WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Антуан Компаньон Статья поступила в редакцию АМЕРИКАНСКИЕ УРОКИ1 в октябре 2010 г.

Шанхайская классификация, породившая в нас уверенность, что Франции необходима реформа высшего образования, уже многие годы творит из американского университета настоящий миф. Из-за этой классификации о нем говорят либо как о некоем идеале, либо как о некоей потенциальной угрозе. Но мы ведь зна ем, что любой миф очень далек от реальности. Приведет ли он нас в конечном счете к тому, что мы начнем отметать общепринятые взгляды на так называемую университетскую модель Америки?

Французской университетской системе в последнее время при шлось столкнуться с неуклонно нарастающей приватизацией уни верситетов и все увеличивающейся коммерциализацией образо вания, стандартизацией обучения и профессий, универсализацией специальностей, а также с тем, что ее выпускникам после получе ния образования удается устроиться лишь на временную работу, и с тем, что идеология оценки работы, ее результата и последую щего вознаграждения существенно изменились. И конечно, очень хотелось бы понять, приведут ли все эти изменения, осуществляе мые согласно Болонскому процессу, к созданию единого европей ского пространства высшего образования «по образцу англосак сонского неолиберализма»? Или же нам, скорее, стоит положиться на другую совокупность волшебных пунктов и предписаний: трак товки будущего экономики знаний, пользу конкуренции учебных заведений и повышения стоимости зачисления в эти заведения, показателей результативности, годовой производительности, эф фективности, итоговой стоимости, премий за заслуги и частного финансирования?

Рассмотрим дюжину общепринятых во Франции представлений об американской системе обучения в университетах. Обсудим об разовательную систему в целом, размеры и структуру учебных за ведений, стоимость обучения и отбор студентов, рынок дипломов, конкуренцию, общее развитие и управление, академические сво боды и использование фондов. Совершим краткие исторические экскурсы, без которых невозможно обойтись. Если вдруг по пути обнаружатся какие-либо недоразумения или недомолвки, подума ем о том, какие можно извлечь из них уроки для высшего образо вания во Франции, помня при этом, что и университетская систе ма в Америке так же стоит на перепутье, что она точно так же уяз вима, как наша.

Compagnon Antoine. Leons amricaines // Revue mensuelle «Le Dbat». 2009.

No. 156. P. 99–116 (пер. с франц. А. Устинова).

Антуан Компаньон Американские уроки Итак, первая избитая истина: есть некая определенная мо- Многосту дель американского университета, существует некий его образец.

пенчатая На самом деле это не так. Американские университеты очень силь система об но отличаются друг от друга, гораздо больше, чем французские разования учебные заведения. В Америке в 2007 г. насчитывалось 4314 учеб ных заведений интересующего нас уровня, из которых 2629 пред лагали обучение в течение четырех лет, а 1685 — в течение двух лет. Менее 5 % из них — это то, что называют исследовательски ми университетами (research universities), около ста, а еще точ нее 96, из них — с очень высокой исследовательской активно стью (very high research activity), согласно оценкам Фонда Карнеги по развитию обучения (Carnegie Foundation for the Advancement of Teaching). Именно эти учреждения и имеют в виду чаще все го, а про все остальные просто-напросто забывают, когда гово рят во Франции об американском университете. То есть обсужда ют те высшие учебные заведения, которые стоят на самом верху Шанхайского рейтинга.

Среди этого весьма небольшого числа, среди этой сотни инсти тутов можно выделить, например, Лигу плюща, состоящую из вось ми частных университетов на северо-востоке страны: основанный в 1636 г. Гарвард и ведущий свою историю с 1769 г. Дартмут, ко лониальные и конфессиональные учреждения (плюс Корнельский университет, возникший в 1865 г.), которые в ХIХ в. были так на зываемыми finishing scools 2, функционировавшими по модели ан глийских публичных школ (public scools), в которых получала обра зование элита. Они умело применяли также и различные немецкие методы обучения, и модели исследовательских университетов по сле создания в 1876 г. в Балтиморе Университета Джона Хопкинса.

Дата его основания и считается датой рождения современного американского университета.

Все эти восемь вузов входили в Ассоциацию американских университетов (Association of American Universities, AAU), основан ную в 1900 г. 14 членами (с тех пор из ассоциации вышли только два из 14 университетов-основателей) и объединяющую сегод ня 60 учреждений (если учесть еще два канадских). эти 60 чле нов ассоциации, т. е. 60 учреждений из насчитывающихся в стране 4000 учебных заведений, или 1,5 % всех учреждений высшего об разования, получают приблизительно 60 % федерального финан сирования, выделяемого на образование, на их долю приходится около 53 % докторантов, 69 % постдокторантов, 43 % Нобелевских премий начиная с 1999 г. и 74 % всех Нобелевских премий США, две трети ежегодных номинаций Американской академии науки и искусства. И все это лишь 6 % студентов (undergraduate, уро вень L) и 18 % общего числа выпускников (graduate, уровни M и D).

Между Гарвардом и общинным колледжем (community college) в эль-Пасо гораздо меньше общего, чем между эколь нормаль Finishing scools — частные школы для девочек, обучавшие преимущественно правилам поведения и хорошим манерам. — Примеч. ред.

Размышления о...

на улице Ульм и Университетским технологическим институ том в долине Ло. Во Франции все учебные заведения действу ют на основе единого кодекса образования, пересмотренного Законом о свободах и ответственности университетов от 10 авгу ста 2007 г., все преподаватели подчиняются единому уставу, изме ненному знаменитым декретом от 23 апреля 2009 г., который так бурно обсуждался в течение всего последнего учебного года, а все дипломы являются национальными. Даже если весь этот эгалита ризм всего лишь некий фасад, внешняя сторона здания, мы мо жем с уверенностью говорить о французском университете с боль шой буквы «У», прекрасно зная, что он не существует со времен Наполеона I. Третья республика полностью изменила структуру факультетов, а закон эдгара Фора от 1968 г. — структуру универ ситетов. Однако невозможно писать с большой буквы «У» амери канский университет, ибо таковой не существовал никогда.

Американский университет не является единым, он множе ствен, различен, дифференцирован или, как говорят еще, много ступенчат. Самый явный тому пример — это калифорнийская пу бличная университетская система, оригинальное изобретение в области построения высших учебных заведений, главное ново введение, последовавшее после создания Университета Джона Хопкинса в 1876 г. Речь идет о трехступенчатой системе публично го высшего образования (three-tier public higher education system), учрежденной Калифорнийским генеральным планом высшего об разования 1960 г. Три ступени — это, во-первых, Калифорнийская университетская система (University of California system), в состав которой входят 10 университетских городков и в которой обуча ются 190 000 студентов. Она выпускает бакалавров гуманитарных наук, бакалавров естественных наук, магистров гуманитарных наук и докторов философии. Во-вторых, Калифорнийская государствен ная университетская система (California state university system), охватывающая 23 кампуса и 420 000 студентов, выпускающая ба калавров гуманитарных наук, бакалавров естественных наук, ма гистров гуманитарных наук. В-третьих, Калифорнийская система общинных колледжей (California community colleges system), вклю чающая 110 городков и 2,5 млн студентов, выдающая диплом че рез два года после начала обучения и выпускающая associate of arts и associate of science3.

