WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА. МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ В ИСКУССТВЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Взгляды мыслителей Средневековья на взаимоотношения полов, брак.

Гендерные отношения в куртуазной литературе XI-XII вв. Женщины в исламской традиции.

Женские образы в эпосе тюркоязычных народов VII-IX вв. Книга моего Деда Коркута Рубежом, отделяющим античный и средневековой периоды развития человеческой истории в науке считается V в. н.э. На развалинах рабовладельческого строя в Западной Европе возникло феодально крепостническое общество. Феодальная культура носила иерархический характер и представляла собой совокупность аристократической (включавшей культуру духовенства и феодалов) и народной культуры, более демократической. Хранительницей письменности, а следовательно, и образованности в Европе после торжества христианства стала церковь.

В условиях существовавшей тогда экономической и политической раздробленности католическая церковь, обладая строгой иерархией и твердо установленным учением, имела возможность оказывать сильнейшее влияние на всю духовную жизнь Средневековья. Нет ничего удивительного в том, что церковь оказывала огромное влияние и на развитие искусства. Основным идейным комплексом стало учение «святых отцов» и «учителей» церкви о ничтожности земного существования по сравнению с вечной жизнью, о тщетности человеческих усилий, о бренности всего земного. Искусство пропагандировало аскетическую доктрину, идею покорности властям, суля воздаяние в потустороннем мире. Церковное искусство исходило из религиозного представления о том, что земная жизнь – лишь слабый отголосок небесной, этим объяснялось пренебрежение к чувственному миру. В связи с этим в искусстве преобладали аллегории и символы как наиболее характерные особенности.

Однако, приспосабливая те или иные свойства искусства к задачам церковного культа, церковь в какой-то мере видоизменяла его социально-эстетическую функцию. Об этом свидетельствует, в частности, интерпретация в христианском богослужении катарсического (катарсис – греч. – очищение) начала. На место возвыщающего душу очищения, свойственного греческой трагедии, ставится христианское очищение через страдания людей. Не возвышающее душу сострадание к людям утверждает христианская патристика, а смиренно приятое во имя Бога страдание, не единение людей в целях активного решения общих проблем, а любовь к Богу как средство собственного спасения. Искусство раннего Средневековья дает картину болезненных, изможденных ликов мужчин и женщин, аскетов, кровавые сцены Голгофы, пытки, изуродованные тела старотерпцев.

Средневековая скульптура – это святые и мученики со страдающими лицами, плачущие и скорбящие женщины, рвущиеся к небу в своих каменных одеждах, прикрывающиеся бесчисленными затвердевшими складками свои изможденные тела. Живопись тех времен – это мрачная смесь чудес, истязаний, казней, низвержения грешников в ад;

картины, населенные печальными, скорбными мадоннами, бесплотными ангелами, подчас и чудовищами, черепами.

Мистически экзальтированная эпоха Средневековья, которую можно охарактеризовать как своеобразную реакцию на языческую мораль античности, прошла под знаком иконоборчества, культа Христа и Девы Марии. Идея первородного греха породила в массовых масштабах такие формы подавления чувственности, как костры инквизиции, «ведьмоманию», преследование за связь с дьяволом, флагеллянтизм (самоистязание), отрицательное отношение к женщине. Практическая разработка религиозно-этических установок во взаимоотношениях полов содержится в трудах «отцов церкви» – Тертулиана, Августина, апостола Павла, апологетов мизогинии Г.Инститориса, Я.Шпренглера с его знаменитым сочинением «Молот ведьм».

Каково же было отношение к женщине самого Иисуса Христа, основателя христианства?

Христианство сразу же осознало себя носителем принципиально новой этики, нового понимания человека, роли мужчины и женщины, их места в мире, новых законов человеческого бытия. Проповеди Христа строятся на принципах снятия древней нравственности новой нравственностью, основанной на принципах любви. Страстной проповедью любви буквально пронизаны тексты Нового Завета, ее не устают восхвалять, воспевать, всесторонне изучать и внедрять в сознание человека отцы и учителя церкви на протяжении всей эпохи Средневековья. Новая религия требовала новых подходов ко всему, в том числе и к взаимоотношениям полов, а особенно, отношению к женщине. В Новом Завете поддерживаются и развиваются благие намерения упорядоченной семейной жизни, более того, исполнение супружеских обязанностей характеризуется как залог Царствия небесного. К женщине Христос относится доброжелательно, уважительно, не раз признает за ней равные права с мужчиной, он никогда не считает женщину чем-то низшим, нечистым. Из Библии известно, он говорит: «Прощаются грехи ее многие за то, что возлюбила много» (Евангелие от Луки 7:47). Принципы женоненавистничества, требование безбрачия, которые свойственны отдельным течениям христианства, в Новом и Ветхом Заветах отсутствуют.

Иисус строго придерживался принципов единобрачия, хотя и допускал развод в некоторых ситуациях.

Его учение подчеркивает значение морального фактора человека за свои действия и даже за помыслы и мысли. «А я вам говорю, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней» (Евангелие от Матфея, 5,25-27). Требование воздержания, соблюдение моральной чистоты касаются не только женатых, но и холостых мужчин. Большое количество женщин – учениц и сподвижниц Христа, сопровождали его, одной из них была Мария Магдалена.

Совершенно другое отношение к женщине наблюдается у апостола Павла. Он говорит: «Жены ваши в церквях да молчат». Павел опирается на миф о сотворении человека, в котором женщина – зло, она виновница несовершенства мира. Следовавший этим взглядам, он видел в каждой женщине Еву и требовал от своих последовательниц не поддаваться искушениям, пропогандируемым тогда греческими идеями эмансипации, призывал хранить верность религиозному долгу.

