WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Проблемы образования взрослых в современной России.

– Новосибирск : ЦСА, 1998. – С. 110-116.

Плюснин Ю.М.

ПРИНЦИП ПСИХОЛОГИЗИРОВАННОГО ОБУЧЕНИЯ В ОБРАЗОВАНИИ ВЗРОСЛЫХ Основной тезис моего доклада весьма прост: под принципом психологизирован ного обучения взрослых понимается определяющее значение психологических знаний и индивидуально-личностных факторов в переобучении взрослых людей, являющихся специалистами высокой квалификации в какой-либо сфере деятельности. Далее я пред лагаю обоснование этого тезиса по каждому из указанных пунктов.

Модель образования индустриального общества. Характерной чертой системы образования современного общества, сложившейся к рубежу нашего века, является уз кая профессионализация, следующая сразу после общего образования, универсального по своему характеру. Образно эта особенность современного образования может быть представлена так ([1];

рис.1).

Ось времени Рис. 1. Схематичное изображение модели профессионального образо вания в современном индустриаль ном обществе «Объём получаемых знаний» Всеобщее среднее образование носит универсальный характер: молодого чело века учат всему без разбора, и по завершении 8 – 11 лет обучения он получает массу знаний универсального характера. Далее, сразу и резко наступает период узкой специа лизации. В зависимости от достигаемого уровня квалификации процесс получения профессии занимает от нескольких месяцев до 8 – 10 лет. Специалист высшей квали фикации затрачивает на обучение 18 – 20 лет, а в среднем длительность обучения со ставляет сейчас около 13 лет (я основываюсь здесь и далее на цифрах, приведённых в докладе проф. Ю.М. Забродина, представленном на Первом съезде Российского психо логического общества в январе 1997 г.).

Результаты такой системы образования: а) узкая специализация практически всего взрослого трудоспособного населения;

б) фиксированное положение каждого индивида в социально-профессиональном поле, отсутствие у него возможностей для «люфта», для свободного выхода в новые социальные и профессиональные области.

Изменение экономических ориентиров и переход к новым стандартам про фессионального образования. Естественно, что такая система образования, хорошая для периода индустриального развития и приемлемая вплоть до второй половины на шего века, в последние два десятилетия стала давать сбои. Возникли противоречия ме жду целями общественного развития, скоростью и направлением научно-технического и технологического развития и профессиональными способностями работников, преж де всего длительностью и узостью их профессиональной подготовки.

Два последних десятилетия характеризуются быстрыми темпами смены ведущих технологий. Радикальная смена технологий происходит каждые 9 – 11 лет (одно деся тилетие). Если сравнить эти и приведённые выше цифры, налицо значительное отста вание профессионального образования от темпов и потребностей современного соци ально-экономического развития. Такая ситуация объективно вынуждает принимать со ответствующие меры и это реально происходит. Недаром так много стали говорить и писать об образовании взрослых, разрабатывать и внедрять различные формы такого образования (например, только включённых в Интернет публикаций по проблемам об разования взрослых на настоящий момент существует более 31 тысячи на русском язы ке и более 65 тысяч – на английском).

Как указывают авторы работы, направленной на создание основ концепции че ловеческого потенциала [2], результатом современного технологического развития бы ло и изменение политики государств в области подготовки специалистов для промыш ленности сферы обслуживания, культуры, здравоохранения и образования. Если рань ше производство выступало только потребителем высококлассных специалистов, под готовленных в вузе, то к 80-м годам сформировалась потребность во «внутрифирмен ной» подготовке специалистов.

Помимо уже традиционных форм обучения взрослых, таких как курсы повыше ния квалификации (или ИПК), заочное и непрерывное обучение, на наших глаза обра зуются новые формы, например, такие, как обучение сотрудников фирм и учреждений нескольким разным профессиям в режиме непрерывного обучения. Именно в послед ние годы на Западе, да и у нас в стране утрачивают социальный престиж профессио нальные династии.

Изменяется отношение к «летунам»: как это отмечалось в одном из докладов на нашей конференции, продвинутые канадские фирмы стали отдавать предпочтение при приёме на работу людям, сменившим не менее пяти рабочих мест и имеющим, таким образом, больший опыт и широту профессиональных интересов по сравнению с работ никами, предпочитающим до конца дней трудиться по одной-единственной специаль ности.

