WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

От редакции Е. Н. Пенская О ХАРАКТЕРЕ НАШИХ ДИСКУССИй ВООБЩЕ И ОБРАЗОВАТЕЛьНыХ В чАСТНОСТИ Обсуждение журналистского образования как универсалии и ремесла Рубрика «Полемика», «Споры», «Обсуждения»

(возможны ва рианты в подборе синонимов) — обязательный раздел в любом солидном, уважающем себя издании. «Идеальная» дискуссия в периодике предполагает три составляющие. Первая — обсуж дение актуальной темы, формирующей повестку дня. (Иногда даже академические «толстые» журналы не брезгуют инфор мационным поводом и спустя время в своем медленном ана литическом режиме проводят «обсуждение второго ряда», учитывающее все линии и пунктиры предыдущих «быстрых» дискуссий, споров-однодневок, проходивших в СМИ. И в та ком виде тема, вызвавшая полемику, выглядит более выпуклой, обобщенной. В ней расставлены другие, несиюминутные ак центы.) Вторая составляющая — «мозговой штурм» с участи ем специалистов, экспертов для разработки набора предложе ний, пакета решений, конкретных подходов к острой проблеме.

Третья составляющая, скорее, «эпическая», латентная. Она со провождает темы, входящие в категорию «действующих вул канов», постоянных очагов возгорания, то спокойных и потух ших, то снова объятых пламенем. Распространение этих дис куссионных «пожаров» не всегда можно проследить: иногда они связаны с обсуждением какой-то локальной ситуации, правда имеющей системное значение: к примеру, принят новый зако нопроект, образовательный стандарт. Иной раз поводом могут стать «частные инициативы», в перспективе предполагающие серьезное структурное воздействие на профессиональный ры нок и образовательную сферу.

Дискуссия о медиаобразовании с условным названием «Медиафакультет будущего», представленная в данном номере, Е.Н. Пенская О характере наших дискуссий вообще и образовательных в частности наверное, относится к последнему виду. Она любопытна с трех точек зрения:

y как тип обсуждения одного из многочисленных и очень сложных срезов профессионального образования в целом, среза, пребывающего в ходе реформ последних десятиле тий в «подвешенном» состоянии, болезненно осознающе го собственную «промежуточность», напряженно ищущего свое место между средним уровнем (колледжем, технику мом) и высшим (институтом, академией, университетом), между ремеслом, творчеством и наукой, практическими навыками и фундаментальными знаниями;

y как тип «пограничного», «матричного», междисциплинар ного, политематического разговора, имеющего долгую историю в Европе и Америке на протяжении всего XX сто летия, а в России постсоветской блуждающего в разных профессиональных средах, то уходя в тень, то снова воз вращаясь в центр общественного внимания;

y как интересный «спектакль», в котором поведение дей ствующих лиц, сценарий, режиссерское решение, со ответствие замысла беседы ее воплощению сами могут стать предметом анализа и показать стратегии обсужде ния, наши дискуссионные практики, наглядно проявивши еся в данном случае.

Следует оговориться, что стенограмма отчасти упроща ет разговор, происходивший на самом деле. В реальности, на сколько можно судить по расшифровке, беседа носила есте ственный, отчасти сумбурный характер, но за счет хаотичности она была, может быть, более объемной, разнообразной, она на метила важные темы, не получившие развития и не отраженные в тексте. Поэтому отредактированная расшифровка фокусиру ется на какой-то одной медиаобразовательной линии, соеди няет наиболее «горячие» точки, акцентирует наши несовпаде ния с европейской, американской традицией, попытки догнать, встроиться, учесть принятые стандарты, понять собственные преимущества и затруднения и в конце концов в очередной раз «изобрести велосипед».

