WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

НАУЧНЫЕ И НАУЧНО ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КАДРЫ ИННОВАЦИОННОЙ РОССИИ Заседание Комиссии по вопросам интеллектуального потенциала нации Общественной палаты Российской Федерации 20 февраля 2007 г., Москва Признавая

высокую общественную значимость проекта Феде ральной целевой программы «Научные и научно-педагогичес кие кадры инновационной России» 2008–2012 г., Комиссия ини циировала обсуждение проекта с руководителями образова тельных и научных учреждений, представителями обществен ных организаций.

Участники Алфимов М.В., академик РАН, директор Центра фотохимии РАН Багаев С.Н., академик РАН, гендиректор Государственного научного центра ГУП "НПО Астрофизика", президент Общества "Знание" России Бортник И.М., гендиректор Фонда содействия развитию ма лых предприятий в научно-технической сфере Габибов А.Г., член-корр. РАН, завлабораторией Института би оорганической химии РАН Гохберг Л.М., проректор ГУ—ВШЭ, директор Института ста тистических исследований и экономики знаний Духанина Л.Н., д-р пед. наук, вице-президент Ассоциа ции негосударственных образовательных организаций реги онов России, президент образовательного холдинга «На следник» Кротов М.В., канд. юрид. наук, полномочный представитель Президента в Конституционном суде РФ Кузьминов Я.И., канд. экон. наук, ректор ГУ—ВШЭ, председа тель комиссии Общественной палаты РФ по вопросам интеллекту ального потенциала нации Майер Г.В., д-р физ.-мат. наук, ректор Томского государствен ного университета, председатель Томского регионального отделе ния межрегионального общественного движения «Сибирский на родный собор» Научные и научно-педагогические кадры инновационной России Садовничий В.А., д-р физ.-мат. наук, действ. член РАН, ректор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Фурсенко А.А., д-р физ.-мат. наук, министр образования и на уки РФ Чаплыгин Ю.А., член-корр. РАН, ректор Московского государ ственного института электронной техники Хлунов А.В., канд. экон. наук, директор департамента научно технической и инновационной политики МОН Яковлев А.А., канд. экон. наук, проректор ГУ–ВШЭ, директор Института анализа предприятий и рынков Ведущий — Кузьминов Я.И.

Кузьминов Я.И.

Третье заседание комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам интеллектуального потенциала нации объявляю открытым. Первый доклад — «О проекте федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры ин новационной России» на 2008—2012 гг.», докладчик — директор департамента государственной научно-технической и инноваци онной политики МОН Александр Витальевич Хлунов.

Хлунов А.В.

В прошлом году Совет при Президенте по науке, технике и культуре подготовил доклад о состоянии научных и научно-педа гогических кадров. Я не хотел бы обременять уважаемую аудито рию достаточно показательными с негативной точки зрения циф рами, но состояние кадров в Российской Федерации оставляет желать лучшего. Это происходит и в госсекторе науки, и в вузов ском ее секторе.

Результатом этого доклада стало поручение Президента Рос сийской Федерации о необходимости принятия системных мер в этой сфере, в частности подготовки федеральной целевой про граммы. Данное поручение совпадало с принятой стратегией раз вития науки и инноваций, которая была утверждена в прошлом го ду. Она предусматривает преобразование госсектора науки, при ведение его к тому состоянию, когда у нас появятся технически ос нащенные по мировым стандартам, укомплектованные квалифи цированными кадрами, крупные, финансово устойчивые научные и научно-образовательные организации.

Это реформирование госсектора науки и научно-образова тельного комплекса в настоящее время происходит. В прошлом го ду определенное реформирование претерпела сеть ГНЦ, а вы зна ете, что такие процессы происходят сегодня в секторе высшего образования, наблюдается совершенствование системы государ ственных научных центров, и в рамках приоритетного националь ного проекта образование получает государственную поддержку.

Происходят также преобразования в Российской академии наук в Дискуссия соответствии с программой ее модернизации, принято постанов ление Правительства, запущен пилотный проект по новой систе ме оплаты труда. Целый ряд мероприятий в этой сфере, начатый в прошлом году, продолжается и в этом. Рассматривая осуще ствляемые мероприятия, мы пришли к выводу, что в настоящее время отсутствует программная поддержка воспроизводства на учных и научно-педагогических кадров со стороны государства.

В этих условиях, конечно, создается угроза снижения инноваци онной направленности экономического роста в стране в целом при понижении роли научных исследований и разработок. Ситу ация в секторе аспирантуры не самая благоприятная, и в настоя щее время предпринимается целый ряд мер по реформирова нию и модернизации работы Высшей аттестационной комиссии.

Определенные мероприятия проводятся по качественным изме нениям в секторе образования.

Мы рассчитывали с точки зрения экономических выгод, что по требуется для изменения ситуации с подготовкой молодежи в на уке и образовании, хотя бы на уровне пилотного проекта Россий ской академии наук. Как вы знаете, принято решение о доведении средней заработной платы до 30 тыс. руб. ежемесячно к 2008 г.

Распространяя, экстраполируя эту цифру на весь сектор науки, мы рассчитали, что нам потребуется более 100 млрд руб. в год, если охватить всех работающих в госсекторе науки и в высшей школе.

Конечно, таких ресурсов в стране в настоящее время нет. В этих условиях было принято решение о том, что в течение пере ходного периода реструктуризации государственного сектора на уки и высшего образования потребуется активное участие совре менных научных и научно-педагогических кадров, потребуется со вершенствовать систему подготовки и закрепления этих кадров в секторе науки и высшего образования. И все это надо одновре менно осуществлять со структурными преобразованиями. Собст венно это и является главной целью разработанной федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры ин новационной России» на период 2008—2012 гг. То есть цель — обеспечение структурных преобразований госсектора науки и высшего образования на переходный период за счет реализации мер по привлечению молодежи в сферу науки, образования и вы соких технологий и закрепление молодежи в этой сфере. Такие за дачи мы намерены решать в рамках программы.

Первая задача — это создание устойчивых условий для подго товки современных научных и научно-педагогических кадров и их закрепление в сфере науки, образования и высоких технологий.

Одновременно здесь делается акцент на оборонно-промышлен ном комплексе, на атомной отрасли, где размещаются огромные средства федерального бюджета в виде государственного заказа на вооружения и на реформирование атомной отрасли.

Вторая задача — стимулирование притока и привлечения моло дежи в сферу науки, образования и создание механизмов обнов Научные и научно-педагогические кадры инновационной России ления научных и научно-педагогических кадров, а также научно методическое обеспечение повышения эффективности воспроиз водства кадров и координация мер государственной поддержки.

Мы понимаем этические аспекты этой проблемы. Никоим образом не ставилась задача решить все проблемы в науке и образовании за счет старшего поколения, выдвигая на первый план молодежь.

Мы понимаем, что наука едина, так же как и высшее образование, и преемственность должна быть обеспечена — и такую задачу фе деральная целевая программа ставит.

Структурно программа состоит из нескольких блоков. Первый блок — это подготовка современных научных и научно-педагогиче ских кадров и закрепление их в сфере науки и образования. Вто рой блок — это привлечение молодежи в сферу науки и образова ния. И третий блок носит инвестиционный характер, обеспечивает систему подготовки кадров в наших сферах.

Давайте остановимся подробнее на мероприятиях первого блока — блока подготовки кадров. Они предусматривают в первую очередь формирование ведущих научно-образовательных центров и ведущих научно-образовательно-производственных центров, а также проведение научных исследований ведущими профессора ми и доцентами. Впервые мы ставим задачу привлечения молоде жи, именно талантливой молодежи, в науку и образование из стран СНГ и ЕврАзЭС с тем, чтобы они могли принять участие в реализа ции имеющихся исследовательских и образовательных программ на территории Российской Федерации. Кроме всего прочего, впервые ставится задача приглашения профессоров, исследова телей из других стран — это некая реиммиграция в нашу страну.

Есть также мероприятия, предусматривающие развитие информа ционной инфраструктуры подготовки кадров и научно-методичес кое обеспечение воспроизводства кадров. Здесь мы хотели бы ре шить вопрос и пенсионного обеспечения для госсектора науки и образования, и вопросы преемственности кадров в госсекторе на уки и высшей школы.

Первое ключевое мероприятие данной программы — это фор мирование ведущих научно-образовательных центров и научно производственных центров в учреждениях высшего профессио нального образования и научных организациях. Ставится главная цель — достижение научных результатов мирового уровня путем проведения исследований. При этом будут осуществляться подго товка и закрепление кадров в сфере науки и образования, а также формирование эффективных и жизнеспособных коллективов как в вузах, так и в исследовательских институтах. Предусматриваются отбор на конкурсной основе и финансирование порядка тысячи проектов по отраслям науки — естественным, техническим, гума нитарным. Квотирование обеспечивает широкий охват всех отрас лей науки. Необходимо привлечение внебюджетных средств в раз мере не менее 20% с тем, чтобы все-таки обеспечить внешнюю экспертизу и направленность проводимых исследований на реаль Дискуссия ные требования рынка. Предусматривается участие в подобного рода проектах двух профессоров — докторов наук, трех молодых кандидатов наук, как правило, соискателей ученой степени докто ра наук, и обязательное обременение в некотором количестве ас пирантов и студентов. Я повторяю, это будет осуществляться на конкурсной основе по схеме управления этой программой, на ко торой я хотел бы остановиться несколько позднее.

Другое важное мероприятие — это проведение научных ис следований ведущими профессорами. Здесь также ставится цель достижения весомых научных результатов с обязательной подго товкой научных и научно-педагогических кадров, их закреплением в сфере науки, привлечением этих так называемых ведущих про фессоров к формированию и разработке передовых научно-обра зовательных курсов по новейшим направлениям науки и техники, которые в настоящее время претерпевают достаточно быстрые изменения. Речь идет и о преподавателях вузов, и об аспирантах, и о студентах, и о школьных учителях. Намечается подготовка на электронных носителях материалов по современным научным на правлениям. Предусматриваются также набор и финансирование порядка тысячи проектов стоимостью около 2 млн руб., и в рамках проекта необходимо участие не менее одного кандидата наук, не менее двух аспирантов и студентов.

Другое направление, также важное, — это проведение научных исследований в научно-образовательных центрах молодыми ма гистрами и специалистами во время обучения в целевой аспиран туре. Стоимость проекта меньше — где-то порядка 400 тыс. в пер вый год с увеличением в два раза во второй и третий годы аспи рантуры с соответствующим ежегодным рассмотрением возмож ности продления контракта. То есть это контракт, который дается не на все время, а предусматривает этапы и некие показатели, се рьезные показатели. Здесь закладываются средства, идущие на оплату труда, командировки молодого специалиста и расходы на учно-образовательного центра. И в третий год нами предусматри вается финансирование при представлении диссертации в дис сертационный совет до истечения срока целевой аспирантуры и заключение контракта о работе в течение трех лет в государствен ном секторе науки или высшего образования.