Во Франции известны Беркли и Калифорнийский универси тет в Лос-Анджелесе, менее известны университеты Сан-Диего и Санта-Барбары, Ирвин и Дэвис — вузы, которые принадлежат к первой системе, а обо всех остальных, наиболее многочисленных учреждениях никто ничего не слышал. Хотя именно у них — у учеб ных заведений второй и третьей ступеней калифорнийской систе мы и их разновидностей в других штатах — французам есть чему Associate of arts, associate of science — степени, присваиваемые по окончании колледжа с двухгодичным неполным обучением, соответственно в области ис кусств и наук. — Примеч. ред.

Антуан Компаньон Американские уроки поучиться. Главное: именно они создают условия, при которых 64 % молодых американцев имеют возможность учиться в универ ситетах. Во Франции эта доля молодежи гораздо меньше — 37 %.

В США около 60 выдающихся исследовательских университе тов — это наводит на мысль, что на французской «лестнице» най дется место еще для десятка или для дюжины учреждений такого рода. Они существуют, но о них не кричат на каждом углу, и они сами заинтересованы в этом, так как не хотят вызывать лишний раз недовольство по поводу их элитарности. Однако они также по лучают около 60 % средств, отпускаемых на образование.

Примечательно, что на всех ступенях калифорнийской си- Учебные за стемы средняя численность студентов в вузе составляет око ведения ло 20 000 человек. Американские университеты не такие уж боль средней ве шие: Принстон — 7000 студентов: 5000 учащихся и чуть больше личины 2000 выпускников, Гарвард — 19 000: 7000 + 12 000, Университет Джона Хопкинса — 19 500: 4500 + 15000, Колумбийский — 25 000:

7000 + 18 000, Университет Мичигана, государственный универ ситет, один из самых больших и лучших, — 41 000: 26 000 + 15 000, Университет Техаса в Остине — 48 000: 37 000 + 11 000. В наибо лее крупных и популярных публичных университетах редко об учаются более 50 000 студентов (университеты штатов Огайо, Аризона, Флорида, Миннесота). Среди наиболее известных ис следовательских университетов ни один не насчитывает более 25 000 студентов.

Во Франции университетам необходимо воссоединиться для того, чтобы они стали настоящими университетами, т. е. учебны ми заведениями, в которых различные науки и их преподавание связаны между собой тесно и прочно. это воссоединение позво лило бы преодолеть раскол и обособление отдельных дисциплин, возникшие в 1968 г. в результате создания отдельных универси тетов на основе прежних факультетов в региональных центрах и в Париже, когда каждый факультет делился на два по идеоло гическим основаниям. Однако, конечно же, совершенно ни к чему создавать демографических монстров. Недавно получила распро странение свежая идея: если воссоздать университет Парижа intra muros4, то он станет первым в Шанхайской классификации. Но если он объединит 170 000 студентов, приходящихся на парижские уни верситеты от I до VII, то это чудо будет иметь размер десятой ком муны Франции и станет просто неуправляемой громадиной.

Страсбург-I, Страсбург-II и Страсбург-III, объединенные в 2009 г., уже собрали 40 000 студентов, из которых 23 000 — лицен зиаты. Возникшая структура сравнима с самыми большими аме риканскими публичными университетами (к примеру, в Мичигане или Техасе). Но унификация в Бордо создаст учреждение, в кото ром будут учиться 58 000 студентов, в Марселе — более 60 000, Intra muros (лат.) — в стенах, в пределах (города и т. п.). — Примеч. ред.

Размышления о...

в Тулузе — более 65 000, в Лионе — более 80 000. это размеры университетов стран Юга.

Представить себе рационализацию подобного рода в Париже еще сложнее. Ведь речь идет еще и о том, что многодисциплинар ная система (настоящие университеты) разрушит сложившуюся специализацию и группировки и сведет на нет конкуренцию и со перничество между Парижем-I и Парижем-II в области права, меж ду Парижем-III и Парижем-IV в области литературы, Парижем-VI и Парижем-VII в области естественных наук. Здесь можно сослать ся на опыт союза между Парижем-II, III, IV и VI, объединяющего 80 000 студентов, из которых 55 % — лицензиаты. Если и есть что то, что можно взять от американской модели, то это сильнейшее противодействие такого рода бреду о гигантских размерах.

Маленькие Вторая особенность американских университетов, которая бросается в глаза, — после уже упомянутых скромных разме колледжи ров — это дробление на структуры, численность учащихся в кото и большие рых очень невелика. Большие частные университеты формируют университеты маленькие колледжи (7000 студентов в Гарварде и Колумбийском университете). В крупных государственных университетах студен ты (26 000 человек в Университете Мичигана, например) распре деляются среди большого числа колледжей. что же касается кол леджей свободных профессий, они не больше, чем средние школы во Франции: в Амхерсте 1600 студентов, в Уэллсли 2300 студен тов, 2800 учащихся и 200 выпускников в Уэслиане. Американский университет — это целая федерация колледжей и профессиональ ных школ, и все они имеют вполне человечные размеры. Разница в численности учащихся и получивших дипломы ни в одном из них даже не приближается к той, которую мы имеем во Франции, осо бенно если мы говорим о лицензиатах.

В основании американского университета, как публичного, так и частного, всегда лежит некий колледж, который представляет собой его историческое и социальное ядро. этот университет рас ширяется и становится все более разносторонним. Французский университет строится «наоборот» и больше похож на пирамиду.

Как и средняя школа, он дробится на множество подразделений.

Начиная с 1960 г. как во Франции, так и в США происходи ла демократизация высшего образования, но осуществлялась она абсолютно по-разному. С момента своего основания в 1966 г.

Университетский технологический институт уделял все меньше внимания ускоренному высшему образованию и двигался в сторо ну системы высшего образования, похожей на калифорнийскую tier system. Таким образом, первоначальная задача этого учреждения была практически позабыта. Вместо того чтобы готовить бакалавров технологии, они занялись подготовкой бакалавров общих специаль ностей, которые в высшем или среднем профессиональном учебном заведении классифицировались как учащиеся подготовительного отделения, и другие университеты относились к ним с недоверием.

Антуан Компаньон Американские уроки что же касается второй волны демократизации во Франции в кон це 1980-х годов, она происходила из-за разбухания в университе тах первых учебных циклов, более дешевых, но не вполне пригодных для обучения новых поколений бакалавров.

И сегодня мы платим высокую цену за подобное отклоне ние учебных заведений от их первоначального курса и экономию средств. Выпускники Университетского технологического институ та — как бакалавры технологии, так и уже иначе обученные бакалав ры общих специальностей — раскритикованы в пух и прах в универ ситетах, где оценки их полного провала варьируют от 32 до 70 %.

И мы уже в третий раз наживаем себе неприятности, ратуя за авто номию университетов, один из результатов которой — трансформа ция университетской системы в многоступенчатую (tier system) — вызовет смещение всех возможных полюсов столичных институтов и их факультетов. Безусловно, такой результат для кого-то желате лен. Однако он совершенно постыдный, немыслимый, он противо речит демократическому эгалитаризму и вызовет однажды скан дал. Изменения произойдут без общественно-политического об суждения, без какого-либо научного проекта и территориальной реорганизации, в полном хаосе, хотя французские университеты могли уже получить некий опыт в 2008–2009 гг., одни в области на уки, другие в области литературы и искусства.

