WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ СПЕЦИАЛИСТОВ К УСЛОВИЯМ ТРАНСФОРМИРУЮЩЕГОСЯ ОБЩЕСТВА Автор: А. Э. НИЗАМОВА НИЗАМОВА Альфия Энварьевна - научный сотрудник Института социологии РАН (E-mail:

niz_alf@mail.ru).

Аннотация. В статье анализируются особенности и основные тенденции адаптации росийских специалистов к динамично меняющимся условиям трансформирующегося общества. Анализ основывается на данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ).

Ключевые слова: адаптация * специалисты Стремительные изменения как технологического, так и социального порядка, имевшие место в России в течение последних двух десятилетий, существенно повысили значимость исследования проблем социальной адаптации специалистов, составляющих основу модернизационного потенциала страны. Адаптация к постоянно стр. 67 меняющимся требованиям социальной среды наряду с формированием возможностей для эффективного применения ими своих способностей позволяет данной категории работников не только содействовать укреплению демократических и рыночных основ государства, созданию высокотехнологичной экономики, но и активно участвовать в процессах социальной мобильности, повышать уровень жизни своих семей.

Данная работа представляет собой часть результатов исследования, направленного на выявление основных тенденций и особенностей социально-экономической адаптации специалистов, занятых трудом высшего и среднего уровней квалификации, в трансформирующемся обществе. Особое внимание уделено выяснению факторов эффективности этой адаптации, зависимости данного процесса от экономического и образовательного ресурсов адаптантов, изучению проблем профессиональной мобильности, особенностей формирования у специалистов социального ресурса конкуренции на рынке труда.

Анализ опирается на данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ), который проводится в форме периодически повторяющихся опросов. Начиная с 1994 г. в ходе мониторинга опрашивается порядка 4000 домохозяйств (около 10000 индивидов) в 38 регионах России ( населенных пунктов). Мониторинг позволяет проследить динамику структурных сдвигов занятого в национальной экономике населения под углом зрения профессионально-квалификационной структуры работников, исследовать динамику и особенности социально-экономической адаптации различных групп специалистов в трансформирующемся российском обществе.

Для выделения интересующей нас категории граждан в РМЭЗ используется переменная (occupations), построенная на основе международного стандартного классификатора занятий ISCO-88 (International Standard Classification of Occupations 1988). Данный классификатор включает 10 основных профессиональных групп, отражающих уровень и специализацию квалификации, которые требуются при выполнении тех или иных работ: руководители (представители) органов власти и управления всех уровней;

специалисты высшего уровня квалификации;

специалисты среднего уровня квалификации;

служащие, занятые подготовкой информации, оформлением документации, учетом и обслуживанием;

работники сферы обслуживания;

квалифицированные работники сельского хозяйства;

квалифицированные работники промышленности;

операторы, аппаратчики и прочие;

неквалифицированные рабочие;

военнослужащие.

В нашем исследовании специалисты высшего и среднего уровней квалификации рассматриваются как реальный социальный слой, включающий лиц, занятых в различных секторах экономики преимущественно умственным исполнительским трудом. Это специфическая, характеризующаяся высоким уровнем образования и профессиональной квалификации, достаточно емкая группа современного российского общества, из которой рекрутируется средний класс.

Радикальные преобразования, развернувшиеся в начале 1990-х годов, существенно изменили величину и структуру спроса на квалифицированный труд, а также объем и структуру его предложения. Многие ранее престижные профессии потеряли свою значимость, и одновременно возник повышенный спрос на новые.

Качественные изменения в развитии производительных сил на рубеже веков, подобно переменам в других индустриальных странах, послужили основанием для изменений в структуре занятости населения, когда преобладающую роль начали играть работники интеллектуального труда, повысился общий образовательный уровень совокупного работника. В связи с этим проблема успешной адаптации специалистов к динамично меняющейся действительности превратилась в важнейшее условие создания высокотехнологичной экономики, стала одной из ключевых для экономической и социальной политики государства.

Удельный вес специалистов высшего и среднего уровней квалификации на протяжении 1994 - 2008 гг.

