WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПАРСОНС И СОРОКИН. СРАВНЕНИЕ ВКЛАДА В СОЗДАНИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ (часть 1) М. ЗАФИРОВСКИЙ ЗАФИРОВСКИЙ Милан - профессор университета Северный Техас (США).

Аннотация. Сравниваются основные аспекты развития американской школы социальной теории Парсонсом и Сорокиным в 1930 - 1950-е годы. Показано, что различные роли Парсонса и Сорокина в американской социологии обусловлены факторами скорее вненаучными, нежели научными.

Ключевые слова: Сорокин-Парсонс * научное сообщество * действие * изменение * классическая теория * социальная система Талкотт Парсонс и Питирим Сорокин - выдающиеся фигуры социологии XX века. Но признание их заслуг в основании американской школы социологической теории асимметрично. Точнее, они "были одинаково гениальными людьми, но если Парсонс создал фундаментальную социологическую школу, то Сорокин не оставил после себя ни школы, ни интеллектуального следа" (Tiryakian, quoted in Johnstonn, 1995: IX). В каком-то смысле Сорокин повторил судьбу Конта и Спенсера: он фактически почти забыт американской социологией. Это контраст со статусом Парсонса - он вездесущ, ему следуют, его труды разрабатывают, ре-интерпретируют и анализируют. Асимметрия ролей Парсонса и Сорокина в создании школы социальной теории кажется даже значимее той, что возникает при определении ролей Вебера, Дюркгейма и Маркса как классиков социологии. В современной социологии эта асимметрия нарастает, о чем говорит реабилитация Парсонса нео-функционализмом, признание Парсонса в теории рационального выбора, включая версию социального обмена. Сравните это с второстепенным статусом Сорокина, даже иррелевантностью, наподобие Спенсера. Встает вопрос, откуда асимметрия ролей, приписанных Парсонсу и Сорокину в американской школе социальной теории XX в.

В литературе есть ответы на этот вопрос. Один из них связан с институциональной обстановкой в Гарварде, процессами в социологическом сообществе и в самой дисциплине (Johnston, 1996).

Другой ответ затрагивает различия идеологии, политики и морали, выводов из обеих теоретических систем, не их суть (Buxton, 1996). Выделяют соответствие Парсонса ожиданиям сообщества ученых (и отклонение от них Сорокина) в плане самоопределения и моральной карьеры (Nichols, 1989).

Возможны и такие ответы как способность (Парсонса) и неспособность (Сорокина) успешно создать социологические школы, наладить связи с аспирантами и коллегами (Johnston, 1995;

Nichols, 1996), с университетом и элитами, включая руководство фонда Рокфеллера (Buxton, 1996).

В свете этой асимметрии в статье сравнены социологические труды Парсонса и Сорокина в контексте создания американской социальной теории в Гарварде 1930 - 1950-х годов. Главный вопрос: научно-теоретические или непрофессиональные факторы ответственны за эту асимметрию?

Со всеми предосторожностями изучена гипотеза, что причина различия ролей Парсонса и Сорокина в формировании амери- стр. канской социальной теории лежит в качественных отличиях социологических трудов, что социология первого просто превосходит социологию последнего в плане стандартов теории и эмпирики. Этот мета-теоретический аргумент изучен на выборке идей трудов Парсонса и Сорокина, важных для классической социологической теории. Из взятых аспектов четыре касаются проблем мета-теории, четыре - теорий обоих авторов. В первой группе вопросы теоретической методологии, отбора, конвергенции/дивергенции, интерпретации. Вторая включает вопросы возможности социальной динамики, концепцию социальной системы, микро- и макро-социального, экономического действия, рациональности. Если анализ не подтвердит аргумент о соответствии стандартам науки, это будет негативным "свидетельством" того, что причины различных научных судеб Парсонса и Сорокина надо искать не здесь. Ими могут быть вне-научные факторы, - институциональный контекст и идеолого-политический климат в Гарварде и вне его, их влияние на оценку статуса социологических трудов Парсонса и Сорокина сообществом ученых (Buxton, 1996;

Johnston, 1995;

Nichols, 1996). Акцент делается на сравнении социологических работ Парсонса и Сорокина как части формирования американской школы социальной теории, не на личных отношениях, микро- и макро-институциональных условиях, идеолого-политических взглядах.

В имеющихся исследованиях (Nichols, 1996;

Talbutt, 1996) детальных сравнений нет, они сосредоточены на личных отношениях;

если же такие сравнения есть, они не содержат нужных объяснений. В частности, не проработаны связи по-разному определенных в научном сообществе ролей Парсонса и Сорокина в создании социальной теории в США с качеством их трудов. Парсонса и Сорокина едва ли сравнивали именно в отношении качества работ, такая оценка была не только невозможна, но и неуместна (Buxton, 1996), особенно с конкретно теоретической точки зрения.

