WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИЗ ИСТОРИИ СОЦИОЛОГИИ НАУКИ АЩЕУЛОВА НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА кандидат социологических наук, руководитель Центра социолого-науковедческих исследований Учреждения Российской академии наук Санкт-Петербургского

филиала Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН, г. Санкт-Петербург e-mail: simar Социология науки в Ленинграде — Санкт-Петербурге:

от истоков до современности Статья является первой попыткой историко-научной реконструкции становления и развития социологии науки в Ленинграде — Санкт-Петербурге. Ретроспектива истории социологии науки в нашем городе позволяет рассмотреть основные вопросы социолого-науковедческого знания, тем самым, пополняя одно из направлений отечественной социологии. В статье пред ставлены результаты исследований, накопленные санкт-петербургским — ленинградским социолого-науковедческим сообществом за более чем пятидесятилетнюю историю, дается анализ научной, педагогической и организационной деятельности ведущих отечественных со циологов науки.

Ключевые слова: науковедение, социология науки, история социологии науки, науковед ческое сообщество.

Институционализация социологии науки в Ленинграде 1950–1960 гг.

Социология науки в нашей стране прошла долгий путь. Ее становление опре делено целым рядом обстоятельств. С одной стороны, отечественная социология науки неразрывно была связана с общей социологией, с другой стороны, возрас тание роли науки как одного из важнейших социальных институтов стимулирова ло изучение ее как специфического объекта познания. В данном случае необхо димо иметь в виду, что познавательная активность науки характеризуется двумя противоположными, но неразрывно связанными друг с другом векторами. Один из них задает направленность на познание внешней природной и социальной сре n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № ды, другой обращен в глубины самой науки, где происходят постоянная проверка эффективности и совершенствование ее внутренних структур, механизмов, тех нологий. Однако, если нацеленность на окружающую реальность очевидна, лежит на поверхности и даже традиционно воспринимается как единственная, то ори ентация на самоисследование ускользает из поля зрения неспециалиста и, более того, достаточно часто ученые не считают развитие этой области знания необхо димостью. В Ленинграде исследовательская работа в этом направлении началась уже в 1920-е годы, когда впервые стали проводить теоретические и эмпирические исследования для поиска путей организации управления наукой в новых социаль ных условиях. Выдающиеся российские ученые — С. Ф. Ольденбург, В. И. Вер надский, А. Е. Ферсман, Ю. А. Филипченко, — надеясь на то, что советская власть выполнит свои обещания модернизировать страну на основе науки, настойчиво искали новые, эффективные формы организации науки. Их усилиями были соз даны комиссии Академии наук по истории знаний, «Наука и научные работники», «Вопросы учета научных сил СССР». Силами этих и некоторых других организа ций был подготовлен и опубликован ряд изданий, освещавших проблемы научных кадров, научных коллективов, управления наукой, оценки труда ученых, положе ния ученых в обществе Такая интеллектуальная атмосфера явилась благоприятной почвой для И. А. Бо ричевского, который предложил выделить изучение функционирования и развития науки в самостоятельную научную дисциплину, использовать для ее обозначения тер мин «науковедение», а в качестве первого шага институционализации новой отрасли знания — создать специальный институт (Боричевский, 1926: 79–80). Но тогда науч ная общественность не оценила важности социологического изучения науки, и идеи И. А. Боричевского не были реализованы. Дальнейшего развития социология науки в этот период так и не получила, а в 1929 г. вся социология была признана «буржуазной наукой», сам термин «социология» оказался под запретом. Однако вопросы социоло гии науки, как правило, в опосредованной форме, рассматривались в трудах автори тетных российских ученых (Н. И. Бухарина, Б. М. Гессена, С. Г. Струмилина и др.).

Значительную роль в развитии науковедения сыграл II Международный кон гресс истории науки, состоявшийся в Лондоне в 1931 г. В конгрессе принимала уча стие и советская делегация, которую возглавлял Н. И. Бухарин. Особое внимание участников конгресса привлек доклад советского теоретика Б. М. Гессена, раскры вавший социально-экономические корни механики И. Ньютона и оказавший тем самым немаловажное влияние на дальнейшее развитие представлений о взаимоот ношениях науки и общества. Идеи Б. М. Гессена стали известны научной обще ственности и оказали определенное влияние на Дж. Бернала, опубликовавшего в 1939 году знаменитую «Социальную функцию науки» — первый фундаментальный науковедческий труд. В книге Дж. Бернал обстоятельно проанализировал характер ные черты науки, организационные формы научной деятельности, положение в об ласти научных публикаций, отношения между наукой и промышленностью, наукой и государством, стратегию научного прогресса;

наука представлена в динамике, как развивающийся организм, значение которого в социуме исторически изменяется.

Что же касается Советского Союза, то понадобилась примерно четверть века для возрождения социологии, важной составной частью которой стала социология науки.

Становление социологии науки как самостоятельной дисциплины в Ленин граде началось с середины 1950-х гг. Этому способствовало изменение социально n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. политической обстановки в стране, возросшее значение науки как производитель ной силы, повышение ее авторитета во всех сферах человеческой деятельности.

У истоков формирования социологии науки в качестве самостоятельной отрас ли знания стоял И. А. Майзель. В 1955 г. в Ленинграде он защитил кандидатскую диссертацию, представляющую собой исследование некоторых сторон еще недо статочно изученной в то время проблемы — науки как специфического обществен ного явления. В работе наука характеризовалась «как особая форма отражения дей ствительности в сознании людей, создаваемая благодаря усилиям всего общества, и представляющая собой всеобщий духовный продукт общественного развития, а также как продукт и орудие общественно-исторической практики людей» (Май зель, 1955). Следует отметить, что автор акцентировал формулу К. Маркса — «наука как непосредственная производительная сила общества», — которая в то время рас сматривалась многими как «противоречащая марксизму».

С середины 1960-х годов исследования по социологии науки в Ленинграде шли непрерывно, хотя наблюдались периоды подъема и спада.

Исключительно важную роль в становлении и распространении социолого науковедческого знания, разъяснении его сути и значения, в сплочении научного сообщества сыграл XI Международный конгресс истории науки 1965 года (Поль ша), организованный Международным союзом истории и философии науки. На конгрессе много времени было отдано обсуждению науки о науке.

