WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

АНАЛИЗ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ Лев Гудков Общество с ограниченной вменяемостью Председатель Правительства причастился вместе со всеми верующими1 Внедрение иностранных слов в русскую речь вызывает

патологическую реакцию и является одной из основных причин роста депрессий, агрессивности и самоубийств, особенно среди подростков.2 Абортивная модернизация и проблема ценно- знания или соответствующего типа регуляции на примере «морали».

стей. Сегодня в кругах российских либералов То, что в России «демократия» не получи возник интерес к проблеме ценностей россий ского общества. Причины этого – необходи- лась, сегодня стало как будто общепризнанным мость прояснить глубинные основания моти- фактом. Но в России «не получились» также и свободная рыночная экономика, и правовое вации людей, на которые можно (если можно) государство, и независимая судебная система3.

воздействовать с целью модернизации страны.

Ценности – в этом контексте – рассматривают- Усиление авторитаризма при Путине сопрово ся как фундаментальные культурные констан- ждалось замораживанием важнейших реформ государственной системы России, деградаци ты (как своего рода метафизика культуры) или структуры базовых представлений, детермини- ей конституционного права и судебной власти, ограничением публичной сферы и одновремен рующие мотивацию повседневного поведения.

но – закономерным ростом административного Следующий ход в таком рассуждении связан с поиском социальных инструментов, посред- произвола и коррупции4. Права человека ничем не защищены и, по мнению большей части на ством которых можно было бы воздействовать селения, систематически нарушаются. И одно на сознание людей и прививать2 им нужные временно свыше половины населения России ценности и представления, соответствующие видит в президенте Путина главного защитника обществам с более сложной, чем российская, организацией – демократии, свободы и неот- демократии и прав граждан и т.п.

Серьезного анализа причин и механизмов чуждаемых прав человека, собственного досто самопроизвольного прерывания, «аборта» рос инства, терпимости и т.п. Оставляя в стороне сийской модернизации, происходящего раз саму конструкцию реальности, стоящей за этой за разом (в 1881-1885, 1905-1907, 1914-1920, идеологической картинкой, я хотел бы разобрать тему «ценностей» с социологической точки зре- 1956-1968, 1987-1999 гг.), в нашей научной лите ния, чтобы прояснить, в какой степени подоб ные посылки могут быть действительно эффек- Краснов М. Правовые основы неправового государства. / Россий ское государство: вчера, сегодня, завтра. М., Фонд «Либеральная мис тивными средствами социального изменения.

сия», 2007, с.31-60.

По моему мнению, обсуждать нужно даже не Однако с этим мнением как будто не согласна значительная часть то, каковы ценности у россиян, а возникают ли российского общества. Можно считать это превращенной формой они вообще как тип сложной регуляции? Цель массового государственного патернализма, когда диктатор наделяется этой статьи – рассмотреть теоретически саму ореолом единственного «демократа». Напомню, что советская консти возможность формирования ценностного со туция, как утверждалось, была самой демократической конституцией в мире. По утверждению профессора М.Краснова, в статьях российской Программа «Время» Первого канала ТВ, 7 января 2008 г., в 21.00.

конституции (их всего 137) можно насчитать 129 пунктов и положений, Слёзин В.Б. Культура русского языка и здоровье нации. // Вестник которые сегодня не выполняются, «искаженны до неузнаваемости» политической психологии, Спб, 2008, №1 (8), с. 49. (для справки: автор – или не имеют юридической силы. См.: Красная книга. Конституция д.биол.наук и к.мед.наук, руководитель лаборатории нейропсихологии Российской федерации. М., Новая газета / СПБ, Модерн, 2004. Нера НИПНИ им. В.М.Бехтерева) ботающие положения в этом издании выделены шрифтом.