Вы знаете, у нас сейчас средняя статистика по защитам дис сертации, если брать вузовский сектор, — это 30%, по Академии наук, к сожалению, еще меньше — это 23–25%. Нам надо, конечно, стимулировать более эффективную работу этого института. Ог ромное значение для нас имеет развитие внутрироссийской мо бильности научных и научно-педагогических кадров. Мы видим, насколько широко эти процессы сейчас развернуты в Европе, в Соединенных Штатах. Для нас это является ключевым вопросом с учетом территории Российской Федерации, с учетом того, что у нас есть Дальний Восток, у нас есть Сибирь, у нас есть юг России, где инструмент мобильности, наверное, является главным для Научные и научно-педагогические кадры инновационной России развития этих регионов. Предусмотрены отдельные мероприятия — порядка 600 проектов для стажировок в этих ведущих научно-об разовательных центрах и научно-производственных центрах со средней продолжительностью стажировки до 3 месяцев. Объем финансирования — до 100 тыс. руб. Обязательное условие — уча стие в конкурсе, наличие согласия принимающей стороны, так, чтобы это было согласованное действие и обязательное софинан сирование со стороны работодателя, небольшое, но все-таки оно предусматривается.

Кроме всего прочего, в первом блоке есть мероприятия по от бору молодых российских ученых, работающих за рубежом на по стоянной и временной основе в ведущих зарубежных научных и на учно-образовательных центрах. Речь идет как о докторах наук, так и о кандидатах, PhD, молодых ученых из стран СНГ для занятия именно на конкурсной основе позиций приглашенных профессо ров, исследователей в государственном секторе высшего образо вания и науки. Мероприятие достаточно сложное, если ориентиро ваться на уровень оплаты труда, скажем, в Соединенных Штатах.

Но вместе с тем это привлекательно. Мы видим, что такие процес сы в настоящее время даже без федеральной поддержки имеют место быть, и нам бы хотелось, чтобы в этой сфере была организо вана федеральная поддержка, это имеет и политическое, да и соб ственно материальное значение.

Второй блок данной программы — это блок, направленный на привлечение молодежи в сферу науки, образования и высоких тех нологий. Мы нередко слышали в свой адрес справедливую крити ку о том, что в прежние времена олимпиадное движение, поддерж ка известных школ, математических школ были на ином, более ка чественном и высоком уровне, и мы попытались в этом блоке сформировать комплекс мероприятий, связанных с привлечением молодежи, учащихся специализированных школ и интернатов в сферу науки. Здесь же выполнение проектов «Учитель-исследова тель» учителями-предметниками средних школ, проектов по орга низации хорошо зарекомендовавших себя выездных школ по есте ственным наукам, гуманитарным наукам для школьников. Важно также привлечение в науку и образование по заочной форме школьников, в том числе и из отдаленных районов;

подготовка и издание на электронных носителях и в печати периодически об новляемых научно-популярных и научно-методических серий, тех, которые сейчас, к сожалению, исчезли без государственной под держки;

разработка и реализация научно-образовательных интер нет-проектов.

Если позволите, я подробно на некоторых мероприятиях этого блока хотел бы остановиться. Например, выполнение проектов «Учитель-исследователь» учителями-предметниками средних школ. Сегодня это 100 проектов в год, может быть, не столь боль шое число, но есть возможности для расширения. Проект предус матривает разработку и реализацию методических материалов Дискуссия факультативных занятий со школьниками по различным специаль ностям. В рамках реализации каждого проекта необходимо учас тие не менее 10 школьников, отбираемых руководителем проекта.

Это 200 тыс. человек в год. Это мероприятие будет дополнитель ным к тем, которые сейчас осуществляются в рамках националь ного проекта «Образование» и ФЦПРО. Это мероприятия по орга низации проведения очно-заочных олимпиад, в том числе и меж дународных олимпиад и конкурсов по естественным и гуманитар ным наукам. Их цель — это выявление и закрепление талантов и способностей школьников к научной деятельности с тем, чтобы они потом воспринимались и «впитывались» вузовским сектором.

Мы знаем, что ЕГЭ не единственный инструмент, но и олимпиад ное движение также дает хороший материал для привлечения и приема молодежи в вузы. С помощью этого мероприятия будут осуществляться отбор и финансирование до 30 проектов в год.

Предусматриваются разработка и реализация методических ма териалов по проведению очно-заочных олимпиад и конкурсов по естественным и гуманитарным наукам, включая оплату услуг сто ронних организаций. Сейчас такого рода вещи делаются целым рядом вузов — это и МГУ, и Физтех, и МИФИ, и МГТУ им. Баумана, но федеральная поддержка здесь будет не только не лишней, а да же очень важной, в том числе и с политической точки зрения.

Мероприятия по выполнению проектов по организации выезд ных школ по естественным, гуманитарным и общественным на укам для школьников имеют ту же цель — выявление и закрепле ние талантов и способностей школьников к научной деятельности.

Здесь предусмотрено 50 проектов в год стоимостью до миллиона рублей. Речь идет о разработке и реализации методических мате риалов по организации летнего отдыха школьников в сочетании с проведением занятий по естественным, гуманитарным и другим наукам, включая организацию оплаты услуг сторонних организа ций, которые могли бы на должном уровне обеспечить отдых (здесь и питание, и безопасность, и медицина, и многое другое).

Участие в рамках реализации проекта не менее 40 школьников. В рамках мероприятий по выполнению проекта «Преподаватель тренер олимпиадной команды» речь идет о преподавателях вузов и учителях средних школ. Это отбор и финансирование 50 проек тов в год стоимостью до 400 тыс. руб., разработка и реализация руководителем проекта методических материалов для проведе ния занятий с членами олимпиадной команды с целями последую щего успешного участия в олимпиадах и конкурсах — и всерос сийских, и международных — по всем отраслям наук. Участниками в рамках реализации каждого проекта должны стать не менее студентов и школьников, отбираемых руководителями проектов.

Несколько слов о третьем инвестиционном блоке. Нами по ставлена задача по строительству на конкурсной основе до 10 гос тевых научных городков, которые бы послужили служебным жиль ем для молодых научных и научно-педагогических кадров в веду Научные и научно-педагогические кадры инновационной России щих научных и научно-образовательных центрах Российской Фе дерации. Кроме всего прочего, в рамках данного блока предусма тривается оснащение вузов, участвующих в подготовке научных и научно-педагогических кадров, современным учебно-технологи ческим оборудованием. Речь идет об оснащении стендами. В част ности, для ядерной отрасли, например, стендами по управлению ядерными реакторами, с тем чтобы выпускники этих вузов могли сразу включиться в реальную работу в отрасли. Такие же проблемы существуют для целого ряда оборонно-промышленных предприя тий, например, авиационной промышленности: стенды, макеты крайне важны для подготовки квалифицированных кадров в этих отраслях.

И последний блок носит, может быть, технический характер, но он очень важный. Это блок управления. Поскольку количество кон трактов составляет ежегодно от 3 до 5 тыс., чтобы управлять этой программой, необходима квалифицированная дирекция. И в дан ном блоке эти вопросы по сопровождению реализации данной программы предполагается решить. Если остановиться на цифрах, мы предполагаем, что в целом из запрашиваемых из федерально го бюджета около 52 млрд имеется часть, касающаяся «внебюд жетки», это в районе 6 млрд. Основная нагрузка ложится на блоки НИОКР. Финансирование будет осуществляться на конкурсной ос нове без ограничения участия подведомственных организаций фе деральных органов исполнительной власти, Российской академии наук, Московского государственного университета, имеющего от дельную строку в бюджете, — никаких ограничений у нас на учас тие организаций не имеется.

Для проведения мероприятий по второму блоку, связанных с олимпиадами, нам было удобно заложить в вид расходов «прочее», это существенно более удобный вид классификации расходов для данного вида, нежели НИОКР. Это и капитальные вложения в райо не 4,5 млрд. Если характеризовать запрашиваемый объем, может быть, вам покажется, что этих средств не хватит для того, чтобы ре шить эту проблему в целом. Но когда мы планировали эти средст ва, мы исходили из того, что было запланировано собственно на исследования в Российской Федерации в эти годы и что расходу ется на подготовку кадров. Я имею в виду финансирование высше го образования. Какие мы ожидаем результаты? Прежде всего ре зультаты по повышению качества возрастной и квалификационной структуры кадрового потенциала. Мы считаем, что здесь мы смо жем добиться неких результатов, например, выйти на то, что как минимум 30% у нас будут кадры в возрасте до 39 лет. Создание эф фективной системы воспроизводства, продвижения и обновления научных и научно-педагогических кадров для организаций госсек тора науки и высшего образования — крайне важный результат, имеющий отношение к подавляющему числу организаций, работа ющих в секторе исследований и высшего образования. Ставится также задача по повышению уровня внебюджетного софинансиро Дискуссия вания как исследований, так и педагогической деятельности. Это больная тема для нашей страны. У нас в общем-то бюджетная со ставляющая находится на должном уровне, не «работает» внебюд жетное финансирование.

Необходимо также повышение качества и количества научных публикаций, в том числе мирового уровня, патентов и других объ ектов интеллектуальной собственности. А также мы намерены до биться результатов по повышению количества ученых и педагогов, использующих передовой опыт ведущих мировых университетов.

На следующем слайде — схема управления программой. Госу дарственный заказчик и координатор — министерство. Наша по зиция заключается в том, чтобы перевести все средства в агентст во. В данном случае предполагается весь объем по НИОКР (это порядка 43 млрд) передать Агентству по образованию. Что касает ся прочих расходов и капитальных вложений, они будут переданы на реализацию государственным заказчикам, в число которых вхо дят Российское агентство по образованию, науке и инновациям, Роспром, Росатом, Министерство обороны, МГУ, Российская ака демия наук. Вот, собственно, краткое сообщение о разработанной федеральной целевой программе. В настоящее время мы ожида ем последних согласований с Министерством обороны и Роспро мом;

другие заказчики программу согласовали. В настоящее вре мя идет согласительная работа с Министерством экономического развития и Министерством финансов, где эта программа уже на ходится на экспертизе в течение 21 дня. Спасибо.

Кузьминов Я.И.

Спасибо, Александр Витальевич, все слушали очень вниматель но. Мне кажется, что сама тема, уважаемые коллеги, такова, что нам важны даже детали. И я хочу сказать, что сегодня весьма знамена тельный день. Общественная палата России впервые за два года своего существования рассматривает не законопроект, а проект ре сурсного решения Правительства. В принципе это не запрещено за коном об Общественной палате, но отдельно не упомянуто. Мы до этого сосредоточивались в основном на мерах, имеющих норматив ное значение, таких, как Единый государственный экзамен, феде ральная предметная олимпиада. Сама тема такова, что ее рассмот рение Общественной палатой на такой ранней стадии, на стадии, когда Минобрнауки пытается согласовать ее с другими ведомства ми внутри правительства, когда еще не определен окончательный дизайн этого документа, имеет важное значение: мы можем еще внести те или иные коррективы по направлениям, которые упомяну ты здесь. Мне кажется этот документ очень важным.

Очень приятно, что и министр образования и науки Андрей Александрович Фурсенко, и председатель Российского союза ректоров Виктор Антонович Садовничий принимают участие в ра боте. Это показывает, что у нас действительно есть внимание к этой программе и к тому, что скажет научно-образовательная об Научные и научно-педагогические кадры инновационной России щественность по этому поводу. Потому что нет ни одного более бо лезненного для научной общественности России вопроса, чем во прос о кадровом потенциале, вопрос о тех коллегах, которые нас окружают, тех коллегах, которые, может быть, придут нам на смену.

