WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

81 ПОЧЕМУ УКРАИНА НЕ ИНОВАЦИОННАЯ ДЕРЖАВА: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ДЕМЕНТЬЕВ ВЯЧЕСЛАВ ВАЛЕНТИНОВИЧ, доктор экономических наук, профессор, Донецкий национальный технический университет, г. Донецк,

Украина Электронный адрес: dementyevv ВИШНЕВСКИЙ ВАЛЕНТИН ПАВЛОВИЧ, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Украины, Институт экономики промышленности НАН Украины, г. Донецк Электронный адрес: dement В статье анализируются причины отсутствия инноваций в экономике Украины. Рассматри вается спрос на инновационные стратегии у предприятий. Описываются пути создания предпри ятиями конкурентных преимуществ, необходимых для получения экономической прибыли.

Ключевые слова: инновации, инвестиционный спрос, экономическая прибыль, экономиче ская власть.

The article analyzes the reasons of the innovation lack in the Ukraine economy. The demand for innovative strategies of enterprises is considered. Ways of creating competitive advantages needed to obtain economic profit by enterprises are described.

Keywords: innovation, investment demand, economic profit, economic power.

Коды классификатора JEL: B52, E22, O31.

Как заметил в одной из своих работ Дуглас Норт, если все, что требуется для эко номического процветания, — это инвестиции и инновации, то почему некоторые на ции прошли мимо этой желанной перспективы? Действительно, почему? Если все так очевидно, то почему Украина если еще не совсем прошла, то благополучно проходит мимо данной перспективы своего процветания?

Состояние с инновациями1 в Украине — удручающее, если посмотреть на него в сравнении с мировыми лидерами, и катастрофично, если оценить его с позиции будущих перспектив развития страны. По данным Госкомстата Украины, в 2008 г. инновационной деятельностью в промышленности занималось всего 13% предприятий2. В развитых стра нах доля инновационно активных предприятий в 4–5 раз выше и составляет 60–70% обще го количества предприятий. Только 3,9% предприятий расходовали средства на научно исследовательские разработки (внутренние и внешние)3. Доля инновационной продукции в общем объеме реализованной продукции уже много лет находится на уровне 6–7%4.

Наукоемкость ВВП в Украине сократилась за период 1990–2008 г. практически в три раза и составила 1% (Стріха, Шовкалюк, Боровіч, Дутчак и Сєдов 2009, 28).

Под инновациями будем понимать «процесс трансформации затрат в выпуск в целях генерирования продукции, характеризующейся более высоким качеством и более низкими издержками, чем прежде» (Лацоник 2006, 7).

См.: Інвестиції та інноваційний розвиток. Науково-практичний бюлетень, 2009, № 2(5), 2.

См.: Там же.

См.: Інвестиції та інноваційний розвиток. Науково-практичний бюлетень, 2009, № 2(5), 22.

© В.В. Дементьев, В.П. Вишневский, JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. В.В. Дементьев, В.П. Вишневский Однако даже эти невеселые цифры являются оптимистичными. Реальность же куда печальнее, учитывая особенности нашего статистического учета, где минималь ный уровень новизны, необходимый для того, чтобы отнести какое-либо изменение к «инновациям», определяется «как новое для данного предприятия»5. Поэтому по своей сути вышеприведенные статистические данные относятся, скорее, к квази инновациям и говорят лишь о том, что в нашей экономике, скорее, есть нечто похожее на инновации и инновационную активность, нежели сами инновации в собственном смысле этого слова. Две трети так называемой инновационной продукции, которой отчитываются отечественные товаропроизводители, — это продукция новая лишь для предприятия, т.е. по своей сути как таковая инновационной не являющаяся6. Если, к примеру, Южный машиностроительный завод начнет выпускать вместо ракет кастрю ли, то он смело может показывать данную продукцию как инновационную и гарантиро вать себе место среди инновационно активных предприятий. То, что мы записываем в инновации, например в горно-металлургическом комплексе, в большинстве случаев — уже существующие технологии и продукты двадцатилетней давности.

Нельзя сказать, что мало кто понимает необходимость инноваций. Как раз на оборот, это понимают практически все: от президента до последнего двоечника. Мы имеем Закон Украины «Об инновационной деятельности». Разработка инновацион ных стратегий и программ на общегосударственном или региональном уровнях пре вратилась в особый жанр научной деятельности. Прошли парламентские слушания по стратегии инновационного развития Украины. Тем не менее, несмотря на наличие стратегии, Украина не является и, очевидно, в ближайшем будущем так и не станет инновационной державой.

Для ответа на вопрос, что нужно для инновационного развития и почему не сра батывают различного рода и уровня инновационные стратегии, необходимо ответить на вопрос, почему инноваций не было до сих пор. Ведь если данные стратегии этих причин не устраняют, то нет гарантий того, что они окажут какое-либо положительное влияние на инновационную активность отечественной экономики.

ПОЧЕМУ НЕТ ИННОВАЦИЙ: МИФ О НЕХВАТКЕ РЕСУРСОВ Итак, почему же у нас нет инноваций? Ответ, который чаще всего приходится встречать в различного рода аналитических документах, — это нехватка ресурсов на инновационную деятельность у предприятий и государства. Однако такой подход к объяснению отсутствия инноваций вызывает определенные сомнения.

Во-первых, действительно, уровень расходов предприятий на разработку новых тех нологий, продуктов и пр. чрезвычайно низок. Например, на выполнение исследований и разработок предприятия Украины в 2008 г. потратили 1248 млн грн. (150–160 млн долл.) (Стріха, Шовкалюк, Боровіч, Дутчак и Сєдов 2009, 33). Одна только корпорация «Си менс» на научно-исследовательские и конструкторские разработки в год тратит 5 млрд евро. Для сравнения: промышленные предприятия Финляндии на научные разработки в год расходуют примерно 3,5 млрд евро (и это при населении 5 млн человек).

Но это отнюдь не означает, что у предприятий нет для этого достаточных средств.

Расходы предприятий на научно-исследовательские разработки сопоставимы, если не уступают, расходам, которые несет бизнес на содержание политических партий, См.: Статистичний щорічник України на 2007 рік. К.: Видавництво «Консультант», 2008, 328.

