WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САМОСОЗНАНИЕ МОЛОДЫХ ПРИВЕРЖЕНЦЕВ КУЛЬТА КРИШНАИТОВ Д. Г. КУРАЧЕВ КУРАЧЕВ Дмитрий Геннадьевич - доктор философских наук, зав. кафедрой психологии развития БирГСПА (г. Бирск, Башкортостан). E-mail:

kyrachev Аннотация. Приведены результаты исследования особенностей личности членов религиозного движения, характеризующегося как деструктивный культ.

Ключевые слова: самосознание, рефлексия, идентификация, депривация, поведенческая реакция в ситуации фрустрации Религиозное направление "Международное общество сознания Кришны" (МОСК) было основано индийским проповедником Абхай Чарин Де (1896 - 1977) с ритуальным именем Бхактивинанда Свами Шрила Прабхупада. В России движение появилось в 1971 г. В настоящее время Ассоциация российских общин МОСК объединяет множество региональных представительств с количеством верующих более 12 000 человек. По данным Международной сети осведомления о культах [1], МОСК относится к религиозным группам, которые используют методы манипулирования сознанием для вербовки и ассимиляции членов, тотально контролируя своих адептов. Подобные религиозные группы получили название "деструктивные" культы. Необходимость проведения данного исследования диктуется тем, что большинство авторов, изучающих деструктивные культы, основывается на умозрительных построениях и поверхностных наблюдениях, лишены эмпирико-верифицируемой базы с использованием методик в рамках конкретной культовой общности.

В исследовании принимали участие юноши и девушки кришнаиты и секуляризированные студенты московских вузов. Общее количество испытуемых составило 160 человек, из них 80 кришнаитов и студентов: 1) кришнаиты из московских храмов-Ашрамов, а также с Всероссийских фестивалей МОСК.

Для исследования отбирались кришнаиты, приобщенные к организации не менее полутора лет, т.е. в течение этого времени исповедующие догматы и регулярно выполняющие все необходимые ритуалы и предписания. Критерием отбора кришнаитов было наличие незаконченного высшего образования либо слушание образовательных программ Бхагт и Бхагтин;

2) студенты первых-четвертых курсов московских вузов: МПГУ и МИРЭА. Юноши и девушки представлены в обеих группах поровну - по 40 человек.

Возраст испытуемых 17 - 21 год.

Теоретической основой исследования является концепция самосознания личности, разработанная В. С.

Мухиной [3] и получившая отражение в ряде экспериментальных исследований. Самосознание личности понимается как психологическая структура, представляющая собой такое единство, которое находит выражение в каждом из своих структурных звеньев, и поэтому может быть рассмотрена на основе каждого из них. Структурными звеньями самосознания являются: имя собственное плюс личное местоимение, за которым стоит физический облик и индивидуальная сущность человека;

притязание на признание, половая идентификация;

психологическое время личности, ее прошлое, настоящее и будущее;

социальное пространство личности в контексте прав и обязанностей. Структурные звенья самосознания содержательно наполняют ценностные ориентации, формирующиеся в онтогенезе под влиянием социального, природного и духовного окружения. Основанием формирования и развития личности служит идентификация с другими людьми, а также самоидентификация, функционально направленная на обособление личности, выделение себя среди дру- стр. гих. Длительная депривация основных потребностей субъекта неизбежно приводит к отклонениям в развитии личности, деформации звеньев структуры самосознания. Отклонения могут возникать в любом из звеньев как искаженные ценностные ориентации, которые приводят к формированию негативного отношения к себе, что отражается на социальной адаптации и проявляется в поведении.

Для выявления ценностно-ориентационной наполненности самосознания юношей и девушек кришнаитов использовалась стандартизированная беседа. Беседа строится на вопросах, поставленных в открытой форме. Для обнаружения адаптированности респондентов к ситуациям фрустрации, а также определения реакций на депривацию самосознания использовался проективный метод депривации самосознания (В. С.

Мухина, К. А. Хвостов). Метод содержит 26 черно-белых рисунков (с изображением ситуаций общения с авторитетным лицом, родителями и со сверстниками), провоцирующих поведенческие реакции в ситуациях фрустрации, в соответствии со структурными звеньями самосознания. В настоящем исследовании используется модификация методики, адаптированная автором с учетом возраста респондентов, с вариантами для юношей и девушек. Ответы оцениваются по параметрам: активность - пассивность, адекватность - неадекватность, лояльность - нелояльность, направленность на преодоление фрустрации - фиксация на фрустрации [4].

