WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА. ПОНЯТИЕ «ГЕНДЕР» И ЕГО РОЛЬ В ИСКУССТВОВЕДЕНИИ Предмет, цели и основные понятия гендерной теории, основные аспекты гендерной проблематики.

Проблема развития феминистской критики теории и истории искусства.

Гендерные аспекты женского профессионализма в искусстве.

В настоящее время все большее внимание зарубежных и отечественных исследователей привлекают гендерные аспекты социально-политических и гуманитарных наук. Проведение гендерных исследований, их интеграция в эти науки способствует не только корреляции имеющихся представлений, но и предполагает решение малоизученных проблем, существенно изменяет подход к их постижению. Являясь специфической областью знания, гендерная проблематика в то же время имеет «сквозное» универсальное значение, пронизывая различные науки и дисциплины.

В последнее время понятие «гендер» становится все более популярным и широко распространенным, что свидетельствует об актуализации проблем, связанных с распределением социальных ролей в обществе в зависимости от принадлежности к определенному полу. Укрепление и развитие демократических ценностей в обществе предполагает необходимость создания равных условий для реализации интересов всех членов общества независимо от их пола, вероисповедания, национальности, социального статуса и т.д.

Гендерные исследования называют «философией полов», так как под ними предполагается раскрытие механизмов взаимоотношений между полами, их взаимодействие, выявление социальных ролей полов в обществе, определение тех различий между ними, которые сыграли существенную роль в историческом развитии человечества.

Данный курс посвящен гендерным аспектам искусствоведения и в рамках его раскрываются важные и актуальные проблемы. Однако, прежде чем рассматривать специализированные проблемы «гендер и искусствоведение», следует уделить внимание самому понятию «гендер», гендерным исследованиям и аспектам.

Понятие «гендер» – одно из новых в обществознании. Оно находится на стадии становления, обогащения новым содержанием, определения места в категорийно-понятийном аппарате. Данный термин происходит из англоязычной литературы и означает пол, род: воспроизводит оппозицию биологического/социального.

Введение данного термина в научный оборот обусловил решение нескольких задач: перевести анализ с биологического уровня на социальный, отказаться от постулата о «природном назначении полов», продемонстрировать, что понятие пола относится к числу таких категорий как нация, класс, раса.

Гендер – это совокупность представлений о личностных и поведенческих особенностях мужчины и женщины. Эти особенности, взятые в отдельности, определяют женственность (феминность) и мужественность (маскулинность). Термин «гендер» в отличие от термина «пол» является амбивалентным и наиболее точно может быть переведен как «социальный пол». В данном случае «социальный пол» в отличие от пола биологического является результатом воспитания определенного полоролевого поведения, соответствующего конкретной культуре. Иными словами, он акцентирует внимание на социальных различиях между полами. Помимо биологических отличий между мужчинами и женщинами существует дифференциация социальных ролей, форм деятельности, различия в поведении, психологии, мышлении, восприятии окружающей действительности. Гендерный подход предполагает, что различия в поведении и восприятии мужчин и женщин определяются не столько из физиологическими особенностями, сколько таким социальным фактором, как воспитание и распространенными в каждой культуре представлениями о сущности мужского и женских начал.

Принадлежность человека к тому или иному полу обуславливает определенные нормы поведения личности, взгляды, предопределяет различные социальные роли. Причем эти нормы поведения не являются универсальными, они различаются в разных обществах и на разных этапах развития этих обществ под влиянием множества факторов как социальных, так и внесоциальных – географических, климатических.

Раса, класс, уровень социально-экономического развития, менталитет, культура – все это влияет на распределение социальных позиций. Гендер, в отличие от биологического пола, динамичен, может меняться, и социальная роль мужчины и женщины не должна быть раз и навсегда данной. (1) Гендер – это сложный социальный конструкт: различия в ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках между мужским и женским, конструируемые обществом. Это модель социальных отношений между полами, не только характеризующая их межличностное общение и взаимодействие, но и обуславливающая их отношения в основных институтах общества.

