WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

146,, «. » Ю.А. ФОМИНА, кандидат экономических наук, доцент, Омский государственный университет путей сообщения, Институт менеджмента и экономики, e-mail: Fomina-u-a В данной статье

представлен аналитический обзор некоторых докладов, прозву чавших на конференции «Инновации, организация, устойчивость и кризисы», про шедшей летом 2010 г. в Дании, г. Ольборг. Конференция была организована Между народным Обществом Й. Шумпетера. Обзор включает пленарные и секционные до клады. В обзор вошли как основные положения докладов участников, так и элементы дискуссии.

Ключевые слова: инновации;

кризис;

эволюция;

Шумпетер;

Кейнс.

This paper presents an analytical review of some reports made at the conference «Innovation, Organisation, Sustainability and Crises», held in the summer of 2010, Denmark, Aalborg. The conference was organized by the International Schumpeter Society (ISS). The review includes both plenary and sectional reports. The review includes the main provisions of the participants’ reports, as well as elements of the discussion.

Keywords: innovation;

crisis;

evolution;

Schumpeter;

Keynes.

Коды классификатора JEL: B25, B41, B53, E12, E32.

(ISS) Международное Общество Йозефа Шумпетера (International Schumpeter Society) было осно вано в 1986 году. Целью Общества является научное изучение проблем развития.

Сегодня Международное Общество Й. Шумпетера насчитывает около 400 членов из 40 стран.

Общество издает журнал «Эволюционная экономика» (Journal of Evolutionary Economics) и при суждает премии им. Шумпетера.

С 2004 г. почетным президентом Общества является американский экономист-эволюционист Ричард Нельсон (Richard R. Nelson).

С момента основания каждые два года Общество проводит конференции. Последняя конфе ренция состоялась 21–24 июня 2010 г. в г. Ольборг, Дания.

Следующая конференция Международного Общества Й. Шумпетера состоится в г. Брисбен (Brisbane) в Университете Квинсленд (University of Queensland) в Австралии в июле 2012 года. Организатором конференции является новый президент Общества профессор Джон Фо стер (John Foster).

Конференция 2014 года состоится в Германии, в Университете имени Фридриха Шиллера, г. Йена (Friedrich-Schiller-University of Jena).

На официальном сайте http://www.iss-evec.de/ можно найти более подробную информацию об Обществе, а также информацию о состоявшихся и будущих конференциях.

© Ю.А. Фомина, ТЕRRА ECONOMICUS Том № ИННОВАЦИИ, ОРГАНИЗАЦИЯ, УСТОЙЧИВОСТЬ И КРИЗИСЫ С ПОЗИЦИЙ...

ISS Основная тема конференции была «Инновации, организация, устойчивость и кризисы». Но в более общем плане конференция охватывала микроисследования инноваций, рутин и отбора, а также исследования в области макропроблем шумпетерианского роста и развития как процес са «созидательного разрушения». Конференция включала 5 пленарных сессий (12 докладов) и 42 параллельных сессии (около 200 докладов).

В данной статье мы остановимся лишь на некоторых наиболее интересных, на наш взгляд, до кладах, отражающих основные направления конференции. Более подробную информацию и пол ные тексты докладов можно найти на сайте конференции http://www.schumpeter2010.dk.

Карлота Перес (Таллиннский технический университет, Кембриджский университет) / Carlota Perez (Tallinn University of Technology, Cambridge University) Major Bubble Collapses and the Changing Roles of Markets and Governments Два эпизода бума и кризиса на рубеже веков — Интернет-мания и крах 1990-х годов, а также бум ликвидности и кризис 2000-х годов, составляют два отдельных элемента единого структурно го явления. Они развивались эквивалентно 1929 году в два этапа: первый этап концентрировался на технологических инновациях, второй — на финансовых инновациях.

В докладе доказываются следующие положения:

1) это не обычный финансовый кризис;

2) такие события случаются один раз в полвека и связаны с маятниковой динамикой капи тализма;

3) такие кризисы генерируются эндогенно путем приспособления рыночной экономики к технологическим революциям;

4) такой кризис оказывает серьезное влияние на реальный сектор экономики;

5) он знаменует собой завершение активной «работы финансов» и свидетельствует о необ ходимости структурных сдвигов с возвращением активного государства.

В докладе приведены некоторые исторические закономерности:

технические революции происходят каждые 40–60 лет;

каждая большая волна развития делится на два периода: во главе первого периода стоят финансы, во главе второго — производство;

большой финансовый крах маркирует начало переключения [6].