Для выявления особенностей саморефлексии и идентификации использовался метод М. Куна, Т.

Макпартленда "20 ответов на самоотношение". Интерпретация ответов заключалась в обработке полученных данных с помощью метода контент-анализа, в основу которого легла сетка категорий [2].

Результаты исследования методом стандартизированной беседы показали, что приобщенность юношей и девушек к религиозной традиции МОСК соотносится с содержательным наполнением их самосознания.

Экзотический образ жизни, с принятием мировоззренческих доктрин МОСК в качестве эталонов для поведения и самоидентификации, напрямую связан с глобальным, в масштабе личности, специфическим ценностно-ориентационным образованием.

1. Адепт МОСК имеет два имени - мирское и ритуальное. На вопрос беседы "Как Вас зовут?" 82% юношей и девушек кришнаитов назвались своим ритуальным именем, 18% верующих попросили уточнить, какое именно имя хочет услышать исследователь - мирское или ритуальное. Очевидно, что кришнаиты достаточно сильно идентифицируют себя с ритуальным именем. Ритуальное имя верующий получает при упанайе - обряде инициации. Это красочно оформленное церемониальное событие, которое, как считается, меняет жизненный путь нового адепта. Считается также, что во время инициации гуру, проводя церемонию, берет на себя все грехи инициируемого, ученик же, получая новое имя, принимает вместе с ним часть "духовной энергии гуру", то есть инициация оформляет в самосознании адепта новые формы идентичности со своим именем и становление себя как "вайшнава" (самоназвание кришнаитов). Принимая новое ритуальное имя, адепт становится носителем духовного смысла, являющегося визитной карточкой в культовую семиосферу. Примечательно, что новое имя как бы оживляет магическо-сакральный смысл имянаречения. На вопрос беседы: "Знаете ли Вы значение Вашего ритуального имени? Если да, то назовите его", 96% юношей и девушек кришнаитов дали подробное описание смысловой перспективы его значения.

Имя вербально воспроизводится на санскрите, что само по себе придает ему особое восприятие. Имя может быть связано с именами богов и святых индусской традиции - Вишнупад (от бога Вишну);

Радхарани (жена Кришны);

определяться особым состоянием сознания - Диана (медитация);

определяться видом деятельности Мухорта (утренняя деятельность до восхода солнца), с явлениями и объектами природы - Дикешь (солнечный), Кунда (озеро). На вопрос "Нравится ли Вам Ваше ритуальное имя?" все верующие кришнаиты ответили положительно, ответы сопровождались любопытными комментариями "конечно, нравится, ведь это экстаз";

"нравится, потому, что мне его дал мой духовный учитель";

"нравится потому, что оно включает в себя духовный путь";

"нравится потому, что оно духовное, а не материальное" и т.п. Из ответов видно, что восприятие своего ритуального имени насыщено положительным аффективным зарядом, выражающим чувство принадлежности к "Мы" - религиозной общности. Итак, идентификация с новым ритуальным именем в самосознании адептов МОСК выступает как социально детерминируемый процесс. Через идентификацию со значением и смыслом ритуального имени кришнаит становится включенным в субкультурные отношения МОСК, начинает зависеть от них и уподобляется принятым в стр. МОСК эталонам. Ритуальное имя кришнаита диктует перспективы самоидентификации в локальном социальном пространстве МОСК.

2. Притязание на признание как составляющее звено самосознания оформляется и выстраивается в контексте существующих в субкультуре МОСК социальных ожиданий. На вопрос беседы "В чем бы Вы хотели иметь успех и быть признанным?" 96% юношей и девушек кришнаитов ответили, что хотят иметь успех и быть признанными в какой-либо связанной с МОСК деятельностью: "...в санкиртане..."

(проповеди);

"...в Бхакте-йоге...";

"...распространении прасада...";

"...быть настоящим преданным" и т.п.. В МОСК потребности в притязаниях как бы замыкаются в локальном мире этой религиозной общности.

