WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА. ГЕНДЕР В ИСКУССТВЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ Гендерные отношения в искусстве Нового времени. Гендер в творчестве импрессионистов.

Отражение специфики семейно-брачных отношений в азербайджанском искусстве.

Период с XVII по XIX вв. согласно принятой в исторической науке периодизации, считается эпохой Нового времени. В течении этого времени в наиболее передовых странах Западной Европы в недрах старого феодального общества развивается новый капиталистический способ производства. Эпоха Нового времени ознаменовала собой кардинальные изменения в экономической, социальной, политической и культурной сферах общества. Для нее характерна стремительная динамика развития, обусловленная крушением средневековых, феодально-крепостнических принципов общества, господством капиталистических общественных отношений, появлением индустриальной стадии развития общественного производства, социально-экономическими революциями, обеспечившими переход к демократии, правовому, гражданскому обществу. В основе этой эпохи лежат ценности рационализма и просвещения, активное распространение идей равенства, свободы и демократии. Происходит интенсивное развитие науки, техники, искусства, формируются и выходят на историческую арену новые классы и социальные группы. Рост капиталистического производства сопровождался бурным ростом научных знаний, интенсивно развивались естественные науки, особенно механика, физика, астрономия. Развитие рационального мышления способствовало критическому переосмыслению и прогрессивному изменению во всех сферах жизни общества: экономике, формах государственного устройства и правления;

развитии нации, национальных культур и национальных государств;

взаимоотношениях государства, общества и личности;

появлении новых классов;

роли семьи и т.д. Эти изменения, должны были коснуться и взаимоотношений между полами. Разделение труда между мужчиной и женщиной, активное участие женщины в общественных и внутрисемейных процессах, постановка проблемы прав и свобод женщин в общем ходе процессов и событий, активизация философской мысли к вопросам предназначения, особенностей и взаимоотношений полов, подход к фемининности и маскулинности.

Все эти проблемы в эпоху Нового времени подвергаются критическому анализу и определенным изменениям. Тем не менее, необходимо отметить, что, несмотря на прогрессивный характер, культура этой эпохи не привнесла революционных изменений в сложившуюся систему гендерных отношений и стереотипов, не произвела кардинальных изменений в общей гендерной картине общества. Как и в предыдущие эпохи, в культуре Нового времени существовала традиция, согласно которой женщина рассматривалась как нечто вторичное по отношению к мужчине вследствие ее биологических задатков и предназначения, как существо более низшее, чем мужчина.

Складывающаяся к началу Нового времени буржуазная концепция женского образования и воспитания, фактически мало, чем отличалась от предыдущих концепций по главному принципу – узости и четкой направленности применения женщины – стать хорошей спутницей мужчине. Образовательная система по прежнему включает лишь то, что видится функциональным с точки зрения мужчин. Менялись требования, вкусы, но вплоть до XIX и даже XX в. – это был все тот же круг «домашних наук». Фактически все традиционные системы женского образования и воспитания, известные в истории (даже при разнообразии методов и подходов), сходились в одном: они были направлены вовсе не на развитие самодостаточной личности, не на то, чтобы дать женщине возможность занять достойное, а при желании и умении, высокое положение в общественной жизни. Почти всегда образование для женщин воспринималось как набор неких навыков и развивающих программ, стимулирующих природные женские качества и способных дать женщине шанс устроить личную жизнь. Их общественная польза заключалась лишь в том, что женщина, получившая достойное сообразное времени образование, могла стать хорошей супругой.

Творцы и мыслители всех эпох стремились определить отличия женщин от мужчин, пытались создать идеалы женского поведения и репрезентации. Их мысли и идеи были выражены в научных и философских трактатах, произведениях искусства, религиозной литературе. Все эти произведения читались и воспринимались последующими поколениями, что не только делало их доступными для исторического анализа, но и означало, что эти стереотипы оказывали воздействие на умы людей во все последующие эпохи и периоды истории. Идеи тех авторов, которые считались высшими и непререкаемыми авторитетами, не только запечатлевались в умах и сознании большинства людей, не имевших возможности сформулировать и увековечить свои собственные идеи, но и служили основой для гендерных норм, регламентировавших поведение. Эти авторские линии уже рассматривались в качестве непреложного факта или религиозной истины, особенно в тех случаях, когда почерпнутые ими правила поведения и гендерных отношений вводили действия женщин в те границы, которые соответствовали расхожим представлениям мужчин.

Многие из этих представлений были взяты у античных и средневековых писателей и у религиозных мыслителей. И хотя по другим вопросам мнения авторов существенно различались, в том, что касалось женщин, существовало редкостное единство: они рассматривали женщину как определенно низшее по сравнению с мужчиной существо и дали последующим поколениям многочисленные примеры отрицательных свойств женского характера и поведения.

Так, философ Дж.Локк говорит о том, что естественное неравенство полов и превосходство мужчины над женщиной – это результат того, что предназначение женщины, предписанное природой – рожать, т.е.

единственная значительная роль женщины – это ее воспроизводящая функция. В труде «Два трактата о правлении» он говорит об эмансипации личности, но этой личностью оказывается только мужчина.

Дж.Локк, отстаивая права граждан на собственность в борьбе с притязаниями абсолютной монархии, пишет, что право присвоения собственности дано человеку на основании его труда, вложенного в производственный продукт. Однако женщины не относятся к числу людей, имеющих право распоряжаться плодами своей трудовой деятельности – это исключительно прерогатива мужчин. Женщина имеет право на собственность, состоящую из ее приданого.

Представитель культуры Просвещения Ж.-Ж.Руссо также в своих трудах касался проблемы взаимоотношения полов. В произведении «Эмиль, или о воспитании» (1762г.) он дает принципы воспитания свободной личности для обоих полов: для Эмиля (в книгах 1-4) и для Софи (в книге 5-й). При этом воспитательный процесс для разных полов оказывается диаметрально противоположным. Руссо пишет о том, что совершенный мужчина и совершенная женщина должны так же мало быть сходными духом, как они мало схожи своим внешним обликом. Поэтому чем больше разделены их жизни, тем лучше для них обоих;

современное же сближение и смешение полов, не говоря уже о равенстве, является лишь свидетельством происходящего упадка. Характерно, что, постулируя принципы воспитания мужчины, Руссо советует юношам быть личностью, обладающей внутренней свободой, самодостаточностью, защищать независимость своего разума и духа, самостоятельно мыслить. Однако при описании воспитательной программы девушек, автор предлагает совершенно иные принципы – послушание, терпение, чувство зависимости от мужа, осознание собственной слабости. Для компенсации своих слабостей женщина должна пытаться понравиться своему мужу и «стать для него милой, с тем, чтобы получить в его лице господина».

