WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

С. А. Мозговой «ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ» В РОССИЙСКОЙ СВЕТСКОЙ ШКОЛЕ:

СОЦИАЛЬНО ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ Аннотация В ряде областей России законодательными актами местных властей в систему школьного образования введено преподавание «Основ православной культуры». Автор статьи с помощью параграфов рос сийской Конституции и правовых документов, в которых четко указа ны границы полномочий чиновников регионального уровня, с одной стороны, и подтверждается свобода совести и вероисповедания граждан – с другой, обстоятельно доказывает конституционную и правовую несостоятельность этих акций. Между тем замыслы че ресчур рьяных ревнителей православия и их сторонников во власт ных структурах все заметнее и все успешнее воплощаются в жизнь, что не может не внушать тревоги представителям других конфес сий, правозащитникам, атеистам и людям, не желающим, чтобы православная культура подавалась в далеком от культуры виде.

По видимому, 2006 год войдет в историю российского народного об разования как год официального попрания Основного закона страны в нескольких, отдельно взятых субъектах Федерации. Многими специ алистами на протяжении последних лет отмечавшаяся в сфере госу дарственно религиозных отношений и образования тенденция к кле рикализации светской школы вошла в новую фазу, когда в этой школе законодательно закреплен обязательный статус религиозно ориенти рованного предмета. Накануне начала 2006/07 учебного года многие СМИ со ссылкой на авторитетные источники распространили сообще ния о том, что в школах четырех регионов России (Белгородская, Ка лужская, Смоленская и Брянская области) с 1 сентября вводится обя зательное преподавание «Основ православной культуры» (ОПК).

О необходимости религиозного компонента в школьном образо вании, в частности преподавания «Закона Божия», руководство Рус ской православной церкви заговорило в начале 90 х годов. И в неко торых учебных заведениях действительно стали его преподавать.

Однако в 1993 году Министерство образования РФ пресекло эту не гативную практику. И все же РПЦ не оставляла надежд на свою леги тимацию в светской школе и настойчиво добивалась ее.

Как отмечает ряд исследователей, уже после 1997 года в общеоб разовательных школах нескольких регионов России начали вводить Дискуссии курс обучения православной вере. Назывался он по разному:

«Основы православной культуры» (Курск), «Основы и ценности пра вославия» (Белгород), «Основы православной культуры и нравст венности» (Смоленск, Новосибирск), «История Церкви» (Воронеж, Ростов на Дону), факультатив по «Основам православия» (Кемеро во) и «Закону Божьему» (Воронеж, Калининград) и т. д. По данным прессы, особенно активно эта работа велась в Курской области. От мечалось, что здесь «Основы православной культуры» преподава лись в 300 из 800 школ области1.

В 1999 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ри дигер) направил в епархии указания с требованием ввести препо давание основ православного вероучения в школах подведомст венных им регионов. В письме указывалось, что «если встретятся трудности с преподаванием православного вероучения, то необ ходимо назвать этот курс «Основы православной культуры», тогда это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений»2. А председатель Отдела внешних церковных сношений митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) предложил этот предмет ввести в сетку школьной про граммы в качестве «регионального компонента», дабы «уйти» от контроля со стороны федерального центра, и предпринял соот ветствующие усилия для осуществления своей идеи.

Реализации этих «программных» задач способствовало совмест ное письмо от 21 января 1999 года министру общего и среднего образования РФ Владимиру Филиппову, подписанное патриархом и несколькими ведущими деятелями науки и образования – прези дентом РАН академиком Юрием Осиповым, президентом РАО ака демиком Николаем Никандровым и ректором МГУ академиком Вик тором Садовничим. В письме говорилось о необходимости включения «религиозно ориентированных дисциплин в сетку обя зательных предметов... а не в качестве реально неосуществимого в широком масштабе факультатива...»3. Первыми шагами в этом на правлении, по мысли авторов письма, должны были стать выработка и введение нового конфессионально ориентированного государст венного образовательного стандарта по «теологии»4 вместо устарев шего, неполного и конфессионально размытого стандарта 1992 года.

Практически тогда же началось массовое подписание догово ров о сотрудничестве в образовательной сфере между епархиями, субъектами Федерации, муниципальными и местными органами власти и органами управления образованием5. Для координации этой деятельности на федеральном уровне в июле 1999 года был См.: Доклад Н.А. Митрохина «Клерикализация образования в России». М., 2005. С.17.

Текст письма размещен в СМИ, в частности на официальном сайте Уфимской епархии РПЦ [http://www.bashnet.ru/].

См.: Кто и чем заполнит образовавшийся вакуум? // НГ Религии. М., 26.04.2000.

Там же.

Надо заметить, что практика заключения соглашений о сотрудничестве между государственными органа ми управления образованием и епархиями противоречит принципу отделения церкви от государства и шко лы от церкви, закрепленному Конституцией РФ.

С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе создан Координационный совет по взаимодействию Министерства общего и профессионального образования РФ с Московским пат риархатом. Совет возглавили заместитель министра Леонид Греб нев и управляющий делами РПЦ МП митрополит Солнечногорский Сергий (Фомин).

10–11 октября 2002 года в администрации президента РФ про шла конференция «Взаимодействие государства и религиозных объединений в сфере образования», на которой высокопоставлен ными чиновниками (Г. С. Полтавченко) и депутатами (В. И. Зоркаль цев и другие) было дано «добро» на помощь «традиционным религи ям» в сфере образования со стороны государства. Организаторами той конференции выступили полномочные представители прези дента РФ в Центральном, Приволжском и Южном федеральных округах, Министерство образования, Комитет Государственной ду мы по делам общественных объединений и религиозных организа ций, Межрелигиозный совет России6.

В 2003–2006 годах во многих регионах велось преподавание курсов, в названии которых так или иначе фигурировало словосоче тание «православная культура». Точных данных о количестве школ и учащихся, которые изучают «Основы православной культуры», фе деральное министерство не имеет. По данным научно методиче ского центра «Гуманист» и межрегиональной общественной органи зации «Учителя за свободу убеждений», в 2005 году курс «Основы православной культуры» изучался: в Москве – в 5 школах, Республи ке Марий Эл – в 10, Рязанской области – в 18, Владимирской – в 38, Калужской – в 75, Калининградской – в 141, Смоленской – в школах. Все это были факультативные занятия или так называемые «курсы по выбору учащихся»7. Региональные органы управления об разованием поддерживали распространение этого предмета: орга низовывали курсы повышения квалификации и переподготовки для учителей, заключали соглашения о сотрудничестве с местными епар хиями (надо заметить, что практика заключения соглашений о со трудничестве между государственными органами управления обра зованием и епархиями противоречит принципу отделения церкви от государства и школы от церкви, закрепленному Конституцией РФ), издавали региональные варианты учебных программ и посо бий. В некоторых областях (Владимирская, Смоленская, Екатерин бургская, Брянская, Курская и др.) эти программы прошли экспер тизу в региональных научно методических советах, но это не означает, что пособия должны применяться обязательно и повсе местно. В 2005 году областной Думой Владимирской области был принят Закон «О региональном компоненте...», в котором среди См.: Бурьянов С. А. Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объе динениями в федеральном избирательном цикле 2003–2004 гг. / Вступительная статья С.А. Мозгового. М.:

Институт свободы совести, 2005. С 52–54.