Сейчас мы находимся в точке переключения (в середине длинной волны) с периода внедре ния инноваций на период развертывания.

Текущая волна описывается как «век информационных и телекоммуникационных тех нологий». Первый период (1971–2000) — период внедрения — характеризуется как период Интернет-мании, NASDAQ, финансовой мании. Точка переключения разделилась на два этапа:

первый (2000–2003), второй (2008 — ????). После того как пройдет точка переключения, нач нется второй период — «Стабильный глобальный золотой век».

Карлота Перес ставит следующие три задачи для правительства: интенсивная терапия для финансов;

пересмотр структуры и регулирования финансов;

создание возможности структурного сдвига в реальном секторе экономики.

И три задачи для неошумпетерианцев:

Разработать макроэкономическую теорию, обогатив теорию Кейнса путем включения в его теорию «технологии».

Сосредоточиться на институциональных инновациях.

Изучать связи «финансы-технология» на микро-, мезо- и макроуровнях.

Карлота Перес доказывает, что в результате финансовых экспериментов, начатых еще в 70-е годы XX века, производство потеряло контроль над инвестициями. Основной вывод — необходимо переходить к активизации роли государства, что и приведет к новому глобальному «золотому веку».

ТЕRRА ECONOMICUS Том № Ю.А. ФОМИНА Из дискуссии: критика состоит в том, что Карлота Перес слишком оптимистична в плане пере хода экономики к «золотому веку». Активизация государства еще не гарантирует переход в по вышательной волне длинного цикла, тем более в свете глобализации и усиливающегося влияния финансовых рынков.

Роберт Бойер (Французский центр экономических исследований и их приложений) / Robert Boyer (CEPREMAP — the French Centre for Economic Research and Its Applications, Paris) : Financial Versus Productive Innovations: Origins of the Present Crisis and Possible Ways Out of It Финансы могут способствовать росту через различные механизмы: перемещение сбережений от кредиторов к заемщикам, сглаживание инвестиций и потребления, а также перенос рисков.

Но финансовые инновации имеют свои особенности: в результате частных стратегий получе ния прибыли новые финансовые продукты могут распространяться очень быстро, так как процесс их производства нематериален [3]. Сегодня финансовые деривативы оказывают чрезмерное влия ние на экономику. В связи с этим Роберт Бойер прогнозирует усугубление текущего кризиса.

Приводится следующая логическая цепочка:

1) финансовые инновации, 2) распространение, 3) вхождение в зону финансовой неустойчивости, 4) открытый кризис, 5) усиление регулирования и контроля.

То есть, для выхода из кризиса предлагается усилить регулирование финансового и банков ского секторов.

Роберт Бойер предлагает применить такие же процедуры сертификации финансовых инно ваций, какие налагаются на продукты питания, лекарства, автомобили, общественный транспорт, банковское дело и страхование. Но отмечает, что до сих пор всемогущество финансов запрещало любые такие общественные вмешательства.

Также предлагаются следующие меры:

1. Извлечь уроки из истории предыдущих кризисов и ожидать следующего кризиса.

2. Внедрить комплексный надзор за деятельностью коммерческих банков, инвестиционных банков, страховых компаний, чтобы избежать повторения ипотечного кризиса.

3. Поддерживать связь ответственности между заемщиками и кредиторами.

4. Запретить новые финансовые продукты, связанные с передачей риска от хорошо информированного субъекта к менее информированному.

5. Ввести институт порядка утверждения новых финансовых продуктов.

Финансовые инновации можно продолжать, но, во-первых, они должны подлежать государ ственному регулированию, во-вторых, производственные и общественные инновации также долж ны иметь место, так как невозможно развиваться на одних финансовых инновациях.

Стэн Меткалф (Манчестерский университет) / Stan Metcalfe (University of Man chester) ( ) Questions for Evolutionists (and Schumpeterians) В докладе была рассмотрена модель Нельсона–Уинтера как развивающая теорию Шумпе тера. Для экономистов-эволюционистов Стэн Меткалф указывает потенциал развития моделей Нельсона–Уинтера и Шумпетера в теоретическом и эмпирическом плане, в частности:

исследование факторных рынков, процессов отбора, инновационных процессов, процес сов копирования (подражания);

роста и падения как неотъемлемых элементов Шумпетерианского перспективно-творче ского разрушения;

экономической эволюции как международного процесса.