оставался стабильно высоким, достигая трети занятых (табл. 1). Вместе с тем относительная стабильность на макроуровне сопровождалась зна- стр. Таблица 1 Структура занятого населения России, 2004 - 2008 гг. (в % к опрошенным) Основные группы 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 Руководители всех уровней 1,8 1,1 5,2 6,5 6,8 5,8 5,4 4, Специалисты высшего уровня квалификации 19,1 17,7 17,4 16,2 16,4 17,1 16,8 16, Специалисты среднего уровня квалификации 14,4 15,1 14,7 14,4 15,3 15,4 16,6 16, Служащие конторские и по обслуживанию 6,1 6,7 6,1 5,7 6,4 5,4 6,1 5, клиентов Работники сферы обслуживания 7,3 7,9 9,1 10,5 10,1 10,5 10,7 11, Квалифицированные работники сельского 0,6 0,7 0,5 0,7 0,7 0,5 0,6 0, хозяйства Квалифицированные рабочие 19,4 17,1 13,8 14,5 14,1 14,0 13,8 13, промышленности Операторы, аппаратчики и прочие 18,5 18,9 19,3 18,5 17,6 18,3 17,0 16, Неквалифицированные рабочие 12,1 13,6 12,8 12,1 12,0 12,4 12,4 13, Военнослужащие 0,7 1,2 1,1 0,9 0,6 0,6 0,6 0, чительными внутренними перемещениями. В результате формирования и четкого размежевания высокодоходных и низкодоходных секторов экономики стали острее ощущаться диспропорции в оплате труда, которые вызвали процессы движения квалифицированной рабочей силы из одних отраслей в другие.

В этих условиях особую роль в адаптации специалистов стали играть процессы мобильности, демонстрирующие их "способность и готовность учиться, повышать квалификацию, перенимать новое, обновлять знания, сменить, если это необходимо, профессию, род деятельности, место работы или даже жительства, привычный должностной статус, образ жизни, социальный статус" [1, с. 219].

За время радикальных реформ произошли значительные изменения во внутри-групповой структуре специалистов, которые отражают направление и темпы экономических, технологических и социальных перемен. По мере углубления реформ снизился удельный вес специалистов высшей квалификации в области естественных и инженерных наук, образования, биологии и здравоохранения и повысились их доли в области общественных наук и культуры, а также специалистов среднего уровня квалификации, занятых в экономике, коммерции, культуре (см. табл. 2). За 1994 - 2008 гг. среди них значительно увеличилась доля сельчан, в группе высшего уровня существенно увеличилось представительство женщин (с 62,5 до 75,5%), тогда как в группе среднего - уменьшилось (с 79 до 70%).

Гендерные исследования последних десятилетий фиксируют значительное расширение потенциальных возможностей для выбора форм занятости, повышения роли женщин практически во всех сферах общественной жизни, которое рассматривается в качестве одного из достижений происходящих в стране перемен. Однако очень часто эти возможности остаются нереализованными, что в полной мере относится к женщинам-специалистам. Перемены в профессиональной структуре, сопровождающиеся повышением женского представительства среди различных категорий специалистов, связаны с вытеснением женщин в низкопрестижные и низкооплачиваемые сферы деятельности, что усиливает трудности их адаптации к условиям трансформирующегося общества. Так, с 1994 г. по 2008 г. доля женщин среди специалистов высшей квалификации в области естественных и инженерных наук увеличилась с 43 до 48,5%;

биологии и здравоохранения - с 69 до 76,1%;

образования - с 83,9 до 87,8%;

общественных наук и культуры - с 76 до 80,1%. Увеличился также удельный вес женщин среди специалистов средней квалификации в сфере образования (с 91,3 до 95,2%), естественных наук и здравоохранения (с 90,1 до 97%). Помимо того, что многие из этих сфер деятельности превратились в сугубо "женские", наблюдается "внутренняя гендерная стратификация, когда немногочисленные мужчины занимают руководящие и другие престижные позиции в системе труда" [2, с. 211]. Особенно четко эта тенденция проявляется в системе общего образования и здравоохранении.

стр. Таблица 2 Динамика внутригрупповой структуры специалистов, 2004 - 2008 гг. (в % к опрошенным) Категории специалистов 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 Высшая Естественные и 17,5 16,9 14,7 12,6 14,0 13,5 12,2 11, квалификация инженерные науки Биология и 7,7 7,3 7,5 9,2 7,0 6,7 5,6 4, здравоохранение Образование 20,4 20,0 19,8 19,8 18,7 18,6 18,0 18, Общественные науки и 13,6 11,4 12,4 11,3 11,9 14,0 14,4 16, культура Средняя Физические и 11,3 11,7 11,6 11,4 13,2 12,3 10,9 11, квалификация инженерные виды деятельности Естественные науки и 10,0 12,0 11,3 11,2 9,7 8,9 9,2 9, здравоохранение Образование 1,5 1,9 2,0 1,4 1,2 1,9 1,8 1, Экономика, коммерция, 18,0 18,8 20,7 23,1 24,3 24,1 27,9 28, культура и т.п.

Единственной областью профессиональной деятельности, где произошло снижение женского представительства (с 78,9 до 69,9%), стала экономика, коммерция и культура.