Почему важна данная дискуссия при отсутствии видимых информационных поводов? Ведь на первый взгляд ничего ре волюционного в сфере журналистского образования, медиа образования не происходит. Думается, что поднятая тема ак туальна, как никогда, в эпоху разрастающегося виртуального пространства, блогосферы, захватывающей все более широ кие слои и возрастные категории, усложняющейся паутины со циальных сетей. Вторжение массмедиа в сферу культуры, быта, образования давно уже стало практически тотальным, их воз действие нередко агрессивно, а потому опасно в своей бес контрольной непредсказуемости. Российские и зарубежные специалисты, анализирующие инциденты, спровоцированные Дискуссия СМИ, — нередкие случаи самоубийств тинейджеров, молодых людей постшкольного возраста — рекомендуют разрабаты вать и вводить специальные образовательные программы, об учающие правилам безопасного и грамотного поведения в ме диасреде, пониманию ее устройства, выстраиванию систем ной защиты [Rosen, 2010]. «Перед теми, кто занимается медиа, настоящий вызов: он будоражит и тревожит. Возможна ли инте грация человечества при помощи СМИ? Я, конечно, понимаю, что не только в СМИ дело, существует множество других форм передачи информации. Семья, школа, церковь — это только са мые известные. Но не надо забывать, что современные техно логии породили нечто поразительное… новую информацион ную среду обитания человечества, и работа в ней становится совершенно самостоятельной и, может быть, важнейшей гума нитарной задачей» [Быстрицкий, 2009].

Вот об этой новой среде обитания, о возможностях построе ния навигации в ней, столь необходимой, чтобы жить, правиль но пользоваться средствами информации, а не погибать в мире массмедиа, идет речь. Поэтому отдельные вопросы, поставлен ные участниками круглого стола, — что такое факультеты журна листики сегодня, чему и как там должны учить, как действовать в отсутствие внятных моделей, стандартов, скоординирован ных с принципами Болонской системы, — не только важны для уточнения состояния дел в отдельно взятом профессиональном секторе, для прояснения сложных взаимоотношений между ме диаобразованием и журналистским образованием, но и выво дят к осознанию фундаментальных проблем: медиа стали мощ ным фактором, диктующим свои законы системе просвещения;

виртуальность современной вузовской, университетской куль туры — знак масштабных изменений, произошедших вслед ствие вторжения медиа, обустройства медийной реальности.

Игнорировать эти системные сдвиги нельзя, но и оценить их в полной мере невозможно по многим причинам, в том числе из-за отсутствия исследований в сфере массмедиа, аффилиро ванной с образованием.

В дискуссии «Медиафакультет будущего» затронуто несколь ко ключевых коллизий, но так, что они оказываются в чистом, «девственном» информационном пространстве, сохраняющем иллюзию первичности сюжета, несмотря на то что номинаторы проблем — матерые завсегдатаи круглых столов, искушенные в междисциплинарной коммуникации.

Е.Н. Пенская О характере наших дискуссий вообще и образовательных в частности Напомним вкратце основные ее контуры. Коллизия Разговор о феномене журналистского образования в Америке первая. Жур старше, чем в Европе, на несколько десятилетий. Точка отсчета — налистское 1870–1880-е годы. Инициатор обсуждения — издатель Джозеф образование Пулитцер, ключевая фигура, сыгравшая беспримерную роль в ста новлении американской журналистики. Парадокс, но именно попадает Пулитцер — яростный враг какой-либо специальной «школьной» в эпицентр программы подготовки тех, кто пополнит журналистский цех. Но уже наиболее в 1904 г. Пулитцер выделил 2 млн долл. на создание Высшей шко длительных, лы газетного дела (Columbia School of Journalism) в Колумбийском университете и пояснял, что подобная школа в Соединенных Штатах пересекаю необходима так же, как высшие инженерные, медицинские и другие щихся, кон специальные училища. Журналистская школа в начале прошлого фликтных века затевалась как отраслевая ячейка специального образования, социокуль приравненная к институтам, обучающим другим профессиям, вос требованным обществом. В начале ХХ в. высшее журналистское об- турных и по разование получило развитие также в Германии, Франции, Италии, литических Великобритании, Японии, Китае и других странах.

дискуссий К этому времени в Европе и Америке сформировались две основ ные системы подготовки профессиональных журналистских кадров:

во-первых, обучение в специальных учебных заведениях — на отде лениях журналистики при университетах и в самостоятельных школах журналистики, во-вторых, подготовкой кадров занимались индивиду ально и в самих редакциях СМИ. эта «трехтактная модель» сохраня ется и поныне, но при всей ее апробированной стабильности сегодня она вызывает острейшие дискуссии. К ним мы еще вернемся.