Минимум в признании обеспечивается уже тем, что субъект выполняет предписание общественной жизни в МОСК, соответствующие ритуальные отправления и культовые ограничения: чтение мантры, запрет на употребление некоторых продуктов питания;

запрет на участие в азартных играх. Кроме того, важнейшим правилом в доктрине МОСК является "принцип преданного служения и непривязанности к результатам своей деятельности", данный принцип находит выражение в девяти обязательных для каждого кришнаита видов деятельности: слушание;

воспевание и прославление;

поминание;

служение лотосным стопам бога;

поклонение Божеству;

произношение молитв;

служение индивидуальное;

считать себя преданным Господу;

полностью предать себя, финансово, телесно, мысленно.

Описанные догматические виды деятельности образуют мировоззренческий каркас адепта МОСК и определяют его притязание на признание. На вопрос беседы "В чем бы Вы хотели быть лучше, чем другие?" 58% юношей и девушек кришнаитов выразили желание "быть лучше, чем другие" в какой-либо из связанной с МОСК деятельности: "в преданности Кришне";

"в служении Господу";

"я бы хотел достичь в себе истинного духовного сознания";

"я бы хотел больше, чем другие распространить книг" и т.д. 40% верующих не выразили желания выделиться и быть лучше других: "я не люблю выделяться, просто хочу все делать хорошо";

"я не собираюсь быть лучше других, путь духовного осознания не ставит такой задачи";

"я не хочу быть лучше других ни в чем, просто я хочу быть преданным слугой моего учителя".

Значительный процент ответов с нежеланием выделиться определяется, по-видимому, действительной ориентацией в МОСК не выделяться и быть "как все". На вопрос "На кого Вы хотите быть похожим?" 92% верующих юношей и девушек ответили, что хотят быть похожими на религиозных авторитетов МОСК: "на моего Гурудева. Я хочу отдать себя его миссии, как он отдал себя миссии Шриле Прабхупаде";

"На духовного учителя";

"Я хочу перенять стойкость и твердость моего учителя";

"на чистых преданных нашего храма" и т.д. 8% верующих не выразили желания быть на кого-либо похожими. Из содержания ответов беседы видно, что притязания на признание юношей и девушек кришнаитов обусловлены эталонами, принятыми в МОСК. Замыкая притязания на признание в узких рамках "Мы" религиозной общности, кришнаиты, с одной стороны, упрощают их фактом "приобщенности", с другой, сужают сферу собственной самореализации, ограничивая ее имеющимися в МОСК возможностями.

3. Половая идентификация в МОСК определяется ролевыми позициями мужчин и женщин, где женщине отводится второстепенное по отношению к мужчине место. Так, на вопрос "Каковы на Ваш взгляд обязанности мужчины?" 92% юношей и девушек кришнаитов видят следующие обязанности мужчины внутри МОСК: "...быть духовным лидером и кришнаитом";

"мужское тело благоприятно для духовной практики";

"обязанности мужчины определены его деятельностью в ашраме";

"служить Богу и защищать зависящие от него живые существа";

"посвящать себя служению Верховной Личности Бога" и т.д. 8% верующих перечислили маскулинные роли без ориентации на виды деятельности внутри МОСК: "быть настоящим мужчиной";

"заботиться о слабых" и т.д. Примечательно, что суждения, отражающие ролевые позиции мужчин в ответах кришнаитов, преимущественно замкнуты на религиозные ценностные ориентиры и не содержат таких понятий как карьера, деньги, образование и т.д., что свидетельствует о неприятии ролевых позиций мужчин в магистральной культуре. На вопрос "Каковы на Ваш взгляд обязанности женщины?" 72% верующих ответили, что обязанности женщины так или иначе связаны с идеологией МОСК: "Служить мужу и прогрессировать в Сознании Кришны";

"Помогать мужу так, чтобы он не чувствовал никаких материальных неудобств";

"Воспитывать детей, как преданных Господу и служить своему мужу" и т.д. 28% юношей и девушек кришнаитов видят обязанности женщины стр. в свете позиции жены-матери. "Рожать детей, создавать уют в доме" и т.д. Примечательно, что в женских ролевых обязанностях в ответах кришнаитов присутствует деятельность, связанная с МОСК, что говорит об их религиозно-мировоззренческой детерминированности. Анализируя половую идентификацию в субкультуре МОСК, следует отметить, что юноши и девушки кришнаиты редко общаются между собой. В ашраме (общежитии при храме) протекают как бы две жизни: в женской половине и мужской, вход в эти половины лицам противоположного пола строго воспрещен. Согласно канону запрещается "думать о лицах противоположного пола, разговаривать о сексе, флиртовать с лицами противоположного пола, разговаривать с лицами противоположного пола наедине, принимать решение о вступлении в интимную связь, затрачивать усилия на розыск контакта с лицами противоположного пола". Неудивительно, что на вопрос "Имеете ли Вы дружеские интимно-личностные отношения с лицами противоположного пола Вашего возраста?" 96% кришнаитов обоих полов ответили отрицательно: "нет, не имею, т.к. пока я к этому еще не созрел";