ТЕRRА ECONOMICUS Том № ИННОВАЦИИ, ОРГАНИЗАЦИЯ, УСТОЙЧИВОСТЬ И КРИЗИСЫ С ПОЗИЦИЙ...

Стэн Меткалф доказывает, что для развитых стран сегодня характерны кризис промышленности;

ассиметричное инвестиционное поведение;

эволюция в обратном направлении (реверсивная эволю ция) — отрасли промышленности, которые были двигателем экономического роста, сегодня находятся в упадке;

разрыв связей между национальным производством и национальными рынками.

Из дискуссии: главный вопрос, который ставит докладчик, — разработать (или доработать) эволюционную модель экономики. С одной стороны, эта модель должна объяснять текущие про цессы, происходящие в национальных и мировой экономиках. С другой стороны, эта модель долж на быть пригодна к использованию в целях регулирования экономики, адаптации экономики, вы хода из кризиса.

Джованни Доси (Школа продвинутых исследований святой Анны) / Giovanni Dosi (Sant’Anna School of Advanced Studies) — ?

Capability Building and Policy — What are the Options in Today’s World?

В докладе представлены выводы по книге «Политическая экономия и аккумуляция возмож ностей: прошлое и будущее политики промышленного развития», под редакцией М. Симоли, Дж. Доси, Дж. Стиглица [8].

В докладе доказывается, что успешные периоды индустриализации / накопления знаний всег да включают сильный блок государственной политики (от индустриализации Германии и США до Китая и Индии).

Для перехода к общему инновационному росту предлагаются следующие меры:

Во-первых, для развивающихся стран необходима «управляемая торговля», чтобы защитить их интересы, особенно молодых отраслей. Чем больше расстояние до международного техниче ского уровня, тем выше должна быть степень протекционизма.

Во-вторых, нужно признать глубокие антиэволюционные сдвиги в сельскохозяйственной торговой политике во всех развитых странах. В этом секторе во всех развитых странах наблю дается массовое искажение рыночных сигналов.

В-третьих, подчеркивается необходимость реформы режимов прав интеллектуальной соб ственности на международном уровне и на национальном уровне в развитых странах, к сокраще нию защиты прав интеллектуальной собственности с точки зрения областей патентоспособ ности и патентной области.

В-четвертых, необходимо новое соглашение между развитыми странами и развивающимися, как условие импорта, о выполнении норм, касающихся детского труда, условий труда и продолжи тельности рабочего дня, прав на создание профсоюзов, а также сохранения экологии.

Барт Верспаген1 (Университет Маастрихта и Маастрихтский центр по экономическим и социальным исследованиям и обучению в области инноваций и технологий), О. Номалер (Технический университет Эйндховена), А. Нуволари (Лаборатория экономики и управ ления — Школа продвинутых исследований святой Анны) / Bart Verspagen (University of Maastricht & UNU-MERIT), nder Nomaler (Eindhoven University of Technology), Alessandro Nuvolari (LEM — Sant’Anna School of Advanced Studies) : Schumpeter and Keynes: The Way Forward for the Macroeconomic Debate Мировой экономический кризис 2008 года стал также кризисом макроэкономической теории, описывающей устойчивые равновесные состояния. Суть доклада состоит в предложении вынести на повестку дня научное исследование, которое направлено на слияние теории Шумпетера и Кейнсианской теории, и тем самым создать макроэкономику нового рода, которая серьезно вос принимает неравновесия (неустойчивости).

Пришло время разработать Кейнсианско-Шумпетерианский синтез, который может стать жиз неспособной альтернативой мэйнстриму.

Докладчик.

ТЕRRА ECONOMICUS Том № Ю.А. ФОМИНА Барт Верспаген строит модель на основе следующих утверждений:

1) «Кейнс-Шумпетер»-модель основана на предположении об ограниченной рационально сти. Макроэкономический результат в такой модели уходит своими корнями во взаимо действия между агентами, а не между агрегированными переменными величинами.

2) В «Кейнс-Шумпетер»-модели спрос и инновации являются независимыми и совместно раз вивающимися факторами, приводящими в движение бизнес-цикл. Они взаимодействуют через инвестиционный спрос.

3) В «Кейнс-Шумпетер»-модели монетарные факторы появляются на сцене вместе с инвести ционным спросом, потребительским спросом и другими факторами. Монетарные факторы выходят за рамки роли центральных банков и процентных ставок.