В России журналисты, издатели, общественные деятели к про ектам создания специального учебного заведения для подготовки журналистов, за очень редким исключением, относились отрица тельно. Немногочисленные в тот период сторонники профессио нальной подготовки журналистов пытались доказать своим оппо нентам, что школы журнализма не претендуют на роль питомников для искусственного разведения журналистов.

Следует учитывать, что полноценно осознанной, зафиксирован ной, проанализированной истории журналистского образования в на шей стране не существует. Мы можем опираться лишь на самые об щие, поверхностные сведения, которые сводятся к тому, что в конце 1940-х годов в нескольких университетах партийным решением были созданы газетные отделения, а в 1950–1960-е годы — факультеты журналистики. Стандарт высшего журналистского образования, вклю чавший изучение в течение пятилетнего цикла общественных, эконо мических и филологических дисциплин, а также специальных и при кладных, не пересматривался многие десятилетия. Для журналистов, как и для обучающихся другим профессиям, была предусмотрена обязательная производственная практика. Приток в журналистику тех, кто получил иное образование, активизировался в 1960–1970-е годы и стал «параллельной нормой». Подтверждают эту тенденцию цифры: во Франции, к примеру, только 16 % работающих журнали стов имеют профильное образование, в США — 45–50 %.

Дискуссия Коллизия Несмотря на общее отставание, за последние 20 лет в поле мическом деле мы смогли догнать и в чем-то перегнать западных вторая.

и американских коллег по цеху.

Хронологи Если коротко, ход этой дискуссионной истории совпадает с эта ческие и со пами революционной перекройки всей медиасистемы последних держатель- десятилетий XX в. — «эпохи нулевых» — и приблизительно выгля дит так.

ные харак Конец 1980-х, начало и середина 1990-х годов — период «бури теристики и натиска» в сфере журналистики, и соответственно растет на российских кал кулуарных разговоров о критериях подготовки кадров для журналистско­ СМИ, о том, чему и как учить будущих редакционных сотрудников.

Растерянность и вместе с тем азарт тех, кто делал СМИ в те годы, образова­ поиски виновных в удачах и провалах не в последнюю очередь обо тельных дис рачивались законными и незаконными претензиями к традицион куссий ному образованию на факультетах журналистики.

Конец 1990-х, 2000-е — тяжелое кадровое состояние медиарын ка, его трудную реструктуризацию наблюдатели и ведущие «игро ки» напрямую связывают с глубоким и травматическим отставани ем в сфере образования в целом и журналистского в частности.

Здесь уместно сделать отступление, возвращающее нас к дис куссии «Медиафакультет будущего», представленной в нашем но мере. В самом начале разговора модератор Александр Морозов, руководитель центра медиаисследований, намечает для собесед ников сюжетное меню обсуждения, и среди обязательных тем, ожи дающих пересмотра или какого-то отношения со стороны участни ков, он называет одну очень важную: жесткую полемику о том, кто и как готовит журналистов, опубликованную несколько лет назад в журнале «эксперт». это предложение осталось нереализован ным, поскольку то ли из-за нехватки времени, то ли по каким-то другим причинам участники его «не услышали», а ведущий «забыл» или не счел нужным к нему возвращаться — может быть, потому, что разговор и сам по себе получился интересным, да и разво рачивался в другой логике, не особо нуждающейся в ретроспек тиве. Тем не менее по своему замыслу, составу, кругу вопросов мероприятие предполагало внутреннюю «рифмовку» со своими предшественниками.

Между тем попробуем все же «восстановить порванную связь времен».

Статья А. Тимофеевского «Факультет ненужных вещей» была опубликована в журнале «эксперт» в 2005 г. и произвела эффект ра зорвавшейся бомбы [Тимофеевский, 2005]. Тезисы автора просты:

выпускники журфака МГУ непригодны к профессиональной работе, скорее всего, они ни к чему не пригодны;