Главной социоструктурной характеристикой слоя специалистов является преимущественно умственный труд, требующий конкретных профессиональных знаний, навыков и умений. Обладание профессиональным образованием высокого уровня является наиболее весомым адаптационным ресурсом, на основе которого формируется весь ресурсный потенциал специалистов. Доказано, что при наличии высшего образования вдвое чаще достигаются высокий профессиональный уровень и обладание развитым социальным капиталом [3, с. 90 - 101]. Хорошее образование существенно усиливает конкурентные позиции работников на рынке труда, помогает им трудоустроиться, быстрее найти подходящую, хорошо оплачиваемую и престижную работу, закрепиться и удержаться на рабочем месте. Важно и то, что образование формирует такие трудовые ценности, при которых "неактивность является крайним и вынужденным выбором" [4, с. 32].

Высокообразованная рабочая сила лучше адаптируется к технологическим, институциональным и социальным переменам, активнее реагирует на научно-технические достижения и быстрее внедряет их в своей профессиональной деятельности.

Динамичное развитие рыночной экономики вносит существенные коррективы в сферу профессионального образования. Одной из наиболее заметных тенденций в данной области является увеличение удельного веса лиц с высшим образованием, которое наблюдается во всех возрастных группах. В последнее время значительно повысился интерес к образованию людей зрелого возраста, о чем свидетельствует рост количества граждан, имеющих два высших образования и более. Второе профессиональное образование за анализируемый период получили около 40% респондентов, занятых как в частном, так и в государственном секторах экономики. Различия в данном случае, как было выяснено ранее, заключаются в том, что специалисты государственного сектора проходили переобучение на курсах повышения квалификации, тогда как специалисты частного сектора получали второе среднее специальное и второе высшее образование [5, с.

76].

Обращает на себя внимание тот факт, что медианный уровень трудового стажа у высококвалифицированных специалистов со средним образованием на 2,5 года больше, чем у той же группы окончивших вузы. Из этого может следовать, что необходимую квалификацию первые добирали после школы или техникума за счет обучения на профессиональных курсах или на рабочем месте, то есть адаптировались к высокому уровню сложности труда за счет дополнительных ресурсов. Нередко это стр. Рис. 1. Динамика удовлетворенности специалистов жизнью в целом, 1994 - 2008 гг. (в %) требовало увеличения времени на учебу за счет свободного времени или повышения интенсивности труда на рабочем месте.

Среднее и высшее профессиональное образование, а также послевузовское (аспирантура и докторантура), в соответствии с Международной стандартной классификацией (МСКО) относятся к так называемому третичному образованию, составляющему основу современного экономического развития. В 2008 г. к группе относились практически все специалисты высшей квалификации и более 80% - средней.

По мере становления рыночной экономики резко повысилась потребность в получении качественного профессионального образования. Данный процесс обусловливается стремлением граждан, особенно молодого возраста, посредством образования, престижной профессии снизить риск безработицы, приобрести надежное положение. С образованием многие молодые люди связывают свое профессиональное и социальное самоопределение. Оно лежит в основе формирования адаптационных стратегий молодежи, у которой сильнее, чем у людей среднего и старшего возраста, убеждения, что их будущий успех зависит от личных способностей и образовательных достижений.

При определении результатов адаптации индивидов или социальных групп применяются два типа критериев: субъективные, отражающие внутреннее состояние адаптанта, и объективные или поведенческие.

К первому относят в основном социальное самочувствие, ко второму - степень освоения новых поведенческих стандартов, реализации индивидом в своем поведении норм и правил жизнедеятельности, принятых в данной социальной группе или обществе, и некоторые другие [6, с. 223 - 225]. Центральное место в этой системе показателей отводится удовлетворенности жизнью, отражающей социальное самочувствие индивида в собственной оценке жизни на данный момент с учетом всего достигнутого и ожидаемого в ближайшем будущем. Именно с позитивными или негативными оценками своей жизни связаны различия в социальном самочувствии индивидов [7, с. 173]. Удовлетворенность жизнью может быть представлена через такие показатели, как надежный реальный социальный статус;

материальная, имущественная достаточность;

возможность для самоутверждения, творческой самореализации;

ожидания и жизненные перспективы.

Анализ динамики удовлетворенности специалистов своей жизнью в целом свидетельствует о значительном улучшении их социального самочувствия по мере адаптации к условиям трансформирующегося общества. С 1998 г., когда был зафиксирован пик негативных настроений россиян, по 2008 г. доля таких специалистов выросла более чем в три с половиной раза - с 14,5 до 52,6%, тогда как неудовлетворенных снизилась с 65, до 23,5% (рис. 1). Аналогичные тенденции наблюдались в группах специалистов высшей и средней квалификации с той лишь разницей, что на первых этапах реформ первые отличались более высоким уровнем социального самочувствия, но к 2008 г. показатели практически выровнялись.