У нас сегодня огромное беспокойство по этому поводу. Кадровый потенциал России в отношении науки и высшего образования, ко торое без науки просто не существует, это то, что университет от техникума отличает: то, что там преподают исследователи, должны преподавать исследователи. Но в последние 15—20 лет проявля ется явная тенденция к кризису. И только сейчас государство обернулось лицом к этому кризису и в лице Минобрнауки предла гает систему мер, направленных на его преодоление, на обновле ние научно-педагогических кадров, направленных на поиск, селек цию тех коллег, которые готовы заниматься исследованиями, кото рые хотят заниматься исследованиями, поддержку этих коллег — начиная с очень раннего уровня.

Вы видите, что в проекте программы есть разделы, которые посвящены талантливым школьникам. Это совершенно правиль но. Кстати, в комиссии Общественной палаты у нас есть подгруп па во главе с Любовью Николаевной Духаниной, которая у нас та лантами занимается, поддержкой талантов на всем протяжении их жизни. Я считаю, что данная программа есть один из важней ших элементов государственной политики в этом отношении. Мы полагаем, что сегодняшнее обсуждение позволит нам не просто программу одобрить или покритиковать ее, а попробовать улуч шить тот набор мероприятий, который в ней содержится, и по мочь нашим коллегам в Министерстве образования и науки в продвижении этой программы. Это как раз тот случай, когда Об щественная палата обязана выполнить свою роль цивилизован ного лоббиста, свою роль в убеждении общества, в убеждении власти в абсолютной необходимости тех или иных мер, в данном случае эта мера представляется нам абсолютно необходимой, неоткладываемой мерой и мерой, эффект от которой мы все за интересованы серьезно умножить.

Что бы мы хотели сказать по поводу ситуации с данной ФЦП.

Я видел много проектов федеральных целевых программ, навер ное, под сотню, поскольку давно работаю в структурах Министер ства экономики. Это первая программа из тех, что я видел, кото рая состоит из набора абсолютно конкретных мероприятий, ап робированных в ведущих университетах и научных центрах стра ны. Это как раз тот случай, когда исполнительная власть не при думывает что-то, не берет это в других странах с помощью тех или иных международных агентств и пытается пересадить это на российскую почву;

практически все меры, которые вы в проекте программы видите, они отработаны в ряде российских научных центров и университетах, и коллеги под руководством Александ ра Витальевича их собрали и попытались систематически эти ме ры представить.

Дискуссия Ситуация с мерами, на наш взгляд, такова. Я очень коротко об этом скажу. Во-первых, речь идет о механизмах поддержки, селек тивной поддержки тех, кто остался в рабочем состоянии, так ска зать. К сожалению, таких людей не очень много. Мы неоднократно вынуждены были оглашать неприятные цифры о состоянии наше го научно-педагогического потенциала. Сегодня в России порядка 350—360 тыс. человек, это научные сотрудники НИИ промышлен ных предприятий, 30 тыс. научных сотрудников и 320 тыс. препо давателей в вузах — вот примерно тот потенциал, о котором мы говорим. К сожалению, его состояние, этого потенциала, таково, что когда мы начинаем измерять, кто реально занимается научной работой, то, исходя из наших данных по преподавателям высшей школы, можем сказать следующее. На сегодняшний день 19% ву зовских преподавателей в России занимаются научной работой, не пишут методички и еще что-то, а занимаются научной работой.

Это лучше, чем три года назад, когда их было 16%, но в общем это абсолютно не соответствует тому уровню, который имеет место в странах с активно работающей наукой, и это абсолютно не соот ветствует тому состоянию, в котором при Советском Союзе был научно-образовательный комплекс страны. Здесь надо ситуацию восстанавливать.

Вторая проблема, которая есть, — состояние нашего собст венно научного сектора. У нас в отраслях науки и научного обслу живания 40% занятых вообще не имеют высшего образования. То есть структура работников научного сектора в значительной сте пени состоит из вспомогательных работников, условно говоря, приставленных сторожить, отапливать, убирать;

и уходят активные исследователи. На огромных площадях наших научных центров люди, которые используют этот потенциал, составляют все более и более редкие элементы. Доля докторов наук в общей численно сти исследователей сейчас примерно 6%. К чести профессорско преподавательского состава вузов — 11%. Вот такого рода струк тура. Это формальные цифры — есть плохие доктора, есть замеча тельные кандидаты, но это тоже показатели, которые, к сожале нию, о многом говорят.

Что мы считали бы ключевым для успеха данной программы?

Первая проблема — это, на наш взгляд, недостаточный объем под держек, недостаточный объем грантов. Размерность — примерно 1000 грантов. Если мы даже с вами возьмем тех, кто работает актив но, будем считать, что активно работающих у нас порядка 60 тыс.

коллег в высших учебных заведениях, порядка 50 тыс. коллег в науч но-исследовательских, научно-производственных структурах, но речь идет о 100—120 тыс. человек. Размерность в тысячу проектов, к сожалению, будет иметь во многом демонстрационный эффект для системы. Безусловно, надо даже в этой размерности программу поддержать. Мы, безусловно, будем ее поддерживать, даже речи быть не может. Но мы должны с вами показать, что эта размерность недостаточна для того, чтобы обеспечить системные изменения.

Научные и научно-педагогические кадры инновационной России Вторая проблема — это тот размер поддержки, размер гранта, который получают здесь исследователи в рамках этой программы.

Вот Александр Витальевич уже сказал, что есть ориентир на то, чтобы работники Российской академии наук в среднем получали 30 тыс. руб. Понимаете, для пассивного, не особо работающего коллеги — это хорошие, замечательные деньги. Для коллеги, кото рого могут в любой момент сманить в другой университет, — день ги явно недостаточные, для коллеги, который работает в Москве, Санкт-Петербурге, в другом крупном городе, — деньги недоста точные. Недостаточные не потому, что он гонится только за деньга ми, а потому, что мы испытываем жесткую конкуренцию, наши ве дущие центры работают на мировом, на международном рынке.

Вот мы говорим о Санкт-Петербургском университете, Курчатов ском институте — они все работают на международном рынке и должны конкурировать именно в этом контексте. Можем ли мы конкурировать с теми размерами поддержки, которые заложены в программе, — примерно 1000—1200 долл. в месяц? Боюсь, что нет. Что в этом отношении делать? Мы считаем, что речь должна идти не о том, чтобы со стороны государства постоянно увеличи вать финансирование. Да, желательно увеличить. Но есть и другой источник, другой резерв: надо в большей степени опираться на дееспособные университеты, дееспособные государственные на учные центры, которые имеют собственные средства и могут стра тегически их инвестировать, могут доплачивать к этим государст венным грантам свои деньги;

если мы удвоим эту сумму за счет привлеченных средств самой научной или образовательной орга низации, мы выйдем на эффективный уровень контракта, который позволит нам работать. Тогда необходимо в самой структуре про граммы закладывать механизмы софинансирования и делать упор на эти механизмы.

В противном случае при той доле софинансирования, которую вы заложили (20%), будет очень большой риск того, что люди эти средства освоят, но это не будет серьезно воздействовать на окру жающую среду. Ведь человек, получающий грант, если он один на своем факультете, сам просуществует. Но окажет ли он воздейст вие на других примером? Да, но в реальности изменения академи ческой среды не случится. Мы считаем, что необходимо гораздо больший упор сделать на университетах и научных центрах, науч но-исследовательских институтах как субъектах данного процесса.

Не потому, что мы хотим оседлать эти средства или забрать себе деньги от факультетов и кафедр — мы сами в них инвестируем. А потому, что экономически дееспособным является университет.

Еще раз говорю: это абсолютно не потому, что, по моему мнению, нельзя поддерживать профессора против мнения ректора. Конеч но, можно, и такого рода сектор должен быть в программе, но он не должен быть превалирующим. Делать еще один РФФИ? Зачем?

Давайте увеличим тогда финансирование РФФИ. Я считаю, что это очень важное замечание.

Дискуссия Далее — проблема обеспечения обновления кадров. Понимае те, сейчас программа работает «на вход», на то, чтобы стимулиро вать людей приходить в университеты и ГНЦ, но она должна обес печивать и цивилизованный, культурный «выход». У нас сегодня пенсионная система не обеспечивает достойного выхода на пен сию тех коллег, которые отработали уже полный срок. Они могут быть вполне дееспособными, они могут читать специальные кур сы, без вознаграждения, как на Западе, но мы не должны застав лять их держаться руками и ногами, пока они еще ходят, за место, где они, к сожалению, чуть ли не на порядок больше пенсии зара батывают. Это унизительно, это ненормально. Можем мы в рамках этой программы предложить что-то альтернативное сложившейся системе пенсионного обеспечения? Нет, не можем. Мы реалисты и не считаем, что это мы должны это делать. Понимаете, никто не запрещает нам предлагать добровольное пенсионное страхова ние, добровольные вклады в пенсионную систему, которые обес печат многим коллегам достойную пенсию и избавят их от боязни просто потерять кусок хлеба. Я возвращаюсь, Андрей Александро вич, к тому, что именно университет и крупные НИИ могут быть ос новным субъектом такого рода программы. Понятно, что ни кафе дра, ни факультет этого сделать не могут, а университет может. И, более того, он заинтересован в том, чтобы обеспечивать такое об новление. Если мы подтолкнем ряд коллег, которые имеют средст ва, к тому, что они начнут вкладываться, делать такие доброволь ные пенсионные фонды, то, мне кажется, такого рода институцио нальные меры тоже программу бы украсили.

И последнее, о чем я хотел бы сказать, это проблема обеспе чения сопоставимости с ведущими международными результата ми. У нас есть впечатление, что программа во многом провозгла шает то, что нам необходимо быть на мировом уровне, но мировой уровень предполагает, что мы приглашаем регулярно зарубежных коллег для оценки того, что у нас делается, что мы этого не боим ся, а, наоборот, приветствуем, что мы поощряем публикации в ве дущих международных журналах. Как мне представляется, это не очень затратные меры, но их имело бы смысл прописать отдельно в программе. Про международную транспарентность качества я бы сказал так. Заявленная в программе ставка на достижение уча стниками научных результатов на мировом уровне должна быть обеспечена конкретными механизмами. Ряд конкретных механиз мов участники нашего совещания предложат сегодня.

Вот очень коротко, коллеги, что я хотел бы по этому поводу сказать. Мы считаем безусловным достижением Минобрнауки этот проект. Это не комплимент, Андрей Александрович знает, что мы в ряде случаев резко критикуем позицию Минобрнауки, но это хорошая программа, это программа конкретная, и обсуж дать ее и делать какие-то предложения не противно, как это час то бывает с другими документами. Виктор Антонович Садовни чий, пожалуйста.

Научные и научно-педагогические кадры инновационной России Садовничий В.А.

Спасибо. Я хотел сказать, что очень хороший доклад и ваше си стемное выступление, мне кажется, уловили все основные боле вые точки этой программы. Я хочу также согласиться, что она очень нужна и сделан первый шаг — очень неплохой. В создании про граммы участвовали, мне кажется, все ведущие научные центры. И молодые люди были подтянуты, и университеты, и Академия наук, и некоторые научные центры. Мне кажется, хороший был заход по созданию этой программы.

