WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОЛОВ В ИСКУССТВЕ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ Антропоцентризм, гуманизм – основные черты искусства эпохи Возрождения.

Мужские и женские образы как одна из основных тем искусства Ренессанса.

Женские образы в творчестве азербайджанских поэтов.

Эпоха Возрождения (с фр.Renaissance) – одна из самых светлых эпох в истории человеческого общества. Это было время, когда после долгого господства церкви человечество вновь вернулось к жизни, полной радости и яркого содержания. Важнейшим требованием гуманистов было требование свободы от засилья церкви, ее господства в экономической, политической и духовной жизни. Движение гуманистов означало попытку создать новую светскую культуру, противопостовляющую себе церковно-феодальной культуру раннего Средневековья. Деятели эпохи Возрождения выступали также за свободу разума, которая давала бы возможность человеку беспрепятственно развивать свои способности и творческие силы.

Эпоха Возрождения пришла на смену Средневековья с его церковно-религиозной культурой, пронизанной спиритуализмом и выработавшей свои специфические художественные формулы, базирующиеся на отвлеченных религиозных представлениях о зависимости и подчиненности божественной воле. Средневековому аскетическому идеалу, воплощавшему норму духовной красоты, Возрождение противопоставило четко и последовательно разработанные гуманистические принципы нового светского художественного миропонимания. В отличие от средневековой культуры не бог, а человек становится теперь мерилом всех вещей, именно на нем сосредотачиваются все интересы художников, не устающих прославлять его силу, энергию, красоту, великую значимость в мире. Все эстетические, этические и интеллектуальные нормы различных видов искусства, философской и общественной мысли титаны Ренессанса искали в человеке. Человека показывали в литературе и искусстве таким, каким создала его природа, во всем богатстве его чувств и страстей. Гении Ренессанса изображали человека физически красивого, совершенного, воспевая его как объект самой высокой, самой святой любви и поклонения, возрождали гуманистические традиции античного искусства. Свободу считали одним из необходимых и естественных прав человека. Человеколюбие, гуманизм становились основной сутью, главным содержанием Ренессанса.

Развитие идей гуманизма и просвещения оказало существенное влияние на изменение представлений о социальных ролях мужчины и женщины в обществе и искусстве. Хотя изначально в трудах гуманистов не признается возможность рассматривать женщину равной с мужчиной, тем не менее, концепция гуманизма, показывающая человека как личность, со своими взглядами, устремлениями, самосознанием оказала большое влияние на формирование новых гендерных отношений.

Революционное значение Ренессанса в сфере отношений мужчины и женщины главным образом состояло в раскрепощении духа и плоти человека. После столетий жестокого террора Средневековья чувственность, любовь между мужчиной и женщиной, ее воспевание, наконец, получили свое яркое воплощение в произведениях искусства. Жизнеутверждающие, гуманистические начала в гендерных отношениях не только пронзали все слои общества, но и превратились в мощную движущую силу культурного прогресса, стимул художественного творчества и преобразований в искусстве. Яркие образцы мироощущения Ренессанса, воспевание отношений между мужчиной и женщиной, их любви мы находим в наследии Бокаччо, Петрарки, Рабле, Аретино, титанов позднего Возрождения – Сервантеса, Шекспира. В художественных ценностях искусства Возрождения отразился весь неистовый колорит эпохи, вся гамма отношений между мужчиной и женщиной, которую по праву можно назвать мастерской любви.

В эпоху Возрождения тема любви расцветала в обстановке общего интереса ко всему земному и человеческому. Любовь возвратила себе статус жизненной философской категории, которую она имела в античности и который был в средние века заменен на статус религиозно-христианский. В противопоставлении «любви земной» и «любви небесной», «земная любовь» все громче заявляла о своих правах, отстаивая их со все большей решительностью. Стремление одухотворить, использовать для созидательных, творческих целей силу любви пронизывает многие произведения гуманистов.

В философских произведениях флорентийского неоплатоника XV в. Марсилио Фичино поставлены в центр мироздания не божественные сюжеты, а человек, который полон сил и в гармоничном мироустройстве соединен со всеми частями космоса могучими связями любви. Переживание гармонии, осознание ослепляющей красоты жизни и вселенной и ощущение наслаждения сливаются в восхищенном чувстве единения с миром, где небесное вовсе не противостоит земному, но пронизывает его духом возвышенности и благородства. Любовь – это крепчайший обруч, скрепляющий мироздание в великолепное сооружение, а людей – во всеобщее братство, – к такому выводу приходит Фичино в «Толковании на «Пир» Платона». Духовная и телесная красота едины, а человек с его страстями, порывами и мыслями – великолепнейшее из творений божественной мощи.