По уровню удовлетворенности жизнью специалисты в целом превосходят большинство других групп занятых, уступая только руководителям (представителям) ор- стр. Рис. 2. Распределение специалистов в зависимости от квинтилей семейных среднедушевых доходов, 2008 г.

(в %) ганов власти и управления разных уровней. Если в 2008 г. в среднем были удовлетворены своей жизнью 47,6% респондентов, то среди специалистов их доля достигала 52,6%, руководителей - 63,4%. При этом доля данных лиц среди специалистов среднего уровня была лишь немного выше, чем среди специалистов высшего уровня (соответственно 53,9 и 51,2%). Характерно, что удовлетворенность специалистов среднего уровня в области экономики, коммерции, культуры и пр. (полностью или частично удовлетворены более 40%) выше, чем у всех других категорий аналогичных специалистов, а удельный вес недовольных жизнью меньше, чем среди учителей и врачей. Не случайно новый классификатор занятий ISCO-88 относит часть специалистов рассматриваемой категории к группе специалистов высокой квалификации, подчеркивая их особенно тесную близость.

Из всех работающих только специалисты высшей квалификации отреагировали на начало экономического кризиса снижением уровня удовлетворенности жизнью. В то же время общие тенденции изменения социального самочувствия данной категории занятых в предкризисный период развивались в общем русле нарастания оптимистических настроений россиян. Одной из причин улучшения социального самочувствия специалистов в этот период стало значительное повышение доходов семей. Так, в 2008 г. уровень их среднемесячной заработной платы на основном месте работы превысил уровень 2002 г. более чем в два раза.

Одновременно с ростом доходов увеличились расходы и оценки покупательских возможностей специалистов. Все это способствовало росту уровня их удовлетворенности оплатой труда, материальным положением и жизнью в целом, повышению оценок жизненных перспектив. Вместе с тем нельзя не отметить, что наиболее дорогостоящие покупки остаются для основной массы специалистов недоступными.

Так, только 8,3% специалистов уверены, что могут при желании улучшить свои жилищные условия;

16,6% - провести всей семьей отпуск за границей. И в то же время около половины (48,9%) из тех, к кому это относится, в состоянии оплачивать учебу своих детей в вузе, 71% - дополнительные занятия детей школьного возраста.

Несущественно изменилась картина, демонстрирующая распределение специалистов в зависимости от квинтилей среднедушевых семейных располагаемых доходов. В 2008 г. только 20,8% респондентов попадали в два нижних квинтиля, тогда как 60,6% - в два верхних (рис. 2). В 1994 г. эти показатели составляли соответственно 26,3 и 57,7%;

в 1998 г. - 28,5 и 55,5%. При этом неизменно в более выгодном положении оказывались специалисты высшей квалификации.

Если проанализировать связь удовлетворенности жизнью с некоторыми переменными, с разных сторон характеризующими социальное самочувствие специалистов высшей и средней квалификации в переломные для российских граждан 2002 и стр. Таблица 3 Коэффициенты корреляции удовлетворенности жизнью специалистов высшей квалификации с отдельными показателями в 2002 и 2008 гг. (Пирсон R)* Специалисты Специалисты высшей средней Показатели квалификации квалификации 2002 2008 2002 Удовлетворенность работой в целом 0,259 0,305 0,242 0, Удовлетворенность условиями труда 0,212 0,257 0,188 0, Удовлетворенность оплатой труда 0,244 0,310 0,291 0, Удовлетворенность возможностями профессионального 0,227 0,253 0,129 0, роста Удовлетворенность своим материальным положением 0,511 0,503 0,537 0, Удовлетворенность здоровьем 0,197 0,193 0,182 0, Расположение на лестнице "нищие-богатые" -0,320 -0,300 -0,312 -0, Расположение на лестнице "бесправные-большая власть" -0,253 -0,234 -0,214 -0, Беспокойство, что не найдет работу, если будет уволен 0,124 0,171 0,194 0, Беспокойство, что не сможет обеспечить себя самым -0,308 -0,252 -0,285 -0, необходимым через 12 месяцев Мнение об изменении материального положения за 0,285 0,326 0,356 0, последние 12 месяцев Мнение о том, как будут жить через 12 месяцев 0,386 0,337 0,315 0, Среднемесячная зарплата за последние 12 месяцев -0,025 -0,199 -0,210 -0, Совокупный денежный доход респондента за последние 30 -0,062 -0,159 -0,177 -0, дней * Корреляция значима на уровне 0,05 (2-сторон.), 0000.