См.: Справка о преподавании «Основ православной культуры» в регионах Российской Федерации (подго товлена научно методическим центром «Гуманист», МОО «Учителя за свободу убеждений» и Институтом свободы совести) // Здравый смысл. Осень 2006. № 4 (41).

Дискуссии других учебных предметов указан и предмет «Основы православной культуры». Однако закон не предусматривает обязательного изуче ния ОПК8.

Поскольку речь шла о факультативах, а не об обязательных ре лигиозных занятиях, то с формальной точки зрения это не проти воречило действующему законодательству, которое допускает религиозное образование в государственной школе: «По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучаю щихся в государственных и муниципальных образовательных уч реждениях, администрация указанных учреждений по согласова нию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать де тей религии вне рамок образовательной программы» (ФЗ «О сво боде совести и о религиозных объединениях», ст. 5 п. 4).

Однако известны многочисленные случаи нарушения принципа добровольности приобщения к ОПК. Например, «факультатив» ока зывался вторым или третьим уроком в расписании между обязатель ными уроками (при том, что отпускать детей с занятий в учебное вре мя педагоги не имеют права). В других случаях учитель (как правило, классный руководитель) требовал от всех детей обязательного посе щения «факультатива». Кроме того, если финансирование занятий осуществлялось за счет государственных или муниципальных орга нов, то можно говорить о нарушении конституционных принципов светскости государства. У специалистов есть претензии также к ксе нофобскому содержанию программ и учебников.

Однако если раньше ОПК и его аналоги преподавались факуль тативно (во всяком случае, таков был их правовой статус), то с 1 сен тября 2006 года в ряде регионов России (Белгородская, Брянская области) предмет был официально и юридически закреплен в качест ве обязательного. Это и стало результатом того поиска правовой ла зейки, на целесообразность которого ранее указал митрополит Ки рилл (Гундяев). Сам он несколько лет подряд популяризировал свое «открытие»: ОПК как «региональный компонент». И уже не столь важ но, кто из чиновников от Минобразования РФ надоумил влиятельно го православного иерарха, главное, что благодаря его усиленному лоббированию и популяризации курса ОПК нашлись губернаторы, которые провели этот курс через законодательные собрания субъ ектов Федерации, чем придали ОПК (как им кажется) правовую леги тимность. Теперь, когда широкая общественность (от атеистов и гу манистов до приверженцев различных вероисповеданий) и ученый мир возмутились этим событием, они пытаются оправдать свои не правовые инициативы выдумками о наличии некоего «социального заказа» и необходимости поднятия уровня культуры и образования, воспитания толерантности.

Особенно показательной в этой связи является ситуация в Белгородской области, где с 1 сентября введено обязательное Там же.

С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе преподавание «Православной культуры» (ПК). До этого ознакомле ние с «основами» проводилось факультативно, однако в июле года Законодательное собрание Белгородской области утвердило базовый региональный учебный план, предусматривающий изуче ние ПК в объеме 1 час в неделю со 2 го по 11 й класс.

Этому предшествовало заключение в 2001 году договора между администрацией Белгородской области и Белгородской и Староос кольской епархией. В соответствии с ним упомянутая администра ция обязалась содействовать изучению в государственных учебных заведениях области предмета «Православная культура».

Еще в 2003 году был принят «План комплексных мероприятий по расширению изучения курса «Основы и ценности православия» (да лее – План), утвержденный губернатором Савченко и получивший благословение архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна (Попова). Некоторые его положения не соответствуют дей ствительности. Так, в 4 м пункте сказано, что программа «Основ православной культуры» «рекомендована Министерством образо вания», однако это не так. Минобразования РФ в специальном разъяснении от 13.02.03 г. № 01 51 013ин довело до сведения всех региональных управлений образования, что «курс «Основы право славной культуры» не является и не может быть обязательным предметом для всех школ страны или для всех школ субъекта Рос сийской Федерации. Этот курс может вводиться только в каждой конкретной школе на основе решения Совета (Попечительского со вета) школы с участием представителей родителей и реализовы ваться: а) либо как факультативный курс вне сетки часов (основных занятий), на которые записываются сами учащиеся, или, для млад ших классов, записывают учащихся их родители. В этом случае финансирование преподавания курса обеспечивается или учреди телем дополнительно к базовому финансированию школы по госу дарственному образовательному стандарту, или за счет внебюд жетных средств школы;

б) либо как спецкурс школьного компонента из числа предметов по выбору (при этом другие учащиеся обяза тельно посещают другие выбираемые ими спецкурсы из списка спецкурсов по выбору). В этом случае финансирование преподава ния курса «Основы православной культуры» реализуется, как и обыч ное для курсов по выбору из школьного компонента, в рамках обес печиваемого школе финансирования учредителем. 3. Посещение учащимися школ занятий по курсу «Основы православной культу ры» в соответствии с вышеизложенным является не только добро вольным для учащихся, но и с обязательного согласия их родите лей. 4. Из предлагаемого объема (количества часов) и примерного содержания курса педагогический коллектив школы самостоятель но определяет нужные ему объем и содержание – никаких государ ственных или региональных стандартов на этот счет нет».

В 6 м пункте Плана говорится об обеспечении учащихся учебни ками, «изданными на федеральном уровне», хотя такая формулиров ка может относиться только к учебникам по «Основам православной Дискуссии культуры», получившим одобрение Министерства образования, а на сегодня таковых нет. Кроме того, эта формулировка («федеральные учебники») означает, что речь не идет о региональных или националь но культурных особенностях Белгородской области, следовательно, такие пособия не могут входить в региональный компонент.

