WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

УЧАСТИЕ МОЛОДЫХ ЭСТОНЦЕВ И РУССКИХ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ РЕСПУБЛИКИ О. В. ХАЛЛИСТЕ ХАЛЛИСТЕ Ольга Владимировна - аспирант Санкт-Петербургского университета (E-mail:

olgahalliste@mail.ru).

Аннотация. На базе данных социологических исследований 2010, 2007, 2005 гг. анализируется политическое участие молодых эстонцев и русских, живущих в Эстонии, как показатель уровня их политической культуры;

выявляется специфика вовлеченности в политическую жизнь указанных этнических групп молодежи.

Ключевые слова: этнические группы молодежи * политическая культура * эстонцы * русские в Эстонии * политическое участие * электоральная активность * политическое доверие Молодое поколение является важнейшим социальным ресурсом развития общества, который может быть использован партиями, движениями и политическими силами в своих интересах. Апрельские события 2007 г. в Эстонии (перенос "Бронзового солдата") показали значение этого ресурса в современных условиях. От политической активности молодых во многом зависит развитие гражданственности и формирование общества в целом. Проблемы участия молодежи в политической жизни общества, ее политических ориентаций, политической культуры, поведенческих практик в последние годы привлекают внимание исследователей. Они освещаются в научных публикациях, в том числе в статьях журнала "Социс" [см. 1]. Однако фундаментальных исследований политического участия и политической культуры молодежи недостаточно.

Обнадеживает, что этими проблемами применительно к Эстонии стали заниматься не только эстонские ученые, но и российские (это еще раз подчеркивает значимость и актуальность рассматриваемой темы) [см. 2].

стр. Основная цель статьи - сравнительный анализ участия в политической жизни страны русской и эстонской групп молодежи и выявление его особенностей в зависимости от национальности субъектов. Для анализа представленных в статье данных особое значение имеют монографии Р. Х.

Симоняна [3] и Ю. В. Арутюняна [4], в которых авторы дают подробный анализ событий, происходивших на территории Эстонии в течение последних пятнадцати-тридцати лет.

Эмпирический материал получен на основе исследования, которое проводилось автором в 2010 г. и было частью научного проекта, посвященного изучению политической культуры молодежи. Объем выборки - 600 человек. Отбор респондентов проводился методом квотно-случайной выборки по возрасту (от 18 до 30 лет), проживанию в Таллинне, национальной самоидентификации (т.е.

добровольному отождествлению себя с определенной национальностью). Внимание к обозначенной возрастной категории обусловлено тем, что, как показали опросы, молодые люди с 14 до 17 лет не имеют достаточно сформировавшихся представлений о политической системе, ее функциях, институтах и акторах. Что касается критерия национальной самоидентификации, то он необходим для сравнительного анализа политического поведения эстонской и русской молодежи.

Автор располагает возможностью проследить тенденцию в течении 5 предшествующих лет, опираясь на пилотажные исследования 2005 и 2007 гг. В первом случае опрошено 100 человек, во втором - 200. В 2007 г. выборку составили студенты от 18 до 25 лет, проживающие в Таллинне, - студенты Таллиннского технического университета и Таллиннского университета (бывшего педагогического). Половина респондентов отнесла себя к русским, половина к эстонцам. При сравнении данных, полученных в результате исследований 2005, 2007 и 2010 гг., берутся одинаковые индикаторы (вопросы в анкете тождественны);

в выборке 2010 г. делается подвыборка респондентов, определивших свой социальный статус как "студент" и указавших свой возраст в интервале от 18 до 25 лет.

Политическое участие - это, прежде всего, возможность влиять, воздействовать на власть, формирование и функционирование политических институтов, принятие политических решений.

По результатам исследования, за последние пять лет существенно выросла электоральная активность русских молодых людей (в 2005 г. -32%, в 2010 г. - 54%), участились контакты молодежи с властями и политиками. Из этого можно заключить, что русская молодежь становится значимым политическим ресурсом. Однако голосование молодых людей является скорее протестным, ибо в Эстонии пока нет политической силы, отражающей интересы русскоязычного населения страны. Так, на выборах победила Центристская партия Эстонии, афиширующая дружбу с российской партией "Единая Россия". В результате лидер партии стал мэром г. Таллинна. Однако это не значит, что русские в Эстонии поддерживают идеологию центристов;

это означает лишь то, что русскоязычное население Эстонии голосует против националистической политики других партий - "Эстония для эстонцев".