2008 годы, то можно увидеть следующую картину (табл. 3). Обращает на себя внимание наличие ряда противоположных тенденций. Так, если в группе специалистов высшей квалификации отмечается усиление связи удовлетворенности жизнью с оценками изменения материального положения и обеспокоенности проблемой трудоустройства, то в группе средней квалификации наблюдается ослабление соответствующих связей. Вместе с тем в ряде других случаев фиксируются схожие тенденции. Речь идет, с одной стороны, об усилении связей удовлетворенности жизнью с факторами удовлетворенности различными сторонами труда, с другой, - об ослаблении связи с оценками жизненных перспектив.

Наиболее тесной является связь удовлетворенности жизнью с фактором удовлетворенности респондентов материальным положением, что объясняется глубокой дифференциацией семей по уровню материального благосостояния и высоким уровнем обеспокоенности основной массы населения трудностями решения материальных проблем. Коэффициент детерминации (Пирсон R квадрат), характеризующий тесноту этой связи, снизился в группе средней квалификации и практически не изменился в группе с высшей, объясняя около 25% дисперсии независимой переменной. В то же время самыми слабыми являются связи с расположением респондентов на лестницах "нищие-богатые", "бесправные-большая власть" и фактором обеспокоенности респондентов невозможностью обеспечить себя самым необходимым в течение ближайших 12 месяцев, которые за последние годы немного усилились. В 2008 г. две трети опрошенных специалистов выражали такую обеспокоенность, что лишь немного меньше показателя 1994 г., когда тревожность по данному поводу демонстрировали три четверти респондентов. Почти половина этих людей выражала самую высокую степень беспокойства. В этот же год около трети замечали улучшение материального стр. Рис. 3. Распределение специалистов по ступеням шкалы материального благосостояния, 1994 - 2008 гг. (в %) Рис. 4. Распределение специалистов по ступеням шкалы власти, 1994 - 2008 гг. (в %) положения своих семей. Незначительно увеличилось также количество специалистов, позитивно оценивающих свои жизненные перспективы. Если в 1994 г. большую или меньшую степень уверенности в том, что будут жить лучше, высказывал каждый пятый опрошенный специалист, то в 2008 г. - каждый третий.

Более значительные сдвиги отмечены в оценках уровня своего материального благосостояния по шкале, представляющей собой девятиступенчатую лестницу экономического положения (нищие-богатые), которая отражает изменение субъективных ощущений респондентов с течением времени (рис. 3). В 2008 г. по сравнению с 1994 г. доля опрошенных специалистов, располагающихся на трех нижних ступенях шкалы, уменьшилась почти вдвое - с 44,8 до 24,5%. И одновременно увеличился удельный вес занимающих три средние (с 52,4 до 69,7%) и три верхние ступени шкалы (с 2,8 до 5,8%), демонстрируя тем самым рост социальной базы для формирования среднего класса. Подобные тенденции наблюдались в обеих группах специалистов.

Не менее существенными оказались изменения в оценках степени обладания властью (бесправные-большая власть). В частности, за 1994 - 2008 гг. доля респондентов, занимающих три нижние ступени шкалы власти, сократилась с 61,1 до 32,1%, тогда как удельный вес располагающихся на трех средних ступенях вырос с 35,2 до 59%;

трех верхних - с 3,7 до 8,9% (рис. 4). Эти тенденции, характеризующие один из аспектов изменения ресурсной обеспеченности слоя специалистов, свидетельствуют об увеличении их властного ресурса, который, как известно, тесно связан с объемом культурного капитала и квалификационного ресурса [8, с. 108].

Одним из показателей повышения уровня адаптации специалистов к условиям трансформирующегося общества является увеличение среди них лиц, отмечающих соответствие своих качеств сложившейся в России экономической ситуации. С 1998 г.

стр. Рис. 5. Динамика занятости специалистов высшего и среднего уровней квалификации в зависимости от формы собственности предприятий, 1994 - 2008 гг. (в %) по 2008 г. доля таких респондентов выросла с 38,7 до 61,6%, т.е. более чем в полтора раза. Данная тенденция в равной мере была характерна для специалистов высшего и среднего уровней квалификации.

Оценки соответствия своих качеств текущей экономической ситуации в стране в наибольшей мере характерны для специалистов, работающих на частных предприятиях. В этой связи обращает на себя внимание факт, что за 1994 - 2008 гг. доля специалистов, занятых на частных предприятиях, выросла более чем в два раза - с 15,7 до 34,8%, тогда как на государственных предприятиях снизилась с 69,7 до 59,3%.