М.Фичино указывает на три основных вида любви, которым присуще значительное внутреннее различие: любовь равных существ к равным, низших к высшим, и высших к низшим. В третьем случае любовь выражается в умиленном опекунстве, во втором – в благородном почитании, а в первом – составляет основу всепроникающего гуманизма. Похожие мотивы были свойствены творчеству Пикоделла Мирандолы, автора комментария к «Песне о любви» Бенивениса, но наивысшего пафоса ренессанское представление о сущности и значении любви достигло в философском учении Джордано Бруно. В его диалоге «О героическом энтузиазме» любовь предстает как отличная в принципе от «нерационального порыва, стремления к чему-то звериному и неразумному», героическая, огненная страсть, окрыляющая человека в его борьбе и стремлении к познанию великих тайн природы, укрепляющая его в презрении к страданиям и страху смерти, зовущая на подвиги и сулящая восторг единения с могучей, неисчерпаемой и бесконечной Природой. «Любовь – это все, и она воздействует на все, и о ней можно говорить все, ей можно и все приписывать». Под пером Дж.Бруно любовь превращается во всепроникающую космическую силу, которая делает человека непобедимым. Человеком овладевает горячее желание быть причастным к божественой, в смысле ее величия, Природе, т.е. пребывать в той интеллектуальной любви к Богу, о которой флорентиец Л.Эбрео писал в своих «Диалогах о любви», и понятие которой заимствовал впоследствии Б.Спиноза.

Космической силой стала любовь и в творчестве немецкого мистика-пантеиста эпохи Возрождения Якоба Беме. Он объявляет любовь и гнев существенными свойствами божества и движущей пружиной человеческой истории, где они превращаются соответственно в добро и зло. Принимая учение о творении мира богом, Беме придавал ему в высшей степени своеобразный характер: бог изначально имел в себе и любовь и раздор и «саморазделился» на существующие в природе вещи. Таким путем возник и Адам – первый человек, который, однако, наоборот, представлял собой будто бы нераздельность мужского и женского начал, он был «девическим мужчиной» и «мужской девой», одновременно, андрогином.

Охваченный любовной тоской, андрогин Адам совершил акт двойного грехопадения. В результате этого любовь утратила единство мудростью, т.е. потеряла то совершенство любви, которым она обладала в божественном лоне. Начало новому соединению любви с мудростью положил акт искупления Христом грехов человеческого рода. Будущее любви – в ее соединении с разумом, в распространении среди людей разумной любви. Схема эта, конечно, фантастическая, но она воодушевлялась мыслью о достижении людьми совершенства как в познании тайн мира, так и в любви, которая есть «все». Идея человека андрогина была известна еще с эпохи античности, она была и у Платона, а потом появилась в философии любви не раз, например, у философа Н.А.Бердяева.

В искусстве эпохи Возрождения окончательно утвердился и открыто себя проявляет гендерный стереотип. Основой этого процесса послужило освобождение образа женщины от средневековых рациональных ограничений в искусстве под эгидой идей гуманистов. В результате гендерный стереотип женщины постепенно утрачивает жесткую связь с рационально-духовным образом Девы Марии и приобретает ярко выраженный чувственный характер. Такое изживание жесткого христианского стереотипа человека привело к эстетическому прочтению отдельных гендерных характеристик. Именно поэтому в искусстве особую значимость приобретают те работы, в которых творец воплощает женское начало, несущее в себе гендерный стереотип эмпатии, чувственности, что определяет активное, проникающее воздействие на зрителя таких произведений. Примером такого прочтения гендерных стереотипов является, на наш взгляд, многочисленные изображения мадонн в творчестве Леонардо да Винчи, Рафаэля Санти, Корреджо Антонио, Боттичелли Сандро.

Мадонны Леонардо да Винчи понятны с первого взгляда, возвышенная поэзия их земного бытия радостно открывается каждому. Они живут в согласии со своими чувствами, с природой, с людьми. Красота зрелой женственности неотделима в них от благородной одухотворенности материнства. Эти мадонны были призваны служить религиозным помыслам, как когда-то служили этому иконы. Но в их облике нет ничего, что пробуждало бы мысль об аскетических идеях христианства. Это христианство, воспринятое сквозь светские идеи гуманизма. Образ богоматери утрачивает былую хрупкость и молитвенную созерцательность.

Он становится более земным и человечным, более сложным в передаче нюансов живого чувства.