Далее дается описание модели, в которую включены рынки (рабочей силы, товарный, кре дитный), поведение агентов (потребительские расходы и сбережение, фирмы), технологические изменения. Строится математическая модель.

Из дискуссии: основная идея — призыв продолжить исследования по объединению двух тео рий Шумпетера и Кейнса, соединить в одной теории эволюционный анализ и краткосрочный рав новесный анализ, построить модель эволюционной экономики.

Критика состоит в том, что приведенная в докладе модель представляет собой скорее фор мальное объединение Шумпетера и Кейнса, но не содержит достаточной теоретической (методо логической) базы, необходимой для синтеза.

Андреа Ровентини (Университет Вероны и Школа продвинутых исследований святой Анны) / Andrea Roventini (University of Verona and Sant’Anna School of Advanced Studies), : - Accounting for Cycles, Unemployment and Crises: Achievements and Challenges for Agent-Based Evolutionary Modeling Текущий кризис показал, что экономисты до сих пор стремятся объяснить деловые циклы и вынужденную безработицу. Текущий кризис также показал слабость теоретических основ мэйн стрима, базирующегося на DSGE-моделях (Dynamic stochastic general equilibrium) — моделях дина мического стохастического общего рыночного равновесия.

А что же Шумпетерианская, эволюционная экономическая наука? Способны ли эволюцион ные, агент-ориентированные модели предложить убедительное объяснение экономических ци клов и безработицы? Да, но они должны включить в себя подлинную кейнсианскую теорию коле баний деловой активности [4].

Андреа Ровентини ставит следующую задачу на будущее: создать базовую, рабочую модель, которая может объяснить как краткосрочную, так и долгосрочную динамику.

Из дискуссии: в докладе А. Ровентини, как и в докладе Б. Верспагена, ставится задача объеди нения эволюционной теории (шумпетерианства) и теории Кейнса. Это задача для всех эволюцио нистов: разработка модели, позволяющей одновременно описывать и процессы функционирова ния экономики в устойчивом состоянии, и процессы эволюции, развития.

Эсбен С. Андерсен (Ольборгский университет), президент Международного Общества Й. Шумпетера (2008–2010) / Esben Sloth Andersen (Aalborg University) Послание президента Международного Общества Й. Шумпетера : Schumpeter's Core Works Revisited: Resolved Paradoxes and Remaining Challenges Э. Андерсен призывает эволюционистов продолжать исследовать эффекты наложения циклов (Китчена, Джаглера, Кондратьева), роль предпринимателя-новатора в эволюции экономики, ис следовать цепочки равновесных и неравновесных состояний экономики.

ТЕRRА ECONOMICUS Том № ИННОВАЦИИ, ОРГАНИЗАЦИЯ, УСТОЙЧИВОСТЬ И КРИЗИСЫ С ПОЗИЦИЙ...

В связи с этим Президент Международного Общества Шумпетера ставит перед сообществом еще одну проблему: Мы продолжаем учить студентов равновесию (равновесным моделям), тог да как сами исследуем неравновесие!

Из дискуссии: главная задача, которую ставит Э. Андерсен, — построение адекватных эволю ционных моделей, включающих множество показателей и позволяющих делать прогнозы циклич ности, проводить разумную экономическую политику. Решение этой проблемы позволит развить эволюционную теорию.

Сидней Уинтер2 (Школа Уортона Пенсильванского университета), Майкл Дж. Якобидс (Лондонская школа бизнеса) / Sidney G. Winter (the Wharton School of the University of Pennsylvania), Michael G. Jacobides (London Business School) Выживание безрассудства: обратная связь, предвидение и эволюционные корни фи нансового кризиса Survival of the Reckless: Feedback, Foresight and the Evolutionary Roots of the Financial Crisis Финансовый кризис 2008 года в настоящее время обсуждается и анализируется с различных точек зрения. Любопытно, что многие из этих дискуссий фокусируются (сосредотачиваются) на причинах появления мыльного пузыря в жилищной сфере и уделяют мало внимания роли глубо ких нарушений на рынках ипотечных кредитов и полученных там ценных бумаг, несмотря на тот факт, что эти дисфункции были крайне выдающимися в развертывании самого кризиса.

Главными специфическими чертами являются изменения в бизнес-практике, связанной с ипотекой. Они появились в связи с эволюцией вертикальной структуры ипотечного кредитования, которая, в свою очередь, способствовала преобразованию финансового сектора, его структур и стимулов.