Существенно сократилась эта доля на предприятиях смешанной формы собственности (с 14,6 до 5,9%).

Особенно значительным был рост занятых на частных предприятиях среди специалистов среднего уровня квалификации, который составил 27,9% (с 16,3 до 44,2%). Это существенно больше, чем в когорте высшей квалификации - 10,2% (рис. 5).

Если опираться на мнение занятого населения, то нынешние потребности экономики в высококвалифицированных специалистах выглядят довольно противоречиво. Только 24,5% занятых уверены, что для выполнения их нынешней работы требуется высшее образование (включая послевузовское), 18,1% думают, что им достаточно знаний, которые дает техникум. Общие потребности в квалифицированной рабочей силе оказываются сегодня ниже предложения. Это связано с тем, что наряду с тенденцией повышения спроса на квалифицированную рабочую силу на рынке труда действует и другая, свидетельствующая о регрессивном развитии ее профессионально-квалификационной структуры.

Одним из проявлений кризиса рынка труда в России является дефицит специалистов самого высокого уровня, растущая потребность в которых нередко удовлетворяется за счет приглашения иностранцев - опытных специалистов. Зачастую это вынужденная мера, обусловленная низким качеством подготовки отечественных кадров. По данным Всероссийского фонда образования, кадровым требованиям транснациональных корпораций отвечает лишь каждый десятый дипломированный российский инженер [9].

Высокий уровень потребности в высококвалифицированных кадрах ощущается главным образом на высокотехнологичных предприятиях. Основную же долю производственного сектора составляют предприятия с изношенным оборудованием, использующие устаревшие технологии. Не случайно поэтому 22,9% специалистов высшей квалификации убеждены, что для выполнения своей работы им не обязательно иметь высшее образование. Среди специалистов среднего уровня квалификации так думают 63,1%. При этом 36,8% из них могут обходиться образованием, которое дает техникум;

12,1% - профтехучилище. И еще 14,2% вообще не нуждаются в специ- стр. альном профессиональном образовании. При этом 80,5% респондентов указывают на соответствие уровня своего образования требованиям нынешней профессиональной деятельности, 13,9% считают, что уровень их образования выше, чем требуется. И только 5,7% ощущают его нехватку. Избыток и недостаток образования чаще испытывают специалисты среднего уровня квалификации (соответственно 16,2 и 6,9% против 11,5 и 4,5% среди специалистов высшей квалификации). Особенно много тех, кто ощущает избыток образования, среди специалистов среднего уровня квалификации с высшим образованием (24,7%).

Вместе с тем подавляющее большинство специалистов вполне удовлетворены тем, как используются их профессиональные знания и опыт. Только 4,3% специалистов высшей квалификации и 13,6% средней считают, что их знания и опыт используются незначительно или совсем не используются. Примечательно, что чаще высказывают такое мнение респонденты с низким уровнем образования.

Каждый специалист, обладающий высоким уровнем образования и общей культуры, развитой системой ценностей, стремится проявить себя как полноценный, целостный феномен, который включен во все многообразие взаимосвязей с окружающей реальностью, и старается доказать свою состоятельность в избранной системе труда. В этой связи к важнейшим характеристикам достигнутого ими уровня адаптации следует отнести степень удовлетворенности своей работой. Речь идет как об общей удовлетворенности трудом, так и о частных, которые позволяют раскрыть ее содержательные аспекты.

Неудовлетворенность трудом, как правило, становится фактором, повышающим недовольство своим социальным положением и ухудшающим социальное самочувствие человека. Такие люди зачастую в такой же мере недовольны своим материальным положением и тем местом, которое они занимают в социальной иерархии, и, наоборот, удовлетворенность работой очень часто совпадает с удовлетворенностью социальным положением. Длительный опыт изучения социальных проблем труда в нашей стране и за рубежом устанавливает тесную взаимосвязь степени заинтересованности людей в продуктивной деятельности, удовлетворенности трудом и характером и темпами изменений, происходящих в различных сферах общественной жизни. Исследования показывают, что заинтересованность в работе порождает благоприятные установки по отношению ко всей совокупности общественных ценностей, а отсутствие ее становится социально-психологической основой различных форм негативного поведения [10, с. 25].

Вопросы об удовлетворенности работой, характеризующие эмоциональные аспекты отношения к труду, включаются в вопросник РМЭЗ с 2002 г. Анализ показал, что специалисты высшей квалификации более других категорий занятых удовлетворены своей работой в целом (табл. 4). В 2008 г. в сравнении с 2002 г.