Великий Рафаэль, умевший так точно передать в портрете неповторимую внешность, духовную жизнь человека, совсем по-другому работал над образами мадонн. Художник говорил, что, рисуя мадонн, он вспоминал всех красавиц, виденных им в жизни. Мадонны Рафаэля целиком поглощены своими материнскими чувствами, так ведет себя юная мать – для нее весь мир сосредоточен в маленьком существе, которое она так прижимает к себе. Интересно, что взгляды многочисленных мадонн, написанных в разное время Рафаэлем, обращены на младенца. Ласка, нежность, любовь – все извечное, материнское выражено в таких шедеврах, как «Мадонна садовница», «Мадонна Конестебиле». Пусть младенец играет с цветком, пусть, соскользнув с материнских колен, тянется к птице в «Мадонне с щегленком», – взгляд матери любовно и неотрывно следит за каждым его движением. И только две мадонны, из всех написанных Рафаэлем, глядят прямо на нас – это «Сикстинская мадонна» и «Мадонна в кресле». Впервые здесь художник нарушает тихое уединение матери, как бы призывая ее взглянуть в широкий мир. Но если взгляд «Мадонны в кресле», обернувшейся на этот призыв, выражает встревоженность, решимость защитить, как бы оберегая, ребенка от опасности, то взгляд «Сикстинской мадонны», пусть затуманенный скорбью, полон все же доверия к будущему, навстречу которому она идет с таким величием и простотой, несет самое дорогое – сына. Быть может именно в этом, обращенном к людям выражении доверия, любви и состоит ее неувядаемое очарование. Религиозный сюжет превращается в прославление величия женщины, способной во имя высокого долга идти навстречу мукам и смерти. Внутренней красоте подвига соответствует внешняя красота мадонны – это высокая стройная, сильная женщина в полном расцвете своего обаяния. Картина Рафаэля олицетворяет материнство, его духовную красоту, его гордое счастье, его мученичество.

В основе искусства эпохи Возрождения лежит неудержимое стремление к созданию синтетического образа, будь то мужчины или женщины, к идеалу гармонически развитой совершенной личности, прекрасной духовно и физически. Этот идеальный образ становится центральной проблемой творчества Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Тициана и других художников. Именно им выпала честь восславить высокие дерзания и благородство духа человека. Величайшие художники открыли невероятное богатство художественно-эстетических средств для воплощения всей полноты своих идей и чрезвычайного разнообразия зрительских впечатлений, которые они умели подчинить своему идеалу.

Огромный интерес к человеческой личности вызвало широкое распространение портретного жанра в искусстве Ренессанса. Женские и мужские портретные изображения возникли под воздействие античных моделей, они восхищают до сих пор своей горделивой строгостью, красотой и совершенством. Таковы «Портрет Донны Велато», «Дама с горностаем», «Портрет Бальтасара Кастильоне» Рафаэля, «Портрет Чечилии Галлериани», «Джоконда» Леонардо да Винчи, «Мужской портрет» Д.Беллини, «Портрет молодого человека с перчаткой» Тициана и другие изображения. Портреты эти ставят свой целью передать не только сходство, но и гуманистические представления эпохи о мужской и женской индивидуальности, высокой важности личности.

Вершина творчества портретного жанра – «Монна Лиза» («Джоконда») Леонардо да Винчи. Впервые светский портрет стал в один ряд с композициями на религиозную тематику. Главное качество этого портрета – всечеловечность. Здесь раскрывается глубина и неисчерпаемость человеческого интеллекта.

Выражение лица мадонны неуловимо. Здесь есть завораживающая улыбка, и тонкая ирония, и чуткая проницательность. Обаятельная женственность соединена с волевым характером, внутренняя напряженность переплетается с удивительным спокойствием. Джоконда словно обозревает мир. Весь ее неповторимо выразительный облик дан на фоне лунного ландшафта. Существует версия, что «Монна Лиза» – это зашифрованный портрет самого Леонардо да Винчи. Согласно исследованиям Марианны ле Франк (1985г.) было установлено, что в основе гендерного стереотипа поведения женщины лежит то, что они лучше воспринимают отношения между людьми, легко и непосредственно выражают свои чувства, в том числе и с помощью мимики. Мастер видимо сумел уловить гендер Монны Лизы и дать его концентрированное выражение в улыбке своего персонажа.

Следует отметить, что вообще искусство Ренессанса по сравнению с Средневековьем было более феминизированным. Роль женщины в обществе возросла, наряду с ее красивой внешностью стали цениться ее образование, ум, интеллект, общая культура. Тема прекрасной дамы, ее воспевание, восхваление ее физической и духовной красоты становятся ведущими в литературе и искусстве. И именно изобразительное искусство стало сферой прославления женщины, безграничных возможностей осуществления заложенных в ней способностей, идеалов материнства и женской добродетели в ее гармонии и совершенстве.

Большое внимание уделяют художники идеологии репрезентации обнаженного женского тела.

Интересна в этом отношении картина Боттичелли «Рождение Венеры». В ней изображается богиня любви, рожденная из морской пены. Под дуновением ветров в раковине скользит она по поверхности моря, направляясь к берегу, где ее встречает нимфа, готовясь накрыть ее обнаженное идеально красивое тело затканным цветным покрывалом. Лицо ее нежное и юное, весь облик богини прекрасен и целомудренно чист. Вместе с тем в изображении Венеры есть и оттенок драматичности, вызываемый ее золотыми, волнистыми волосами. Обволакивая тело, они напоминяют клубок змей. Возникает ощущение предчуствия разрушительных страстей, которое принесет с собой безгрешная богиня.