Будучи сам не женатым человеком, Павел советует мужчинам и женщинам жить одиноко, т.к. брак – это лишь «необходимое зло». Лучше всего было бы, если бы люди добровольно решили жить друг с другом как братья и сестры, ибо «тело не для блуда, но для Господа». Еще большей яростью и непримиримостью отличались другие столпы церкви. Среди них особенно выделялся теолог и писатель Квинт Септимии Тертулиан. Его проповеди, производившие глубокое впечатление своей страстностью, имели большое влияние на общественную жизнь. Он клеймил чувственность и красоту тела, пропогандировал отречение от пола. В состоянии, близком к экстазу и исступлению, он призывал бороться с любыми проявлениями плотских начал. Женщина, как их воплощение, кажется Тертулиану «вратами дьявола».

Так, в христианстве выступают, с одной стороны, требования стогой семейной дисциплины, подчинение жены мужу, осуждение прелюбодеяния, а с другой стороны, проповедь безбрачия для тех, кто по своему положению не имел возможности иметь семью. Такое негативное отношение к женщине, браку, взаимоотношениям полов утвердилось на последующие десятилетия и даже века. Причем доминировала не точка зрения Христа в отношении к женщине, а утверждения его апостолов. С нелегкой руки проповедников обличение плотской любви и женщины превратилось в традицию, которая отразилась даже в средневековом искусстве. На капителе собора в Вефелэ (Франция) изображено искушение Святого Бенедикта. К сидящему с книгой святому бес подводит женщину. Святой поднял руку, как бы защищаясь от нечистого. Надпись «diavolus» читается как под фигурой беса, так и под фигурой женщины. Женщина-дьявол и служанка его.

Такова была установка духовенства, заказывающего скульптуры и украшения соборов.

Преодолеть представления о неравноправии мужчины и женщины средневековой мир не сумел до конца своего существования. Приниженность женщины, неравноправие ее по сравнению с мужчиной – характерные черты христианской модели мира. Созданная в качестве «помощника» мужчине, и лишь потому, что нехорошо человеку быть одному (Бытие 2.18), женщина, согласно христианскому вероучению, обязана была подчиняться мужчине. Именно она, действуя по «наущению сатаны» явилась непосредственной виновницей первородного греха. Особенно религиозная литература и сатира изображали подчиненную и униженную позицию женщины в обществе и браке вследствие ее неполноценности и этим обосновывают свое презрение к женщине, женскому телу (хотя и осознается его значение для продолжения человеческого рода), и к женскому уму, высказываниям как низшим и бессодержательным. Женщина – это существо, которое определяется через недостаток мужественности. Все качества «слабого пола» являются скорее проявлением дефицита того, что свойственно «сильному» полу. Женская кротость – это недостаток мужской смелости;

женская приспособляемость, доброта и миролюбие – это недостаток мужской способности к утверждению своих позиций и т.д. Таким образом, провозглашение женщины неполноценным человеком позволяет оправдать ее дискриминацию, бесправие и женоненавистничество.

Очень строгими были предписания христиан в отношении внешнего вида женщин и девушек.

Рекомендации Тертулиана строились в виде запретов: «Женщина не должна ничем украшать себя, а принять образ кающейся Евы. Я осуждаю женщин, носящих золото, серебро и камни». (10) К его мнению присоединялся Блаженный Иероним, подчеркивая, что девушкам нельзя пользоваться украшениями и косметикой, а также красить волосы и носить дорогие одежды. Забота о красоте считалась порочным занятием. Христианки должны были скрывать очертания тела под темными покрывалами.

В эпоху Средневековья вытесненная из сферы искусства чувственная женская природа занимает прочное место в абсолютном пространстве человеческого духа. Теологическое миропонимание оставило место гендерному стереотипу эмпатии лишь посредством Девы Марии, матери Иисуса Христа, которая реализует в себе гендерную трактовку черт добра, чувствительности, человеческих отношений. Все это привело к особому развитию в христианском искусстве культа Девы Марии. Ее культ, расцветший в XI-XII вв., свидетельствовал о повышении статуса женщины в феодальном обществе. Поворот в христианской спиритуальности подчеркивал искупление греха женщин новой Марией, новой Евой. Этот поворот также виден и в культе Магдалины, получившем развитие с XII в., о чем свидетельствует история религиозного центра в Везелее. Наглядным проявлением этой тенденции служат многочисленные изображения Девы Марии, мадонн с младенцами, святых, выполненные в условно-схематической и символической манере, свойственной средневековому искусству. Большой интерес представляет в этом плане скульптурные творения Стефано Мадерна «Святая Цецилия» и Лоренцо Бернини «Блаженная Людовика Альбертони».

Замечательные женские образы в своих иконах создал византийский мастер Феофан Грек (палеологовская школа). Церковные образы в его иконах наделены истинно женскими человеческими качествами – добротой, любовью, гуманизмом. Прекрасны мозаичные панно XIII в., выполненные крупным византийским автором Кахриэ Джами. Основу композиции его декоративного ансамбля составляют два цикла, иллюстрирующие жизнь Марии и Христа. Безусловно, самая интересная часть мозаик Катриэ Джами – это женские фигуры, составляющие тончайший композиционный ритм и единую творческую идею. Характерно не наличие идей божественности, святости в этих образах, а их реалистическое изображение, присущие им чисто человеческие черты характера.