Особое значение для институционализации социологии науки имел советско польский симпозиум по проблемам комплексного изучения развития науки (Львов, 1966 г.), на котором развернулась оживленная дискуссия о существе и названии этого нового направления. Из многих возможных вариантов: «наука о науке», «нау кология», «наукознание», «науковедение» — был принят именно последний (Май зель, 2002: 3–12). После принятия названия новой дисциплины были предложены различные варианты ее построения как единой теории науки. В качестве основы единой теории науки П. В. Копнин предлагал использовать логику науки, Б. М. Ке дров — историю науки, С. Р. Микулинский — сумму науковедческих дисциплин, И. А. Майзель — социологию науки, Г. М. Добров выделял «общее науковедение» как теорию науки, М. Г. Ярошевский утверждал, что науковедение возникает на стыке различных самостоятельных дисциплин и объединяет их в той мере, в какой они делают своим предметом науку, формируя тем самым новый синтез понятий и методов, придавая им специфическую направленность. На Львовском симпозиуме 1966 года был поднят вопрос и о предмете социологии науки. На Западе в это время пользовались научным авторитетом исследования по социологии науки в рамках структурно-функциональной социологии. В СССР это направление считалось глав ным образом материалом для критики, поэтому социология науки на симпозиуме была рассмотрена как одна из дисциплин науковедческого комплекса. Так, Н. Ка план выделял четыре группы проблем социологии науки: природа науки, природа ученых, организация науки, взаимоотношение науки и общества;

В. Ж. Келле свя зал предмет социологии науки с исследованием специфики науки как социального института, ее структуры и социальных функций, взаимодействия науки и общества;

системы отношений в науке, которые складываются между людьми в процессе на учной деятельности от зарождения идеи до ее реализации на практике, форм ор ганизации научной деятельности, места человека в системе внутринаучных отно шений и роли ученого в обществе;

А. И. Щербаков в центр внимания социологии n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № науки поставил проблемы организации научного труда;

Г. М. Добров полагал, что социологические исследования науки связаны с разработкой основ государствен ной политики в науке;

А. А. Зворыкин выдвинул концепцию соотношения науко ведения и социологии науки, считая необходимым включить в социологию науки науковедение (Келле, Винклер, 1998: 281–289).

Конституирование науковедения стимулировало разработку и такой принципи ально важной общенаучной проблемы, как проблема определения науки, создавае мого ее собственными средствами, ее теоретического автопортрета. На протяжении столетий наука традиционно сводилась к знанию. Такое сведение приобрело силу парадигмы и придавало образу науки внеисторический характер. Лишь К. Маркс пытался раскрыть деятельностную природу науки, но его соображения на сей счет остались неизвестными научному сообществу. Только в XX веке под влиянием пере хода от классической науки к неклассической и от «малой» науки к «большой», инду стриально организованной науке, игнорировать ее деятельностный аспект стало не возможным. Обнаружилось, что структура науки охватывает нераздельно связанные и взаимодействующие друг с другом научную деятельность и научное знание, при чем именно взаимодействие, о котором идет речь, составляет внутренний источник, внутренний механизм развития науки (Майзель, 1972). В результате сформировался новый образ науки: наука есть высокоспециализированная саморегулирующаяся со циокогнитивная система, непосредственное значение которой состоит в генерирова нии нового, уникального, рационального, проверяемого, доказательного и универ сального (общечеловеческого) знания. С точки зрения своей социальной функции наука является производством теоретических средств рационализации и оптимиза ции социокультурных процессов. В плане же места в системе общественных отноше ний наука выступает в качестве особого социального института (Майзель, 1972).

Институционализация социологии науки сопровождалась появлением твор ческих коллективов. Возникло несколько центров социологических исследований науки, среди них — Ростов-на-Дону, Киев, Ленинград, Москва. В рамках Советской Социологической Ассоциации был создан Исследовательский Комитет по социоло гии и социальной психологии науки. Значительный вклад в становление социологии науки внес коллектив кафедры философии естественных факультетов Ростовского государственного университета. Ее заведующий М. М. Карпов в 1961 г. опубликовал работу о роли науки в развитии общества (Карпов, 1961). В 1968 г. появились две кни ги под одним и тем же названием: «Социология науки». Одна написана Г. Н. Волко вым (Волков,1968), другая — группой авторов из Ростова-на-Дону (Социология нау ки, 1968). Г. М. Добров в 1965 г. возглавил подразделение в АН Украины, именуемое сегодня Центром исследования научно-технического потенциала и истории науки.

С 1969 года он начал издавать журнал «Науковедение и информатика». В Москве в 1969–1970 гг. А. А. Зворыкин сформировал отдел социологии науки в недавно созданном Институте конкретных социальных исследований АН СССР. В конце 1960-х — начале 1970-х социологические исследования науки разворачивались в Москве в рамках отдела науковедения Института истории естествознания и тех ники АН СССР. Теоретической основой его формирования послужила программ ная статья С. Р. Микулинского и Н. И. Родного (Микулинский, Родный, 1966).

В институт были приглашены специалисты по организации науки — Ю. М. Шейнин и В. И. Масленников, группа системных исследователей науки — И. В. Блауберг, Э. Г. Юдин, В. Н. Садовский, Э. М. Мирский, логикой научного познания занима n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. лись директор института Б. М. Кедров, а также В. С. Библер и Н. И. Родный, психо логией научного творчества — М. Г. Ярошевский. С. Р. Микулинский организовал выпуск серии сборников под общей рубрикой «Науковедение: проблемы и исследо вания». В 1969 г. В. Ж. Келле, работая в Институте философии АН СССР, совместно с С. Р. Микулинским разработал программу конкретного исследования деятельно сти академических научных коллективов, которое было проведено в 1970–1973-х гг.

В него включились социологи из Ленинградского отделения ИИЕТ под руководством С. А. Кугеля (Келле, Кугель, Макешин, 1978). В серии «Науковедение» в 1974 году был опубликован сборник по социологическим проблемам науки (Социологические проблемы науки, 1974). В 1979 г. В. Ж. Келле в ИИЕТе АН СССР сформировал груп пу, преобразованную затем в сектор социологических проблем науки.

В Ленинграде в области социологии науки в эти годы разворачивалась активная работа. Становление социологии науки в качестве самостоятельной научной дисци плины связано с именами С. А. Кугеля, И. И. Леймана, И. А. Майзеля и некоторых других ученых.

Для историка и социолога науки процесс институционализации интересен в ряде отношений. Прежде всего, он наглядно фиксирует продуктивность научной деятельности, рост профессиональной культуры, междисциплинарную дифферен циацию, изменение интеллектуальных традиций. Иногда этот процесс непосред ственно влияет на создание идей, но гораздо чаще и в большей мере он способствует отбору, закреплению идей, обеспечивая преимущества одним из них в сравнении с другими (Голосенко, Козловский, 1995: 8–15). Но еще более важным является тот факт, что институционализация позволяет зафиксировать место науки в иерархии общепризнанных ценностей, получение ею признания со стороны общества: в мас совой публике, широких научных кругах, институтах образования, во власти и т.п.