«Спящая Венера» Джорджоне – известная картина. Прекрасная обнаженная женщина спит на лугу, поросшим цветами, и все вокруг оберегает ее сон. Не шелохнется листва на дереьях, замерло в небе золотистое облако. Мягкие очертания убегающих вдаль холмов как бы повторяет линии тела спящей.

Плавны ее линии, безмятежно чувство тишины, покоя, душевной чистоты. Пожалуй, не найдешь другой картины, в которой так ясно, с такой волнующей простотой была бы выражена мысль о прекрасной Женщине и ее колыбели – Земле. Это – одно из самых поэтических изображений женского тела в мировом искусстве. Это – идеал женской красоты, мечты о счастье.

Для своих картин художник Караваджо выбирает, подчеркнуто демократический типаж женщины – он ищет своих героинь в городской толпе, в народе, находя яркие, сильные характеры и запоминающиеся лица. Цыганки, морщинистые старухи, молодые крестьянки позируют художнику. Его привлекают жанровые сценки, искренно и непосредственно наблюдаемые ими в жизни, он помещает своих героинь в гущу жизненной среды. Жизнь этих героинь вращается вокруг их дома, семьи, детей – основных составляющих их бытия. Это бытие представляет собой символическую модель мира женщин, которую по своему реконструирует в каждой картине художник.

Феминизм эпохи Возрождения также культивирует идеал «героической женщины», сильной телом и духом, отличающейся стойкостью, способностью защищаться, смелостью и уверенностью в своих способностях. В этом плане интересна картина Джорджоне «Юдифь». По древнему библейскому сказанию Юдифь, рискуя жизнью, проникла в лагерь врагов и отрубила голову их предводителю. Черты лица героини отражают ее внутреннее спокойствие и уверенность в правоте своего дела. Но Юдифь в этой карине не только олицетворение героизма. На ее лице заметна нежная улыбка, ресницы опущены, она – олицетворение женственности. В образе Юдифь воплощены новые гендерные ориентации, наблюдается изменения гендерного статуса женщины, поведенческого и мотивационного стереотипа.

Мужская красота и потребность познать и физически совершенствовать свое тело в искусстве Ренессанса были открыты заново. Мужское тело также как и женское, было признано достойным предметом художественно-эстетического изображения. Глубокое научное изучение мужского и женского тела со всеми особенностями его строения и бесконечной способностью к разнообразным движениям стали настоящей страстью художников Возрождения. Именно им в первую очередь принадлежит заслуга в детальном исследовании анатомии человека и создании учения о пропорциях. В искусстве эпохи Возрождения представлены различные типы маскулинности – начиная с мальчиков-подростков и женственных образов и кончая образом мужественного сильного мужчины. Большинство художников того периода предпочитали изображать нежных юношей («Бахус» Леонардо да Винчи, «Портрет мальчика» Пинтуриккио).

В дворянской культуре XV-XVI вв. женственая мягкость, расслабленность у мужчин считались признаками аристократизма и поэтому всячески культивировались и подчеркивались: прекрасный «Адонис» Тициана, Рубенса, «Похищение Ганнимеда» Рембрандта, «Дон Антонио Английский» Веласкеса, «Автопортрет» Ван Дейка с нежными чертами лица. Наиболее яркое воплощение образ мужественного сильного мужчины нашел в творчестве Микеланджело – великого живописца и скульптора. Он создал в различных видах искусства произведения наиболее грандиозные по масштабам, исключительной силой и яркостью, раскрывшие содержание эпохи Ренессанса. В центре внимания Микеланджело находится человек-борец, человек-титан. Интересна в этом отношении статуя Давида. Она была поставлена на площади Синкории, где находился правительственный центр Флоренции. Статуя приобрела значение общественного памятника. В это время Флорентийская республика была полна решимости бороться за свою свободу. Граждане верили в то, что небольшая Флоренция способна победить, как когда-то юный пастух победил великана Голиафа. В статуе раскрывается идея героического подвига, ставшая главной для творчества Микеланджело. Он изобразил героя перед совершением подвига. Прекрасное лицо юноши полно гнева. Взор грозно устремлен на врага, рука сжимает пращу. Тело его прекрасно, полно силы и мужественности.

В работе Микеланджело «Скованный пленник» раскрывается попытка героя разорвать путы связывающие его. Здесь с удивительной точностью скульптор изобразил отчаяние, героическое усилие, предельное напряжение. В другой работе «Умирающий пленник», герой напротив, не рвет свои узы. В этой прекрасной и сильной фигуре раскрывается состояние освобождения от страшных физических мук, показано красивое полуобнаженное мужское тело.

