WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА. ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ В ИСКУССТВЕ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ И РИМА Социальный статус женщины в античном обществе.

Мужские и женские образы в мифологии. Любовь в древнегреческой трагедии и лирике.

У «отца истории» Геродота (484-425гг. до н.э.) можно ознакомиться с описанием быта древних народов, узнать о взаимоотношениях полов, брачных обычаях, об отношении к женщине. Современник Геродота – Фукидид (460-400гг. до н.э.) порой не только описывает те или иные особенности гендерных отношений, но и пытается их анализировать, сравнивать с достигнутым уровнем социально-общественных отношений. Большой интерес представляет обширный пласт законодательств Солона и Ликурга, философского наследия, Платона, Аристотеля,. Расширение и углубление знаний о взаимоотношениях полов продолжается и во времена Римской империи: Цезарь в «Записках о Галльской войне», Страбон в «Географии», Тацит в «Анналах» приводят очень много ценной и разнообразной информации. Римский историк Светоний дает яркую картину разложения нравов во времена римских цезарей. Существенно обогащают представления о взаимоотношениях полов произведения искусства.

В античном обществе женщина занимала подчиненное положение по сравнению с мужчиной, и общественная мораль твердо исходила из этого принципа. Главные женские добродетели навеки запечатлены в сохранившихся каменных надгробиях: «Благочестива, скромна, целомудренна». Большинство гречанок к моменту вступления в брак (13-15 лет) были неграмотными, их воспитывали в духе беспрекословного подчинения отцу и будущему мужу, обучали лишь ведению домашнего хозяйства. Сами браки заключались преимущественно по материальным соображениям и в целях продолжения потомства. В древнегреческих полисах женщины не имели никаких политических прав, в том числе права участвовать в народном собрании – греческом институте демократии. В случае возникновения какого-нибудь судебного дела от имени потерпевшей женщины должны были выступать муж, брат или другие родственники мужского пола. Женщина у греков в течение всей жизни находилась под опекой мужа. Опекуном незамужней женщин был ее отец, а после его смерти – старший брат и другие родственники с отцовской стороны. По греческим обычаям только сыновья имели право наследования. Если в семье не было сыновей, то только в этом случае имущество наследовали дочери. Чтобы родовое имущество не перешло в чужие руки, дочь-наследница должна была выйти замуж за ближайшего родственника. При равных степенях родства из числа претендентов на ее руку отдавалось предпочтение старшему.

Великий афинский реформатор Солон старался устранить некоторые ошибки, возникавшие на практике вследствие этого обычая, но в целом сложившееся положение женщины он не изменил. В Древней Греции женщина была не столько объектом любви, сколько средством деторождения. Даже в просвещенных Афинах в «золотой век» Перикла (сер. V в. до н.э.) во времена величайшего расцвета Греции женщина была исключена из общественной жизни и культуры. Она вела замкнутый образ жизни в гинекее (женской половине), сосредотачиваясь на хозяйственных и материнских заботах. Широко распространенный взгляд на женщину как на неполноценного члена общества выразился в мизогинии (женоненавистничестве), открыто разделявшейся даже культурными и образованными современниками. Очень красноречиво выразился Платон: «Имя честной женщины должно быть заперто в стенах дома». Фукидид, высказывая презрительное отношение к женщине, считая ее не только низшим по сравнению с мужчиной существом, но и самым худшим из всех зол, писал: «Если существует бог, выдумавший женщину, то где бы он ни был, он должен знать, что он виновник величайшего зла».

Наиболее известным в древности образцом женоненавистничества являются 118 ямбов Симонида (VII в. до н.э.), в которых он сравнивает женщину с животными и приписывает ей различные пороки и слабости.

Позднее Еврипид в своей трагедии «Ипполит» восклицал:

«Зачем, о Зевс, на горе смертным, женщинам Ты дал место под солнцем? Если род людской Взрастить хотел ты, разве без этого Коварного сословия обойтись не мог?

Что жены – зло, тому примеров множество.

Отец, чтоб дочь родную поскорее сбыть И бед не знать, дает за ней приданое супруг.». (10) По преданию жизнь Еврипида оборвала толпа разъяренных женщин, отомстивших ему за нападки на прекрасный пол.