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения ратуре не было, ни в политологии, ни тем более – ние инфраструктуры (аэропорты, телевидение, в социологии, ни в истории или других обще- Интернет и т.п.) или даже развитие отдельных ственных дисциплинах. И пока не видно ни ма- секторов экономики, а непрерывно идущие про лейших попыток понять причины этих сбросов цессы структурно-функциональной дифференци сложности и восстановления институтов само- ации социально- групповой и институциональной державной власти. Природа российской власти, систем и появление более сложных систем ин ее преступления в прошлом и настоящем, уни- теграции и обмена, коммуникаций между от чтожения исторической памяти российского дельными подсистемами. Такие изменения сле общества и многое другое образуют слепые пят- дует отличать от «одномерной», сегментарной, на как исследовательского, так и обывательско- «технологической» и мобилизационной модер го внутреннего зрения. Но если по отношению низации, т.е. направленного, форсированного к массе претензии такого рода звучат не очень развития отдельных сфер – например, военно убедительно, то по отношению к научной «эли- промышленного комплекса (а стало быть, обу те» они равносильны диагнозу: «интеллектуаль- словленных его потребностями образования, ная стерильность». Научное сообщество в этом управления и т.п.). Формы запаздывающей или случае мало отличается от массы населения по догоняющей модернизации характерны почти своим установкам и базовым представлениям о для всех тоталитарных и многих авторитарных действительности. Следовало бы говорить, что режимов.6 Заимствуя и адаптируя для своих це дело в «морали» российского общества, если бы лей «современные» формы и достижения раз слово «мораль» уже не было занято.5 витых стран, эти режимы обеспечивают одно Модернизация – это не какая-то определен- кратные рывки или скачки в развитии своих ная схема процесса перехода от традиционного, стран, но они не способны сохранять в течение иерархического, сословного, закрытого социу- длительного времени высокие темпы развития, ма к представительской демократии и свобод- поскольку сам процесс заимствования носит ной от государственного вмешательства рыноч- принудительный и ограниченный характер.

ной экономики, а достаточно широкий канон Как только в России проявились первые интерпретаций изменений в развивающихся симптомы ослабления институтов господства обществах под влиянием «развитых» стран. В и тоталитарного управления (распад верхушеч данной статье под «модернизацией» понимает- ных структур и кризис воспроизводства номен ся не просто множество отдельных инноваций в клатуры), так сразу же – и очень бурно – стали виде внедрения новейших технологий, измене- развиваться социальные отношения, подавлен ные ранее: экономические обмены, производ ство, ориентированное на конечного, частного Дело не только в стремлении властей уничтожить или нейтрализо потребителя, горизонтальные коммуникации, вать массовое знание о тех сторонах деятельности властей, которые массовая культура и т.п. Напротив, сферы могут подорвать основания ее нынешней легитимности, тем более пу тинского режима, который открыто провозглашает свою преемствен- военно-промышленного комплекса, бывше ность с советским временем, включая сталинский период. Этого было го преимущественной заботой тоталитарного бы недостаточно, если бы существовали автономные механизмы и режима, стремительно деградировали и теря формы ретрансляции исторического знания, не контролируемого вла ли всякое значение. Однако эволюция в Рос стью. Беда в том, что в современной России нет социальных средств сии пошла не по «восточно- или центрально удержания коллективной памяти, нет (не возникает) тех ценностей, ко европейскому» сценарию, который предполагал торые обеспечивают значимость содержания прошлого. М.Хальбвакс быстрое и решительное изменение структуры еще в 1925 году настаивал на том, что память – это коллективная власти и смену всей политической системы, функция. «Память… [это -] социальная рамка, образуемая понятиями, которые служат ориентирами и относится исключительно к прошлому, формирование современных правовых и поли а с другой стороны, деятельность рассудка, исходящего из нынешних тических институтов, а по «средне-азиатскому»:

условий, в которых находится общество, то есть из настоящего..». – после некоторого периода турбулентности на Хальбвакс М. Социальные рамки памяти. М., Новое издательство, высших уровнях не подконтрольной никому 2007, С.337. Память о прошлом сохраняется только благодаря тому, в стране власти ситуация стабилизировалась.