В течение 2006–2008 гг. инновационную продукцию внедряли 1063 предприятия, из которых 364 пред приятия — новую только для рынка и 863 — новую только для данного предприятия (Стріха, Шовка люк, Боровіч, Дутчак и Сєдов 2009, 13).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. Почему Украина не инновационная держава: институциональный анализ футбольных клубов7, на взятки, и пр. Никто не против данных расходов, просто дан ная структура затрат говорит о том, что предприятия могли бы тратить и больше на научно-исследовательские разработки, но последние предпочитают другие направле ния расходов.

Такое соотношение расходов говорит о том, что деньги в принципе есть, но рас ходы на инновации не представляют собой первоочередную потребность для отече ственного бизнеса. Техническая отсталость предприятия отнюдь не является для него критической проблемой. Этим можно пожертвовать в пользу иных приоритетов, ко торые являются для нашего бизнеса если не более, то, по крайней мере, не менее важ ными, ценными и значимыми. Состояние расходов на исследования и разработки в со поставлении с другими направлениями говорит нам не об отсутствии средств. Скорее, оно показывает и отражает шкалу ценностей и предпочтений отечественного бизнеса.

Во-вторых, нехватка экономических ресурсов (за исключением природных) есть прямой или косвенный результат человеческих действий, руководимых теми или ины ми мотивами. Вспомним известный и, в общем-то, верный тезис П. Друкера о том, что «в мире нет обществ, которые не имели бы достаточно капитала» (цит. по: Худокор мов 1998, 497). Одним из самых инновационных государств в мире в настоящее время считается Финляндия. Вряд ли ситуация обстояла таким образом, что сначала в этой стране были накоплены финансовые ресурсы (откуда?), а потом их направили на ин новации. Очевидно, что наоборот.

В-третьих, представим себе гипотетическую ситуацию, когда в украинской эко номике по какой-либо причине резко возрастает объем финансовых ресурсов: найде на нефть, многократно возросли цены на металл или, наконец, Билл Гейтс сошел с ума и все свои деньги решил отдать Украине. Есть ли у нас при этом уверенность и гарантии, что полученные средства будут направлены на финансирование научно исследовательских и конструкторских разработок, а не будут заморожены в бессмыс ленных проектах, разворованы, «распилены» и т.п.? Вопрос риторический.

Дело, таким образом, отнюдь не в том, что не хватает финансовых ресурсов. По крайней мере, вопрос можно поставить таким образом: почему даже имеющиеся в Украине ресурсы не использовались эффективно и не выделялись на проведение ре структуризации производства и повышение его производительности? Почему даже на тех предприятиях, которые обладали высоким уровнем ликвидности производимой продукции и, следовательно, финансовыми возможностями в привлечении внешних ресурсов, инновации отсутствуют или, по крайней мере, недоинвестированы?

Главная проблема состоит в том, что в отечественной экономике отсутствует не обходимый инвестиционный спрос на инновации со стороны предприятий.

ПРЕДПРИЯТИЕ, ДОМИНИРУЮЩИЙ СОБСТВЕННИК И ЕГО МОТИВАЦИЯ Почему же спрос на инновационные стратегии у предприятий отсутствует или, по крайней мере, подавлен?

Здесь сразу следует сделать уточнение: что понимается под предприятием и у кого конкретно отсутствует спрос?

Любые экономические явления, в том числе и спрос на инновации, могут быть адекватно поняты как логическое следствие действий, субъективного восприятия, це левых установок и решений отдельных индивидов. Решения в экономике принимают не предприятия. Предприятие как таковое есть всего лишь либо юридическая фикция (так называемое юридическое лицо), либо груда определенным образом организован Например, совокупный годовой бюджет двух ведущих украинских футбольных клубов («Шахтера» и киевского «Динамо») превышает $140 млн. См.: http://www.terrikon.dn.ua/posts/11655.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. В.В. Дементьев, В.П. Вишневский ного металла (т.н. средства производства). Ни то, ни другое решений принять не мо жет. Решения о направлении инвестиций и распределении денежных доходов прини мают только индивиды. Прежде всего, естественно, речь идет об индивидах, которые доминируют на предприятии в силу своей властной позиции.

Кто же доминирует на предприятии и принимает решение о выделении (или не выделении) ресурсов на инновационную деятельность?

Доминирующим агентом на украинских предприятиях, принимающим решение о распределении ресурсов и направлениях экономического развития, является его соб ственник, представленный, как правило, физическим лицом. Поскольку отделения собственности от управления в Украине еще не произошло, то данный собственник является одновременно и топ-менеджером предприятия. В известном смысле можно утверждать, что у нас сложился своего рода режим собственности физических лиц, концентрирующий экономическую власть на предприятии в руках ограниченной груп пы индивидов, осуществляющих верховный контроль над производством продукции и распределением доходов.

Спрос предприятия на инновации представляет собой, поэтому, спрос на них со стороны собственника активов и зависит от того, может ли данный собственник высту пить как созидательный (производительный) предприниматель, способный к эффек тивной инновационной деятельности. Судьба вопроса о том, станет ли отечественная экономика инновационной или нет, зависит от того, захотят ли этого те, кто распоря жается ресурсами предприятий, и решается не в правительстве, не на парламентских слушаниях и даже не в Национальной академии наук Украины. Она решается в тиши кабинетов собственников активов.

Собственник, в свою очередь, будет принимать решение о выделении инвестици онных ресурсов на инновационные стратегии только в том случае, если будет обладать соответствующей мотивацией. Отсутствие спроса на инновационные стратегии озна чает не что иное, как отсутствие мотивации к инновациям со стороны собственника.

Как же объяснить факт отсутствия мотивации к инновациям со стороны собствен ника активов предприятий в отечественной экономике?

Собственник, как и всякий индивид, естественным образом стремится макси мизировать собственную частную выгоду или, иными словами, индивидуальный доход. Это есть его абсолютная личная цель и, соответственно, цель управления подконтрольными ему предприятиями. Именно данный интерес диктует стратегию экономического поведения и формирует его целевую функцию по отношению к контролируемым активам. Все остальное (уровень производительности труда, рен табельность предприятия, экологическое состояние производства и пр.) по отноше нию к данной цели носит производный характер и принимается лишь в той мере, в какой способствует максимизации личного дохода собственника.