То, что женщина в поисках средств существования оказывается полностью отданной в распоряжение мужа, лишает ее всяких прав и самостоятельности. Тут можно провести параллель с пьесой Г.Ибсена «Кукольный дом» (1879г.), где главная героиня Нора раболепно вымаливает у своего мужа деньги на ведение хозяйства.

Она старается хорошо выглядеть, быть красивой с тем, чтобы ее муж не смотрел на других женщин и не бросил ее. Кроткая, всегда оживленная Нора, нежная мать и жена, пользуется как будто безграничными заботами мужа, но на самом деле она остается для него только куклой, игрушкой. Ей не позволяется иметь свои взгляды, суждения, вкусы, муж никогда не говорит с ней о чем-то серьезном. Поскольку для женщины у Руссо не предусматривается самоопределение, поскольку ее жизнь протекает во всевозможных ориентациях на мужа, ее «хозяина», он приветствует все, что указывает на то, что такая ориентация «на других» заложена в самой природе женщины и нуждается в развитии.

Очень многое зависит от того, удастся ли женщине понравиться мужчине, угадать его желания, покориться его воле: ее собственное существование, целостность и счастье семьи, благополучие общества.

Таким образом, весь процесс воспитания девушки должен быть направлен только на то, чтобы она была доброй, приветливой, заботливой и во всем слушалась своего мужа и не перечила ему. Конструкт Руссо, выступивший как рупор мощных исторических тенденций, ограничил женщину в ее человеческих возможностях. Касаясь вопросов пола, автор считает, что собственная сексуальность женщины должна оставаться скрытой от нее. Брак, как предназначение женщины, не имеет ничего общего со счастливой чувственной любовью. То, что женщина не имеет права вербализовать свое сексуальное желание, об этом Руссо неоднократно подчеркивает в книге, как об одном из законов для женского пола. В той мере, насколько ей запрещено что-либо знать и говорить о собственном желании, в той же мере ей отказано в существовании как субъекта в этой области: лишь ее муж имеет право решать, что именно она узнает из области своей женской сексуальности, какую степень своего собственного сексуального желания она сумеет открыть. Если же женщина, которую добивается мужчина, покажет ответное желание, она тут же теряет для него свою привлекательность.

Между тем известно, что в связи с лишением женщины возможности говорить о своем сексуальном желании, оно в итоге вообще может быть вытеснено из общего сознания в подсознание. К примеру, в книге И.Фихте «Природное право» (1796г.), которая сильно ориентирована на Руссо, в том, что касается господства и подчинения, в главе о браке женщине отказывается в таких желаниях: «В неиспорченной женщине не проявляются половые стремления, в ней вовсе нет этих половых влечений, а есть только любовь;

и эта любовь является природным побуждением женщины удовлетворять мужчину. Для женщины это является лишь удовлетворением сердца». (13) В качестве «природного побуждения» женщине остается лишь самоотречение.

Руссо и Фихте своими рассуждениями закладывают в женских образах все те черты, которые много позже З.Фрейд, фактически обнаруживает в психике своих пациенток, как специфические особенности женского: пассивность, женский мазохизм, дефицит сверх-Я, женский нарциссизм, «темный континент женской сексуальности» и так далее, т.е. все то, что сегодня понимается скорее как признаки фундаментального нарушения, которое препятствует развитию самостоятельного бытия женщины как субъекта и личности. Не случайно феминистская мысль критикует идеи эпохи Просвещения, мировоззренческие постулаты которой ярко выражены в произведении Руссо. Феминистская критика считает такую традиционалистскую точку зрения дискриминационной.

Положение женщины в обществе Нового времени оставалось сложным и неоднозначным. Реформация рассматривала брак как договор, который фиксировал властные права мужа. Муж мог чинить произвол и даже по своему усмотрению выгнать жену. При разводе женщина лишалась средств к существованию.

Конечно, такое положение рождало недовольство и протесты со стороны женщин. В то же время женщины становились более эмансипированными, противились насильственным бракам, все громче заявляли о своих правах на свободу чувств, получение образования, занятия наукой, искусством. Христиана, дочь шведского короля Густава – Адольфа, отказалась от престола, занималась литературной деятельностью, оставила потомкам несколько литературных произведений.

Женщины постепенно начинали играть определенную роль в интеллектуальной, духовной жизни, занимались естествознанием, медициной. Анна Меццолини Моранди (1717-1774гг.) – член многих ученых обществ, заведовала в Болонье кафедрой анатомии, была замечательным скульптором и живописцем.

Известно много французских женщин-ученых, писательниц, музыкантов, естествоиспытателей. Можно назвать мадам Досье – лингвиста и историка, Эмилию до Бретейль – литератора и переводчика, переводившую с таким совершенством Лейбница и Ньютона, что Вольтер приходил от этого в восторг.

Известны писательницы М.Скюдери, М.Севинье, С.Жанлис, А.Сталь, чьи имена вошли во многие хрестоматии.

В России тоже проходила эмансипация женщин. Софья Алексеевна – русская царевна, правящая в 1682 1689гг. играла в домашнем театре, переводила пьесы Мольера, занималась литературной деятельностью.

Именно в эпоху Просвещения в образованных семьях появились собственные женские библиотеки, стали издаваться первые женские журналы, представительницы высших слоев европейского общества начали писать дневники и мемуары, что свидетельствовало об осознании ими ценности своих мыслей и чувств.

Современницы Екатерины II и Дашковой зачитывались воспоминаниями королевы Маргариты Навварской.

Знаменитые письма госпожи де Севиньи, придворной Дамы Людовика Красивого, стали для нескольких поколений пишущих женщин образцом изящного стиля.