Теперь о проблемах. Мне кажется, что главное, что произош ло в 90-е годы, — это потеря научной среды. Я часто привожу пример обстановки на мехмате в 60-х годах, когда мир (я хочу это подчеркнуть) не понимал, что происходит, потому что на тех 500 семинарах и спецкурсах, которые ежегодно шли на факуль тете, фактически был охвачен весь спектр математической на уки мира. И до сих пор многие зарубежные исследователи пи шут об этом периоде как о чуде. Колмогоров, Тихонов, Самар ский, Келдыш. Каждое имя — это звезда. Эти люди не могли од ни что-то определять до конца, конечно, у них были ученики, школы, по сотне защищенных докторов наук. Это и была науч ная школа, это и была среда. К сожалению, мы ее потеряли, причем потеряли резко, я бы сказал, очень бездушно. Фактиче ски среднее поколение уехало, младшее перестало в науку ид ти, а старшее поколение, ну, работает, доживает, но это уже не та среда. Поэтому когда мы говорим о воспроизводстве кадров, а главная задача — создать вот такую программу, которая мог ла бы служить воспроизводству кадров у нас в стране, то мы, ко нечно, прежде всего должны думать об этой главной цели (вот и Ярослав Иванович о ней сказал, и в документах это есть) — о воссоздании научной среды.

Это вопрос непростой. Здесь нельзя обойтись, на мой взгляд, поддержкой только молодых. Дело в том, что молодые все-таки должны учиться еще и должны быть в каком-то научном коллекти ве, в научном русле, у научного руководителя. Здесь нельзя обой тись только задачей вывода старшего или очень взрослого поколе ния на пенсию — это тоже ничего не решит, потому что школы бу дут обезглавлены. Здесь нельзя обойтись без среднего звена в школе, оно тоже нужно. Здесь есть комплекс задач, которые надо, на мой взгляд, решать одновременно. И все это вместе и есть, мне кажется, задача этой программы.

Теперь ключевые моменты. Ярослав Иванович о них сказал, и также, на мой взгляд, они являются главными. Подчеркну, что я опираюсь на многолетний опыт поддержки школ в Московском университете. За 15 лет у нас были программы «Сто профессоров» и «Сто доцентов». По этим программам прошло более тысячи док торов и кандидатов наук, только что защитившихся, молодых. Надо сказать, что эта программа омолодила состав университета почти на 10 лет. Вот эффект одной программы.

Дискуссия Мы вели также программу поддержки талантливых молодых исследователей через стипендии Ученого совета. Мы доплачива ли в то время 6 тыс. руб. в месяц к основной зарплате, что имело большой эффект. Поэтому когда я говорю, я опираюсь на опыт.

Итак, какие главные, на мой взгляд, моменты надо уловить. Преж де всего надо сделать науку престижной и преподавание в универ ситете престижным. Здесь, конечно, нужна зарплата. Мы будем говорить впустую, если мы не сможем оставлять талантливых ино городних ученых в наших университетах, предоставлять жилье или какие-то условия типа семейного общежития. Ученый уезжает, по тому что если у него нет жилья, а он хочет работать в науке и ему предлагают 5 тыс. долл. или евро в Германии, конечно, он уедет.

Таким образом, для молодых нужно обеспечить зарплату и жи лье. Мне кажется, это два главных момента. Для научной школы важ но не ослабить поддержку покупки приборов, тяжелых приборов, ко торую мы осуществляем уже несколько лет. И Минобрнауки, и уни верситеты осуществляют. И надо каждый год покупать, покупать со временное оборудование. Потому что научной школы не может быть, даже если все в порядке с зарплатой, без научного оборудования.

И третье. Я полностью согласен, что надо создать какие-то ус ловия вывода на пенсию или по крайней мере на какие-то позиции представителей старшего поколения, освобождая дорогу моло дым. Это могут быть и накопительные пенсии, это могут быть до платы университета.

Еще одна проблема. Сейчас идет жесткая конкуренция, и в ми ре стараются не цитировать наших ученых. Даже в некоторых стра нах принято негласное правило: при заявке на грант зарубежного ученого, его просят не ссылаться на ученых из России, потому что тогда он не получит этот грант. Мы здесь «подставились» по двум направлениям. Первое: мы мало публикуемся в ведущих журна лах, это надо как-то менять, мы обязаны это сделать. И второе: мы почти полностью перестали переводить на иностранные языки на ши учебники. Наши учебники лучше, чем учебники в зарубежных странах. Они глубже, они написаны правильно методически, и крупными учеными. Но наших учебников сейчас никто не знает.

Еще в 60-е годы их знали, когда русский язык был более распрост ранен, сейчас — нет. Теперь, если мы не публикуемся в ведущих журналах, если не переводим наши учебники, мы сами себя изоли руем. И прорваться в это международное пространство очень трудно. Поэтому я думал о том, что можно в программе дополнить.

Я бы поддержал какую-то подпрограмму перевода наших лучших учебников на иностранные языки — типа того, что было раньше в издательстве «Мир». Я не хочу сказать, что они не переводятся в принципе. Инициативно переводятся, крупный ученый свой учеб ник переведет. Но системы у нас нет.

Далее. Вот молодой человек после защиты попадает в реаль ную жизнь. Он может уже оказаться вне своего университета или научного центра, он где-то может работать, может пойти в другую Научные и научно-педагогические кадры инновационной России сферу — в бизнес или куда-то еще. И так для науки он теряется.

Очень мощная система сопровождения ученых через институт пост-доков существует на Западе. Надо сказать, что мы проигрыва ем в плане аспирантуры, это факт. Мы лучше учим на первых пяти курсах, но мы проигрываем в аспирантуре по сравнению с зарубеж ными центрами. Наши аспиранты не учатся, они либо работают, ли бо спасаются от армии. Но такой жесткой системы аспирантуры, как в западных университетах, у нас нет. Это тот самый участок, где мы проигрываем, имея лучшую базу подготовки в первые пять лет.

Теперь аспирантура: 30% защищается, остальные будут защищать ся потом, другие вовсе исчезают из науки. Я считаю, что система пост-доков (то, что принято в западных университетах), когда на три года даже защитившийся кандидат или почти защитившийся идет еще на стажировку, — это хороший институт. Так его можно при влечь к науке и, более того, использовать. Я употреблю это слово, потому что основная тягловая сила в западных университетах — ас пиранты и пост-доки. Уже старшие профессора борются за сущест вование другими способами. А это очень важно. Я настойчиво предлагаю систему пост-доков начинать использовать у нас в стра не. Мы обязательно к ней придем. У нас есть докторантура, но это немножко другое. Эту систему я бы сделал более «выпуклой» в на шей программе. И, конечно, Андрей Александрович, может быть, с моей стороны это дерзко, но я считаю, что мы потеряли ту академи ческую свободу университетов, которая была в 60-е годы. Я имею в виду, что нужно дать возможность ряду университетов работать по индивидуальным планам по тем специальностям, по которым они действительно лидируют в мире. Не надо эти университеты дер жать на каких-то стандартах. Я повторю, что тот же мехмат МГУ имел индивидуальный план в 60—70-х годах, когда наш учебный план формировался на 80% за счет спецкурсов, спецсеминаров и только 20% покрывался обязательными предметами. Это вопрос, который можно обсудить, его можно утрясти, но я бы дал ряду уни верситетов право экспериментировать по индивидуальным пла нам. Закончить я хотел тем, что, на мой взгляд, эта программа очень удачная. Спасибо, Ярослав Иванович, что вы придали ей общест венное звучание. Безусловно, надо увеличить ее поддержку. Ведь олимпиады, жилье для молодых, поддержка пожилых, создание на учных школ, международные контакты, переводы учебников — это главное, о чем следует говорить. И если эту программу довести до реализации, мне кажется, будет сделан очень важный шаг и по вы полнению указания Президента, и по созданию научной среды. По этому мне, так же как и вам, приятно, что такая программа рожда ется в Минобрнауки и в нашем сообществе.

Кузьминов Я.И.

Спасибо, Виктор Антонович. Иван Михайлович Бортник — ген директор Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Дискуссия Бортник И.М.

Во-первых, я полностью согласен с тем, что такая программа нужна, программа хорошая. Но, честно говоря, она могла бы быть лучше. Прежде всего потому, что программа, похоже, не случайно (наверное, была какая-то логика), полностью сосредо точена на государственном секторе. Причем в ней утверждается, что именно государственный сектор — образовательный и науч ный — является основой инновационной системы России. Я не думаю, что люди, которые писали программу, считают, что все инновации создаются только в государственном секторе или да же основа этих инноваций находится именно в государственном секторе образования и науки. Поэтому я полностью в этой части согласен с записью во втором пункте проекта резолюции комис сии, где отмечено, что надо еще как-то подумать о негосударст венном секторе. На самом деле, мне кажется, это один из серь езных недостатков этой программы. С моей точки зрения, это мешает тому, о чем говорил Ярослав Иванович, — серьезному вовлечению нашей негосударственной части промышленности в дополнительное финансирование программы подготовки кадров и даже насыщения кадрами этого государственного сектора об разования и науки.

И второе впечатление или рекомендация. Мне кажется, что в условиях России можно говорить и нужно даже говорить о том, что на такую программу должен быть увеличен объем вложений. Надо увеличивать и масштаб этих проектов. Ну что такое 100 проектов для молодых ученых? Это действительно больше похоже на де монстрационный характер, потому что надо поддерживать гораз до больший объем. Наверное, усложнится и процедура управле ния этой программой, но просто масштаб вот этой поддержки, от дельных грантов, отдельных проектов надо существенно увели чить, с моей точки зрения. Вот два комментария, которые я хотел дать по этой программе.

Кузьминов Я.И.

Спасибо большое. Михаил Вадимович Алфимов, директор Центра фотохимии РАН.

Алфимов М.В.

Спасибо, уважаемые коллеги. Я тоже хочу присоединиться ко всем комментариям, которые относились к качеству программы.

Она, на самом деле, достаточно развернутая. На мой взгляд, если мы ставим задачу сохранения и поступательного развития кадро вого потенциала, то она эту задачу решит при условии, что будет увеличен бюджет. Я считаю, что в ней не хватает мероприятий, ко торые позволят молодым ученым реализовать себя. Ведь на са мом деле проблема не только в деньгах, не только в оборудова нии. А проблема в том, что в реально существующей науке моло дежь себя реализовать не может. Потому что условия на самом де Научные и научно-педагогические кадры инновационной России ле ей не позволяют этого. Я сошлюсь на опыт Федеративной Рес публики Германии, на сообщество Макса Планка, которое лет назад осознало, что, несмотря на сменяемость ученых — там в лет все уходят на пенсию, — все равно условия, которые получает молодежь, недостаточны для того, чтобы она реализовывала себя и могла рисковать с какими-то неординарными проектами. Они приняли решение, которое состояло в следующем: молодые ученые до 30 лет могли предложить некую свою идею, и если экспертное со общество принимало эту идею и считало, что ее надо реализовы вать, то этот молодой исследователь получал грант на 5 лет. Ему предоставлялась в институте свободная площадь (150—200 кв. м), ему разрешали принять на работу 1—2 человек. Получив грант на лет в 5 млн долл., он мог стартовать с нуля, на самом деле опираясь на свои идеи и реализовывая всю работу, создавая внутри институ та некое новое большое направление. Да, такое решение может «съесть» много денег, но давайте обсуждать. В естественных науках нужно много денег, в других — немного. Но нужно дать эти возмож ности. Время-то изменилось за 15 лет сильно, старшее поколение не совсем адаптировалось к новой жизни. А жизнь становится но вой, если мы говорим об инновационной экономике. Поэтому нужно дать возможности молодежи, которая этого хочет, реализовать се бя, грубо говоря, «с нуля». Мне кажется, что даже маленькое число таких проектов даст молодежи новые возможности. Спасибо.