Производительность труда, инновации, новые технологии и продукты и пр. не являются для собственника непосредственной целью обладания активами. Сами по себе инновации его не интересуют. Более того, последние несут для собственника определенную угрозу: они требуют значительных издержек и связаны с извест ной долей риска. Инновации могут попасть в круг интересов собственника лишь в той мере, в которой способствуют увеличению его личного дохода. Собственник выполняет функции созидательного предпринимателя лишь в той мере, в какой принуждаем к этому положительной зависимостью между величиной его личного дохода и инновационной активностью. Инновационная активность и потребность в инновациях не является естественной или природной потребностью индивида. Это институциональное явление, существование которого обусловлено определенным общественным устройством.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. Почему Украина не инновационная держава: институциональный анализ Каким же образом формируется (или может формироваться) личный доход соб ственника и в какой мере последний зависит (или не зависит) от инноваций?

Личное богатство собственника имеет своим источником, во-первых, прибыль контролируемых предприятий, т.е. разницу между продажной ценой и издержками производства. Во-вторых, личный доход собственника формируется далее как разница между величиной прибыли и величиной выплат из прибыли (налоги, дивиденды ми норитариям и пр.).

Основным источником формирования личного дохода собственника является, таким образом, экономическая прибыль, создаваемая на принадлежащем ему пред приятии. Поэтому исходная проблема для объяснения отсутствия (или же наличия) спроса на инновации со стороны собственника — это доминирующие источники и пути максимизации экономической прибыли и, далее, личной прибыли собственника.

КАК ПОЛУЧИТЬ ПРИБЫЛЬ: ИННОВАЦИИ ИЛИ ВЛАСТЬ Что же должен сделать собственник, каким образом распределить имеющиеся в его распоряжении ресурсы для того, чтобы увеличить свой доход, и каким образом вообще возможно получить прибыль?

Сразу отметим, не вдаваясь в теоретические детали, что речь идет об экономи ческой прибыли, понимаемой как остаточный доход, получаемый предпринимателем (в нашем случае собственником) после расчета с владельцами ресурсов.

Согласно стандартной экономической теории на рынках, где доминирует совер шенная конкуренция, экономическая прибыль отсутствует. Максимум, на что может рассчитывать собственник, — это так называемая нормальная прибыль, представляю щая собой составную часть экономических издержек. Условием получения экономи ческой прибыли является обладание данным предприятием каким-либо конкурентным преимуществом перед остальными.

В рыночной экономике (если исключить естественные преимущества, а также арбитражные сделки и мошенничество) существует два основных направления, или два устойчивых пути, создания предприятиями конкурентных преимуществ, необхо димых для получения экономической прибыли. Причем данные два пути в известных пределах исключают друг друга и несовместимы между собой.

Первый путь — технологический, или инновационный. Предприятие получает эко номическую прибыль, поскольку имеет меньшую величину физических издержек про изводства (т.е. меньшую величину расхода ресурсов) на единицу продукции по срав нению с другими производителями в отрасли, либо же производит продукт с такими характеристиками, которые отсутствуют у продуктов, произведенных конкурентами.

В этом случае источником экономической прибыли, которую он получает, является монополия новатора, поскольку иные участники рыночной игры не обладают данны ми конкурентными преимуществами8.

Указанный путь имеет в своей основе создание предпринимателем технологиче ских и организационных преимуществ перед другими производителями. Он связан с известными рисками инвестиций в новые технологии и предполагает более или менее широкие временные горизонты хозяйственного планирования, поскольку зачастую может дать отдачу в долгосрочной перспективе (к примеру, инвестиции в фундамен тальные исследования). Базовым условием инновационного развития является поэто му отсутствие произвола, т.е. наличие гарантий того, что в долгосрочной перспективе Инновационное предприятие осваивает производственные ресурсы с целью выделиться среди кон курентов, а затем использует эти ресурсы для производства более высококачественных и дешевых товаров, что является источником его конкурентных преимуществ (Лацоник 2008, 44).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. В.В. Дементьев, В.П. Вишневский экономическая прибыль, полученная в результате инвестиций в знания и, далее, инве стиций в новые технологи и организации, не будет изъята, украдена, отсужена и т.д., а бизнес, основанный на инновационных технологиях, не будет отобран.

Второй путь — рентный путь максимизации экономической прибыли. Суть его состоит в том, что источником экономической прибыли являются занижение, по срав нению с рынком свободной конкуренции, цен на единицу издержек производства, за вышение цен на конечную продукцию (одинакового по сравнению с конкурентами качества), отказ нести всю сумму социальных издержек, с которыми связано произ водство (занижение налоговых и прочих выплат из прибыли), или же отказ делиться с другими претендентами частью полученной прибыли. В этом случае собственник присваивает ренту, т.е. доход, который превышает вклад собственника и принад лежащих ему факторов производства в создание общественного продукта.

Каким же образом это становится возможным? Ведь сокращение издержек произ водства, или же отчислений из прибыли, а также повышение цен на продукцию, озна чает не что иное, как сокращение (прямое или косвенное) дохода для других эконо мических агентов: поставщиков ресурсов, потребителей, государства, миноритариев, претендующих на часть прибыли, созданной на предприятии. Почему же последние «соглашаются» на такое сокращение? Почему, к примеру, притом, что конечная цена, по которой реализуется металлопродукция, — это цена мирового рынка, поставщики ресурсов на предприятия отечественного ГМК не требуют за свои ресурсы соответ ствующую цену, т.е. такую, которая соответствует цене данных ресурсов на мировых рынках? Речь идет о величине заработной платы, цене на кокс, электроэнергию и пр.