Слабых людей Микеланджело не изображал. Его мужские образы, даже умирающие и отчаявшиеся, всегда сильны. Одна из самых ярких его композиций – «Сотворение Адама» (роспись потолка Сикстинской капеллы), раскрывающая вечный символ созидания. Прикосновение руки творца как электрическая искра пронзает Адама и зажигает жизнь в прекрасном обнаженном теле. Эти росписи воспринимаются трагической симфонией, созданной гениальным мастером. Это – апофез творческой мощи человека, прославление его телесной и духовной красоты.

В эпоху Возрождения существовал свой идеал женской красоты. Начиная с XV в. создаются многочисленые трактаты, посвященные красоте женщин, в которых приводятся каноны женской красоты.

Вот пример одного из них, написанный в XV в. Аньоло Фиренцолой – «О красотах женщин».

«Телосложение женщины должно быть большим, прочным, но при этом благородных форм. Чрезмерно рослое тело не может нравиться, так же как и небольшое, худое. Самая красивая шея овальная, стройная, белая, без пятен. Плечи должны быть широкими, на груди не должна проступать ни одна кость. Фигура не худая и не полная, но мясистая и сочная в дольной пропорции: на которой зиждется ловкость и подвижность вместе с чем-то таким, отчего веет царицей». (1) Существует общечеловеческая норма, считающаяся всеми людьми безусловной красотой. Художник синтезирует отдельные идеальные черты, которые в действительности принадлежат не одному человеку, а человеку вообще.

В соответствии с канонами женской красоты, существовавшими в тот период были написаны многие женские портреты художников Возрождения. Таковы пышнотелые, роскошные красавицы на картинах Тициана. Такова «Вирсавия» – одна из картин Рубенса, шедевр его торжествующей живописи. Библейская легенда рассказывает о том, что царь Давид однажды увидел купающейся молодую жену полководца Урии – Вирсавию. Пораженный ее красотой, он замыслил страшное преступление;

послав Урию на войну, он приказал направить его туда, где будет самое жестокое сражение. Когда же пришло известие о его гибели, царь взял Вирсавию в жены. Красивая легенда служит Рубенсу для того, чтобы еще раз прославить красоту женщины. Аналогичные женские образы – женщин красивых, пышных, жизнерадостных, создал он в картинах «Возвращение Дианы с охоты», «Граф Томас Арундель со своей супругой», «Портрет Елены Фурман». Его краснощекие мадонны лишены каких-либо признаков святости. Его апостолы – завидно здоровые старики и младенцы, а героини античных мифов похожи на упитанных антверпенских красавиц, любящих вкусно поесть и повеселиться. Счастливая полнокровная жизнь Рубенса как в зеркале отражена в его картинах. Все, к чему прикасается его кисть, расцветает, наливается буйными красками.

Все вышесказанное проливает свет на развитие гендерных отношений в искусстве Возрождения.

Живопись, скульптура и другие виды искусства воспевали женскую красоту, отражали гармонию душевного мира женщины, прославляли идеалы материнства и женской добродетели. В основе всех новаторских устремлений и тенденции Возрождения лежит открытие личности, независимо от ее пола, раскрытие ее достоинств и непреходящей ценности, творческих возможностей. Именно гуманизм в самом широком и общем смысле составляет суть искусства Ренессанса, в котором обобщенно раскрыт духовный опыт эпохи, коренной сдвиг в сознании.

Азербайджанский Ренессанс приходится на период между государствами Атабеков и Сефевидов, в пределах которого он проходит три больших этапа (XII-XV вв.). В этот период бурный расцвет сопровождает развитие естественных и общественных наук, большое развитие получают зодчество, градостроительство, различные виды искусства. Всеобщее признание получила азербайджанская школа поэзии в персоязычной литературе, вершину которой составило творчество Низами Гянджеви, Хагани Ширвани, Насими и другие.

Изучая поэмы Низами Гянджеви, великого азербайджанского поэта и мыслителя, мы убеждаемся в том, что он настойчиво искал ответы на вопросы мироздания, нравственных и социальных отношений, взаимоотношений мужчины и женщины. Одну из наиболее ценных сторон этических воззрений Низами составляют его взгляды на женщину, на любовь и семью. Здесь гуманизм Низами нашел свое наиболее яркое художественное воплощение. Созданные им женские образы Лейли, Ширин, Нушабэ – по сей день не потеряли своей обаятельности и красоты. Бросая вызов догмам шариата, считавшими женщину существом низшим и греховным, Низами создал женские образы, наделенные богатыми душевными качествами, умом, талантом, смелостью. Вспомним образ царицы Нушабэ, которая управляет страной, установив в ней разумные и справедливые порядки. По высказываниям поэта, эта женщина деятельнее многих мужей, крепка советом, ясна сердцем и горделива. Перед мужеством и мудростью этой женщины преклоняется даже Александр Македонский. Совершив поход на территорию Нушабэ, великий полководец встречается с царицей. Нушабэ, беседуя с полководцем, рассказывает о себе:

«Хоть я жена, но живу не по обычаю жен.