Финансовый сектор «потерял» (упустил из виду) высокие качества кредита, и по этой причине и другие начали принимать исключительно высокий уровень риска.

Интересным и важным является вопрос о том, почему очень реальные риски были проигнори рованы, неправильно оценены и считались приемлемыми. Почему произошло безрассудное пре небрежение рисками, и в частности, как оно возникло из эволюционного процесса, который, как обычно считается, толкает экономическое поведение в конструктивное русло? Главный вопрос, который ставит Сидней Уинтер: как мы можем убедиться, что это не повторится?

Из дискуссии: в докладе анализируются причины современного кризиса на основе эволюци онной теории. И авторы подробно отвечают на поставленные ими вопросы. Но вопрос о структуре экономики, позволяющей избегать кризисов или хотя бы смягчать их, остается открытым для всего эволюционного сообщества.

С.М. Пястолов3 (Московский государственный областной университет), О.И. Сударев (Московский государственный областной университет) / Sergey Pyastolov, Oleg Sudarev (Moscow State Regional University) « » The Russian organizational phenomenon «Русская модель управления» используется для тестирования разработанной С.М. Пястоловым схемы спирального развития институциональных форм (HIDS — Helical Institutional Development Scheme) [4]. Последняя, в свою очередь, применяется в целях описания и объяснения современно го состояния российского общества.

Русской государственно-общинной организации присущи (в классификации А.П. Прохоро ва): кластерное устройство, отсутствие конкуренции (внутри кластера), параллельное управле ние, конкуренция администраторов, «заначки», правовой нигилизм, а также «двухфазный цикл управления».

Идея заключается в том, что отмеченные черты не являются исключительной принадлежно стью какой-либо национальной организационной модели, но обладают универсальными свойства Докладчик.

Докладчик.

ТЕRRА ECONOMICUS Том № Ю.А. ФОМИНА ми, которые проявляются при определенных условиях. В таком случае речь может идти о мифоло гемах, или, в определенном смысле, — идеологемах.

Этим конструкциям, так же как психическим и общественным формам, С.М. Пястолов нахо дит подобающее место в своей схеме спирального развития. Так, правовой нигилизм, объясняется не только тем, что в двухфазном цикле управления идеологемы могут меняться слишком часто и общественное сознание не успевает за сменой правовых установок, но в основном тем, что попыт ки импорта (имплантации, искусственного насаждения) институтов предпринимаются без учета законов спирального институционального развития, когда формированию формального институ та должно предшествовать формирование психологических (в социологической терминологии — ментальных) матриц.

Из дискуссии: институционалист Р. Ланглуа положительно оценил доклад, обозначив, тем не менее, вопрос о правомерности выделения особой «русской» модели (так, примером «параллель ного» управленца в католических странах может служить представитель Римского Папы). Ответ заключался в том, что, как правило, государства и корпорации предпочитают однофазные (регу лярные) модели управления, и метафизические символы серпа и молота на гербах Австрии, Ки тая, Советского Союза и др. служат иллюстрацией стремлений высших управленцев сформировать (перековывать) соответствующие матрицы для человеческого капитала. Особенностью России яв ляется то, что на различных этапах ее истории и до сих пор такие попытки не имели успеха, и мы продолжаем вести свою социально-экономическую деятельность в условиях «русской модели».

Модель спирального институционального развития также подсказывает, что переход к рыночным механизмам регуляции «напрямую» от «русской модели» невозможен, необходимо пройти через этапы клановой организации и «бюрократической машины».

Джон Фостер4 (Университет Квинсленда), Джейсон Потс (Университет Квинсленда), Анна Стратон (Государственное объединение научных и прикладных исследований Устой чивых экосистем) / John Foster (University of Queensland), Jason Potts (University of Queen sland), Anna Straton (CSIRO Sustainable Ecosystems) An entrepreneurial model of economic and environmental coevolution В своем докладе Джон Фостер излагает соэволюционную модель динамики экономических и экологических систем, связанных предпринимательским поведением.

Элементы модели:

1. Ухудшение состояния окружающей среды обусловлено использованием потока свободной энергии, чтобы вести экономическую деятельность. Такая деградация является проявле нием процесса энтропии, который должен сопровождать возрастание порядка и сложно сти в экономических системах [1].