Впервые в Древней Греции проблему неравноправия полов оспорили софисты и Сократ. Сократ, считал, что «. И мужчина и женщина, если хотят быть добродетельными, оба нуждаются в одном и том же – в справедливости и рассудительности». Известный писатель и библиографист Плутарх следовал в обсуждении этой проблемы за Сократом. Одно из своих произведений он назвал «О добродетелях женщины» («О доблести женской»). В нем он приводит примеры почти исключительно женского «мужества» и «доблести», а не женской справедливости, рассудительности, умеренности». Из 27 рассказов только 2 посвящены «скромности и стыду» как более традиционным женским достоинствам. Сходная картина наблюдается и в другой книге Плутарха «Изречения спартанских женщин». Однако, следует учесть, что это мнение небольшого числа наиболее прогрессивных представителей древнегреческого общества не было основополагающим в жизни и быту.

Впрочем, положение женщины было неодинаковым в разных частях Греции. В дорийско-эолийской ее части женщины были более свободны, чем у афинян. Они составляли свои содружества, у них были свои религиозные культы, куда мужчины не допускались. Круг интересов таких объединений – свадьбы, общение между подругами, музицирование, чтение стихов, танцы. Политическая жизнь была далека от этих содружеств.

Правда, у Аристофана в его комедии «Лисистрата» (411 г. до н.э.) показано как женщины вдруг решили вмешаться в политическую жизнь: женщины воюющих областей устраивают забастовку и принуждают мужей заключить мир. В другой комедии Аристофана «Женщины в народном собрании» (392 г.

до н.э.) окарикатуривается социальная утопия Платона: отмена частной собственности, упразднение семьи, власть философов. Там показано как женщины, захватив власть, устанавливают общность имущества и общность мужей.

Отрицательное отношение к женщине встречается и в произведениях искусства и литературы. Начало такому отношению положил поэт Гесиод. Когда Прометей – сын титана Иапета даровал людям огонь, похищенный им у Зевса, то Зевс, не имея возможности лишить людей огня, наслал на них зло в лице женщины по имени Пандора. Этот миф излагается в поэмах «Труды и дни» и «Теогония» Гесиода. Причем «Теогония» видит источник зла в самих женщинах – «причастницах дел нехороших», а «Труды и дни» – в присущем им любопытстве: Пандора, сняв «великую крышку с сосуда», выпустила на волю все заключенные в нем беды, не успела вылететь только надежда. Так или иначе, от Пандоры и произошел на земле «женщин губительный род». В то же время Гесиод изображает женщину неоднозначно:

женоненавистничество не менее пагубно, чем женолюбие, т.к. уклонение от семейной жизни чревато одинокой старостью и тем, что накопленное имущество будет разделено между родственниками, а не достанется сыну. Кроме того, не исключено, что жена может оказаться хорошей, а «лучше хорошей жены ничего не бывает на свете». Но и в случае, если жена окажется хорошей, ситуация сложна: «Если же в браке кому и счастливый достанется жребий, если жена попадется ему сообразно желаниям, все же немедленно зло начинает с добром состязаться без передышки». Ну «а если жену из породы зловредной он от судьбы получил, то в груди его душу и сердце тяжелая скорбь наполняет».

В отличие от Афин в тоталитарной Спарте отношение к женщине было другим. Женщины здесь имели такие же права, как и мужчины, участвовали в социально-общественной и военной жизни города.

Легендарный Ликург (IX-VIII вв. до н.э.) прежде всего, заботился об атлетической и военной подготовке граждан, воспитании мужества, самоотверженности солдат. Если Отечество оказывалось в опасности, все – и женщины и мужчины – одинаково участвовали в защите города, в битвах с врагом. Образ спартанских девушек воплощен в картине художника – импрессиониста Э.Дега «Спартанские девушки, вызывающие юношей на состязание». В ней показан боевой дух и героизм девушек, в своей силе, ловкости и умению ни в чем не уступающих юношам.

Следует отметить, что гендерное неравенство нашло специфическое воплощение в античном искусстве. Древнегреческое искусство представлено образами мужчин – войнов, победителей, полководцев, мудрецов. Подчеркивается их доминирующая роль, их господство как социальной группы. Сфера же женских образов замыкается семейным предназначением женщин, любовью, красотой, чувственностью.

Традиционно сложившиеся в культуре представления о феминности сводятся к тому, что в искусстве к женским качествам и ценностям относят нежность, мягкость, уступчивость, стыдливость, эстетическую привлекательность.