Мы все еще преодолеваем трудности, связанные с реализа цией во Франции многоступенчатой системы — неважно, стро ится она по американской или по какой-либо другой модели, — со всеми возможными промежуточными этапами между ступе нями, которая призвана увеличить долю французов, получивших университетский диплом (16 % в 2006 г., 24 % в возрастной группе от 25 до 34 лет), до среднего показателя в странах Организации экономического сотрудничества и развития (19 % населения, 25 % в возрастной группе от 25 до 34 лет) или же до уровня США (35 % в группе населения от 25 до 34 лет).

что подразумевают во Франции под неравноправием в сфере Расходы высшего образования в Америке? Там выбор учебного заведения на образова зависит от цены, тогда как у нас обучение практически бесплат ние и пере но. Да, обучение в американских университетах дорого обходит распределе ся тем, кто за него платит. Но, с одной стороны, все исследова ния показывают, что высшее образование — это хорошая инвести- ние доходов ция средств, притом что доходы потом можно получать всю жизнь.

С другой стороны, процесс поступления или приема в многочис ленные частные университеты обусловлен политикой позитивной дискриминации — affirmative action5 и тем, что называют need-blind Affirmative action — политика или программы, проводимые с целью устранить или смягчить дискриминацию в области образования определенных групп на селения. — Примеч. ред.

Need-blind — политика приемных комиссий в колледжах США, редко в частных и практически во всех государственных: при вынесении решения о приеме в Размышления о...

и full-need7, возможностями, которые дает диплом, а также тем, что финансовая помощь может покрывать все расходы, и наличие се мейных средств не играет при этом никакой роли. Отбор основы вается на первичных критериях (знаменитый SAT, Школьный оце ночный тест, в частности). Таким образом, 55 % учебного потока, поступающего в Принстон, получают финансовую помощь, которая на 92 % исходит из собственных источников университета.

Естественно, такой подход не может решить все проблемы, неравноправие существует. Дискриминация в подлинном смыс ле этого слова появляется сегодня не из-за денег, существует еще и так называемая культурная дискриминация, которая ничем не лучше. И сегодняшний кризис, в результате которого снижают ся дотации университетов и беднеет средний класс, делает систе му финансовой помощи более чем хрупкой.

Тем не менее давно известно, что разница между бесплат ным первоначальным и средним образованием и квазибесплат ным высшим образованием, которое получают гораздо чаще бога тые, чем бедные, никак не влияет на перераспределение доходов во Франции. Мораль: в худшем случае бедные платят вместо бога тых. Платное высшее образование, совмещенное со стипендиями и ссудами, было бы более справедливым. Тут можно себе предста вить много различных систем, в том числе австралийскую Higher Education Loan Programme8, систему займов и ссуд, индексирован ных и возмещаемых за счет налогов на доходы, когда студент за канчивает обучение и начинает работать.

Отбор и кон- В США студенты напрямую зависят от критериев отбора, а пре подаватели — от конкуренции. Будь вы на стороне правых или куренция левых, нравится вам это или не нравится, в обоих случаях никто не хочет знать, что в американской многоступенчатой системе — иерархичной и вариативной — есть место для каждого. Так, на пример, University of California system выбирает студентов сре ди 12,5 % кандидатов, получивших лучший результат в Школьном оценочном тесте (SAT), California state university system — из 33,3 % лучших учеников, а California community college system принимает всех желающих.

Формально во Франции нет системы какого-либо отбо ра при поступлении в высшее учебное заведение. Однако се лекция на подготовительных отделениях (13,3 % новых бакалав ров общих специальностей, записавшихся на получение высшего колледж того или иного абитуриента не учитывается его финансовое положе ние, в результате колледж оказывается вынужден оказывать многим студентам финансовую поддержку. — Примеч. ред.

Full-need — в американских колледжах финансовая поддержка, оказываемая всем поступившим студентам. — Примеч. ред.

Higher Education Loan Programme — австралийская государственная програм ма поддержки высшего образования, которая дает возможность студентам от срочить внесение платы за учебу до того момента, когда они окончат обучение и начнут зарабатывать. — Примеч. ред.

Антуан Компаньон Американские уроки образования в 2007/2008 г.) точно такая же, как на первой ступени калифорнийской системы. Возникает вопрос: что лучше, замаски рованный отбор или же селекция, которая благодаря своей про зрачности не позволяет проникнуть на свою территорию так на зываемым инсайдерам, т. е. детям людей, работающих в системе образования?

что касается преподавателей, ситуация более-менее схожа.

Система publish or perish9 беспощадна, и неназначение на долж ность и невключение в штат — это норма в топ-заведениях.

Преподаватели стараются бодриться, когда бывает нужно побла годарить коллегу после многих лет преданной службы, говоря себе, что он найдет неплохое место на ступеньке пониже, — так обычно и происходит, если все идет хорошо, — и, конечно, ничто не мешает ему вернуться потом на прежнюю ступень, если он бу дет публиковаться.

Исследования всегда предполагают конкуренцию в целях при влечения талантов и получения финансирования. Постоянное стремление к превосходству, соперничество, дух соревнования и использование одних и тех же ресурсов — это двигатель амери канского исследовательского университета с тех пор, как Дэниел Гилман задумал Университет Джона Хопкинса в 1876 г. после дол гого пребывания в Германии, и с тех пор, как Джон Д. Рокфеллер основал в 1891 г. Университет чикаго. эти два университета стре мятся сконцентрировать все внимание на лабораторных иссле дованиях и семинарах на немецкий манер. Прежние конфессио нальные колледжи очнулись от своего элитарного оцепенения, когда Хопкинс и чикаго перетянули к себе их лучших профессо ров и Джон Хопкинс освоил систему институтов докторов фило софии (Ph. D. Institutions), которая сложилась очень быстро за счет так называемого привоя германского исследовательского универ ситета к американским колледжам свободных профессий, осно ванным на британской системе. четырнадцать из них объедини лись в Ассоциацию американских университетов с 1900 г. Начиная с этой даты список наиболее конкурентоспособных университетов практически не менялся. Сегодня их можно насчитать пятнадцать, из которых двенадцать (отмеченных звездочкой) были членами основателями Ассоциации американских университетов в 1900 г.:

шесть прежних колледжей Лиги плюща, преобразовавшихся в пол ноправные университеты, — это Гарвард*, Колумбийский уни верситет*, Принстон*, йель*, Пенсильванский университет*, Корнельский университет*;

четыре государственных университе та land-grant, т. е. имеющих дотацию в виде земельного капитала от государства, полученную в конце XIX в., — университеты штатов Мичиган*, Висконсин*, Калифорния*, Иллинойс;

пять частных уни верситетов — Джон Хопкинс*, чикагский университет*, Стэнфорд*, Publish or perish (англ.) — публикуйся или погибнешь. — Примеч. ред.

Размышления о...

Калифорнийский технологический институт и Массачусетский тех нологический институт.