человеческий «продукт», выходящий из стен МГУ, ни в каком качестве не отвечает усло виям, сложившимся на рынке труда к концу 1990-х. Собственно, вся статья — это хлесткое описание последствий журфаковско го образования, с которыми автор как работодатель сталкивался на протяжении ряда лет, смертельный диагноз и предостережение Е.Н. Пенская О характере наших дискуссий вообще и образовательных в частности в конце: умные руководители СМИ журфаковцев на работу стара ются не брать. В конце статьи подверстка «От редакции»: «Статья Александра Тимофеевского, конечно, не является исчерпывающим исследованием положения дел на журфаке (на что, собственно, ука зано и в самой статье). Далеко не со всеми утверждениями автора можно согласиться, в частности по поводу гуманитарного образо вания. На журфаке действительно очень неплохая филологическая школа, а среди преподавателей филологических дисциплин есть настоящие звезды. И если спрашивать не редакторов СМИ, а со трудников Института мировой литературы, то их мнение о выпуск никах журфака будет весьма высоким. Впрочем, все эти поправки не отменяют (а скорее, даже подтверждают) главную обозначен ную автором проблему: журфак МГУ выпускает очень плохих жур налистов. И это действительно повод для разговора. Для серьез ной дискуссии о том, как изменить положение дел в главном вузе страны и в принципах подготовки журналистов. Дискуссии тем бо лее актуальной, что она и без того запоздала. Сегодня СМИ еще худо-бедно живут за счет ресурса поколения, пришедшего в жур налистику в начале-середине 90-х, но на завтра этого ресурса оче видно не хватит. А учитывая рост рынка СМИ, это самое “завтра” может случиться очень скоро».

На самом деле «завтра» случилось несколькими годами рань ше, чем вышла статья А. Тимофеевского и редакция написала свой прогноз. Образовательные структуры спохватились раньше и, уга дав ожидания рынка, наплодили немало подразделений, иннова ционных и современных на словах, а на деле клонирующих жур фак. В начале 2000-х годов все испытывали эйфорию и легкость в действиях и мыслях необыкновенную. Сам А. Тимофеевский дол жен был в то время то ли возглавить подобное новаторское начи нание одного из высших учебных заведений, то ли войти в руко водящий состав. Но дело на образовательной ниве кончилось в ту пору ничем, зато появилась публикация.

Следующий шаг не заставил себя ждать, поскольку резонанс данного материала превзошел, наверное, ожидания редакции и автора. Сообщество образовательное и журналистское, тесно сросшееся в обсуждении темы, раскололось. Многие обиделись, расценив провокацию А. Тимофеевского как личное оскорбление.

Началась цепная реакция, поведение включенных в которую — от дельная тема, заслуживающая самостоятельного исследования, психоаналитического в том числе. Несколько месяцев полыхал пожар войны в блогосфере, сетевых и печатных СМИ, на радио.

Разбору статьи была посвящена передача «Переходя на лично сти» на радиостанции «эхо Москвы». В высказываниях и позиции ведущей программы Людмилы Телень отчетливо проявилась одна из преобладающих трактовок — конспирологическая: текст заказ ной, направлен на дискредитацию и увольнение декана факульте та Ясена Засурского, бессменного руководителя, отца-основателя факультета, пребывавшего к тому времени в этой должности сорок Дискуссия лет, а статья Тимофеевского абсолютно недостоверна и написана вопреки всем принципам современной журналистики1. Разговор шел в обвинительных тонах. К ответу был призван главный редак тор журнала «эксперт» Валерий Фадеев, который объяснял, что материал не претендует на авторитетное исследование, а в статье сформулировано личное мнение автора.

Далее в дискуссию включились другие СМИ («Новые Известия», «Русский журнал», «Полит.ру» и др.), полемика втягивала все боль ше заинтересованных субъектов, однако по мере расширения гра ниц она все больше сужалась содержательно и переходила на лич ности. центральной площадкой полемики долгое время оставал ся журнал «эксперт». В нем была опубликована статья Валерия Иваницкого, доцента факультета журналистики МГУ, «Поезд ушел».

Он констатировал бессмысленность пикировки и перевел разго вор в другое русло: рост СМИ за последние годы настолько бур ный, что все факультеты журналистики, вместе взятые, в ближай шее время не смогут удовлетворить кадровый голод [Иваницкий, 2005]. В статье колумниста Максима Соколова «Университет и ре месленное училище» вопрос уже стоял шире: совместима ли с фундаментальной основой университета прикладная специали зация неясной природы. «Исторически появление такой диковины, как факультеты журналистики, легко объясняется. С одной сторо ны, общемировая тенденция к демократизации образования, ког да прежний обычай разделять разные типы учебных заведений представляется недопустимым. “В ремеслухе живи да тужи” — это обидно, пускай теперь и ремеслухи называются университетами.