Не лишена я знания о мире Я – львица, если ты – лев.

А львица равна льву в бою» («Игбал-намэ») (6) В этих словах Нушабэ провозглашает необычную для того времени идею – равноправие мужчины и женщины в обществе. Тем самым Низами опровергает религиозные предрассудки о женщине как о существе низшего порядка, ратует за то, чтобы женщины в обществе пользовались теми же правами, что и мужчины.

В «Игбал-намэ» Низами проводит мысль об укреплении моногамии – единобрачия, как единственно разумной формы брака. Он пишет, что для «мужчины хватит одной супруги, а если мужчина имеет много жен, он не имеет никого». Эти мысли Низами коренным образом противоречат шариату, поощряющему затворничество женщин и многоженство. Поэт считал, что при многоженстве не бывают крепкими семьи, муж-многоженец все равно одинок, ибо никто из его жен не будет любить его. Низами высказывается и о вреде многоженства в воспитании детей. По его мнению, от разных жен рождаются дети с разными характерами, они не будут дружны между собой, т.к. у них разные матери. «Если ты хочешь видеть своего сына благовоспитанным, то пожелай, чтобы он имел одну мать и одного отца, как он имеет одно сердце». (6) Пропогандируя идеи свободы женщины, Низами зачастуя идеализировал доисламский период, когда женщины не знали, что такое чадра и покрывало, когда они допускались к управлению государственными и общественными делами, были хозяевами своей судьбы, присутствовали в компании мужчин, пели, танцевали, веселились. Особенное внимание привлекают идеи Низами о любви мужчины и женщины.

Вспомним, что часто средневековые моралисты эти отношения рассматривали как проявление греховных сторон человеческой натуры. Как далек Низами от этих воззрений! Следуя своим гуманистическим взглядам, он считает женщину существом прекрасным и возвышенным, а чувство любви – высшим и благородным проявлением человеческой натуры. Любовь между мужчиной и женщиной – возвышенное и естественное состояние души человека. Поэт с глубокой симпатией пишет о любви, о влюбленных, раскрывая их душевное состояние. Настоящее чувство любви, считает Низами, способно воодушевить человека, поднять его до божественных высей, пробудить в нем дремлющие силы и творческие способности. Любящий человек способен во имя любви совершить великие подвиги. В поэме «Хосров и Ширин» Низами повествует о том, как каменотес Фархад, испытывая любовь к Ширин, расколол пополам каменную глыбу. Возвышенное чувство любви придало ему чудодейственную и всепобеждающую силу.

Под воздействием жизнеутверждающей любви Хосров превращается из праздного, сластолюбивого и беспечного правителя в благородного добродетельного человека.

По мысли Низами, любовь должна служить нравственным мотивом брака, его этической основой.

Только малодушные и слабые люди становятся рабами своих страстей, растрачивают себя в пустых и легкомысленных связях, гонятся за удовольствем. Человек с твердым характером хранит верность и честь в любых испытаниях, дорожит своей любовью. В «Хосров и Ширин» устами Михин Бану поэт говорит, что любящая девушка должна думать о своем счастье, беречь свое бесценное сокровище – девичью честь. Для того, чтобы сохранить свою чистоту, она должна владеть собой, иметь силу любви, твердость характера, не бежать за тем, кого любит.

«Женщина должна быть сдержанной, Много свежих и прекрасных роз сорвали, Вдыхали их аромат, потом бросали». (6) Ширин, питая пламенную любовь к Хосрову, не поддается соблазну, а защищает свою чистоту и возвышенное чувство. В образе Ширин Низами показал женщину активной, деятельной и борющейся за свое счастье. Она сама решила свою судьбу, выйдя замуж за возлюбленного. Создав обаятельный, духовно богатый образ Ширин, Низами нанес сокрушительный удар по традиционным феодальным воззрениям на женщину, любовь, на взаимоотношения мужчины и женщины. Слова Низами о женщинах прозвучали либерально и прогрессивно. В его поэмах женщины самостоятельны, независимы, предприимчивы, они способны быть ведущей силой в обществе, им присущи храбрость, прямота, честность, находчивость, остроумие. Женщины в произведениях поэта – хранительницы морали и чести, создательницы семейного очага.

Высокую тему любви между женщиной и мужчиной раскрывает в шедевре своего творчества – поэме «Лейли и Меджнун» великий азербайджанский поэт эпохи Возрождения Мухаммед Физули. Здесь он предстает величайшим знатоком человеческой души. Гениально разработанную великим Низами трагедию Лейли и Меджнуна, Физули переосмыслил согласно своей концепции, создав при этом целую галерею человеческих образов. Тему любви, воплощенную в лирических стихах, Физули раскрывает в поэме шире, монгогранней. Сила любви показана здесь как сила естественных страстей человека, его чувств и стремлений.