Гендер является одним из базовых измерений социальной структуры общества, которая наряду с другими параметрами образует социальную систему. Это позволяет рассматривать гендер как один из важнейших показателей социальной структуры общества, обусловливающий упорядоченность всей социальной системы. Осознание гендерной принадлежности – конструирующий элемент общества, основанный на продуцированных обществом различий между полами.

Гендерные исследования – это междисциплинарная исследовательская практика, реализующая возможности гендерного подхода для анализа социальных трансформаций и систем доминирования.

Философская и общегуманитарная мысль XX в. выразила новый взгляд на проблемы взаимоотношений полов и так называемый «женский вопрос». Самые актуальные проблемы общества – власть, насилие, самосознание, свобода личности в условиях постиндустриального общества предстали как проблемы половой идентификации человека и соответствующих социальных ролей. Многие философские проблемы – проблема сущности человека, смысл и предназначение, пространство и время человеческого бытия получили гендерное измерение. Осознание этого положения и нашло отражение в широко разворачивающихся во всем мире гендерных исследованиях. Междисциплинарность гендерных исследований проявляется и на уровне исследования конкретных проблем, и на уровне обоснования гендерной асимметрии общественного развития в целом. Круг наук, включающихся в гендерные исследования необычайно широк – философия, социология, экономика, демография, история, антропология, психология, политология, этнография, культурология, искусствоведение. В силу своего исключительного значения гендерные исследования уже сегодня должны широко внедряться в практику воспитания и образования.

Гендерные исследования тесно связаны с женскими исследованиями. Теория гендера развивалась на основе феминизма, который являлся совокупностью философских, социологических, психологических, культурологических теорий, а также включал широкое общественное движение за права женщин. С середины XX столетия на Западе повсеместно возникали центры «женских» исследований со специальными программами. Основной их задачей являлось изучение «женского вопроса», «женского опыта» с точки зрения и позиций женщин. Гендерные исследования и теория служили логическим продолжением и следствием «женских» исследований.

Тот факт, что в центре гендерных исследований обычно находится проблема женского неравноправия и неравенства во многом способствовал непопулярности гендерной теории, и даже отрицательному к ней отношению. Несмотря на огромные достижения в повышении роли женщины в обществе, в увеличении ее социального статуса гендер до сих пор воспринимается многими мужчинами скептически, несерьезно.

Такое же предвзятое отношение существует и в отношении гендерных исследований.

Выходу «гендера» из-под знака «феминности» способствовало повышение внимания к «маскулинности». Хотя именно феминистские исследования пробудили интерес и актуальность исследования маскулинности. Оказалось, что не только у женщин, но и у мужчин в обществе существуют проблемы, порой очень сложные и острые. Эти исследования показали, что обособленное рассмотрение мужского и женского вне их взаимосвязи, взаимодействия и сопоставления создает неверный образ, приписывая специфичность, различия тому, что является общезначимым, характерным и для мужчин, и для женщин. Нарушается принцип системности, согласно которому социальный факт зависит от целостной системы, в которую он включен.

Важным направлением гендерных исследований является рассмотрение не только женских, но и мужских проблем. Многоплановость и сложность гендерных проблем обусловливает комплексный подход к их изучению и разрешению в рамках всего общества. В 90-е годы понятие «гендер» выходит за рамки феминизма и социологизма, но продолжает сохранять с ними генетическую связь. При этом оно наполняется специфическим звучанием в предметном поле различных наук, где проявляется тенденция использования его как эквивалента общей категории пола.

Таким образом, гендерные исследования – это не только – «женская» проблематика, сколько практика поиска гармонии полов, способствующая раскрытию потенциала общества в неразрывном единстве его двух противоположностей. Изменение существовавшего в обществе типа разделения полоролевых отношений между полами – это процесс разрушения старых отживших социальных устоев и стереотипов. Новый эгалитарный тип отношений между мужчиной и женщиной, сменяющий старый, патриархальный, основан не на господстве и подчинении, а на отношениях личной взаимодополняемости и равноправия в обществе и в семье. Эгалитарное понимание принципа равенства между полами – это движение к более развитому сложному социуму, основанному на полном равенстве возможностей для самореализации личности.