Этот пробел - ключевое обоснование данной статьи. Она продолжает дискуссию о Парсонсе и Сорокине, сравнивая их работу по созданию американской школы социальной теории. Подчеркну:

сравнение выполнено с точки зрения классики социологической теории, в рамках классической теории. Это не социология истории, психологии знания, духовной жизни двух мыслителей (Sorokin, 1963).

В статье два раздела. В первом рассмотрены мета-теоретические усилия Парсонса и Сорокина, включая отношение к классической теории и е интерпретацию в работах "Структура социального действия" Парсонса и "Современные социологические теории" Сорокина. Во втором дана переоценка их концептуализации содержательных проблем: социальные системы, социальное изменение, экономическая рациональность и социальное действие, - изложенных в "Социальной системе" и "Социальной и культурной динамике". Таблица 1 объединяет и сравнивает мета теоретические и содержательные аспекты.

Мета-теория: "Структура социального действия" и "современные социологические теории" Проблема теоретической методологии. Статус "Структуры социального действия" Парсонса в социологии США сравним с "Протестантской этикой" Вебера ("Самоубийством" Дюркгейма), хотя в плане существа теорий "Парсонс- не Вебер (и не Дюркгейм)" (Holmwood, 1996: 127). В свою очередь, более раннее исследование Сорокина - "Современные социологические теории" фактически забыто и отвергнуто. Сомневаюсь, что столь разное отношение к двум сопоставимым фигурам в социологической теории заслужено с точки зрения научных достоинств.

"Структуру социального действия" сравнивают (Camic, 1989) с хартией защиты социологии в ее борьбе с империализмом психологического бихевиоризма и утилитаризма (неоклассической экономики) путем утверждения нормативно-институционального как предмета социологии.

Очевидны ирония и противоречия, связанные с такой попыткой (Там же). Например, основанная на референтной рамке действия "Структура социального действия" не отталкивается от особой социологии действия, сопоставляя разные социальные, исторические и культурные переменные с разными типами действий;

в результате универсалистская концепция актора не конкретизирована в социологическом анализе социо-исторических форм и изменений личности (Savage, 1981). В работе трактуется проблема социального порядка Гоббса;

но это не социологическое исследование меняющихся во времени и пространстве причин и стр. решений проблемы (Giddens, 1984). В ней изучена социологическая теория, но и здесь нет социологического анализа социальных и интеллектуальных процессов появления и развития теории.

Узость теоретической методологии Парсонса- следствие наивного согласия с эпистемологическими постулатами неоклассков экономики - обнаруживает сравнение с подходами Вебера и Сорокина.

Внимание Вебера к общим закономерностям и индивидуальным конфигурациям общества как своеобразный, но допустимый теоретический подход отличается от поиска Парсонсом первичных принципов, конечных истин и общих законов, как у неоклассиков экономики. В отличие от взгляда Вебера на социальную науку как на некумулятивное разрастание разных теоретических парадигм и его ухода от вопроса о перспективе единой социологической теории, Парсонс заинтересован в построении единой системы. Схожие различия обнаруживаются в их отношении к социальному устроению обыденного человеческого знания (Camic, 1992;

Holmwood, 1996;

Savage, 1981). Кроме того, выбор Парсонсом методологии обусловлен скорее прагматически-институциональными факторами, чем теоретическими, а именно - структурой науки, идеолого-политическим мировоззрением и моральным климатом Гарварда (Buxton, 1996;

Johnston, 1995).

Теоретическая методология Сорокина - интегрализм (Ford, 1996;

Hanson, 1996), в отличие от методологии Парсонса, никак не связана с неоклассической экономикой, она ближе к классической социологической традиции, и в этом плане менее уязвима для критики. Сорокин отрицает любые экономические, утилитарные и иные моно-причинные объяснения социальных явлений, включая социальное действие, в отличие от колебаний непоследовательного Парсонса по отношению к утилитаризму и неоклассической экономике. Методология Сорокина лишена индивидуалистски утилитарного уклона, свойственного методологии Парсонса, впитавшей базовые методологические посылки неоклассической экономики (Camic, 1992;

Rambo, 1995;

Savage, 1981)1.

Теоретическая методология Сорокина более структурирована, динамична, всеобъемлюща и плюралистична, и благодаря этому лучше согласуется с классикой, с социологической традицией.

Нет априорно концептуальных оснований предпочитать методологию Парсонса - референтную рамку действия, а также системный подход и функционализм - интегрализму и холизму Сорокина.