Заметим, что по закону только граждане имеют полный доступ к участию в политической жизни, что соответствует международной практике. Применительно к Эстонии это означает, что 62% лиц, принадлежащих к меньшинствам (около 22% всего населения), фактически лишены возможности участвовать в политике на национальном уровне. После восстановления в Эстонии Закона о гражданстве 1938 г. (якобы с целью обеспечения "преемственности Эстонской Республики в качестве субъекта международного права") большинство русскоговорящего населения было лишено избирательных прав. Сегодня около 275 тысяч человек не имеют эстонского гражданства. Часть этих людей - граждане других стран, примерно 175 тысяч - люди без какого-либо гражданства [см.

5]. Большинство русскоговорящих продолжают оставаться негражданами, следовательно, лишены прав и защитных механизмов, в том числе предусмотренных Рамочной конвенцией по защите национальных меньшинств.

Большая же часть эстонцев постоянно участвуют в выборах (в 2005 г. - 72%, в 2010 г. - 79%), осознавая данную деятельность как важный элемент демократии, воз- стр. можность влияния на действия власти и отстаивания своих интересов. Однако процент участия в деятельности политических партий по-прежнему чрезвычайно низок, впрочем, как и у остальных групп исследования.

Исследования 2005 и 2007 гг. показали, что электоральная активность молодежи не определяется уровнем интереса к политике, однако по результатам опроса 2010 г. многие респонденты объясняли свое нежелание участвовать в выборах именно отсутствием этого интереса. Более половины интересующихся политикой (59,3%) регулярно участвуют в этом политическом событии страны.

Но примечательно, что относительная численность не участвующих в выборах молодых людей, "не очень" интересующихся политикой (15,1%), - меньше, чем среди "достаточно" (18,6%) и "очень" интересующихся (15,8%). Оказалось, что 33,3% тех, кто "совсем не интересуется" политикой, регулярно участвуют в выборах. Видимо под "отсутствием интереса к политике" молодые люди понимают не полное равнодушие к политическим событиям как таковым, а кажущиеся им безысходность, невозможность что-либо изменить с помощью политических средств.

По одной из гипотез исследования, уровень политической активности зависит от материального положения молодого человека. Но полученные данные не подтвердили прямой зависимости между участием в выборах и материальным положением. Зато выявилась положительная корреляция между уровнем дохода и такой формой участия в политической жизни, как контакты с властями.

Чем обеспеченнее респонденты, тем больше они контактируют с власть имущими. Выявилось также: чем ниже уровень материального положения молодых групп, тем они более пассивны. В этом смысле указанная гипотеза частично нашла подтверждение. Интересно, что наибольший процент участвовавших в политических мероприятиях с противостоянием полиции - молодые люди с высоким доходом. Несмотря на то, что им "есть что терять", они готовы отстаивать убеждения даже в несанкционированных формах.

Протестные действия находятся в ряду базовых составляющих политической культуры. Тема протестного поведения современной молодежи чрезвычайно важна, так как молодежь является наиболее реактивной социальной группой. Готовность высказать критику в адрес органов власти, выйти на демонстрацию, участвовать в митинге и т.п. отражает способность людей оказывать влияние на органы власти. Правда, уровень такой активности разный. Как показало исследование под руководством эстонского социолога И. Петтай, люди активно критикуют действия властей, но чаще всего - "на кухне";

каждый второй респондент готов подвергнуть критике власть имущих на работе и в учебном заведении;

высказать ее в СМИ готов лишь каждый третий;

выйти на пикет или демонстрацию рискнут лишь 18% респондентов [6].

По результатам нашего исследования, потенциал протестной активности молодых довольно велик.

Так, 60,2% русских и 61,1% эстонцев готовы участвовать в различных акциях протеста (бойкот, несанкционированная забастовка, демонстрации, митинги и др.).

Возникает вопрос - почему же молодежь Эстонии готова участвовать в подобного рода акциях?

Ответ кроется, в частности, в оценке политической обстановки в стране, которую оценили как "хорошая" всего 1,7% эстонцев. В то же время "напряженной" ее считает абсолютное большинство молодых людей: 68,6% русских в Таллинне, 60,8% эстонцев. Критической, "взрывоопасной" определили ситуацию пятая часть русских и каждый десятый эстонец (11,6%). В такой обстановке трудно чувствовать уверенность в своем будущем. Не уверены в завтрашнем дне, например, две трети русской молодежи Эстонии (65,2%). Сравнивая полученные данные с результатами исследований 2005 и 2007 гг., можно отметить, что у респондентов уверенность в завтрашнем дне за последние годы снизилась. Наиболее резкое падение ее наблюдается среди русских студентов г.

