WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

№ Практика С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова Статья поступила в редакцию ОБУчЕНИЕ НАБЛЮДЕНИЕМ:

в октябре 2010 г.

СТУДЕНТы В ИССЛЕДОВАТЕЛьСКОМ ПРОцЕССЕ Аннотация Представлено обоснование новой образовательной техно логии в области государственного и муниципального управле ния, основанной на методологии непосредственного наблюдения и описания местных управленческих практик студентами, систе матически не подготовленными к научной деятельности (методо логия «наивного» наблюдателя). Использование такого подхода позволяет решать, по мнению авторов, одновременно две зада чи: учебно-методическую и научную. Студенты ведут наблюдения и делают описания фактов российской провинциальной жизни без какой-либо интерпретации, что позволяет приобрести компетен ции практического муниципального управления и получить карти ну социальной жизни, близкую к реальности и отличную от интер претационных схем социологов и журналистов, на основе которых власть обычно и принимает управленческие решения и разраба тывает проекты социальных преобразований.

Ключевые слова: новые образовательные технологии, мето дология, полевое исследование, наблюдение, интерпретация, со циальный факт.

Важнейшими целями государственного управления (да и мест 1.

ного тоже) являются две дополнительные, но противоположные по задачам и методам: с одной стороны — создание условий и под держание стабильности существующего общественного устрой ства, а с другой — конструирование социальной реальности, соци альное проектирование, выражающееся в разработке и реализа ции «программ социально-экономического развития».

Консервативная, по существу, первая задача администриро вания не требует научного анализа объекта управления, поскольку допускает неизменность состава и структуры общественных инсти тутов. Власть, исполняющая административно-полицейские функ ции, не замечает и не может замечать изменений в обществен ной жизни, даже если они катастрофически быстрые. Но власть, занятая социальным прожектированием — а это одно из базовых С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе условий функционирования современного социального государ ства, — стремящаяся вести общество к такому «светлому буду щему», которое по определению всегда имеет совсем иные очер тания, чем общество, подлежащее реформированию, вынуждена строить эти светлые ориентиры на базе конкретного знания о кон кретном обществе. Научное социальное знание является необхо димым условием успешности социального государства.

Какое же научное знание в этом случае требуется институту управления? На какой фактуре строится само научное социаль ное знание? Здесь имеют место и нечеткие суждения, и полярные точки зрения. Спектр суждений варьирует от признания за досто верное эмпирическое знание импортированных западноевропей ских теоретических схем до почвенных теорий управления, выра щенных из знания обыденного. В нынешние времена преобладает тяга к переносу импортных схем на российскую проектную паш ню. И предполагается, что она должна быть засеяна новым сор товым зерном, которое победит плевела, доселе произрастаю щие на российской ниве. Полагается также считать, что все пред шествующее есть плевела. Откуда же берется такое убеждение?

На каком знании оно основано? Почему такое знание считается до стоверным и научным, но при этом не допускается и мысль о его фальсифицируемости?

Причину мы видим в распространенном сейчас способе получе ния знаний о нашем обществе и представлениях о достоверности такого знания. И чиновники, и ученые-обществоведы рассматри вают публикации в разного рода СМИ, в том числе и в Интернете, как достоверные описания современной реальности. Но ведь жур налисты и блогеры пишут каждый о своем, и так, чтобы их тексты были понятны читателям. Они формируют общественное мнение — в полном соответствии со своей социальной функцией — теми ме тодами, которые специфичны для второй древнейшей профессии.

За редчайшими исключениями, им принципиально чуждо неакцен тированное и беспристрастное описание того, чему свидетелями они были или о чем слышали. Поэтому малопродуктивно исполь зование СМИ как источника достоверной информации о том, как страна устроена и что в ней происходит.

Другой путь получения информации — опросы общественного мнения. Однако люди, находящиеся в поле влияния средств мас совой информации, волей-неволей говорят и даже думают на их языке, транслируя придуманные журналистами (а теперь и блоге рами) образы и схемы интерпретации всего на свете, в том чис ле и собственной жизни. Так что опросы в лучшем случае дают ин формацию о том, в поле влияния каких СМИ находятся респонден ты. Серьезно считать, что проценты разнообразных мнений есть арифметика независимых событий (пресловутая репрезентатив ность выборки), сейчас может только исследователь, сумевший сохранить верность методологическим принципам Конта.