Следует отметить, что в памятниках искусства Средневековья мы не видим той проблематики, которая распространилась в XV-XVI вв.: супружеская пара с детьми, интимная жизнь вне дома, вообще человек в его повседневних занятиях, взятый сам по себе, в качестве самоцели, а не в функции символического средства. Семейный портрет в интерьере появился тогда же, когда появились и трактаты и наставления супружеской жизни – в XV в., когда семья становится в центре внимания общества и искусства.

Рассматривая специфику взаимоотношений мужчины и женщины в средневековом обществе, необходимо отметить, что фактически Средневековье не знало понятие «семья» в современном его значении, как юридически самостоятельной супружеской пары с ее несовершеннолетними детьми. Не было тогда и привычного нам понятия «брак». Термином, который позднее служил для обозначения брака, называли в то время более или менее длительный союз мужчины и женщины. Термин «семья» в ту эпоху подразумевал совокупность как широкого круга людей, связанных кровным родством, так и совместно проживающих с супружеской семьей в одном «домохозяйстве» людей, которые не являлись их родственниками (подмастерья, ученики и прочие). Частенько одним домом жило несколько супружеских пар, связанных общим предком.

В условиях господства аграрного производства и феодальной общественно-политической структуры малая супружеская семья оказывалась недостаточной, слабой. Она дополнялась более обширными семейными группами и родственными коллективами, как бы растворяясь в них. Эти обширные родственные коллективы были прочно связаны кровными узами и брачными союзами, общими владениями, земельными богатствами- так называемые «линьяжи» во Франции. В эти кланы отдельные домохозяйства включались как один из составных элементов. Семейные коллективы такого типа возникли в Европе в X-XI вв., время их расцвета – XII-XIII вв. Линьяж возникает как институт укрепления феодальной собственности и консолидации иерархически организованных отношений власти.

Христианская концепция моногамного брака получает признание в XII-XIII в. Только в это время брак причисляется к основным христианским таинствам. В процедуру бракосочетания включается и церковное благословение. Вступали в брак рано. Согласно церковным правилам, жених должен был достигнуть 14, а невеста – 12 лет. Выбор супругов осуществлялся родителями, исходя из соображений престижа или экономической выгоды. В то время брак носил условный характер и был мало одухотворен индивидуальной любовью. Для аристократии он был, по сути, политическим актом, лучшим и простым средством увеличения своего влияния и могущества. Интересы семьи, а не желания личности имели решающее значение, это же относится и к цеховым и семейным интересам. Городской патрициат также рассматривал брак как самую простую форму или способ накопления капитала. Брак был прежде всего средством производства законных наследников. Но существовали и целые прослойки общества, которым вступление в брак было запрещено (католическое духовенство) или очень затруднительно, например, подмастерьям, т.к. вступать в брак обычно имели право только самостоятельные ремесленники.

Определенный колорит в картину гендерных отношений средневекового искусства привносит куртуазный культ Дамы. Его возникновение относится к рубежу XII-XIII вв., когда он впервые обнаруживается в рыцарской среде. Зародившись на юге Франции, он затем распространился на север страны и в другие страны. Главный источник наших знаний о куртуазной любви – песни, сочинения трубадуров, труверов, вагантов, исполняемые под музыку рыцарские романсы.

Каждая благородная дама могла иметь одного или нескольких поклонников – рыцарей, о существовании которых мог знать законный супруг. Молодого рыцаря еще в малом возрасте посылали ко двору знатного сеньора обучаться хорошим манерам и военному искусству. Являясь пажом хозяйки замка, он обязан был уделять ей свое внимание. Впоследствии рыцарь избирал себе даму сердца, сражался в ее честь на турнирах, посвящал ей свои стихи и песни. Исходный принцип коллизии – поклонение неженатого рыцаря знатной матроне, отношение к ней, включающее целый спектр – от чтения стихов известных трубадуров или труверов до совершения в ее честь подвигов. В противоположность плотской любви, которая существовала между супругами, рыцарская любовь была чем-то особым, возвышенным.

Лирическая поэзия того времени свидетельствовала об изменившихся отношениях индивида со средой. Любовная лирика трубадуров, труверов, вагантов обнаруживали их способность проникать в свой собственный мир и превращать его в объект анализа. Любовь, воспеваемая провансальскими поэтами певцами XII-XIII вв., уже носит индивидуальный характер: поэту дорога одна женщина и он не променяет ее ни на какую другую. Ни знатность происхождения, ни богатство, а красота и куртуазность Дамы вызывают чувства рыцаря. Тем не менее образ женщины в провансальской поэзии стереотипен, ее красота воспевается в одних и тех же стандартных выражениях и литературных штампах. Героиня лирики трубадуров лишена конкретных признаков, это -абстракция, идеальный образ, воспринимаемый, однако, преимущественно «телесными очами». У нее нет имени, обычно поэт дает ей любовное прозвище. Ее внутренние качества также не индивидуализированы. Прекрасная дама должна обладать тактом, любезностью, светской обходительностью, умением со вкусом одеваться, кокетством, благородством, разумом, способностью вести светскую беседу, т.е. набором тех признаков, которые в совокупности называются куртуазностью. Был выработан определенный ритуал ухаживаний и любовных отношений, которому должны были следовать все изысканные люди, дорожившие своей репутацией. Дама обязана была иметь возлюбленного и соответственно с ним общаться, ее рыцарь должен был хранить тайну «сокровенной любви» и служить даме сердца также, как вассал служит сеньору. Любовные отношения со знатными дамами, репутация неотразимого любовника и искателя приключений придавала блеск поэтам. Выработав идеальный тип любви, превратив ее в ритуал, трубадуры создали особый мир, существующий только для одной социальной группы феодальной иерархии, отгороженный как от простонародья, так и от высшей аристократии.