Рассмотрим теперь, как конкретно протекал процесс институционализации ле нинградской социологии науки.

Пионерскими работами были статьи И. А. Майзеля, посвященные изучению нау ки как общественного явления (Майзель,1955), взаимосвязи науки и производитель ных сил общества (Майзель, 1961), науки и общественного прогресса (Майзель, 1969).

В 1963 г. И. А. Майзель опубликовал монографию «Коммунизм и превраще ние науки в непосредственную производительную силу». И. А. Майзель в конце 1960-х годов разработал целостную социологическую концепцию науки, в кото рой анализировались внутренние и внешние аспекты ее функционирования, ее взаимосвязь с материальным производством и другими социальными институтами.

В 1965 г. в Ленинграде был создан общественный Институт социальных исследо ваний (директор — В. П. Рожин);

отделом социальных проблем науки руководил Ю. С. Мелещенко, ведущий специалист в области философии техники. Основные наработки Ю. С. Мелещенко (Мелещенко, 1964) по философии техники соприка сались с социологическими проблемами техники. В это же время были проведены исследования, связанные с изучением деятельности ученых академических учреж дений в области фундаментальных наук. Руководителем этих работ был И. И. Лей ман — философ, методолог науки.

В начале 1960-х годах появились и другие авторы в Ленинграде, работающие над социолого-науковедческой темой, вышла в свет книга В. Я. Ельмеева «Наука и производительные силы общества» (Ельмеев, 1959). Через три года В. Я. Ельме ев в соавторстве с М. Я. Корнеевым опубликовал работу «Возрастание роли науки n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № в строительстве коммунизма» (Ельмеев, Корнеев, 1962). Поднятая этими авторами тема оказалась востребованной и привлекла многих молодых исследователей.

Крупномасштабные эмпирические исследования по социологии науки в Ле нинграде начались примерно с середины 1960-х годов, и связаны они с именем С. А. Кугеля. Исследования проводились в науковедческой парадигме, основная задача - улучшение учебного процесса в вузах. Первый проект под руководством С. А. Кугеля касался молодых инженеров. Как отмечал сам автор, «это иссле дование было востребовано временем. Повышение качества подготовки моло дых специалистов, как считала наша группа, связано не с учебным процессом, а с деятельностью молодых специалистов на производстве. Нашей задачей было изучить эту деятельность, трудности, с которыми сталкиваются молодые специа листы…» (Кугель, 2005: 35).В исследовании участвовали преподаватели институ тов (Р. В. Свидерский, С. А. Тихомиров), анкетерами были студенты. Интересен тот факт, что, определяя выборку, исследователи выявили, что в цехах почти нет молодых инженеров, они сосредоточены в конструкторских бюро (КБ) и научно исследовательских институтах (НИИ), в том числе академических, на низших ступенях исследовательского процесса.

Исследование приняло преимущественно социолого-науковедческий харак тер. Наличие данных о других сферах занятости позволило сравнить статус и роли инженеров в различных сферах, особенности статуса молодого исследователя в ака демических и отраслевых организациях. Этот проект в будущем стимулировал ком плексное изучение проблем профессиональной мобильности.

На основе этого исследования в 1971 г. была издана книга «Молодые инжене ры».(Кугель, Никандров, 1971). Позднее она была переведена в кратком изложении на английский язык и издана в США.

С 1967 г. С. А Кугель - в составе Ленинградского отделения Института истории естествознания и техники Академии наук СССР (ЛО ИИЕТ АН СССР). В 1968 г.

в ЛО ИИЕТ был создан первый в стране сектор социологии науки, который С. А. Ку гель и возглавил. Создание сектора в ЛО ИИЕТ дало устойчивую базу и постоянные стимулы развитию социолого-науковедческих исследований в Ленинграде.

Санкт-Петербургские науковеды вспоминают: «еще не было известно в это время то обстоятельство, что и термин «науковедение», и предложение создать университет науковедения звучали не впервые». Как выяснилось позднее, деятель ность видных ученых прошлого была сопряжена с науковедческой проблематикой.

В 1960-е гг. формирование науковедения было новостью для ученых. В это время И. А. Майзель выступил как один из первых пропагандистов идеи научного самопо знания науки - науковедения (Майзель, 1968). Термин «социолого-науковедческие исследования», становится привычным. Следует отметить, что формирование со циологии науки в качестве самостоятельной дисциплины состоялось в рамках со циальной философии, науковедения, практической (эмпирической) социологии.

Способствовал развитию социологии науки в Ленинграде и тот факт, что Ле нинград был городом науки. Здесь находилось большое число отраслевых научно исследовательских институтов. Акцент в исследованиях ленинградских социологов был сделан на изучении именно отраслевой науки. Однако наука в Ленинграде в этот период имела отчетливо выраженную ориентацию на выполнение заказов ВПК, в связи с этим многие НИИ были «закрытыми», что значительно затрудняло, а ча сто делало практически невозможным проведение социологических исследований.

n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. Возникали проблемы и с публикацией данных, предоставляемых ведомственными статистическими службами.

В центре внимания ленинградских социологов науки находилась трудовая дея тельность ученых. Эмпирическая социология науки не затрагивала политических основ общественной жизни, исследования имели своей задачей выявление и анализ недостатков, препятствующих эффективной деятельности ученых.

Можно отметить некоторые отличительные черты ленинградской школы со циологии науки в 1960-е гг.: С. А. Кугель и И. И. Лейман были ориентированы на эмпирические исследования, И. А. Майзель и Ю. С. Мелещенко - на общетеорети ческие проблемы. Достижением этих лет является то, что ленинградские науковеды провели стратификационный анализ научного сообщества;

определили критерии структурирования кадров науки и задали основные структурные характеристики:

квалификационные, профессиональные, демографические. Это имело не только, собственно, социолого-науковедческое, но и более широкое, методологическое значение, в частности, для изучения мобильности кадров, для исследования соци альной истории науки.

В эти годы определились основные методы сбора и обработки первичной со циологической информации: опросы, сбор статистических данных, математико статистическая обработка результатов. Как отмечал С. А. Кугель, «на начальных этапах строилась районированная классическая выборка, затем в зависимости от специфики задач исследования характер выборки менялся. В процессе рабо ты появилось деление на новые и традиционные направления в науке. Вместе с тем, мы ограничивали индикаторы классификации лишь учеными степенями и званиями. Это позволяло охватить большие совокупности ученых, но не давало глубоких знаний о квалификации. С самого начала при обработке первичной социологической информации использовались математико-статистические ме тоды, но в основном ограничивались корреляционным анализом» (Интервью с Кугелем С. А., 2004).