что функционируют различные социальные институты, использующие Остатки последней советской номенклатуры знание о прошлом для самых разных целей: критики, социализации, были вытеснены с ключевых позиций управ познания, легитимации действующих институтов, консолидации обще ства, поддержания идентичности, выработки средств рационализации ления новообразованными группировками, и кодификации уже имеющегося знания, права и др. Но наиболее об- использовавшими корпоративные ресурсы щая функция памяти заключается в указании на генезис значений на стоящего (рамок коллективных игр, происхождения сюжетов, состав- Хотя и тут есть свои исключения, например, режим Пол Пота и ляющих механизмы актуального смыслообразования и символических красных кхмеров в Камбодже, представлявших выраженные формы инноваций). контрмодернизации.

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль политической полиции, прокуратуры и дру- человека, этого опорного института любой со гих силовых ведомств (средства «легального», циальной системы. От того, какова структура государственного, насилия, инсайтовскую и идентичности человека, зависит тип адаптации компроматную информация) для перераспре- к изменениям и сам смысл трансформаций. деления власти, финансовых потоков и соб- В ламентациях по поводу беззаконности ственности. Сочетание ресурсов неформаль- нынешней власти и ощущений дежавю, стра- ных корпоративных отношений, репрессивных хах перед реставрацией советской системы, про институтов и неприкрытого административ- слеживается один устойчивый мотив: причины ного произвола обеспечило изменение балан- усиления авторитаризма видятся почти исклю са сил, закрепление которого шло уже квази- чительно в злой воле или корыстных интересах легальными методами (через парламентскую лично Путина или его ближайшего окружения, законодательную деятельность). Консервация чекистов, «питерцев» и т.п., в то время как сами институтов тоталитарного господства, архаи- реформы начала 90-х связываются исключи ческих в своем персонализме, примитивности, тельно с «доброй волей» просвещенных, демо «неформальности» технологий управления, кратически (или антисоветски) настроенных обеспечивалась заимствованными, внешне со- представителей высшей советской номенкла временными, «правовыми» «демократически- туры. И то, и другое понимание происходяще ми» формами. Дефициты легитимности власти го не выходит за рамки матрицы «авторитарная после краха коммунистической системы вос- модернизация» и представляется в целом не полнялись традиционалистским мифологи- верным. Открытым остается вопрос (который заторством, ксенофобией, изоляционизмом, тщательно избегают все демократические ком антизападничеством. Тем самым, периодически ментаторы): почему «общество» (если оно дей возникающие внутрисистемные напряжения и ствительно в России есть), или «население», не конфликты, казалось бы, требовавшие в каче- только не оказывает сколько-нибудь серьезного стве решения – дальнейшую функциональную сопротивления этим реставрационным процес специализацию деятельности, снимались бла- сам, но и – в массе своей – считает своим дол годаря резкому упрощению самой социальной гом демонстрировать поддержку путинской по системы. литике, как свидетельствуют об этом последние Сброс сложности (эффекты «реставрации») выборы в Госдуму и президентские 2 марта?.

оказывался неслучайным явлением, а принци- При этом мало кого из граждан смущает от пиальной особенностью данного социокуль- кровенное использование административного турного устройства. Периодическое подавление ресурса и давление на избирателей, шантаж, дифференциации обеспечивало консервацию фальсификации, инсценировки выборных про не всей социальной системы, а центральных цедур и прочие прелести «суверенной демокра для данного социума институтов, воплощавших тии», на чем собственно сосредоточены усилия символические значения целого. Поэтому очень критиков режима, оставляющих в стороне лю важным оказывался вопрос: кто представляет бые вопросы «почему это так». Аргументы, вы коллективное целое, страну – власти или обще- сказываемые многими аналитиками, что при ство, «вождь»/«царь» или представительство и Науке известны случаи успешной на какое-то время авторитарной символы частного человека.