Кузьминов Я.И.

Спасибо. Должен сказать, что те инструменты, которые вы от рабатывали в фонде, в значительной степени использованы и здесь. Хотелось бы выразить признательность Михаилу Вадимови чу, который очень много сил отдал формированию тех инструмен тов, которые сегодня у нас применяются для селективной под держки в академическом сообществе. Георгий Владимирович Майер, член Общественной палаты, ректор Томского государст венного университета.

Майер Г.В.

Уважаемые коллеги, я не хотел бы говорить о важности этой программы, она для всех очевидна. Я думаю, что каждая програм ма должна создавать некую устойчивую систему, и вот об одном моменте я хотел бы сказать. Как это будет реально работать в уни верситетах? Я не хочу говорить, какие методы используются в Том ском университете. Наверное, как и в любом другом. Действитель но, программа, которую Александр Витальевич изложил, во мно гом основана на опыте других университетов. В частности у нас ис пользуются элементы пост-доковской системы, и довольно давно уже. В частности, Ученый совет три года назад провозгласил реше ние о создании института тридцатилетних профессоров. Но вот с чем мы столкнулись. В Томском университете 1200 преподавате лей. Ежегодно у нас защищается более 100 кандидатских и более Дискуссия 25 докторских, в общем 10%. И вот мы сталкиваемся с ситуацией, когда мы не можем просто задержать у себя молодежь, которая нами же воспитана. Они частично конечно же работают в других вузах. Мы тратим колоссальные дополнительные деньги, создавая какие-то рабочие места. Мы не жалеем денег для наших выдаю щихся профессоров, введены статусы почетных профессоров и т.д. Но отсутствие некоего государственного статуса, несовер шенство Трудового кодекса и, Ярослав Иванович уже говорил, нормальной пенсионной системы будут теми препятствиями, ко торые в этой программе все затормозят. Я думаю, что года через три после начала реализации этой программы мы сразу это уви дим. Это ситуация накачивания воздуха в ограниченный объем. Я понимаю, что в рамках этой программы мы ничего не решим, но, мне кажется, не ставить вообще вот эту проблему нельзя. Навер ное, целесообразно к четырем разделам добавить пятый, который будет связан с нормативно-правовым обеспечением работы этой программы. Мне кажется, если мы не решим проблему старшего поколения и будем решать все только в пользу молодых, это не правильно, несправедливо и не соответствует духу российской высшей школы и нашего общества.

Кузьминов Я.И.

Спасибо. Александр Габибов, заведующий лабораторией Инсти тута биоорганической химии, член-корр. Российской академии наук.

Габибов А.Г.

Спасибо. Действительно программа в целом мне очень понра вилась. Что бы я хотел отметить. Очень большая проблема — это мобильность кадров. У нас страна действительно научная с исто рически фундаментальной наукой. Если сравнивать, чем мы отли чаемся от развитых стран, то можно отметить, что в Европе, на пример, существует рынок научных кадров. Вот если у нас есть ры нок инноваций, рынок академической науки, то рынка научных ка дров у нас нет. Этот рынок должен существовать в горизонтали, т.е. необходимо взаимодействие фундаментальной науки, вузов ской, прикладной, включая оборонные отрасли и частные науки, о которых нам здесь доктор Бортник докладывал. Ничего страшного нет в том, что люди будут переходить из одного горизонтального страта в другой. Чего у нас здесь не хватает? У нас не хватает се рьезных частных предприятий и крупных фирм, которые могли бы заполнить, как вы сказали, пост-доковскую нишу, потому что дале ко не все пост-доки дальше идут, они нормально трудятся в компа ниях, которым государство дает заказы. И оборонные, и прочие области пополняются за счет таких компаний. Вот этого у нас нет.

Опять же к Европе. Чем мы отличаемся от Франции или той же Гер мании? Там тоже люди уезжают после университетов, после PhD в Америку. Едут к нобелевскому лауреату или члену Американской академии, публикуют несколько статей. И кто-то остается там, а Научные и научно-педагогические кадры инновационной России кто-то хочет вернуться на родину. И у них есть такие условия. У нас этой системы нет. Поэтому в этой программе, может быть, не оби жая все другие поколения, нам нужно обратить особое внимание на вопрос мобильности кадров, возможности горизонтального пе рехода из одной области науки (они все-таки разные) в другую. Я имею в виду не специальности, а сертификацию и географию… Мы не можем обещать молодежи квартиру в Москве. Но мы можем поднять то, что у нас существовало, — Пущино, Дубну — с соответ ствующими общежитиями… для того, чтобы дать разгон для кад ров 25–30 лет… Мы еще пока абсолютно не потеряли науку. Нам нужно заботиться о закончивших студентах, аспирантах, которые дальше бы видели перспективу развития, будь то в частном бизне се, будь то на государственных предприятиях, частно-государст венных предприятиях или чисто государственных оборонного ха рактера. Так что рынок научных кадров должен существовать… Кузьминов Я.И.

Пожалуйста, Юрий Александрович Чаплыгин, ректор МГИЭТа, член-корр. Российской академии наук.

Чаплыгин Ю.А.

Уважаемые участники совещания, я тоже поддерживаю эту программу, потому что для меня, как и для каждого ректора, вопро сы, обсуждаемые здесь, чрезвычайно актуальны. Предыдущий вы ступающий говорил о проблеме мобильности, я продолжу эту мысль. Сейчас, насколько мне известно, в рамках национального проекта «Образование» есть 17 победителей, будет еще, навер ное, в сумме около 60 или больше, ряд вузов прилично оснастится, участвуя в этой и других программах. По своему университету я ощущаю, что мы могли бы учить гораздо больше магистров, так, как это принято в мире: ведущие университеты в гораздо большей степени обучают магистров, докторантов и т.д. Напомню, что до сих пор у нас подготовка магистров не финансируется. У нас фи нансируется специалист. Соответственно имеется в виду, что чис ло магистров в два раза сокращается по отношению к бакалаврам.

На самом деле это дорогостоящая подготовка, и она должна фи нансироваться. Но главное даже не это. Главное, я бы сказал, со стоит в том, что нужно строить общежития. Вот меня недавно один корреспондент спросил, что бы мы попросили, если бы Президент еще раз приехал к нам, в МГИЭТ. Я бы попросил одно: построить общежитие, современное, комфортабельное общежитие, куда бы могли приезжать магистры из России, из других стран СНГ, из дальнего зарубежья. Без этого подготовка современных кадров в сфере высоких технологий невозможна. Еще два момента, о кото рых уже говорилось, я бы хотел только кратко зафиксировать. Вот Ярослав Иванович говорил, что по возможности в программе дол жен быть приоритет университета по отношению к приоритету про фессора, я с этим тоже согласен, могу в поддержку привести такой Дискуссия пример. Вот когда в 90-е годы многое рушилось, нам, имея совсем небольшое базовое финансирование по науке, удалось удержать один очень мощный коллектив разработчиков, удержать ключевых людей. Сейчас этот коллектив насчитывает 200 человек с годовым объемом порядка 250 млн руб. Вот если бы мы не удержали в се редине 90-х этих ключевых людей, то такого коллектива, наверное, сейчас бы не было. Поэтому чрезвычайно важно в руках руководи теля иметь инструмент для того, чтобы иметь некоторые старто вые деньги для того, чтобы делать науку, которая может быть про дана потом достойному заказчику. Тем более что сейчас заказчик любит платить не за разработку, а за конечный продукт. Вот, пожа луй, все, что я хотел сказать. Спасибо.

Кузьминов Я.И.

Большое спасибо. Андрей Александрович Яковлев, проректор Высшей школы экономики.

Яковлев А.А.

Добрый день, уважаемые коллеги! Здесь многие уже ссыла лись на опыт своих вузов при обсуждении данной программы. Я воспользуюсь возможностью и проиллюстрирую примерами по следних лет из практики Высшей школы экономики. Я должен сра зу подчеркнуть, что когда мы формулировали действующую сей час концепцию развития Высшей школы экономики до 2010 г., мы вполне осознавали проблему необходимости воспроизводства собственного кадрового потенциала. Мы — молодой вуз, доста точно молодой, средний возраст наших преподавателей 41–42 го да. Уже в 2002–2003 гг. мы столкнулись с тем, что у нас возникли сложности с привлечением молодых преподавателей и сотрудни ков. Мы здесь попробовали сформулировать некоторые общие способы достижения поставленной цели — исследовательского университета — в виде повышения квалификации действующих сотрудников, систематического вовлечения студентов и аспиран тов в научные исследования с созданием возможностей для за крепления их в университете. Как отдельная, самостоятельная ли ния — это привлечение новых профессоров, включая наших кол лег, получивших зарубежное образование, PhD, которые привле каются за весьма большие деньги, но мы это сознательно делаем для поддержания международного качества наших образователь ных услуг. Здесь опять же назван стандартный индикатор, который сегодня коллеги уже упоминали.

Как у нас устроена система? Естественно, должен быть до вольно высоким уровень гарантированной базовой зарплаты, по тому что только на переменных доходах в поиске тех или иных кон трактов люди жить не могут. Мы на это тратим довольно большие деньги. Помимо этого мы сознательно создавали дополнительные механизмы стимулирования в виде системы грантов научного фонда, возможности участия в деятельности научно-учебных ла Научные и научно-педагогические кадры инновационной России бораторий и получения академических надбавок за публикации в предшествующие годы. Кроме того, мы с 2006 г. ввели специаль ную систему стартовых грантов для молодых преподавателей в возрасте до 35 лет, у нас стала действовать программа «Будущие профессора», тоже на период до 2 лет, которая предполагает над бавку к базовой заработной плате, отмеченной выше, в размере тыс. руб. При этом важную роль играет не только создание стиму лов, но и ужесточение требований. В частности, у нас, с одной сто роны, есть регулярная система мониторинга результатов научной работы через отчеты подразделений и некое административное давление на руководителей подразделений. Одновременно у нас с 2002 г. происходит систематическое ужесточение требований по наличию научных публикаций при прохождении конкурса.

В отношении программ. Мы начинали еще с 2003 г. — с конкурса индивидуальных грантов. Опять же в русле того, что обсуждается в данной федеральной программе, в прошлом году мы пошли на до статочно существенное расширение конкурса коллективных грантов по модели «учитель — ученики», которую на самом деле заимствова ли у РФФИ. В прошлом году мы провели конкурс «Центр — филиа лы». Что было существенно, так это то, что эти конкурсы были вос требованы, по ним была выше активность наших профессоров, пре подавателей, и мы сейчас стараемся именно в пользу подобных программ смещать финансирование в рамках научного фонда.