В то же время в античном искусстве наряду с существованием объективно-рационального отношения к женщине как к «красивейшему животному» заявляет о себе чувственное начало, связывающее основополагающее ощущение красоты непосредственно с реализацией в творчестве гендерных различий, подчеркивание мастерами половых дифференциаций, что нашло воплощение в культуре прекрасного тела и торжестве чувственной любви. Апогеем в воплощении такого стереотипа можно считать творчество скульптора Праксителя, создавшего Афродиту Книдскую, в чьих обнаженных формах он воплотил особое отношение к женщине как к носителю женственности. Афродита Книдская – эта скульптурная поэма появилась на свет почти два с половиной тысячелетия назад. Афродита недаром была богиней любви и красоты – для греков любовь и красота были неотделимы. И она вся переполнена этой изобильной красотой тела и духа. Рожденная из волны, она несет в себе как бы изгиб этой волны, ее медленную и спокойную красоту.

Она – вся естественность, вся – умиротворенность. Богиня обнажена, она стоит спокойно, в позе ее нет никакого стеснения. Она не боится, что ее нагота может привести кого-то в ужас;

она не боится, что ее может осквернить чей-то взгляд. Ее любовь – в полной гармонии с миром, между ней и миром нет никакого противоречия, и в этом – особый тип ее отношения к жизни. Афродита как бы живет в особом мире – мире нормальных, не извращенных чувств. Она живет для простого человеческого взгляда, который увидит в ней и ее этос – выражение ее духовного величия, и ее эрос – выражение ее любовной, ее телесной привлекательности, увидит их гармонию и красоту. Афродита Книдская – богиня гармоничной телесно духовной любви. Она воплощает в себе знаменитый греческий идеал «калокагатии» («калос кай агатос» – прекрасный и хороший) – идеал просветленной гармонии тела и духа, сплава физической красоты и духовного совершенства. Вообще культ Афродиты был широко распространен в греческом мире, охватившем почти все Средиземноморье. Исследователи считают, что ее культ даже предшествовал культу Зевса. Наиболее старинные и знаменитые храмы богини находились в Пафосе, Самосе, Гермионе, на острове Кифера в Северной Африке. На острове Хиос в храме Аскления находится изображение Афродиты Анадиомены (выходящей из воды), в роще возле Эпидавра имелась молельня в ее честь. Храм Коринфа был славен и богат благодаря тысячам женщин, посвятивших себя служению Афродите.

Многочисленны и скульптурные изображения богини, дошедшие до наших дней. Известна безрукая статуя Венеры Милосской, которая хранится в Лувре (В римской мифологии богиня любви и красоты – Венера). Ранее эту статую относили к IV в. до н.э., а ныне – к более поздним эллинистическим временам.

Она была найдена на острове Милос в 1820г. Но ее затмила найденная почти через столетие, в 1913г., в Кирене другая статуя Афродиты. Афродите в мифологи приписывается большая роль, ей подчинено все живое. Она даже сводит богов с женщинами, а богинь – с мужчинами. В гимне Гомера «К Афродите» сказано:

«Сладкое в душах богов вожделенье она пробудила, Власти своей племена подчинила людей земнородных В небе высоком летающих птиц и зверей всевозможных». (2) Древние греки различали несколько видов любви. Это, прежде всего, конечно, Эрот, божественный эрос. Эрот или эрос – любовь – страсть, любовь, граничащая с безумием. Древние греки так и говорили:

«эротомания» – «безумная (безрассудная) любовь». Был глагол «эреоманео» – «быть безумным от любви».

Эрос – главным образом половая любовь. Отсюда и «эротика» – искусство любви. Отсюда и название произведения римского поэта Левия – «Эротопайнион» – «Любовная забава», аналогичная латиноязычной поэме Овидия – «Искусство любви».

Более спокойна «филиа». Существительное «филиа» имеет свой глагол «филео» – «я люблю». У этой любви большой спектр значений, чем у эроса. Такой любовью можно любить многоразличное, это, кроме того не только любовь, но и дружба. Поэтому эротическая любовь – лишь один из видов «филии».

Остальные виды «филии»: любовь к отцу («филопатер»), любовь к матери («филоматер»), любовь к детям («филопайс») и другие виды. Среди видов «филии» была любовь к мифам («филомютос» – «любящий сказания, мифы»).