Женщины сами встают к мольберту. В середине VIII в. большой популярностью пользуются немецкие живописные полотна Анжелики Кауфман и итальянские пастели Розальбы Карьерра. На рубеже XVIII-XIX вв. их затмили портреты Виже-Лебрен, много работавшей в России. Даже скульптуру – сугубо мужской вид искусства – представляет женщина. В Петербурге побывала и оставила свои произведения ученица скульптора Фальконе мадемуазель Коло, которая изваяла голову «Медного всадника». Начиная с 50-х годов XVIII в. умение рисовать становится частью хорошего образования в России и Европе.

Попытки дам наравне с мужчинами включиться в научную и художественную жизнь общества вызвали яркие дискуссии. Известная комедия Мольера «Ученые женщины» содержит язвительное обличение поверхностной дамской образованности, и он советует, пока не поздно, замкнуть «разбушевавшихся женщин в строгом домашнем кругу». Однако основные тенденции культурной жизни шли явно вразрез с требованиями драматурга, выступавшего против равноправия женщин. (3) В то же время уже существовали и другие точки зрения на равноправие полов, на отношение к женщине. Период княжеского абсолютизма прошел под знаком женщины. Писатели Братья Гонкур писали:

«В эпоху между 1700 и 1789 гг. женщина не только единственная в своем роде пружина, которая все приводит в движение. Она кажется силой высшего порядка. Нет ни одного писателя, которого она ни поработила бы, ни одного пера, которое бы ни снабжало бы ее крыльями. Проза и стихи, кисть, резец и лира создают для нее, и женщина становится не только, в конце концов, богиней счастья, наслаждения и любви, но и истинно поэтическим, истинно священным существом, целью всех душевных порывов, идеалом человечества, воплошенном в человеческой форме». (6) Проблема женской эмансипации является одной из центральных тем в творчестве крупнейших английских писательниц – романисток XIX в. Шарлотты Бронте и Джордж Эллиот. Творчество их можно причислить к традиции, начало которой положила писательница Жорж Санд, заявившей, что женщина имеет право «чувствовать как мужчина». В романах этих писательниц отсутствуют столь явные декларации, однако и в них ощущается критическое отношение авторов к современной им буржуазной морали, рассматривающее женщину как существо гораздо низшее, чем мужчина. Они провозглашают, что женщине дается право на социальный протест, обличается несправедливость женской доли. Их героини стремятся к духовной и нравственной эмансипации, доказывают, что неравенство полов – есть результат подчинения женщины грубой мужской силе, а вовсе не предписание природы. И даже то обстоятельство, что героини терпят поражение в произведении, в реальном смысле они оказываются победительницами. Разоблачая абсурдность мифа о женщине как о существе второго сорта, органически неспособной быть равной мужчине, они все же не смогли дойти до вывода о признании ее гражднской состоятельности, ее способности выступать в роли субъекта истории. Гендерный анализ данных произведений показывает, что они направлены на переосмысление женщиной-художником основных культурных символов, в первую очередь, связанных с женщиной, с феминностью, непосредственно в образной системе и структуре произведения с идеями равноправия.

Последние десятилетия французского абсолютизма отличались тем, что чем больше приближались зарницы грядущей революции, тем более легкомысленным и привольным становилось отношение к чувству любви. Любовь в придворных и аристократических кругах превращалась в изощренное искусство флирта, бездушное, бессердечное, холодное. Собственно любовь и верность в любви сделались чем-то старомодным, их заменило переменчивое и беспринципное мимолетное увлечение, которое стало главным предметом внимания в произведениях «Опасные связи» Шодерло де Лакло, «Милый друг» Гиде Мопассана, которое схватывает на своих полотнах с грустью и сожалением художники Фрагонар и Ватто.

Любовь века рококо – это уже не любовь, а подражание ей. Неудивительно, что просветитель Ламетри не находит принципиальной разницы между животным инстинктом совокупления и человеческим чувством.

И даже Дени Дидро, прекрасно понимавший принципиальную разницу между тем и другим, рассуждая о любви в духе просветительской философии, постоянно подчеркивает ее сенсуалистически – физиологическую обусловленность. Он не допустил на страницы своей «Энциклопедии», ставшую расхожей, пошлую точку зрения «просвещенных парижан» того времени.

В то время институт семьи испытывал кризис. Брак окончательно принял характер сделки. Среди дворянства и буржуазии Франции распространились чисто условные, договорные браки. Граф Бульонский, например, проигравшись в азартные игры, сочетался с двенадцатилетней девицей Кроза. Пока малолетняя жена училась читать и писать в монастырской школе, он проигрывал ее 2-х миллионное состояние. Маркиз де Уаз обручился с двухлетней девочкой, а будущий тесть ежегодно выплачивал ему вплоть до свадьбы приданое. Дворцовая жизнь тоже не обходилась без курьезов. Людовик XIII по политическим соображениям женился в 14 лет. Верность в браке во Франции являлось излюбленным объектом насмешек и издевательств со стороны тех людей, у которых наслаждения, говоря словами Г.Флобера, «вытоптали их сердца». Разве что только в дружбе и рассуждениях о ней более достойные души искали себе в предреволюционную эпоху прибежища, опираясь на традиции «Опытов» М.Монтеня. В супружеском катехизисе не оставалось места для ревности;

если совсем недавно обманутый муж выступал как комический персонаж, либо как беспощадный мститель, то теперь мнение света переменилось.

Именно поэтому романтическое произведение Аббата Прево «Манон Леско» в годы Регентства вызвала настоящий скандал. Автор романа, осмелившийся выступить с обличением великосветских нравов, подвергся жестокой травле, а его книга по постановлению суда от 31 декабря 1734г. была конфискована и сожжена палачом. История несчастной любви, презревшей сословные предрассудки, нашла отклик лишь в сердцах далекого от света читателя. Придворные, которые предавались безудержному разгулу, купались в роскоши, следуя заповеди, выраженной позднее Людовиком XVI: «После нас хоть потоп», не поняли и не простили бесхитростной непосредственности чистой любви. Любовь теряла последние остатки былого романтизма, она превращалась в нескончаемую цепь приключений мужчин и женщин. «Это не страсть, не любовь – писал впоследствии У.Теккерей, – это волокитство, смесь серьезности и притворства, напыщенных комплиментов». Со времени всем известных персонажей «Трех мушкетеров», пренебрежение общепринятой моралью становится при дворе почти открытым и никем не осуждается, а наоборот, поощряется. Прочность, длительность и эффективность брака не могло зависеть от таких факторов, как любовь, личные симпатии, антипатии.