Внутри этой небольшой группы существует очень интенсив ное соперничество. И если оно может быть полезным для систе мы в целом, то между отдельными университетами оно порождает продолжительные конфликты. К примеру, очень актуальная сегод ня проблема во Франции: баланс между образованием и научными исследованиями. В США напряжение между этими двумя областя ми усилилось начиная с 80-х годов прошлого века с появлением free agents 10. Смещение акцента с педагогической деятельности на научную стало очень важным фактором при приеме на рабо ту. Главы наиболее доблестных университетов — университетов, сознающих историческую задачу своих колледжей, университе тов, прислушивающихся к мнению сообщества выпускников, ко торые поддерживают свою альма матер финансово, да и просто напросто самых старых университетов, подчиняющихся теперь новым богатым учреждениям, не так давно появившимся на рын ке, — не перестают напоминать об особой важности самого обра зования, даже если для них главным является научное исследова ние и именно за это исследование они получают различные субси дии и дотации. Дерек С. Бок из Гарварда и А. Барлетт Джиаматти из йеля — двух университетов, у которых гораздо больше средств, чем у других, — попробовали напомнить о традиционной этике:

«К сожалению, жребий высшего образования, который мы вытя гиваем, словно играя в азартную игру, вынуждает к тому, чтобы мы, занимаясь со студентами, уделяли гораздо меньше времени нашим лучшим исследователям!» Об этом важно знать, когда мы говорим во Франции о сомнениях, возникающих на схожей почве.

По факту в США преподаванию разных дисциплин уделяется не одинаковое внимание (гораздо больше часов отводится на гума нитарные науки, чем на точные). А что касается властей, то они не часто идут на то, чтобы вписать в контракт преподавателя какие либо привилегии или оговорки: конкуренция существует, и другие будут более сговорчивы, ведь речь идет о зарплате.

Выдача чего мы еще не слышали об автономии университетов? Везде один и тот же припев: по американской модели университеты, дипломов пользуясь полнейшей свободой, смогут выдавать все виды дипло мов, которые захотят предъявить на рынке. Весной 2007 г. Figaro и Liberation опубликовали схожие сведения, но в одном случае они превозносились как успех, а в другом — осуждались. И с обеих сторон была одна и та же недооценка, одно и то же незнание.

Высшее образование в США представляет собой рынок, притом довольно устоявшийся, как, скажем, рынок игрушек или лекарств.

Университеты тесно связаны с независимыми региональными Free agents (англ.) — выражение пришло из мира спорта, где оно означает про фессиональных спортсменов, которые имеют право заключать контракты с лю бым спортивным агентством. — Примеч. ред.

Антуан Компаньон Американские уроки агентствами, признанными государством, они проходят при них так называемую аккредитацию каждые десять лет на основании про цедуры еще более сложной, чем принятие наших обновляющихся каждые четыре года контрактов, которые точно так же согласовы ваются между университетами и министерством. Наше министер ство ввиду столкновения в данном вопросе множества интересов удерживает свои кордоны в отношении стипендий и признает пра воспособными все дипломы. Для американской же аккредитации решающим моментом является налоговая льгота университета, а стало быть, и его финансовое выживание.

что касается дипломов, они аккредитованы государством, в ко тором находится университет. Можно, конечно же, изобретать но вые дипломы, но получить аккредитацию очень сложно, и самые трудные при этом — внутренние препятствия. К примеру, комитет образования школы, сенат университета и его комиссии, которые позиционируются как гаранты подлинности и репутации учреж дения, они коллективно ответственны, так сказать, за марку, и их бдительность беспредельна.

Ничего общего с той легкостью, с которой на французской тер ритории в течение последнего десятилетия были созданы более 1600 профессиональных учебных заведений, выпускающих лицен зиатов. В них занят очень маленький штат, там иногда почти нет сту дентов, и эти заведения никогда не смогли бы появиться на свет, если бы университеты иначе относились к своей репутации, а при знание правоспособности не зависело бы от министерства.

Рынок подвластен моде, как и все остальное. Селекция, кон- Роль куренция, мобильность — мы во Франции имеем привычку связы традиции вать все это с нестабильностью, спекуляцией, неустойчивостью.

Американский же университет всегда меняется и остается при этом самим собой. Ноам Хомски сказал, что дисциплина, которую можно заново начать изучать после пяти лет изучения, — мертвая дисциплина. Лаборатория и библиотека открыты для студентов двадцать четыре часа семь дней в неделю, научное исследование никогда не стоит на месте, образование беспрестанно обновляет ся, но институт — он всегда постоянен.

Судя по образу политических институтов страны, прочность и долговечность американского академического мира должны быть весьма впечатляющими: обратим внимание на его привер женность традиции, обычаям и привычкам, почти что консерва тизм. Мы гораздо более изменчивы. Шорт-лист лучших амери канских университетов мало изменился с 1900 г., когда они реши ли, что они — лучшие. Как же им удалось создать столь прочный монополизированный рынок? церемония вручения дипломов, облачение преподавателей в тоги, собрания воспитанников — вот видимые нам снаружи знаки того, что курс на реформы от сутствует точно так же, как и стремление к модернизации лю бой ценой. В Сорбонне я опасался дать студентам хотя бы крохи Размышления о...

административной информации, так как был уверен, что из-за ре форм где-нибудь обязательно ошибусь. В США учебные структуры мало меняются, а адаптация продолжается даже тогда, когда это вроде бы и не нужно. Конституция в течение почти двух веков — академическая rule of law11 — почти неизменна.

В мире общего права (common law) университетская жизнь основывается на юриспруденции. В Колумбийском университе те, учреждении, которое мне близко, у каждого департамента есть свой собственный внутренний регламент, составленный десятки лет назад, с которым никогда не считаются, его использование все больше и больше отходит в прошлое. это на самом деле два про тивоположных мира: мир прецедента и мир постоянного распада.

У нас же громоздят один текст на другой и половину из них не ис пользуют. Закон о свободах и ответственности университетов, уставной декрет — были ли они столь необходимы? Весной 2007 г., когда меня пригласили сказать речь во время принятия конвенции Союза народного движения, я встал на защиту экспериментов.

Первое, что я услышал, была реплика одного из университетских работников: он утверждал, что мы также хотим перелома в систе ме образования. Ему аплодировали. Реформа — это навязчивая идея американских университетов: она сдерживает рост частных финансовых фондов. Взносы выпускников и их семей в финанси рование высшего образования — самый весомый противовес ре формам, которому ничто не должно мешать… Оценка каче- «Оценка качества образования» — вот новое словосочета ние, по которому можно узнать приверженца иностранной систе ства образо мы во французском Министерстве образования. Вот наша панацея вания и спасательный круг. И все думают, что все это из Америки. Нет.

Все говорят на английском о course evaluation12, об оценке обра зования, а вот французское слово «оценка» никто не употребляет.

Однако между американской оценкой и новой французской догмой, которая так беспокоит работников университетов, нет ничего обще го. Предполагается, что если преподаватель работает в универси тете — значит, он хорошо делает свое дело. Таким образом, оцен ка качества образования предназначена в большей степени для тех, кто в ней заинтересован, и она не так уж часто выносится директо ром соответствующего департамента. Единственный момент в те чение всей карьеры, когда качество обучения кем-то проверяется или анализируется, — это момент назначения на должность.

Если в американском университете мало говорят об оценке ка чества образования, то потому, что эта оценка выставляется чуть ли не каждый день, незаметно. Там это очень важно, и, естественно, Rule of law (англ.) — норма права. — Примеч. ред.

Course evaluation (англ.) — система оценки студентами различных аспектов преподаваемого им курса (педагогических приемов, доступности изложения, содержательности материала и т.д.) с помощью анонимных электронных или бумажных опросников. — Примеч. ред.