2. Истощение экологических ресурсов и деградация экологических систем открывают новые возможности для человеческой деятельности. В долгосрочной перспективе изобретения и инновации могут привести к новым связям и комбинациям, которые могут порождать ценность или новые способы создания ценности.

3. Усложнение институциональных правил, которые действуют в условиях развивающей ся экономической системы, является результатом соэволюции экономико-экологических процессов. По мере того как экологические системы подвергаются большему давлению с ростом экономических систем, последние реагируют увеличением сложности.

4. На политической арене могут иметь место эндогенные действия в ответ на изменения в те кущих или ожидаемых экологических обстоятельствах. Экологические ограничения и эко логические проблемы дают новые возможности для политических предпринимателей.

Модели экономико-экологической соэволюционной динамики должны делать акцент на глав ной роли экспериментальных новых идей. Предпринимательство обеспечивает экспериментиро вание, которое поддерживает экономико-экологическую динамику.

Докладчик. Джон Фостер является новым президентом Международного Общества Й. Шумпетера на период 2010 — 2012 гг. Конференция ISS 2012 организуется в Австралии под его руководством.

ТЕRRА ECONOMICUS Том № ИННОВАЦИИ, ОРГАНИЗАЦИЯ, УСТОЙЧИВОСТЬ И КРИЗИСЫ С ПОЗИЦИЙ...

Разрушающаяся окружающая среда открывает пространство для предпринимательских воз можностей в виде карты текущих и предполагаемых ограничений. В рамках этого простран ства совместно развиваются четыре системы: экономическая, экологическая, политическая и социально-культурная. Они связаны через множество взаимодействий и обратных связей.

На рис. 1 показана структура соэволюционной модели. Вначале появляется экономическая инновация, полученная от новой «общей» идеи, которая изменяет структуру и уровень использо вания ресурсов («мезотраектория»). Это создает набор природных и экологических последствий.

Если первоначальные природные условия были серьезно повреждены или будут изменены в обо зримом будущем, возникают новые возможности для предпринимательской деятельности. Однако, поскольку новые меры возникают для решения этой проблемы, то они, в свою очередь, создают новые проблемы. Соэволюционный процесс может продолжаться с множеством возможных конеч ных состояний.

Рис. 1. Экономическая и экологическая соэволюция Джон Фостер подробно рассматривает факторы, приведенные в модели, а также последствия для экологической экономики.

Из дискуссии: достоинством этой статьи является анализ прямых и обратных связей в эконо мической системе, поиск связей между экологической системой и экономической системой, вы яснение роли предпринимателя во взаимодействии этих систем.

Критика доклада заключается в том, что Дж. Фостер рассматривает экономическую, экологи ческую, политическую и социокультурную системы во многом как системы одного уровня. На наш взгляд экологическая система является надсистемой относительно всех социальных систем.

Адам Сцирмаи5, Барт Верспаген (Университет Маастрихта и Маастрихтский центр по экономическим и социальным исследованиям и обучению в области инноваций и техно логий) / Adam Szirmai (University of Maastricht & UNU-MERIT), Bart Verspagen (University of Maastricht & UNU-MERIT) - ?

Is Manufacturing still an Engine of Growth in Developing Countries?

С середины восемнадцатого века обрабатывающая промышленность функционирует как глав ная движущая сила экономического роста и развития. Все исторические примеры успешного эко номического развития были связаны с успешной индустриализацией [5]. Адам Сцирмаи и Барт Верспаген пересматривают роль производства в качестве двигателя экономического роста.

Регрессионный анализ используется для анализа отношений между долями секторов и ВВП на душу населения за разные периоды времени и для различных групп стран.

Исследование включает эмпирический анализ данных 90 стран, в том числе 21 страны с раз витой экономикой и 69 развивающихся стран за период 1950–2005. Анализ фокусируется на «ги потезе двигателя экономического роста», которая полагает, что обрабатывающая промышленность является ключевым сектором в развитии экономики.

Докладчик.

ТЕRRА ECONOMICUS Том № Ю.А. ФОМИНА Результаты эмпирического анализа в целом соответствуют гипотезе движущей силы эконо мического роста. Для всей выборки, доля обрабатывающей промышленности имеет положи тельную корреляцию с экономическим ростом, и этот эффект более выражен в бедных странах.

Но для услуг такие эффекты не были найдены.

Являются ли эффекты обрабатывающей промышленности и сферы услуг различными в раз личные периоды времени? Было выделено три периода 1950–1970, 1970–1990 и 1990–2005 гг.