Древнегреческая мифология, как известно, богата образами, сюжетами, легендами, из нее черпали свои темы многие древнегреческие трагики, поэты, писатели-прозаики, художники, скульпторы. Мифология – антропоморфична. В ней люди, не зная законов природы, подлинных причинно-следственных отношений в мире, объясняли явления поверхностно, связывая их ассоциативно, по аналогии со своими отношениями и свойствами. Совершалась великая метафора – перенос на природу человеческих свойств и отношений, образуя мифический мир, олицетворяющий те или иные природные, а также и некоторые общественные явления, сверхестественных существ, богов, демонов и т.п. И даже если эти существа внешне не похожи на людей, зооморфны или чудовищны, они все равно думают, говорят и действуют как люди, руководствуются человеческими мотивами.

Была мифологизирована, обожествлена и любовь. В Древней Греции она представлена в образах нескольких мифологических существ. Это прежде всего Афродита (о которой речь шла выше) и Эрот (в Риме соответственно Венера и Амур). Эрот – сын Афродиты. Тот хорошенький шаловливый и безжалостный мальчик с крылашками, с луком и стрелами любви, которые он по своему капризу пускает то в богов, то в людей, – плод эллинистического искусства. В начале же Эрота изображали в виде необработанной каменной глыбы. Гомер не упоминает его в числе богов. Это – безличная сила, влекущая друг к другу богов и людей противоположного пола. Образ Эрота был философски осмыслен Платоном в диалоге «Пир». По Аристофану, «Эрот сладострастный» появился из яйца, которое принесла Ночь, от Ветра зачав. Лирический поэт Ибик (VI в. до н.э.) – жертва Эрота:

«Но никогда надо мною страсть не смыкает очей:

Точно палящий грозою ветер фракийский Борей, Вдруг на меня налетает волей Киприды Эрот, Сводит с ума, иссушает, мрачный и неустрашимый, С детских он лет надо мной властвует неукротимо И отнимает покой». (9) От мифа к мифу растет значение любви между мужчиной и женщиной, ее роль в жизни людей. В эпосе об аргонавтах она уже делается одним из главных рычагов жизни, который сильнее всех других чувств и привязанностей. В троянском цикле любовь – чуть ли не основная двигательная пружина. И она теперь – не эпизод, не дело двух существ, как в других мифах;

она связана с судьбами людей и государства, с их мирной жизнью и войнами.

В греческой мифологии есть группа преданий, в которых любовь – уже не простой эрос. Один из мифов повествует о певце Орфее, который так любил свою возлюбленную Эвридику, что хотел вернуть ее из царства мертвых, а потом отказывался смотреть на других женщин, за что был разорван вакханками. В другом мифе – об Адмете и Алкестиде – Мойры готовы сохранить умирающему Адмету жизнь, если кто-то возьмет его смерть на себя, и любовь Алкиды так велика, что она умирает вместо него.

Такую же сильную любовь питает Пенелопа, которая ждет Одиссея;

Пигмалион, любовь которого оживила статую;

Лаодамия, которая пожелала умереть вместе со своим возлюбленным Протесилаем;

Филлида, которая повесилась от тоски и горя, когда ее любимый, царь Демофонт вовремя не вернулся из под Трои. Известен миф о Эвадне, бросившейся в погребальный костер мужа;

покинутая Энеем Дидона любила так, что от горя бросилась на меч;

знаменитая Геро, увидев утонувшего Леандра, в тоске бросилась в море. Для каждой из них стремление быть рядом с любимым человеком, любить его было дороже жизни, сильнее смерти.

Большой силы достигает любовь в древней лирике. Стихи поэта Архилоха (VII в. до н.э.) рождены огромным, хотя и сдержанным напором энергии. Бурная сила захлестывает Архилоха, страсть его мощна и лапидарна, как удар копьем, и он говорит о ней:

«От страсти изнемогши весь, Бедный, без сил я лежу, и боги мучительной болью Суставы мне пронзают вдруг!» С такой же пламенной силой, но уже по-женски ощущает любовь поэтесса Сафо (VII в. до н.э.). Она пишет:

«Словно ветер, с горы на дубы налетающий, Эрос души потряс нам. Страстью я горю и безумствую». (10) Сила этой любви и страсти, сотрясающая человека, – сила страсти, и выражается она в категориях телесных, а не духовных ощущений. Но поэтичность этих телесных ощущений, их эстетическая настроенность – это и есть духовность взаимоотношений древних греков.