№ Практика Самый, может быть, важный источник сведений о том, что есть и что происходит в стране, — данные статистики. Но первое, с чем сталкивается наблюдатель при попытке описать местную жизнь, — это практическое отсутствие действительно статистической ин формации. Федерального закона о муниципальной статистике до сих пор нет, ресурсов для организации статистики в муници пальных бюджетах не предусмотрено, а государственная стати стика фиксирует только отдельные феномены местной жизни, да и то по преимуществу в крупных городских округах. Данные муни ципальной статистики формируются произвольно, в зависимости от требований государственных органов и весьма прихотливых по требностей муниципальных властей. Мы неоднократно имели воз можность зафиксировать, каким образом появляется та или иная статистическая (учетная) информация: количественные показа тели возникают буквально из ничего, т. е. из срочной необходи мости «отписаться» по властному запросу либо продемонстриро вать постоянный «рост показателей», которого требует региональ ная власть1. И это при повсеместном отсутствии статистической базы, утвержденных методик учета и сбора информации. Поэтому даже данные о количестве населения в муниципалитетах сугубо приблизительны, так как дачники, отходники и мигранты органами статистики практически не учитываются, хотя их доли в постоян ном (учтенном) населении нередко составляют 30–50 % и, бывает, даже превосходят численность населения в 2–5 раз. Столь же «ка чественны» данные об экономике муниципальной жизни, социаль ной структуре населения и о структуре потребления2.

Еще один источник информации — интервьюирование. Однако и оно в наших условиях требует проверки наблюдением. Учитель может с апломбом и, вероятно, совершенно искренне уверять, что в школе нет наркоманов, и это при том, что в соседнем палисадни ке лежит кучка использованных шприцев. Врач местной больницы может жаловаться на рост заболеваемости, хотя этот рост являет Оттого-то в городке с 12 тыс. жителей посещаемость единственной библиоте ки со скудным набором книг, в большинстве своем еще советской комплекта ции, может составлять 60 тыс. в год, тогда как наблюдения в читальном зале показывают, что там и два человека в день редкость. Но когда клерк из админи страции области шлет к концу рабочего дня гневный факс с требованием при слать такие-то данные к обеду того же дня, у клерка в муниципальной админи страции нет иного выхода, как соврать и тотчас послать требуемое. Далее из этих чисел складываются точные — с сотыми долями процента! — цифры пока зателей социально-экономического развития региона и страны.

Например, социологи до сих пор ничего не знают о содержании долговых книг, которые имеются в каждом магазине, ларьке или киоске провинциального го родка, в любом селе, в любой деревушке. Содержание этих книг может дать представление о реальном, а не придуманном бюджете семей нашей стра ны — это более 40 млн семей, причем ведется этот бюджет уже долгие деся тилетия, и ни революции, ни перестройки, ни «тучные годы» не останавлива ют скрупулезный ежедневный учет расходов и доходов буквально каждой се мьи. Однако до сих пор ни один социолог не смог получить, проанализировать и опубликовать эти бюджеты.

С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе ся прямым следствием манипуляций со статистикой обращений и, что важнее, следствием гипердиагностики в силу вынужденно го стремления обосновать сохранение штатной численности ме дицинского персонала. Муниципальный чиновник может гово рить о полном выполнении социальных обязательств, при том, что в селе не действуют водопровод и канализация, валяются кучи му сора, а пришлые владельцы земли фактически отрезали жителям доступ к выпасам.

Многомиллионный корпус российских чиновников формирует программы модернизации и принимает заведомо нереализуемые решения, стремясь сделать страну такой же, как некая идеальная «заграница». эти чиновники обычно хорошо знают, что происходит в сфере их компетенции в других странах, и ориентированы на то, чтобы и у нас в стране стало так же, как в США, Германии, Бразилии или Бельгии. Однако о собственной стране они в основном знают, что в ней «все плохо», причем настолько, что нет никакого резона это «все» изучать, а усилия надо направить на модернизацию, ре формирование, борьбу с коррупцией и проч.

Относительно должного образа страны согласия нет. Более того, именно должный образ является предметом политических споров и публицистических обсуждений, в которых представле ны самые разные позиции. При этом совершенно по гоголевской логике оказывается, что в этом идеальном образе страны соче таются все хорошие — по мнению спорщиков — институты дру гих государств. Ограничения, связанные с наличным устройством и функционированием страны, если и попадают в поле внимания диспутантов, то только как стигматы плохого прошлого. Мало кого интересует наличная реальность, так как она считается заведомо неадекватной образу светлого будущего и обречена на исчезнове ние в ходе реформирования. Но возможно ли вообще социальное проектирование на основе фантомных образов? В результате по лучим столь же фантомный проект нового общества.

Если мы признаем именно таковым нынешнее положение дел, 2.

то должны искать и предлагать ответы на всегдашний вопрос «что делать?». Нам представляется, что ответ рядом и довольно прост.

это непосредственное обращение к реальности и искреннее ее описание. что предполагает наивное ее наблюдение.

Как отмечал еще Б. Малиновский, выдвигая и обсуждая науч ные основы теории культуры, антропологические и культурологи ческие описания являются необходимым основанием для аналити ческих и теоретических исследований и должны предшествовать им [Малиновский, 2005]. Именно этот принцип положен в основу К примеру, в городке ч., по данным муниципального отчета, каждый житель, от младенца до лежачего старика, посещает поликлинику 30 раз в году, один раз в две-три недели уж обязательно. читателю нетрудно будет догадаться, что от вечают нам горожане на вопрос о чрезвычайной болезненности жителей этого городка.