модернизации, например, южно-азиатских «драконов», предпола Потенциал изменений (параметры транс гающей в качестве инструментов усиления потенциала всего целого, формации) определяется в этих случаях не си значительные инвестиции в человеческий капитал и развитие социаль лой власти, не ее техническими возможностями ной инфраструктуры, равно как создание условий для максимально (средства и ресурсы принуждения не увели- свободной и защищенной рыночной экономики, но при условии пода вления любых возможностей либерализации политической системы и чиваются по своему объему или технологии в создания представительской демократии, обеспечения свободы слова, сравнении с предшествующим тоталитарным развития публичности и т.п. Модернизационная политика здесь опира периодом, может быть, они скорее уменьшают лась на традиционные структуры солидарности, оказывавшиеся доста ся), а степенью значимости сферы частного су точно эффективными и компенсирующими слабость индивидуализма ществования, слабостью связей внутри самого (по крайней мере, на сравнительно долгое время, хотя в Южной Корее общества или, напротив, силой солидарности, этого ресурса не хватило и там военный режим через какое-то время готовностью людей самим представлять и отста- сменился представительской демократией).

Согласно последнему предвыборному опросу (22-25.02.2008, ивать свои интересы.7 Иначе говоря, потенциал N=1600), 76% опрошенных (из тех, кто готов придти на избирательные и вектор изменений связан с разной структурой участки) собирались проголосовать 2 марта за Д.Медведева. (В январе 69% опрошенных полагали, что «было бы лучше, если бы Путин оста В одном случае – «No taxations without representation», в другом – «у нас была великая страна». вался на третий срок президентом России»).

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения ежегодном росте реальных доходов населения рые полагает или видит в нем принуждающий, в 10%, любая власть чувствует себя в силе, в либо их дискредитация, демонизация и т.п. полном своем праве делать, «что хочу», весьма Девальвация жертвы становится поводом, спу убедительны, но не достаточны, ибо оставляют сковым механизмом («оправданием») силового без внимания хроническое социальное недо- принуждения к тому, что считает правильным вольство, которое мы фиксируем в каждом мас- или желательным обладатель силы и средств совом опросе, неуважение к власти, достаточно принуждения. В этом собственно и заключается трезвое понимание того, что в человеческом позитивный эффект насилия.

смысле представляют собой люди у власти. Вернемся к понятию ценностей. Некото Другими словами, мы упираемся в проблему рая механичность (или бездумность), прояв смысловых, ценностных значений повседнев- ляющаяся при заимствовании отечественной ного отношения к содержанию власти, которые социологией западных категорий и теоретиче можно назвать «общественной моралью», – ских концептов, связана с тем, что заимствова одной из самых трудных в России, но и наиболее ние обычно носит узко целевой, технический, перспективных для здешней социологической утилитарный или конъюктурный характер. По работы. Мораль с социологической точки зре- нятия берутся вне контекста их появления и ния – это ограничение целевого, рационально- анализа функций в структуре уже накопленно го, технического, инструментального действия го социального знания. Поэтому даже базовые какими-то «безусловными» (=ценностными) социологические категории в отечественном положениями и представлениями, не относя- словоупотреблении лишены определенности и щимися к самой цели или средствам ее дости- исторического измерения. Считается (точнее – жения. Но такое понимание слишком широко, ни кем не берется в голову, что может быть так как под него подпадают любые культурные какое-то другое мнение), что ценности, как и (традиционные, ценностно-нормативные) огра- «культура», есть в любых социумах, вне зависи ничения действия. Чтобы избежать неоправ- мости от их устройства, что люди всегда нечто данного расширения понятия, я здесь под «мо- считали и считают более важным и значимым, ралью» буду понимать лишь такие значения, чем другие вещи и понятия, что всегда есть мера которые полагают недопустимость «насилия» качеств, значимости и т.п. (все равно – государственного, группового или Другими словами, «ценности» в отечествен частного) по отношению к Другому по един- ной литературе рассматриваются как наборы ственному публично выраженному основанию: или перечни обобщенных благ, идей или свя не делай с другим такого, чтобы ты не хотел, занных с ними объектов, выступающих в ка чтобы делали с тобой. Тем самым, в саму ан- честве мотива (причины) действия. Они могут тропологию морали встроен принцип рефлек- подразделяться на «терминальные» и «опера сивной обратимости перспективы действия, циональные» или классифицироваться иным структура сложного действия, того, что в совре- каким-то образом. Главное, что остается неиз менной феноменологии называется «реципро- менным, это схема – ориентация на «ценности» цитетностью» (Reziprozitt). Соответственно, в служит закреплением операциональной связи этом случае отпадают классовое понимание мо- «индикатора» (измеряемого показателя) и мо рали, «моральные» производные от идеологии, тива действия. Реже они понимаются как ха трибалистской, сословной, корпоративной, во- рактеристики (оценки) социальных отношений енной и т.п. внутригрупповой солидарности. (модус которых может быть самым разным – Насилие – это отказ от признания ценно- реальный, идеальный, возможный, воображае сти Другого, от значений самодостаточности мый, необходимый, обязательный и т.п.). По Другого;