С 1 января 2005 года постановлением губернатора Белгород ской области от 9.12.04 г. № 224 «О мерах по совершенствованию духовно нравственного воспитания детей и молодежи» введено преподавание в образовательных учреждениях области всех типов и видов «предметов религиозной культуры». Количество школ, где эти «предметы» появились, каждый год увеличивалось, шла интен сивная подготовка преподавателей нового курса. По официальным данным, в 2004/05 учебном году ОПК преподавались «факульта тивно» в 740 школах области (141 887 школьников). По данным на учно методического центра «Гуманист», общее число педагогов, прошедших повышение квалификации, составляет 2102 человека, а кроме того, в Институте повышения квалификации подготовлено более 800 преподавателей ОПК (в основном учителя истории и ли тературы). Преподавали на этих курсах священники. Приступили к трудовой деятельности также 60 выпускников теологического фа культета Белгородского госуниверситета.

Отметим, что задолго до белгородского прецедента инцидента церковь начала поэтапное осуществление своего образовательно го проекта, особое место в котором было уделено подготовке кад ров катехизаторов, в том числе за государственный счет. Уже с года на основании стандарта по «теологии» (для бакалавров) в ряде государственных высших учебных заведений были созданы кафед ры и факультеты «теологии». В МГУ учебно методическое объеди нение по теологии возникло под председательством декана исто рического факультета Сергея Карпова. Философский факультет главного университета страны, как известно, не стал участвовать в этой антиконституционной авантюре. А в 2002 году был принят но вый госстандарт по «теологии» уже для магистратуры, и эта специ ализация введена в государственный реестр.

В основу региональной программы «Основ православной куль туры» положена программа, разработанная А.В. Бородиной. По за ключениям независимых экспертов религиоведов эта программа носит не культурологический, а религиозный характер. (Экспертизу в 2002 году провела группа под руководством директора Центра из учения религии РГГУ Н. В. Шабурова)[1]. Тем не менее ранее про грамма была поддержана письмом бывшего министра образования В. Филиппова от 22.10.02 г. № 14 62 87ин/16. Но после протестов общественности министерство было вынуждено издать разъясне ние (цитировано выше) о том, что введение такого курса возможно только с согласия родителей, а посещение занятий может быть только добровольным.

Учебники считаются разрешенными к применению в школах по сле присвоения им Министерством образования соответствующего С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе грифа9 (существуют два варианта грифа: «допущено» и «рекомен довано»;

для присвоения грифа предусмотрена процедура государ ственной экспертизы учебников, предлагаемых к внедрению). Сле дует еще раз подчеркнуть, что ни один учебник по ОПК не имеет грифа Минобразования (к примеру, учебник «Основы православной культуры» А. В. Бородиной рекомендован Координационным сове том по взаимодействию Министерства образования России и Мос ковской патриархии Русской православной церкви;

учебное посо бие «История православной культуры земли Смоленской» (авторы:

Андрицова М.Ю., Валуева Д.В., Довгий Т.П.) под общей редакцией митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева) рекомендовано к изданию Департаментом Смоленской области по образованию и молодежной политике). Учебники, по которым пре подают в Белгородской области, не имеют никакого грифа, кроме благословения архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна (Попова). Поэтому авторы учебных пособий по ОПК ныне озабочены скорейшей возможностью получения официального ми нистерского грифа.

В связи с введением в школах региона уроков ОПК в качестве обязательной дисциплины к президенту Российской Федерации, прокурору Белгородской области, ее губернатору и в другие инстан ции обратились с просьбой защитить их конституционные права как родители детей разных вероисповеданий, так и руководители рели гиозных объединений и общественных и политических движений.

В частности, пасторы более десяти протестантских религиозных ор ганизаций, действующих в Белгородской области, в том числе еван гельские христиане баптисты, адвентисты седьмого дня, пятидесят ники, а также родители детей мусульман и лидер областной организации КПРФ. В письме руководителей протестантских церк вей сообщается: «Поскольку мы принадлежим к другой религиозной конфессии, мы выражаем законный протест по исполнению приня того закона, так как во время изучения ОПК нашим детям и детям наших прихожан будет прививаться православное мировоззрение, а мы воспитываем своих детей в другом мировоззрении. Мы отка зываемся от того, чтобы наши дети посещали и изучали предмет ОПК, так как во время изучения данного предмета речь идет не только о культуре, но в большей степени о религиозных традициях православной церкви... Нарушение данных прав приводит к антаго низму со стороны родителей, учеников, учителей;

к национальной розни;

к неравенству детей»10.

Решительный протест по поводу введения в систему школьного образования ряда российских регионов курса «Основы православ ной культуры» выразил Исполком Всемирного конгресса татар. «От стаивая интересы многомиллионного татарского народа, выражаем Существуют два варианта грифа: «допущено» и «рекомендовано». Для присвоения грифа предусмотрена процедура государственной экспертизы учебников, предлагаемых к внедрению.

Руководители протестантских церквей Белгородской области просят президента РФ защитить их консти туционные права // «Портал Credo.Ru».

Дискуссии решительный протест против попрания норм Конституции РФ и принципов светского государства при введении в школьную программу «Основ православной культуры», – говорится в его за явлении. Введение в школьную программу ОПК может привести, по мнению авторов заявления, к осложнению межнациональных и межрелигиозных отношений в РФ11. Конгресс еврейских религи озных организаций и объединений России (КЕРООР) призвал евре ев и руководителей еврейских общин информировать главный рав винат России о фактах принудительного посещения уроков «Основ православной культуры», назначения экзаменов и зачетов в шаббат и других проблемах, связанных с невозможностью соблюдения ев рейских религиозных норм12.

Серьезную озабоченность введением в ряде регионов России учебных предметов, имеющих выраженную религиозную окраску, таких как курс «Основы православной культуры» или подобных ему, высказал Конгресс религиозных объединений Тюменской об ласти. В него входит 21 религиозная организация (протестанты, мусульмане, иудеи). В документе, подписанном членами конгрес са, утверждается, «что в школе недопустимо религиозное или ате истическое воспитание в любых формах. Все содержание образо вания должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами, различными расовыми, национальны ми, этническими, религиозными и социальными группами;

учиты вать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права учащихся на свободный выбор взглядов и убеж дений, а не навязывать какие либо религиозные или «культуроло гические» предпочтения. Тем более что о российской культуре, в развитие которой несомненный вклад внесли как православие, так и другие религии, рассказывается во многих федеральных и региональных предметах. В связи со всем вышеизложенным, мы считаем, что введение религиозных предметов может привести к разногласиям в среде школьников, учителей и родителей, некон тролируемым диспутам на темы религиозной приоритетности и способно привести к разделению, раздорам и насилию в шко лах, вызвать межрелигиозную, межконфессиональную и межэтни ческую напряженность в обществе. И прежде всего от этого по страдают дети»13.