№ Практика нашей исследовательской методологии. Наблюдение и его ре зультаты — описания, допонятийные, с одной стороны, и пост понятийные, с другой, — есть, с нашей точки зрения, именно то, что социальная наука может и обязана давать управлению. чтобы их получить, необходимы либо профессиональные наблюдатели, не только усвоившие современные им теории, но и владеющие эпистемологией и рефлектирующие границы применения теорий, либо наивные наблюдатели, вообще не отягощенные доминирую щими над ними интерпретационными схемами. Для ясного и не предвзятого описания нечуждых общественных явлений, обыденно знакомых фактов одинаково подходят и те и другие4. Различия ле жат в интерпретационных подходах и предпочтениях, уровне кри тичности, даже в способности различения описания и объяснения.

Главное различие между профессиональным и наивным наблю дателем заключается в том, что первый прошел весь путь научно го познания, освоил и апробировал все его этапы, а второй имеет возможность видеть и осваивать лишь «узкий створ» в технологиях производства научного знания5.

Если ограничения, определяемые технологией исследования, зафиксированы, то опытным наблюдателям, отягощенным грузом теоретических схем, возможно, стоит предпочесть наивных. Вот только их надобно где-то найти. Кажется очевидным, что рекрути роваться они должны из числа студентов вуза. Однако здесь воз никают специфические трудности.

Существующее содержание обучения, при котором студен тов (магистрантов, аспирантов) индоктринируют теоретически ми построениями (в основном импортированными) с целью сде лать из них строителей очередного светлого будущего, приводит к тому, что подготовленный вузом дипломированный специалист управленец большую часть приобретенных знаний вынужден про сто забыть ввиду их неадекватности управленческой практике.

Яркими, на наш взгляд, примерами выступают, с одной стороны, исследования профессионала-социолога Натальи Козловой, осуществившей колоссальную работу по описанию и научному анализу «сцен» обыденной жизни в советском обществе [Козлова, 2005] и исследования городской жизни В. Глазычева, при влекшего для полевых заметок профессионально неподготовленных студентов [Глазычев, 2002].

Здесь хороша, кажется, аналогия с обучением плаванию методом бросания в реку: учитель давно научен плаванию и знает, как плавать, к тому же умеет разложить процесс плавания на операции и научить их последовательному применению. Бросив ученика в воду, он руководит его барахтаньем, предлагая двинуть то рукой, то ногой, то воздуха вовремя глотнуть;

кроме того, он пред видит, что будет дальше, если ученик захлебнется или станет правильно разма хивать конечностями. Задача ученика, который в этом процессе включен лишь в очень частный, узкий его сегмент и видит не далее того, что его непосред ственно окружает, — двигаться сообразно крикам с берега и собственным спо собностям. У кого-то получится сразу грести, кто-то потонет. Акцент на этот узкий сегмент в долгой процедуре обучения плаванию (потому что она вклю чает и предшествующий процесс обучения тренера и последующее оттачива ние техники плавания учеником) и заставляет нас назвать такую методологию методологией наивного наблюдения.

С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе Отечественные предприниматели, в свое время пытавшиеся для своих бизнесов подготовить менеджеров «в лучших универси тетах мира», столкнулись с тем, что некоторые вполне разумные студенты, успешно окончившие обучение за границей и получив шие дипломы МВА, оказались совершенно не способны работать в России. С упорством, достойным иного применения, они — всег да неудачно — пытались реализовать усвоенные ими в ходе обуче ния стереотипы лучших западных практик управления. Посему их стали называть «дятлами». Нам не представляется целесообраз ной подготовка таких «дятлов» в отечественном вузе, когда студен тов в основном учат считать, теоретизировать и моделировать.

Однако для того чтобы начать считать, необходимо научиться различать единицы счета и соответственно разные системы ис числений. Основное обучение построено так, как будто бы суще ствует, образно говоря, только один класс чисел — комплексные, в то время как знание о натуральном ряде считается само собой разумеющимся и несущественным.

Для того чтобы теоретизировать, исследователь должен знать, как это делать, т. е. иметь представление о научном познании как процессе и о теории научного знания. Но в университетах гносео логии учат на первом курсе и так, что на всю жизнь отбивают вся кий интерес к философии. А в качестве научных теорий предлага ют вороха скороспелых, непродуманных концепций6, «объясняю щих» неизвестно что и непонятно как, — когда-то они случайно попали в учебник (лучше в заграничный) и теперь кочуют из одного в другой.

Для того чтобы уметь моделировать, нужно овладеть не толь ко методологией научного знания, но и методологией социально го преобразования. Однако на управленческих факультетах бака лаврские и магистерские диссертации лишь по названию являют ся проектными работами, а по факту в подавляющем большинстве представляют собой простые рефераты. На летних социологиче ских школах — в тех нечастых случаях, когда они проводятся на тер ритории страны, — сталкиваешься с любопытным феноменом, ко торый шокировал бы любого думающего исследователя, осознай он его: студенты и аспиранты, впервые вывезенные для наблюде ния и описания местной жизни, больше всего озабочены тем, как и в каких схемах интерпретировать обнаруженные ими чудеса або ригенной жизни. Подобно европейским антропологам XVIII и XIX в., молодые социологи XXI в. интерпретируют чуждые их смысло вым полям феномены отечественной жизни в понятиях, усвоенных из западных учебников7.