Наряду с этими традиционными для средневекового общества чертами в поэзии рыцарей обнаруживалось и нечто новое. Женщина занимала в любви принципиально иное место, нежели в официальном феодальном браке. Куртуазная любовь невозможна между мужем и женой. Она стоит вне официальной сферы, она незаконна, но, тем не менее, она глубже затрагивает внутренний мир индивида, сильнее раскрывает содержание его души. Рыцарская поэзия дает новую трактовку достоинства человека. В результате вызревали новые представления об облике мужчины и женщины и их взаимоотношениях.

Рыцарский культ Дамы вливался в процесс высвобождения личности и роста ее самосознания, смыкался с переосмыслением ценностных ориентаций, способствовавших одухотворению земных, а не только загробных радостей. Все это подготавливало идейные и ментальные предпосылки для изменения взаимоотношений полов и улучшения статуса женщины.

Распространение в XII-XIII вв. культа Дамы явилось одним из переломных моментов в эволюции взглядов на женщину. Отныне рыцарю предписывалось понять, что благородная женщина имеет не только тело, но и душу, к завоеванию которой ему надо стремиться. Однако это не означало в глазах рыцарства равенства мужчины и женщины. Социальная дистанция, разделявшая в самосознании знати мужчину и женщину, оставалась едва ли не столь же значительной, что и раньше.

Рыцарская поэзия с ее культом прекрасной Дамы породила целую традицию в мировом искусстве.

Впервые в европейской литературе анализ интимных отношений и переживаний выдвигается в центр поэтического творчества. Любовные отношения рыцаря с Дамой были отражены в романах Кретьена де Труа – «Романы о рыцаре Ланселоте», Вольфрама фон Эшенбаха «Парсифаль», Гофрида Страстбургского «Тристан и Изольда». Высокий идеал возвышенной любви воспевается в одноименной опере Вагнера «Тристан и Изольда», созданной в XIX в. Наиболее популярен роман М. де Сервантеса «Дон-Кихот», в котором повествуется о любви рыцаря Дон-Кихота к его даме сердца – Дульсинее. Следует отметить, что по бессмертному произведению Сервантеса азербайджанским композитором К.Караевым были написаны симфонические гравюры «Дон-Кихот», в которых он в музыкально-эстетической форме изобразил образы главных героев, историю их любви и взаимоотношений.

В то же самое время, когда авторы рыцарских романов трубадуры, миннезингеры воспевали прекрасную Даму, создавая ее утонченный культ и целую систему поэтических средств для воспевания любви между мужчиной и женщиной, а ваганты славили чувственную любовь как одну из величайших радостей, отпущенных человеку, монахи-проповедники наоборот, представляли женщину как орудие дьявола, используемое в качестве средства совращения и уничтожения мужчины. Они считали, что прежде всего «нужно избегать общений с женщиной, потому что она запутывает мужчину, во-вторых, потому что она оскверняет его, и в третьих, потому что лишает его имущества и доброжетели». Таков манифест мужского шовинизма, сформулированный средневековым монашеством.

По вине церковных мракобесов, уже начиная с эпохи позднего Средневековья женщины считались главными участниками колдовства, гаданий, магических обрядов. От представлений о шабашах ведьм, ночных полетов и превращения людей в животных церковь переходит в XV в.к утверждению об их истинности. Европа вступила в эпоху официально санкционированного гонения на «ведьм». Вера в демонов и ересь составляли основу средневекового религиозного экстаза. Центральную трагическую роль в этом кровавом спектакле выпало играть женщине – олицетворению искушения и ведьмовства. С языческих времен женщины прибегали к заговорам, заклинаниям, имели рецепты ядов и любовных напитков. Еще в Евангелии от Луки упоминается изгнание Иисусом злых духов у блудницы Марии Магдалены, которую он освободил от семи бесов. Мотивы связи земных женщин с дьяволом неоднократно звучали и раньше.

На протяжении нескольких столетий наказание за ведьмовство было довольно умеренным, однако постепенно оно все больше и больше ужесточалось. После того, как в конце XIII в. на костре сожгли первую «ведьму», репрессии приняли грандиозный масштаб. Был составлен в 1481г. монахами-доминиканцами страшный «Молот ведьм», книга, которая содержала систематическое описание всех «преступлений», приписываемых несчастным жертвам фанатизма. Ведьмы обвинялись даже в поедании собственных детей.

Любой оговор и донос мог стать предметом разбирательства. «Молот ведьм» в течение долгого времени служил официальным руководством для массовых «вельмовских» процессов и до XVI в. переиздавался раз. Несколько веков в Европе дымились костры инквизиции, и старинные хроники полны страшных рассказов и описаний этих зрелищ.