В картине русского художника В.В.Пукерева «Неравный брак» (1862г.) изображен момент венчания старика и совсем еще юной девушки. Это обличительная картина, в которой «женский вопрос» занимает первое место. В реальной жизни неравный брак, «мезальянс» понимался как союз между «деньгами» и «титулом», брак между супругами разного социального статуса и возраста. И хотя здесь речь идет о конкретном факте, девушек во все времена часто выдавали замуж за мужчин гораздо старше себя.

Художники-реалисты использовали здесь критику буржуазного общества, чтобы поднять женскую тему, женский вопрос. При этом матримониальный сюжет толкуется здесь как момент определения судьбы девушки, из-за чего приобретает трагический характер: героиня картины ведет себя таким образом, будто жизнь на этом кончается. Аналогичный сюжет изображен на картине М.Федотова «Сватовство майора», где престарелый военный сочетается неравным браком с молодой девушкой.

При данном подходе такие понятия как «брак» и «любовь» противоречили в корне друг другу.

Дж.Байрон в «Дон Жуане» пишет об этом факте:

«Вот грустный факт, что служит верным заком Прочности и слабости людей:

Не в состоянье страсть ужиться с браком, Хоть он идти должен был рядом с ней.

Безнравственность весь мир одела мраком;

Любовь, как только с нею Гименей, Теряет вкус, лишаясь аромата:

Так кислый уксус был вином когда-то» Не было верного средства покончить с любовью, чем превратить ее в обязанность. Именно поэтому в демократических и либеральных кругах зрела все большая оппозиция узаконенному семейному рабству, разворачивались ожесточенные дискуссии вокруг проблемы развода. Еще во времена великой Французской революции развод был провозглашен неотъемлемым правом личности. Но император Наполеон придерживался иных воззрений, что было зафиксировано в его знаменитом кодексе. В странах с сильными клерикальными традициями развод долгое время не допускался вообще. Юриспруденция исходила из принципа: «В брачном праве должна защищаться не индивидуальная свобода, а сам институт брака – независимое от воли супругов нравственное и правовое установление». В ответ все громче звучали голоса протеста. В Париже был образован «Комитет реформы брака», в который входили такие известные деятели культуры как автор знаменитой «Синей птицы» М.Меттерлинк, литератор Октав Мирабо и другие.

Реформаторы добивались прав и обязанностей супругов, признания приоритета индивидуальной свободы над принуждением». Реалистическое искусство сорвало маски с буржуазной половой морали, разоблачало ее и резко критиковало. Брак по расчету, двойной стандарт полового поведения – один для мужчины, другой для женщины;

взгляд на женщину как на собственность мужа и другие уродливые явления – все это было отражено в художественно-эстетической форме в произведениях Г.Мопассана, Э.Золя, Ф.Достоевского, Л. и А.Толстых и других авторов.

Английские философы Кэдворт, Фергюсок, Хатчесон, Юм, Смит постарались облагородить страсти человека буржуазного общества, приписав ему укорененное в его душе, наравне с эгоизмом, чувство «альтруистической симпатии», на этом чувстве они и основывают прочие социальные добродетели. Эмоции благожелательного отношения к людям «охватывают все человеческие существа», и на этом фундаменте утверждается «счастье человечества, общественный порядок, семейная гармония, взаимная поддержка людей».

Еще дальше пошел поэт А.Шефтсбери: он вновь использовал платонические мотивы единства любви, красоты, добра и истины и снова придал любви вселенскую окраску. Созерцание красоты заставляет вспыхнуть любовь, и она ведет людей к добру и благожелательности, особенно развивающейся в отношении дружбы. Но и здесь определяет не столько рассудительный разум, сколько отзывчивое и пылкое сердце, которое жаждет объединения с другим, столь же чутким и чувствительным сердцем, невзирая на разделяющие их расстояния. О таком же «единении сердец», но гораздо с меньшими уступками в отношении «платонической любви» пишет во Франции демократ Ж.-Ж.Руссо в своем знаменитом романе чувств «Юлия, или Новая Элоиза». При всей сентиментальности этого произведения, он признает, что чувство может разрастаться в непреодолимую страсть – страсть коварную, иссушающую и самосжигающую, а в конце концов, когда чувства с годами иссякнут, превращающуюся в душевную интимную дружбу.

Недолгое господство сентиментализма в литературе и искусстве сменилось полосой преобладания романтизма. Особенно впечатляющим стал его расцвет в Германии. Любовь между мужчиной и женщиной как могучая творческая сила сначала была приращена к мистическим идеям, идущим из немецкого Возрождения, а затем стала сама превращаться в новую мистику. Так внешне выглядел пантеистический образ мыслей, в разных оттенках выработавшей в к. XVIII – н. XIX вв. у Лессинга, Гердера, Гете, а особенно у иенских и гейдельбергских романтиков. И если скоро любовь соединяет телесный мир с богом или распространяет бога по всему этому миру, значит все священное чувственно, а все чувственное – священно.

Широкое философствование по поводу любви в этом ключе началось либо с меньшей (как у Вильгельма Гумбольда в его переписке с невестой), либо с большей долей религиозного обрамления (как это имело место в аналогичной переписке Фридриха Шлейермахера).

Особенные функции любви по созданию общечеловеческой культуры подчеркнул в «Письмах об эстетическом воспитании человека» драматург Фридрих Шиллер: любовь преодолевает раскол между сообществами людей. Как сверхчувственная сила она выполняет незаменимую роль в объединении человечества средствами искусства, которое просвещает людей, воспитывает их и возвышает. В любви проявляется действенность прекрасного, сливающая воедино чувственную и нравственную природу человека. «В прекрасной душе чувственность и разум, долг и влечение находятся в гармонии, и грация (Anmut) – показатель этой гармонии в явлениях». (14) Любовь чужда всему низменному, она несовместима с капризом (баллада «Перчатка»), пошлостью и интригами (трагедия «Коварство и любовь»).