Условием рентного, а по сути хищнического, пути извлечения прибыли является обладание преимуществами в доступе к ресурсам и правам экономической власти, вы нуждающей поставщика ресурсов и прочих общественных агентов соглашаться на те условия, которые диктуются собственником активов9. Эта власть может быть основана на рыночной монополии в ее различных видах, административной власти, денежной власти, доступе к источникам политической и правоохранительной власти, на крими нальной власти и пр. Именно наличие экономической власти является тем главным конкурентным преимуществом, которое позволяет получить ренту власти (экономи ческую прибыль для предприятия и, далее, личную прибыль для его собственника) и делает возможным необходимое для этого принуждение. Собственник, говоря сло вами В. Зомбарта, «стремится к власти, чтобы приобретать, и приобретает, чтобы до биться власти» (Зомбарт 1994, 82).

Власть — вот наиболее ценный актив предприятия. Именно благодаря наличию власти активы собственника становятся капиталом, т.е. приобретают способность при носить денежный доход10. Не всякий собственник предприятия и собственник не всякого предприятия может получить доход. Такой доход доступен лишь тому собственнику, кто доминирует внутри предприятия, и лишь тому предприятию, которое может устано вить собственное доминирование над поставщиками или потребителями его продукции.

Для того чтобы получить доход у нас, мало быть собственником, нужно также либо об ладать собственной властью, либо уметь обслуживать чужую власть.

М. Олсон по этому поводу пишет: «Когда один индивид имеет значительно больше власти, чем другой, он мог бы лучше обслуживать свои интересы путем угрозы использования или использованием силы, чем путем добровольного обмена: он может быть способен достигать без издержек то, что иным путем стоило бы дорого» (Olson 2000, 60).

«Каждый предприниматель, — замечает К. Херрман-Пиллат, — стремится не к прибыли, а к властной позиции, позволяющей ему максимизировать прибыль, которая в итоге превышает ту, которую может получить в итоге свободной и равноправной конкурентной борьбы» (Херрман-Пиллат 1999, 49).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. Почему Украина не инновационная держава: институциональный анализ В этих условиях совершенствование технологии и организации производства не является базовым условием получения прибыли. Требуется лишь поддержание мини мально необходимого уровня технологии и организации производства, которые необ ходимы для создания продуктов, имеющих спрос на мировом или внутреннем рынках.

Непосредственный источник получения прибыли — власть, а технология выступает лишь условием, навязанным состоянием внешних рынков.

Итак, перед собственником активов стоит выбор (осознает он его или нет): или инновационная рента, или рента власти, или снизить расход ресурсов на единицу про дукции или цену за единицу ресурсов;

или инвестировать в новые технологии или ин вестировать в создание системы власти. Причем, как дальше мы постараемся показать, возможности совмещения данных направлений извлечения прибыли и максимизации личного дохода ограничены.

Выбор собственника как рационального индивида определяется сравнительной отдачей от единицы издержек или единицы инвестиций в различные направления максимизации дохода. Отсутствие мотивации или спроса на инновации означает, что структура издержек и выгод ведения бизнеса такова, что альтернативные, по срав нению с инновациями, направления максимизации индивидуального дохода имеют большую отдачу, нежели инновационные.

Заметим при этом, что инвестиции во власть изначально имеют существенные «естественные» преимущества перед инвестициями в инновации. В отличие от послед них, которые зачастую дают эффект в более или менее длительном периоде времени и связаны с неопределенностью и возникающими на ее основе рисками, инвестиции во власть дают немедленный эффект и существенным образом занижают риски для предприятия.

То, какова отдача от издержек и, соответственно, соотношение издержек и вы год при альтернативных вариантах бизнеса, есть величина институционального по рядка. Соответственно, то, какой путь получения экономической прибыли выбирает собственник, определяется системой общественных институтов (формальных и не формальных), доминирующих в данном обществе.

ВЛАСТЬ КАК КАПИТАЛ В Украине к настоящему времени сформировались такие институциональные условия, при которых доминирующим направлением максимизации личного дохода собственника стало искусственное занижение относительных издержек ведения биз неса, а основным конкурентным преимуществом, необходимым для получения эко номической прибыли и личных доходов собственника, стала экономическая власть.

Соответственно сложились стимулы повышенной силы к инвестициям во власть и стимулы пониженной силы к инвестициям в инновации.

Исходная причина такого положения дел заключается в том, что частная экономи ческая власть, позволяющая получать прибыль путем занижения доходов контраген тов, является сравнительно более доступным, более дешевым и более эффективным (прибыльным) экономическим благом, нежели новые технологии.

Во-первых, в стране отсутствует эффективная законодательная, правоохрани тельная и судебная власть. Отсутствие эффективной судебной власти есть не просто отсутствие этой власти, а означает присутствие произвола как фактора экономической жизни. Наличие произвола означает возможность раздела собственности и доходов не в соответствии с законом или вкладом в общественное благосостояние, а в соот ветствии с силой (денежной, политической, криминальной), которой обладают от дельные лица или группы лиц.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. В.В. Дементьев, В.П. Вишневский Во-вторых, на основе произвола формируется асимметрия экономической власти, означающая наличие избытка власти у одних индивидов и хозяйственных структур и недостаток ее у других. Этот избыток власти, который позволяет диктовать условия сделок и цены, проявляется, во-первых, как рыночная власть, основанная на моно польном положении;

во-вторых, как корпоративная власть, где одни корпорации через участие в собственности берут под свой контроль другие корпорации;

в-третьих, как административная власть внутри корпораций, диктующая режим и условия оплаты труда;

в-четвертых, как доступ и использование в частных целях прав государствен ной, в том числе и правоохранительной, власти;

в-пятых, как использование частного насилия, как легализованного (так называемые структуры безопасности), так и чисто криминального порядка.

В такой политической и экономической системе, чтобы получить прибыль, соб ственнику необходимо либо обладать собственной властью, либо стать под защиту того, кто такой властью обладает, либо купить услуги власти. Именно величина эконо мической власти выступает как главное конкурентное преимущество на данных рын ках. Конкуренция вокруг новых технологий и качества, что является базовым усло вием эффективного рынка и инновационной экономики, вытесняется и подменяется конкуренцией за источники власти над хозяйственной деятельностью. Результатом такой конкуренции может являться все возрастающая концентрация экономической власти11.