Выступили против ОПК и старообрядцы. Старообрядческий жур нал «Остров веры», выпускающийся на Урале, призвал объединиться См.: Всемирный конгресс татар выступил против введения в школьную программу «Основ православной культуры» // «Интерфакс Религия».

См.: Пресс релиз КЕРООР от 1.09.2006. В то же время часть иудейских и мусульманских организаций ак тивно поддержали внедрение ОПК. Среди них председатель Конгресса еврейских религиозных организа ций и объединений в России (КЕРООР) раввин Зиновий Коган, который отметил возможность преподава ния Основ еврейской религии, а также некоторые муфтии Северного Кавказа, ратующие за внедрение в своем регионе «Основ исламской культуры».

См.: Об отношении к введению в школах предметов «ОПК» и «Основы традиционных религий» в качестве регионального компонента. Заявление Конгресса религиозных объединений Тюменской области // http://www.portal credo.ru/site/?act=news&id=48326&type=view С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе «сектантов всех мастей и атеистов» в борьбе с преподаванием «Основ православной культуры» в школах14.

Таким образом, ущемленными чувствуют себя мусульмане, про тестанты, иудеи и атеисты. Детям из неправославных семей нано сится тяжелая психологическая травма, они становятся «чужими», «не такими, как все». Так, в одной из школ после уроков по право славию сами дети стали называть своих сверстников, чьи родители посещают протестантскую церковь, – «сектантами». А для учащихся школы села Белянка Шебекинского района Белгородской области урок православной культуры обернулся работой на картофельных полях Воскресенского женского монастыря села Зимовенька. Хотя еще на первом уроке им объявили, что, если по предмету «Право славная культура» у них не будет оценок, они не будут аттестованы15.

Таким образом, Белгородская областная дума приняла закон, провоцирующий религиозные конфликты и нарушающий право родителей на воспитание детей, попирающий свободу мысли, со вести, религиозных убеждений родителей и детей. Но прокурату ра области не выявила каких либо нарушений в связи с введением в местных школах предмета «Основы православной культуры».

И хотя проблему «прорвало» в регионе, концентрические круги уже пошли по всей России. Например, Управление образования Тверской области разослало по школам диски с текстами «священ ной истории» с предписанием подготовки преподавания с нового, 2007 учебного года религиозно ориентированного курса вместо предмета «Граждановедение». Поэтому дальнейшее решение дан ной проблемы и возвращение образовательного процесса из состо яния «беспредела» в конституционно правовое поле всецело зави сит от федерального центра, и прежде всего от профильного ведомства – Министерства образования и науки РФ. Однако ми нистр Андрей Фурсенко переадресовал обращения граждан и орга низаций в Общественную палату (ОП) с просьбой обсудить пробле му и выдать рекомендации по этому вопросу. В письме указывается, что Минобразования «не вправе диктовать субъекту РФ содержание регионального компонента базисного учебного права». Все это вы глядит достаточно лукаво, так как политику в сфере образования проводит министерство и оно же отвечает за нее. Никакой предмет, пусть даже относящийся к «региональному компоненту», не может нарушать конституционные принципы светскости государства и об разования в государственной и муниципальной школе. Таким обра зом, министр решил прикрыться Общественной палатой, чтобы снять с себя ответственность за происходящее.

Между тем один из членов Общественной палаты, ректор Ин ститута проблем образовательной политики Александр Адамский, отвечая на вопрос корреспондента «Независимой газеты», увидел опасность обязательного преподавания ОПК в формировании См.: Старообрядцы призывают «сектантов всех мастей» объединиться в борьбе с ОПК, утверждает газе та Сыктывкарской епархии РПЦ МП «Вера» // http://www.portal credo.ru/site/?act=news&id=48325&topic= Там же // http://www.portal credo.ru/site/?act=news&id=46881&type=view Дискуссии «очень мощного религиозного мировоззрения, в то время как у нас светское государство и светская школа». При этом Адамский до пускает, что «маховик проблемы может раскрутиться так, что люди даже смогут поменять место жительства, чтобы ходить в школу в других регионах. Люди, которые это сделали, не совсем адекватно представляют себе возможные последствия». По его данным, уже проводятся «конкурсы молельных кабинетов» – в Белгородской, Смоленской и Калужской областях, и ректор делает вывод: «А даль ше начнется – Учитель года православия...» В то же время в белго родской инициативе Адамский не увидел нарушения закона и счита ет, что школьникам придется подчиниться, а недовольные родители должны обращаться в школьные советы16.

Совместное заседание трех комиссий палаты: комиссии по во просам толерантности и свободы совести, комиссии по вопросам интеллектуального потенциала нации и комиссии по вопросам культурного и духовного наследия – привело к появлению докумен та под названием «Предложения Общественной палаты РФ по во просам изучения религиозной культуры в системе образования»17.

В нем на фоне общей декларации «равенства прав на реализацию образовательных потребностей в государственной и муниципаль ной системе образования» (п.1.), по сути, оправдывается практика «преподавания в государственных и муниципальных образователь ных учреждениях учебных предметов и курсов <...> основных рели гиозных традиций» в интересах «развития личности, воспитания нравственности, правосознания...» (п. 2).

В 3 м пункте «Предложений...» говорится о возможности обяза тельного обучения конкретным религиям (Основам православной культуры, Культуре ислама, Традициям иудаизма и т. д.), т. е. «вклю чения таких учебных курсов в региональный компонент общего сред него образования» «на основе добровольности». В связи с этим Министерству образования и науки Российской Федерации реко мендуется принять ряд мер, например: «Оценить соотношение об разовательных запросов на изучение курсов религиозной культуры разных конфессий и курсов философского религиоведения на не религиозной мировоззренческой основе со стороны граждан, соот ветствующих мировоззренческих групп в обществе» (п. 4.1).

Поясним, что органы образования и, прежде всего, профильное министерство до сих пор не смогли досконально разобраться в во просе введения курсов религиозной культуры, а объективно «оце нить соотношение образовательных запросов» в условиях адми нистративного давления нереально, так как в этом случае будут учитываться требования церковных лоббистов, а не обращения кон кретных родителей. Кроме того, епархиями, при координации Учеб ного комитета РПЦ, могут быть инспирированы веерные запросы.

См.: Круг П., Самарина А. Заложники компоненты. Множатся протесты против введения «Основ правосла вия» в школах // Независимая газета. 15.09.2006.