Гендерный подход к этим произведениям позволяет высветить новые алгоритмы мифопоэтической структуры их творчества, взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Любовь, эрос здесь выступает как побудительная сила духовного восхождения, эстетического восторга и экстатической устремленности идей добра, любви и красоты.

Еще в доклассический период многие поэты Греции писали о любви как о главной радости жизни, прославляли ее. Так говорили о ней современник Сафо, Алкей;

и Мимнерм (VII-VI вв. до н.э.) в своих песнях к прекрасной арфистке Нанно;

и Феогнид (VI в. до н.э.) в своих элегиях;

Анакреон, живший в то же время и другие поэты. Воспевание любви характерно и для творчества поэтов эпохи эллинизма (IV-I вв.).

Особенно это ярко видно в знаменитых идиллиях Феокрита, в стихах Мосха, Биона, в греческой и римской комедии того времени. О важности любовной лирики в жизни греков говорит тот факт, что среди их девяти муз существовала даже особая муза любовной поэзии – Эрато.

Гармонию плотской и духовной любви, сплав физической красоты и духовного совершенства древние греки понимали совсем не так, как понимают ее современные люди. В обиходном сознании греков душа и тело еще не отделялись друг от друга. Слияние их было синкретическим, нераздельным, гармония души и тела были полным их растворением друг в друге, и в этом сплаве частицы души и тела были неотличимы друг от друга. И так же неразличимо сплавлены телесные и духовные мотивы в любви доэллинской Греции.

Частицы духовных и телесных тяготений смешиваются там, превращаются друг в друга, существуют в гармоничной неразделенности, и эта гармония видна в каждом переливе эмоций;

она как бы первичная клеточка этих эмоций. Такой гармоничный сплав – стержневая особенность той любви, о которой рассказывает античное искусство, главное ее отличие от всех остальных видов любви. Тут лежит очень важное отличие чувств древних людей от чувств людей современных. В чувствах современного человека нет этой неразделимости, они внутренне кристаллизировались, и духовные ощущения существуют часто отдельно от телесных.

Само рождение античной лирики говорило о том, что в сознании греков начался огромный психологический сдвиг, стали появляться совершенно новые стороны психологии, новые чувства, новые взгляды на себя и мир. Все это означало, что синкретическое сознание древности вступило в полосу кризиса и готовится уступить место новому типу мировоззрения. Древний синкретизм все больше распадается, духовность уже полностью уходит из лона телесности. Теперь она уже часто самостоятельна, независима, существует сама по себе. Любовь все больше пронизывается духовными стремлениями, и это наблюдается не только в лирике, но и в позднеантичном романе – в сказании Амуре и Психее из «Золотого осла» Апулея, в «Левкиппе и Клитофонте» Ахилла Татия, в «Повести о любви Херея и Каллирои» Харитона и особенно в «Эфиопике» Гелиодора, произведении, которое служит как бы мостом к средневековью и предвосхищает мировоззрение той эпохи.

В древнегреческой трагедии отношение к любви особое, уникальное и в главных своих чертах оно никогда не повторялось в мировом искусстве. В трагедиях чаще говорится не о самой любви, а о ее общественных последствиях, о цепи трагических событий, которые она влечет за собой. У классической трагедии есть коренное отличие от лирики – она молчит о радостях и счастье любви, и больше говорит о ее бедах и горе, которое она приносит.

В «Аганемноне» Эсхила, в «Трахинянках», «Геракле», «Эдипе-царе» Софокла, в «Ипполите», «Медеме» и «Електре» Еврипида любовь – это кровавый двигатель поступков людей, она приносит людям смерть и измену, муки и ужас, страх перед этой демонической силой пронизывает насквозь классическую драму. Чувства, которые испытывают герои трагедии – это не обычные человеческие чувства, а титанические импульсы души, приобретающие огромную силу, это сверхчеловеческие страсти. Любовь, ненависть, радость, тоска, горе – все они достигают накала страсти, которая швыряет человека как песчинку, владеет им как рабом.

Во всем античном мире была известна Сафо – знаменитая греческая поэтесса, чье творчество говорит об активизации роли женщины – творца в художественно-эстетической практике. Достоверных сведений о Сафо сохранилось мало. В XVIII в. французская писательница мадам Дасье написала белетризированную биографию поэтессы. Известно, что родилась она во II пол. VII в. до н.э. в городе Эрес на острове Лесбос.