Таким образом получает социальное одобрение профессиональная незафиксиро ванность работника, его потенциальная широта профессиональных интересов. Соот ветствующим образом стали меняться и принципы оценки профессиональной пригод ности специалиста. Они стали ориентироваться не на знания как таковые, а на компе тентность к знаниям. А уже одно это ставит на неизмеримую высоту психологическую подготовку специалиста.

Такими, пока не вполне устоявшимися и узаконенными средствами общество пытается разрешить противоречие между темпами своего технологического развития и скоростью социально-профессионального воспроизводства «трудовых ресурсов».

Психологическая ригидность по отношению к обучению. Однако, эти попытки постоянно наталкиваются на серьёзное сопротивление, причины которого находятся в области психологии человека. По самой своей природе человек не склонен к переме нам. Старая китайская поговорка «не дай вам бог жить в эпоху великих перемен» пре красно отражает универсальное переживание каждого человека, независимо ни от ка ких культурных или исторических обстоятельств. Люди хотят оставаться неизменно в том положении, которого достигли, особенно если этот процесс растянулся почти до половины жизни. Отсюда и та психологическая вынужденность второго, дополнитель ного образования, которая характерна, по данным Е.И. Николаевой (см. статью в дан ном сборнике), почти для двух третей учащихся-взрослых.

Психологическая неготовность человека, особенно имеющего специальность вы сокой квалификации, к смене рода деятельности носит всеобщий характер, она типич на. Следовательно, всегда, когда дело касается образования взрослых в любых его формах, мы должны иметь в виду это обстоятельство как важный негативный фактор по отношению и к учебному процессу и к его результатам.

Между тем, имеется и второй негативный психологический фактор. Однако, его действие косвенно, а не прямо связано с процессом обучения. Это фактор, проявляю щийся в кризисных социальных условиях, которые столь характерны теперь для Рос сии.

Реформируемое общество всегда предполагает развитие всех процессов, в том числе и социально-экономических, по катастрофическому типу. Меняется востребо ванность различных профессий, рынок труда становится динамичным. Преимущество приобретают те работники, кто способен сменить профессию, перестроиться и, приоб ретя новую специальность, вновь занять подобающее «место под солнцем». Совершен но очевидно, что такая перестройка требует меньших временных, моральных и эмо циональных затрат от работников среднего уровня квалификации по сравнению со спе циалистами высокой квалификации (особенно, если последние – наиболее ярким при мером здесь перед нами учёные -- ещё вчера владели престижной профессией и поль зовались общественным уважением, а сегодня в буквальном смысле презираемы обще ством).

Вот пример, который показывает, насколько велико значение этого психологиче ского фактора (рис.2). По двум нашим исследованиям [3, 4], проведённым одновремен но весной и в начале лета 1997 г. в Новосибирске, мы сравнили две большие выборки учёных ННЦ (565 человек) и безработных (382 человека), среди которых до 40 % со ставляют работники средней и высшей квалификации. Учёные, как специалисты выс шей квалификации, дают очень пессимистичные оценки своего повседневного душев ного состояния, сравнительно с соответствующими оценками безработных.

То же самое можно сказать и относительно чувства приспособленности к новым социально-экономическим условиям жизни. Среди учёных только 6 % считают себя хорошо адаптированными к нынешним условиям жизни, а более трети (36 %) – плохо или совершенно не приспособлены к новой жизни. Среди безработных 43 % считают себя адаптированными к новым социально-экономическим условиям. Можно указать и на другие признаки психологической неготовности взрослого человека к смене рода профессиональной деятельности (такие, например, как сужение трудовых и личных жизненных перспектив, неадаптивные эмоциональные реакции на изменения социаль но-профессионального статуса).

Все приведённые данные – аргументы в пользу следующего утверждения: спе циалисты высокой квалификации обладают пониженной психологической лабильно стью по отношению к социально-профессиональным переменам, особенно переменам катастрофического характера. Это обстоятельство предполагает особого подхода и к образовательному процессу.