См.: Предложения Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры в системе об разования http://www.interfax religion.ru/?act=documents&div= С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе И, скорее всего, они будут. Это уже показала практика принудительно добровольного введения ОПК и ОИК.

Не случайно на том же заседании палаты руководитель входя щей в ее структуру комиссии по вопросам толерантности и свободы совести Валерий Тишков сказал: «Ознакомившись с европейским опытом, изучив настроения в нашей стране, считаю, что религия в школе является неизбежной, но при правовом контроле и соблю дении основ светскости. Однако это не означает, что школа должна быть отделена от религии». Он также отметил, что «не менее 80% жителей России – православные и их интересы должны быть учтены в школе» [3].

Похоже, Тишков забыл, что православных верующих в России – не более 3% и что в Европе, на изучение опыта которой он сослался, на блюдается, по оценкам известных западных ученых, секуляризация образования. Светскость последнего подразумевает возможность получения знаний религиозного характера только вне рамок школь ной программы и полное исключение финансирования подобных фа культативных занятий из госбюджета. Из широкого спектра зарегис трированных в России различных вероисповеданий (более 65) представители лишь трех конфессий выразили одобрение идее пре подавания основ своей религии в государственной и муниципальной школе в качестве обязательного предмета. Среди множества испо ведующих православие, но вполне самостоятельных церквей (а тако вых, по данным Минюста РФ, в нашей стране зарегистрировано бо лее десятка) за ОПК ратует только РПЦ. А из неправославных религий в пользу религиозного обучения высказались разве что отдельные деятели ислама и иудаизма.

В пункте 4.3 «Предложений...» указывается на необходимость «выйти с законодательным предложением по правовому закрепле нию в федеральном законодательстве <...> порядка изучения рели гий в государственной и муниципальной системе образования на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций». Таким образом, предлагается знания о религиях да вать исключительно с точки зрения одной религиозной истины на другие религиозные учения и мировоззренческие доктрины, что грозит школе окончательным превращением в арену миссионер ской борьбы, в рассадник ксенофобии и сепаратизма.

Нельзя не отметить того факта, что всех, кто критически отно сится к нововведениям региональных клерикалов, постарались отсечь от участия в создании Общественной палатой вполне про граммных на вид «Предложений...». На заседании не было предо ставлено слово ни одному специалисту в области конституционно го права и в сфере свободы совести, в том числе и координатору Секции по образованию и просвещению в области прав человека Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ доктору юридических наук Ф.М. Рудинскому [2].

Впрочем, среди предложений ОП прозвучали вполне здравые – например, о «необходимости обеспечения <...> формирования Дискуссии общероссийской гражданской идентичности учащихся», что позво лит направить в верное русло «их патриотическое воспитание как граждан единой многоэтнической и многоконфессиональной Рос сии, уважительно относящихся к законным интересам и правам всех соотечественников и сограждан вне зависимости от их отно шения к религии, этнической и конфессиональной принадлежно сти». Радует и то, что разработчики документа сумели уйти от упот ребления неправового понятия «традиционные религии», чего Институт свободы совести долго добивался от ученых, педагогов и госслужащих. Но в целом, при обилии необдуманных рекоменда ций, отдельные здравые пожелания членов ОП выглядят всего лишь пустой декларацией.

Итак, Общественная палата, как и следовало ожидать, не встала на защиту светского государства и свободы совести и не осудила клерикальные нововведения. Имитацией демократических проце дур власть, видимо, лишь пытается сбить с толку общественность, так как наличие у нее твердой политической воли в решении дан ного вопроса давно бы привело к тому, что в условиях жестко вы строенной «вертикали» подобные антиконституционные шаги реги ональных сепаратистов «в законе» были бы пресечены.

Тем не менее многочисленные протесты научного и правоза щитного сообщества, некоторых граждан и представителей ряда конфессий, озабоченных клерикальной идеологизацией светской школы, послужили поводом к выяснению общественного мнения по проблеме введения в ряде субъектов Российской Федерации курса ОПК.

В числе мероприятий, где сфокусировались позиции разных сторон, оказались «круглые столы» в обеих российских столицах.

19 сентября 2006 года в Санкт Петербурге в пресс центре инфор мационного агентства «Росбалт» прошел «круглый стол» «Основы православной культуры» в светской школе»18, а через неделю, 26 сентября, в Москве, в РИА «Новости», состоялся «круглый стол» на тему «Основы православной культуры: за и против»19.

Эти «круглые столы», участники которых не были единодушны во взглядах на обсуждаемую проблему, выявили, наряду с ранее про водившимися дискуссиями, основной круг принципиальных вопро сов: учить религии добровольно или обязательно, за счет бюджет ного финансирования или на средства родителей и религиозных организаций, и каким по своей сути является этот курс – религиоз ным или культурологическим.

Сторонники внедрения ОПК связывают актуальность его препо давания с необходимостью «духовно нравственного воспитания» Подробнее см.: «Круглый стол» «Основы православной культуры» в светской школе // Росбалт. 19.09.2006.

Подробнее см.: Ситников М. Н. ОПКизатор практик Алла Бородина и удивленный муфтий. В РИА «Но вости» прошел «круглый стол» на тему «Основы православной культуры: за и против» // http://www.portal credo.ru/site/?act=news&id=47799&type=view;

Мозговой С. А. «Закон Божий» «в законе» // Здравый смысл.

Осень 2006. № 4 (41).

С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе и «повышения качества образования». Они утверждают, что это естественный процесс, происходящий «по просьбе трудящихся» (т. е. налицо «социальный заказ») и в соответствии с «националь ными традициями», в «интересах национальной безопасности» и в целях «предотвращения конфликтов» и «повышения уровня об разования». Выступивший на «круглом столе» в РИА «Новости» за меститель председателя Учебного комитета РПЦ МП, настоятель храма св. мученицы Татианы при МГУ протоиерей Максим Козлов заявил, что все «существующие ныне в нашей стране межрелигиоз ные и межнациональные проблемы в значительной степени обус ловлены отсутствием религиозного образования». В объяснение причин возникновения пресловутого «социального заказа», реали зованного ею в нашумевшем учебнике по «Основам православной культуры», Алла Бородина в ходе того же диспута заявила: «Мы обя заны слушать заказчика образования, и сейчас социальный заказ стал формироваться именно на ОПК». Правда, затем, при обсуж дении содержания ОПК и проблем, связанных с эффективностью и качеством его преподавания, М. Козлов признал, бросая рет роспективный взгляд в дореволюционное прошлое, что «опыт преподавания в духовных учебных заведениях не был безусловно положительным, так как значительная часть революционеров социал демократов у нас вышла из бывших семинаристов». Заметим, что протоиерей вспомнил о времени, когда система религиозного об разования была отработана, чему способствовал клерикально православный характер государства, а все русское население пого ловно значилось в лоне православной церкви.