Необязательно разделять наивное восхищение Парсонса амбициозными эпистемологическими принципами и целями неоклассической экономики, хотя в сравнении с теорией рационального выбора он образец умеренности (Savage, 1981;

Sciulli, 1984). Сорокин тоже знаком с утилитаризмом и методологическим индивидуализмом. Но в отличие от Парсонса он предпочитает методологические подходы более (макро-) социологические, близкие классической традиции с е структурированной, систематической, холистской, динамичной и интегралистской методологией (Ford, 1996).

Более того, внешне нейтральная терминология Парсонса, к примеру, в названии "Структура социального действия", содержит концептуальные проблемы. В той мере, в какой идея социального действия предполагает методологический индивидуализм, а концепция социальной структуры подразумевает холизм, в той же мере их социологические принципы несовместимы друг с другом.

Это может означать "невозможность примирения [детерминизма] по доброй воле" (Sorokin, 1928).

Похоже, перед нами попытка игнорирования или примирения постфактум посредством концепции нормативно-институционального индивидуализма (Parsons, 1937: 709 - 10). С учетом этих последствий для теории лучше было назвать книгу "Социальная структура и социальное действие" (Giddens, 1984), или "Структуральные детерминанты социального действия", подчеркнув, что человеческое действие социально, нормативно, институционально структурировано и т.п. Даже название "Структура общества" имело бы больше смысла, чем реальная формулировка, несмотря на не совсем структурный и макро-социологический подтекст. Оригинал содержит к тому же психологические, фрейдистские коннотации (Savage, 1981: 193 - 4), намекая, что действие или актор имеет внутреннюю структуру, близкую к структуре "я", "оно", "сверх-я" (Parsons, 1970). И, зная замысел и фактическое содержание "Структуры", ясно, что название стр. Отдаю должное Парсонсу: несмотря на увлечение неоклассической экономикой, он никогда не воспринимал е как безусловную истину;

так же относился к утилитаризму.

вводит в заблуждение, подразумевая скорее теоретический (содержательный), а не мета теоретический анализ (Holmwood, 1996). Так как первый вторичен по отношению к последнему, работу следовало бы назвать "Некоторые социологические теории действия".

В известном смысле, название Сорокина "Современные социологические теории" тоже ошибочно.

С учетом огромного охвата социологической теории, выходящего за рамки современности (Johnston, 1995), больше подошло бы "Развитие социологической теории", "Классические социологические теории" или "Социологические теории". Но в данном случае неверная спецификация все же не так сбивает с толку, как "Структура". В ней мета-теоретические суждения некоторых классических теорий представлены как содержательная теория, в том числе "наблюдение и верификация факта" (Parsons, 1937: 725), что, в сущности, является анализом действия и социальной структуры (Giddens, 1984: XIII-XIV). В сравнении с неоднозначной "Структурой", "Современные социологические теории" четко постулируют попытку представить развитие социологической теории с некоторыми сущностными формулировками идеи интегрализма (Ford, 1996).

Проблема выбора теории. Одна из самых устойчивых загадок "Структуры социального действия" - любопытный выбор классиков (Вебер, Дюркгейм, Парето, Маршалл), доказывающий их конвергенцию в "волюнтаристской теории действия" (Parsons, 1937:12 - 14). Больше всего удивляет выбор А. Маршалла. По Парсонсу "включение Маршалла объясняется тем фактом, что экономическая теория и вопрос о е статусе охватывает ряд ключевых проблем, связанных с теорией действия в целом, а также е позитивистским, особенно утилитарным вариантом" (Там же:

13). Ставя под сомнение утилитаризм (Bouricauld, 1981: 11) и даже отрицая его в версии Спенсера, Парсонс тем не менее включает Маршалла, видного представителя утилитарной неоклассической экономики маргинализма - теории маргинальной полезности. Спору нет, у Маршалла, как и у Парето, были сомнения в адекватности теории полезности, "жесткой утилитарной позиции при объяснении фактов экономической жизни (частного предпринимательства)" (Parsons, 1937: 702). Но теория действия Маршалла по общему признанию основана на теоретической базе утилитаризма и неоклассической экономики, а именно концепции маргинальной полезности, принципе замещения, схеме средство-результат, рациональном выборе и аналитической независимости целей (Parsons, 1937:702).