В условиях феодализма, когда свобода духовных влечений рассматривалась как ересь, как противодействие исламу, ставить так вопрос было непростым делом. Если учесть положение женщины мусульманки, часто лишенной простых человеческих прав, вынужденной сносить произвол мужа, то социальная значимость освещения любовной коллизии как проблемы, становится очевидной. Поэт в своей поэме утверждает право человека на проявление своих самых сокровенных чувств. Любовь можно и нужно отстаивать, она стоит жертв и требует исполнительской воли. Законы, догмы, обычая, традиции – против нее, она попирается, унижается, оскверняется. Только человек большой души может, не дрогнуть и принять тяжелые удары судьбы, ибо любовь – это прежде всего страдание. Однако тот, кто любит бескорыстно, тот подобно лирическим героям Физули, получает моральное удовлетворение от любовных страданий.

«Страданиям любви, господь, всецело посвящай меня, С любовной мукой ни на миг, молю, не разлучай меня». (3) Любовь Гейса к Лейли не только чиста, идеальна, она и очень сильна. Лейли любит своего любимого не слабее, чем он ее. Невзирая на свою женскую слабость, она никогда не теряет надежды на соединение с Меджнуном. Ее выдают замуж за Ибн Салама, но она всячески отталкивает мужа, бережет себя для Меджнуна. Страдания Лейли, ее жизненная линия очень естественны, социально и психологически правдивы и предельно точно отражают положение любящей женщины-рабыни на Востоке. Не только невозможность счастливого финала, но и трагическое несоответствие высоты любовного чувства тем житейским и социальным рамкам, в которых она развивается, приводит к тому, что любовь Меджнуна приобретает платонический характер, отрешенный от житейской почвы. Меджнун, разъединенный с Лейли, сливается с ней духовно, и в конце концов реальная близость Лейли теряет для него былое значение. Души соединяются и все материальное как бы переводится в идеальный план, Меджнун в разлуке с любимой так «привык к слепоте», так свыкся с воображаемым образом Лейли, что в жизни она ему больше не нужна, и даже непонятна. Причины, мешающие счастью влюбленных, выходят за рамки личной драмы и преобретают широкий социально-философский смысл, обличают действительность, мешающую большому человеческому чувству права на естественное, ничем не скованное существование и развитие.

История сохранила имена многих женщин-азербайджанок сыгравших большую роль в жизни страны, в развитии культуры и искусства. Особый интерес представляет личность поэтессы XII в. Мехсети Гянджеви (Менидже-ханум). Знаменитая поэтесса, современница Низами, жила в Гяндже на улице Харабат.

На этой улице, как отмечает писатель Ордубади, жили люди искусства, которые пользовались большим почетом не только среди народа, но и при дворе меценатствующих феодалов. В ту историческую эпоху в городах Востока имелись улицы, населенные исключительно певцами, музыкантами, танцорами.

Духовенство называло эти улицы «гнездом безнравственности». (2) Мехсети получила всестороннее образование, знакомство с ее поэтическим наследием свидетельствует о ее глубоких познаниях в области естественных и ряда гуманитарных наук, в том числе и философии;

она также была известна как музыкант и прекрасно играла в шахматы.

Мехсети обучалась искусству еще с детского возраста. Как только ей исполнилось 4 года, отец отдал ее в школу, он хотел, чтобы дочь приобрела знания. С 10 лет она стала обучаться музыке, Ханенде и музыканты научили ее владеть игрой на многих музыкальных инструментах. Свое дарование она проявила при дворе султана Махмуда Сельджукида. Сохранилась поэма, созданная на основе произведений самой Мехсети о ее любви к сыну гянджинского хатиба (священника) Амира Ахмеда. Поэма эта принадлежит перу поэта Джовхара и написана четверостишиями. Четверостишия (рубаи), которыми изъясняется в произведении Мехсети, взяты из числа собственных рубаи поэтессы. Наполненные глубоким философским содержанием, рубаи поэтессы с полным правом входят в сокровишницу мировой и восточной поэзии.

Поэтическое наследие ее включает 400 рубаи и небольшое количество стихов.

Произведения Мехсети, основанные на национальных традициях, отличаются гуманистическим, жизнеутверждающим содержанием. В русле гуманистических традиций она призывает жить полнокровной, полной радости жизнью на земле, ставит под сомнение существование жизни после смерти. Высказывания Мехсети об отсутствии надежды на потустороннюю жизнь, о праве человека пользоваться всеми благами в земной жизни, противостояли господствующим религиозно-нравственным установкам, учениям о райском наслаждении после смерти. Человек для поэтессы – это единство материальных и духовных начал, неразрывное единство души и тела. Именно на земле он должен стремиться к жизни, полной радости и яркого содержания. Жизнеутверждающая поэзия Мехсети была смелой для того времени, бросала вызов догмам шариата, господствующим канонам и нравам, т.к. ориентировала людей к радости бытия.