Апогей гуманистического толкования любви и ее роли в жизни человечества в периоды немецкого Просвещения и литературного движения «Буря и натиск» был достигнут в творчестве поэта И.В.Гете.

Любовь чувственная и трагическая, возвышенная и надуманная, искренняя и недоверчивая, прекраснодушная и легкомысленная – все эти и другие оттенки и изгибы живописует поэт, демонстрируя неисчерпаемую палитру состояний человеческих душ в разные эпохи, у разных народов и в разных жизненных коллизиях, в широчайшем диапазоне времени и пространства (например, «Книга любви» в лирическом сборнике стихов «Западно-восточный диван», «Трилогия страсти»). Любовь формирует личность, окрыляет ее и вселяет в нее мужество, делая ее способной идти наперекор всему, даже в собственной жизни (роман «Страдания молодого Вертера»), бросает вызов ханжеству и предрассудкам (роман «Избирательное средство»), губит в своей роковой судьбе (драма «Мария Стюарт»), но и спасает, и очищает (трагедия «Фауст»). Но несмотря ни на что любовь пробивает путь к своему торжеству, «вечно мужественное» и «вечно-женственное» неуклонно стремятся друг к другу навстречу:

Молодую страсть никакая власть Ни земля, ни гроб не охладят! (4) Все четыре классика немецкого идеализма конца XVIII в. – Кант, Фихте, Шеллинг и Гегель – выразили свое философское отношение к проблеме любви, взаимоотношениям мужчины и женщины.

В эпоху революционных потрясений наиболее зримо обнаживших противоречивость общественных отношений, возрастала интенсивность созидающе-творческой идеи, потребность осмыслить роль и место человека в обществе, права на его свободу и равенство. Результатом такого осмысления явились идеи равенства всех людей, провозглашенные революционными идеологами буржуазии, – идея, в которой впервые утверждалось равенство мужчины и женщины. В этом смысле конец XVIII в. был плодотворным, он заложил фундамент процесса осознания обществом женского вопроса.

В этом веке громче зазвучали в обществе голоса, выступавших в защиту тогда бесправных женщин. В 1789г. философ – просветитель, секретарь французской Академии наук Ж.А.Кондорсе напечатал статью «О допуске женщин к гражданским правам», в которой ратовал за устранение «всяческих предрассудков», создавших неравенство мужчины и женщины. (7) Спустя 2 года Олимпия де Гуж представила Конвенту «Декларацию прав женщин и гражданок». Равноправного с мужчиной человека видели в женщине Монтескье, Вольтер.

Развитие производительных сил, приведшее к вовлечению женщины в общественное производство, особенно приковало внимание многих мыслителей I пол. XIX в., не оставляя их безучастными ко все более отчетливо проявлявшемуся «женскому вопросу». Так, Джон Стюарт Милль в книге, изданной в 1869г. в Лондоне «О подчинении женщины», писал о существующем принципе господства между полами как одной из главных преград человеческому прогрессу. Семейные отношения – «единственный вид рабства, известный современному закону», а семья – «школа деспотизма» – утверждал он.

Идеи XVIII в. далее развивали социалисты-утописты Сен-Симон, Оуэн, Фурье. Обострение «женского вопроса», неравенства полов побудило прогрессивных мыслителей рассматривать его природу во всей совокупности конкретно-исторических, социально-экономических, политико-правовых, культурологических и других аспектов.

В Германии в качестве семейного реформатора выступала писательница и поэтесса Шарлотта Бухов – Гомейер. В книге «Временный брак» она призывает к добровольному объединению мужчин и женщин на заранее определенный ими самими промежуток времени, если в результате сожительства появляются дети, то срок автоматически продлевается.

В середине XIX столетия возникают первые феминистические движения, которые необходимо рассматривать в двух ракурсах. С одной стороны – это широкое общественно-политическое движение, выступавшее за социальные, политические и гражданские права женщин. С другой стороны – это целый комплекс взаимосвязанных между собой проблем и теорий – философских, социальных, культурологических – характеризующих и анализирующих положение женщины в обществе. История феминизма охватывает значительно большой исторический этап. Постепенно это движение крепло, получило широкий размах, приобрело немало сторонниц. Феминизм представлял собой немалую, но еще плохо организованную силу. Большую роль в этом движении играл суфражизм, ставящий своей целью достижение в избирательных правах. Тут не обходилось без курьезных попыток бороться не только за равноправие, но и даже за приоритет перед мужчинами. Так, например, Элиза Фаренгейт, основательница «Школы неповиновения жен» в Америке, провозглашала: «Мы требуем не равенства, а владычества. Мы лучше, умнее, сильнее мужчин;

вот Евангелие, которое должно спасти мир». Такое же мнение высказывалось и в России. Писательница Л.Л.Кочеткова в книге «Вымирание мужского пола в мире растений, животных, людей» утверждает: «Вымирание мужчин у передовых народов приведет сначала к смешению рас всех частей света и к установлению на земле более однородного типа человечества, а затем мужской пол угаснет вовсе и вместе с ним исчезнет последний источник неравенства, раздоров и отчуждения между людьми».

В этот период появились различные научные труды, посвященные проблемам положения женщины в обществе, их роли в социальном прогрессе общественной жизни, взаимоотношениям между полами.

Следует отметить труды Маргарет Фуллер и Шарлотты Перкинс Гиллман в области женской истории и особенно книгу Мэри Уоллстокрафт «В защиту прав женщин» (1792г.), которая стала манифестом эмансипации. Данные работы, отражавшие собой зарождение и развитие феминистических идей, сыграли большую роль в женском движении.

Социально-политическое, экономическое положение капиталистического общества в XIXв.