Она происходила из богатой и уважаемой семьи, но тем не менее была вынуждена бежать на Сицилию вследствие политических интриг. В юном возрасте она зачитывалась лирическими поэмами своего современника Алкея, чье творчество оказало на нее большое влияние. На острове имелось несколько музыкально-поэтических школ, одну из которых со временем возглавила Сафо. Молва о ней прокатилась по всему тогдашнему культурному миру. Из Греции, Малой Азии стекались к ней ученицы и поклонницы. Ее речи и поэтические обращения к ученицам были полны страсти и духовного взлета. «Она была прекрасна», – писал о ней Платон, называя десятой музой. Песни Сафо отличает глубина чувств, основываясь на собственном опыте, она умеет выразить все оттенки человеческих переживаний, чистую радость жизни, особенно радость любви между мужчиной и женщиной. Сафо считает тем состоянием, к которому должен стремиться человек. Ее песни – сплошь откровенное исповедание чистой чувственности. Кажется, как будто ей неведомо никакое другое божество, кроме богини любви, которой она посвящает праздники жизни и свои песни.

«Мать милая! Станок стал мне постыл, И ткать нет силы.

Мне сердце страсть крушит;

Чары томят Киприды нежной». (19) В этих простых словах выражает Сафо потребность девушки в любви. В личной жизни поэтесса была несчастлива. Еще в молодости она, выйдя замуж, рано овдовела. В расцвете своей славы она полюбила молодого корабельщика Фаона. Фаон пренебрег ее чувствами, и отвергнутая Сафо в отчаянии выбросилась с Левкадской скалы в море. В Лувре находится картина «Сафо и Фаон» Н.Пуссена, где Сафо изображена рядом со своим возлюбленным Фаоном, а Амур посылает ей из своего лука стрелу любви.

Известно, что в Древнем Риме отношение к женщине, любовь к ней часто превращалась в сластолюбие, изощренную игру. В «Жизни 12 Цезарей» Светония, в «Анналах» Тацита описываются любовные вакханалии, которые расцветали при дворе Цезарей. Вся римская сатира – от Квинта Энния до Апулея полна обличений нравов той эпохи, превыше всего ставящих собственные чувственные удовольствия. В то же время образцы возвышенной чистой любви между мужчиной и женщиной, уважительного отношения к женщине встречаются в жемчужинах римской поэзии, в творчестве римских поэтов I в. до н.э. – Катулла, Тибулла, Проперция, Овидия, Горация. Любовь к женщине достигает у них невиданных, утонченных высот, проходит целая галерея женских образов, облагороженных, опоэтизированных – Коррина в «Любовных элегиях» Овидия, Кинфия у Проперция и другие персонажи.

Воспевание неумеренной бескрайности любви, ее буйное изобилие окрашивает их любовь в особые цвета.

Они поют любовь как величайшее откровение человека перед человеком, и это новая ступень в психологии любви. Когда они прославляли женское тело, они говорили не только о телесной открытости, а именно обо всей человеческой открытости, о той распахнутости до конца, которая открывает влюбленным все друг о друге. Все в любви было для них естественным, не запретным, – и это тоже было одним из главных свойств тогдашней любви. И поэтому великий Овидий так прям и открыт, когда пишет о подробностях любви. Он любит свою Коринну и его любовные элегии, которые рассказывают о светлых радостях любви – один из ярчайших шедевров мировой лирики.

Часто любовь, которую воспевали римские поэты, была любовью к гетерам. Гетеры были первыми и по настоящему образованными и эрудированными женщинами античности, своеобразная женская интеллектуальная элита. Их социальное положение было достаточно высоко, по существу, их даже нельзя было назвать продажными женщинами, т.к. занятия любовью являлись для них только средством, а не целью. Спектр их деятельности был намного шире: они участвовали в государственной и общественной жизни, влияли на принятие политических решений, блистали среди поэтов, философов, художников. Им предоставлялось право участвовать в симпозиумах ученых мужей, на равных вести беседы с мужчинами.