Тем не менее и ныне лоббисты ОПК апеллируют к старому и не правовому тезису о том, что «у большинства больше прав». Так, де путат Государственной думы ФС РФ Александр Чуев заявил, что «большинство россиян являются православными верующими», а по тому их права «должны уважаться больше».

Рассмотрим аргументацию сторонников и противников ОПК с пра вовой точки зрения. Но прежде укажем, что в настоящей статье речь не идет о необходимости какого либо запрета на ОПК и вообще ре лигиозного образования. Оно вполне может преподаваться в частных и религиозных школах в качестве обязательного курса, а также в об щеобразовательной светской школе в форме факультатива, но толь ко добровольно и за свой счет. Действующее законодательство Рос сии допускает религиозное образование в государственной светской школе: «По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образова тельных учреждениях, администрация указанных учреждений по со гласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать де тей религии вне рамок образовательной программы» (ФЗ «О свобо де совести и о религиозных объединениях», ст. 5 п. 4).

Яблоком раздора все очевиднее становится принцип обяза тельности ОПК. Выступая против факультативного преподавания Дискуссии «Основ...», многие священнослужители говорят, что если ОПК «вы вести за сетку, то этот предмет будет востребован всего двумя уче никами из всего класса». Отметим, что ранее те же мотивы («иначе на занятия никто не придет») обязательного включения ОПК в сетку школьной программы излагал председатель Отдела внешних цер ковных сношений Московского патриархата митрополит Смолен ский и Калининградский Кирилл (Гундяев). Подобные, пусть даже косвенные, «признания» духовенства РПЦ подтверждают, что этот курс не является востребованным у родителей и учеников.

Несмотря на это, программа курса ОПК была поддержана ми нистром образования В. Филипповым, и только после волны про тестов он завуалировал свою позицию, что на определенное время затормозило легитимацию религиозного образования в светской школе, но не сняло всей остроты проблемы. Напротив, неопреде ленность положения окончательно вывела ее из правового поля, позволив клерикалам повсеместно вводить ОПК заявительным по рядком. Нынешнее Минобрнауки РФ сначала продемонстрировало принципиальную конституционную позицию по данному вопросу, но позже «смягчило» ее, уступив сильнейшему прессингу со стороны церковных лоббистов. На деле получилось, что оно (Минобрнауки РФ) не просто самоустранилось от последовательного решения проблемы в конституционно правовой плоскости, а, судя по всему, способствует клерикализации образования.

Теперь попытались найти лазейку в виде регионального компо нента. Например, начальник отдела региональной и этнокультурной политики в сфере образования Министерства образования и науки РФ Татьяна Петрова на упоминаемом нами «круглом столе» выска зала мнение, что «регион имеет право на региональный компонент, чтобы учить историю и культуру традиционных религий. При этом ученики могут не ходить на эти занятия, вследствие чего они будут не аттестованы».

В этой связи дадим некоторые пояснения. Государственные об разовательные стандарты, которые предусмотрены Конституцией РФ (ст. 43 п. 5), делятся на федеральный и региональный компонен ты (Федеральный закон «Об образовании», ст. 7 п. 1). Федеральный компонент утвержден приказом Минобразования РФ от 5.02.04 г.

№ 1089 «Об утверждении федерального компонента государствен ных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования».

Данный документ не предусматривает изучение ОПК. Нет на фе деральном уровне и других нормативных актов, которые бы преду сматривали обязательное изучение в средней школе подобных ре лигиозно ориентированных курсов. При этом, согласно п. 1 ст. Конституции РФ, общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, так же как «защита прав и свобод человека и гражданина» (в том числе права на образование и права родителей на воспита ние детей), находятся в совместном ведении федерального центра и субъектов Российской Федерации. На практике Министерство С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе образования и науки не стремится определять на официальном уровне содержание регионального компонента стандартов образо вания и предъявлять требования к такому компоненту.

Введение предмета в региональный компонент обязывает дирек тора школы обеспечивать его изучение всеми учениками. Если же ди ректор школы освобождает ученика от таких уроков, пусть даже по просьбе родителей или по желанию ребенка, то он оказывается нару шителем Закона РФ «Об образовании» и нормативных актов о регио нальном компоненте20. Поэтому оправдательный аргумент сторонни ков ОПК, что всех желающих можно «освободить от обязательного посещения», несостоятелен в правовом отношении. Поскольку пред мет (ОПК) является обязательным, то это уже нарушает право выбора.

Но главное даже состоит не в этом, а в том, что право регионов устанавливать свой региональный компонент не наделяет их пра вом делать это с нарушением Конституции Российской Федера ции. Принятие субъектами Федерации законов, устанавливающих обязательность изучения «Основ православной культуры» в школах, противоречит Конституции РФ и Закону РФ «Об образовании». В со ответствии с Основным законом страны «Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (ст. 14 п. 1). Из этого конституционного положения, соответственно, следует, что изучение религиозного предмета не может быть обязательным предметом в школьной программе21. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997) требует: «В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство: не вмешивается в определение гражда нином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в со ответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на сво боду совести и свободу вероисповедания;

...обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образова тельных учреждениях» (ст. 4 п. 2 ФЗ «О свободе совести и о религиоз ных объединениях»;

ст. 2 п. 4 Закона РФ «Об образовании»).

Нет сомнений, что в соответствии с законодательством религи озное образование в государственной школе должно быть только добровольным. Вопрос о финансировании религиозного (конфес сионального) образования вызывает наиболее острые и противоре чивые споры, но ответ нужно искать в конституционно правовом по ле. Исходя из принципов свободы совести, светскости государства, Обязательными для любого школьника являются предметы, включенные в учебный план школы. План формируется на основе федеральных, региональных и школьных частей образовательных стандартов (см. Закон РФ «Об образовании», ст. 6, 9, 15, 50;

приказ Минобразования РФ от 9.03.04 г. «Об утверждении федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для образовательных учреждений РФ, реализующих программы общего образования» и Письмо Минобразования РФ от 20.03.03 г.

№ 18–51–263ин/18–28 «О рекомендациях по формированию регионального (национально регионального) компонента и компонента образовательного учреждения профессиональных образовательных программ по специальностям среднего педагогического образования».