В плане гендерных отношений большой интерес представляет произведение средневековой литературы «Пятнадцать радостей брака и другие сочинения французских авторов XIV-XV вв.». Это произведение написано во Франции неустановленным автором. В данной книге можно найти весь спектр встречавшихся в то время оценок и суждений – от остросатирического высмеивания брака и семьи до восторженного восхваления любви между мужчиной и женщиной. Нравы, обычаи, образ жизни горожан и их семей изображены в данных миниатюрах тщательно, со множеством деталей. С одной стороны – здесь встречается куртуазное возвеличивание любви, ее восхваление, с другой – безудержное осмеяние сластолюбия, упрямства и глупости женщин как, впрочем, и неоправданной спеси мужчин-рыцарей. В то же время в некоторых новеллах женщина предстает как творение Бога, не уступающая по своим способностям мужчине. За ней признается право овладеть всем, что доступно в интеллектуальном и моральном плане мужчине. Здесь делается важнейший шаг к пересмотру средневековых традиций, где женщина считается греховным и низшим существом по сравнению с мужчиной. В признании права женщин на равное с мужчной приобщение к философии и культуре, к образованию и искусству чувствуется провозвестие гуманистических традиций.

Семейно-брачным отношениям, роли женщины в семье и обществе посвящено одно из произведений древнерусской литературы Средневековья «Домострой». Авторство данного произведения связывается с именем Сильвестра – сподвижника Ивана Грозного. Три основные главы «Домостроя» излагают правила жизни. Многие главы посвящены семье – домоустройству, обязанностям жены, воспитанию и правилам поведения детей. Отдельные главы посвящены женщине, ее роли в семье и обществе, ее обязанностям и правам. «Домострой» изображает образцовый дом и семью, стремится унифицировать такой идеал домашней жизни, чтобы в доме было «как в рай войти». И немаловажна в этом функция и роль женщины.

Трактат учит, как быть гостеприимным, соблюдать во всем порядок, сохранять взаимное уважение мужчины и женщины. Даются советы, которые бы служили миру и житейской прочности в семье, смягчению грубых семейных нравов. Призыв к миру в семейной жизни, стремление регулировать все мелочи быта и личного поведения в семье – были правилами средневековой литературы. Показывая, как должна строиться жизнь в семье, как должна вести себя женщина в семье, такого рода произведения призваны были служить регуляторами поведения мужчин и женщин в важной сфере их существования. Следует отметить, что хотя «Домострой» относится к браку как к святому союзу сердец, основанном на взаимном уважении супругов, тем не менее в области семейных отношений требуется беспрекословная покорность мужу, подчеркивается его главенствующая роль в семье и подчиненно-зависимое положение жены.

В Византии эпохи Средневековья святоотеческая религиозная концепция любви была главной, но не единственной. На протяжении истории византийской культуры продолжало существовать, хотя и в несколько измененной форме, и античное понимание любви между мужчиной и женщиной. С особой силой оно зазвучало в появившемся в XIIв. византийском романе, продолжившем традиции позднеантичного романа. Авторы этого нового для Византии жанра на первый план выдвинули эстетику чувственной любви.

Эстетизация земной любви получила в нем новую окраску. Если в античном романе наряду с обилием приключений на первое место выдвигается открытый, иногда даже грубый эротизм, то у византийских писателей XII в., воспитанных уже в устоявшихся традициях христианской нравственности, триумф земной любви приобретает более тонкие и возвышенные формы. Любование красотой юности, описание и выражение лирических переживаний героев, эстетизация самого любовного влечения стоят в центре внимания византийских писателей.

Любовь двух юных существ, их верность друг другу, пронесенная через вереницу тяжелых испытаний и опасностей, их целомудрие, сохраненное в борьбе с постоянными посягательствами на него, – прекрасны и достойны восхищения. Искрой, возжигающей огонь любви и не позволяющей ему погаснуть, служит красота юности. «Пред красотою и мечи беспомощны!» – восклицает автор одного из романов Евматий Макремволит. Красота Исмины в его романе, Дросиллы в повести Никиты Евгениана в структуре поэтической образности приобретает черты особого изящества и даже определенной возвышенности, соответствующие повышенному лиризму романа. Все в облике Дросиллы дышит возвышенной, целомудренной красотой юности:

«Бровей изгибы, словно лук натянутый, Грозят стрелой Эрота, полной радости».

И эта стрела беспощадно разит всякого, хотя бы мельком увидевшего красоту девы. Никто не может устоять перед стрелами Эрота. Красота служит источником непреодолимого влечения к ней, очаровывает возлюбившего ее.

Сочинители византийских романов возрождают культ чувственной красоты и любовного наслаждения, но уже в рамках новой средневековой нравственности. Прекрасно любовное наслаждение, но оно должно быть сопряжено с целомудрием. Поэтому в центре византийского романа стоит не только триумф любви, но и триумф целомудрия. На прославление его направлена и сюжетная линия романов.

Сохранить свое целомудрие и верность друг другу в самых неблагоприятных для этого условиях и составляет главную задачу, стоящую перед героями. Всесильный бог любви, воспламенив в юных сердцах прекрасный огонь взаимного влечения, воздвиг на их пути цепи почти непреодолимых препятствий – не столько физического, сколько нравственного порядка, подвергая испытанию их целомудрие. Поэтому бог любви в романах рисуется и желанным гостем, сулящим неописуемые наслаждения, и врагом рода человеческого, несущим людям страдания и беды.

Эрота в романе Евгениана называют «звериным отродьем», «лютым богом», «исчадием леса», свирепым, беспощадным чудовищем, которое рвет на части и сжирает свои жертвы. Эта же терминология часто встречается и у авторов агиографической литературы (агиография, или «жития святы» – жанр византийской литературы). Их герои подобной лексикой дефинируют чувственную любовь, с которой они вступают в борьбу. У византийских авторов намечается интересная попытка достичь гармонии в отношении средневекового человека к земной любви и человеческой красоте. Крайностям эстетики аскетизма они противопоставляют эстетику любви, сублимированную, остающуюся в рамках христианской нравственности. Осознав любовь мужчины и женщины неотъемлемым и прекрасным свойством человеческой природы, авторы стремятся показать, что она достойна всяческого восхваления, но лишь под покровом целомудрия. Любовь и красота должны привести, в конечном счете, к созданию добропорядочной семьи, что соответствовало нормам средневековой этики.