Обрабатывающая промышленность оказывает существенное влияние на экономический рост во всех трех периодах, и этот эффект больше, когда выше разрыв в доходах страны относительно США. Услуги также имеют положительный эффект в первые два периода, но коэффициенты зна чительно ниже, чем в обрабатывающей промышленности. В третьем периоде услуги становятся несущественными для экономического роста.

Предположение, что с течением времени роль обрабатывающей промышленности становится менее важной, не подтвердилось. Влияние обрабатывающей промышленности во второй период сильнее, чем в первый период, и затем становится слабее в последний период. Что касается услуг, выявлены значительные эффекты в первые два периода и практическое отсутствие каких-либо эффектов в последний период. Это идет вразрез с прогнозами, касающимися возрастающей важ ности услуг в экономическом росте.

Обрабатывающая промышленность продолжает играть важную роль в странах с развитой эко номикой, но ее влияние уменьшается, по мере того как развитые страны приближаются к уровню доходов в США, в то время как эффекты услуг возрастают.

Была проанализирована роль секторов в периоды ускорения. Используя модифицированную версию модели Хаусмана-Родрика (Hausman and Rodrik) определения ускорений роста (акселера торов роста), было обнаружено, что воздействие обрабатывающей промышленности было особен но выражено в периоды ускорения. Вывод состоит в том, что обрабатывающая промышленность особенно важна в периоды ускоренного роста. Услуги также играют роль в процессах ускорения экономического роста, но менее важны, чем обрабатывающая промышленность.

По словам Адама Сцирмаи, для достижения более точных выводов необходимо проведение дальнейших исследований, а именно: расширение выборки стран;

включение долей обрабатываю щей промышленности в экспорте в качестве независимых переменных;

концентрация внимания на отношениях между темпами роста обрабатывающей промышленности и темпами роста эконо мики в целом. Наконец, нужно включить в анализ переменных показателей и индикаторов инсти туциональные характеристики.

Из дискуссии: по словам Адама Сцирмаи, исследование не включает анализ данных по СССР и по России, так как у авторов не было возможности собрать такие статистические данные. По на шему мнению, для России также нужен ответ на вопрос о том, какие отрасли и сферы нужно раз вивать, чтобы добиться высоких темпов роста.

Ю.А. Фомина (Омский государственный университет путей сообщения) / Julia Fomina (Omsk State Transport University) Self-Organization and Commodity Market В докладе приводится модель товарного рынка как самоорганизующейся системы, обеспечи вающей устойчивость товарного рынка к изменениям внешней и внутренней среды. В разработке используется теория системного подхода (кибернетики и синергетики).

Первый структурный элемент самоорганизующейся системы — это правила системы. На товарном рынке правила — это институты, регулирующие взаимодействие экономических агентов.

Второй структурный элемент — это элементы. На товарном рынке элементами являются экономические агенты, осуществляющие транзакции по правилам (институтам).

ТЕRRА ECONOMICUS Том № ИННОВАЦИИ, ОРГАНИЗАЦИЯ, УСТОЙЧИВОСТЬ И КРИЗИСЫ С ПОЗИЦИЙ...

Третий структурный элемент — это прямые связи. На товарном рынке прямые связи — это отношения между экономическими агентами, возникающие при осуществлении товарного обмена (рыночные транзакции).

Четвертый структурный элемент — обратные связи. Отрицательная обратная связь делится на оперативную и стратегическую обратные связи.

Оперативная отрицательная обратная связь корректирует отклонения в работе системы, не изменяя структуры системы. Функция оперативной обратной связи на товарном рынке — поддержка (но не изменение) процессов и структуры экономического обмена.

Это рефлексия первого уровня, которая предполагает поиск ответа на вопрос: все ли сделано в соответствии с правилами системы, а не разработку чего-то нового. На данном уровне предпри ниматель действует согласно существующим рутинам. Это предприниматель-консерватор (ру тинный предприниматель).

Стратегическая отрицательная обратная связь адаптирует правила и структуру системы к изменившимся условиям внешней и внутренней среды. Функция стратегической обратной связи на товарном рынке — адаптация и модернизация его институтов и структуры.

Это рефлексия второго уровня, которая означает поиск «нового» среди известного. т. е. это определенные новшества путем перекомбинации ресурсов, заимствование институтов, адаптация институтов и т.п. В экономике это предприниматель-рационализатор (адаптатор), активный элемент экономической системы.