Что касается научно-учебных лабораторий, они начали созда ваться с 2005 г. Акцент делался и делается на вовлечении студен тов, аспирантов и молодых преподавателей в научные исследова ния и одновременно на использовании результатов исследований при подготовке учебных курсов. Опять же это коллективный меха низм, который позволяет передавать от старших преподавателей молодым навыки ведения научной работы. К сожалению, тот же опыт конкурсов научного фонда показал, что, да, мы создали сти мулы, мы предоставили возможности. Но выделяется реально не очень большая группа активных преподавателей, которые публику ются, которые участвуют в конкурсах, которые делают доклады на конференциях, при пассивности остальных. Парадокс в том, что среди вот этих самых пассивных коллег достаточно много моло дых, у которых, к сожалению, как мы выяснили путем опросов, про сто нет навыков написания текстов, у них нет навыков написания заявок. Именно поэтому мы сознательно в рамках образователь ной программы пошли на расширение механизмов учебно-науч ных лабораторий с созданием возможности, в том числе для моло дых преподавателей, получения подобных навыков.

Академические надбавки. Это достаточно дорогая для нас вещь, созданная в 2005 г. и, на мой взгляд, в целом достаточно эф фективная. Смысл сводится к тому, что на основе анализа публика ций за предшествующие два календарных года на очередной учеб ный год устанавливаются достаточно существенные в финансовом отношении надбавки к базовой заработной плате. Причем есть Дискуссия надбавки двух уровней. Первая — за академическую работу, это фактически надбавка массовая, которая предполагает не очень высокие требования. Условно говоря, для преподавателя нужно иметь за два предшествующих года по 4 публикации в российских журналах. Опять же есть некая формализованная система оценки всех этих публикаций. Вторая надбавка — за академические успе хи и вклад в научную репутацию ВШЭ — предполагает определен ное количество публикаций, но конечное решение о ее присуждении принимается коллегией ординарных профессоров (это наиболее уважаемые коллеги, которые фактически получают условия пожиз ненного найма). Это уже не просто формализованная оценка по баллам, это некая содержательная оценка работ, которые представ ляются этими коллегами, и признание значимости этих работ. Како вы масштабы системы и к чему она приводит? На самом деле, при довольно неплохих результатах нашего вуза в целом, при 700 с не большим штатных преподавателях и научных сотрудниках, которые имели право претендовать на подобные надбавки, количество полу ченных грантов не очень велико. Это еще и проблема финансовых ограничений. К сожалению, конкурсы были тоже не очень высокие.

Выше были конкурсы по коллективным грантам, и они были относи тельно низки по индивидуальным грантам.

Относительно надбавок за публикации. Есть положительная динамика. Если их было 100 в 2005 г., то в 2006 г. — уже 125… Как я уже говорил, выделяется группа преподавателей, которые актив но публикуются, выступают с докладами на конференциях, подают заявки на гранты, при относительной пассивности остальных. Ка кие шаги мы планировали для себя? Это опять же перекликается с тем, что предлагается в проекте федеральной целевой програм мы. Первое — это интернационализация исследований и между народная оценка их результатов. В рамках инновационной образо вательной программы в этом году у нас был создан центр так на зываемых «advanced studies» с целью приглашения к нам в Москву сильных зарубежных исследователей и реализации с ними совме стных проектов. И опять же с целью продвижения публикаций пре подавателей Высшей школы экономики в ведущих зарубежных журналах. Второй момент. Это инициирование программы совме стных исследований с европейскими университетами-партнера ми. Характерно, что эта инициатива была даже не наша, а наших французских коллег. Сейчас мы это пытаемся развивать и с фран цузами из университетов Paris-X, Paris-XII, и с Лондонской школой экономики. Необходимо также дальнейшее расширение практики приглашения на постоянную работу преподавателей, исследова телей с международной квалификацией — с PhD. В том числе это означает некоторое усиление внутреннего конкурентного давле ния на наших преподавателей. Когда появляются подобные люди с высокой зарплатой, это психологически давит. Последняя позиция здесь — это существенное расширение в рамках программ науч ного фонда программы международных travel-грантов. Второй фо Научные и научно-педагогические кадры инновационной России кус — это акцент на вовлечение молодых преподавателей в науч ную работу, в частности, это расширение практики создания науч но-учебных лабораторий, расширение практики коллективных грантов, в том числе мы проводили в рамках инновационной обра зовательной программы дополнительный конкурс проектов «Учи тель — ученики», конкурс «Центр — филиалы». В этом году мы бу дем делать специальный акцент на проведении летних школ и семи наров по методам проведения научных исследований и представле ния их результатов, подготовки публикаций, поскольку это у нас ока залось слабым местом, к сожалению. Если теперь возвратиться соб ственно к предмету обсуждения, мне кажется, что одним из слабых мест программы является ее акцент на существующем сейчас в Рос сии академическом сообществе. Безусловно, у нас есть сильные ис следователи, сильные профессора, но одновременно у нас есть свои проблемы, свои болезни. Если мы хотим добиваться междуна родных результатов, безусловно, нужно обеспечивать сопостави мость с международным уровнем. За счет чего это можно делать?

Говорилось о международных журналах — правильно, нужно их под держивать. Дальше. На мой взгляд, сейчас в программе фактически нет международной мобильности. То же участие в международных конференциях — это важная вещь, там представляются результаты;

важен не только обмен в виде стажировок и поездок, но и просто представление результатов на конференциях.

Еще один существенный момент. Вот говорилась только что о российской научной зарубежной диаспоре — о наших уехавших коллегах, которые действительно не всегда возвращаются обрат но. Но привлекать их как минимум к экспертизе проектов было бы вполне эффективно. Более того, в этой ситуации можно было бы рассчитывать, что эти коллеги, которые будут участвовать в экс пертизе, будут некими проводниками результатов наших научных исследований за рубежом, будучи там, в тех университетах. Вот это основные моменты, о которых я хотел сказать. Спасибо.

Кузьминов Я.И.

Спасибо. Михаил Валентинович Кротов, полномочный пред ставитель Президента России в Конституционном суде, в недав нем прошлом проректор Санкт-Петербургского государственного университета.

Кротов М.В.

Спасибо. Первое, о чем я хотел бы сказать. Я не думаю, что име ет смысл давать общую оценку программы, она уже прозвучала, вряд ли кто-то с этим будет спорить. Я бы хотел сказать, какие заме чания у меня в связи с этим возникли. Прежде всего я бы хотел под держать Георгия Владимировича в том, что правовое обеспечение программы, к сожалению, сегодня отсутствует. И речь идет не толь ко о нормативном обеспечении. Дело в том, что параллельно с этой программой необходимы еще более коренные изменения.

Дискуссия Один пример, о котором говорил Михаил Алфимов, уже прозвучал.

Надо дать возможность молодому ученому реализовать себя в рам ках университета или какого-то исследовательского подразделе ния. Это можно сделать, но для этого нужна какая-то правовая фор ма — в качестве кого, где он будет это реализовывать...

Второй момент. Вот только что говорилось о том, что многие молодые уезжают практически сразу и т.д. Я полагаю, что здесь нужно ставить вопрос о том, чтобы самим направлять молодежь за границу. Но при условии эффективного контракта. Чтобы им было куда вернуться. Об этом тоже говорили, но сегодня молодой пре подаватель или молодой ученый, уезжая за границу, не имеет га рантии получения места по возвращении. Кроме того, в програм ме уделено достаточно много внимания привлечению молодых к решению пенсионных вопросов. Но есть один момент, о котором мы все время забываем. Это моральные стимулы. Дело в том, что у нас для преподавателей, для научных сотрудников где-то в воз расте от 35 до 50 лет практически отсутствуют некие сигналы со стороны государства об их значимости и нужности для государст ва. Если мы, например, говорим о государственных наградах, то раньше 50 лет практически никого никогда не награждают, это редчайшие исключения. А система моральных стимулов должна быть выстроена, чтобы у человека был сигнал о том, что он для го сударства представляет интерес… И еще один момент, о котором я бы хотел предложить поду мать. Это не столько продумано с моей стороны, сколько просто первая реакция, которая возникла. Если мы вкладываем значи тельные деньги в эту программу, то, может быть, в этой программе найдутся возможности создания тех журналов, о которых мы гово рим. При наличии достаточного финансирования можно создать авторитетный журнал, в который привлекать в том числе автори тетных зарубежных ученых. Тогда та проблема, о которой говорил Виктор Антонович, могла бы быть решена. Если не хотят публико вать наших ученых в зарубежных журналах, давайте создадим свои журналы, которые будут читаться на Западе. Спасибо.

Кузьминов Я.И.

Спасибо. Андрей Александрович Фурсенко.

Фурсенко А.А.

Честно говоря, два часа обсуждения вызвали у меня очень се рьезный страх, потому что это первая программа, которая вызыва ет если не полностью единодушное, то по крайней мере скорее по зитивное, чем негативное, ощущение. И это меня склоняет к мыс ли, что ничего с ней не выйдет. Потому что, если бы ее сейчас кри тиковали, то шансов было бы больше. Тем не менее спасибо боль шое за добрые слова. Наверное, не только идея программы назре ла. По-видимому, какие-то решения в этой программе созвучны с тем, чего ждет образовательное сообщество. Тем не менее есть Научные и научно-педагогические кадры инновационной России огромная опасность превращения этой программы в братскую мо гилу, в которую мы пытаемся поместить все, потому что желание огромно. Причем часть из того, что мы пытаемся учесть, мы захва тываем из соседних сфер. В результате либо мы размоем средст ва, либо мы поставим заведомо нереализуемый запрос. И то и дру гое плохо. И сейчас-то есть очень большие проблемы с получени ем этих средств. Надеюсь, что, как сказал Ярослав Иванович, с ци вилизованным лоббированием со стороны общественных институ тов у нас шансы увеличиваются, но тем не менее они не стопро центные. А если мы начнем повышать и повышать, то шансы эти бу дут уменьшаться. В этой связи я хочу вспомнить опубликованную года четыре назад статью в «Эксперте», посвященную развитию инновационной экономики. Там подзаголовок был такой: «Сделай те хоть что-нибудь». Я хочу сказать, что шансы у этой программы сделать хоть что-нибудь есть. В этом плане мы должны провести определенную аналогию с нацпроектом. Нацпроект — это тоже не есть подмена всей системы развития образования, это запуск ка тализатора, который был бы способен обеспечить некие сущест венные изменения на самых болевых точках.