Таким образом, византийская культура, продолжая и развивая многие античные традиции понимания любви, сделала новый и значительный шаг на пути изучения этого сложного феномена человеческого бытия, отношений между полами. Раннехристианские, а затем византийские мыслители и писатели усмотрели в любви важнейший и универсальный творческий принцип вселенной, на котором основывается ее духовное и жизненное бытие. Византийцы хорошо ощутили двойственное (негативное и позитивное) значение чувственной любви и безоговорочно выдвинули на первый план любовь духовную во всех ее аспектах. Особое внимание они уделили социально-нравственному пониманию любви как главного принипа человеческих взаимоотношений. Все это выдвигает христианско-византийскую теорию любви на одно из видных мест в истории культуры и искусства.

В плане исследования гендерных аспектов в произведениях литературы и искусства большой интерес представляет известный эпос огузских тюрков, принявших ислам – «Книга моего Деда Коркута». Этот эпос получил распространение и в Азербайджане, т.к. один из основных этнических пластов страны составляли тюрки. Эпос позволяет осветить гендерные отношения в среде кочевого и полукочевого быта тюркских племен. Большое место в эпосе занимают женские образы – образы матери, жены, их положение в семье и обществе. Символ матери считается в эпосе священным: «Да будет местом твоей серокудрой матери – рай»;

«Право матери – право бога». (4) В эпосе есть эпизоды, где мужчина должен сделать выбор в отношении женщины: он предпочитает всему мать, которую считает священной. Во II Песне произведения описывается, что Салор Казан, обращаясь к своему врагу Шюкли, уведшего в плен всю его родню, разграбившего все его богатство, говорит:

«Царь Шюкли, ты унес мои златоверхие жилища:

да дают тебе тень!

Ты унес мою богатую казну, мои большие деньги:

Да будут они тебе не расходы!

Ты увел Бурла-хатун и с ней сорок стройных дев:

Да будут они тебе пленницами!

Ты увел моего сына Уруза и с ним сорок джигитов:

Да будут они твоими рабами!

Т ы увел табуны моих быстрых коней;

Да служат они тебе для ездя!

Ты увел ряды моих верблюдов:

Да служат они тебе для вьюков!

Ты увел мою старуху-мать;

слушай, гяур!

Мать мою отдай мне без борьбы, Без битвы я вернусь назад, уйду, так и знай» (4) Его сын Уруз-бек, так же, как и отец, высоко чтит право матери. Он считает свою мать – Бурла-хатун святой и готов отдать жизнь за нее. Чтобы враги не узнали его мать, он согласен «с арканом на шее висеть», «быть вздернутым на крюк». Образ матери отражен в IV Песне эпоса «Песнь о том, как сын Казан-бека Уруз-бек был взят в плен». Когда сын ханской дочери Бурла-хатун была взята в плен, она «не находила успокоения;

взяв с собой своих сорок стройных дев, она велела привести своего коня, села на него, опоясалась своим мечом». Показательно, что Бурла-хатун сама хочет найти своего сына, не прибегая к помощи мужа, что говорит о ее физической и моральной силе, ратных качествах и боевом духе. Кочевой образ жизни адаптировал женщину быть подстать мужчине, не уступать ему ни в чем, быть и всадником, и воином, активным в битвах с врагом. Честь, целомудрие – священные понятия для огузских женщин и девушек. Бурла-хатун, попавшая в плен к Шюкли-Малику, для того, чтобы не осквернить честь своего мужа Казан-хана, и с «гяуром поганым на ложе не лечь», готова пожертвовать своей жизнью.

При выборе жены мужчина предъявляет к ней высокие требования. В представлении мужчины-огуза женщина должна уметь делать все – начиная от домашней работы и кончая боевыми подвигами. Об этом свидетельствует эпизод из III Песни: «Отец, возьми для меня такую девицу, чтобы пока я еще не встал с места, она уже встала;

чтобы пока я еще не сел на своего коня, она уже села;

чтобы пока я еще не вышел на битву, она уже принесла мне голову врага». (4) В то же время, являясь в некоторых случаях воином и всадником лучше чем мужчина, женщина не должна выставлять это напоказ, демонстрировать это;

даже в этом случае она все равно по рангу ниже мужчины и должна об этом помнить. В VI Песне «Песнь о Кан Турали, сыне Канлы-Коджи» невеста Кан-Турали Сельджан-Хатун при приближении врага первой бросилась в бой, вынесла на коне своего жениха из боя. И тем не менее он решает убить ее, при этом говоря:

«Когда будут хвалиться, пусть хвалится мужчина, он – лев;

для женщины похвальба – ложь;

похвальбой женщина мужчиной не станет». (4) Гостеприимство было обычаем для тюрко-огузского мира. В сказаниях Коркута отсутствие гостей приравнивалось к несчастью. «Лучше пусть большие дома разрушатся, чем гость не придет!» Огузские озаны, хваля качества самых лучших женщин, являвшихся опорой дома, выдвигали на первый план их гостеприимство. Жена, встречающая и провожающая гостя приветливо и дружелюбно, считалась олицетворением добра и счастья для огузского дома.