С другой стороны, в СССР в какой-то момент сочли странным, что кадр для коллективного агитатора, пропагандиста, а также органи затора формируется не в специальных местах, но абы как — почти по В. Е. Яковлеву. Учить на коллективных организаторов в ремес ленных училищах тоже как-то неприлично, стало быть, устроим это дело в университетах. Исторически объяснимо, но практически — не слишком. Смысл есть в фундаментальном университетском образовании и в краткосрочных курсах для тех, кого привлекает вторая древнейшая. А смешивать два этих ремесла…» [Соколов, 2005].

Косвенным следствием этой медийной войны можно все же считать реальные перемены в этом образовательном секторе:

внешнюю и внутреннюю модернизацию факультета журналистики МГУ, завершившуюся уходом декана-патриарха на пост президен та факультета2 — должность, введенную ректором МГУ специаль но с подобной ритуальной и дипломатической целью, — назначе ние нового декана из круга лиц, близких прежнему руководителю.

Переходя на личности // эхо Москвы. 2005. 27 декабря. URL: http://www.echo.

msk.ru/programs/perehody/40814/ Я спросил у Ясена. Интервью с Ясеном Засурским // эксперт Online. 2007.

23 ноября.

Е.Н. Пенская О характере наших дискуссий вообще и образовательных в частности Новое лицо, правда, продолжало прежние традиции и «семейную» преемственность.

Следует отметить в целом, что вторая половина 2000-х от мечена динамичными изменениями в сфере журналистского образования:

y появились новые факультеты в региональных университетах (их количество по сравнению с предыдущим десятилетием увеличилось в 2–2,5 раза);

y произошло выравнивание, обновление образовательных стан дартов, были сбалансированы в учебном процессе теорети ческие, общеобразовательные и практические дисциплины;

y действующие современные «игроки» крупного и среднего ка либра, представители рынка и медиабизнеса пришли в учеб ные заведения, за счет чего произошло приближение обуче ния к реальным условиям рынка.

При всем скепсисе, который свойствен позициям наблюдате лей за ходом дискуссий тех лет, все же стоит признать, что публич ное обсуждение образовательного процесса на журфаке МГУ сы грало свою роль и послужило одним из средств предъявления об ществу прежде закрытых, табуированных тем.

В результате дискуссии и последовавшей за ней реструктури зации образовательного поля сложилась общая модель «изготов ления универсального специалиста, способного быстро переква лифицироваться и найти свое место в любых СМИ». Выпускники Московского, Уральского, челябинского, Воронежского и любо го другого университета или академии, столичных и региональ ных, частных и государственных структур получают в ходе обуче ния примерно одни и те же навыки и компетенции.

Восстановление контекста, утраченного в ходе работы кругло го стола «Медиафакультет будущего», помогает, во-первых, за полнить «исторические провалы», а во-вторых, воспользоваться дискуссией 2005–2007 гг. и дискуссией 2010 г. как показательны ми измерителями общей динамики.

Важной чертой всех упоминаемых здесь событий является от крытый, а не клубный характер обсуждения, которое не только воз действовало на локальные точки (журналистское образование, журфак МГУ, неудовлетворенность сугубо частными моментами), но и способствовало постепенному переходу к универсальному осмыслению того, что есть медиаобразование, какое место обуче ние журналистике как отдельной профессии занимает внутри бо лее общих, масштабных сфер, как выстраивать в новой ситуации гуманитарные задачи.

Дискуссия Коллизия Примечательно, что кульминация международных и россий ских дебатов, связанных с факультетами и школами журналисти третья.

ки, пришлась на 2005–2007 гг. и констатировала кризис не только Междуна профессионального, но и ключевых аспектов гуманитарного обра родный кон зования в целом.