В 1960-е гг. начал складываться стиль работы ленинградских социологов нау ки — масштабные опросы и отчеты в отдельных институтах, при этом учитывались различные отрасли наук, а иногда — узкие направления. Однако углубленно не из учалась ситуация отдельных лабораторий, что характерно, например, для француз ского социолога Т. Шинна и немецкой исследовательницы К. Кнорр-Цетины.

Как отмечают ленинградские социологи науки, в 1960-е гг. социология науки переживала подъем. «Это было время “хрущевской оттепели”, и с ней связано по бедоносное вторжение социологии в СССР» (Интервью с Майзелем И. А., 1998).

В эти годы существовали и проблемы. Накопление эмпирического материала опе режало его теоретическое осмысление и публикацию, ограниченно использовались математические методы, теоретико-методологическое и эмпирическое направле ния в ленинградской социологии науки скорее тесно соседствовали, чем органиче ски переплетались. Исследования проводились ради совершенствования научной сферы, и не затрагивали вопросы коренных преобразований. Все социологические проекты были направлены на решение конкретных проблем в науке, и не прово дилось ни одного с позиций антисоциалистической парадигмы. Как вспоминает С. А. Кугель, отношения с властью были довольно сложные. «В Ленинградском совнархозе нашлись люди, имеющие интерес к научным исследованиям. Поэтому социологические исследования поддерживались, однако только те, которые не вы n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № ходили за рамки официальной идеологии» (Интервью с Кугелем С. А.. 2004). Более того, ленинградским ученым в 1950–1960-е гг. была свойственна глубокая вера в социализм, светлое будущее, для достижения которого требуется лишь исправле ние отдельных недостатков существующего общества. Понимание невозможности устранения этих недостатков возникает достаточно поздно, наряду с осознанием неэффективности работы административно-командной системы. Изменение со знания ученых происходит в 1970-е гг., уже на новом этапе развития социологии науки в Ленинграде.

Последняя треть XX века ознаменовалась расцветом науки о науке — науко ведения. Быстро свершилась институционализация науковедения. Оно получи ло общественное признание и легитимацию со стороны государственных органов практически во всех цивилизованных странах. В ряде стран образовались специ ализированные научные учреждения — науковедческие центры. В высшей школе вводилось изучение науковедческих курсов. Существенно увеличилось издание те оретической и научно-популярной литературы науковедческого характера. Укрепи лись связи между исследователями науки, увеличилось количество работ в области изучения науки. Количественный анализ науки оформился в особое направление — наукометрия. Утвердился и доказал свою высокую эффективность анализ сетей ци тирования, всё чаще опирающийся на специальные индексы ссылок.

С самого начала развитие науковедения в Ленинграде проходило в двух формах:

формальной и неформальной. Трудно сказать, какая из этих форм играла решаю щую роль. По крайней мере, можно определенно сказать, что без неформальных объединений становление и развитие науковедения в Ленинграде было бы невоз можно. Конечно, сочетание этих форм — общенаучная закономерность. Однако в различных странах и регионах на разных этапах развития науки значение каждой из этих форм неоднозначно: в Москве, например, значение формальных организаций было выше, чем в Ленинграде.

В Ленинграде в 1960–1980 годах основной неформальной организацией был общегородской семинар секции социологии науки Ленинградского отделения Советского национального объединения истории естествознания и техники и Советской социологической ассоциации (ЛО СНОИЕТ и ССА). Семинар имел черты творчески работающего устойчивого научного объединения, играющего заметную роль в системе научных коммуникаций ученых не только Ленинграда, но и других городов страны. Первоначально он объединял относительно узкий круг социологов и философов науки. Однако дальнейшее изучение науки как целостного социального института показало необходимость расширения состава участников, привлечения не только социологов и философов, но и экономистов, ученых-естественников, организаторов производства, руководителей научных учреждений. По мере роста престижа семинара увеличивалось число ученых, же лающих принять участие в его работе. Из относительно замкнутого и узко про фессионального объединения он все больше превращался в неформальное со общество ученых разных специальностей, объединенных в рамках комплексного междисциплинарного объединения ученых.

Уже в те годы сложились те черты науковедческого сообщества Ленинграда, кото рые стали его атрибутами на долгие годы развития науковедения. Это — актуальность проблематики, отсутствие клановой замкнутости, организационная открытость.

В 1960–1970 годы эти черты привлекли к работе семинара выдающихся ученых: ака n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. демики Н. П. Бехтерева, М. М. Шульц, А. М. Уголев, чл.-корр. С. Р. Микулинский, М. В. Костенко, видных организаторов высшего образования и промышленности — проф. Д. М. Ростовцев, Г. А. Кулагин, А. Ф. Тягушев, Ю. А. Муравицкий.

В начале 1970-х годов изменились масштабы работы семинара — из собрания ленинградских ученых он вырос до региональных и всесоюзных конференций, пре вратившись во всесоюзный «незримый колледж».

Центральное место в работе семинара занимали проблемы взаимодействии науки и общества, оценка эффективности использования научного потенциа ла, социальные и психологические аспекты научной деятельности, структура и мобильность научных кадров, соотношение коллективного и индивидуального в научной деятельности и т. п. Эти темы стали магистральными на многие годы.

Одно из центральных мест в тематике семинара заняли проблемы комплексных социальных исследований. К тому же сам семинар представлял довольно устой чивую форму коммуникации представителей различных дисциплин, работников науки, высшей школы, промышленности, то есть носил комплексный характер, и потому анализ его деятельности позволил понять те методологические труд ности, с которыми сталкиваются комплексные исследования. Само требование комплексного изучения может быть представлено в качестве проявления инте гральных тенденций в современной науке. Выход на уровень междисциплинар ной творческой кооперации ученых, связанных с разными областями знания, представлял собой новый тип стратегии научного поиска — возникновение но вых отраслей знания, «нового» в науке в значительной мере связано с установле нием междисциплинарных связей.

Одна из кардинальных особенностей семинара — проведение выездных засе даний в научных учреждениях. Выездное заседание семинара, организованное со вместно с Институтом геологии и геохронологии докембрия и Институтом химии силикатов АН СССР, по вопросам оценки и аттестации научных кадров представ ляло собой попытку выхода в практику управления наукой. Основные докладчи ки — М. М. Шульц, Д. В. Рундквист и Ю. Б. Татаринов — раскрыли практику и теорию оценки труда научных работников: М. М. Шульц и Д. В. Рундквист рас сказали об аттестации сотрудников руководимых ими институтов, Ю. Б. Татаринов проанализировал методы оценки эффективности труда в сфере фундаментальных исследований. М. М. Шульц, уделив особое внимание социально-психологическим аспектам аттестации, констатировал, что методика ее проведения вырабатывалась эмпирически. Методологический семинар секции социологии науки ЛО СНОИЕТ и ССА был единственным в стране межведомственным междисциплинарным не формальным коллективом, объединявшим в своих рядах представителей конкрет ных наук, философов и социологов, теоретиков и практиков, преподавателей вузов, организаторов и руководителей производства.