Нередко даже преподаватели и молодые исследователи — что уж говорить о студентах — не знают и не могут определить различия между теориями, кон цепциями и гипотезами, а ведь это одна из основ научной деятельности.

Как откровенно выразилась одна студентка магистратуры, обучавшаяся на фа культете политологии ГУ–ВШэ и принимавшая участие в наших поездках, «го раздо проще писать диссертацию, отреферировав западную литературу по № Практика В достаточной мере осознавая отмеченные проблемы, мы по своему подходим к процессу обучения студентов исследователь ским техникам в области социологии и управленческим компе тенциям. Основой является обучение в процессе научного поис ка, «наивное» по технике описания и перипатетическое8 по форме.

Преподавателями кафедры местного самоуправления факульте та государственного и муниципального управления ГУ–ВШэ и об разованной на ее базе в 2006 г. проектно-учебной (до 2010 г. — научно-учебной) лаборатории муниципального управления нача та работа по развитию новых форм обучения будущих управленцев и муниципальных служащих. В рамках работы самой лаборатории муниципального управления описательные исследования такого рода проводятся последние четыре года. В них в качестве «наив ных» наблюдателей принимают участие студенты специалитета и магистратуры факультета государственного и муниципального управления ГУ–ВШэ.

Используя возможности финансирования поездок по стра не целых учебных групп из бюджета лаборатории, на гранты пре зидента РФ и фонда «Хамовники», мы стали читать наши учебные курсы на выезде в городах9, где одновременно изучали организа цию местного управления и обучали студентов техникам и мето дикам описания феноменов муниципальной жизни и местного са моуправления. В ходе этих поездок по стране участники обучались проводить исследования на основе «наивного» описания того, что можно было — в силу ограниченности ресурсов и времени — на блюдать. В поездках участвовали также студенты других кафедр нашего и социологического факультетов ГУ–ВШэ.

Во время таких «прогулок» мы пытаемся показать студентам то, с чем они встретятся в управленческой практике, т. е. учим их видеть элементы «натурального ряда» муниципальной жизни. Мы априори считаем участников нашего проекта наивными наблю дателями10 и пытаемся научить их фиксировать феномены муни ципальной жизни в обыденном языке, а в последующем сфор мировать у них привычку к рефлексии наблюдений и стремление теме — там все разжевано и ясно изложено;

а собранный мной эмпирический материал никак не ложится в текст, поэтому его лучше бы выбросить».

От греческого — «странник»;

мы заимствовали технологию зна менитой школы перипатетиков Аристотеля, «прогуливаясь» со студентами во время лекций не в университетских рощах, а по улочкам провинциальных городков.

Предварительно студенты прослушивали вводные лекции в рамках кур сов «Административные рынки», «Феноменология муниципальных образова ний» (проф. С.Г. Кордонский), «Самоорганизация местных обществ» (проф.

Ю.М. Плюснин) и «Городские общественные движения» (проф. Е.С. Шомина).

Хотя очевидно, что молодые люди располагают и неким для них априорным знанием, а также условно-теоретическим знанием, полученным в школе и уни верситете;

на основе таких теоретических базисов они и воспринимают новую для них реальность и делают попытки ее интерпретации. Нам же важен запрет на любую интерпретацию при изложении наблюденного, хотя каждый готов та ковую предложить.

С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе к выработке собственных, а не заимствованных теоретических интерпретаций. Естественно, что в ходе реализации проекта мы не пренебрегаем любой информацией, в том числе данными опро сов, материалами СМИ, статистикой, которую удается получить, и даже теориями, фиксирующими и интерпретирующими феноме ны, похожие на те, которые выявились в поездках.

За четыре года полевых работ проведены 38 экспедиционных поездок в 70 городов 25 регионов в шести федеральных округах.

Наблюдения велись (с учетом повторных поездок) в 108 муници палитетах, где взято несколько сотен интервью, собрано большое количество разного рода статистических данных. В поездках при нимали участие более 120 студентов специалитета и магистра туры. Были экспедиции, состоявшие из двух-трех человек, были и весьма многочисленные — до 15 человек. В одном полевом ис следовании даже принимали участие 34 человека. Некоторые сту денты участвовали в поездках по одному разу, многие по два-три раза, но есть и такие, кто провел с нами уже десяток экспедиций.

Каждый студент после каждой поездки писал отчет о своих наблю дениях. «Сырые» результаты работы в настоящее время размеще ны на сайте лаборатории муниципального управления ГУ–ВШэ11.

Как осуществляется подготовка к полю и работа в поле? Здесь 3.