Таллинна: с 73 до 35,3% (напомним, что выборку для сравнительного анализа составили студенты в возрасте от 18 до 25 лет). У эстонцев уверенность снизилась с 84,7 до 59,7%.

стр. Мотивы участия молодежи в политической жизни (в % от числа опрошенных по группам) Мотивы Русские Эстонцы Осознание, что политическая деятельность - важный 4,3 6, элемент демократии Возможность отстаивать свои убеждения, ценности, 9,4 8, идеалы Желание оказывать влияние на других людей, - - обладать властью Стремление защитить нарушенные права свои, своих 5,4 1, близких Стремление помочь людям 5,4 6, Возможность заработать 4 Уверенность в положительном результате этой 41,5 43, деятельности Возможность выразить протест и недовольство 4 - Возможность повлиять на деятельность власти 22,1 17, Политикой не интересуюсь, принимать участие не 4 14, собираюсь Каковы основные мотивы участия в политической жизни общества? Большинство утверждает, как и в исследованиях несколько лет назад, что необходимым условием политической активности является уверенность в том, что она принесет положительный результат. На втором месте - возможность повлиять на действия власти (см. табл.).

Для трети респондентов, особенно эстонцев, большое значение имеет мнение авторитетных личностей и политических деятелей, которые пользуются уважением. Некоторые молодые люди прислушиваются к мнению друзей и членов семьи, в то время как предвыборные агитация и реклама не оказывают на них воздействия. Если сравнить результаты исследования 2010 г. с проведенными несколько лет назад, то можно проследить некоторые тенденции. Во-первых, значительно снизилось влияние семьи и друзей, особенно среди русских. Во-вторых, уменьшилось количество считающих, что на их политический выбор ничто не влияет, и они принимают решение самостоятельно. Так, по результатам исследования 2007 г., половина опрошенных полагали, что делают выбор самостоятельно. Наиболее существенные изменения произошли у эстонцев: у них показатель снизился с 52 до 26,9%. Это позитивная тенденция. Она свидетельствует: молодые люди начали понимать, что политические мнения и решения в любом случае формируются на основе политической информации, полученной извне, и что "самостоятельность" здесь скорее кажущаяся.

Наблюдается взаимосвязь между интересом к политике и тем, что в наибольшей степени влияет на их политический выбор, Так, мнение семьи и друзей влияет главным образом на тех из них, которые не очень интересуются политическими событиями. Мнение авторитетных личностей и уважаемых политических деятелей наиболее важно для респондентов, достаточно активно интересующихся политикой. Наименее самостоятельны в выборе не интересующиеся политикой.

При сравнении полученных данных о доверии институтам власти наблюдаются различия между респондентами указанных национальностей. Что касается доверия к правительству, то с ответами затруднились 27% русских и 20,9% эстонцев. Наименьший процент удовлетворенности работой правительства наблюдается среди русских (2,7%);

81% их в той или иной мере испытывает недовольство. Это объясняется этноцентристской политикой, проводимой в стране, начиная с г. До сих пор происходит планомерное закрытие русскоязычных школ, либо переход этих школ на частичное обучение на эстонском языке, ужесточение конкуренции на рынке труда в условиях текущего экономического кризиса, что чрезвычайно важно для русской молодежи, и т.д. У эстонской молодежи, принимавшей участие в исследовании, нет столь единого мнения в данном вопросе. Так, 42,6% - эстонцев одобряют работу правительства, 40,2% - не одобряют.

Сравнивая данные с результатами прошлых исследований, можно наблюдать тенденцию изменения удовлетворенности политической системой. Так, в 2005 г. ею были довольны 4% эстонцев, в г. - 12%. В 2010 г. данный показатель вновь сни- стр. зился до уровня 2005 г. Наиболее не удовлетворены политической системой русские, более половины их хотели бы полностью ее изменить (в 2007 г. столь радикально была настроена четверть русской молодежи). Существенно повысился уровень неудовлетворенности и среди эстонцев: если в 2007 г. "все поменять" предлагал лишь один эстонский респондент, то в настоящее время - более 20%. Это свидетельствует о существенных недостатках политической системы, при которой молодые люди чувствуют себя неуверенно и нестабильно.