способствовало постепенному расширению активного участия женщин в различных сферах общественной жизни. Они были вовлечены в массовое капиталистическое производство, в общественно-политическую деятельность, были расширены их юридические права и свободы. Активизировалось участие женщин в развитии образования, здравоохранения, культуры, искусства. Таким образом, ряд требований, выдвигаемых женщинами в тот период, были в некоторой степени удовлетворены, что привело к некоторому спаду феминистического движения.

В конце 70 годы XIX в. во Франции возникло художественное течение импрессионизм (от франц. - впечатление). Исходным положением импрессионистов явилось зафиксировать на холсте свои непосредственные зрительские впечатления. Они сосредоточили свое внимание на передаче света и воздуха, на отображении красочной стороны видимого мира. Они изображали уголки Парижа, образы своих современников и современниц, натюрморты. Их картины поражают острой наблюдательностью, свободой и легкостью мазка, изысканностью красочных сочетаний. Импрессионисты затрагивают в своих работах проблемы взаимоотношения полов, любви между мужчиной и женщиной, создают женские образы. Это новый тип женщины, отличный от образов в искусстве прежних эпох. Это уже не мифологические и библейские персонажи, а женщины-современницы, ожившие под кисью художников. На место вымышленных, задрапированных в античные одежды героев все упорнее, все настойчивее пробиваются крестьяне и крестьянки, пряхи, грожане, ремесленники, простые женщины из народа, танцовщицы – живая действительность вытесняла прочь легенды и фантазии.

Прекрасный женский образ был запечатлен в картине Э.Мане «Олимпия» – одной из самых известных картин импрессионистов. «Олимпия» по своему сюжету как будто бы не нова. Композиция картины напоминала тициановскую «Венеру». Здесь «классичность» сюжета была словно призвана именно для того, чтобы подчеркнуть своеобразие замысла сюжета и сделать еще ощутимей, содержащуюся в картине красоту женщин. Разительнее было то, что на месте античной богини любви оказалась тогда, как выражались критики «батильонская прачка» (Батильон, район Парижа). Разъяренные критики, прозвав так «Олимпию», желали выразить порицание художнику, посмевшему изобразить парижанку из народа, в то время, как принято, было изображать лишь обитателей мифического Олимпа.

Испокон веков Венера почиталась как идеал женской красоты. Смысл картины был совершенно ясен – нарождался новый эстетический идеал женской красоты, и художник открыто призвал искать эту красоту не в далеком прошлом, а в сегодняшней жизни, уделил внимание идеологии репрезентации обнаженного женского тела и конструированию феминности в эту эпоху. Теплота обнаженного тела, богатство оттенков и тонов – все здесь сливается в аккорд, где ярким пятном выделяется букет цветов в руках служанки негритянки, чье смуглое тело как бы оттеняет белоснежное тело Олимпии. Букет в руках служанки был как бы знаком восхищения, предназначенным «батильонской прачке», занявшей в живописи принадлежавшее ей по праву место.

Другая картина Э.Мане «Лола из Валенсии» («Танцовщица») – один из лучших портретов во французской живописи. Как ни странно, художник изобразил танцовщицу не на сцене, не в момент выступления, не в сиянии успеха и театральных огней. Он пишет ее за кулисами, на прозаическом фоне декораций. Уже одним этим он дает понять как мало занимают его внешний лоск, представительная праздность, женщина – вот что он ищет прежде всего. Женскому лицу, глазам, улыбке посвящена эта старстная свежая композиция.

Среди картин О.Ренуара «Качели», «Обнаженная» и других, особенно выделяется картина «Портрет Жанны Самари» (Артистки театра Коле-ди Франсез), с которой художник познакомился в доме писателя А.Доде. Необыкновенная одухотворенность и изящество женщины выражено в этой картине. Не так уж много наберется в мировой живописи портретов, где так естественно сочетаются мысль и чувство, румянец жизни и обаяние человеческого разума. Кажется, вот-вот улыбнется и заговорит эта синеглазая и рыжеволосая женщина, так умно и доброжелательно глядящая на зрителя, подперев щеку рукой.

Более всего О.Ренуар любил писать женщин и детей – вероятно потому, что здесь он мог полнее выразить свою любовь к прекрасному. В его портретах, написанных на открытом воздухе, женщины и дети напоминают живые цветы. Женщины художника совсем не похожи на мраморных салонных красавиц художников-академистов. Это парижские продавщицы, прачки, белошвейки, актрисы, подруги художников, не знающие уныния, веселые, готовые после трудового дня танцевать до упаду на воздухе.

Женские образы занимают большое место в творчестве другого художника-импрессиониста – Э.Дега.

Особенно привлекают его изображения балерин и танцовщиц – «Танцовщицы у фотографа», «Голубые танцовщицы», «Танцевальный класс», «Танцевальные сцены» и другие. Дега умел подметить необычайные выразительные жесты, найти редкий угол зрения, сообщающий изображению остроту и новизну. При первом взгляде на его полотна кажется, что это случайно увиденный, как бы выхваченный кусок действительности. На самом же деле все тщательно продумано – четкая композиция, точность линий, внимание к определенности. Художник понимал жизнь через постоянное движение человека. Он с необычной точностью улавливал жесты, позы, схватывал на ходу характерные движения и передавал их с необыкновенной правдивостью. Вот почему так достоверны и натуралистичны его женские образы.

Хрупкие и невесомые фигурки балерин, представляются перед зрителем то в полумраке танцевальных классов, то в свете софитов на сцене, то в короткие минуты отдыха. Кажущаяся простота композиции автора создает впечатление подсмотренной жизни. Та же отстраненность наблюдается и в изображении обнаженной натуры. При работе над женскими образами, по словам художника, его в первую очередь занимают красота, женщины, движение и сила ее тела.

Смелые поиски, горячий интерес к современности, изображение нового образа женщины свойственны художнику Э.Делакруа. Делакруа называли романтиком за его поиски индивидуально характерного, противоположного классическому идеалу прекрасного, за требование полной свободы творчества, за любовь ко всему яркому, искючительному. Романтизм его неотделен от борьбы за свободу, за прославление героизма, красоты мужественного и деятельного человека. Большую современную тему художник отразил в известной картине «Свобода на баррикадах», посвященной событиям июльской революции 1830г. В облаках порохового дыма возникают на картине участники баррикадных боев. На первом плане – женщина, женская финура, со знаменем в руках. Это аллегорический образ Свободы, женщины – героини. Она дана как символ революционной борьбы и увлекает в своем порыве, оставшихся в живых бойцов.