мы основываемся на методологии, ортогональной «генеральной линии» современной «анкетной» социологии. В ее развитии уча ствуют немногие исследователи12, в том числе и мы [Кордонский, 2002;

Плюснин, 2007]. На первый взгляд это принципы методоло гии, сходные с принципами «построения» и интерпретации соци ального знания, изложенными А. Щюцем [Щюц, 1994. С. 55–60, 61, 63]. Мы все же придерживаемся мнения, что методология «наив ного» наблюдения вырастает из расширительно понимаемого ме тода Гете — восхождения от абстрактного к конкретному, — где она занимает узкую зону эмпирического описания, представляю щего собой элемент конкретного знания, базирующегося на аб страктной теории. Узкую еще и потому, что субъектами выступают исследователи, не ведающие обо всех остальных составляющих этой методологии (для более подробного изложения и анализа этих процедур предлагаем обратиться к специальной публикации [Кордонский, 2001]).

В начале поездки участники проекта получают общий инструк таж, включающий характеристики муниципалитета и его руково дителей (полученные в результате рутинного информационного поиска), информацию о демографической структуре и занятиях URL: http://lmu.hse.ru/ Подробная информация об исследованиях 2008– гг. представлена в коллективной монографии [Плюснин, Кордонский, Скалон, 2009].

Например, это теоретико-методологические разработки Т. Шанина [Шанин, 1999], Е.М. Ковалева, И.Е. Штейнберга [Ковалев, Штейнберг, 1999].

Существенные идеи по социальной эпистемологии изложены в давно переве денной работе П. Бергера и Т. Лукмана [Бергер, Лукман, 1995].

№ Практика населения. Важным является инструктаж о правилах поведения наблюдателей. Обычно в конце рабочего дня проводится семи нар, на котором участники проекта обмениваются впечатлениями об увиденном, получают необходимые разъяснения (но не интер претации увиденного) от преподавателей и инструкции по объек там наблюдений на следующий рабочий день. Во время полевой работы мы изучаем не только феномены муниципальной жизни, но и самих участников проекта, отношение которых к предметам описания меняется по мере освобождения от общераспростра ненных стереотипов.

В зависимости от задачи конкретной экспедиции объектами наблюдений могут выступать и органы местного самоуправления в их рутинной деятельности, и базары с рынками как места обще ственной активности, и библиотеки, и магазины, и аптеки, и фельд шерские пункты, и посиделки пенсионерок, и кладбища, и город ские свалки, и ночные клубы.

Обычно студенты не получают конкретного задания на конкрет ном объекте, а сами находят его, имея задачу, сформулирован ную намеренно неопределенно. Например: как выполняет местная власть обязательства по обеспечению населения топливом? Или:

какие второстепенные функции выполняет местный рынок? В об щем, в ходе проекта нами опробуются на студентах разные мето дики получения информации, в частности:

y студенты получают обычные социологические анкеты с ин струкцией, что главное для них не заполнение анкет, а фик сация реакций опрашиваемых на вопросы и на самих анкетеров;

y студенты получают целевое задание на интервьюирование определенных категорий жителей — государственных и му ниципальных служащих, представителей системы образова ния, здравоохранения, культуры, предпринимателей, пенсио неров и др. — с задачей получить максимально детализи рованные и точные по формулировкам ответы по заданной проблематике;

y студенты получают задание по типу «пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что». это, кстати, самое трудное, например: найди в городе общественный туалет и попробуй определить, что это такое на самом деле.

Во время поездки все участники проекта должны вести поле вой дневник, особенным требованием к которому является полное избегание каких-либо интерпретаций наблюденного. Мы требу ем исключительно констатации увиденного и услышанного. По ре зультатам поездки уже в лаборатории студенты пишут «наивные» и аналитические отчеты. Отчеты докладываются на заседаниях ла боратории, где во время обсуждений допускаются интерпретации увиденного и услышанного, материалы наблюдений становятся фактами, которые могут являться обоснованием для одних теоре тических конструкций или аргументами для отклонения других.

С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе По нашим наблюдениям, студенты в поездках придерживаются одной из трех основных стратегий поведения, причем выбор стра тегии обусловлен познавательной мотивацией и способностью к исследовательской работе;

в соответствии с этими критериями студентов можно разделить на три психологически различающие ся группы.

«Иммунные» — студенты, которым неинтересно то, что они на блюдают в ходе поездок. Они, скорее, отбывают учебную повин ность, вытесняя из сознания то, что видят. Они не склонны к реф лексии. Естественно, что как научная мотивация, так и способность к научному творчеству у них невелика. Такие студенты обычно уча ствуют не более чем в одной поездке. Их отчеты, как устные, так и письменные, поверхностны и бессодержательны.

«Рецептивные» — студенты, у которых в ходе поездок проис ходит изменение картины мира и начинается выработка собствен ных мировоззренческих ориентиров. Такие студенты участвуют в нескольких поездках, активно ведут себя на занятиях, задают во просы и формулируют свои гипотезы относительно наблюденного.

В их отчетах прослеживается стремление к пониманию увиденно го, однако понятийных средств для этого они не имеют. При опре деленной обработке из них выходят понимающие исследователи.