История и теория искусства – одна из тех областей гуманитарного знания, где традиционные (в данном случае – патриархальные) подходы и ценности классического искусствознания все еще доминируют и труднее всего изживаются. Эстетическая мысль и канонические суждения художественных критиков XIX XX вв. образуют тот теоретический каркас, который все еще в ходу у многих современных искусствоведов, которые используют традиционные модели интерпретации и архаический язык для анализа и исследования не только классического, но и современного искусства. Современными искусствоведами игнорируется наличие гендерного неравенства в соотношении «женского» и «мужского», царящего в литературе и искусстве. Произведения искусства являются примером образов мужчин-победителей, воинов, мыслителей, политиков, и женщин, круг интересов которых замыкается на сфере любви, семьи, секса.

Большая часть классически образованных постсоветских искусствоведов никак не смогли бы согласиться с мыслью о том, что «женщина неравноправна» в истории западного и отечественного искусства, как и в истории культуры вообще. Как она может быть неравноправна, если все виды искусства только и делали на протяжении веков, что воспевали женскую красоту, прославляли идеалы материнства и добродетели? В их представлении женщина выступает в роли музы-вдохновительницы, молчаливо позирующей натурщицы и одновременно объекта почитания, в то время как роль творца отведена мужчине.

Властная, определяющая позиция творца оказывается превалирующей над фактом множественности отношений, связывающих женщину с искусством. Женское начало является как бы «материалом» в руках творца-мужчины, который выражал в нем свое мужское «Я». Осмысление различий между понятиями «мужское» и «женское» всегда осуществлялось с патриархальных, маскулинистских позиций, т.е. с заданного априорного положения, что мужская культура и ее иерархические ряды являются универсальным мерилом любых эстетических ценностей. Конечно, в случае использования традиционных культурных парадигм и характеристик трудно ожидать каких-либо объективных, новых оценок и определений.

В большинстве своем произведения искусства и литературы создавались в те времена, когда роль различения полов еще не была осознана и воспринята в достаточной мере. В истории искусства игнорирование гендерного конструкта привело к тому, что «мужское» – мужские нормы поэтики, мужские способы письма, созданные мужчинами мужские и женские образы – приравнивалось к «общечеловеческому», в то время как специфическое женское присутствие просто не замечалось и игнорировалось. Выключение момента различения полов из различных научных работ и произведений искусства не приводило к нейтральным в половом отношении результатам. Обычно авторы таких работ проецировали общепринятые полоролевые стереотипы и критерии на объекты их исследования.

Таким стереотипом в литературе являлась характеристика пишущего субъекта как «мужского», в то время как позиция описываемого объекта ассоциировалась с «женским». Этот стереотип в значительной степени давал привилегии и льготы авторам-мужчинам, облегчал их литературную деятельность и издание их произведений. В то же время этот стереотип затруднял литературную деятельность женщин. Этот же стереотип во многом обусловливал и восприятие процесса написания и прочтения произведений литературы и искусства. Если художественное письмо является мужской прерогативой, то и история литературы и искусства должна быть историей авторов-мужчин. Женщин-писательниц, как показывает обзор истории литературы, игнорируют или отводят им место на заднем плане. При этом наблюдается пренебрежение или предубеждение оценивать их произведения относительно мужских достижений.

До середины 70-х годов XX в. господствовала одна установка в феминистской литературе – восстановить существование женщин, написать особую «женскую» историю. Представители этого направления смогли раскрыть многие неизвестные страницы деятельности женщин в самых различных сферах культуры, истории, искусства разных эпох и народов, но такой описательный подход имел некоторую ограниченность. Приверженцы другого направления старались проанализировать наличие конфликтующих интересов и альтернативного жизненного опыта женщин различных социальных категорий. При этом они опирались на различные феминистские теории, которые внедряли в традиционный классовый анализ фактор различения полов и характеризовали статус определенной исторической личности как совокупности индивидуальных, половых, социальных и классовых характеристик. Все это, а также создание новых комплексных объяснительных моделей сказалось на всем облике «женской истории»: били, переосмыслены сами понятия «мужского» и «женского». Главной категорией анализа искусства и литературы становится гендер, призванный исключить биологический и психологический детерминизм, который постулировал неизменность условий бинарной оппозиции мужского и женского начал, сводя процесс формирования и воспроизведения половой идентичности к индивидуальному семейному опыту субъекта и абстрагируясь от его структурных ограничителей и исторической специфики. (2) Гендерные историки исходят из положения о комплексной социокультурной обусловленности различий и иерархии полов и характеризуют их воспроизводство в историческом контексте. При этом происходит уклон в сторону изменения общей концепции исторического развития, т.к. сюда включается и динамика гендерных отношений.