Подчеркну: Маршалл "был в первую очередь погружен [в] утилитарный индивидуализм" (Parsons, 1937: 13). Из-за утилитарных основ его теории действия "рассмотрение Маршаллом интегрированной системы ценностей как отличной от случайных результатов ограничено капитализмом и не предполагает логическую возможность существования иных в других обществах" (Там же: 703). Отсюда, если Маршалл и близок к теории действия, то к ее частично измененной утилитарной версии, которую Парсонс отверг в принципе или смягчил посредством более нормативно и институционально обоснованной модели. В лучшем случае, Маршалла считают "едва ли кем-то более значимым, чем представителем начала выхода за пределы позиций утилитаризма" (Parsons, 1937: 720). В этом смысле включать Маршалла в "Структуру", задуманную как защита социологии от утилитарной экономики и иных скептиков, наверное, нелогично. Будучи видным представителем неоклассической экономики и спорадически понимая смысл социологии, Маршалл вторично значим для социологии и теории действия по сравнению с Вебером, Дюркгеймом и Парето (социологом). Ставить в один ряд с ними Маршалла едва ли оправданно даже в референтной рамке волюнтаристской теории действия. Это может говорить о теоретической непоследовательности Парсонса (Savage, 1981: 193 - 4), неправильном прочтении им Маршалла, или о преследовании определенной цели2. В ретроспективе решение Парсонса включить Маршалла можно объяснить обстоятельствами. Среди них раннее увлечение Парсонсом неоклассической экономикой, его принадлежность к экономическому факультету Гарварда перед работой на социологическом факультете, возглавлявшегося Питиримом Сорокиным.

стр. Кажется, две ранние статьи Парсонса о Маршалле адаптированы и введены в логику "Структуры" с целью доказать конвергенцию. Первая - "Потребности и действия в работах Маршалла" (Parsons, 1931), вторая - "Экономика и социология: взгляд Маршалла на мысль его времени" (Parsons, 1932).

По сравнению с предвзятостью выбора и узостью фокуса "Структуры", в "Социологических теориях" Сорокина охват авторов возможно даже чрезмерно исчерпывающий3, характеризуется редкой эрудицией и ясностью (Johnston, 1996). Все значимые авторы, включая тех, кого автор так же горячо, как Парсонс, не одобрял, например Маркса, его "экономический детерминизм" и "монизм" (Sorokin, 1928) - удостоены внимания (хотя многие интерпретации спорны). Сорокин не постулирует конвергенцию в единой социологической теории (действия или чего-то другого). Его посыл - концептуальный плюрализм и разнообразие, богатство социологической теории, в отличие от убеждения Парсонса в том, что "эволюция" социологической теории ведет к референтной рамке действия, "получившей наиболее широкое проявление у Парсонса и его коллег" (Giddens, 1984:

XIV).

Приравнивание Маршалла к крупнейшим "европейским авторам" соседствует у Парсонса со столь же сомнительными изъятиями;

так, вызывает вопросы отсутствие Маркса, Зиммеля и др. (Camis, 1992). Парсонс объясняет отсутствие Маркса в "Структуре" теоретико-методологическими причинами, которые не лишены идеологических мотивов, демонстрируя паретовские деривации или рационализацию постфактум. Дело в том, что включить Маркса не было "политически корректно" в Соединенных Штатах 1930-х, тем более в 1950-х годов - время идеологической истерии и маккартистской охоты на ведьм. Маркс исключен, потому что его критический анализ современного капитализма был идеологически анафемой для Парсонса и других "патриотически настроенных" американских обществоведов того времени. Только в этом смысле концепция и метод Маркса не подходили для миссии - ее Парсонс назначил себе сам - создать американскую школу социальной науки путем насильственного синтеза работ Маршалла, Парето, Дюркгейма и Вебера4.

Отсутствие Маркса в "Структуре" даже заметнее присутствия Маршалла. В отличие от Вебера, Парсонс, возможно, хотел избежать диалога с "призраком Маркса", но призрак был рядом. Вопрос:

действительно ли Парсонс считал, что Маршалл ближе к социологии и теории действия, чем Маркс (Giddens, 1984: XIII-XXI)? Расхождения Парсонса с Марксом в теории (и идеологии) неоспоримы и признаны первым;

но не ясно, были ли эти расхождения достаточной причиной исключать Маркса из рядов классиков-теоретиков? Теоретико-идеологические различия социологов-классиков Вебера и Парето с Марксом не мешали Веберу вступить в критический дискурс с ним. Сорокин, отчаянно критикуя Маркса (доходя почти до оскорблений, считает Мертон [1968: 24 - 27]), все же воздал ему должное в "Современных социологических теориях". Действуя в том же русле, что и Парсонс, Сорокин (1928) отверг социологическую теорию Маркса по причине экономического детерминизма и "фатализма", отрицал е оригинальность, релевантность и даже статус науки. Но, в отличие от Парсонса, Сорокин не отбросил "экономический монизм" Маркса, теорию борьбы классов, критику капитализма и обещание "социалистического рая", а дал критику их содержания.

Встат вопрос и об отсутствии Зиммеля (Levine, 1991) в "Структуре" Парсонса. Зиммель не только более релевантен социологической теории, чем Маршалл, он ближе любого из четырех "европейских авторов" (кроме Вебера) к тому, чтобы считаться теоретиком действия, благодаря своей индивидуалистской, волюнтаристской и (частично) рационалистической концепции (Там же).

Зиммеля можно считать основателем теории социального обмена в социологии.