«Вакцинированные» — студенты, которые уже имеют некоторый социальный опыт, в том числе и предпринимательский (но не опыт научных исследований), что обусловливает хорошее развитие жи тейских стереотипов. В ходе поездок и семинаров они формиру ют и «дорабатывают» свой понятийный аппарат, необходимый, с их точки зрения, для выстраивания карьеры. Знания и впечатле ния, получаемые ими в ходе поездок, носят в первую очередь ин струментальный характер, они их не рассматривают как научные знания. Собственно исследовательский интерес они проявляют обычно в малой степени, фиксируясь на тех социальных техниках, которые, как им кажется, привели к успеху (или неудаче) людей, с которыми они встречались в ходе поездок.

Для студентов первой группы оказался наиболее эффективным вариант анкетирования, одноразовой формализованной встречи с респондентом. Для студентов второй группы — вариант интер вьюирования;

анализ проведенных интервью провоцирует у них рефлексивную деятельность, что является необходимым условием успешной научной деятельности. Для третьей группы наилучшим образом подошел вариант с неопределенными начальными усло виями, способствующими кристаллизации складывающейся поня тийной схемы.

В первой (для студента-участника) поездке многие испытыва ют стресс и когнитивный диссонанс, иногда на уровне жесткой аф фективной реакции. Главная причина — внезапно возникающее противоречие между образами и представлениями о стране, усво енными через СМИ и казавшимися им истинными, и реальностью российской жизни, в которую пришлось внезапно погрузиться.

№ Практика Но если у студентов первой группы стресс манифестирует в виде неприятия непривычных (и потому неприемлемых) бытовых усло вий, то студенты второй и третьей групп переживают стресс адек ватно его природе: они связывают его в большей степени с ломкой картины мира и осознанием того, что понятийный и аксиологиче ский аппарат, который они по привычке используют, оказывается неадекватным тому, что они наблюдают.

Огромной и, в общем, нерешаемой проблемой для студен тов оказывается перевод результатов наблюдений в текст. Даже «наивные» отчеты, главное требование к которым — ничего не ин терпретировать, представляют для студентов большие трудности, не говоря уже об отчетах аналитических. Студенты, весьма раско ванные и грамотные в устном рассказе, способные осознать и по нять увиденное, оказываются неспособными оформить свои впе чатления и наблюдения в текст. С нашей точки зрения, тут могут быть выделены две группы причин.

Во-первых, испытываемые студентами трудности связа ны с тем, что молодые люди являются носителями сразу многих непересекающихся культур: культуры официальной с ее казенным языком, в том числе и языком тех теорий, которые они изучают в университете, культуры городской (в большинстве своем) быто вой среды, культуры интернет-общения и др. Однако ни на одном из языков этих культур нельзя описать результаты наблюдений бы тования российской провинции. Необходимость объективировать наблюдения требует освоения нового языка, чуждого, но объем лющего языки, привычные студенту. По сути, он должен освоить язык научного этнографического (культурно-антропологического) описания, применив его для описания реальностей родного ему общества как реальностей общества чужого. что, естественно, вы зывает очень значительные трудности и для немалой части участ ников проекта становится непреодолимым препятствием. Правда, надо заметить, что такой стресс бывает непреодолим и для многих профессиональных ученых.

Другая группа причин возникающих затруднений — про фессиональная мотивация студентов. В отличие, например, от студентов-социологов, цель будущей профессиональной дея тельности студентов факультета государственного и муниципаль ного управления — не научная или хотя бы аналитическая деятель ность, а управление. Исходно заданная и еще более затвердевшая за три предшествующих года обучения (обычно студенты прихо дят в лабораторию на четвертом году обучения), такая профессио нальная мотивация крайне трудно поддается изменению или кор ректировке: даже резонные аргументы, что хорошим управленцем невозможно быть без приобретения аналитических компетенций, обычно оказываются запоздалыми.

Совокупность этих, а также формальных причин сильно затруд няет реализацию нашего проекта. Обучение в университете до сих не предполагает использования иных форм, помимо аудиторных С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе занятий и производственных практик, весьма формальных по со держанию. Хотя в классических университетах существуют инсти туты научных экспедиций и маршрутной практики, в рамках кото рых предусмотрены поездки студентов, в том числе и с исследова тельскими целями, в ГУ–ВШэ за пять лет нам не удалось убедить администрацию в необходимости обогащения форм обучения та кими полевыми учебными исследованиями.

Используя методологию «наивного» наблюдения, мы решаем 4.

одновременно две разные задачи: учебно-методическую и науч ную. что касается обучения, нами предложена новая методология освоения знания и профессиональных компетенций в сфере мест ного управления;

осуществлена ее апробация в течение несколь ких учебных периодов;

получены существенные учебные резуль таты. Решение научной задачи состоит в том, что на основе этой методологии ведется подготовка из студентов-старшекурсников исследователей, способных не только к аналитической, но и к на учной деятельности.