Антуан Компаньон Американские уроки оценка дается очень корректно. Оценка встроена в рыночные отно шения, касается всех аспектов университетской жизни, а не толь ко обучения или научной деятельности, оценка применима к каче ству знаний преподавателя точно так же, как, скажем, к интеграции студента или же к меню студенческой столовой. И главную роль здесь играет рынок. Он влияет и на получение знаний, и на про дление каждые четыре года контрактов, и на дипломы, и на пре подавателей, и на учебные учреждения. На конкурентном рынке учреждения типа Агентства оценки качества высшего образования и научных исследований, созданного во Франции в 2007 г., излиш ни. К тому же они и не стараются присутствовать на прозрачном рынке, так как их оценки не представляют собой окончательный вердикт: они оценивают, чтобы оценивать, не приводя ни к каким решениям.

В американских университетах ничего не оценивают без на мерения принять какое-либо решение, просто потому, что оцен ка, как и любая другая вещь, имеет свою цену. К тому же любой примат обладает способностью самостоятельно давать оценку са мому себе, обладает так называемой self-policing13, самой дей ственной из всех, так как она имеет непосредственное отношение к участнику действия. И по сути дела, это единственная серьезная оценка, самая строгая, так как она — гарант репутации. В каждом университете есть комитет преподавателей, который выслуши вает периодически все департаменты и дает свои рекомендации администрации заведения. Проработав долгое время в таком ко митете в начале 1990-х годов, я могу сказать, что никогда и нигде во Франции не встречал столь неусыпного внимания, требователь ности и взыскательности.

Может быть, наивно защищать достоинства self-policing сегод ня, во время кризиса на Wall Street. Однако американские универ ситеты нельзя определить иначе как саморегулируемые системы со всеми их преимуществами и недостатками. Неутешительные итоги известны: мода на бунты, free agents, интеллектуальные мыльные пузыри. Кризисы поражают без опозданий, которые в другое время могут быть вызваны социальными гарантиями и финансовым посредничеством, но из них быстро выходят. Сила Америки заключается в ее способности реагировать и в скорости самоисправления: после Буша к власти пришел Обама.

Сегодня в университетской сфере мы находимся на пол пути между планированием и рынком. Традиционная систе ма управления потрясена реформами, которые осуществляют ся сверху. Государство хотело бы возложить больше ответствен ности на учреждения и агентства, чтобы улучшить результаты их деятельности. Автономия, предоставленная учреждениям, пре образуется в тактику, нацеленную на достижение целей, опреде ленных центром. Результаты будут оценены на основе критериев, Self-policing (англ.) — процедура проверки группой своих членов на предмет соблюдения принятых правил и соглашений. — Примеч. ред.

Размышления о...

установленных тем же центром, который почти полностью контро лирует финансирование. При этом почти все агенты опасаются ав тономии: преподаватели не доверяют местной администрации — директорам школ и коллежей, главам лицеев, а те, оказавшись между молотом и наковальней, не имеют достаточных рычагов, чтобы верно использовать возможность оценки и взять в руки управление собственным персоналом.

В недостаточно конкурентной бюрократической системе оцен ка сводится к процедуре, определенной уставным декретом, со гласно которому все преподаватели и научные работники каждые четыре года подлежат аттестации. Учитывая их численность, ре ально возможна лишь формальная оценка, сводящаяся к условно му знаку, обозначению: людей будут распределять по классам — А, В или С. Настоящая же научная оценка — это по определению верх возможностей, surmesure. И если уж мы упомянули моду, то это от кутюр, а не прет-а-порте. А верх возможностей стоит дороже, чем пресловутое прет-а-порте. Невозможно достичь идеала, упла тив ту же цену, что и за обычную вещь. Хотя сегодня во Франции говорят об оценке качества знаний так, как если бы его стоимость не заслуживала упоминания. В США собрание комитета по назна чению в штат стоит солидных средств. Когда вакансия объявлена и начат поиск кандидата, глава департамента во время перегово ров затрагивает вопрос о бюджете, предоставленном ему адми нистрацией, чтобы вести поиск подходящей кандидатуры. Думая, что эта модель взята на вооружение, Закон о свободах и ответ ственности университетов учредил комитеты по особой селекции, но эти комитеты вынуждены существовать без соответствующе го фиксированного бюджета, и это все равно что клеить пластырь на протез.

Стоимость, оплата возможности отбора и оценки кадров — проблема, которую государство уже не сможет в ближайшем бу дущем игнорировать, если оно пытается создать «культуру ре зультата». Осенью 2007 г. я принимал участие в комиссии, которая рассматривала вопросы, касающиеся статуса преподавателя в на чальной и средней школе, которую возглавлял Марсель Пушар, и мне часто приходилось возражать представителям Министерства образования, которые считали, что «отбор стоит дорого, 38 млн евро в 2006 г. », и пытались снизить его стоимость. Я настаивал, и теперь в рапорте о работе комиссии можно прочесть, что «наци ональное образование — это настоящий работодатель. Стоимость приема на работу одного преподавателя, даже если его берут на постоянное место пожизненно, равняется 1200 евро». В сфе ре высшего образования берут на работу пожизненно, не подсчи тывая, сколько это стоит, но, конечно, затрачивая на это меньше средств, чем на обычную работу, с разницей в несколько сот евро, что совершенно неоправданно: принятие на работу лектора и ру ководителя семинара равносильно инвестированию многих мил лионов евро. Но ситуация меняется: комиссии по приему на работу Антуан Компаньон Американские уроки на 130 «золотых» мест, общих для исследовательских университе тов и организаций, занимающихся различного рода исследовани ями, созданных в 2009 г., обращались во многие иностранные уни верситеты и освоили бюджет весьма высокого уровня.

Настоящая оценка качества образования теснейшим образом связана с конкуренцией. Создание таких мощных централизован ных институций, как Агентство оценки качества высшего образо вания и научных исследований, означает, что во Франции конку ренции все еще опасаются и пытаются административно разде лить учреждения (автономия на основе четырехлетних контрактов) и агентов (изменения на основе национальной системы отчета).

В своем новом статусе служащий университета сможет, в прин ципе, заставить конкурировать между собой разные учреждения, но он должен будет все время спрашивать разрешение на перевод на другую должность (отпускной билет) у своего руководства, если захочет выставить свою кандидатуру на рынке, прежде чем истекут его четыре года в университете. Приходится выбирать: управлен чество или либерализм.

Авторы Закона о свободах и ответственности университе- Местное тов от августа 2007 г. намеревались сделать из главы универси управление тета настоящего патрона, владельца, начальника, генерального президента-директора. Предполагалось, что учреждению тре буется рациональный менеджмент для управления человечески ми ресурсами. И здесь снова, как справа, так и слева, все охотно вспоминают об американском влиянии.

Во время обсуждения закона в июне 2007 г. я выступил против недоразумений, имевших место в статье, опубликованной в Figaro.

Я убеждал, что власть, которую мы готовы предоставить этим за коном французскому президенту университета, — это не только власть президента американского университета, но и полномо чия президента административного совета, проректора, декана факультета, президента сената, главного финансового директо ра, не считая власти старейшин в школах, колледжах, магистра турах, юридических школах, школах бизнеса и т. д., — и все это без учреждения какой-либо другой власти, уравновешивающей учреждаемую. эту же аргументацию использовал во время пар ламентских обсуждений Франсуа Бейру.