"нет, для духовного прогресса это не нужно" и т.д. Важно отметить, что на вступление в брак у кришнаитов необходимо разрешение вышестоящих религиозных авторитетов, и до 25-летнего возраста брак считается нежелательным. Кроме того, согласно верованиям МОСК, кришнаиты несут кармическое наказание за свою супружескую жизнь, если не соблюдают многочисленные ритуальные действия и обряды, предписанные лицам, состоящим в браке. Таким образом, половая идентификация у кришнаитов определяется существующими в субкультуре МОСК эталонами мужского и женского поведения.

4. Психологическое время в самосознании юношей и девушек кришнаитов можно рассматривать как бы в двух временных интервалах: до вступления в "Движение" и после, когда адепт принимает систему ценностей и установок религиозного мировоззрения МОСК. Так, при вопросе беседы "Довольны ли Вы были прошлой своей жизнью? " (до прихода в движение)", 82% юношей и девушек оценивают свою жизнь до прихода в МОСК в негативном ракурсе: "О прошлом предпочитаю не помнить";

"Моей ошибкой было то, что я слишком много любил себя";

"Недоволен, т.к. не видел смысла во всем";

"Делал много глупостей";

"Мне не нравилась моя прошлая жизнь" и т.д., 11% верующих дали нейтральные ответы: "Моя жизнь была плохой, теперь гораздо лучше" и т.д., 7% верующих дали положительную оценку своей жизни в прошлом:

"Не сожалею о прошлом". На вопрос "Довольны ли Вы настоящей своей жизнью?" 74% юношей и девушек дали ответы, выражающие удовлетворение своей настоящей жизнью: "Довольна, т.к. сейчас нахожусь среди преданных";

"Я благодарю Крипту за свою настоящую жизнь" и т.д. 10% верующих ответили, что недовольны своей настоящей жизнью: "Недовольна, т.к. каждый день борюсь со своим умом";

"Недоволен, потому что мало встречаюсь со своими Гуру". Как видно из ответов, негативная характеристика своего настоящего связана у кришнаитов с некоторыми неудачами в религиозной жизни. 6% верующих дали нейтральные ответы. На вопрос "Верите ли Вы, что будете счастливы в будущем?" 98% юношей и девушек кришнаитов ответили оптимистично, причем ответы характеризовались загруженностью религиозным содержанием относительно будущих перспектив жизни: "Конечно, кто же не хочет жить вечно в блаженстве и знании";

"Я буду общаться с Господом";

"Достигну полного счастья и блаженства";

"Я верю, что обрету полное сознание Кришны" и т.д. Следует отметить, что свое будущее кришнаиты не связывают с категориями, выходящими за рамки религиозных верований. Счастье видится ими исключительно в культовом понимании и не связано ни с материальным благосостоянием, ни с так называемой "личной жизнью". Таким образом, говоря о психологическом времени как звене самосознания юношей и девушек кришнаитов, необходимо подчеркнуть, что жизнь до прихода в движение оценивается негативно, факт приобщенности к "Мы" религиозной общности определяет положительную оценку настоящей жизни.

Будущее кришнаиты видят через призму религиозного мировоззрения МОСК. Оптимистическое восприятие своего будущего связано, как правило, с видением себя за пределами материальной жизни, что формирует особый тип поведения и определяет отношение к жизни и смерти.