Причем стремление к власти в этой системе диктуется не только положительными целями максимизации личного дохода, но и защитными целями. Без доступа к правам и ресурсам власти в условиях, когда возможен произвол и власть становится частным благом, ведение бизнеса и его сохранение вообще становятся невозможными. Таким образом, до некоторой степени, у собственника активов нет выбора: инвестировать во власть или нет. Без доступа к власти сохранение позиции как собственника, получение доходов от контролируемых активов, а зачастую и само его существование становятся невозможными.

Инвестиции во власть, таким образом, — это не только основное положительное условие и источник максимизации экономической прибыли и личных доходов, но и условие выживания в мире произвола. Степень безопасности бизнеса и возможности получения доходов определяется не технологией и качеством организации производ ства, а местом, занимаемым данным собственником в той иерархии экономической власти, которая выстроилась в нашем хозяйстве.

Что такое инвестиции во власть? Это инвестиции в политическую систему в виде финансирования деятельности политических партий и продвижение своих представи телей в структуры законодательной, исполнительной и правоохранительной властей;

инвестиции в виде прямой коррупции в пользу принятия выгодных решений;

инвести ции в приобретение, поглощение (и захват) компаний и предприятий, оказывающих влияние на формирование издержек и выгод ведения бизнеса;

инвестиции в учрежде ние новых хозяйственных структур, цель которых — не производство, а аккумуляция и выведение из-под контроля доходов собственника;

инвестиции в кадры, способные или осуществлять власть, или прислуживать власти;

инвестиции в создание идеологи ческого влияния на политическую и хозяйственную жизнь и идеологического обосно Основная задача исследователя отечественной экономики заключается, поэтому в том, чтобы «сде лать видимым ядро феномена экономической власти. Иначе невозможно понять нашу экономическую действительность» (Ойкен 1996, 258). Мы, как советовал В. Ойкен,— один из теоретических отцов того, что называется социальное рыночное хозяйство, должны приподнять занавес, которым идеологи, отражающие интересы различных групп, прикрыли концентрацию экономической власти и борьбу за экономическую власть (Ойкен 1996, 251).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. Почему Украина не инновационная держава: институциональный анализ вания притязаний на власть;

инвестиции в создание системы частного насилия в виде собственных охранных структур или в связи с криминалитетом.

Результатом инвестиций во власть стало формирование институциональной структуры производства или определенного хозяйственного (а на этой основе и поли тического) порядка как совокупности устойчивых отношений и форм хозяйствования, посредством которого собственником предприятий создается и, далее, извлекается и присваивается экономическая прибыль: структуры отраслевых рынков, распределение прав собственности, схемы корпоративного управления, характер отношений бизне са с государством. Основной стержень и несущая конструкция этого хозяйственного порядка — это отношения доминирования и власти, которые выстраиваются внутри корпораций, между различными предприятиями и отраслями.

БИЗНЕС КАК ТАЙНА Первый принцип действующего хозяйственного порядка, а именно то, как созда ется экономическая прибыль, мы показали. Это — власть (денежная, политическая, криминальная).

Рассмотрим теперь, каким образом экономическая прибыль присваивается соб ственником предприятий и становится его личным доходом, и то, как это влияет на хозяйственный порядок.

Здесь вступает в силу второй принцип нашего хозяйственного порядка — скрыт ность. Весь наш отечественный бизнес — это большая и «страшная коммерческая тайна». Вы можете смело заявлять, даже хвастать о том, что ваш бизнес основан на инновациях и новых технологиях. Но тот факт, что основа извлечения прибыли есть власть и занижение доходов других, никто декларировать не будет и тем более не со бирается демонстрировать реальные рычаги этой власти и личные доходы, которые она позволяет захватывать12.

И, наконец, а как еще возможно без подобной скрытности и маскировки выжить и получить доход в мире произвола? Для этого необходимо обладать двумя основными качествами: властью и скрытностью. Чем более открытыми являются права собствен ности и доходы, тем проще их отобрать, тем более они уязвимы.

Как уже было сказано, личный доход собственника как абсолютная цель его хозяй ственной деятельности формируется в два этапа: первый — получение экономической прибыли (доход предприятия минус издержки производства), второй — получение не посредственно личной прибыли (прибыль предприятия минус выплаты из нее).

Задача состоит, следовательно, не только в минимизации издержек производ ства, но и в минимизации обязательных выплат из прибыли предприятий государству и миноритарным акционерам. А у нас в Украине, напоминаем, таковых насчитывается 18 млн человек (Гальчинский 2005, 8), представляете, что будет, если со всеми поде литься? Лучший способ минимизировать выплаты из прибыли и тем самым максими зировать доход для собственника — это вывести прибыль с контролируемого пред приятия и, далее, скрыть того, кто ее присваивает.

Наиболее выгодной формой максимизации индивидуальных доходов доминиру ющего собственника становится извлечение их непосредственно не из прибыли кон тролируемого предприятия, а из прибыли маленьких фирм, через которые проходят товарные и финансовые потоки предприятия. Это происходит по всем хорошо извест ной схеме: продажа продукции предприятия посреднической фирме по заниженным (инсайдерским) ценам с последующей ее перепродажей (зачастую неоднократной) Вообще, как заметил по этому поводу французский философ М. Фуко, власть носит явный и незама скированный характер лишь в тюрьме и в сумасшедшем дом (Фуко 2002, 72).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. В.В. Дементьев, В.П. Вишневский и оседанием доходов на счетах данных фирм. При этом потенциальная экономическая прибыль предприятия «перекачивается» в посреднические фирмы и уже оттуда извле кается в виде индивидуальных доходов собственника предприятия.

Традиционные для собственника (да и топ-менеджмента) формы доходов, источ ником которых непосредственно являются доходы контролируемого предприятия и величина которых напрямую зависит от его эффективности (дивиденды и рост курсо вой стоимости акций), приобретают ограниченное значение. Именно этим объясняет ся и наш украинский экономический парадокс: каким образом в стране, где экономи ка основана на частной собственности, возможно, чтобы 40% предприятий в течение длительного времени были нерентабельными и никто при этом не застрелился? А объ ясняется все просто: прибыль предприятия собственнику не нужна, более того, она ме шает ему максимизировать свой доход. Либо он получает свой личный доход, скрывая созданную прибыль и перекачивая ее указанным образом, либо же, если предприятие не имеет прибыли в результате встраивания его в вертикальную иерархию экономи ческого контроля, он получает доход (вернее, с ним делятся доходом) от товарных и финансовых потоков конечной продукции (например, металлопродукции).