Западная феминистская критика представляет собой хороший пример неклассического искусствознания, анализирующего произведения современного искусства и предлагающего новые парадигмы видения искусства классического. Обращение к западной феминистской критике в области различных видов искусства обусловлено тем, что дискурсивная матрица западного феминизма в силу своей разработанности в большей мере подходит для анализа визуальных искусств. Создана определенная модель и написан ряд трудов, отражающих динамику исследований в этом направлении, в интерпретации истории искусства. По мнению феминистской критики, «отсутствие» женщины в истории искусства обнаруживается как на уровне визуальной репрезентации (в смысле отсутствия пространства для женского взгляда), так и на уровне рецепции (в частности, женщине как реципиенту еще только предстоит обрести себя) – к сожалению, женское восприятие не было тематизировано в искусстве.

Вначале многие современные теоретики, поддавшись феминистическим идеям, занялись исследованием проблемы о том, были ли в истории культуры и искусства творцы женского пола, какие они оставили после себя произведения и почему их существование было в определенной мере проигнорировано.

Но феминистская история и теория искусства не может быть сведена только к поиску женщин-творцов и биографическим исследованиям их жизни, т.к. в силу большего количества творцов-мужчин остаются в силе традиционные патриархатные модели. Феминистическая критика искусства также не ограничивается нахождением и описанием женских образов, идеалов женской красоты, добродетели. Скорее, речь должна идти об идеологии репрезентации. Важное направление феминистской критики искусства – это возможность нового прочтения уже знакомых текстов и произведений в гендерном аспекте. (8) Таким образом, выдвигается подход, согласно которому практически все произведения искусства пронизаны гендерной составляющей. Наблюдается постепенное смещение акцентов: от анализа репрезентации женщины в искусстве и мужского доминирования – к анализу того, как гендер присутствует, конструируется и воспроизводится во всех видах искусства, и как это влияет на женщин и мужчин. В ходе этого людьми усваиваются гендерные нормы, роли и стереотипы. Формируется определенный ряд представлений, что есть «мужское» и «женское», как они взаимодействуют друг с другом в произведениях искусства, предопределяют формирование соответствующих типов мышления и познавательных парадигм.

Выяснение взаимоотношений полов в развитии культуры, их символическое выражение в искусстве позволяет выявлять новые аспекты развития социума, глубже проникать в суть происходящих процессов.

Учитывая значимость этой проблематики, можно сказать, что «гендерное измерение» дает возможность по иному взглянуть на хорошо известные факты или произведения, интерпретировать их с учетом гендерной дифференциации, выявлять субтексты, отражающие символы женского опыта, а также деконструировать казалось бы незыблемые понятия. Ведь новое гендерное прочтение текстов и произведений позволяет отойти от традиционных литературоведческих, искусствоведческих, социально-политических трактовок, проанализировать произведения с точки зрения представлений о понятиях «мужественное» и «женственное», которые, в свою очередь, являются конструктами культуры и эволюционируют в ходе исторического развития. Поэтому гендерные аспекты искусствоведения, приобретают все большее и большее значение и актуальность.

Пренебрежительное отношение к женскому творчеству породило в общественном сознании представление, дошедшие и до наших дней. В частности, если обратиться к литературе и искусству, нередко можно услышать мнение о том, что только мужчины смогли создать в этих областях подлинные шедевры, и что история литературы и искусства – это история мужского гения. То, что мужчины умнее и талантливее от природы веками не подлежало сомнению. Слово, «художница» обозначало не профессию, а снисходительную негативно окрашенную принадлежность к «второсортному» искусству. Не случайно, именно прикладное, декоративное искусство, считающееся второстепенным, относилось к сфере традиционных женских занятий. Вплоть до XX в., за небольшим исключением, европейская и восточная культура представлена субъектами-мужчинами, в них отражены мировоззрение и мироощущение тех или иных периодов становления и развития патриархального общества. По сути и вся мировая история искусства – мужская. Если взглянуть на фиксированную историю, то она как будто подтверждает этот тезис, хотя и там мы можем обнаружить имена Сафо, Анжелики Кауфман, Мехсети, Натаван, Жорж Санд и многих других, чей вклад в мировую культуру не менее важен, чем труды мужчин. (Речь в данном случае идет об античности до XX в.). Тем не менее в общественном сознании утвердилось мнение, что все же мужских имен намного больше, чем женских.