5. Социальное пространство МОСК представляет собой замкнутую автономную нишу с особым социальным устройством. Существует собственное правительство, телевидение, типография, радио, служба охраны, система общепита, сельское хозяйство, школы и др. "Конституцией" этого мини-государства является свод догматических предписаний, заложенных еще основателем Шрилой Прабхупадой;

данные стр. предписания характеризуются огромным количеством правил и ограничений, регламентирующих буквально каждый шаг верующего адепта МОСК. Прабхупада высказывался по этому поводу: "Вся жизнь преданного - это аскеза, упорная работа долгими часами без оплаты, престижа, без чувственного удовлетворения и отпусков - сплошное блаженство". Вполне понятно, что на вопрос: "Какие обязанности Вы имеете?", 97% верующих назвали обязанности, так или иначе связанные с культовой деятельностью и с культовым мироощущением: "...раздача прасада";

"...работа на кухне";

"распространение книг";

"продвигаться в духовной жизни";

"ощущать себя духовно чистой и слугой Бога";

"удовлетворять преданных, духовного учителя и Кришну" и т.д. Из ответов видно, что личные обязанности юношей и девушек религиозно опосредованы. Интериоризируясь через догматы, религиозные обязанности как бы переходят в мотивацию, и все социальные взаимодействия в МОСК осуществляются посредством четко осознаваемых верующими обязанностей. На вопрос: "Какие права Вы имеете?", лишь 8% верующих дали ответы, не связанные с культовыми детерминантами МОСК;

4% ответили, что не знают своих прав, и 88% юношей и девушек кришнаитов назвали свои права в контексте жизнедеятельности МОСК: "Имею право выполнять свой долг, плоды же не принадлежат мне", "Мои права заключаются в том, что я имею право выбора между духовной жизнью и материальной", "повторять Харе Кришна", "Пользоваться духовным знанием, изложенным в Бхагавадгите" и т.п. Из ответов видно, что осознаваемые кришнаитами права весьма часто перекликаются с названными ими религиозными обязанностями. Итак, долг и права в социальном пространстве МОСК формируются через присвоение религиозной нормативности. Следует обратить внимание на присутствие в вышеописанных ответах кришнаитов божественных ипостасей. Это говорит о том, что кришнаиты воспринимают себя не только в отношениях с реальными другими, но и с божествами, с которыми также имеют отношения через права и обязанности. На вопрос "С кем Вы предпочитаете общаться?" 98% юношей и девушек кришнаитов ответили, что предпочитают общаться с единомышленниками, т.е. верующими МОСК: "С ревнивыми преданными";

"С тем, кто выше меня в сознании Кришны";

"С тем, кто знает науку о Господе";

"Предпочитаю общаться с Шрилой Прабхупадой";

"Со своим духовным учителем";

"Со старшими преданными, т.к. от них можно получить милость, служа им" и т.д. Следует отметить, что в ответах кришнаитов отсутствуют такие лица, как друзья, родственники, любимые, приятели и т.д., что может быть объяснено отсутствием неформальных спонтанных, интимно личностных отношений в субкультуре МОСК. Действительно, общение кришнаитов регламентировано соответствующими ограничительными предписаниями. Так, например, рекомендуется решительно избегать компании "непреданных". Кришнаитам предписывается иметь дело с "материальными людьми", руководствуясь лишь своими интересами. Также запрещается читать "непреданную литературу", смотреть телевизор, посещать кино, принимать пищу, приготовленную непреданными, заниматься спортом, входить в какие-либо партии и организации и слушать мирскую музыку. Относительно запретов на общение с лицами противоположного пола уже упоминалось в блоке половой идентификации. Таким образом социальное пространство кришнаитов контролируется многочисленными культовыми табу, а как структурное звено самосознания оформляется через присвоение нормативов и правил, принятых в МОСК.

Социальное пространство замыкается в локальном мире "Мы" религиозной общности, обратной стороной чего является обособление от других отличных от образов жизни.

Резюмируя вышесказанное, необходимо еще раз отметить, что приобщенность молодых людей к религиозной традиции МОСК соотносится с содержательным наполнением их самосознания. Экзотический образ жизни с принятием мировоззренческих доктрин в качестве эталонов для поведения и самоидентификации напрямую связан с глобальным в масштабе личности специфическим ценностно ориентационным образованием. Данные беседы показывают, что религиозные ценностные ориентации представляют собой наиболее важные для субъекта насыщенные комплексы, содержательно наполняющие все структурные звенья самосознания: идентификацию с именем, притязание на признание, половую идентификацию, психологическое время и социальное пространство. Религиозные ценностные ориентации кришнаитов определяются мировоззренческими доктринами МОСК и подчинены жестким нормативным предписаниям и ограничениям данной культовой общности. В МОСК можно на- стр. Таблица Выраженность типов реакций на ситуации фрустрации с различными персонажами у юношей и девушек - кришнаитов и студентов (в %) Группа Кришнаиты Студенты Серия Реакции I** II III I II III Юноши 1* 10,0 7,7 2,0 30,8 22,5 13, 2 53,5 33,3 36,6 23,7 18,5 12, 3 2,3 5,6 3,6 22,7 24,8 49, 4 22,1 31,5 21,2 14,8 22,5 14, 5 12,1 21,9 36,5 7,9 11,7 Девушки 1 7,1 2,7 2,9 23,3 16,3 16, 2 42,1 30,2 27,1 20,6 23,9 14, 3 4,8 9,4 8,5 22,9 25,4 46, 4 37,7 46,0 29,2 25,0 23,9 12, 5 8,3 11,7 32,3 8,1 10,0 10, * 1. Адекватный лояльный тип. 2. Неадекватный лояльный тип. 3. Агрессивный тип. 4. Игнорирующий тип.