Отсутствие Конта и Спенсера также сомнительно - с учетом роли Конта как номинального основателя социологии и, что важнее, его вклада в сущность дисциплины: теории социальной структуры, порядка, равновесия (социальной статики) и социальной эволюции, изменения и прогресса (социальной динамики), не говоря уже об эпистемологии (Heilbron, 1990). Замечу: идея "эволюции общества" заняла важное место в поздних трудах Парсонса, но проблема социального порядка Гоббса - вездесущая тема как его ранних, так и зрелых работ. Парсонс преувеличил аналитическую важность гоббсовой проблемы социального порядка для таких классиков как Дюркгейм. Вопреки интерпретации Парсонса, Дюркгейм отрицает концепцию Гоббса из-за недоказанного в ней "разрыва между индивидом и обществом так, что побудить ин- стр. Это особенно относится к ряду упоминаемых Сорокиным русских авторов, чье влияние на социологию практически незаметно.

Благодарю Кена Моррисона за это замечание.

дивида преследовать общественные цели можно только принуждением" (1966: 22). Дюркгейм не пытался решать проблему социального порядка Гоббса тем же путем, что Парсонс.

Отсутствие Спенсера также парадокс, поскольку тот - архетип теоретика действия:

бескомпромиссный индивидуалист, волюнтарист, рационалист, утилитарный, хотя и не последовательный номиналист (Stark, 1961). Самое известное утверждение "Структуры" ("Кто сейчас вообще читает Спенсера?" [1937: 3]) неправдоподобно, учитывая социологическую теорию Парсонса. Ирония в том, что самого Парсонса можно считать "спенсерианцем", как минимум в плане его концептуального аппарата и терминологии. Типично "спенсеровские" понятия:

социальная структура, функция, социальная система, структурная дифференциация, эволюция, интеграция, индустриальное общество, динамика, организм, равновесие и т.д., - пропитывают социологию Парсонса. Спенсер, возможно, первый социолог, который использовал термины "структура" и "функция" (Turner and Maryanski, 1979) - бренды структурного функционализма Парсонса. То есть, в свете теории эволюции Спенсера заявление Парсонса "Спенсер мертв" - лишь свидетельство "изменений в собственных взглядах" (Pope, 1937:340).

Конвергенция/дивергенция. Мысль Парсонса о конвергенции Маршалла, Парето, Вебера и Дюркгейма в волюнтаристской теории действия - основная тема "Структуры". Однако она спорна по нескольким причинам. Конкретно: сущность экономической теории Маршалла утилитарна.

Модель социального действия Парето дуальна: действие как рационально-логическое явление в системе экономики и как нерациональное поведение в социальной системе. Теория Вебера наиболее сложна, охватывая утилитарно-рациональное (целерациональное), неутилитарно рациональное (ценностно-рациональное), традиционное и аффективное действия. А Дюркгейм явно не развивал "волюнтаристскую теорию действия" в индивидуалистском, утилитарном или рациональном смысле. Дюркгейм не только отрицал утилитаризм и индивидуализм, но "практически не уделял внимание сущностной схеме средство-цель (т.е. рациональности)" (Parsons, 1937: 710).

Сомнительна даже близость экономистов Маршалла и Парето, не говоря уже о них и социологах Вебере и Дюркгейме. Если Маршалл оговаривается по поводу расширения экономического подхода на все поведение людей по аналогии с современными империалистами5-экономистами, Парето знал ограниченность такого подхода. Точнее, он ограничивал предмет экономики логически рациональным действием, а предмет социологии - нелогическим поведением, движимым резидуями, эмоциями, деривациями. Примечательно, что Парето "убежден в неадекватности [утилитаризма] для научного объяснения конкретного человеческого действия, даже в поле экономики" (Parsons, 1937: 704). Для Парето некая парадигма универсального рационального выбора была бы примером того, что Сорокин (1928) назвал "теоретическим монизмом", особенно в случае Маршалла и большинства неоклассиков экономики утилитарной традиции (e.g. Edgeworth, 1967). Эта парадигма была бы столь же сомнительна и для Вебера. Фактически Вебер ограничивает предмет экономики целе- и инструментально-рациональным социальным действием, в отличие от ценностно-рационального, традиционного и аффективного типов. Более того, только часть целерациональных действий попадает в сферу экономики, поскольку "нельзя считать любое инструментальное действие экономическим" (Weber, 1968: 339), но также и неэкономическим. Из четырех "европейских авторов" Дюркгейм особенно противостоит утилитарной волюнтаристской теории действия, что следует из отрицания им гоббсо-спенсеровских утилитаризма и индивидуализма. И если Парсонс хотел доказать конвергенцию к этой теории, ему надо было включить в свою работу Спенсера, Смита, Рикардо или Милля в дополнение к Маршаллу и может быть Парето, а также, возможно, переосмыслить Вебера и уж точно убрать Дюркгейма.