На самом же деле степень участия женщин в мировой художественной практике как и в других профессиональных сферах определяли не природные женские качества. Социально и экономически несамостоятельное и ущемленное положение женщины в обществе, полное или частичное отсутствие прав на собственность, религиозные и моральные табу – все эти факторы в большой степени ограждали искусство от женщин-художниц. Следствием подобной дискриминации и неравенства являлась проблема авторства. Например, в средние века известные художницы не имели юридических прав на продажу собственных работ. Порой художницы создавали прекрасные произведения, но заключали договора и ставили подписи на их произведениях муж или другие родственники-мужчины. Национальный музей Женщины в Искусствах в Вашингтоне провел поистине титанический труд по восстановлению некоторых, дошедших до наших дней произведений искусства, подлинных имен авторов прошлых эпох.

Многие века женщины практически не допускались к «свободным» искусствам, а занятия литературой или живописью считалось чем-то предосудительным, неприличным. Осмелившиеся на это или работали под псевдонимами, или подвергались общественному порицанию. Так, в Америке и Европе рисовать с натуры, что являлось важным фактором в подготовке художников, женщинам-живописцам разрешили лишь к концу XIX в. Доступ к высшему образованию был закрыт для женщин вплоть до II-й пол.

XIX в. Естественно, что такая система патриархального табу не давала женщине заниматься художественным творчеством, где она могла бы проявить свой талант, раскрыть свои способности.

Традиция систематического исключения женщины из сферы искусства связывается также со становлением Европейской Академии Художеств, в течение нескольких веков выполнявшей функцию интеллектуальной (представление о «гениальности» как мужском атрибуте) и институциональной (членство в Академии для женщин было запрещено) дискриминации женщин.

Существует и еще одна причина малого представительства женщин в культурной, особенно ранней летописи истории. Имеется в виду иерархия видов искусств, которая была построена так, что на верхних ее ступенях располагались те виды и жанры искусства, которые требовали серьезную профессиональную подготовку, и, следовательно, были ограждены от женщин. Эти «высшие» сферы творчества персонифицировались и запечатлевались историей, а «низшие» воспринимались как какое-то неоформившееся, анонимное художественное пространство, Декоративное искусство, рукоделие, вышивка, ковроткачество были отнесены к «низшему» искусству и интерпретировались не как свободная художественно-эстетическая деятельность, а как почти трудовая, семейная обязанность женщин, «женская работа». И именно в том, что сейчас классифицируется как прикладное, народное искусство, очень широко проявлялось женское творческое начало и талант, но к сожалению, осталось почти безымянным.

Противопоставление «высшего» искусства «низшему» коренится также и в традиционном представлении «иерархии формы и материала», в которых традиции живописи и скульптуры ставятся выше традиций с глиной, нитями и тканями, а созерцательная функция искусства (искусство ради искусства) – выше практического, утилитарного использования предметов творчества. Если обратиться к литературе, то большой заслугой женщин является сохранение и развитие устных литературных жанров – песен, сказок, пословиц, поговорок.

Переоценку и пересмотр этой творческой женской деятельности проделали представительницы того течения в феминизме, которое квалифицирует прикладное искусство как субкультуру. С позиций этих феминисток «низкое» искусство противопоставляется «высокому», «домашнее» – «официальному» и данная иерархия не ставится ими под сомнение. Причем отсюда не следует, что «низкие» формы творчества – это прерогатива только женщин. Они считают, что господствующая маскулинистская культура пытается насадить дискриминационные ограничения для женщин в области литературы и искусства.