С середины XIX в. парижский район Монмартр стал превращаться в прибежище художников, поэтов, восторженных романтиков, которые поселялись здесь со своими возлюбленными. Отношения мужчин и женщин отличались большой непринужденностью, но вместе с тем не походили на мимолетные связи.

Натурщицы, швеи, модистки, которых парижане называли гризетками, своим личным трудом старались облегчить их полуголодное существование. Любовную иддилию Монмартра и Латинского квартала описывал еще Луи Мерсье в «Картинах Парижа», а их классическое изображение дал Анри Мюрже в «Сценах из жизни богемы» (1851г.), которые послужили основой знаменитой оперы Д.Пуччини «Богема».

Центром притяжения богемы стали 4 кафе, куда приходили Пикассо, Ривера, Модильяни, Аполлинер, и многие другие, тогда еще не признанные гении, которые впоследствии составили славу мирового искусства.

Эпоха Нового времени с ее культурно-просветительскими тенденциями, демократическими и революционными лозунгами, развитием капиталистических отношений, сопровождавшихся ломкой старых устоев привнесла свои особенности и в культуру Азербайджана. В ней получили отражение и основные тенденции развития женской проблематики. Качественно новый взгляд на проблему взаимоотношения полов нашел свое отражение в трудах просветителей, философов, писателей – Г.Махмудбекова, С.Ганиева, Г.Зардаби, Ф.Кочарли, Дж.Мамедкулизаде и особенно Мирза Фатали Ахундова. Выдающийся философ, писатель-демократ, публицист и просветитель М.Ф.Ахундов не раз обращался к вопросам воспитания, образования азербайджанских женщин, их правам и свободам. В одном из своих высказываний он говорил, что «женский пол во всех правах человечества равняется с мужским полом;

и женскому полу необходимо давать воспитание как мужскому;

и женский пол должен жить без затворничества с открытым лицом как мужской». Борясь за освобождение женщин от невежества и бескультурия, активно защищая идею равноправия мужчин и женщин, он говорил: «Неужели принцип равенства в правах относится исключительно к мужскому полу? На каком основании шариат осуждает женщин на вечное угнетение, делает их несчастными на всю жизнь, лишает жизненных благ?». (1) Разоблачая вредность многоженства, М.Ф.Ахундов писал: «Кроме явной несправедливости к женскому полу, этой слабой половине человечества, два зла от многоженства очевидны: одно состоит в том, что существует вечная вражда и вечная ненависть между братьями и сестрами, родившимися от различных матерей». Он говорит о необходимости, по требованиям настоящей эпохи и культурного прогресса и цивилизации, поголовной и обязательной грамотности всех мусульман и мусульманок. Мысли о равноправии женщин с мужчинами проходят в бессмертных комедиях писателя. Острие сатиры направлено против того, что стоит на пути прогресса, свободы и раскрепощенной женщины.

Азербайджанский просветитель Мирза Казембек придавал большое значение ведущей роли личности восточной женщины в народном движении. Он говорил: «Женщина способна доказать, что у нее может быть твердая воля, сильный дух, если она движима идеей о свободе. Женщина способна противостоять консервативному обществу, демонстрируя самоотверженность». М.Казимбек утверждал, что когда природа наделяет женщину умом и энергией, а судьба предоставляет необходимое поприще, от нее надо ждать чудес. Крупнейший представитель реалистической азербайджанской литературы I пол. XIX в. Мирза Шафи Вазех также выступал за освобождение женщины, бичевал взгляд на нее как на низшее существо, на рабыню. Для него женщина равна мужчине умом и сердцем;

она вносит красоту в его жизнь. В эпоху господства религиозного фанатизма смело прозвучало обращение М.Ш.Вазеха к мусульманкам с призывом избавиться от формы женской кабалы – чадры в стихотворении «Откинь чадру назад, откинь чадру».

Анализу семейно-брачных отношений посвящена повесть писателя-реалиста XIX в. И.Куткашенского «Рашид-бек и Саадат-ханум». В ней нашли отображение некоторые демократические идеи, новые отношения в семье. Автор критикует бесправное положение восточной женщины, патриархальные устои семейной жизни на Востоке. Повесть пропагандирует взаимную любовь как основу счастливой жизни, уважение к жене, ярко отображает быт и обычаи азербайджанского народа.

Ряд литературных произведений, посвященных взаимоотношениям мужчины и женщины, отношению к женщине был создан А.А.Бакихановым. В лирических газелях Бакиханова зачастую воспевается любовь к женщине свободная от феодальных традиций, уважение к ней, прославление ее красоты и мудрости. В них звучат глубокие человеческие чувства – радость и жажда жизни, любовь, печаль, томление и ревность.

Следует отметить, что в культурной жизни Азербайджана этого периода активное участие принимали и женщины. Можно назвать имена поэтесс Хуршуд Бану Натаван (1832-1297гг.), из Южного Азербайджана – Хейран ханум (1756-1838гг.), Ашуг-Пери (1831-1871гг.), Фатьму Кямине (1841-1898гг.), Сакину ханум Ахунд-заде (1865-1927гг).

Во II пол. XIX в. в Азербайджане существовали различные литературные меджлисы, объединявшие поэтов. Широкой известностью пользовался шушинский «Меджлис – унс («Общество дружбы»), который был организован по инициативе поэта Мирза Рагима. После того, как шефство над меджлисом в 1872г.

приняла Хуршуд Бану Натаван, выдающаяся азербайджанская поэтесса, он стал приобретать широкую известность, и за короткое время число его участников достигло 30 человек. Здесь прослеживается такая важная тенденция гендерной проблематики, как активизация роли женщины в культуре и искусстве Азербайджана. Натаван была одной из образованнейших женщин того времени. Дочь последнего карабахского хана – Мехтигули хана – она была известна во всем Карабахе под именем «Хан гызы» («Ханская дочь»). Как поэтесса она пользовалась всеобщим уважением, почетом и любовью. С юных лет Натаван любила музыку, искусство, поэзию;

изучив в совершенстве восточные языки, она прочла и глубоко освоила произведения великих поэтов Низами, Фирдоуси, Садади, Хафиза, Физули. Поэтическая деятельность Натаван началась примерно с 50-х годов. Литературное наследие ее сохранилось не полностью, остались преимущественно газели, диван поэтессы до нас не дошел. Часть известных стихов находится в художественно оформленном ею альбоме, который содержит 13 собственных газелей и около 20 стихотворений других поэтов Азербайджана.