В США президент исполняет волю избранных лиц. В боль ших университетах центральные власти представлены в гораздо меньшем объеме, чем у нас, и имеют достаточно сложную струк туру. Как предписывает, например, устав Колумбийского универ ситета, «общее руководство университетом находится в руках его административного совета, состоящего из 24 членов. члены со вета назначают президента, следят за отбором кадров на факуль тете и в высшей администрации, контролируют бюджет, следят за дотациями и защищают имущество университета».

Размышления о...

Президент определяет основные направления стратегиче ской деятельности университета. В этом смысле он решает, раз умеется, абсолютно все. Конечно же, в любом случае контракты с преподавателями подписывает не он, а секретарь универси тета, агент по связям между административным советом и выс шей администрацией: «Пополнение и обновление кадров препо давателей и условия их найма на работу сначала подтверждаются письменно главой департамента или деканом, потом они пода ются на одобрение проректора. Бюро секретаря передает пись ма о найме на работу по адресу после одобрения проректора».

Стоит отметить, что в процедурах найма на работу преподавате лей и обновления их контрактов, фиксирующих каждый год сум му их заработной платы, президент не упоминается вовсе. В этом отношении французская реформа, один из принципов которой вполне определенно сформулировал премьер-министр Франсуа Фийон весной 2007 г. — президент университета «может управ лять процессом приема на работу и выбирать преподавате лей», — является настоящей революцией. Следовательно, поло жения французских документов, которые делают из президента поливалентного руководителя и настаивают на его ответственно сти в качестве главы персонала, ни в коей мере не вдохновлены какой бы то ни было «американской моделью».

Управление американским университетом основано на чет ком разделении ролей между президентом и проректором, ко торый может называться по-другому, однако должностное лицо, исполняющее данные функции, неизменно присутствует и весь ма значимо в структуре вуза. Президент думает о будущем уни верситета, в то время как проректор — это гарант соблюдения традиций и их преемственности. Недавно я расспрашивал быв шего проректора Колумбийского университета о нынешнем кри зисе. «Он неплохо прошел, — ответил он мне в полном соответ ствии со своей ролью. — Изменения шли полным ходом, теперь они снова замедлились».

Президент больше занимается внешними отношениями, тог да как проректор посвящает себя внутренним вопросам. Вот по чему президента часто берут со стороны, а проректор обычно вы пускник того же университета, в котором работает, хотя, разуме ется, бывает и наоборот. Возвращаясь к опыту Колумбийского университета, «проректор, представлен он в единственном или во множественном числе, подчиняется президенту, является chief academic officer14. Он разрабатывает и воплощает акаде мический план для всего университета, создает отдельные про граммы и контролирует деятельность учреждения в целом, полу чает и рассматривает годовые отчеты деканов факультетов и ди ректоров административных советов университета».

Chief academic officer (англ.) — название должности проректора в американ ских исследовательских университетах и в колледжах искусств. — Примеч.

ред.

Антуан Компаньон Американские уроки Таким образом, президент находится в тесной связи с феде ральным государством, муниципальными властями, фондами, дарителями и выпускниками. Он разрабатывает стратегию раз вития, занимается созданием фондов, но практически не вмеши вается ни в повседневное функционирование учреждения, за ис ключением каких-либо чрезвычайных ситуаций — и лучше, чтобы таких не случалось, — ни в организацию обучения и исследова ний, в hiring and firing15 преподавателей, их деятельность, выпу ски, зарплаты и отпуска. Степень его властных полномочий за висит от того, как он понимает роль лидера, от его vision thing 16.

То есть от его авторитета и убежденности, уверенности в са мом себе и в своей деятельности. Сильный президент направля ет университет в определенное русло на достаточно долгое вре мя. Благодаря личному авторитету, а не президентской власти он влияет на отбор персонала, однако в целом академическое управ ление зависит от self-policing факультета под эгидой проректо ра. Именно под эгидой проректора и в его присутствии (кроме Гарварда, где основная сцена во власти президента) собирается комитет, который дает или не дает рекомендацию на должность, которую проректор представляет президенту, и тот ей следует.

Коллегиальность, коллективная ответственность, саморегуля ция не могут возникнуть сами по себе: они предполагают разделе ние властей и равновесие между ними. Модель управления, при нятая сегодня во Франции, совершенно не похожа ни на модель больших исследовательских университетов Америки, ни на мо дель колледжей свободных профессий или государственных уни верситетов. Скорее она напоминает модель частных учреждений, наиболее обустроенных и наиболее карьеристских. Их количе ство растет совершенно неконтролируемо, в них постоянно про исходят скандалы, так как президент держит в своих руках прак тически всю власть, они постоянно стремятся расширить число своих сторонников. Таких, как Джон Зильбер, очень своеобраз ный президент Бостонского университета с 1971 по 1996 г., ко торый постоянно был на виду у СМИ благодаря своей слишком большой зарплате, продаже дипломов и непрозрачным опера циям с недвижимостью, его слишком долгий мандат поддержи вался за счет финансовой успешности и, конечно же, за счет по вышения позиций университета в различных рейтингах. Или же Питер Диамандопулос, последователь Зильбера, изгнанный из Университета Адельфи в 1997 г. из-за слишком высокой зар платы, которую он сам себе назначил, а также по причине плохого управления учреждением. Мы не заимствуем лучшее из амери канских университетов — наоборот, самое плохое. Или как мини мум самое спорное: возможность местного управления без вся ких помех, тормозов, со стратегией высокого риска.

Hiring and firing (англ.) — прием на работу и увольнение. — Примеч. ред.

Vision thing (англ.) — в политике: долгосрочная стратегия. — Примеч. ред.

Размышления о...

С другой стороны, в таком традиционном университете, как Гарвард, Ларри Саммерс, прежний секретарь Казначейства при Билле Клинтоне, который путал свои роли и вмешивался без сты да в академическую жизнь, тотчас вызвал недоверие факультетов и был вынужден быстро подать в отставку, что доказывает пре красное функционирование академического саморегулирования.

Принцип, перед которым американское университет ское управление преклоняется, — это академическая свобода (academic freedom), самое главное понятие, которое словосоче танием «независимость преподавателей» передается недоста точно точно. Не имея сакрального характера первой поправки к Конституции, гарантирующей свободу слова (free speech), оно закрепляет два требования к преподавателям: freedom of inquiry и peer review, т. е. обязанность вести свои исследования к тому, к чему они и должны вести, и быть судимым коллегами по своим результатам, проектам и методам. Как лучше заставить почувство вать уважение, которое вызывает такая свобода? Она напомина ет нам, что в США нет возраста обязательного ухода на пенсию, университетские преподаватели разделяют с судьями привиле гию заниматься своей работой до самой смерти. Само по себе такое право, разумеется, не является чем-то исключительно чу десным — если не найдутся те, у кого есть повод преподавателей за это поблагодарить.