Что же в этой программе важно и кто здесь должен быть ключе вым звеном? Наверное, правильно, что им должен быть вуз. Хотя давайте обратим внимание на то, что у нас всегда есть желание ключевым звеном определить то место, в котором мы сами нахо димся. И тут опасность определенная есть. Если бы мы тут собра ли завкафедрами, то я думаю, многие из них нашли бы аргументы в пользу того, что не надо ограничиваться, не надо делать упор на вуз, а надо двигаться ниже, ближе к тому звену, где производятся реальные научные результаты. А это именно кафедра, даже не фа культет, а кафедра. Определенный баланс должен быть соблюден, хотя я могу сказать, что ответственность, ответственные решения сегодня, в силу нашей структуры, лежат именно на университете. В этом смысле я поддерживаю Виктора Антоновича. И он знает мою позицию: необходимо давать больше прав университетам и в вы боре программ, и в реализации многих проектов. Что-то мы дела ем, но, к сожалению, есть определенные ограничения нормативно го характера. Думаю, тем не менее, что мы их преодолеем. Но на до понимать, что если уж это все отдается на уровень университе тов, то ответственность там огромная. Существуют и риски неис полнения этой программы. И что касается софинансирования. Тут вот говорили, что его очень мало. Но, собственно говоря, ведь ни кто же не ограничивает. В нацпроекте по ряду направлений огово рено софинансирование в масштабе 1:1. Я могу сказать, что есть регионы, где региональное финансирование в 6 раз превышает федеральное. И это очень здорово, я думаю, что в ряде универси тетов так и будет происходить… Могу сказать, что ряд замечаний, мне кажется, звучат из-за то го, что программа изучена недостаточно подробно. Например, вот Иван Михайлович говорит, почему речь идет только о государст Дискуссия венных университетах. Если посмотреть программу, то становится абсолютно очевидно, что все эти конкурсы открыты для любых форм университетов. Мы знаем 194-й закон: любому университе ту, любой образовательной, научной организации позволительно и допустимо участвовать в этих конкурсах, побеждать в них. Так же, как у нас по ФЦНТП идет работа. Там у нас более половины по бедителей — это организации негосударственной формы. То же самое по поводу пост-доков. В программе не называется это пост доками, но на самом деле эта идея как раз и описана там: молодой человек, который только сделал работу, имеет возможность полу чить дополнительный грант. Наверное, надо более четко описать это в тексте программы, но по сути это все присутствует… Как вообще нам представляется место этой программы? Эта программа, на наш взгляд, — инструмент переходного периода.

Она должна создать определенный мостик. Что сегодня происхо дит? Сегодня происходят системные изменения. Во-первых, про исходят изменения в науке. Действительно, организуется и разра стается негосударственный сектор науки. И туда идет финансиро вание, как частное, так и государственное. Существенные измене ния мы произвели в программе ФЦНТП, и большие деньги идут именно туда. И государственный сектор тоже меняется. Не без скрипа, с определенными эмоциональными проблемами, я бы да же сказал — срывами, происходят изменения в Академии наук, в университетской науке;

происходят изменения в сфере производ ства и инноваций, наконец, в образовании. Мы говорили по пово ду качества подготовки. Эти проблемы сегодня по крайней мере осознаны, и не только внутри системы образования. Они осознаны работодателем. Почему работодатель всерьез включился в фор мулирование запроса, заказа на специалистов? По той причине, что это очень сильно затронуло его. Поэтому начались системные изменения в образовании с точки зрения запросов подготовки.

Ведь не случайно год назад подписано соглашение между Союзом ректоров и крупнейшими объединениями работодателей. По скольку и та и другая сторона поняли, что по отдельности они эти вопросы не решат. Каков срок этих системных изменений? Мини мум три-четыре года, это не произойдет. Сегодня осознано в об ществе, что высшее профессиональное образование — это инст румент развития, а не камера хранения.

Что касается изменений в социальной сфере. Вот мы говорили о пенсиях. Давайте отдавать себе отчет, что когда мы говорим о пенсиях для ученых, мы в значительной степени ищем для себя способ предложения пожилым людям оставить их места. Далеко не главное, на мой взгляд, для людей, которые работают в этой сфере, материальное обеспечение после того, как они покинут свои учреждения. Вся их жизнь там — в науке, в образовании. То же самое я могу сказать про школу. Большая часть пенсионеров не уходит не столько потому, что им не хватает материального обес печения. Значительная часть не может понять, чем она будет зани Научные и научно-педагогические кадры инновационной России маться, если покинет свои рабочие места… Но я хочу сказать, что эти системные изменения в социальной сфере тоже начались, они тоже произойдут и будут происходить в течение нескольких лет.

Вот на период этих системных изменений мы должны сделать так, чтобы потенциал — образовательный, научный — не был утерян.

Мы, когда предлагали эту программу, считали, что она должна быть устроена таким образом, чтобы вот этот переход она «прикрыла», продемонстрировав, во-первых, заинтересованность государства в сохранении этого потенциала, а во-вторых, необходимость со здания вот этих мостиков к тому, что должно быть через 4—5 лет. Я думаю, что в тех выступлениях, которые сегодня прозвучали, соб ственно, упор делался именно на это и на то, насколько эта про грамма может решить данную проблему… Я думаю, что качественного увеличения объема финансирова ния в этой программе даже с вашей помощью нам не добиться. Я бы просил сосредоточить усилия тех, кто готов нас поддержать, на том, чтобы она была сделана. Я думаю, что если мы покажем ее эффективность в первые два года, то у нас будут основания выйти с предложениями о том, чтобы изменить ее… Я хотел поблагода рить весь институт Общественной палаты и его комиссию за то, что вы сделали несколько необычные вещи — рассмотрели не привыч но нормативные составляющие, а составляющие конкретные. Да вайте попробуем сделать это дело вместе.

Кузьминов Я.И.

Спасибо, Андрей Александрович. Есть предложение провести с вами еще одно заседание, посвященное не законопроекту, а сво боде университетов. Это то, о чем сегодня говорил Виктор Антоно вич. Мы очень много об этом говорим, но как только речь доходит до уважаемых коллег, которые занимаются воплощением в жизнь того, что руководство министерства говорит, выясняется, что ника ких 50% свободы у нас, у ведущих вузов, нет. Я думаю, что все мы можем — ведущие вузы здесь собраны — это подтвердить. Давай те сделаем какие-то шаги и в отношении учебных планов и про грамм, и в отношении аттестации научных кадров и их механизмов.

Мы вас приглашаем такого рода встречу провести. Спасибо еще раз министру образования и науки. Я попросил бы теперь высту пить Леонида Марковича Гохберга, директора Института статисти ческих исследований и экономики знаний.

Гохберг Л.М.

Уважаемые коллеги, мы довольно внимательно изучали проект ФЦП и попытались сопоставить мероприятия, их масштаб и струк туру с тем, что на самом деле происходит в сфере кадрового по тенциала науки и сферы высшего образования. Несмотря на то что картинка, которая здесь складывается, к сожалению, не очень оп тимистична, но тем не менее я хотел бы обратить ваше внимание на целый ряд таких структурных изменений, которые являются Дискуссия очень важными и заслуживают серьезного внимания при рассмот рении проекта программы и ее возможной модификации. Прежде всего заметим, что на фоне довольно существенного роста финан сирования науки в последние годы (примерно на 80% в постоян ных ценах) продолжается спад занятости в сфере науки. Это зна чит, что, во-первых, мы должны задуматься о том, что мы финанси руем. При том что мы понимаем, что основная часть средств, кото рые пока еще вкладываются в науку во все возрастающих масшта бах, на самом деле идет на финансирование заработной платы. Но это не сдерживает процесса оттока кадров. Здесь уже говорилось целым рядом коллег об этих тенденциях. Обратите внимание: ди намика различных категорий занятых в науке неравномерна, и се годня сближение двух тенденций говорит о том, что численность исследователей, занятых в науке, сравнялась с численностью вспомогательно-обслуживающего персонала. Действительно, 44% занятых в сфере науки не имеют высшего образования. Те перь еще один важный момент, на который я хочу обратить внима ние. Это, мне кажется, вопрос, связанный с такой категорией за нятых в науке, как технический персонал. Мы знаем о том, что в по следние годы идут довольно существенные инвестиции по разным программам в материально-техническую базу науки, но присутст вующие здесь ученые, я надеюсь, поддержат меня в том мнении, что на самом деле уже сегодня почти некому это оборудование об служивать — нет квалифицированных техников, инженеров, лабо рантов и т.д. Инвестируя в сложное научно-экспериментальное оборудование, мы сталкиваемся с главным барьером, который вряд ли может обеспечить эффективное использование этого обо рудования и этих инвестиций. Поэтому я думаю, что, говоря о мо дификации программы, может быть, для целого ряда областей на уки, связанных с проведением таких капиталоемких исследова ний, надо предусмотреть включение техников в эти коллективы.

Потому что на самом деле эту категорию сегодня никто не рассма тривает в качестве целевой для финансирования. Если говорить о рынке труда в вузах, то здесь ситуация совершенно иная. То есть на фоне того, что в науке численность сокращается, здесь наблю даются резкий рост занятости профессорско-преподавательского состава и одновременно радикальное снижение участия профес соров и преподавателей в научных исследованиях. Вот здесь кар тина совершенно очевидная и очень яркая. И сегодня чуть более трети вузов выполняют какие-либо научные исследования… Теперь о возрастной структуре исследователей. Если проана лизировать и ход сегодняшней дискуссии, и ход многолетних дис куссий по поддержке научных кадров, мы все время говорим, и уже в течение многих лет, о привлечении молодежи и поддержке молодых. В последние годы, когда появились некие ресурсные возможности, мы начали говорить о достойном пенсионном обес печении. Но мы совершенно не говорим о серединке — о возраст ной категории от 30 до 40 лет. На самом деле и статистика, и те Научные и научно-педагогические кадры инновационной России аналитические исследования, которые мы делаем в довольно больших количествах, показывают, что приток молодежи в вузы растет: по сравнению с серединой 90-х годов он вырос примерно в 2–2,5 раза (это 25–30 тыс. человек в год). Но одновременно идет резкое падение занятости в категории от 30 до 40 лет. Если вы по смотрите, что численность занятых сократилась в 1,5–2 раза, а до ля этой категории уменьшилась еще вдвое, то это просто экспо ненциальное падение. Молодежь приходит, «пересиживает» план ку призывного возраста и уходит. А те люди, которые сталкиваются с социальными, карьерными, зарплатными и прочими ограничени ями, они уходят совсем. В этом плане то, о чем говорил Александр Габибович, о поддержке горизонтальной мобильности, могло бы быть одним из выходов. Я бы предложил для рассмотрения воз можность поддержки проектов, которые в России, кстати говоря, вообще не поддерживаются в этом ключе, — совместных проектов исследований между академическим, вузовским секторами и про мышленностью. Что, между прочим, является во многих развитых странах предметом специальной государственной поддержки. В вузовском секторе ситуация менее драматична, чем в среднем в научно-исследовательских организациях. Но обратите внимание на категорию профессоров. Сегодня 57% профессоров старше лет. Это тоже, на мой взгляд, должно стать предметом специаль ной поддержки. Ротация и мобильность в этой категории должны стать предметом специальной поддержки в новой программе. Об ратите внимание, что возраст исследователей немножко улучша ется за счет притока молодежи, но я могу прогнозировать, что это временная ситуация, и с вымыванием 30–40-летних эта тенденция существенно ухудшится.