Американская исследовательница Л.Нохлин в своей работе «Почему не было великих художников женщин?» обратилась к социологическому анализу искусства, отметив, что было бы большим заблуждением считать искусство «свободной автономной деятельностью одаренной личности», на деятельность которого сказывается лишь предыдущая художественная традиция. Искусство укоренено в социальной структуре, и опосредовано деятельностью определенных социальных институтов (художественные академии, другие образовательные учреждения, арт-рынок, культурная политика, религия и др.). В своей работе автор проанализировала традицию систематического исключения женщин из сферы искусства, а также обозначила три ключевых направления, которые определил тематику феминистской критики истории искусства:

- поиск и исследование женщин-художниц;

- изучение репрезентаций женщины в искусстве;

- критика дискурсивных границ истории искусства как научной дисциплины.

Сама Л.Нохлин в соавторстве с Э.Харрис в 1976г. опубликовала книгу «Женщины-художницы 1550 1950гг.» (по сути, это был каталог выставки, которую она организовала и проехала с ней по США). Так были возвращены истории имена выдающихся художниц: Джудит Лейстер (1609-1661гг.), работы которой приписывались Франсу Хальсу;

Анжелика Кауффман (1741-1807гг.) – член Королевской Академии;

Сюзе Робертсон и (1855-1922гг.) и многих других. Позже стали появляться специальные библиографические справочники – Э.Тафтс, Г.Мюнстенберга «Пять веков женщин-художниц», «Женщины-художницы от Средневековья до XX в». Публикации о женщинах-художницах, появившиеся в 70-80 годы, исследовали статус женщин, их достижения в рамках традиционной истории искусств.

Государственная Третьяковская Галерея провела в январе 2002г. выставку в рамках грандиозного проекта «Искусство женского рода». На выставке было представлено творчество российских женщин, начиная с IV в. и до наших дней. Более 200 созданных российскими женщинами произведения были собраны воедино из собственных фондов Третьяовской Галереи, музеев Кремля, Государственного Русского музей. Для авторов данного проекта важно обозначить в истории русского искусства роль женщины-творца, а также выявить не столько линейные пути развития женского творчества, но и неожиданные перекрестные связи прошлого и настоящего в нем. Важная проблема и мотив выставки – «женский взгляд» во всей его специфике и многоплановости, взгляд на себя, на мир, на историю. Визуальное искусство предоставляет возможность взглянуть на мир глазами женщины, именно оно позволит проследить как на протяжении столетий менялся женский взгляд, увидеть и воспринять «другую историю».

Наряду с укоренением в культуре гендерных практик происходит пересмотр исторической роли и участия женщин в мировом культурном процессе. Активное появление женщины-субъекта творчества на сцене мирового искусства называют феноменом XX в.

Современное искусство Азербайджана также достойно представляют женщины. Среди женщин художниц Азербайджана можно назвать Ваджию Самедову, создавшую многочисленные женские портреты;

Эльмиру Шахтахтинскую, Гюлли Мустафаеву, чьи полотна – яркая страница в азербайджанском изобразительном искусстве. Их творчество неразрывно связано с лучшими традициями национальной культуры и мировыми общечеловеческими достижениями.

В области станковой живописи работает Марал Рахман-заде, создавшая целую серию цветных литографий: «Баку», «У нас на Каспии», линогравюры: «Баку – моя Родина», «Сумгаит-Рустави». Она иллюстрировала многие произведения азербайджанской классической и современной литературы.

Свободные крупноформатные рисунки к поэме Дж.Джаббарлы «Девичья башня», к сборнику стихов поэтессы Хейран-ханум, к «Азербайджанским сказкам», выдвинули художницу в число ведущих иллюстраторов.

Последние годы ознаменовались новыми именами женщин-художниц Азербайджана. Совсем молодые, но уже талантливые и довольно популярные, они открыли новую страницу в живописи Азербайджана – А.Салахова, Е.Хагвердиева, А.Рзакулиева, С.Шихлинская. Экспрессия чувств, повышенная эмоциональность, обнаруживающая себя в цвете, фактуре, пластике, выливается у них в открытость мироощущения, многообразие форм. Попытка психологической разработки образа превалирует у них над решением собственных художественных задач. У каждой из них разный творческий почерк, разные произведения, но они заявили уже о себе, как о созревших мастерах, чье творчество приковывает к себе взгляды зрителей, заставляет задумываться о многом.