В отличие от Парсонса, искавшего конвергенцию к единой теории действия, Сорокин видит значимые различия основных теорий в социологии, предлагая плюралистический подход (Levine, 1991). Исходя из найденных Парсонсом разногласий четырех социологов, гипотеза о дивергенции природы и развития социологической теории не менее разумна, чем идея конвергенции.

Унификация Парсонсом теории дей- стр. Имеется в виду "вторжение" экономистов в сферы смежных наук (ред.).

ствия напоминает и предупреждает попытки теоретической унификации в социальных науках, постулируемой парадигмами рационального выбора и утилитаризмом.

И если Парсонс нацелен на установление моно-парадигмальной социологической теории путем слияния разных парадигм, Сорокин, отстаивая посылку о теоретическом плюрализме, считает социологию мульти-парадигмальной наукой. По контрасту с теоретическим плюрализмом Сорокина, Парсонс аргументирует унификацию всего множества социологических теорий в единую концепцию референтной рамки. У Парсонса унификация теории решена просто: это дело лишь само-откровения (self-revelation). Социологу надо лишь дойти до осознания конвергенции на основе единой теории действия, что означает необходимость принять интерпретацию и концепцию социологической теории Парсонса, как она представлена в "Структуре". Это равно попытке создания гегемонии одной мысли (Johnston, 1995) в социологии, напоминая религиозных миссионеров, идеологов и политических лидеров, пытающихся любыми средствами (Johnston, 1995) обратить всех в свою веру, создать единое мировое мнение, отвечающее нуждам несоциологической публики, в данном случае - людям из Гарварда и Рокфеллер-центра. Парсонс - тип социального мыслителя, уверовавшего, что его частная референтная рамка явила универсальную истину;

другим остается лишь сплотиться вокруг не (Giddens, 1984: XIII-XIV). Для него унификация теории - вопрос веры в единственную парадигму, в теорию действия, соединенную с моделью социальной структуры.

У Сорокина нет вопроса конвергенции или создания моно-парадигмальной социологической теории, учитывая, среди прочего, отсутствие идеальной парадигмы в истории социологии. Более того, выбранная Парсонсом волюнтаристская теория действия, для которой характерны микроскопичность, индивидуализм и статика, одна из наименее подходящих на эту роль теорий, особенно учитывая макроскопический, динамический и интегралистский подход Сорокина (Richardson, 1996;

Tiryakian, 1996). По большей части латентные, номиналистские и псевдоэкономические характеристики: агрегирование, суммирование, сочетание, характерные для теории действия, -делают е еще менее пригодной для этого. То есть, у Сорокина унификация социологической теории это вопрос веры в предполагаемую достоверность единственной теоретической парадигмы. В отношении конкретной парадигмы действия эта вера негативна, о чем говорит недоверие Сорокина к е слишком индивидуалистским и утилитарным выводам.

Интерпретация классики. Критики говорят о сомнительности интерпретаций классики в "Структуре" Парсонса. Так, у него не только меньше содержательных оснований и больше мета теоретических абстракций, чем у Вебера (Holmwood, 1996: 126- 130);

он также сомнительно интерпретирует социологию Вебера. Критики считают, что Парсонс находит нормативное решение проблемы социального порядка у Вебера, изоморфное взглядам последнего (Giddens, 1984: XIII XX;

Savage, 1981: 125 - 127). Акцент Парсонса на значении нормативно-интегративных факторов в социологической теории Вебера, вероятно, обусловлен объединением фактических характеристик (фактических утверждений) и нормативной достоверности (ценностных суждений), считающихся категорически разными в классической социологии (а также только подразумевающимися, или совсем отсутствующими в теории рационального выбора и экономике велфера). Парсонс приписывает Веберу и идею обязательного соответствия действия социальным нормам/ценностям, пренебрегая тем, что такой вид действия (ценностно-рациональный) - лишь один из четырех идеальных типов Вебера.

В этом плане бросается в глаза невнимание Парсонса к теории власти и доминирования у Вебера в ненормативной форме, пример чего - "силовой захват" и иная ненормативная власть, по контрасту с заметным интересом к нормативному подтексту - легитимации, власти и согласию (Cohen et al., 1975;

Giddens, 1984). Не удивляют критика применения Парсонсом методологического редукционизма к теории Вебера и сведение четырех типов действия к одному - ценностно рациональному - и системам социальных правил, а также включение систем социальных правил, с их субъективными смыслами, привносимыми акторами, в обязательные и интернализованные нормы (Savage, 1981: 125 - 127). Часть критиков сочла это нормативным или социологическим редукционизмом (DiTomaso, 1982).