Основными составляющими методологии «наивного» наблюде ния являются: вводные (установочные) лекции в аудитории, мето дические, коллекторские и аналитические семинары на всех этапах подготовки, полевое исследование в муниципалитете, во время которого осваивается метод «наивного» наблюдения и одновре менно студенты участвуют в качестве наблюдателей в работе орга нов исполнительной и представительной власти, осваивая практи ку муниципального управления.

Студенты-старшекурсники слушают лекции преподавателей кафедры, вводящие их в проблематику муниципального управле ния. Особенностью этих лекций является не изложение учебных материалов (все студенты адресуются к стандартным университет ским учебникам для самостоятельной работы с ними, и мы не тра тим время на изложение того, что они могут прочитать сами), а об зор реального многообразия проблем, стоящих перед местной властью и местным обществом — от хозяйственно-экономических до политико-идеологических. В этом смысле вводные занятия со держательно являются научными семинарами для молодых уче ных, а не учебными семинарами для студентов;

естественно, что они адаптированы к уровню понимания студентов. Они проводятся в форме общей дискуссии.

Во время этих лекций-дискуссий происходит естественное разделение студентов на заинтересованных и «отвальных». При этом в группе заинтересованных студенты со временем также на чинают разделяться по характеру мотивации: часть из них нацеле на на исследовательскую деятельность, другие участвуют в рабо те преимущественно по учебным мотивам, которые так и остаются доминирующими. Нашу задачу на вводном этапе мы видим как раз в том, чтобы увеличивать долю исследовательски-мотивированных студентов за счет учебно-мотивированных. «Отвальные» студенты, № Практика несмотря на их непригодность к исследованиям, обычно тоже ез дят в экспедиции в составе всей группы. Позитивный смысл их уча стия в полевой работе состоит в том, что они представляют собой хороший «цементирующий материал» для группы и нередко неза менимы для выполнения множества рутинных дел по обустройству поездки и экспедиционного быта.

Студенты во время поездки в муниципалитет и после нее уча ствуют в трех видах семинаров. На методических семинарах об суждаются методики исследований (наблюдений, анкетного опро са и интервьюирования), техника работы с людьми и наблюда тельные техники, исследовательские процедуры. Такой семинар, в общем, ничем не отличается от аналогичных семинаров ученых, выезжающих на полевое исследование. Особенность лишь в том, что семинар начинается не до, а в момент погружения студента в объект своего наблюдения: студент должен сначала захлебнуть ся, окунувшись в новую и незнакомую ему жизнь, и тут же начать пробовать учиться плавать. Обычно же «уроки плавания» для мо лодых ученых проходят в «сухой» лаборатории. На этих семинарах мы не предлагаем студентам готовых рецептов техник наблюде ния, а ожидаем от них самостоятельного прихода к пониманию ва лидности и применимости той или иной техники. Как правило, это требует терпения. Для «отвальных» студентов участие в таких се минарах тягостно. число методических семинаров зависит исклю чительно от скорости, с которой наиболее сильные студенты суме ют осознать и усвоить техники наблюдения. Не всегда удается это го достичь в течение одной недельной экспедиции или практики.

Начиная со второго-третьего дня поездки по вечерам после окончания работы ежедневно проводятся рабочие семинары. Их цель сугубо коллекторская: накопление и первичная систематиза ция полевого материала. Задачи рабочих семинаров: обмен впе чатлениями и наблюдениями, полученными в течение дня, уточне ние валидности отдельных феноменов, типичности, обычности или необычности, случайности их. Студенты сопоставляют свои на блюдения, составляется план походов на объекты на следующий день — как для уточнения сделанного наблюдения, так и для про верки феномена, вызвавшего интерес. Во всех случаях на этих се минарах запрещено интерпретировать увиденное, давать оценки событиям, людям, их высказываниям. На семинаре идет простое накопление фактов наблюдений (феноменов) и их первичная систе матизация по «естественным» параметрам обычности, уникально сти, типичности, распространенности и т. п. Таким образом у сту дентов начинает формироваться представление о многообразном и многоэтажном поле социальной жизни, которое они нащупыва ют, используя приемы, освоенные на методических семинарах.

Аналитические семинары проходят после окончания экспеди ции, обычно через две-три недели, когда студенты уже изгото вят и сдадут преподавателям свои «наивные» и аналитические от четы. В семинаре работают все студенты (с оговоренными выше С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе ограничениями, обусловленными уровнем понимания и участия в работе), и здесь они могут дать волю фантазии и предложить са мые абсурдные интерпретации наблюденного. Правда, они редко это делают после шокирующей встречи с муниципальной действи тельностью, поскольку начинают понимать, что, какое бы объясне ние они ни предложили, действительные причины наблюдавшихся ими феноменов могут оказаться еще более абсурдными. У анали тических семинаров, помимо чисто научных задач по систематиза ции и первичному аналитическому обобщению наблюдений, есть еще и второстепенные задачи «просеивания» будущих хороших аналитиков и ученых. Естественно, что такой «просев» осуществля ется в течение нескольких циклов таких семинаров.