Деинституционализация социологии науки в Ленинграде в 1970-е гг.

Можно утверждать, что социологи науки Ленинграда уверенно вступили в 1970-е гг.: успешно функционировали формальные и неформальные коллективы, специали сты активно вели теоретико-методологические и эмпирические исследования, уста новили тесные связи с Москвой, странами СЭВ, участвовали в крупном исследова n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № нии по советско-американской научной политике. В теоретико-методологическом плане ленинградская социология науки была подкреплена работами И. А. Майзеля (Майзель,1970). Наука в целом в его работах понималась как высокоспециализиро ванная социокультурная система, ориентированная на получение нового знания;

как фактор саморегуляции и саморазвития общества (Майзель, 1974: 20–23). И. А. Май зель исследовал структуру науки, характеризуя ее в двух аспектах — как научную дея тельность и научное знание. В начале 1970-х гг. было проведено несколько крупных социолого-науковедческих исследований под руководством С. А. Кугеля. Особенно значимо — всесоюзное исследование ученых-химиков, охватившее по выборке многие академические и отраслевые институты, вузы, заводские лаборатории. В 1971 г. вышла в свет книга И. И. Леймана, посвященная теоретико-методологическим проблемам науки как социального института (Лейман И. И., 1971), в эти же годы сложилось но вое направление: этика науки, связанное, прежде всего, с именами И. И. Леймана и его последователя и ученика М. Г. Лазара. В 1973 г. сектор философских проблем вос питания молодежи в Ленинградских секторах ИФ АН СССР проводил под руковод ством И. И. Леймана в академических институтах Ленинграда и Риги опросы, посвя щенные изучению разных сторон профессионального становления молодых ученых.

В этом же секторе работал М. Г. Лазар. И. И. Лейман стал научным руководителем кандидатской диссертации М. Г. Лазара, вышло в свет несколько совместных статей, среди них первая научная работа М. Г. Лазара «О нравственной и профессиональной социализации молодого специалиста», в которой отмечено, что «интерес к этиче ским проблемам науки воплощен в тезисе о необходимости разработки и знакомства научной молодежи с профессионально-этическими нормами научного сообщества».

В 1976 г. в Болгарии была опубликована еще одна работа И. И. Леймана и М. Г. Ла зара, посвященная влиянию нравственных норм на эффективность научного иссле дования (Лейман, Лазар, 1976: 143–154).

Основными направлениями социолого-науковедческих исследований в Ле нинграде в начале 1970-х стали:

1. Методологические проблемы. Наука как непосредственная производитель ная сила. Наука и общество. Наука как социальный институт.

2. Структура и динамика научных кадров. Новые научные направления.

3. Этические проблемы науки.

В середине 1970-х гг. сложилась противоречивая ситуация. В эти годы успешно работал неформальный городской методологический семинар, активно выступали специалисты-науковеды;

вышли две книги по проблемам научных кадров, получив шие общественное и государственное признание;

сектор социологических проблем науки ЛО ИИЕТ АН СССР начал проводить крупномасштабное исследование в ле нинградских академических институтах;

были организованы всесоюзные конферен ции «Проблемы деятельности ученого и научных коллективов» и «Социологические аспекты эффективности научной деятельности». Но вместе с тем ленинградская ака демическая социология науки подверглась реорганизации, если не сказать «разгону».

Сектор социологических проблем науки ЛО ИИЕТ АНСССР перевели в созданный Институт социально-экономических проблем (ИСЭП), где сектор был упразднен, а социолого-науковедческая тематика свернута. В 1974 г. газета «Правда» напечатала отрицательную рецензию на книгу «Социологические проблемы науки», в которой были опубликованы статьи ленинградских авторов. Эта рецензия также способство вала процессу деинституционализации социологии науки в городе.

n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. В 1976 г. С. А. Кугель перешел из ИСЭПа в Ленинградский финансово-эконо мический институт (ЛФЭИ) на кафедру философии. Источником финансирования эмпирических исследований стали хоздоговоры с промышленностью. Основной предмет исследования в эти годы — научные кадры ВПК, заводы-втузы Ленинграда и ряда других городов (исследование в НПО им. Коминтерна, в НПО «Заря» и т.п.).

С уходом С. А. Кугеля из академической сферы перестал выходить сборник «Про блемы деятельности ученых и научных коллективов» (Монджили, 1995: 116–137).

Внешние факторы, однако, «не заглушили» социолого-науковедческое дви жение в городе. В 1980 годы выходят в свет работы, начатые в период «расцвета» социологии науки в Ленинграде — монография С. А. Кугеля «Профессиональная мобильность в науке» (Кугель, 1983), сборник «Новые научные направления и об щество» (Новые научные направления и общество, 1983) В 1981 г. П. Б. Шелищ, закончив аспирантуру под руководством С. А. Кугеля и работая в секторе социологических проблем науки ЛО ИИЕТ АН СССР, опубли ковал книгу «Динамика науки». В монографии были рассмотрены проблемы фор мирования новых научных направлений, воспроизводство научных кадров, даны оценки результатов научных исследований и рекомендации по совершенствованию их планирования в условиях перехода советской науки на интенсивный путь развития (Шелищ, 1981). В сектор социологических проблем науки ЛО ИИЕТ в 1984 г. пришел В. А. Ядов. В течение нескольких лет В. А. Ядов занимался социолого-науковедческой проблематикой. Один из интересующих его вопросов — оценка эффективности ра боты научных коллективов (Ядов, 1988: 63–65). Под его руководством защитила диссертацию Л. В. Хорева. Ее работа была посвящена категориальному анализу и индикаторам, представляющим оценки научной деятельности. Позднее под редак цией В. А. Ядова и Д. Д. Райковой вышел сборник статей «Социальные проблемы и факторы интенсификации научной деятельности» (Социальные проблемы и факто ры интенсификации научной деятельности, 1990).

В 1980-х гг. И. А. Майзель в меньшей степени занимался науковедческими пробле мами, он переориентировался на общесоциальные вопросы (Майзель, 1988), а также проблемы цивилизации и техники (Майзель, 1987). Вопросами этики науки продолжал в эти годы заниматься М. Г. Лазар, вышла в свет его монография (Лазар, 1986). В конце 1980-х — начале 1990-х гг. произошли «коренные изменения» в организации и финан сировании самой науки, социология науки вступила в новый этап развития.