Такой вид искусства как скульптура также может представить имена женщин-скульпторов. Им присущ интерес к монументальным формам, стремление к психологическому раскрытию портретных образов, индивидуальность творческой манеры. Поисками новых пластических форм, психологизмом отмечено творчество скульптора Э.Гусейновой – композиция «Семья», барельеф Дж.Джаббарлы.

Романтический настрой и лиричность отличает творчество Х.Абдуллаевой, создавшей композиции «Лай лай» (Колыбельная), «Весна». Ей же принадлежат изящные статуэтки «Семи красавиц».

Значительным достижением азербайджанского музыкального искусства становится творчество композиторов–женщин, чьи произведения отличает смелый новаторский поиск, оригинальное композиционное решение произведений, синтез национальных традиций с новаторскими тенденциями современной музыки. В жанре оперы работает Ш.Ахундова, камерная инструментальная музыка представлена творчеством Ф.Али-заде, популяризирующей азербайджанскую музыку в Германии. В песенном жанре работают Э.Ибрагимова, Ф.Кулиева. Причем в этом жанре наблюдаются две тенденции: с одной стороны – фольклорная образно-эмоциональная сфера, с другой – эстрадная музыка. Симфоническая музыка представлена в творчестве композитора А.Джафаровой.

Таким образом, искусство последних десятилетий опровергает утверждение о «второсортности» женского творчества. Созданные ими произведения стали знаковыми, определяющими в искусстве. Поэтому и вклад женщин в мировую культуру и искусство не менее важен и актуален, чем мужчин.

В Указе Президента Азербайджанской Республики Г.А.Алиева от 6 марта 2000г. подчеркнуто, что:

«Азербайджанские женщины своим мужеством и волей, верностью и чистотой играют исключительную роль в жизни общества, в формировании системы национального творчества, в древних легендах и дастанах дано художественное описание прекрасных женских образов. Женские образы «Книги моего Деде Коркута» и сегодня служат торжеству человеческих идей».

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ 1. Каковы представления о гендере?

2. Что такое гендерные роли, гендерные стереотипы, гендерное неравенство?

3. Какие аспекты гендера охватывает феминистская художественная критика?

Методы работы – дискуссия, работа в малых группах, просмотр и обсуждение фильма «Желаю семеро сыновей и одну дочь» ЛИТЕРАТУРА 1. Алиева М.М. Гендерные аспекты политологии. – Б., 2. Адам и Ева. Альманах гендерной истории. – СПб., 3. Abasov.S. Qender Aradrmalar Azrbaycanda. Azrbaycan Qender Tdqiqatlar. – B., 4. Quluzad Z. Azrbaycanda Qender maarifin Dair. Azrbaycanda qender tdqiqatlar. – B., 5. Женщина. Гендер. Культура. / Под ред. Хоткиной З. А. – М., 6. Клименкова Т. А. Философские проблемы неофеминизма 70-х годов. Вопросы философии. № 2, 7. Пол. Гендер. Культура. – М., 8. Усманова А. Женщина и искусство: политики репрезентации. Теория и методология гендерных исследований. Курс лекций. – М., 9. Qender: tarix, cmiyyt, mdniyyt / Ml. kollektivi (azrb. v rus dil.) – B., 10. Феминизм и гендерные исследования. Хрестоматия. / Под ред. В. И. Успенской. – Тверь, 11. Эллиот Т., Мендел Н. Теория феминизма. Гендерные исследования: феминистская методология в социальных науках. / Под ред. Жеребкиной И. – Харьков, 12. Qadnlar Azrbaycann musiqi hyatnda /Ml. trtib. Bayramova A. – B., 13. «Azrbaycan Respublikasnda dvlt qadn siyastinin hyata keirilmsi haqqnda» Azrbaycan Respublikasnn Prezidenti H.liyevin Frman. 2000, 6 mart «Azrbaycan Respublikasnn Qadn Problemlri zr Milli Faliyyt Plan haqqnda» Nazirlr Kabinetinin Qrar. 2000, 6 mart




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.