Думая, что они копируют Америку, европейские реформа торы приписывают американским университетам устаревшую и уже не существующую модель менеджмента — модель центра лизованного учреждения. Как говорил экономист Петер Джонсон об Оксфордском университете, они воспринимают «универси тет как бюрократическую машину, в которой преподаватели исследователи являются взаимозаменяемыми, сменными слу жащими на комплексном академическом заводе», тогда как се годняшние новейшие учреждения, придающие знаниям ценность и воспринимающие часть рынка как централизованно админи стрируемую монолитную структуру, умеют организоваться в лег кие автономные предпринимательские ячейки, самоконтролиру емые и гибко между собой связанные — как Microsoft, Apple или Google, образовавшиеся под влиянием университетской моде ли. В то время как предприятия будущего вдохновляются такими примерами, мы берем за модель управления французскими уни верситетами твердую, несгибаемую, иерархичную модель пред приятия прошлого.

это означает, что нам нужно избавиться от идеализации аме риканских университетов и от представления, что они суме ли так организовать управление, что оно более не представляет трудности — и это в ситуации борьбы за дефицитные ресурсы, осложненной экономическим и финансовым кризисом. На са мом деле в таких условиях решения принимаются достаточно тя жело и медленно по причине большого числа задействованных Антуан Компаньон Американские уроки участников — администраторов, факультетов, студентов, вы пускников: все они держатели какой-либо части власти, при том, что понятия власти и ответственности сейчас достаточно раз мыты. Решения, вынесенные на основе суждения коллег (peer review), часто оказываются неопределенными, уклончивыми: ака демическая территория — это, конечно же, не уголовная среда, но мы тем не менее часто не решаемся выносить строгое суж дение по отношению к соседу из-за опасения получить в отмест ку негативную оценку наших усилий. Любой выбор, будь он более или менее серьезен или же очень важен, если касается открытия или закрытия какого-либо департамента, — все что угодно в на шей с вами сфере предполагает заранее существование некой уверенности. Лишенная власти высшая администрация, если ей не хватает личного авторитета, ищет союзников среди препода вателей, следуя тактике создания коалиций (coalition building).

Она пытается найти опору, чтобы воплотить в жизнь свои проек ты, создать ядро факультета, которое станет основой будущего университета. Но преподаватели, которые служат затычкой, бу фером для администрации, воспринимаются как ее заложники, и коллеги перестают их слушать. Поиск союзников оказывается непродуктивным: он вызывает разделение, разобщение, а не же лаемое согласие. Нигде в мире невозможно управлять препода вателями. Как считал Джонатан Р. Коул, в течение долгого време ни занимавший должность проректора в Колумбийском универ ситете, «одно дело — сказать, что университеты будут процветать и уметь успех, развиваться, если отдадутся во власть своих лиде ров, умеющих создавать коалиции предпочитаемых преподава телей, и другое дело — найти метод, чтобы это удалось».

Хороший администратор университета — это тот, кто прово дит много времени, убеждая коллег, что его идеи исходят от них.

В компании заведомых эгоистов администратор достигнет сво их целей, только если будет ловко играть на своем авторитете, т. е. с помощью переговоров, осторожного объединения концент рических коалиций, прогрессивного поиска согласия. Отсюда и обеспокоенность французских преподавателей и исследовате лей после принятия закона 2007 г. и декрета 2009 г.: такие тра диции концентрации, коалиции и консенсуса почти неизвестны во Франции.

Программный закон об исследованиях от 18 апреля 2006 г. Образова и Закон о свободах и ответственности университетов сделали ние допол возможным образование партнерских университетских фондов.

нительных И снова мы думаем, что нам удастся перенять то, что свойствен фондов но американской модели. Ради расширения источников финан сирования французские университеты готовы создавать раз личные дополнительные фонды, как это делают государствен ные и частные университеты Америки. чего стоит подобная аналогия?

Размышления о...

Доходы частного американского университета складываются из трех составляющих: доходы от поступления и плата за обуче ние (tuition and fees), доходы от контрактов на ведение исследо ваний (research grants and contracts) и частное финансирование, т. е. доходы по вкладам и дары (private support: endowment returns and new gifts), к чему следует также прибавить медицинские дохо ды, так как любой научный институт располагает больницей и ме дицинской школой, плюс доходы с дипломов, аттестатов и т. д.

В среднем в частных университетах от 15 до 20 % бюджета со ставляют доходы по вкладам и пожертвования, в Гарварде это более одной трети бюджета и более 45 % в Принстоне, эти уни верситеты придерживаются правила благоразумного расходова ния (spending rule). В йеле в 2004 г. 24 % доходов составила опла та обучения, 28 % — научные контракты, 20 % — частные взносы, 17 % — оплата медицинского обслуживания. В государственном университете дотации местных властей часто компенсируют от сутствие доходов с капитала. Но в последнее время они снижа ются, и госуниверситеты также все чаще прибегают к созданию дополнительных фондов.

Нынешний кризис самым серьезным образом сказался на всех университетах. частное финансирование Гарварда — самое вы сокое среди университетов, 36,9 млн долл. на 30 июня 2008 г. — снизилось на 30 % в течение одного года (ходили упорные слу хи, что не на 30, а почти на 50 %, хотя Vanity Fair утверждал, что всего лишь на 23–25 %). Конечно, такое падение всего лишь воз вращает его на уровень 2005 г., но в бюджете следующего года (3,5 млрд долл.) у него вместо дополнительных 500 млн долл. бу дет пустое место. Финансовое положение в стране всегда неза медлительно отражается на американских университетах, начи ная с замораживания найма на работу и заработной платы, ро спуска административного персонала, переноса сроков работ, использования доцентов и помощников вместо профессорского состава и т. д., что, конечно, компрометирует уже обсуждавшую ся здесь tenure system17.

То, что французские университеты создают свои собствен ные фонды, на первый взгляд кажется разумным, однако и здесь не все так однозначно. За счет кого они рассчитывают создать эти фонды? В Америке их на 90 % создают физические лица, ко торые осуществляют пожертвования культурным и образова тельным учреждениям на цели, не связанные с извлечением при были. Во Франции же растет финансирование университетов за счет учреждений. Для сравнения: в США на них приходится всего от 5 до 10 % бюджета большого университета. Нам можно надеяться на некоторое повышение взносов предприятий на фи нансирование французских университетов. что касается частных взносов на нужды культурных и учебных организаций, то здесь Tenure system (англ.) — система замещения академических должностей. — Примеч. ред.

Антуан Компаньон Американские уроки Франция очень сильно запаздывает. Между тем даже в высшем руководстве государства нет ясности в понимании механизмов связи частно-государственного социального партнерства и ро ста фондов. К примеру, Бернар Беллок, советник президента ре спублики по высшему образованию и исследованиям, кстати ска зать, знаток американской университетской системы, на откры тии недавнего совещания учредителей фондов говорил только о поддержке университетов со стороны предприятий и учреж дений и ни слова не сказал о физических лицах — силе, которая на самом деле обладает огромным потенциалом.

Во Франции только начинают проводить разного рода кам пании поддержки вузов под управлением бывших выпускни ков, и пока университетам не приходится ждать от них многого:

Высшая нормальная школа, среди выпускников которой немало представителей элиты нации, — и та не может похвастаться боль шими успехами в привлечении финансовой помощи со стороны.

Фонд, организованный частным лицом, предполагает тщатель ный контроль за расходованием средств. Подобные вещи обла дают высокой значимостью, они предполагают развитую культу ру признания альма матер и социальных пожертвований как нрав ственных обязательств, а все это сейчас во Франции не очень актуально.