Сравним с интерпретацией Сорокина, она более сбалансирована и точнее отмечает сложность, богатство классической социологической теории, включая взгляды стр. Таблица Метатеоретические и содержательные элементы сравнения Парсонса и Сорокина Мета-теория Содержательная теория Теоретическая методология Социальная система Выбор теории Социальные изменения Сближение/расхождение теорий Микроскопические/макроскопические Интерпретация классической Экономическое действие и теории рациональность Вебера и Дюркгейма. Это видно из отказа Сорокина сводить действие к соответствию нормам и его внимания к взаимодействию нормативных и ненормативных компонентов действия путем точного определения соответствия норм индивидам и группам, хотя и не так, как у Парсонса (Talbutt, 1996).

Парсонс, напротив, преувеличил не только конвергенцию теории действия Вебера и нормативной концепции социального действия и структуры, но и степень общей согласованности этой теории (Turner, 1984). Также, что ясно из "Всеобщей экономической истории", он игнорирует то, что теория капитализма Вебера была более макро-структурной, причинной и институциональной и менее нормативно-идеационной, чем представленная в "Протестантской этике" (Collins, 1980).

Как и в случае с Вебером, интерпретация Парсонсом Дюркгейма выполняет скорее некую функцию собственной референтной рамки. Это ясно из относительного невнимания к концепции общества как реальности, трансцендирующей е составляющие в пользу псевдо-номиналистской интерпретации, акцентирующей возникновение общества из агрегации действующих индивидов.

Он фактически устраняет и затеняет автономию социальной сферы, разбивая е на составляющих акторов и "унитарные действия" посредством применения референтной рамки действия. Так как концепция Дюркгейма сущностно несовместима с волюнтаристской теорией (волюнтаристского, рационального) действия, такая интерпретация служит обоснованием теории действия Парсонса с помощью классика (Giddens, 1984: XIII-XIV). То, что конвергенция сомнительна в отношении Дюркгейма, критика считает свидетельством против волюнтаристской теории действия Парсонса (Camis, 1992;

Pope, 1973).

Часто критикуют парсоновскую интерпретацию соотношения теорий Дюркгейма и Вебера. Парсонс их трактует как "заметное поэтапное взаимное отражение Вебера и Дюркгейма" (1937: 717), тем самым поддержав тезис о конвергенции в части теории действия. Напротив, Сорокин развивает обратный, неконвергентный тезис в книге, которую Парсонс называет "самым широко используемым компендиумом в этой сфере в 1930-е годы" ("Социологические теории"). Парсонс, считая тезис о конвергенции более походящим, использует его для оскорбительного (Camic, 1989) в адрес Сорокина сравнения своей "Структуры" и "Социологических теорий" Сорокина. Конечно, оценка Сорокиным (1966) "Структуры" и других работ Парсонса не более лестна (Johnston, 1995).

Однако нейтральное сравнение двух magna opera подтвердило бы скорее тезис о дивергенции, чем конвергенции, особенно Вебера и Дюркгейма. Конечный вывод тезиса о конвергенции у Парсонса кажется скрытым подтверждением его собственной теории. Как замечают некоторые критики, это дополняет искажение значимых расхождений предшественников, главным образом Вебера и Дюркгейма, которых "вписывают в более поздние теории" (Pope et al., 1975). Парсонс, можно сказать, интерпретирует классиков, а именно Вебера и Дюркгейма, так, будто их теории - лишь введение к его собственной социологической концепции и теории действия (Giddens, 1984: XIII XX). Он необоснованно подчеркивает сходство Вебера и Дюркгейма в части волюнтаристской теории действия, хотя Дюркгейм даже не теоретик действия в привычном понимании. Тезис о конвергенции двух классиков мешает Парсонсу видеть ключевое расхождение между ними, что делает Сорокин в "Социологических теориях"6. Таблица 2 резюмирует этот раздел.

стр. Таблица Социологическая мета-теория Парсонса и Сорокина Элемент Парсонс Сорокин Теоретическая Псевдо-номинализм Модифицированный методология (референтная рамка холизм (интегрализм) действия) Выбор теории Спорный и Принципиальный и ограниченный (Вебер, полный Дюркгейм, Парето, Маршалл) Конвергенция или Теоретическая Теоретическая дивергенция конвергенция в дивергенция и волюнтаристской плюрализм. Нет единой теории действия теории действия Интерпретация В функции В контексте общего классической теории подтверждения своей развития теории социологической теории СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Bourricauld F. The Sociology of Talcott Parsons. Chicago, IL: University of Chicago Press. 1981.

Buxton W. Snakes and Ladders: Parsons and Sorokin at Harvard // J. Ford M., Richard P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment. New Brunswick, NJ: Transaction. 1996.

Camic C. "Structure" after 50 Years: The Anatomy of a Charter // American Journal of Sociology. 1989, 95(1): 38 - 107.