Семейные устои были очень важны в огузском обществе, поэтому многие эпизоды эпоса посвящены детям. Рождение ребенка отмечается в эпосе как знаменательное событие, в честь этого устраиваются праздники и веселье. При рождении детей приоритет давался рожденному мальчику, но рождение девочки тоже праздновалось и почиталось.

Так выглядели нравы, обычаи и традиции тюркоязычных кочевых племен Средневековья, где со всей наглядностью проявлялось место женщины в обществе, семье, быту. Эпос позволяет выявить некоторые аспекты гендерных отношений в огузском обществе, показывает их отражение в художественно эстетической форме.

В период Средневековья коренные изменения наблюдались в развитии культуры Востока.

Позитивный сдвиг в мировоззрении, обусловленный появлением и распространением исламского Возрождения, способствовал изменению культурных парадигм во всем восточном мире. Переход от языческой культуры к новой феодальной культуре, основанной на религиозно-этических нормах ислама, способствовал появлению качественно нового, прогрессивного периода исламского Востока. Главными чертами исламской культуры были вера в Аллаха, нравственное совершенствование человека.

Какое же положение занимала женщина в семье, в обществе в период принятия ислама, каковы были гендерные отношения в исламском мире? Следует отметить, что в Коране неоднократно проводится мысль о взаимосвязанности и взаимозависимости мужчины и женщины:

«Вы друг от друга все сотворены» «Не дам я никогда пропасть Ни одному деянию людскому – Будь то мужчина или дева – Одни вы от других сотворены». (6) Коран обещает одинаковое вознаграждение за добро, творимое мужчинами и женщинами, независимо от их пола, если они верующие:

«А тот, кто делает добро, Мужчина ль, женщина ли это, И верует при этом в Бога, Тот в рай войдет и там обид не понесет Ни на бороздку финиковой кости». (6) Так, в Коране верующим и благочестивым без различия пола гарантируется райская жизнь в потустороннем мире. Ислам относится к браку как святому союзу сердец, источнику счастья и надежности для обоих супругов. Как написано в суре № 2;

228, «Жена и муж, женщины и мужчины имеют взаимные права согласно тому, что справедливо».

Муж не должен оскорблять свою жену, обижать или тиранить ее. В Коране сказано: «О вы, которые уверовали! Не разрешается вам побуждать жену к просьбе о разводе, по которому она должна потерять право на часть приданого, которое вы дали ей. И не препятствуйте им уносить часть того, что вы им даровали, разве что они совершают мерзость очевидную. Обходитесь с ними достойно. А если же вы их ненавидите, то, может быть, что либо вам и ненавистно, а Аллах устроил в этом благо великое». (4:19) Правда, в Коране допускается многоженство, но иметь несколько жен имел право лишь состоятельный мужчина, который мог материально обеспечить всех жен. Причем, если жена была бездетна, муж не разводился с ней, не выгонял ее, а оставлял у себя дома и она имела такие же равные права, как и другие жены. Брак, по Корану, – это союз, обязательно требующий согласия женщины. В основе брака лежат не материальные интересы, а добродетель, чистота и целомудрие жен, а также благочестие, благородство и надежность мужчин. Коран запрещает кровосместительные браки и браки с ближайшими родственниками, что обусловлено желанием иметь в семье здоровое потомство.

В области семейных отношений от жены требуется беспрекословная покорность мужу. Однако при этом женщина не является совершенно бесправным существом, она подчиняется мужу и зависит от него в определенных пределах. Согласно Корану, развод наиболее ненавистен Богу, и поэтому необходимо использовать все возможности для его предотвращения, прийти к взаимному согласию. В айате 129 суры «Женщины» говорится об устной договоренности, устраивающей обоих супругов и сохраняющей брак.

«Вы не должны всецело уклоняться, Чтобы она в неясности не оставалась, И если вы договорились мирно меж собой, То господь будет милосердным к ним». (6) Инициатива расторжения брака в основном предоставлялось мужчине. Муж мог в любое время расторгнуть брак с неугодной ему женщиной. Здесь наблюдается большой разрыв в правах и обязанностях между супругами. Жена не имеет права развестись с неугодным ей мужем. Лишь в некоторых, предусмотренных случаях, она может подавать на развод – если муж не представил средств на содержание жены;

вероотступничество мужа, его отсутствие в течение продолжительного времени, а также физические недостатки, неизвестные до брака.

Нарушение супружеской неверности, измена супругов сурово наказывается в Коране. «Прелюбодейку и прелюбодея – побивайте каждого из них сотней ударов». Но на деле же женщина наказывалась гораздо строже, чем мужчина». Непокорных жен мужьям разрешалось бить, ругать, лишать супружеского ложа. «А тех жен, непокорности которых вы боитесь, увещайте и покидайте их на ложах и ударяйте их». В то же время мужчина мог иметь связи на стороне, привести в дом другую женщину, жениться на иноверке, иметь от нее детей.

Коран не одобряет отрицательного отношения некторых родителей к рождению дочери. Однако, несмотря на авторитет Корана, рождение дочери считалось несчастьем. Негативное отношение к рождению дочери было не случайным. Оно было обусловлено причинами, имеющими социальный смысл. В патриархальных семьях сын играл более важную роль в продолжении рода, в приумножении собственности в семье, защите ее интересов. Дочь же играла незначительную роль в социальной и хозяйственно экономической жизни семьи. Несмотря на то, что в исламе женщина не обязана заниматься коммерцией, науками, работать, ей не запрещено зарабатывать деньги дозволенным путем. Причем в эпоху раннего Ислама наблюдается активное участие женщин в индивидуальной и общественной жизнедеятельности.