Собственно полевое исследование — обычно это недель ная экспедиция — представляет собой центральный технический компонент нашей работы. Мы специально выбираем для поездок со студентами муниципалитеты, удаленные от крупных област ных и столичных городов. Дополнительными критериями выбора поля являются: небольшая численность населения (легче обозреть и выделить многие значимые виды активностей, поэтому в основ ном это малые города и села);

древность города и обжитость мест ности (моногорода и поселки-времянки с короткой историей пред ставляют собой «перекошенный» материал, это общества-уродцы, а нас интересует норма общественной жизни, а не ее патологии).

Только в условиях «перипатетического» обучения возможны само стоятельное наблюдение социальных феноменов, их каталогиза ция, систематизация, обобщение, возможно проведение методи ческих и рабочих семинаров, а также знакомство с практикой му ниципального управления.

Во время поездки перед студентами стоят две задачи: они должны наблюдать и описывать самые разные феномены местной жизни, а также наблюдать работу органов местной власти и при нимать в ней участие (когда есть возможность). Здесь нет учебно го цикла, работа идет непрерывно с утра до вечера, она очень ин тенсивна и требует существенно больше усилий, чем совокупность рутинных лекционно-семинарских циклов. Обучение здесь сраще но с бытованием.

Задача подготовки исследователей решается как бы сама со бой: в непосредственном и постоянном взаимодействии ученика с учителем. Здесь мы реализуем тот редко сейчас практикуемый механизм индивидуализированного обучения, который заложен в основу подготовки аспирантов. По сути, наши самые активные студенты за два-четыре года обучения в специалитете и маги стратуре проходят курс аспирантского обучения — в соответст вующих формах и техниках. Из более сотни студентов, прошедших через лабораторию, «выделано» около 20 грамотных аналитиков и 5–7 будущих хороших ученых, что, считаем, немало.

Созданный учебно-методический комплекс также представля ется нам новаторским. Он выполняет две двойственные функции:

№ Практика во-первых, знаниевую — обучает основам муниципального управ ления и дает совокупность знаний о провинциальной российской жизни, во-вторых, практическую — обучает практике управления и техникам социального научного исследования. Важно отметить, что, в отличие от классического цикла «лекции — семинары — практикумы», разработанный комплекс имеет нелинейную струк туру, где лекции-дискуссии, составляя нижний уровень, связаны со всеми тремя видами семинаров, но методические и коллектор ские семинары реализуются в полевых исследовательских прак тиках, а аналитические семинары, являясь научными дискуссиями, возвращают студентов к тому, с чего они начинали, — к проблема тике вводных лекций-дискуссий.

Благодар­ Реализация проекта обучения в условиях реальной управленче ской практики оказалась возможной благодаря включению кафе ности дры местного самоуправления в 2006–2007 гг. в инновационную образовательную программу ГУ–ВШэ «Формирование системы компетенций для инноваций в бизнесе и государственном управ лении» и созданию лаборатории муниципального управления.

Значительная часть полевых исследований проведена при фи нансовой поддержке фонда «Хамовники» в 2006–2007 и 2009– 2010 гг. и Института общественного проектирования, решением которого нам был предоставлен грант президента РФ на проведе ние социально значимых исследований организации муниципаль ной власти в 2009 г.

Проведение полевой исследовательской работы в описан ных объемах и с привлечением столь большого числа студентов было бы невозможным без содействия Общероссийского конгрес са муниципальных образований и его руководителей С. М. Киричу ка и В. Н. Панкращенко. Мы выражаем им искреннюю признатель ность за помощь в нашей учебной и исследовательской работе.

Литература 1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.

Трактат по социологии знания. М., 1995.

2. Глазычев В. Л. Глубинная Россия: 2000–2002. М.: Новое издатель ство, 2002.

3. Ковалев Е. М., Штейнберг И. Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. М.: Логос, 1999.

4. Козлова Н. Н. Советские люди. Сцены из истории. М.: Европа, 2005.

5. Кордонский С. Г. циклы деятельности и идеальные объекты. М.:

Пантори, 2001.

6. Кордонский С. Г. Кристалл и кисель. М.: Три квадрата, 2002.

7. Малиновский Б. Научная теория культуры. М.: ОГИ, 2005.

8. Плюснин Ю. М. эпистемология и стратегия научного поиска // Наука.

Инновации. Образование. М.: РИэПП, 2007. Вып. 2. С. 76–95.

С. Г. Кордонский, Ю. М. Плюснин, О. М. Моргунова № Обучение наблюдением: студенты в исследовательском процессе 9. Плюснин Ю. М., Кордонский С. Г., Скалон В. А. Муниципальная Россия: образ жизни и образ мыслей. Опыт феноменологического исследования. М: цПИ МСУ, 2009.

10. Шанин Т. Методология двойной рефлексивности в исследова ниях современной российской деревни // Качественные мето ды в полевых социологических исследованиях. М.: Логос, 1999.

С. 317–371.

11. Шюц А. Формирование понятия и теории в социальных науках // Щюц А. Избранное: мир, светящийся смыслом. М.: РОССПэН, 1994. С. 51–68.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.