О приеме выпускников вузов на работу... В рамках нашего про екта по мониторингу экономики образования мы опросили ректо ров государственных вузов о потребностях выпускников в зарпла те. Поскольку мы спрашивали ректоров, а не самих реципиентов, это были, конечно, заниженные оценки. И то они существенно вы ше того, что мы собственно готовы предложить. То же самое каса ется оценок реальной зарплаты выпускников. В Москве минималь ная планка сегодня держится на уровне 1500—2000 долл. Я хотел бы выделить несколько в этом плане возможных целевых устано вок для модификации программы, о которой мы сегодня говорим.

Я бы сказал, что необходим не столько приток, сколько закрепле ние молодежи. Во-вторых, это сдерживание оттока исследовате лей в возрасте от 30 до 40 лет. Сегодня сальдо выбытия — это при мерно 15 тыс. человек в год. На фоне вообще всех тенденций вос производства, движения научных кадров — это исчезающая кате гория. Следующая проблема — это вытеснение неэффективных исследователей и преподавателей. Это тоже очень важный момент для создания условий карьерного роста для талантливых людей.

С другой стороны, я полагаю, что можно было бы рассмотреть вопрос о возможности переноса ряда мероприятий из этой про Дискуссия граммы в другие программы, в частности в федеральную целевую программу развития образования, там есть некоторые похожие мероприятия по поддержке школ и т.д. За счет этого перераспре деления в условиях, когда мы вряд ли можем ожидать существен ного увеличения финансирования по программе, можно было бы обеспечить финансирование серьезных комплексных устойчивых проектов, где сочетались бы вопросы и поддержки передовых ис следований, и подготовки молодежи, и мобильности, и обеспече ния социальных условий. Спасибо.

Кузьминов Я.И.

Спасибо, Леонид Маркович. Любовь Николаевна Духанина, член Общественной палаты, заместитель председателя Общест венного совета Минобрнауки России.

Духанина Л.Н.

Поддерживая программу в целом, мне хотелось бы обратить внимание на одну ее часть. Это то, что касается поддержки талант ливых детей, талантливых школьников. Я имею в виду проекты «Учитель-исследователь», направленные на поддержку исследо вательской деятельности учащихся. Потому что я считаю, что это наиболее перспективное направление поддержки, которое может дать действительно планируемый результат в части подготовки научных кадров. И второе направление — это очно-заочные олим пиады. По этому направлению хотелось бы предложить следую щее. Все-таки надо обратить внимание на расширение интернет олимпиад, которые дадут возможность привлечь к участию в них детей из сельских школ. Они реально не могут приехать в город, потом в регион и доехать до всероссийского финала. Мне также кажется интересной идея выхода на международную арену с соб ственной олимпиадой, которая отсутствует в мировом образова тельном пространстве, например с олимпиадой по астрономии. У нас очень хороший задел в России, хорошие кадры, хорошее пре подавание в школах этого предмета;

есть точки роста. Я знаю, что страны соревнуются за право проводить международные олимпи ады школьников на территории своего государства. Почему бы это не сделать у нас? При этом хотелось бы сказать следующее. Вся поддержка сегодня талантливой молодежи фактически начинает ся с возраста детей 8-го класса… Сегодня в России есть очень хо рошая программа, разработанная учеными, связанная с развити ем одаренности с момента рождения. Она носит рабочее название «Программа по одаренности», ее развитие на территории страны и внедрение в образовательное пространство школ начиная с 1-го класса могло бы дать более хорошие, значимые результаты. Поче му? Потому что все — и высшие учебные заведения, и общество — знают, что из потенциально одаренных детей, пришедших в 1-й класс, к 8-му классу остается только 20%, которых мы фиксируем как одаренных и работаем с ними по этому направлению. Эта про Научные и научно-педагогические кадры инновационной России грамма разработана коллективом российских ученых, основу кото рого составляют ученые психологического факультета МГУ, она но сит название рабочей концепции одаренности и рассматривает одаренность как потенциальную способность ребенка к повышен ному результату. Если бы нам удалось развить эту программу, то это дало бы возможность в ближайшие 10 лет эти 20% довести хо тя бы до 40%. При этом здесь не нужен большой объем вложений, мне кажется, можно было бы их поддержать и по направлению на учных исследований. Просто не забыть, что в области педагогики тоже есть серьезные исследования, которые могут дать значимый результат для страны… В нескольких выступлениях звучала проблема, связанная с пуб ликациями. Общение с самими молодыми учеными приводит к вы воду, что основной причиной этого, по крайней мере той, которую они озвучивают, является проблема оплаты этих публикаций. Ве роятно, стоит рассмотреть два-три проекта о создании каких-то изданий, может, сетевых журналов, в которых молодые ученые могли бы публиковать свои работы.

Кузьминов Я.И.

Я предоставляю слово академику Багаеву Сергею Николаевичу.

Багаев С.Н.

Я все-таки хочу полностью поддержать именно эту программу, она действительно чрезвычайно нужна сегодня, и то обсуждение, которое сегодня состоялось, мне кажется, шло в правильном русле.

Я не буду касаться тех вопросов, которые обсуждались, но некото рые все же мне хотелось отметить. Две составляющие программы — это школа и привлечение детей, школьников в науку и образование.

Особенно хочу выделить, что у нас действительно нарушен мост между школьниками, молодежью и естественно-научными направ лениями знаний. Это чрезвычайно важно, и программа позволила бы это сделать. Но мне кажется, что программе надо бы усилить та кое звено, как популяризация науки и высоких технологий средства ми прямого общения. Имеются в виду не только электронные сред ства, но и трибуны знаний, молодежные интеллект-клубы, круглые столы, причем с участием молодежи, обучающейся в вузах или ра ботающей в науке. Вот это, мне кажется, очень важно, и такие при меры есть. Вот, например, Академия наук вместе с обществом «Зна ние» организовала трибуну Академии наук. И процент молодых ре бят, которые идут и слушают интересные, очень популярные лекции, выступления, со временем возрастает.

Второе. Хотел бы обратить внимание на мероприятие 2.1. Здесь речь идет о выполнении проектов по привлечению в сферу науки и образования учащихся специализированных школ и интернатов.

Много лет занимаясь и поддерживая дистанционные методы обуче ния школьников и привлечения их в науку, я убедился в том, что мно го одаренных, способных ребят появляется отнюдь не только в этих Дискуссия учреждениях, а в самых обычных школах. Наверное, здесь сужать было бы не совсем разумно. Вторая составляющая — это все-таки научная молодежь, те, кто уже выбрал свой путь и пытается органи зовывать свою деятельность в науке и образовании. Здесь многое говорилось на эту тему, но я еще раз хочу подчеркнуть, что, конечно, главным и основным звеном здесь являются аспиранты. Безуслов но, это звено должно найти отражение в этой программе.

Да, сейчас в Академии мы говорили о пост-доковской про грамме, это совершенно верно, у себя в Академии наук мы органи зуем поддержку именно этому направлению. Сегодня Виктор Ан тонович говорил об этом же. Но мне кажется, что все-таки это тре бует уточнения в самой программе. Что удерживает молодежь?

Мы говорили о зарплате, мы говорили о жилье — безусловно. Но из всех моих разговоров с ребятами, которые уехали за рубеж, временно или постоянно, я понял следующее. Большинство из них на первое место ставят наличие современного научного оборудо вания. Потому что они хотят делать свои работы на должном уров не… Когда мы говорим о молодежных проектах и цена вопроса 0, млн, это не способ решения… Я бы еще обратил внимание на то, что кроме Академии наук, ведущих университетов есть еще и такая организация, как Обще ство «Знание» России. Есть система использования потенциала Общества «Знание», это 70 с лишним регионов в нашей стране, су ществуют региональные отделения. Мы действительно занимаем ся проблемами привлечения молодежи, реализуем целый ряд мо лодежных программ. Поэтому я говорю об усилении этой компо ненты — популяризации науки и образования — не только через средства массовой информации, не только через публикации, но и через прямые контакты, прямое общение. Вот это чрезвычайно важно. Спасибо.

Кузьминов Я.И.

У нас роздан проект резолюции комиссии, он достаточно про странный. Многие его положения нашли сегодня отражение в на шем обсуждении, часть из предложений, которые сегодня выска зывались, сюда не вошли. Поэтому у меня есть предложение при нять его за основу, а поручить экспертам комиссии доработать данную резолюцию с учетом того, что здесь высказывалось… Как мне представляется, мы должны совершенно однозначно поддер жать данную федеральную целевую программу, указать обществу и направить, очевидно, Президенту Российской Федерации и Председателю Правительства обращение, что мы считаем не про сто приоритетным, а абсолютно необходимым принятие данной федеральной целевой программы при том, что мы надеемся, что данная ФЦП послужит неким камнем, который начал падать с горы и увлечет за собой другие… Я думаю, что есть реальная возможность повысить с 20 до при мерно 40% объемы софинансирования этой программы. Думаю, Научные и научно-педагогические кадры инновационной России что можно провести некоторые предварительные переговоры с субъектами Федерации, которые и так вкладываются в программы жилья для сотрудников университетов и научных центров. Я имею в виду Москву, Белгородскую область и целый ряд других субъек тов. Я думаю, что такого рода позиция укрепит положение Ми нобрнауки в ведомственном диалоге с Министерством финансов и Министерством экономического развития и торговли.

Что касается совершенно справедливо звучавшей здесь критики, что масштаб программы недостаточен. Да, он недостаточен, он при мерно в три раза ниже, чем оптимальный. Но есть некоторый стан дарт федеральных целевых программ. Это где-то 1,5—2 млрд долл.

При реализации программы в 4—6 млрд долл. существенно повыша ются риски ее непрохождения, тем более, что разработка этой про граммы оказалась не увязана с разработкой трехлетнего финансово го плана государства. Сейчас предстоит очень тяжелый процесс убеждения Министерства финансов и Министерства экономического развития, ответственных за трехлетний финансовый план, в том, что все-таки эту программу нужно в этом плане предусмотреть. Мы мо жем, будучи совершенно правыми по существу, нанести урон шансам прохождения данной программы. Даже если мы все понимаем, что она недостаточна, мне кажется, что эффект от того, что мероприятия этой программы начнут реализовываться, будет значительно выше того эффекта, который мы получим в очередной раз, если не примем программу и огласим воздух звуками по поводу того, что ничего не делается. Я думаю, что всегда правильнее, может быть, мелкими ша гами, но идти вперед, нежели просто стоять… Из резолюции, принятой участниками заседания:

«…Заявляемая в программе ставка на достижение ее участника ми научных результатов, сопоставимых с лучшими международными достижениями, должна быть обеспечена конкретными механизма ми. Для проекта ФЦП целесообразно дополнить по следующим на правлениям:

— привлечение к экспертизе всех проектов, а также к текущей оценке результатов программы ученых с международно признанной репутацией (которая подтверждается прежде всего наличием пуб ликаций в международных реферируемых журналах);

— введение в программу мероприятий по поддержке междуна родной академической мобильности (как в форме участия в конфе ренциях, так и в форме стажировок и обучения на PhD-программах для молодых российских исследователей — с контрактными обяза тельствами с их стороны по последующей работе в российских науч ных организациях);

— введение в программу конкурса грантов для международных научных проектов, предполагающих приезд в Россию на длительный срок зарубежных исследователей и их совместную работу с россий скими коллегами (включая подготовку совместных публикаций)».




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.