Множество гетер вышло из Коринфа, где они учились приемам ораторского искусства, стихосложению, музыке. Их славе способствовала не только красивая внешность, но и ум, интеллект, художественный талант. Тем не менее, не будучи включенными, в процесс продления рода и отношений наследования, избежав семьи, они были поставлены вне общества. Даже самые одаренные из гетер, писавшие стихи, прозу, занимавшиеся живописью, сочинявшие музыку, в реальной своей жизненной позиции не имели ничего общего с позицией человека творческого. Само появление гетер на исторической арене было обусловлено не их собственным желанием и стремлением, а мужским «спросом», мужским вкусом и мужскими притязаниями. Их способности и полученные знания практически не имели выхода на общественную арену, а границы применения были чрезвычайно узки. Образованность и художественный талант гетер были подчинены утилитарной цели – услаждению мужчины, обеспечению части его быта, его интимной, частной сферы. О гетерах было написано немало литературных и исторических трудов («Разговоры гетер» Лукиана, «История гетер» Калистрата). Известна легендарная писательница – гетера Элефантис (Элефантида), автор любовных романов. Гален приписывает ей также авторство сочинений по косметике.

Практически греков и римлян можно назвать зачинателями особого рода литературы, которую в наше время принято называть эротической. Хотя произведения такого жанра очень древнего происхождения, но периодом их расцвета была эпоха эллинизма. Центром распространения эротики была греческая колония Сибарис, жители которой впоследствии приобрели славу праздных, избалованных роскошью людей – сибаритов. Именно они были известны как авторы шуток, пословиц и поговорок, носящих откровенно физиологический характер. Еще большую славу преобрел город Милет в Ионии – родина натуралистических «Милезийских рассказов» Аристида, переведенных затем на латинский язык и пользовавшихся большой популярностью. Подобные сочинения стали называться «милезиями».

Другим представителем греческой эротической литературы, имя которого стало нарицательным, был Сотадес из Маронии, живший при дворе Птолемея II и сочинявший стихи и прозу. Показательно, что Сотадес, в конце концов пострадал из-за своих недвусмысленных шуток, – из-за острот по поводу свадьбы Птолемея с его сестрой Арсиноей, он попал в тюрьму, где и умер.

Эллинистическая эпоха явилась важным периодом во многих областях общественно-политической и культурной жизни античного общества. Эллинистическая культура, достигшая высочайшего уровня своего развития, способствовала изменениям в общественном положении женщины. Аристотель призывал пересмотреть и изменить представления о женщине и взгляды на брак, на взаимоотношения полов. Он говорил, что брак должен быть не только средством получения потомства, а быть содружеством двух людей, объединившихся ради выполнения общих задач, которые должны быть разделены, работа у каждого разная, «оба помогают друг другу, при этом каждый вносит свой вклад в целое, находя в таком содружестве пользу и удовольствие». И если оба супруга обладают нравственностью, то брак имеет нравственную основу.

Новые гуманистические представления о жизни, общая атмосфера культурного подъема способствовала эмансипации женщины, в отличие от предшествующих периодов эпохи античности. В эллинистический период освобождение и духовное раскрепощение женщины достигло уровня, которого еще не знала древность. Женщины получили право получать образование, а не сидеть в гинекее – женской половине, смогли участвовать в культурной жизни. Образованные женщины стали открыто появляться со своими наставниками, участвовали в дискуссиях, философских спорах, занимались искусством. Образованностью и свободомыслием отличалась пифагорейка Феано, известна также другая представительница пифагорейской школы – Ипатия. Она была дочерью известного математика, руководила школой, писала книги, увлекалась философией и искусством. В пифагорейскую школу, которая представляла собой обособленную общину, входило множество женщин.

В связи с проблемой эмансипации женщин следует остановиться на образах амазонок, их роли в жизни античного общества. Еще со времен Гомера поэты неоднократно упоминали о храбрых и отважных женщинах-амазонках. Гончары рисовали их изображения на вазах, а скульпторы – в виде мраморных статуй.

Великие скульпторы – Фидий, Пракситель, Фрадмон – создавали для храма богини Артемиды в малоазиатском городе Эфесе прекрасные статуи этих одногрудых богинь (по преданию правую грудь им выжигали еще с детства, чтобы она не мешала натягивать лук). До нас дошли лишь многочисленные копии этих статуй. Согласно преданиям амазонки раз в году вступали в общение с мужчинами, чтобы продлить свой род. Они воспитывали только женское потомство и готовили их только к военным подвигам, верховой езде, стрельбе из лука. По преданиям с этим отважным и храбрым племенем женщин приходилось вести сражения даже таким величайшим героям, как Тесей, Геракл, Ахилл. Считалось, что амазонки достигли высшей степени власти и эмансипации.