это приписывание жертве только тех добные посылки лежат и в основе множества значений, которые считает «правильными», методик «измерения» ценностей и сравнитель «необходимыми» или «действительными» сам ных международных исследований.

насильник, или тот, кто использует средства на Ср. с нацистской пропагандой, приписывающей евреям значения силия. Социологический или антропологиче «недочеловеков» или носителей дьявольских качеств и способностей.

ский анализ такого социального действия как То же самое проделывала советская пропаганда в отношении «клас «насилие» показывает, что смысловая структура совых врагов». Точно также действует сегодня российская власть в действия насилия строится на технике обесце- отношении чеченцев, демократов, грузин и т.п.

Социологический жаргон, сам по себе бывает совершенно бессмыс нивания объекта насилия, либо непризнании ленным, если не принимаются во внимание конвенциональные (хотя за ним каких-либо достоинств, прав, значений бы исторические) рамки рассматриваемых проблем, условия введения автономности и суверенности, кроме тех, кото специального языка.

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль Немногочисленные российские последова- цией и опознанием разных в социальном плане тели Р.Инглехарта12, Ш.Шварца, Г.Хофштедта феноменов? Опасность последней достаточно и других западных ученых, создавших методики велика.

измерения «ценностей» (предназначенных, не С моей точки зрения, появление ценност столько для академических, сколько для при- ного уровня регуляции (коллективного созна кладных задач, например, маркетинговых или ния) имеет место далеко не всегда в истории, управленческих, проектных разработок), по- не во всех этнографически известных челове лучили весьма интересный и полезный во мно- ческих сообществах, и не во всех даже истори гих отношениях описательный материал13. Ис- ческих и сложно организованных обществах.

пользуя различные готовые техники фиксации Не случаен и сам факт, что понятие возникло согласия/несогласия респондентов со стандарт- именно в Европе, в Германии, и очень поздно, ными оценночными суждениями и анализируя лишь в 70-х годах XIX века. Категория «ценно полученные композиции корреляций между сти» (первоначально как чисто философская ними, авторы подобных работ показывали ме- категория) появилась в контексте эпистемо сто россиян (России) среди множества других логических и методологических разработок стран в условном пространстве, образуемом та- проблематики содержания знания14, в особен- кими, например, шкалами, как «Модерность/ ности – этики («аксиологии») и эстетики, позд традиционализм», «материализм/постмате- нее – наук о культуре, хотя идея содержатель рализм /идеализм/», «гедонизм/альтруизм», ной кристаллизации высших значений «куль «коллективная ригидность/индивидуальная туры» в виде системы ценностей относится избирательность», «творчество или инновация/ еще к более позднему времени (самый конец исполнение образца» и т.п. Понятно, что эти XIX – начало XX века). И совершенно не слу характеристики размечают шкалу близости или чайно то, что она возникает в гетерогенной удаленности от обобщенного образца западных Германии, элиты которой пытаются сформиро обществ. Вместе с тем, использование методики вать единую нацию на базе «культуры», а не во сравнительных исследований (в том числе и – Франции с ее централизацией и этатизмом или ценностей) всегда оставляет открытым вопрос о в имперской Великобритании.