Если говорить откровенно, можем ли мы советовать какому либо учреждению культуры или образования обращаться с прось бами о частных пожертвованиях и давать обещания строго сле довать установленным правилам расходования средств, притом что ни одному французскому некоммерческому институту никог да не удавалось сохранить свой капитал? Не будет ли более бла горазумно потратить все пожертвования, которые были сдела ны, прежде чем они окажутся в кармане у государства? И снова оказывается, что американская культура настолько отличается от французской, что позаимствовать из нее мы можем не так уж много.

Есть еще несколько французских мифов об американском Гражданский университете, которые заслуживают того, чтобы их проверить.

долг Здесь нужно сказать о главной черте американских университе и свобода тов, которая совершенно не имеет аналогов во Франции, поэтому она даже не может быть предметом каких-либо недопониманий.

это гражданский долг.

этот миф возникает по двум причинам. В первую очередь из за представлений о так называемом общем благе (common good).

Любой университет, как публичный, так и частный, проникнут со знанием своего гражданского долга (civic duty). То есть требова тельностью, стремлением быть образцовым. Гражданственность и гуманистические ценности американских университетов сильно укрепились после Первой мировой войны, в частности Университет чикаго, который уже в ту пору вдохновлял многие Размышления о...

большие и известные с XIX в. университеты, особо выделяет этот период своей истории в своем резюме. Одно из наиболее оче видных проявлений гражданского или политического призвания американских университетов в самом достойном смысле этого слова налицо во время смены правительств. Создавая свой ка бинет, Барак Обама, бывший выпускник Колумбийского колледжа и Гарвардской школы права, обратился к своим бывшим соучени кам. Во Франции представители политического класса, получив шие образование в основном не в университетах, мало поддер живают контакты с бывшими преподавателями и относятся к ним настороженно.

Авторитет великих президентов американских университетов напрямую связан с их гражданской позицией. Существует целый пантеон президентов-гуманистов. это пантеон лидеров общества (сivic leaders), возведенных в ранг командоров: Гилман, осно ватель Джона Хопкинса, Уильям Рэйни Харпер из Университета чикаго, автор многих идей, Николас Мюррей Батлер, прези дент Колумбийского университета с 1902 по 1945 г., лауреат Нобелевской премии мира 1931 г. Роберт Хатчинс, приверженец Аристотеля, президент Университета чикаго с 1929 по 1945 г., Кларк Керр, президент Калифорнийского университета с 1958 по 1967 г., изобретатель three-tier system и автор California Master Plan 18 для высшего образования, А. Барлетт Джиаматти, президент йеля с 1978 по 1986 г., а в дальнейшем контроль ный судья и спортивный комиссар профессионального бейсбо ла, Дерек С. Бок, президент Гарварда с 1971 по 1991 г., и т. д.

В этот мужской мир недавно вошли и женщины, к примеру Донна Шалала, ректор Университета Висконсина в 1988 г., ставшая се кретарем Билла Клинтона в 1993 г. Гарвард, Пенн и Принстон се годня возглавляют женщины. В тот день, когда мы сможем пред ставить список французских президентов университетов, которые достигли таких же успехов в администрировании, придя первона чально в университет в качестве приглашенных преподавателей и завоевав такой же мощный авторитет, можно будет сказать, что наши университеты добились настоящей автономии.

Вторая составляющая университетской гражданственно сти более прозаична: это то, что называют good citizenship19.

Образцовый гражданин противостоит free rider, халявщикам, которые пользуются общим добром, не платя никакого взноса.

В США — в этой стране членства и принадлежности, патриотиз ма на всех уровнях: нации, государства, города, общества, пред приятия, бейсбольного клуба, а также университета — практи чески невозможно выжить, будучи free rider. Переходя в другой California Master Plan — разработанная в 1960 г. многоступенчатая система высшего образования штата Калифорния, которая дополнительно к уже су ществовавшим к тому времени университетам и колледжам предусматривала создание госуниверситетов и общинных колледжей. — Примеч. ред.

Good citizenship (англ.) — в политике: солидаризм. — Примеч. ред.

Антуан Компаньон Американские уроки университет, здесь дают новую клятву верности, но особое чув ство к альма матер остается неизменным. часто все эти пре данности и верности несовместимы или противоречат друг дру гу, их количество множится, однако они не позволяют человеку замкнуться в его личных интересах, но открывают двери в целую вселенную и отнюдь не уменьшают свобод, включая и academic freedom, т. е. свободу мысли. В Америке трудно спрятать свой флаг в карман и не идентифицировать себя со своим университе том как единой структурой, наделенной гражданской и образова тельной миссией, просто находиться в нем, получать профессию и жить совершенно свободно, как будто на ренту.

Вымысел об университете с большой буквы «У» — этот фран цузский университет, упраздненный во время Наполеона, уни верситет, состоящий на службе у государства, с уникальным кор пусом преподавателей всех факультетов, это детище всего лишь 70-х годов прошлого века, к которому все сегодня цепляются, прибегая к помощи юристов, по поводу конституционных гаран тий независимости, предпочитая анонимную опеку министер ства контролю, проверке и наблюдению, вмененному в обязан ность университетскому президенту… что из этого совместимо с free riding, ошибочно идентифицируемым с академической сво бодой? Здесь снова разрыв, не меньший, чем между двумя бере гами океана.

Не будем, тем не менее, игнорировать слабые стороны аме риканских университетов начала XXI в., в частности уязвимость их классической школы, т. е. учреждений среднего образования.

Дороговизна научных исследований, падение доходов, обеднение среднего класса, истощение частного и государственного финан сирования — все это делает непрочным то экономическое равно весие, которое позволило американским университетам второй половины XX в. считаться лучшими. Хотя по доле дипломов о выс шем образовании у населения США все еще первые в мире, их количество уже начало снижаться в Америке и продолжает расти в остальном мире. это означает, что молодые американцы будут скоро хуже образованными, чем старшее поколение. Три или че тыре принципа, которые возвеличили американские университе ты, теперь в опасности: need-blind admission, equal opportunity, tenure system и academic freedom. Хотя отбор студентов незави симо от их материальных ресурсов остается важным условием справедливости и высокого уровня жизни и культуры в обществе, а назначение преподавателя на его на должность пожизненно означает академическую свободу, оптимальное условие для по лучения знаний. Американские университеты снова на перепутье, и никто не знает, найдутся ли среди их сегодняшних руководите лей столь же выдающиеся мечтатели-прорицатели, какими были их основатели в конце XIX в. или их преемники в веке двадцатом.

Размышления о...

*** Развенчание некоторых из основных мифов об американском университете, распространившихся во Франции в последнее вре мя, не дает нам оснований утверждать, что последние реформы французских университетов не имеют ничего общего с америка низацией высшего образования, и поздравить друг друга с эти ми реформами или же их отринуть. Рассматриваемые системы высшего образования по историческим, культурным, экономиче ским, политическим причинам столь различны, что нечего и ду мать о каком-либо сиюминутном заимствовании, нет никаких иностранных рецептов, которые мы можем использовать, чтобы дать новый импульс развитию университетов во Франции.

Нет никаких готовых формул. Но есть, тем не менее, две великих идеи. Без tier system, многоступенчатой системы по-французски, мы не поднимем количество дипломов высшего образования в этой стране. Без self-policing по-французски наши университе ты никогда не станут по-настоящему автономными и не завоюют каждый свою собственную самобытность и индивидуальность.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.