WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

С.Р. Филонович ПОИСКИ НАЙДЕННОГО Комментарий к интервью с В.Ф. Овчинниковым и А.К. Ковальджи Современные дискуссии о будущем российского среднего обра зования и его реформировании являются естественной

реакцией на социальные условия, изменяющиеся в связи с событиями, про исходящими как в России, так и за рубежом. Не слишком впечат ляющие итоги реформ и неконструктивность большей части дис куссий, посвященных образованию, указывают на то, что что-то здесь происходит не так. Поиски ответа на вопрос «Что не так?» за ставляют обратиться к успешному опыту передовых российских школ. Именно этим и обусловлена публикация интервью с руково дителями известного далеко за пределами нашей страны лицея «Вторая школа». Однако предпослать этому интервью хочется не сколько замечаний, относящихся скорее к прошлому, чем к насто ящему этой школы.

Признаюсь, что как автор не могу быть беспристрастным к опи санию прошлого Второй школы, поскольку являюсь ее выпускни ком и искренне считаю, что три года, проведенные в ее стенах, бы ли, несомненно, счастливейшими годами моей жизни.

В 2006 г. отмечалось 50-летие школы. Оглядываясь назад, можно сказать, что она возникла как предчувствие новой инфор мационной эпохи, поскольку сначала была выбрана «програм мистская» специализация. Однако очень скоро цель школы — подготовка к интеллектуальной деятельности высокого уровня, уровня творчества — стала более глобальной и привлекательной для большего числа школьников, увлеченных физикой и матема тикой. Хочется обратить внимание на эту цель: не научить чему то, а содействовать развитию способности к генерации знаний.

Именно это, на наш взгляд, является главной задачей образова ния в обществе знания.

Еще одна важнейшая особенность Второй школы состояла в том, что, формально будучи школой физико-математического профиля, она давала универсальное образование, обеспечивала подготовку высокого уровня по всем предметам. Выпускники Вто рой школы поступали практически на все факультеты МГУ, вклю чая филологический, во многие технические вузы и даже… в Ли тературный институт. Когда сейчас приходится слушать бесплод ные дискуссии о том, какие произведения должны изучаться на уроках литературы, так и хочется сказать: принципиально то, кто и как обсуждает эти произведения, а их набор условен, ведь очевидно, что в школе нельзя уделить внимание всем выдающим С.Р. Филонович Поиски найденного ся произведениям мировой литературы. Во Второй школе учителя литературы были личностями, и каждый их урок был событием.

Уровень этих людей лучше всего иллюстрируется тем фактом, что они имели возможность приглашать на факультативные занятия в школу выдающихся литературоведов. До сих пор с восхищением вспоминаю спецкурс о творчестве А.С. Пушкина, который мастер ски, артистически прочитал Валентин Непомнящий. На лекции по русской литературе, которые читал А.А. Якобсон, сходилась вся школа. При этом — обратите внимание! — это были необязатель ные мероприятия, но у школьников был выбор.

Мне представляется, что успех этого универсального подхода был во многом связан с требованиями, которые учителя всех пред метов предъявляли к своим ученикам. Моего учителя литературы Ф.А. Раскольникова нисколько не занимал тот факт, что большин ство сидящих в классе — фанаты математики и физики. Что ж, счи талось нормальным, что в классе по литературе пятерку имел один человек, еще трое-четверо — четверки. У остальных стояли трояки, но это не вызывало истерик или жалоб со стороны школьников или их родителей. Внутренняя «табель о рангах» формировалась не только и не столько в соответствии с успехами на поприще физики и математики, но на способности освоить гуманитарные дисцип лины. Во Второй школе была распространена шутливая поговорка:

«Вторая школа научит сдавать все, что потребует Родина-мать!».

Не случайно многие выпускники Второй школы стали весьма ус пешными людьми в областях, далеких от точных наук: в качестве примера можно привести П. Авена, президента Альфа-Банка.

Выбор, предоставляемый школьникам, — это элемент свобо ды и воспитания. На всю жизнь я запомнил фразу А.А. Якобсона, нашего учителя истории и известного правозащитника: «Запомни те: то, кем вы станете как люди и специалисты, зависит прежде всего от вас самих. Мы, учителя и родители, можем в этом только помочь, но не в силах проделать за вас необходимую работу». Эти слова, услышанные мной в возрасте пятнадцати лет, помогли мне сформировать «внутренний локус контроля», взять ответствен ность за свою судьбу в свои руки.

Замечу, кстати, что во Второй школе не слишком часто обсуж дался вопрос о «загрузке» учащихся. Действительно, если детям интересно учиться, то проблема перегрузки отходит на задний план. В том-то и дело, что «второшкольники» учились не для того, чтобы сдать зачет или экзамен, а чтобы узнать и научиться… Нравственность. Это понятие было важнейшим атрибутом всех решений и действий руководства Второй школы. Нравственный релятивизм считался недопустимым. Если «второшкольник» не справлялся с учебой, он был вынужден покинуть школу, даже если был внуком могущественного министра, а если серьезно нарушал дисциплину, то отчислялся из школы, даже если был сыном извест ного академика. Отсутствие двойных нравственных стандартов — это еще один урок Второй школы.

Содержание образования Нельзя, конечно, не сказать о том, что основой успеха Второй школы было лидерство. В образовательном менеджменте это сло во встречается гораздо чаще, чем слово «менеджмент». Олице творением лидерства во Второй школе был ее директор Владимир Федорович Овчинников. По образованию учитель истории, Влади мир Федорович сам преподавал немного. Но он обладал редкой способностью привлекать в школу блестящих учителей и интерес ных людей. Задолго до возникновения термина «война за таланты» он научился эту войну выигрывать. Многие кадровые решения Владимира Федоровича требовали недюжинного мужества, на пример, приглашение А.А. Якобсона или А.Ф. Макеева, человека весьма противоречивого, однако оказавшего, несомненно, поло жительное влияние на меня и моих одноклассников.

Когда в 1971 г. по решению ЦК КПСС во Вторую школу была прислана специальная комиссия, призванная «оценить» ее дея тельность, мы, несколько выпускников 1969 г., написали письмо в ЦК, в котором сформулировали свое отношение к этой деятельно сти. Через некоторое время меня пригласили в Октябрьский рай ком партии для «дачи объяснений». Главное обвинение в адрес школы, прозвучавшее из уст принимавшей меня дамы, инструкто ра райкома, состояло в том, что «во Второй школе пытались выра щивать элиту»! Речь конечно же шла об элите интеллектуальной, способной к самостоятельному и независимому мышлению, что было чрезвычайно опасно для советского строя. Теперь же мы бьемся в поисках способов воспитания такой элиты… Вот и складывается неожиданная картина: современные дея тели среднего образования ищут то, что было много лет назад найдено их предшественниками. Формирование мотивации и спо собности к генерации знания, гармоничное развитие, как теперь говорят, право- и левополушарного мышления, высокие нравст венные нормы, наконец, лидерство как условие успешной реали зации целей образования — все это составляет важнейшие уроки Второй школы. Это делает мнение сегодняшних руководителей Второй школы особо интересным, тем более что один из них — Владимир Федорович Овчинников, а другой — выпускник Второй школы Александр Кириллович Ковальджи, преподаватель матема тики по призванию, знаток и любитель литературы по наследству.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.