5. Пассивный тип реагирования.

** I. Ситуации с авторитетным лицом. II. Ситуации с родителями. III. Ситуации со сверстниками.

блюдать юношей и девушек, адаптированных к существованию в рамках локальной субкультуры.

В ситуациях фрустрации у юношей преобладает неадекватный лояльный тип поведения, а у девушек - игнорирующий. Игнорирование, не являясь продуктивной формой поведения, все же демонстрирует сопротивление фрустратору, неадекватная лояльность, напротив, выражает полную покорность ("Да, я плохой", "Да, я дерьмо"). Эти формы поведения, по-видимому, объясняются тем, что нравственно идеологическая схема МОСК формирует у своих адептов различные полоролевые модели реагирования - у девушек "закрыто-игнорирующий", а у юношей "покорно-лояльный".

Отличительной особенностью кришнаитов обоих полов является очень слабая по сравнению со студентами (F при p = 0,999) выраженность социально-нормативной агрессии (даже в ответ на очень грубую депривацию) и адекватных лояльных типов поведения. Данная тенденция объясняется тем, что в МОСК от адептов не требуется решения проблемных ситуаций, поведение верующих четко регламентировано инструкциями, а на агрессию наложено абсолютное табу.

Преобладание неадекватной лояльности и игнорирования как пассивных форм психологической защиты у кришнаитов обоих полов является неконструктивным для решения ситуаций фрустрации. Принятые как норма в религиозной субкультуре МОСК, данные формы адаптивности к фрустрации входят в диссонанс с формами адаптивности к фрустрации в магистральной культуре, где требуется когнитивная инициатива и умение постоять за себя.

При сопоставлении выраженности типов реакций на ситуации фрустрации с различными персонажами выявлено, что у кришнаитов обоих полов наибольшее количество неадекватных лояльных реакций направлено на авторитетных лиц, наибольшее количество игнорирующих реакций - на родителей, на сверстников направлено максимальное количество пассивных реакций (табл. 1).

В проективных ситуациях фрустрации у юношей и девушек кришнаитов обнаруживается депривация всех структурных звеньев самосознания. При этом юноши кришнаиты демонстрируют более выраженную депривированность самосознания по сравнению с девушками. В ситуациях без фрустрации у кришнаитов обоих полов выявлена остаточная зафрустрированность и пассивность, что иллюстрирует склонность к накоплению фрустрации у юношей и девушек кришнаитов по сравнению с контрольной выборкой студентов (F при p = 0,999).

стр. Таблица Количественная представленность суждений в номинациях контент-анализа у юношей и девушек кришнаитов и студентов (в баллах, в %) Группы / Номинации Кришнаиты Студенты юноши девушки юноши девушки баллы % баллы % баллы % баллы % I Самооценка 93 (4)* 18,5 133 (7) 23,2 355 45,8 414 53, II Идеологические ориентации 209 413,5 216 37,7 100 12,9 38 4, (188) (181) III Интересы, стремления 57 (28) 11,3 82 (30) 14,3 107 13,8 101 13, IV Социальные группы и роли 145 28,7 142 24,8 212 27,5 214 27, (77) (54) В целом 504 100 573 100 774 100 776 (297) (272) * В таблице в скобках обозначены суждения с использованием религиозной терминологии.