Выступая против господствующей идеологии, она высмеивала в своих произведениях пороки духовенства, его лицемерие, ханжество, догматическое мышление. Она смело выступала с критикой существующих общественных отношений и порядков, против несправедливости и угнетения, направленных против народа, писала о его бедственном и бесправном положении. Однако Мехсети ошибочно предполагала, что путем назиданий и увещеваний можно призвать правителя проявить заботу о своем народе, призвать к справедливости, добру и долгу.

Как философ Мехсети выдвигает материалистические взгляды. Первоосновой существующего она считает 4 элемента: воду, воздух, землю, огонь, из сочетания всех этих элементов произошла вся окружающая действительность. Можно найти у нее и элементы диалектики. Мир, по Мехсети, находится в постоянном движении, изменении, развитии, материя движется и вращается. Мир – это единство противоположных начал, противоположность свойств и явлений. Противоположности находятся в постоянной борьбе друг с другом и в то же время в единстве. Перводвигателем всегда существующего, причиной существующих в мире явлений, производящей в движении все, поэтесса считает «Судьбу, которая вращается сама и вращает все». (3) Мехсети прекрасными четверостишиями сама себе воздвигла памятник:

«Ты в бога веришь – поклонюсь и я, К вину привержен – опьянюсь и я.

С тобой, любимый, я себя забуду – Небытие отрадней бытия.

Я роза без шипов, я – соловей, Грустящий по тебе в тиши ночей, Не сетуй: ловчий сокол – гордость шахов Как в сети запутался твоей Тебе враги твердили вразнобой:

«Не связывай судьбу с ее судьбой», Ты хочешь, чтобы их труды пропали?

Давай же завтра встретимся с тобой». (3) Смелое, вольнолюбивое, критически настроенное творчество Мехсети сыграло большую роль в развитии свободомыслия в философской поэзии Азербайджана. Именно тот факт, что она – единственная женщина в ряду таких великих поэтов Ренессанса, как Низами, Насими, Физули, делает ее образ легендарным. Не случайно австрийский исследователь Ф.Майер посвятил ей свой труд «Прекрасная Мехсети». Художественно–эстетический образ Мехсети отразил современный азербайджанский художник Э.Курбанов в своей картине «Мехсети». На этом полотне поэтесса изображена музицирующей на арфе в «райском саду», полном благоухания и пения птиц.

На примере утонченного, изысканного творчества Мехсети мы видим, что даже в патриархальном обществе отдельные женщины могли подняться до уровня мужчин и проявить себя в различных сферах деятельности – образовании, культуре, искусстве, общественной жизни своего времени. Сама их жизнь и творчество – подтверждение оправданности «женских притязаний» на право участвовать в процессе исторического созидания не только на уровне семьи, но и на гражданском и культурном поприще.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ 1. Как изменились стереотипы в понимании сути гендерных отношений в искусстве эпохи Возрождения?

2. Какую роль играют мужские и женские образы в искусстве эпохи Возрождения?

3. Что из себя представляет Мусульманский Ренессанс?

Методы работы – дискуссия, раздаточный материал, посещение музея изобразительных искусств им.

Р.Мустафаева.

Сонет петрарки, посвященный его любви к Лауре Ты, чья душа огнем любви озарена, – Нет для тебя достойных песнопений, Ты вся из кротости небесной создана, Ты от земных свободна искушений, Ты пурпур роз и снега белизна, Ты красоты и правды светлый гений, Каким блаженством грудь моя полна, Когда к тебе в порыве вдохновений Я возношусь. О, если бы я мог Тебя прославить в звуках этих строк На целый мир!. Но тщетное желанье!.

Так пусть хоть там, в стране моей родной, Где блещут выси Альп, где море бьет волной, Твердят Лауры нежное названье. (7) ЛИТЕРАТУРА 1. Али-заде Г.Г. Философия красоты человека. – Б., 2. Алпатов Л.М. Художенственные проблемы итальянского Возрождения. – М., 3. Антология азербайджанской литературы. Т. 1 – Б., 4. Брагина Л.М. Итальянский гуманизм. – М., 5. Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. – М., 6. Мустафаев Дж. Философские и этические воззрения Низами. – Б., 7. О любви и красотах женщин: трактаты о любви эпохи Возрождения. – М., 8. Поэты Возрождения: Переводы. – М., 9. Проблемы Азербайджанского Ренессанса. Сбор.соч. – Б., 10. Семья. Сб. в 2 т. – М., 11. Философия любви. / Под ред. Горского Д. – М., 12. Фукс Э. Иллюстрированная история нравов: эпоха Ренессанса. – М.,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.