальсификация в пользу предпочитаемого Парсонса, законы подражания, характерные для американского научного сообщества.

Перевод А. А. Кожевниковой, Н. В. Романовского СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Black M. Some Questions about Parsons's Theories // M. Black (ed.) The Social Theories of Talcott Parsons. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall. 1961.

Bourricauld F. The Sociology of Talcott Parsons. Chicago, IL: University of Chicago Press. 1981.

Buxton W. Snakes and Ladders: Parsons and Sorokin at Harvard // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment. New Brunswick, NJ: Transaction. 1996.

Coleman J. Foundations of Social Theory. Cambridge, MA: Harvard University Press. 1990.

Fararo T. The Meaning of General Theoretical Sociology. Cambridge: Cambridge University Press.

1989.

Ford J. Sorokin's Methodology: Integralism as the Key // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Frohock F. Rational Association. Syracuse, NY: Syracuse University Press. 1987.

Giddens A. The Constitution of Society. Berkeley: University of California Press. 1984.

Gouldner A. The Coming Crisis of Western Sociology. New York: Avon. 1970.

Grafstein R. Institutional Realism. New Haven, CT: Yale University Press. 1982.

Hanson R. Sorokin as Dialectician // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization.

A Centennial Assessment.

Hillery G., Mead S., Turner R. An Empirical Assessment of Sorokin's Theory of Change // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

стр. Hirsch P. Rational Choice Models for Sociology - Pro and Con: Introduction // Rationality and Society. 1990, 2(2): 137 - 41.

Holmwood J. Founding Sociology? Talcott Parsons and the Idea of General Theory. London:

Longman. 1996.

Johnston B. Pitirim A. Sorokin. Lawrence, KS: University Press of Kansas. 1995.

Johnston B. Sorokin's Life and Work // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Kaye H. A False Convergence: Freud and the Hobbesian Problem of Order // Sociological Theory.

1991, 8(1): 87 - 105.

Luhmann N. (1995) Social Systems. Stanford, CA: Stanford University Press.

Mayway L. (1984) In Defense of Modernity: Talcott Parsons and the Utilitarian Tradition // American Journal of Sociology 89(6): 1273 - 305.

Merlon R. (1968) Social Theory and Social Structure. New York: Free Press.

Merton R. (1996) The Sorokin-Merton Correspondence on "Puritanism, Pietism, and Science", - 34 // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Nichols L. (1989) Deviance and Social Science: The Instructive Historical Case of Pitirim Sorokin // Journal of the History of the Behavioral Sciences 25: 335 - 55.

Nichols L. (1996) Sorokin and American Sociology: The Dynamics of a Moral Career in Science // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Parsons T. (1931) Wants and Activities in Marshall // Quarterly Journal of Economics 45: 101 - 40.

Parsons T. (1932) Economics and Sociology: Marshall in Relation to the Thought of His Time // Quarterly Journal of Economics 46: 310 - 45.

Parsons T. (1937) The Structure of Social Action. New York: Free Press.

Parsons T. (1951) The Social System. New York: Free Press.

Parsons T. (1966) Societies. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Parsons T. (1970) Social Structure and Personality. New York: Free Press.

Perrin R. (1996) Sorokin's Concept of Immanent Change // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Rambo E. Conceiving Best Outcomes within a Theory of Utility Maximization: A Culture-Level Critique // Sociological Theory 1995, 13(2): 145 - 60.

Richard M. Applying Sorokin's Typology // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Savage S. The Theories of Talcott Parsons. NY: St Martin's Press. 1981.

Sciulli D. Talcott Parsons' Analytical Critique of Marxism's Concept of Alienation // American Journal of Sociology 1984, 90(3): 514 - 40.

Sorokin P. Contemporary Sociological Theories. Cambridge, MA: Harvard University Press. 1928.

Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. NY: American Book Company. 1941.

Sorokin P. Fads and Foibles in Modern Sociology and Related Sciences. Westport, CT: Greenwood Press. 1956.

Sorokin P. Society, Culture, and Personality. NY: Cooper Square. 1962.

Sorokin P. The Sociology of My Mental Life // P. Allen (ed.) Pitirim Sorokin in Review. Durham, NC: Duke University, Press. 1963.

Sorokin P. Sociological Theories of Today. NY: Harper & Row. 1966.

Spencer H. Principles of Sociology. London: Archon. 1969.

Talbutt P. Sorokin's Challenge to Modernity // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Thomas W. Social Behavior and Personality. NY: Social Science Research Council. 1951.

Tiryakian E. Sorokin Remembered // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization:

A Centennial Assessment.

Turner S. Weber on Action // American Sociological Review 1984, 48(4): 506 - 19.

Turner S. Rationality Today // Sociological Theory. 1991, 9(2): 191 - 4.

Wilkinson D. Sorokin versus Toynbee on Civilization // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Wrong D. The Problem of Order. NY: Free Press. 1994.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.