ИЗДЕРЖКИ ИННОВАЦИЙ В результате инвестиций в укрепление экономической власти и сокрытие механиз мов извлечения доходов возникает хозяйственный порядок, который отторгает инно вации. Даже если собственник и захочет инвестировать в инновации, он сталкивается с целым рядом препятствий, которые создает им же сформированный хозяйственный порядок. Этот порядок создает такие дополнительные издержки инновационной дея тельности, которые занижают степень мотивации к инновационной активности. Имен но наличие таких издержек имеет следствием отторжение инноваций в украинском бизнесе и отсутствие спроса на них со стороны предприятий.

Какие же препятствия или дополнительные издержки для инноваций порождает хозяйственный порядок?

Предположим, что имеется некая инновационная технология, которая является экономически выгодной;

имеются ресурсы, которые возможно направить на ее созда ние;

и, наконец, предположим, что собственник обладает намерениями (вдохновлен ный прочтением текста инновационной стратегии развития Украины) инвестировать в новые технологии. С какими проблемами он при этом сталкивается?

Первая — наличие альтернативных источников дохода и, следовательно, из держки в виде упущенной выгоды от инвестиций. Зачем вкладывать деньги в научно исследовательские и конструкторские разработки и нести связанные с этим риски, когда такую же величину дохода можно получить альтернативным путем. Тем более, что техническая отсталость отнюдь не является смертельной угрозой для отечествен ного бизнеса. «Хорошие» отношения с государственным аппаратом, к примеру, мо гут иметь куда большее значение для выживаемости предприятия, нежели внедре ние новых технологий. Пока еще наш бизнес гораздо больше боится прокурора, чем собственной технологической отсталости или недостатка конкурентоспособности на мировых рынках.

Вторая проблема — высокие трансакционные издержки инновационной деятель ности. Данные издержки есть следствие того факта, что подконтрольная собственнику организационная структура бизнеса «заточена» под выполнение совершенно иных це лей: установление экономической власти, а также сокрытие доходов и прав собствен ности, и абсолютно не приспособлена под инновационные процессы. Организационная схема управления процессом продвижения инноваций и инновационный менеджмент JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. Почему Украина не инновационная держава: институциональный анализ в современном бизнесе отсутствуют. В этой структуре доминируют не потребности развития производства, а краткосрочные финансовые интересы. Управление произ водством оторвано от управления финансовыми потоками и занимает подчиненное положение. Назовите хоть одну крупную компанию, где правая рука собственника — не директор по финансам, а директор по производству или главный инженер? Любое продвижение инвестиций через те сетевые структуры, в рамках которых оформлен современный бизнес, просто-напросто тонет в обилии организационных проблем и связанных с ними издержек.

Третья проблема — кадровое сопротивление. Действующий хозяйственный по рядок предъявляет спрос на такие кадры, ключевыми качествами которых является или же способность осуществлять власть и подчинять себе людей, или же способность обслуживать власть и умение подчиняться, точнее, прислуживать власть имущим.

А чаще всего и то, и другое. Рентная модель поведения, основанная на власти, воспро изводится на нижних уровнях управления от топ-менеджмента до работника. Основой величины индивидуального дохода является не вклад в создание дохода, не затраты труда, не квалификация, а, прежде всего, место, занимаемое в управленческой иерар хии компаний. Риторический вопрос: можно ли сделать карьеру в бизнес-структуре, обладая такими качествами, как независимость мышления, конструкторская инициа тива, нравственная позиция, инженерные знания и пр., без которых невозможно ин женерное творчество, при отсутствии каких-либо качеств, о которых мы упомянули?

Как и в экономике в целом, система распределения доходов внутри бизнес-структур зависит не от способности генерировать новые технические решения, а от места в ие рархии власти и от близости к центрам власти. Кроме того, имеет место банальное сопротивление инновациям и, главным образом, сопротивление инноваторам на лич ностном уровне, поскольку они представляют угрозу для действующего распределе ния должностей, доходов и позиций в корпорации. В сложившейся кадровой схеме люди, способные генерировать и продвигать технические инновации, просто-напросто отсутствуют, они отторгаются системой.

Четвертая проблема — временные горизонты экономического планирования и краткосрочность интересов. В мире доминирования частной, государственной, крими нальной и экономической власти никто, ни на индивидуальном уровне, ни на уровне фирмы, не гарантирован от произвола, от того, что его доходы, собственность, пози ция на предприятии и, наконец, личная свобода не будут утрачены. Известная фраза Дж.М. Кейнса о том, что в долгосрочной перспективе все мы — покойники, звучит в наших условиях особенно актуально. Отсюда — доминирование краткосрочных ин тересов13. Однако временные границы альтернативных вариантов извлечения прибыли различны: отдача во времени от власти куда более краткосрочна, нежели отдача во времени от инноваций. В тот период времени, в рамках которого возможно хозяй ственное планирование, прибыль или индивидуальный доход можно гарантированно извлечь только путем встраивания в систему власти, но не путем инвестиций в инно вации, или личных инвестиций в знания.

Пятая проблема — отсутствие инфраструктуры для инновационной деятельности.

Осуществление активной инновационной политики предполагает наличие развитой инновационной инфраструктуры в виде системы подготовки кадров и науки. Однако максимизация прибыли путем занижения издержек, где образование и научные раз работки являлись как раз теми издержками, на которых, как казалось, можно безбо лезненно сэкономить, имело следствием отсутствие инвестиций, необходимых для В соответствии с законом временного предпочтения, при прочих равных люди всегда предпочитают те блага, которые ближе во времени (де Сото 2007, 70).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. В.В. Дементьев, В.П. Вишневский воспроизводства сферы подготовки кадров и научных исследований. В итоге инно вации становится попросту некому генерировать и реализовывать. У нас нет людей, подготовленных к этому. Речь идет не только об ученых, но и о наличии на произ водстве квалифицированных инженеров, технологов, конструкторов, рабочих высо кой квалификации и пр. Мы их просто перестали производить, по крайней мере — в достаточном количестве. Бизнес оказался не готовым нести издержки, необходимые для подготовки подобных кадров.