См.: Конституция Российской Федерации (1993). Ст. 14.

Дискуссии равенства религиозных объединений и других взаимозависимых прин ципов, составляющих основу строя, государство не должно финанси ровать деятельность религиозных организаций (в том числе религиоз ное – конфессиональное – образование). Таким образом, упомянутое образование, как в стенах светской школы, так и вне ее, должно фи нансироваться за счет самих верующих и религиозных организаций.

Анализ российской истории конца ХIX – начала ХХ века позво ляет говорить об упадке религиозного образования в общеобразо вательной школе, обусловленном во многом его обязательностью (то же самое происходит сегодня во многих странах мира).

Сторонники ОПК (в частности, автор учебника «Основы право славной культуры» А. Бородина) и их «покровители» (представитель Минобрнауки РФ Т. Петрова) предприняли усилия закамуфлировать явно религиозный курс под якобы культурологический. Их утверж дения свелись к тому, что курс ОПК необходим для того, чтобы дать школьникам знания «об истории и культуре традиционных религий».

Но ведь для этого существует религиоведение! И здесь выявилось одно из самых уязвимых мест сторонников и лоббистов ОПК: они не знакомы с образовательными стандартами, не знают содержания таких светских дисциплин, как религиоведение или его составная часть – история религии, которые признаны научно педагогическим сообществом. А позиция противников введения обязательного обуче ния религии в светской школе предельно ясна: светскому образова нию, безусловно, требуется курс религиоведения, посредством ко торого учащийся и приобретает необходимые знания о богатой религиозной культуре народов мира. Следует отметить, что религиоз ного образования без ориентации на ту или иную религию (конфес сию) не существует. Кроме того, оно нацелено на формирование со ответствующего мировоззрения. Религиоведение же предполагает воспроизводство знаний о религии (религиях), но не мировоззрения.

Сторонники ОПК настаивают на том, что этот предмет носит не религиозный, а культурологический характер. Однако культуроло гический курс не должен возводить мифологемы на уровень науч ной историчности. Современный культурологический курс свет ской школы предполагает, что культура – это еще и способность человека вступать в отношения с другими людьми, иными культу рами и «мирами» (искусственным, природным и «сверхприрод ным»), его способность понимать и принимать другого как особый мир22. В действительно культурологическом курсе нет места ксено фобии и пренебрежению к другой религиозной культуре или тради ции. Ведь формируемая в курсе ОПК религиозно националистиче ская психология и идеология в отношениях между людьми различных вероисповеданий приводит к разрушению социальных связей в на шей многонациональной и поликонфессиональной стране. Не слу чайно в Законе РФ «Об образовании» сказано, что «содержание См.: Культурология: учебно методический модуль / Министерство образования РФ. Российский государ ственный гуманитарный университет. Факультет истории и теории культуры;

Волкова Э.Н. М., 2002. С. 25.

С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудни честву между людьми, народами независимо от расовой, нацио нальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способст вовать реализации права обучающихся на свободный выбор мне ний и убеждений» (ст. 14 п. 4).

Когда мы говорим о необходимости изучения школьниками раз личных религий в курсе истории религии и культуры, то речь идет не об апологетике мультикультурализма, а о взвешенном научном под ходе к преподаванию и изучению религиозной культуры. Безуслов но, в каком то смысле ОПК, будучи в силу своей целевой установки и своего содержания религиозно ориентированным курсом, может быть одновременно и культурологическим. Как известно, одной из главных задач культуры является формирование у учеников той сис темы ориентиров, которая бы позволила человеку определить свое место в мире и идентифицировать себя с той или иной социальной общностью. И если в этом заключается основная миссия культуры, то становится очевидным, что ОПК выполняют свою миссионерскую функцию: привести учеников в лоно Православия (в версии одной из религиозных традиций – в РПЦ).

Этого, кстати не скрывают и сами священники. На ежегодных образовательных Рождественских чтениях, проводимых Русской православной церковью Московского патриархата совместно с заинтересованными ведомствами и организациями, в том числе с Минобрнауки РФ, предметно обсуждается опыт преподавания ре лигиозных дисциплин. Этому даже посвящена работа специальной секции «Преподавание православного вероучения в государственных и муниципальных образовательных учреждениях». Так, на заседании секции на Рождественских чтениях 2000 года сотрудник Отдела рели гиозного образования и катехизации диакон Димитрий Лин отмечал, что «преподавание православного вероучения можно рассматривать в двух вариантах. Первый – проведение в школах уроков религии. Та кие уроки начинаются и заканчиваются молитвой, на них рассказыва ется об основах веры, изучается катехизис. Второй – преподавание основ православной культуры. Во главу угла здесь ставится культуро логический аспект, а задачей такого курса является подведение ре бенка к принятию веры». По мнению сотрудника профильного отдела РПЦ, «совершенно неприемлема замена этих курсов предметом «ре лигиоведение», поскольку в этом случае православие воспринимает ся детьми наряду с другими религиями – исламом, буддизмом и т. д.».

В качестве опыта сотрудничества епархий с государственными и му ниципальными школами он привел пример Ногинского района Мос ковской области, глава которого, «будучи православным христиани ном, настоял на включении в сетку учебных часов школ своего района уроков православного вероучения»23.

Кирьянова О. VIII Международные Рождественские образовательные чтения (Москва, 23–28.01.2000) // Журнал Московской Патриархии. 2000. № 3.

Дискуссии Культурология как наука формируется на стыке социального и гу манитарного знания о человеке и обществе и изучает культуру как це лостность. Поэтому одной из ее центральных проблем было и остает ся установление закономерностей культурного процесса, которые обнаруживаются и исследуются с помощью интерпретации культур ных явлений. Но если мы заглянем в учебники по ОПК, то обнаружим лишь жалкую пародию на всеобщую и отечественную историю.

Другой аргумент, который часто приходится слышать от сторон ников ОПК, сводится к рассуждениям о необходимости изучения истории и культуры именно «традиционных религий». На «круглом столе» в РИА «Новости» начальник отдела региональной и этнокуль турной политики в сфере образования Министерства образования и науки РФ Татьяна Петрова разъяснила, что к «традиционным ре лигиям» она относит указанные в преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», чем проде монстрировала свою юридическую некомпетентность, так как на званный закон (в том числе его преамбула) отнюдь не проводит де ление религий на «традиционные» – «нетрадиционные»24.