Таким образом, можно утверждать, что социология науки, набравшая было хо роший темп, начинает замедлять свое развитие: упраздняются имеющие формаль ный статус науковедческие структуры, не публикуются уже ставшие известными издания, специалисты-науковеды начинают заниматься новой проблематикой. Ко нечно, еще выходят в свет социолого-науковедческие статьи и монографии, про водятся эмпирические исследования, но все это, скорее, следствие накопленного в предыдущие десятилетия задела. Исследователи не видят будущего: ведь нарабо танные результаты оказываются, как правило, невостребованными. Власти не нуж ны данные, полученные «сомнительной» наукой социологией. Общая социальная ситуация «застойных» лет приводит к тому явлению в области социологии науки, которое мы назвали деинституционализацией. «Печальный» вывод, сформулиро ванный С. Р. Микулинским, звучит так: науковедение, которое должно было стать наукой «о взаимодействии элементов, определяющих развитие науки», так и не сло жилось, «теоретическая разработка принципов и методологии комплексного, си n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № стемного анализа развития науки … пока отстает», разработка такой методологии все еще остается насущной задачей.

С конца 1970-х годов в Ленинграде перестают организовываться конференции «Проблемы деятельности ученого и научных коллективов», не издаются сборники по материалам этих конференций. И дело, конечно, не в том, что в научном со обществе пропал «вкус» к науковедческой проблематике, и даже не в том, что ЛО ИИЕТ был расформирован сектор социологии науки, хотя этого факта ни в коем случае не следует упускать из виду. «Глухие» застойные годы способствовали, как никакая западная пропаганда, разочарованию в идеологии коммунизма, а вместе с тем и уничтожению веры в прогресс, фундированный на принципах разума и нау ки. Почти 15 лет, до начала 90-х годов, сохраняется такая ситуация. «Перестройка» и постперестроечные годы создают новые проблемы и новые иллюзии. Интерес в мире к реформам в СССР, социальный оптимизм, охвативший советское общество, несомненно, способствовали созданию некоторых предпосылок для возобновления как конференций, так и издания «Проблем деятельности…».

Возрождение социолого-науковедческих исследований в Санкт-Петербурге на качественно новой основе (1990–2009 гг.).

Девяностые годы XX столетия можно назвать «взлетом» социолого-науко ведческих исследований. Анализ архивных материалов показывает, что за послед нее пятнадцатилетие исследований было проведено больше, их тематика стала разнообразной. В 1990-х гг. появились новые темы, такие как: «Изучение обще ственного мнения о науке» (1990 г.), «Миграция ученых» (1993 г.), «Интеллекту альная элита Санкт-Петербурга» (1993–1994 гг.), «Разработка мероприятий для усиления ориентации молодежи на научно-техническую деятельность и создание для нее благоприятных условий» (1995 г.), «Реформирование высшей школы: го сударственные и негосударственные вузы» (1998 г.), «Трансформация академиче ской науки» (1999–2001 г.) и др.

Эти перемены в значительной степени связаны с социально-экономическими, политическими изменениями в стране, следствием которых и были реформирова ние науки, изменения финансирования научной деятельности и пр. Социологам науки пришлось реагировать на новые, острые проблемы, возникшие в сфере нау ки и высшего образования. Вместе с тем санкт-петербургские науковеды, являясь частью научной системы, сами были вынуждены решать непростые задачи, в част ности, искать новые источники финансирования. В это время были созданы рос сийские фонды, начали свою работу в России зарубежные, определены программы Санкт-Петербургской Администрации и Санкт-Петербургского научного цен тра, дающие ученым возможность получения дополнительного финансирования.

Санкт-Петербургские социологи науки стали участвовать в конкурсах, что стиму лировало исследователей к поиску новых тем.

Росту популярности социолого-науковедческих исследований способствовал и тот факт, что С. А. Кугель собрал удивительную команду профессиональных исследовате лей — И. Г. Васильев, О. М. Зусьман, Т. В. Захарчук, А. С. Кармин, В. М. Ломовицкая, Т. А. Петрова, Н. К. Серов, Н. В. Хованов. Результаты деятельности этого коллектива были высоко оценены научной общественностью и зарубежными коллегами.

n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. Начало 1990-х гг. характеризовалось огромным интересом мирового сообще ства к событиям в СССР. В этот период Санкт-Петербургский филиал Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова Российской академии наук вновь стал центром науковедческих исследований, имеющих общегосударствен ный и международный масштаб. Этому способствовало возвращение С. А. Кугеля в СПб Ф ИИЕТ РАН и организация в филиале Центра социолого-науковедческих исследований. «Второе дыхание» обрели и Всесоюзные конференции «Проблемы деятельности ученого и научных коллективов».

В эти годы были продолжены исследования и по смежным дисциплинам:

социологии высшей школы (И. П. Яковлев, Д. П. Шишкин, М. Ю. Лысова), со циологии техники (Е. А. Шаповалов), научным школам (А. С. Фомин), органи зации науки (Н. Н. Костин). Исследования историков науки (В. Я. Френкель, И. С. Дмитриев, Э. И. Колчинский) в 1990-х гг. вплотную соприкасались с рабо тами социологов науки. Исследования и конференции, проводимые под рубри кой «социальная история», были нацелены на социологическую интерпретацию исторического материала и, по сути, являлись исторической социологией науки.

В 1990-х гг. в Санкт-Петербурге заметно расширился спектр направлений и кол лективов, изучающих социальные проблемы науки (Г. И. Саганенко, Ю. С. Кри жанская, В. М. Воронков, Э. А. Фомин и др.). Было создано и активно включи лось в научную жизнь новое исследовательское подразделение — сектор Центра исследований и статистики науки, руководимый П. Н. Завлиным. Появилось множество негосударственных организаций различного профиля. В социологии видное место занял созданный в 1990 г. Центр независимых социологических ис следований (ЦНСИ). В эти годы Центр социолого-науковедческих исследований реализовал несколько масштабных социологических проектов, которые были не посредственно посвящены проблемам социологии науки.

В системе высшего социологического образования появился интерес к социоло гическим проблемам науки. В Санкт-Петербургском Морском техническом универ ситете курс по социологии науки для студентов-социологов стал читать И. А. Майзель.

На факультете социологии Санкт-Петербургского государственного университета появился обязательный курс «Социология науки» для студентов специальности со циологии, автором которого был В. В. Смирнов, и спецкурс по выбору «Наука как социальный институт: принципы самоорганизации и управления» И. Д. Демидовой (Аннотированный указатель учебных курсов факультета социологии в 1997–1998 гг., 1997). В Санкт-Петербургском государственном университете культуры и искусств курсы по науковедению и социологии науки в эти годы преподавала Т. А. Петрова.

В Европейском университете Д. А. Александров преподавал «Социологию знания и организации науки». С. А Кугель читал спецкурс по социологии науки в Санкт Петербургском государственном университете экономики и финансов.