Таким образом, еще раз подчеркнем, что основное препятствие инновационной деятельности — это не отсутствие средств или недостаток государственного управле ния процессом инноваций. И дело не в пресловутой сырьевой ориентации экономики.

Как будто инновации невозможны в металлургии или горнодобывающем комплексе.

Препятствие инновационной деятельности — политические и экономические инсти туты украинского общества, асимметрия экономической власти и вырастающий на ее основе хозяйственный порядок. То, что является условием максимизации прибыли при рентном пути — частная экономическая власть — является одновременно основным препятствием для инновационного развития. Выгоды от экономической власти для рентного пути максимизации дохода есть издержки для инновационного пути.

Проблема изменения отношения предприятий к инновациям — это, прежде всего, проблема изменения существующего хозяйственного порядка и его институтов.

ВОЗМОЖНА ЛИ ЖИЗНЬ БЕЗ ИННОВАЦИЙ?

Как нам оценить сложившийся хозяйственный порядок, ведь мы были так горды тем экономическим ростом, который он нам обеспечивал последние годы? Безусловно, существующая к настоящему моменту экономическая схема максимизации прибыли и хозяйственный порядок, вырастающий на этой основе, сыграли свою положительную роль в экономическом развитии. Это был существенный прогресс по сравнению с хао сом начала и середины 1990-х. Данный хозяйственный порядок создал определенные стимулы к росту производства, вытеснил, по образному выражению замечательного американского экономиста М. Олсона, из нашей экономики «бандита-гастролера» и заменил его на «стационарного бандита» (Олсон 1995), на его основе удалось оста новить экономический спад и восстановить производство и, далее, обеспечить доста точно высокие темпы роста ВВП.

Однако описанный выше механизм получения экономической прибыли и извле чения личных доходов путем захвата и раздела ренты власти имеет ограниченные воз можности развития. Можно утверждать, что к настоящему времени в Украине данные ресурсы извлечения прибыли исчерпаны. Причин этому две.

Во-первых, искусственное занижение цен на издержки производства имеет след ствием нарушение условий воспроизводства ресурсов, необходимых для ведения про изводственной деятельности. Следствием низкой заработной платы является отсут ствие квалифицированной рабочей силы и инженеров, следствием низких тарифов на перевозки — развал системы грузовых железнодорожных перевозок и пр.

Во-вторых, это темпы научно-технического прогресса в мировой экономике.

С одной стороны, снижение физических издержек производства как результат инно вационных технологий опережает возможности отечественных предприятий по удер жанию заниженных цен на ресурсы. С другой — внедрение новых технологий ведет к созданию продукции с такими качественными характеристиками, которые отечествен ная экономика производить уже не в состоянии. В результате мы наблюдаем посте пенное понижение качественной «ниши» украинской продукции на мировых рынках и реальную угрозу вытеснения с рынков вообще.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. Почему Украина не инновационная держава: институциональный анализ В такой ситуации условием выживаемости отечественной экономики, и в целом условием сохранения украинского общества в составе цивилизованных государств, становится не просто производство как таковое, а инновационное производство14.

Условием эффективной экономики становится не просто наличие частной собствен ности на производственные активы, а наличие созидательного и инновационного предпринимательства. Переход к инновационным моделям предпринимательства ста новится также и условием получения предприятиями экономической прибыли и лич ного дохода их собственниками.

Таким образом, потребность в инновациях достигла критической массы, когда не обходимо изменение хозяйственного порядка.

Для перехода к инновационному пути недостаточно его декларировать или при нять очередную инновационную стратегию, недостаточно также увеличить инвести ции в науку и образование или создать еще один государственный орган управления инновациями.

Как показал опыт СССР, несмотря на колоссальные затраты на научные и кон структорские разработки, а также несмотря на наличие жесткой вертикальной струк туры управления научно-техническим прогрессом, экономика СССР так и не стала ин новационной. Причина — невосприимчивость к инновациям со стороны предприятий.

Наличие развитой научной инфраструктуры и государственной политики не решает проблемы научно-технического прогресса.

Формирование инновационной экономики предполагает создание таких институ циональных условий, при которых именно инновации выступают основным источни ком максимизации индивидуального дохода собственника. Как заметил Р. Коуз, но белевский лауреат, «поскольку сплошь и рядом люди предпочитают делать то, что, по их мнению, соответствует их собственным интересам, чтобы изменить их поведение в сфере экономики, нужно их заинтересовать». (Коуз 1993, 29).

Это, в свою очередь, во-первых, предполагает устранение произвола и избытка частной экономической власти из экономической жизни как доступного и сравнитель но более дешевого экономического блага и как фактора образования экономической прибыли. И, во-вторых, «творческое разрушение» существующего хозяйственного порядка, основанного на иерархии экономической власти и создание нового порядка хозяйственных отношений. Основным условием для инновационного пути извлече ния прибыли является отсутствие произвола и избытка частной экономической власти.

Только таким путем возможно, с одной стороны, создать гарантии получения иннова ционной ренты и тем самым создать стимулы к инвестициям в инновации и знания.

С другой стороны, устранение произвола из экономической жизни и возможностей захвата ренты власти устраняет альтернативные инновациям возможности получения экономической прибыли и личного дохода.

Стремление выжить уже толкает собственника на инновационный путь развития, осознает он это или нет. Других вариантов получения дохода в современном мире просто не остается. Однако ему препятствует и сдерживает его им же созданный по рядок максимизации прибыли. Даже если бизнес и понимает необходимость перехода к инновационному пути создания экономической прибыли и желает (несмотря на сло жившуюся структуру издержек и выгод ведения бизнеса) заниматься инновациями, «В долгосрочной перспективе, — пишет Э. Тоффлер, — для любого государства имеют значение про дукты умственного труда: научные и технологические исследования;

обучение рабочей силы;

слож ное программное обеспечение;

более искусный менеджмент;

продвинутые коммуникации;

электрон ные финансы. Вот ключевые источники завтрашнего могущества, но ни одно из этих стратегических вооружений не является более важным, чем высококачественная организация, особенно организация знания как такового» (Тоффлер 2001, 203).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. В.В. Дементьев, В.П. Вишневский то не может этого сделать. Он попал в институциональную ловушку: ему мешают им же самим созданная (по крайней мере, при его участии) институциональная система и хозяйственный порядок.