Результаты исследования по методу "двадцать ответов на самоотношение" показали следующие отличительные особенности саморефлексии и идентификации юношей и девушек кришнаитов. Юноши и девушки кришнаиты демонстрируют слабую рефлексию на свое "Я" (среднее количество индивидуальных ответов из потенциальных двадцати на бланке у юношей кришнаитов составляет 12,6 и 14,3 у девушек, что значительно меньше, чем у юношей студентов 19,3 при F = 333, p = 0,999, и девушек студенток 19,2 при F = 221,4, p = 0,999), данный факт можно объяснить особенностями доктринных предписаний, не приветствующих анализ собственной "самости", а также чрезмерной занятостью послушаниями, культовыми обязанностями и ритуальными действиями, которые препятствуют рефлексивному самоанализу.

Рефлексивные акты юношей и девушек кришнаитов характеризуются сильной загруженностью культовой терминологией - 59% юношей, 47,5% девушек от общего массива ответов (табл. 2). Большая выраженность последних у юношей, возможно, говорит об их большей сензитивности к религиозным воздействиям.

Количество суждений с воспроизведением слова "душа" у юношей и девушек кришнаитов - 100%. При этом суждения "Я-душа (джива, атма, параматма)" располагались исключительно в первых позициях в последовательности ответов на бланке. Другими часто встречающимися у кришнаитов суждениями являются самоотношения с использованием слов "ученик", "слуга", "слуга божественного учителя", "слуга всех преданных господу", "слуга всех живых существ", "ученик и почитатель Шрилы Прабхупады" и т.п.

Испытуемых, давших подобные суждения, у кришнаитов обоих полов - 100% (Xap = 2,2 и Xap = 1, соответственно). Для пояснения следует отметить, что в субкультуре МОСК значение слов "слуга" и "ученик" весьма близки по этимологическому смыслу. Приставка "дас" (слуга - в переводе с санскрита), входит в состав любого ритуального имени инициируемого вайшнава. Кроме уже описанных, часто встречаются суждения "Я частица Бога" (38%). Видно, что специфическая культовая идеология обуславливает особую знаковую функцию самосознания личности кришнаитов, замкнутую в локальном культурном пространстве МОСК.

В рефлексии кришнаитов на собственный "Я образ" обнаруживается большое количество суждений с уничижительно-негативными самохарактеристиками. В данном случае можно говорить о привитии "вина идентичности" МОСК своим адептам (табл. 3).

В четырех выделенных сферах рефлексии: самооценках, идеологических убеждениях и ориентациях;

интересах, стремлениях, целях;

социальных группах и ролях, - можно обнаружить следующие особенности.

В самооценках юноши и девушки кришнаиты плохо рефлексируют индивидуальные психологические качества, внешний облик, особенности характера, при этом акцент саморефлексии смещается в идеологическую сферу. Именно идеологическая сфера наиболее выражена у кришнаитов, в ней максимально ретушируется их рефлексивное Я. В идеологической сфере кришнаиты обнаруживают стереотипность и ригидность рефлексивных актов, воспроизводя стр. Таблица Количественная представленность позитивных, нейтральных и уничижительных суждений в номинациях контент-анализа (в %) Суждения / Группы Кришнаиты Студенты юноши девушки юноши девушки % % % % I* Позитивные 38,2 18,8 24,8 34, Нейтральные 37,6 42,1 65,0 57, Уничижительные 22,6 39,1 10,2 8, II Позитивные 0,9 4,1 7,0 18, Нейтральные 88,5 85,6 92,0 76, Уничижительные 10,5 10,2 1,0 5, III Позитивные 12,3 8,5 7,5 7, Нейтральные 87,7 91,5 90,6 92, Уничижительные 0 0 1,9 IV Позитивные 1,4 2,1 5,7 2, Нейтральные 97,9 94,4 94,3 96, Уничижительные 0,7 3,5 0,9 0, * I. Самооценки. II. Идеологические ориентации и убеждения. III. Интересы, стремления, цели. IV Социальные группы и роли.

интериоризированные из доктрин МОСК эталоны самоидентичности. В данном случае налицо гипертрофированная идеологизированность рефлексии, характеризующаяся наличием жестких ориентиров на то, каким должен быть "Я образ". Наличие жестко заданных эталонов стандартизирует рефлексивные акты, избавляя адептов МОСК от глубинного самоанализа.

В сфере интересов, стремлений и целей кришнаиты демонстрируют сугубо религиозный характер рефлексивных актов, при этом они носят абстрактную форму, не связанную конкретно со значимыми другими. Из поля рефлексии выпадают такие свойственные юношеству интересы, стремления, как разнообразные увлечения, хобби, интересы, связанные с семьей, друзьями и учебой. Данный факт можно интерпретировать как жесткую замкнутость интересов, стремлений в узком круге культовых предписаний и обособление от интересов, стремлений, присущих молодым людям, реализующим себя в магистральном обществе.