доля таких лиц выросла с 64,7 до 73,9%, превысив показатель руководителей (представителей) органов власти и управления различных уровней (71,5%). В то же время уровень удовлетворенности трудом среди специалистов среднего уровня квалификации вырос с 57,1 до 66,5%. В 2008 г. в обеих группах зафиксированы также одни из самых высоких показателей удовлетворенности условиями труда (соответственно 74,4 и 66,9%), возможностями профессионального роста (58,6 и 49,2%) и оплатой труда (37,8 и 37%).

Рост уровня удовлетворенности специалистов работой отражает одну из граней их более успешной адаптации к измененным условиям труда. Удовлетворенность соотносится как с исходными потребностями и притязаниями личности на успех, так и с представлениями о своих возможностях достигнуть его, а также с определенными требованиями к собственной деятельности. В этой связи она может свидетельствовать не только о положительном отношении к своей работе, но и о реализованных потребностях и притязаниях.

Удовлетворенность или неудовлетворенность работой является одним из важнейших факторов, обусловливающих интенсивность движения рабочей силы. Именно этим во многом объясняется то, что специалисты реже меняют профессию и/или место работы, чем другие категории работников. Так, если общий уровень мобильности в стр. Таблица 4 Удовлетворенность работой, 2002 - 2008 г. (в %)* Удовлетворенность Удовлетворенность Возможностями работой в целом Условиями Оплатой Основные группы профессионального труда труда роста 2002 2008 2002 2008 2002 2008 2002 Руководители всех уровней 60,8 70,5 52,4 67,5 52,1 60,9 32,8 44, Специалисты высшего уровня 64,9 73,9 59,5 74,4 51,7 58,6 20,4 37, квалификации Специалисты среднего уровня 57,1 66,5 55,2 66,9 40,7 49,2 20,4 37, квалификации Служащие конторские и по обслуживанию 52,5 60,9 52,1 61,7 29,8 41,8 19,5 37, клиентов Работники сферы обслуживания 42,7 55,4 39,5 55,1 25,9 37,4 20,6 32, Квалифицированные рабочие 51,7 62,4 40,8 51,2 32,6 40,1 23,5 35, промышленности Операторы, аппаратчики и прочие 45,5 54,7 37,8 47,8 30,4 37,4 20,9 29, Неквалифицированные рабочие 33,0 47,2 33,4 47,1 19,2 28,1 17,0 25, * Приведены суммарные данные по двум позициям шкалы "полностью удовлетворены" и "скорее удовлетворены".

сфере труда, учитывающий ежегодные изменения профессии и/или места работы, в течение последних лет колебался в пределах 14 - 16%, то в отношении специалистов он составлял около 11 - 13%. При этом уровень мобильности специалистов среднего уровня (13 - 16%) был постоянно выше уровня мобильности специалистов высшего (9 - 10%). Около половины всех изменений приходилось на перемены, включающие одновременную смену профессии и места работы, которые чаще затрагивают работников, занимающихся менее сложным и менее квалифицированным трудом. А наименее распространенными являются случаи смены профессии без изменения места работы.

В результате этих перемещений многие респонденты неоднократно меняли свою специальность. В 2008 г.

только 54,9% опрошенных были заняты на своей основной работе по специальности, которую получили в учебном заведении. Среди специалистов высшей квалификации таких было намного больше, чем среди среднего уровня (соответственно 66,9 и 42,2%). 22,1% респондентов работали по родственной и 23% совсем по другой специальности. Но если среди специалистов высшей квалификации последних было только 11,4%, то среднего - 35,2%.

Фактором, повышающим устойчивость первичной специализации, является соответствие уровня образования респондентов уровню квалификации, требуемому при выполнении работ. Так, среди специалистов высшей квалификации самый высокий показатель занятости по специальности, полученной в учебном учреждении, отмечается в группе респондентов с высшим образованием (69,5%), тогда как среди специалистов среднего уровня - в когорте респондентов с незаконченным высшим и средним профессиональным образованием (54,7%).

Специалисты высшей квалификации обладают более широкими возможностями для карьерного роста, чем специалисты средней. Однако удельный вес лиц, сумевших продвинуться по службе, получить более высокую должность, в обеих когортах примерно одинаков. В 2008 г. их доли составили соответственно 8,3 и 9%. Намного реже встречаются внутриструктурные перемещения (в другое структурное подразделение - отдел, цех и т.д.), которые в 2008 г. осуществили 2,6 и 1,6%.