Многие конкретные факты разносторонней деятельности мусульманских женщин нашли свое отражение в достоверных исторических источниках. Мусульманская женщина Востока в период Средневековья обладала правовым статусом намного раньше, чем европейская женщина. Для утверждения данного факта достаточно обратиться к текстам Корана, хадисам Пророка и имамов.

Женщины участвовали и в военной сфере, о чем говорит тот факт, что пророк Мухаммед, каждый раз, отправляясь на войну, бросал жребий и выбирал жену, которая сопровождала его в военном походе. Так, например, в одной из битв принимала участие его жена Айша и жены-наложницы. Они оказывали медицинскую помощь раненым, готовили пищу, следили за сохранностью и состоянием оружия. Некоторые из них даже принимали участие в военных сражениях. Наложница Пророка Насиба участвовала как доблестный воин в целом ряде сражений. Многие женщины-мусульманки прекрасно владели тактикой ведения боя, военной стратегией, могли успешно командовать военными подразделениями. В сфере культуры и искусства исламская религия способствовала развитию литературных способностей женщин.

Женщины, занимавшиеся поэзией, пользовались наибольшим уважением и почетом. Среди мусульманских женщин, особенно в среде знати курейшитов, появились писательницы, поэтессы, талантливые ораторы.

Рядом с великими исламскими литераторами, проповедниками, учеными и поэтами находились и женщины.

Они создавали прекрасные стихотворные произведения, основанные на действительных исторических событиях, давали им свою историческую оценку. Их произведения отмечены ясностью мысли, логикой, яркой эмоциональностью, прекрасной композицией, многообразием поэтических средств. Известны писательницы и поэтессы – жены Пророка – Айша и Умми-Салама, тети по отцовской линии и многие другие. После смерти Пророка его дочь Фатма-Захра сочинила лирические душевные элегии, в одной из которых она скорбит по отцу. Сестры Имам Гусейна Зейнаб и Умми Гюльсум в своих элегиях описывают трагедию в Кербале, раскрывают трагизм и все коллизии этого события. В среде наложниц Пророка и имама Али также встречались поэтессы, обладательницы литературного таланта. В Сирии жила знаменитая проповедница, которую называли Ситт-ал-Улама (Госпожа ученых). За свои пламенные проповеди она получила прозвище Соловей. Среди литераторов Андалусии известна Басина – дочь эмира Севиль Мутамида Ибн Абада. Там же большой популярностью пользовалась знаменитая поэтесса Хамдуна, чьей поэтической манере подражали многие поэты.

Многие женщины – мусульманки периода ислама были грамотными, переписывали Коран и тексты молитв. Известный историк Белазури в своих произведениях называет имена некоторых образованных женщин-мусульманок – Саад гызы Айша, Мигдад гызы Карима и других. В эпоху раннего ислама дочь Абдуллаха Ибн Хариса – Умми-Барага самостоятельно переписала и собрала в одну книгу суры священного Корана.

Мусульманские женщины всегда проявляли стремление к изучению религии, основ Корана. Жены и дочери Пророка Мухаммеда сыграли в этом процессе большую роль. Они занимались агитацией, разъяснением отдельных положений Корана, комментировали требования шариата, помогая тем самым женщинам, испытывающим в этом деле трудности. Исторические источники свидетельствуют о том, что не только женщины, но и мужчины нередко обращались за соответствующими комментариями и разъяснениями к жене Пророка – Айше. Айша, как известно, была высокообразованной женщиной, прекрасно разбиравшейся в литературе, богословии, науках. Согласно преданию, сам Пророк обращался зачастую за советом к женщинам. Так, при заключении Худейбеинского мира он советовался со своей женой Умми-Салама. Она дала ему хороший совет, которым он воспользовался. По Корану допускалось, чтобы имамом была женщина. Известны имам Фатима (проматерь всех имамов), имам-Ханум (ее прах находится в Нардаранском Пире), имам-Окума (Биби-Ейбат) и другие.

Все вышесказанное подчеркивает безосновательность утверждений о полном неравенстве женщин в исламе, о подчиненном и бесправном положении женщины-мусульманки. Никакая другая религия, никакое общество не предоставило женщине такое высокое, почетное и уважаемое место, какое она имеет в исламе.

В эпоху Средневековья участие женщины в различных областях хозяйственной, политической, культурной жизни общества – неоспоримый факт.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ 1. Как отражались гендерные отношения в куртуазной литературе XII-XIII вв?

2. Почему в искусстве Средневековья существовал культ Девы Марии?

3. Как семейно-брачные отношения представлены в «Домострое»?

4. Какое место занимают женские образы в Коране и эпосе «Деде Коркут»?

Методы работы – дискуссия ЛИТЕРАТУРА 1. Гуревич А. Категории средневековой культуры. – М., 2. Гуревич А. Проблемы средневековой народной культуры. – М., 3. Дюби Ж. Куртуазная любовь и перемены в положении женщин во Франции в XII в. / Одисей. Человек в истории. – М., 4. Книга моего Деда Коркута. / Пер. Анара – Б., 5. Климович Л. Коранические сказания. – М., 6. Коран. / Пер. с араб. И.Ю. Крачковского – М., 7. Женщина. Образование. Демократия. Материалы конференции. – Минск, 8. Мовсумова Л. Философский анализ женских образов в Коране. – Б., 9. Пятнадцать радостей брака и другие сочинения французских авторов XIV-XV вв. – М., 10. Тертулиан. Об одеянии женщин. – М., 11. Хойзинга И. Человек в истории. – М.,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.