40 1 2 3 4 Ученые Безработные - - - - - Рис. 2. Распределение самооценок индивидуального психологического состояния учёных - со трудников ННЦ (слева) и безработных г. Новосибирска (справа;

по оси ординат - распределение в про центах положительно и отрицательно окрашенных состояний) 1 - оптимистичное, деловое, спокойное, уверенное состояние;

2 - состояние неуверенности в завтрашнем дне;

3 - напряжение, беспокойство, тре вога и страх;

4 -пессимизм, тоска, апатия и безысходность;

5 - раздражение и агрессия.

Основания психологической подготовки специалиста. Таким образом, и каж дый человек в отдельности и общество в целом вынуждены решать одно и то же проти воречие, заключающееся в необходимости высокого уровня квалификации и при этом наличия широты и гибкости профессиональных возможностей работника, с одной сто роны, а с другой стороны -- преодоления психологической ригидности сформировав шегося специалиста. Наличие такого противоречия в современном обществе приобрело всеобщий характер: оно столь же типично для Запада, как и для нашей страны [5].

Преодоление этого противоречия упирается, в конечном счёте, в психологиче скую подготовку специалиста. Прежде всего это проблема смены ведущих ценностей и мотивов трудовой жизни, а нередко и частной жизни работника. Затем, это изменения в структуре социальных ориентаций. На более глубоком психологическом уровне это культивирование креативной личности. Ещё более глубоким уровнем является уровень преодоления индивидуальных жизненных стереотипов (во многом ушедших из поля сознания личности) и таких установок, которые делают человека неадаптивным, непла стичным, неспособным адекватно приспосабливаться к быстро меняющимся социаль ным обстоятельствам.

Поскольку означенная проблема – социально-психологическая по своей природе, подходы к её решению также должны быть преимущественно психологическими. Simi lis simili curat. Очевидность и приемлемость такого подхода подтверждает широкое распространение разнообразных курсов по психологии, ориентированнаях специально на различные профессиональные группы (см.: 2).

Прямым, неопосредованным подходом и является принцип психологизирован ного обучения в профессиональном образовании взрослых.

Практика применения его не только в наших условиях, на базе Центра социаль ной адаптации и переподготовки кадров высшей квалификации, но в других учебных заведениях подобного направления показывает, что технология психологизированного обучения имеет вполне однозначную структуру. Эта структура трёхкомпонентна, при чём компоненты выстраиваются иерархически:

1) психологическая поддержка, направленная на нормализацию психоэмоцио нального состояния человека, дезадаптированного в новых для него социально экономических и профессиональных условиях;

2) психологический тренинг, по форме ближе всего соответствующий так назы ваемым тренингам личностного роста, поскольку основная задача тренинга – проде монстрировать человеку его реально широкие возможности на профессиональном и со циальном поприщах, актуализировать творческий потенциал;

3) психологическое образование, имеющее вид и форму элементарного система тического образования в области психологии (не секрет, что специалистов высшей ква лификации даже среди учёных, имеющих хоть какие-то систематические знания в об ласти психологии, не более 1 – 3 %).

Именно такая трёхкомпонентная структура психологического обучения позволя ет, в известных границах, решить проблему переподготовки специалистов без тех из держек, которые имея психологическую природу, проявляются прежде всего в резуль татах профессиональной деятельности.

В заключение отмечу, что применение принципа психологизированного обуче ния в образовательных технологиях ЦСА в течение двух лет деятельности продемонст рировали их эффективность.

Примечания 1. Плюснин Ю.М. Личность на перекрёстке культур: модели социализации в условиях межкультурного взаимодействия. -- Новосибирск: изд-е ИфиПр СО РАН, 1994. – с.

2. Генисаретский О.И., Носов Н.А., Юдин Б.Г. Концепция человеческого потенциала:

исходные соображения // Человек. – М., 1996. -- № 4. – С. 5 – 21.

3. Гордиенко А.А., Ерёмин С.Н., Плюснин Ю.М. Академическая наука в кризисном обществе. – Новосибирск: ЦСА, 1997. – 176 с.

4. Плюснин Ю.М. Типология поведения безработного. – Краткий научный отчёт по результатам социально-психологического исследования безработных г. Новосибир ска. – Новосибирск: ЦСА, 1996. – 100 с.

5. Adams R. The personal social services: clients, consumers or citizens? – L., N. Y.:Longman, 1996. – 290 p.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.