Некоторые ученые подвергают сомнению существование такого воинственного племени, считая его плодом неисчерпаемой фантазии греков. Однако, современные историки и этнографы утверждают, что легенды об амазонках содержат зерно достоверной реальности. Согласно древнегреческой мифологии территория обитания амазонок включала на северо-востоке Малую Азию, побережье Черного моря, остров Эсперу, Северный Кавказ. Существует много легенд и мифов, описывающих подвиги амазонок, упоминание о них встречается в «Иллиаде» Гомера, у историков Геродота, Страбона. Битвы с амазонками – излюбленная тема древнегреческого искусства, их даже изображали в схватке с кентаврами.

Упоминания об амазонках прослеживаются и в древней истории Азербайджана. В Кобустане имеются наскальные изображения 7 женщин, названные археологами «Семь красавиц». Примечательно, что все они держат лук справа налево, закрыв правую грудь. Можно утверждать, что эти воинственные женщины – амазонки.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ 1. Какую роль играют гендерные отношения в античном искусстве?

2. Какими мифическими божествами представлена любовь в мифологии?

3. Кто такая Сафо?

4. В каких древнегреческих трагедиях изображаются отношения мужчины и женщины?

Методы работы – обсуждение отрывков из произведений античной литературы и мифологии ОТРЫВКИ ИЗ АНТИЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Анакреон и гетеры Славлю нежного Эрота:

Он сильнее всех богов;

Он царит в венце, сплетенном Из бесчисленных цветов.

Смертных мощный укротитель, Он самих богов властитель.

Прощание Овидия с женой Фабией перед разлукою Рыданьем мольбу прерывая, Голосом, полным тоски, страстно молилась жена Перед алтарем, лобызая устами дрожащими пепел, Простоволосая, ниц пала на землю она, И полилися моленья к стоявшим пред нею пенатам, Но осужденного им было спасти не дано.

Когда же приблизился час разлуки, Фабия не выдержала и, - Крепко обнявши руками изгнанника шею супруга, Слезы из глаз у меня речью своей извлекла.

«Нет, не оставлю тебя, и были, и будем мы вместе, – Молвила, – с ссыльным пойдет ссыльной за ним и жена.

Мне не закрыта дорога, с тобой на чужбину я еду И на изгнаника челн легкою ношей сойду, Кесаря гнев из отчизны тебя изгоняет, меня же К мужу любовь;

пусть любовь кесарем будет моим» Горацио и его возлюбенная Лидия Гораций Доколе милым я еще тебе казался, И белых плеч твоих, любовью горя, Никто из юношей рукою не касался, Я жил блаженнее персидского царя.

Лидия Доколь любовь твоя к другой не обратилась, И Хлои Лидия милей тебе была, Счастливым именем я Лидии гордилась И римской Илии прославленной жила.

Гораций Я Хлое уж теперь фракийской покорился, Ей искусна песнь и сладок цитры звон;

Для нее и умереть бы я не устрашился, Лишь был бы юный век судьбами пощажен.

Лидия Горю я пламенем взаимности к Калаю, Тому, что Орпитом турийским порожден;

И дважды за него я умереть желаю, Лишь был бы юноша судьбами пощажен.

Гораций Что, если бы любовь, как в счастливое время, Ярмом незыблемым связала нас теперь?

И русой Хлои я с тебя низвергнув бремя, Забытой Лидии отпер бы снова дверь?

Лидия Хоть красотою он полночных звезд светдее, Ты ж споришь в легкости с древесною корой, И злого Адрия причудливей и злее – С тобой хотела бы жить и умереть с тобой. (10) ЛИТЕРАТУРА 1. Адам и Ева / Альманах гендерной истории. – СПб., 2. Античные гимны. – М., 3. Винничук Л. Люди, нравы, и обычаи Древней Греции и Рима. – М., 4. Грейс Р. Мифы Древней Греции. – М., 5. Гендер: история, общество, культура. – Б., 6. Кун Н. Легенды и мифы Древней Греции. – М., 7. Мир и Эрос. Антология философских текстов о любви. – М. 8. Овидий Н. Наука любви. – М., 9. Радцен С.И. История древнегреческой литературы. – М., 10. Хрестоматия по античной литературе. – М.,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.