В 1990-х гг. инновации охватили и область социолого-науковедческого обра зования. На этой волне по инициативе Исследовательского комитета социологии науки Международной социологической ассоциации и Российского общества со циологов возникла и получила признание Международная школа социологии нау ки и техники.

В этот период изменились и формы взаимодействия отечественных социоло гов науки с западными специалистами. В советское время наука была изолирована от мирового научного сообщества, СССР в научном пространстве был «полупе n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № риферией». Главные научные коммуникации шли по линии «интеллектуальных» связей: закупались книги, поступали основные научные журналы, реферировалась зарубежная литература, небольшие делегации советских ученых участвовали в важнейших конгрессах и симпозиумах, на официальном уровне существовал ака демический обмен. В целом, советские ученые были в курсе мировых достижений.

Но тесное научное сотрудничество поддерживалось только со странами СЭВ.

В постсоветское время появились новые формы взаимодействия с западны ми коллегами: совместные исследования и проекты. В работе ежегодных сессий Международной школы социологии науки и техники стали принимать участие крупные зарубежные исследователи — директор Института социологии Академии наук Венгрии, профессор П. Тамаш, профессор С. Эрли (Великобритания), про фессор М. Кайзер (Норвегия), профессор Э. Кауконен (Финляндия), профессор Ю. Д. Райкович (Сербия), профессор Я. Рабкин (Канада), профессор Н. Торен (Израиль) и др.

Что происходит в мире петербургских социологов науки в начале нового века? Для студентов естественнонаучных и гуманитарных факультетов СПбГУ обязательный спецкурс «Социология науки и высшей школы» читает доктор со циологических наук С. И. Дука. В 2000-х годах в Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена на кафедре теории и истории социологии, заведующим которой является профессор А. В. Воронцов, прово дится научно-исследовательская работа по теме «Проблемы социологии образо вания и науки». Конкретные задачи плановой темы кафедры теории и истории социологии РГПУ заключаются в подготовке учебных пособий и учебников, от вечающих современным требованиям и состоянию социологического знания, а также в разработке научно-методической базы для подготовки специалистов по профилю «социология». В эти же годы курс по социологии науки в РГПУ читает доцент Ю. В. Рахманова. В Санкт-Петербургском государственном уни верситете культуры и искусств курсы по науковедению и социологии науки пре подает доцент Т. А. Петрова.

В Центре независимых исследований, под руководством В. М. Воронкова, в 2001 г. завершены исследовательские проекты: «Инновационные сети и про мышленная модернизация: сравнительная ситуация в Армении, Латвии и России (Санкт-Петербург)», «Исследования и разработки и система производства в про цессе трансформации». В 2002 г. был реализован совместный науковедческий про ект Центра независимых исследований и Института проблем переходной экономи ки (Москва) — «Реформа бюджетных учреждений социальной сферы».

В этот же период создан новый сектор в Социологическом институте Россий ской академии наук — сектор социологии науки и инноваций, которым руководит Е. А. Иванова. Одним из стимулов социологического изучения инновационной де ятельности ученых Санкт-Петербурга стало создание и развитие инновационного бизнеса в академических институтах нашего города.

В настоящем в СПб Ф ИИЕТ РАН продолжает свою плодотворную научно исследовательскую работу С. А. Кугель. Он руководит работой Международной школы социологии науки и техники, выступает с докладами на научных конферен циях и семинарах. Научно-педагогической деятельностью занимается специалист в области этики науки, профессор Санкт-Петербургского государственного гидроме теорологического университета М. Г. Лазар.

n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. Центр социолого-науковедческих исследований Санкт-Петербургского фи лиала Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова Российской академии наук проводит исследования, публикует результаты исследовательской работы, организует конференции, семинары.

Центр ориентируется на российскую реальность, обучение и воспитание мо лодежи, опирается на поддержку РГНФ и РФФИ, Комитета по науке и высшей школы Администрации Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургского научного центра Российской академии наук. «Изменение численности, профессиональной структу ры и мотиваций аспирантов институтов СПб НЦ РАН», «Трансформация академи ческой науки России», «Образовательные стратегии выпускников вузов и проблемы их трудоустройства», «Профессиональная мобильность ученых как механизм адап тации ученых к современным условиям: методология, методы, апробация» — вот некоторые из основных проектов последних лет.

В 2003 году сотрудниками Центра была проведена компьютеризация архив ных материалов, собранных в течение нескольких десятилетий. Формирование архива социологических исследований ученых и инженеров Ленинграда — Санкт Петербурга началось в первой половине шестидесятых годов после первых эмпи рических исследований молодых инженеров и научных работников. Сегодня весь бумажный архив находится в Санкт-Петербургском филиале Института исто рии естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН. Архив насчитывает око ло 10 тысяч анкет и порядка тысячи отчетов, сводных таблиц и распределений.

Для российских специалистов данный архив — это не просто анкеты, а материа лы информационно-справочного и аналитического характера по проблемам со циологии науки. Эти материалы были структурированы, и в системе Access была создана под них информационно-аналитическая база данных «Ученые Ленингра да — Санкт-Петербурга». По запросам базы данных можно проводить трендовые исследования, сравнивая данные 40-летней давности и современные, а также про следить изменения, происходящие в санкт-петербургском научном сообществе на протяжении почти полувека.

Центр тесно сотрудничает с московскими социологами, проводит ежегодные сессии Международной школы социологии науки и техники, публикует между народные ежегодники «Проблемы деятельности ученого и научных коллекти вов». Среди зарубежных ученых живой интерес вызвала XXII сессия Междуна родной школы социологии науки и техники, состоявшаяся в 2006 году. Она была посвящена актуальным проблемам общественного мнения и понимания науки.

Обсудить тему «Образ ученого в массовом сознании: парадоксы истории и но вые альтернативы» собрались практически все работающие в России в этой об ласти специалисты. В работе сессии Школы приняли участие ведущие ученые российских академических институтов и вузов, а также крупные зарубежные ис следователи — Президент 23 Исследовательского комитета Международной со циологической ассоциации Х. Хименес (Мексика), Руи Педро Фонсека (Португа лия), Лех В. Захер (Польша), М. Рзадковольска (Польша). Центр старается быть включенным в международное социолого-науковедческое сообщество. В 2009 г.