Правовых критериев традиционности той или иной религии не существует. Тем не менее сторонники ОПК предлагают ввести в рос сийской школе идентификацию детей по религиозной принадлеж ности, что является грубым нарушением российского законода тельства. Такие предложения, в частности, делались сторонниками и лоббистами ОПК на упомянутом выше «круглом столе» в РИА «Но вости»25. Отметим, что Федеральный закон «О свободе совести и о ре лигиозных объединениях» гласит, что «никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принужде нию при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в бо гослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в де ятельности религиозных объединений, в обучении религии. За прещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, Подробнее о научной полемике по вопросам деления религий на «традиционные» – «нетрадиционные» см.: Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Концепция государственно конфессиональных отношений: от деклари рования свободы совести к антиконституционной государственной политике вероисповедных предпочте ний? // Право и политика. 2001. № 6 http://www.law and politics.com/paper.shtml?a=6_2001&o=980763;

Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Цели и методы религиозной политики. Нужна ли России концепция отноше ний государства с религиозными объединениями?» // Независимая газета, приложение «НГ Религии».

24.10.2001 http://religion.ng.ru/caesar/2001 10 24/6_methods.html;

Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Государст венно конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести // Юридический мир. 2001. № 12;

Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Новые угрозы свободе совести (Антиконсти туционные подходы в отношениях государства с религиозными объединениями» // Здравый смысл.

2001/2002. № 1 (22);

Свобода вероисповедания, государственно конфессиональные отношения и про тестантизм в России. «Круглый стол» в Измайлово, 16.01.2002 / Под редакцией Мозгового С.А. и Бурья нова С. А. – М.: Институт свободы совести, 2002. 119 с.;

Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Государственная поддержка религий волк в овечьей шкуре // Русский журнал. 6.06. http://religion.russ.ru/state/20020606 mozgovoy.html;

Бурьянов С.А., Мозговой С.А. В России создается кон цепция отношений государства с религиозными объединениями // Право и политика. 2002. № 8 (32).

См. материалы «круглого стола» в РИА «Новости» (26.09.2006): Ситников М.Н. «ОПКизатор практик Алла Бородина и удивленный муфтий. В РИА «Новости» прошел «круглый стол» на тему «Основы православной культуры: за и против». См.: http://www.portal credo.ru/site/?act=news&id=47799&type=view ;

Мозговой С.А. «Закон Божий» «в законе» // Здравый смысл. Осень 2006. № 4 (41).

С.А. Мозговой «Основы православной культуры» в российской светской школе а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согла сия их родителей или лиц, их заменяющих» (ст. 3 п. 5).

Указанные тенденции ведут к тому, что «нетрадиционно» веру ющих не только ограничат в правах на религиозное образование, но и вместе с остальными инакомыслящими налогоплательщика ми фактически заставят оплачивать конфессиональное образова ние. Нечто подобное было до 1917 года, но уроки истории нам, по хоже, на пользу не пошли. Действия и заявления государственных чиновников (в том числе Минобразования) свидетельствуют, что многоконфессиональная Россия опять наступает на старые кон фессиональные грабли. Подробно об этом говорится в обстоя тельном заявлении Института свободы совести, сделанном 1 фев раля 2004 года26.

Белгородский почин может стать опасным прецедентом, если эта антиконституционная инициатива не будет пресечена. Однако прокуратура, призванная стоять на страже закона, никак не реагиру ет на него. Ответ на вопрос, почему она не руководствуется россий ским законодательством, а следует в русле госцерковной бюрокра тии, видимо, надо искать за рамками правового поля, а именно – в сфере политики и в логике приспособленца конъюнктурщика.

Очевидно, что навязывание религиозного (конфессионального) образования государственной школе не станет благом ни для церк ви, ни для общества, ни для государства. Достижение подлинной демократии и стабильности в обществе коренится отнюдь не в ис пользовании религии в политических целях и сакрализации власти путем протаскивания вероисповедных предпочтений, а в реальном воплощении в жизнь общества и государства комплекса конститу ционных принципов, составляющих основу строя27.

В связи с новыми тенденциями, проявившимися в законодатель ных и административных мерах по внедрению в общеобразователь ной светской школе ОПК, межрегиональная общественная органи зация «Учителя за свободу убеждений», научно методический центр «Гуманист», Молодежный центр прав человека и правовой культуры, Институт свободы совести и ряд других организаций направили ар гументированное обращение в правительство РФ, уполномоченно му по правам человека в РФ и в Общественную палату РФ.

Этот вопрос стал также предметом обсуждения на состоявшем ся 3 октября с.г. заседании Комитета действия Всероссийского гражданского конгресса. По инициативе ИСС и рабочей группы по свободе совести названного комитета на заседании было принято заявление «О религиозном образовании в государственной школе».

В нем Комитет признал необходимость принятия председателем См.: Заявление Института свободы совести в связи с клерикальной идеологизацией государственной системы образования от 1.02.2004 // Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Проблема реализации свободы совес ти и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России. Информационно аналитический отчет Института свободы совести (вторая половина 2001 – конец 2004). М.: Институт свободы совести, 2005. С. 161–166. http://www.portal credo.ru/site/?act=news&id=17856&type=view См. там же (Заявление ИСС от 1.02.2004).

Дискуссии правительства России, министром образования и науки РФ, ру ководителем Федеральной службы по надзору в сфере образова ния и науки (Рособрнадзор) и другими государственными лицами и структурами срочных действенных мер по приведению практики преподавания «Основ православной культуры» и иных конфессио нально ориентированных дисциплин в государственных образова тельных учреждениях в соответствие с действующим законодатель ством и Конституцией России28.

Если законодательная инициатива на местах, принудительно вводящая ОПК в школьные программы, не будет в срочном порядке отменена, то в ближайшем будущем следует ожидать ее повторе ния в других регионах России.

1. Кузнецова М. Н., Троицкий В. Ю. Отзыв на экспертное заключение на Литература учебник А.В.Бородиной «Основы православной культуры»//РЕЛИГИЯ и СМИ (religare.ru) // http://www.religare.ru/article5960.htm. 25 марта 2. Рудинский Ф.М. Наука прав человека и проблемы конституционного пра ва: труды разных лет. М., 3. Тишков В. А. О переписи, о русских и нерусских. Новые данные об этни ческом составе страны//http://geo.1september.ru/2003/45/13.htm Заявление Комитета действия Всероссийского гражданского конгресса «О религиозном образовании в государственной школе» // http://www.civitas.ru/docs.php?code=39, подготовленное Институтом свободы совести, от имени комитета действия ВГК его подписали сопредседатели Всероссийского гражданского конгресса Л.М. Алексеева, Г.К. Каспаров, Г.А. Сатаров.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.