Язык газелей Натаван прост и естествен. Особеннось ее произведений – теплота, искренность, некоторая сентиментальность, придававшая им особую прелесть. Многие из стихотворений Натаван посвящены смерти ее сына и носят траурный характер. Поэтесса прославилась своим поэтическим и художественным талантом, а также благотворительностью. Она отличалась добротой и благородством, отдавала много сил пропаганде культуры и просвещения среди населения. Один из ее поступков, заслуживший благодарность земляков, – строительство водопровода в Шуше, который она провела из окрестного источника Иса булаг.

Натаван была не только поэтессой, то и талантливым художником: альбом с ее рисунками свидетельствует о незаурядном даровании. Она была прекрасным каллиграфом, автором ряда произведений изобразительного искусства, рукоделий, искусным мастером художественного ремесла. В ее альбоме, вытканном цветными нитками, содержатся стихи и около 30 рисунков, выполненных простым карандашом.

Известен тот факт, что во время своей поездки в Азербайджан французский писатель А.Дюма встретился в Баку с Натаван и ее мужем Хасай-беком Уцмиевым и был поражен умом, культурой, талантом этой женщины. В память о встрече поэтесса подарила Дюма кисет, собственноручно вышитый бисером.

Впечатление об этой встрече французский писатель описал в своем произведении «Кавказ», вышедшем в Париже 1859г., а на русском языке в 1861г.

Образ великой поэтессы был запечатлен в памятнике «Натаван», выполненном известным скульптором О.Эльдаровым. Жизни и творчеству Натаван посвящена недавно поставленная на сцене Азербайджанского Государственного Театра Оперы и балета опера композитора В.Адыгезалова «Натаван». Прекрасно запечатлен образ поэтессы современным азербайджанским художником К.Ахмедовым в картине «Натаван», написанной в 1985г. Лампада, перо, лист бумаги – неизменные «орудия» поэтического ремесла как бы вплетены в образную ткань, становясь атрибутами поэзии чувства и воображения. Многозначна и фигура поэтессы – как бы находящейся в полете, с откинутой, подобно крылу, накидкой за спиной. Ассоциации с творческим взлетом здесь очевидны, как и очевидна связь с образом музы – верной спутницы художницы в минуты вдохновения. Образ Натаван может быть описан традиционными эпитетами из восточной любовной лирики. Тема Востока явно присутствует в этой картине.

Говоря о положении женщины в Азербайджане в эпоху Нового времени следует отметить, что этот период не привнес сколько-нибудь существенных и кардинальных изменений в жизни женщины. В целом ее роль в обществе ограничивалась ролью жены, матери, хранительницы домашнего очага, что было обусловлено догмами духовенства и положениями шариата. В конце XIX в. по мере развития капиталистических отношений в Азербайджане положение женщин еще более усугубилось. Женщины оставались бесправными, они были закабалены в семье и бесправны на работе. Однако, многие азербайджанские женщины в силу тяжелого материального положения, несмотря на запреты исламской религии вынуждены были трудиться на производстве, работали на фабриках и заводах, где их труд оценивался ниже по сравнению с мужской рабочей силой.

Новые производства требовали множество рабочих рук и поэтому здесь охотно эксплуатировали сравнительно дешевый женский труд. Дешевизна женской рабочей силы, лучшая психологическая приспособляемость к условиям монотонного изнурительного труда, социальная незащищенность женщин способствовали стабильному спросу. Число женщин, работающих у станка, из года в год росло, существенно изменяя соотношение полов на рынке.

Разумеется, профессиональная занятость женщин сказалась на характере межполового общения и в самом институте брака. Последствия были весьма противоречивы: с одной стороны, материальная самостоятельность, значительно большая независимость и свобода поведения, а с другой – дезорганизация семейного уклада. Женщина вынуждена была оставлять детей на произвол судьбы, у нее не хватало времени и сил на создание домашнего очага. Работа на производстве и выполнение традиционных функций жены вступали в обостренный конфликт. Вдобавок женщина превращалась в конкурента на рынке труда, что сопровождалось обострением социальной напряженности в отношениях между полами.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ 1. Какие гендерные представления существовали в эпоху Нового времени?

2. Отражение гендерных отношений в произведениях литературы и искусства Нового времени.

3. Как решалась проблема эмансипации женщины в искусстве Нового времени?

4. Какую роль сыграли произведения деятелей азербайджанского искусства и литературы в решении проблемы взаимоотношения полов?

Методы работы – дискуссия ЛИТЕРАТУРА 1. Ахундов М.Ф. Соч. (на азерб. яз.). – Б., 2. Адам и Ева. Альманах гендерной истории. – СПб., 3. Булгаков М. Мольер. – М., 4. Гете И.В. Фауст Лирика – М., 5. Караев Я. Этапы азербайджанского реализма. – Б., 6. Коллинз Р. Введение в неочевидную социологию. Антология гендерной теории / Общ. ред. Е.И.Гаповой.

– Минск, 7. Кондорсе Р. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. – М., 8. Мовсумова Л. Проблема женщины в духовной культуре Азербайджана. – Б., 9. Пол. Гендер. Культура. / Под ред. Э. Шоре. – М., 10. Руссо Ж.-Ж. Эмиль, или О воспитании. Педаг.соч. В 3 т. – М., т. I, 11. Садыхов М.М. Мирза Фатали Ахундов. – Б., 12. Уоллстонкрафт М. В защиту прав женщин/Феминизм: проза, мемуары, письма. – М., 13. Фихте И. Природное право. – М., 14. Шиллер Ф. Собр.соч. – СПб., 15. Юм Д. Соч. В 2 т. – М.,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.