Второй аргумент в сравнении с полнотой, эрудицией и ясностью "Социологических теорий" Сорокина таков:

"Структура" Парсонса ограничена в описании теорий, малопонятно их представляет, хотя почти как и Сорокин Парсонс был прекрасно знаком с европейской социологической традицией.

Camic C. Reputation and Predecessor Selection: Parsons and the Institutionalists // American Sociological Review 1992, 57(4): 421 - 445.

Cohen J., L. Hazelrigg, W. Pope. De-Parsonizing Weber: A Critique of Parsons' Interpretation of Weber's Sociology // American Sociological Review 1975, 40(2): 229 - 41.

Collins R. Weber's Last Theory of Capitalism: A Systematization // American "Sociological Review 1980, 45(6): 924 - 42.

DiTomaso N. Sociological Reductionism from Parsons to Althusser: Linking Action and Structure in Social Theory // American Sociological Review. 1982, 47(1): 14 - 28.

Edgeworth F. Mathematical Psychics. NY: Kelley. 1967.

Ford J. Sorokin's Methodology: Integralism as the Key // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Giddens A. The Constitution of Society. Berkeley: University of California Press. 1984.

Hanson R. Sorokin as Dialectician // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization.

A Centennial Assessment.

Heilbron J. Auguste Comteand Modern Epistemology // Sociological Theory 1990, 8(2): 153 - 62.

Holmwood J. Founding Sociology? Talcott Parsons and the Idea of General Theory. London: Longman.

1996.

Johnston B. Pitirim A. Sorokin. Lawrence, KS: University Press of Kansas. 1995.

Johnston B. Sorokin's Life and Work // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Levine D. (1989) Simmel as a Resource for Sociological Metatheory // Sociological Theory 7(2): 161 - 774.

LevineD. (1991) Simmel and Parsons Reconsidered // American Journal of Sociology 96(5): 1097 - 1116.

Nichols L. (1989) Deviance and Social Science: The Instructive Historical Case of Pitirim Sorokin // Journal of the History of the Behavioral Sciences 25: 335 - 55.

Nichols L. (1996) Sorokin and American Sociology: The Dynamics of a Moral Career in Science // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Parsons T. (1931) Wants and Activities in Marshall // Quarterly Journal of Economics 45: 101 - 140.

Parsons T. (1932) Economics and Sociology: Marshall in Relation to the Thought of His Time // Quarterly Journal of Economics 46: 310 - 345.

Parsons T. (1937) The Structure of Social Action. New York: Free Press.

Parsons T. (1951) The Social System. New York: Free Press.

Parsons T. (1966) Societies. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Parsons T. (1970) Social Structure and Personality. New York: Free Press.

Pope W. (1973) Classic on Classic: Parsons' Interpretation of Durkheim // American Sociological Review 38(4): 399 - 415.

Pope W., Jere C., L. Hazelrigg (1975) On the Divergence of Weber and Durkheim: A Critique of Parsons' Convergence Thesis // American Sociological Review 40(4): 417 - 427.

Rambo E. Conceiving Best Outcomes within a Theory of Utility Maximization: A Culture-Level Critique // Sociological Theory. 1995, 13(2): 145 - 160.

стр. Richardson D. Civilizational Worldviews as an Aggregate of Intuitions // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Savage S. The Theories of Talcott Parsons. NY: St Martin's Press. 1981.

Sciulli D. Talcott Parsons' Analytical Critique of Marxism's Concept of Alienation // American Journal of Sociology 1984, 90(3): 514 - 40.

Sorokin P. Contemporary Sociological Theories. Cambridge, MA: Harvard University Press. 1928.

Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. NY: American Book Company. 1941.

Sorokin P. Fads and Foibles in Modern Sociology and Related Sciences. Westport, CT: Greenwood Press.

1956.

Sorokin P. Society, Culture, and Personality. NY: Cooper Square. 1962.

Sorokin P. The Sociology of My Mental Life // P. Allen (ed.) Pitirim Sorokin in Review. Durham, NC:

Duke University Press. 1963.

Sorokin P. Sociological Theories of Today. NY: Harper & Row. 1966.

Stark W. Herbert Spencer's Three Sociologies // American Sociological Review 1961, 26(4): 515 - 21.

Talbutt P. Sorokin's Challenge to Modernity // Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Tiryakian E. Sorokin Remembered // J. Ford, M. Richard, P. Talbutt (eds) Sorokin and Civilization: A Centennial Assessment.

Turner J., A. Maryanski. Functionalism. Menlo Park, CA: Benjamin/Cummings. 1979.

Weber M. Economy and Society: An Outline of Interpretive Sociology. NY: Bedminster Press. 1968.

Перевод А. А. КОЖЕВНИКОВОЙ, Н. В. РОМАНОВСКОГО стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.