В сфере социальных ролей и групп можно наблюдать аналогичную картину, рефлексия кришнаитов актуализируется в культовом социальном пространстве МОСК. Из поля рефлексии выпадают семья, друзья, что можно объяснить как обособление кришнаитов от семьи и отсутствие у них неформальных дружеских отношений. В целом же, рефлексивные акты по данной сфере демонстрируют коллапс социального пространства кришнаитов, замкнутость его в узкой сфере религиозного окружения МОСК.

Особенности межполовых различий по рефлексивным самоописаниям показывают большую культово религиозную направленность рефлексивных актов юношей кришнаитов по сравнению с девушками.

Данный факт иллюстрирует более выраженную идентификацию юношей кришнаитов с религиозной общностью МОСК.

Анализ соотношения социальной и персональной идентификации показал специфические особенности, присущие личности юношей и девушек кришнаитов. Юноши и девушки кришнаиты демонстрируют гораздо больший по сравнению со студентами примат социальной идентичности над персональной, что также можно представить как специфическую ориентацию самосознания на позицию социальной единицы "МЫ" религиозной общности, при невыраженности индивидуально-личностной стр. позиции. Данная форма идентификации идет вразрез с соотношением социальной и персональной идентификации юношества в магистральном обществе, где более выражена персональная идентификация.

Подобная форма идентификации кришнаитов свидетельствует о личностной незрелости, в ней слишком выражена зависимость от групповых нормативов и авторитетов, что затрудняет возможность опереться на собственные силы и жить самостоятельно. Данная форма идентификации обрекает их на замкнутое существование в узких рамках субкультуры религиозной общности МОСК, на выпадение из многообразия общественных отношений, лишает возможности самоактуализации в магистральной культуре.

Особенности межполовых различий в соотношении социальной и персональной идентификации у юношей и девушек кришнаитов заключаются в том, что юноши кришнаиты демонстрируют большую, чем девушки, идентификацию с социальной общностью МОСК, что говорит об их большей подверженности культовым воздействиям.

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы.

1. У юношей и девушек кришнаитов обнаружены следующие особенности личности: религиозные ценностные ориентации МОСК представлены на фоне депривации всех структурных звеньев самосознания;

кришнаиты демонстрируют высокую степень накопления фрустрации, слабую саморефлексию с большим количеством негативных, стереотипных и поверхностных самохарактеристик;

кришнаиты также обнаруживают крайне сильно выраженную идентификацию с религиозной общностью МОСК и слабо выраженную идентификацию с собственной личностью;

репертуар поведения кришнаитов не эффективен в решении ситуации фрустрации и входит в диссонанс с формами адаптивности юношей и девушек к депривационным воздействиям в магистральной культуре, где от них требуются инициатива, активность и умение постоять за себя.

2. МОСК по меньшей мере либо провоцирует, либо усугубляет социально-психологическую дезадаптацию и негативные изменения личности своих адептов, обрекая их на существование в узком мире локальной культовой субкультуры, лишая возможности самоактуализации в условиях многообразия общественных отношений. Есть основания полагать, что "трансплантация" религии на чуждое культурное основание ставит ее в антагонизм этой культуре. В условиях сложившегося в мире конфессионального баланса, вне своего культурного географического пространства и вне родного этнического ареала религии перестают быть конструктивными и традиционными, рискуют превратиться в очаги социокультурных аномалий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Волков Е. Н. Преступный вызов практической психологии: феномен деструктивных культов и контроля сознания // Журнал практического психолога. 1996. N 2.

2. Курачев Д. Г. Исследование самосознания при помощи методики М. Куна и Т. Макпартленда "Двадцать ответов на самоотношение". Методические рекомендации. Уфа, 1998.

3. Мухина В. С. Проблема генеза личности. М., 1986.

4. Мухина В. С., Хвостов К. А. Психодиагностика развивающейся личности. Проективный метод депривации структурных звеньев самосознания. Архангельск, 1996.

5. Шри Шрамид А. И. Бхагтиведанта Свами Прабхупада. Бхагавадгита как она есть. Москва-Ленинград Калькутта-Бомбей, Нью-Дели, 1990.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.