стр. Таблица 5 Использование некоторых дополнительных способов активной социально-экономической адаптации, 2000 - 2008 гг. (в % к опрошенным) 2000 В т.ч. специалисты В т.ч. специалисты Способы адаптации В В целом целом высшей средней высшей средней квалификации квалификации квалификации квалификации Работали на дополнительной 13,1 14,8 11,2 6,1 7,7 4, работе Выращивали что-то на своем 6,6 6,3 7,0 2,6 3,2 2, участке на продажу или обмен Оказывали услуги за плату 4,6 5,3 3,7 2,8 3,1 2, Разводили скот, птицу, рыб на 6,8 6,6 7,0 3,0 2,7 3, продажу Продавали с рук продукты или 0,9 0,8 1,0 0 0 товары домашнего изготовления Продавали с рук продукты или 0,8 0,5 1,2 0 0 товары, которые сами не производили Ездили за продуктами и товарами, 1,2 1,0 1,4 0 0 которые потом продавали Сдавали внаем квартиру, комнату, 1,1 1,0 1,2 1,0 1,0 1, дачу Помещали деньги в банк, давали 2,3 2,7 1,7 1,7 2,1 1, деньги взаймы под проценты Наряду с приспособлением к измененным условиям труда на основном месте работы многие специалисты одновременно осваивали новые сферы дополнительной занятости (табл. 5). В 2000 г., обозначившем начало восстановительного роста, на дополнительной работе трудились 13,1% специалистов, что почти в два раза больше, чем по всем занятым в целом (7,6%). Но к 2008 г. их доля сократилась более чем вдвое - до 6,1%.

Среди важных тенденций следует отметить также значительное уменьшение неформальной (нерегистрируемой) трудовой активности специалистов в секторе вторичной занятости. Дополнительная занятость в большей мере характерна для специалистов высокой квалификации. В 2000 г. удельный вес составлял 14,8%, тогда как среди специалистов среднего уровня - 11,2%. Аналогичная картина наблюдалась и в 2008 г. (соответственно 7,7 и 4,6%).

Часть специалистов, пытаясь приспособиться к новым условиям, занималась выращиванием овощей и фруктов, разведением животных, птицы и рыбы для продажи. К этим способам адаптации немного чаще прибегали специалисты среднего уровня квалификации. К другим редко используемым способам социально-экономической адаптации относятся оказание платных услуг населению, помещение денег в банк (взаймы) под проценты, сдача внаем квартиры, комнаты или дачи. Обращение к данным способам адаптации в большей мере свойственно специалистам высшей квалификации. По мере улучшения экономической ситуации, сопровождающегося повышением заработков, сокращением невыплат и задержек заработной платы, безработицы и неполной занятости, большинство рассмотренных способов социально экономической адаптации теряют свою прежнюю актуальность.

Проведенный анализ показал, что проблема адаптации специалистов к трансформирующейся действительности, выступая важнейшим условием создания высокотехнологичной экономики, является ключевой для современной экономической и социальной политики государства, от ее решения зависит цена преобразований, темпы и результаты реформ. Реальное состояние данной проблемы указывает на острую необходимость ее решения.

стр. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бараненкова Т. А., Маслова И. С. Профессиональная мобильность в механизме адаптации населения к изменению условий занятости // Проблемы социально-психологической адаптации населения в период трансформации общества: Материалы вторых Мильнеровских чтений (Москва, декабрь 1998 г.). М.: ГУ ВШЭ, 1999.

2. Козырева П. М. Процессы адаптации и эволюция социального самочувствия россиян на рубеже XX-XXI веков. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 2004.

3. Авраамова Е. М. Образование как адаптационный ресурс населения // Проблемы доступности высшего образования. Препринт WP3/2003/01 / Отв. ред. С. В. Шишкин. Независимый институт социальной политики. М.: Сигналъ, 2003.

4. Обзор занятости в России. Вып. 1 (1991 - 2000 гг.). М.: ТЕИС, 2002.

5. Голвнкова З. Т., Игитханян Е. Д. Специалисты в условиях многосекторной экономики: особенности социального поведения // Вестник РУДН. Серия "Социология". 2008. N 3.

6. Король Л. В. Генезис и механизм адаптаций в постсоциалистической России: теоретико методологический подход // Социальная траектория реформируемой России: Исследования Новосибирской экономико-социологической школы / Отв. ред. Т. Н. Заславская, З. И. Калугина. Новосибирск: Наука. Сиб.

предприятие РАН, 1999.

7. Российская повседневность в условиях кризиса / Под ред. М. К. Горшкова, Р. Крумма, Н. Е. Тихоновой.

М.: Альфа-М, 2009.

8. Тихонова Н. Е., Мареева С. В. Средний класс: теория и реальность. М.: Альфа-М, 2009.

9. Независимая газета. 2009. 7 августа.

10. Российское общество и радикальные реформы. Мониторинг социальных и политических индикаторов / Под общ. ред. В. К. Левашова. М.: Academia, 2001.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.