текст. Син- В это время в стенах Колумбийского университета (Нью-йорк) прошла масштабная дискуссия, посвященная пересмотру всей си хронность стемы медиаобразования. В ней принимали участие несколько де проблем, сятков ведущих профессоров, адьюнкт-инструкторов, руководите артикулиро лей программ, одновременно занимающих лидирующие медийные ванных за- позиции в Америке. Поводом для этого форума стало назначение нового президента Колумбийского университета, предложивше падноевро го новый модус интерпретации журналистики и журналистского пейскими, образования в XXI в.: «Научить журналистскому мастерству — до российскими стойная, но явно недостаточная цель в этом новом мире, тем бо и американ- лее в условиях большого университета». Предельно четкая форму ла структурировала дискуссию.

скими экс На наш взгляд, в ходе содержательных и напряженных дебатов, пертами столкновения разных точек зрения собравшимся удалось прояс нить сценарий и стратегию действий: «Первым шагом на пути к пе ресмотру программ по обучению журналистике могло бы послу жить признание того факта, что серьезная журналистика во всех своих жанрах и формах сама по себе является интеллектуальной деятельностью. Хотя она может опираться на традиционные ака демические знания, у нее, как у интеллектуального предприя тия, есть собственный, специфический характер: по своей при роде журналистика — это междисциплинарное исследование на стоящего, которое ведется не на страницах научных журналов, но на неспециализированном поле публичной беседы. Серьезный журналист по определению является той самой фигурой, которую так активно обсуждают в академических кругах, а именно публич ным интеллектуалом. Мастерство должно быть присуще всем ви дам журналистики — как, например, и всем видам науки, — но это лишь средство для достижения определенной цели, и эта цель — ведение богатой нюансами, сложной и разносторонней публичной беседы о современных делах. Как может журналистское образова ние послужить этой цели? Вот фундаментальный вопрос, на кото рый должны дать ответ как программа Колумбийского университе та по журналистике, так и все прочие подобные программы»3.

Таким образом, «Медиафакультет будущего»-2010, теряя кон тексты и одновременно реконструируя их, расставляет важные акценты, суть которых заключается в следующем: журналистское образование, журфак или школа журналистики как замкнутая ав тономия — явление архаичное, исчерпанное, уходящее в область мифов;

медиаобразование, контуры, содержательное наполнение, форматы которого пока не ясны, предположительно должно стать Другие цели. Дискуссия о журналистском образовании // Русский журнал.

URL: http://russ.ru/pole/Drugie-celi. 2007.19.11.

Е.Н. Пенская О характере наших дискуссий вообще и образовательных в частности доминирующей средой обучения и сотрудничества потребителей и поставщиков медийных продуктов.

Но главное — изменения в современной информационно коммуникационной среде настолько существенны и стремительны одновременно, что их воздействие нельзя не учитывать в процес се трансформирования всей образовательной системы, все боль ше приобретающей коммуникационный, исследовательский, меж дисциплинарный характер. Медиаобразование как целое и журна листское образование как его подчиненный элемент должны стать основным катализатором этой интеграции специализаций, кор ректирующей предметные ограничения. Вследствие этих процес сов университет превращается в открытую корпорацию, выстраи вающую свои мощные информационные, медийные и исследова тельские ресурсы.

1. Быстрицкий А. Г. Новые облака. Современные медиа как создате- Литература ли Вавилонской башни // Независимая газета. 2009. 9 февраля.

2. Другие цели. Дискуссия о журналистском образовании // Русский журнал. URL: http://russ.ru/pole/Drugie-celi. 2007. 19. 3. Иваницкий В. Поезд ушел // эксперт. 2005. № 48. С. 20–22.

4. Переходя на личности. // эхо Москвы. 2005. 27 декабря.

URL: http://www.echo.msk.ru/programs/perehody/40814/ 5. Cоколов М. Университеты и ремесленные училища // эксперт.

2005. № 49. С. 27.

6. Тимофеевский А. Факультет ненужных вещей // эксперт. 2005.

№ 47. С. 24–26.

7. Щепилова Г. Кадры СМИ: проблема для размышления // Журналистика и медиарынок. 2006. № 2–3. С. 17.

8. Я спросил у Ясена. Интервью с Ясеном Засурским // эксперт Online. 2007. 23 ноября.

9. Rosen J. Privacy strikes back. How to stop cyber-bullies // The New Republic. 2010. November 6. P.10–13.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.