том, что в конечном счете получает исследова- Понятие ценности рождается в ответ на не тель: описание структуры ценностей населения обходимость осмыслить интенсивно идущие конкретной страны или меру их соответствия процессы усложнения социальной структуры, нормативному образцу, то есть величину соци- массовизации общества, на дифференциацию и альной дистанции между Щвейцарией или Да- появление новых социальных институтов.15 Оно нией, завершивших процессы модернизации, является результатом многообразных усилий и, допустим, Россией или Польшей, Румынией осмысления неустранимого на всем протяже или другой какой-то развивающейся страны. нии XVIII и XIX веков конфликта «политики» Не сомневаясь ни на минуту в валидности по- государства (рационализации оснований и ле лучаемых данных, я бы хотел отметить, что сама гитимности господства, природы его авторите по себе полученная в подобных сравнениях кар- та, границ правового государства) и «общества» тинка оставляет за рамками рассмотрения про- с иными основаниями солидарности, механиз блему функциональной специфики ценностей Понятие ценности (немецкое «Wert» – ценность, стоимость), как как социальных регулятивных механизмов, их и понятие «значимость», было введено в философию познания систем и уровней (но это и не задача сравни Р.Г.Лотце. Оно использовалось Н.Гартманом, В.Дильтеем, но осо тельных исследований). Более того – остается бое распространение получило благодаря систематическим работам неясным, можно ли вообще говорить о ценно- неокантианцев. Различение Г.Риккерта регулятивной и конститутивной роли ценностей в теории познания и методологии наук о духе оказало стях в странах незавершенной модернизации, огромное влияние на возникающую тогда социологию (на М.Вебера), и не имеем ли мы дело с ложной идентифика с одной стороны, и на философию культуры, пытавшуюся системати зировать идеи или ценности «культуры». После них понятие вошло в Inglehart R. Kultureller Umbruch. Wertwandel in der westlichen Welt. качестве важнейшего концептуального средства во все эмпирические Frankfurt a.M.;

New York, Campus Verlag. 1989;

Inglehart, R. Culture Shift науки о «культуре», этнографию, социальную и культурную антрополо in Advanced Industrial Society. Princetion (New York), 1990;

Inglehart, R. гию, позже – историю, а сегодня – даже в филологию и литературове Modernization and Postmodernization. Princetion (New York), 1997. дение. Английские или французские понятия – вторичны по отношению См. статью В. Магуна и М. Руднева в этом номере журнала, а также к немецким.

другие публикации этих авторов в нашем журнале (ВОМ, 2007, №3 и Ср. идентичные по характеру и направленности идеи дифферен №4);

Латов Ю.В., Латова Н.В. Открытия и парадоксы этнометрического циации у Ф.Тенниса, Г.Зиммеля, М.Вебера и многих других ученых, анализа российской хозяйственной культуры по методике Г. Хофстеда. историков и теоретиков хозяйства, правоведов и философов того же //Мир России, 2007, №4, с. 43-72. времени.