Отсюда, в частности, известная «шизофреническая раздвоенность» крупного от ечественного бизнеса и властных групп в целом: с одной стороны, стремление полу чить ренту власти, что подрывает эффективность экономики, а с другой — стремление иметь современное, эффективное, конкурентное инновационное производство, что противоречит его интересу к извлечению ренты власти.

ВЫВОДЫ Для того чтобы стать инновационным, отечественному бизнесу необходимы не фи нансовые ресурсы (хотя они и не помешают). В первую очередь, бизнес должен осво бодиться от отживших форм хозяйственной жизни, сбросить с себя существующую институциональную организацию производства, как отслужившую свой срок шкуру, и «излечиться» от указанной раздвоенности. Немного перефразируя положение не мецкого экономиста К. Херрман-Пиллата, можно утверждать, что главная сила, про тивостоящая инновационной экономике, — власть как экономическая, так и полити ческая. Поэтому защита инновационной экономики от власти — важнейшая цель ее политической составляющей (Херрман-Пиллат 1999, 49). Стремление к инновацион ному развитию демонстрируется не показными вложениями в науку или очередными парламентскими слушаниями, а стремлением «выдавить произвол» из хозяйственной жизни и устранить нарыв экономической власти.

Нельзя просто декларировать инновационную модель. Нельзя также ограничить ся и развитием научной инфраструктуры. Необходимо изменить структуру стимулов, изменить мотивации. Для этого необходимо изменить институты, ограничивающие и направляющие экономическое поведение.

Для этого необходима своего рода «новая экономическая политика», которая на правлена на преобразование «квази-рыночной» экономики, каковой является экономи ческая система Украины, в действительно рыночную экономику. Институциональная основа такой экономики — выведение произвола из экономической жизни и ограни чений частной экономической власти. Политика государства должна быть нацелена на то, чтобы распустить властные экономические группировки или ограничить их функ ции. При этом, процитируем еще раз В. Ойкена, экономическая политика «должна быть направлена не против злоупотреблений существующих властных структур, а не посредственно против возникновения таковых вообще» (Ойкен 1995, 427).

Карфаген должен быть разрушен! Только таким образом можно создать инсти туциональный базис для перехода к инновационной экономике. Что же касается раз вития научной инфраструктуры и государственного регулирования инноваций, то все это, безусловно, необходимо. Однако это только надстройка инновационной экономи ки, которая может действительно содействовать процессу ускорения инновационного развития лишь в том случае, если опирается на институциональный базис, формирую щий инвестиционный спрос предприятий и их собственников на инновационные стра тегии. Без создания такого базиса никакие надстроечные меры, в том числе и в виде различного рода инновационных стратегий и программ, не смогут изменить ситуацию в этой сфере к лучшему. Невозможно разработать самостоятельную эффективную стратегию лечения от насморка для больного, умирающего от СПИДа.

Однако проведение эффективной государственной экономической политики, на целенной на создание эффективного рыночного порядка, предполагает наличие соот ветствующей мотивации у государственных агентов, представителей законодательной JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2. Почему Украина не инновационная держава: институциональный анализ и исполнительной властей. Отсутствие такой мотивации представляет собой не менее серьезное препятствие и ограничение для создания инновационной экономики, чем мотивация собственника.

Для того чтобы дать окончательный ответ на поставленный вопрос — почему Украины не инновационная держава? — мы должны ответить на следующий вопрос:

а почему у государственных агентов отсутствует мотивация к созданию в родном Отечестве инновационной экономики и что нужно сделать для того, чтобы такая мо тивация появилась?

Однако это уже будет совсем другая история.

ЛИТЕРАТУРА Гальчинский А. (2005). Проблемы демократизации экономики // Экономика Укра ины, № 11, 4–11.

Зомбарт В. (1994). Буржуа. М.

Інвестиції та інноваційний розвиток. Науково-практичний бюлетень, 2009, № 2(5).

История экономических учений: современный этап (1998) / Под общей ред. А.Г.

Худокормова. М.: ИНФРА-М.

Коуз Р. (1993). Фирма, рынок и право. М.: «Дело ЛТД».

Лацоник У. (2008). Разновидности капитализма, рыночных сил и инновационного предпринимательства // Экономический вестник Ростовского государственного уни верситета. Т. 6. № 3.

Лацоник У. (2006). Теория инновационного предприятия // Экономический вест ник Ростовского государственного университета. Т. 64. № 3.

Ойкен В. (1995). Основные принципы экономической политики. М.: Прогресс.

Ойкен В. (1996). Основы национальной экономии. М.: Экономика, 351.

Олсон М. (1995). Рассредоточение власти и общество в переходный период // Эко номика и математические методы. Т. 31. Вып. 4.

Статистичний щорічник України на 2007 рік. (2008). К.: Видавництво «Консуль тант».

Стратегія інноваційного розвитку України на 2010–2020 роки в умовах глобалізацій них викликів: збірник (2009) / М.В. Стріха, В.С. Шовкалюк, Т.В. Боровіч, Ж.І. Дутчак, А.О. Сєдов. — К.: Прок-Бізнес.

Тоффлер Э. (2001). Метаморфозы власти. М.: ООО «Издательство АСТ».

Уэрта де Сото Х. (2007). Австрийская экономическая школа: рынок и предпри нимательское творчество. Челябинск: Социум.

Фуко М. (2002). Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, высту пления и интервью. М.: Праксис, 384.

Херрман-Пиллат, К. (1999). Социальная рыночная экономика как форма цивили зации // Вопросы экономики. № 12.

Olson, V. (2000). Power and Prosperity: outgrowing communism and capitalist dictator ships. New York: Basic books.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 2, № 2.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.