Положительная обратная связь — это процесс воздействия неучтенных ранее флуктуаций, которые приводят к росту числа новых флуктуаций в системе, что создает угрозу разрушения си стемы. В экономике такое нарастание отклонений, колебаний описывается как системный (струк турный) кризис.

В крайне неустойчивом состоянии в самоорганизующейся системе через положительную об ратную связь возникает диссипативная структура. Функция диссипативной структуры — перео смысление, пересмотр и изменение стратегических и оперативных правил системы, т. е. органи зация новой структуры. После преобразования системы диссипативная структура исчезает, как бы растворяясь в системе.

Самоорганизация осуществляется на основе рефлексии 3-го уровня. Рефлексия 3-го уровня означает проектирование деятельности, которая никем никогда не строилась, т. е. нет образца этой деятельности. В экономике это предприниматели-новаторы.

На рис. 2 представлена модель самоорганизующейся системы, включающая положительную обратную связь.

Рис. 2. Модель самоорганизующейся системы товарного рынка [7] Проблема состоит в том, что институты рефлексии 2-го и 3-го типа на товарном рынке носят неформальный характер. Требуется разработка и внедрение формальных институтов для обеспе чения высокой эффективности 2-го и 3-го типа рефлексии (институтов предпринимательства, но ваторства на товарном рынке).

ТЕRRА ECONOMICUS Том № Ю.А. ФОМИНА Для того чтобы избежать кризисов, необходимо иметь формализованный механизм переклю чения экономики с одного уровня обратной связи, правил и рефлексии на другой более высокий уровень. т. е. иметь формализованный механизм изменения институтов и структуры экономики в соответствии с меняющимися условиями.

Из дискуссии: критика представленной модели состоит в следующем:

Во-первых, необходимы доказательства, что такая модель может работать в реальности, нуж но эмпирическое внедрение модели.

Во-вторых, нужны примеры диссипативных структур, флуктуаций, действия отрицательной и положительной обратной связи на товарном рынке России и других стран.

В-третьих, модель является слишком оптимистичной, и хотя синергетика является красивой наукой, но внедрить синергетику в экономику — очень сложная задача.

Итак, подводя итоги конференции, можно сделать следующие выводы:

Мировой кризис не преодолен, следует ждать его новой волны.

Необходимо либо вмешательство государства в сферу финансовых деривативов и финан совых инноваций, либо укрепление позиций реального сектора экономики и реальных товарных рынков.

Объединение теорий Шумпетера и Кейнса может открыть новые горизонты для развития экономической мысли.

Необходимо разработать эволюционную модель экономики, описывающую неравновесия, кризисы как в долгосрочном, так и в краткосрочном периодах, а также применимую на практике.

Источники роста, основанные на индустрии, иссякают, а сфера услуг является слабым источником роста. Необходим поиск новых источников роста, либо переход к новому ка честву роста.

ЛИТЕРАТУРА 1. Пястолов С.М. Перспективы теории перспектив // Вопросы экономики. 2007. № 12. С. 43–60.

2. Фомина Ю.А., Фомин Э.В. Электронный товарный рынок. Монография. Омск, Издательство «Русь». 2008.

С. 248.

3. Boyer R. Assessing the impact of fair value upon financial crisis // Socio Economic Review. 2007. Vol. 5. №.

4. pp. 779–807.

4. Dosi G., Fagiolo G., and Roventini A. Schumpeter Meeting Keynes: A Policy-Friendly Model of Endogenous Growth and Business Cycles // Journal of Economic Dynamics and Control. 2010.

5. Foster J. Energy, aesthetics and knowledge in complex economic systems // School of Economics Discus sion. 2010. Paper No. 404 Available at // http://www.uq.edu.au/economics/index.html?page= 6. Perez C. Finance and technical change: a long-term view. In Hanusch and Pyka (eds.), The Elgar Companion to Neo-Schumpeterian Economics, Edward Elgar, Cheltenham. 2007. pp. 775–799.

7. Szirmai A. Industrialisation as an Engine of Growth in Developing Countries. 1950–2005. UNU-MERIT working paper. 2009.

8. The Political Economy of Capabilities Accumulation: the Past and Future of Policies for Industrial Develop ment, edited by M. Cimoli, G. Dosi and J. E. Stiglitz, Oxford University Press. 2009.

ТЕRRА ECONOMICUS Том №




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.