В заключение, исходя из полученных результатов, можно сделать вывод о том, что сегодняшняя Эстония - это страна двух обществ и двух политических культур, существующих параллельно в одном пространстве. Эстонская молодежь не аполитична, она следит за информацией и, как показали события апреля 2007 г., произошедшие в Таллинне, в любой момент готова отстаивать свои права и политические убеждения, защищать свои идеалы. Русская молодежь Эстонии, принимавшая участие в исследовании, настроена оппозиционно: она не доверяет правительству, не поддерживает идеологию правящей партии и считает, что существующую политическую систему общества необходимо радикально менять. Главная же причина слабого участия в политической жизни общества, по субъективному ощущению молодежи, - отсутствие заинтересованности в политике. Необходимым условием политической активности для большинства молодых людей является уверенность в том, что их участие в политике принесет положительный результат.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Вишневский Ю. Р., Трынов Д. В., Шапко В. Т. Гражданская культура студентов. Тенденции и проблемы формирования // Социол. исслед. 2009. N4. С. 108 - 117;

Петров А. В. Ценностные предпочтения молодежи: диагностика и тенденции изменений // Социол. исслед. 2008. N2. С. 83 - 90;

Шаров А. Н. Политическая позиция и жизненные планы молодежи // Современные проблемы российской ментальности / Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Отв.

ред. В. Е. Семенов. СПб., Иэд-во "Астерион", 2005;

Утенков В. М. О политическом сознании студенческой молодежи // Соц. -гуманитар. знания. 2003. N 3;

Ханаш С. А. Новая социальная реальность современной России как фактор формирования политической культуры студенчества // Вести. Оренбург. гос. пед. ун-а. Гуманит. науки. 2000. N 1;

Зайцева Т. В. О политической субкультуре студенческой молодежи Якутии // Общество и власть. Якутск. 2003. Вып. 13;

Горшков М. К., Шереги Ф. Э. Молодежь России: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010;

Карпенко О.

М., Ламанов И. А. Молодежь в современном политическом процессе. М.: Изд-во СГУ, 2006;

Бражник О. В., Ляхова Л. Н. Политическая культура студенческой молодежи. М., 2003 и др.

2. Ehin P. Poliitiline toetus ja poliitlllne osalemlne: eestlaste ja mitte-eestlaste vordsus. Eesti inimarengu aruanne 2008 (Политическая поддержка и политическое участие: сравнение эстонцев и неэстонцев.

Отчет о человеческом развитии Эстонии 2008 года). Tallinn, 2009;

Kalev L, Jakobson M. -J., Saarts T.

Eesti poliitlllne kultuur: alusvaartused (Эстонская политическая культура: основополагающие ценности). Tallinn: Riigikogu Tolmetlsed, N18, 2008;

Хейнла Э. Ю., Дерман Н. А. Изменение жизненных ценностей населения Эстонии // Социол. исслед. 2010. N3;

Страны Балтии и Россия:

общества и государства / Отв. ред-сост.: Д. Е. Фурман, Э. Г. Задорожнюк. М.: Референдум, 2002;

Неэстонцы на рынке труда в новой Эстонии / Отв. ред. Л. М. Дробижева. М.: Канон-Пресс-Ц, 2001;

Самонова Е. А. Исполнительная власть в постсоветских государствах, На примере России, Эстонии и Кыргызстана // Политич. исслед. 2003. N 3. С. 78 - 88;

Проос И., Петтай И. Русская молодежь Эстонии: положение и ожидания нового поколения. Материалы социологического исследования.

Таллинн: Eesti Avatud Ohiskonna Instituut, 2008;

Toots A., Idnurm Т., Seveljova M. Noorte kodanikukukltuur muutuvas iihiskonnas. Ole-eestilise kodanikukasvatuse kordusuuringu. Loppraport (Гражданская культура молодежи в изменяющемся обществе. Заключительный отчет). Tallinn, и др.

3. Симонян Р. Х. Россия и страны Балтии. Изд. 2-е. М.: Институт социологии РАН, 2005.

4. Арутюнян Ю. В. Трансформация постсоветских наций: По материалам этносоциологических исследований. М.: Наука, 2003.

5. Институт открытого общества. Программа мониторинга расширения ЕС. "Охрана прав меньшинств в Эстонии", 2001.

6. Свобода слова - есть. Нет умения ее использовать // Столица. 8 марта 2010. С. 4.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.