Центр стал соорганизатором международной научной конференции ««Либерали зация исследований в науке и технологиях: изучение научной политики» (Канпур, Индия). Центр совместно с Шаньдунским издательством «Образование» готовит серию изданий по истории науки и техники Китая на русском языке. Совместно n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2010. Том 1. № с 23 Исследовательским комитетом Международной социологической ассоциа ции центр провел в 2009 г. в Санкт-Петербурге международную научную конфе ренцию «Миграционная мобильность ученых как механизм включения России в мировое научное сообщество» Исследуя современный этап развития санкт-петербургской социологии нау ки, мы пришли к выводу, что санкт-петербургские социологи науки в проводи мых ими исследованиях постоянно используют данные государственной и ведом ственной статистики, библиометрии, сочетают количественные и качественные методы исследования, используют новые методы сбора и обработки социолого науковедческих данных, постоянно сотрудничают с учеными-естественниками (Р. М Юсупов, Н. Н. Никольский, С. С. Скороходов, С. А. Кроленко, А. Я. Вуль), библиометрами (Г. Ф. Гордукалова, Т. В. Захарчук), а иногда даже пытаются вли ять на практику научной работы отдельных академических институтов. Высокая публикационная активность, сочетание исследований и преподавания, соединение теоретических разработок и эмпирической социологии обеспечивают приток моло дежи в это направление.

Несмотря на успехи санкт-петербургской школы социологии науки и техники, ей еще предстоит решить многие проблемы. До сих пор в социологическом сообще стве города социологи науки находятся в определенном смысле в маргинальном положении: в вузах отсутствует подготовка специалистов этого профиля, дополни тельные учебные курсы читаются лишь в некоторых вузах города, при проведении общесоциологических конференций выделение секции по социологии науки осу ществляется лишь после проявления инициативы. Не всегда результаты исследо ваний, даже поддержанные городской администрацией или Санкт-Петербургским научным центром РАН, используются в практической деятельности городских ор ганов управления.

Изучение истории социологии науки в Ленинграде — Санкт-Петербурге пока зало, что ее развитие происходило в тесной связи с развитием социологии науки в России и зарубежных странах. Наличие мощного научно-технического потенциала в нашем городе исторически предопределило формирование санкт-петербургской школы социологии науки, дальнейшее развитие санкт-петербургской социологии науки может способствовать сохранению этого научного потенциала.

Литература:

Аннотированный указатель учебных курсов факультета социологии в 1997–1998 г. Фа культет социологии. СПб., Боричевский И. А. Выступление на объединенном заседании научного общества марк систов и конференции психоневрологической академии от 11 апреля 1926. Архив РАН.Ф. 238. оп.1.ед129. С. 79– Волков Г. Н. Социология науки. М.: Политиздат, 1968.

Голосенко И. А., Козловский В. В. История русской социологии XIX–XX вв. М.: Онега, 1995. С. 8– Ельмеев В. Я. Наука и производительные силы общества. М., 1959.

Ельмеев В. Я., Корнеев М. Я. Возрастание роли науки в строительстве коммунизма.

Л., 1962.

Интервью с Кугелем С. А, 2004 год. Архив СПбФ ИИЕТ им. С. И. Вавилова РАН.

n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t SOCIOLOGY OF SCIENCE AND TECHNOLOGY. 2010. Volume 1. No. Интервью с Майзелем И. А., 1998 год. Архив СПбФ ИИЕТ им. С. И. Вавилова РАН.

Карпов М. М. Наука и развитие общества. М.: Госполитиздат, 1961.

Келле В. Ж, Винклер Р.-Л. Социология науки // Социология в России / Под ред.

В. А. Ядова. — 2-е изд., перераб. и дополн. М.: Издательство Института социологии РАН, 1998. С. 281– Келле В. Ж., Кугель С. А., Макешин Н. И. Социологические аспекты организации труда научных работников в сфере фундаментальных исследований // Социологические проблемы научной деятельности. М., 1978.

Кугель С. А, Никандров О. М. Молодые инженеры. М.: Мысль, 1971.

Кугель С. А. Записки социолога. СПб.: «Нестор-История», 2005. С. Кугель С. А. Профессиональная мобильность в науке. М.: Мысль, 1983.

Лазар М. Г. Этика науки. Л., 1986.

Лейман И. И. Наука как социальный институт. Л.: Наука, 1971.

Лейман И. И., Лазар М. Г. Мораль и наука. К вопросу о влиянии нравственных норм на эффективность научного исследования // Человек и научная деятельность / София: Наука и искусство, 1976. С. 143– Майзель И. А. Производительные силы общества и наука // Труды ЛИВТа. Л., 1961.

Майзель И. А. Специфические особенности науки как общественного явления // Авто реф. дисс. на соискание ученой степени кандидата философских наук. Л., 1955.

Майзель И. А. Специфические особенности науки как общественного явления // Сбор ник аннотаций научно-исследовательских работ. Л.: ЛИИВТ, 1955.

Майзель И. А. Наука, автоматизация, общество. Л.: Наука, 1972.

Майзель И. А. Науковедение: становление и развитие // Доклады пленарного заседания шестой конференции «Науковедение на рубеже столетий (XX-XXI вв.): традиции и новации».

Санкт-Петербург, 29–30 января 2002 г. СПб., 2002. С. 3– Майзель И. А. Общество как саморазвивающаяся и саморегулирующаяся система // Диалектика общественного развития. Л., 1988.

Майзель И. А. Современная наука и общественный прогресс // Методическое пособие в помощь лектору. Л., 1969.

Майзель И. А. Социальные проблемы социальной науки и техники // Материалы для пропагандистов системы политического просвещения. Л., 1968.

Майзель И. А. Цивилизация и техника.Л.: Знание, 1987.

Майзель И. А.Наука как фактор социальной саморегуляции. М. 1970.

Майзель И. А.Социология науки: проблемы и перспективы. Л., 1974. С. 20– Мелещенко Ю. С. Человек, общество, техника. Л.,1964.

Микулинский С. Р., Родный Н. И. Наука как предмет специального исследования // Вопросы философии. 1966, № 5.

Монджили А. Приключения науковедения: случай Института истории естествознания и техники // Вопросы истории естествознания и техники. 1995. № 1. С. 116– Новые научные направления и общество / Под ред. С. А. Кугеля. М., 1983.

Социальные проблемы и факторы интенсификации научной деятельности / Под ред.

В. А. Ядова, Д. Д. Райковой. М.: Наука, 1990.

Социологические проблемы науки / Под ред. В. Ж. Келле, С. Р. Микулинского. М.:

Наука, 1974.

Социология науки / Под ред. М. М. Карпова, А. В. Потемкина. Ростов-на-Дону: РГУ, 1968.

Шелищ П. Б. Динамика науки. Л.: Наука,1981.

Ядов В. А. К постановке вопроса о продуктивности деятельности научного коллектива и ее детерминации // Исследования в области истории науки и техники. Сборник тезисов к областной конференции ЛО СНОИФЕТ / Под ред. В. А. Ядова. Л., 1988. С. 63– n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.