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения мами интеграции, в которой важнейшую роль Показателем значимости (действия) ценно играли рыночные (обменные) отношения. По- стей может являться не только сам факт исполь следние как раз и были выражением тех «благ», зования тех или иных символических посредни в которых нуждалось «естественно возникшее» ков (соизмерителей ценного), но и выделение и морально консолидированное «общество». (предполагаемых) оснований ценностных суж Именно дифференциация социальных институ- дений, позволяющих схватывать сам механизм тов стала стимулом к осознанию самодостаточ- образования ценностей. Структура ценностей ности разных нормативных систем, которыми как регулятивного механизма сложна в бук должен или вынужден руководствоваться ин- вальном смысле: она предполагает действие по дивид, становящийся все менее зависимым от соединению нескольких смысловых (семанти каждого из институтов из-за увеличения их ко- ческих) планов, производимых самим действу личества и усиления конкуренции за признание ющим. (В этом аспекте значимость ценности их отдельных компетенций. Стремление выя- идентична механизму метафоры, которая про вить логическую структуру подобных морально- изводит условный синтез разноплановых значе экономических представлений довольно быстро ний, который однако воспринимается как одно заставило исследователей перейти от эссенциа- смысловое целое, означающее – в своем преди листской или неоплатонистической трактовки кате «существования» – функцию его использо ценностей как объективных и вневременных вания). Ценность, в отличие от нормы, и тем бо сущностей (системы ценностей) к пониманию, лее – от разных видов традиции, традиционного что ценности изначально связаны с субъектив- поведения (обычая, нравов, ритуалов) – в своей ным выбором разных «значимостей»: немецкое актуализации, в своей значимости предпола понятие «ценность» отделилось от исходного гает не прямое предписание как действовать понятия «стоимость» вещи, услуги, (вначале в или соответствующий образец действия, а лишь качестве потребительской «ценности», которая указание на механизм или принцип смыслопо всегда мыслится исключительно как соотно- рождения действия. Действующий сам должен шение цены и качества), отношения, а затем – определить, как ему следует действовать, исходя и как абстрактное понятие «блага», интен- из таких-то и таких-то императивов.

циональной идеи блага, идеи того, что вообще Ценности не «существуют» вне инстанций может быть «значимым»16. Другими словами, их введения или отсылки к таковым.18 Они не «ценности» как исследовательская категория могут быть впрямую прописаны (что есть до изначально оказалась связанной с ситуацией бро, красота, истина или свобода, здоровье или выбора, противоречий, коллизии множества творчество и т.п.) никогда не могут быть даны самодостаточных авторитетов и институтов. непосредственно и конкретно, это должен уста Однако сама возможность выбора в со- новить для себя сам действующий. Принцип циумах разного типа радикально различается: их действия идентичен общему принципу «по всерьез о выборе в традиционных или иерар- нимания», выраженным в так называемой «ак хических, сословных, закрытых сообществах сиоме Дж. Вико»: мы в состоянии понять лишь говорить не приходится;

выбор возникает толь- то, что сами способны проделать;

способность ко при дифференциации институтов, которая «понимания» – это способность воспроизве делает необходимым появление и постоянное сти смысловой порядок действий Другого. Это усложнение разных систем коммуникации и означает, в частности, что нам не дано схваты обменов. Причем функциональная роль самих вать и переживать непосредственно мотивы посредников (в том числе – символов, ключе- действующего, а мы должны (вынуждены по вых слов-маркеров, мыслительных и иденти- необходимости) их «реконструировать», исходя фикационных понятий, денег, каналов обме- из типичных норм нашего мышления и опыта, на, техники коммуникаций и т.п.) непрерывно как бы повторив ход мысли и мотивы действия растет. Г.Риккерт постоянно указывал на то, что ценности не «существуют» определены, не кодифицированы, не размечены. Я хочу подчеркнуть, (лишены предиката «существования»), а «значат», «имеют силу». В что во многих отношениях, мы оказываемся в ситуации, аналогичной немецком языке эту функциональную роль выражает глагол gelten;

XVII-XVIII вв. в Европе, когда интеллектуальные усилия были связаны с в русском языке эквиваленты этого значения употребляются только в проблематикой ограничения абсолютизма и произвола властей.

праве, например, в словосочетании – «закон вступил в силу», «закон Поэтому так важна «история», играющая роль псевдообъяснения имеет силу». или генезиса тех или иных социальных и ментальных форм. «Истори Эти положения звучат почти тривиально для обществ, называемых ческие компоненты» – необходимая часть механизма смыслообразо «модерными», но они совсем не самоочевидны для посттоталитар- вания, без которых смысл действия не возникает, не может возникнуть ных обществ, где зоны выбора и оценки очень ограничены или еще не или быть задан кем-то извне (институтом, авторитетом и проч.).

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль партнера или Другого.19 Другими словами, то, индивида, создающих не просто зону норматив что мы называем «ценностями», представля- ной неопределенности, но почти всегда сталки ет собой своего рода указание на символиче- вающихся между собой или противоречащих ский или свернутый код, алгоритм поведе- друг другу. Только в этом случае от индивида ния, который может или должен восстановить ожидается самостоятельный, автономный вы и актуализировать лишь сам действующий, бор стратегии действия и учета его последствий.

это – механизм смыслообразования действия, а Подобная разновидность социальной организа не предписывания готового образца поведения ции требует от индивида не просто социально извне – группой или институтом (геавтоном- го воображения, необходимого для понимания ного поведения), как это имеет место в случаях другого, но и предполагает у него известную ин нормативной регуляции и тем более – при тра- теллектуальную развитость и вменяемость, по диционном поведении. зволяющую ему устанавливать меру собственной «Сложность» ценности как регулятивного ответственности за совершенное (включая – механизма заключается не просто в комплекс- несовершенное) действие.20 Даже если в таких ности разных семантических планов, а в том, случаях речь заходит о символах коллективно что за этим планами стоят нормы, определения сти, для того, чтобы быть «ценностью», значе реальности и предписания разных социальных ние должно быть субъективно полагаемым, а не групп и институтов, не могущие быть выражен- общепринятым мнением.

ными – без потери смысла, потери значений Смысловые значения ценностей (конструк собственного контекста – в категориях, терми- ции ценного) могут быть выражены только нах, понятиях друг друга. Они «априорны» по символически, языком характеристик над- или отношению друг к другу. «Априорность» этих внесубъектности, надличности, абсолютности, планов (друг по отношению к другу) собствен- совершенства и полноты качества. Так, «добро» но и означает присутствие другой семантиче- как категория этики представляет собой оценку ской логики, другой системы норм и значений, человеческого действия с предельно «высокой» за которыми стоят групповые или институцио- позиции, функционально эквивалентной «точ нальные императивы. Социальный смысл этой ки зрения абсолютного наблюдателя» – «веч априорности состоит в том, что взаимодействие ности», представляющей собой секуляризацию отдельных институтов ведет к появлению более перспективы или «точки зрения» Бога. Здесь высокого уровня регуляции, надстраивающе- важна не столько сама религиозная позиция, гося над каждым из специализированных или сколько предельная степень генерализации частных институтов, а сама «априорность» ука- любых вариантов ситуации и оценки действия.

зывает на формирование сферы публичности Такая универсализация оказывается единствен («общества» как такового). ным (или одним из важнейших) условием не Задача субъективного сочетания индивидом заинтересованного (лежащих вне ситуатив гетерогенных институциональных императи- ных, вне актуальных интересов) оценивания вов и групповых нормативных требований, их действия индивида «вообще». Этим «вообще» взвешивания, или нахождения известного соот- оказывается интернализованный и генерализо ношения их требований, и выражается как цен- ванный публичный социальный контроль («со ностный принцип регуляции. Несводимость весть»). Однако – и это следует подчеркнуть – ценности к какому-то институциональному подобный контроль лишен соответствующей нормативному кодексу семантически выража- номенклатуры социальных санкций. А раз так, ется как «безбразность», невизуальность цен- то оценка в этом случае не имеет привязки ни ности (в отличие от очевидности нормативного к одному какому-то определенному институту образца, паттерна действия, которые проявля- или социальной группе. Трудность механизма ются в характере социальных санкций за нару Сложность структуры ценностей является причиной того, что про шение правил действия или отклонение от его цесс социализации ценностей индивидом предполагает значительные нормы).

затраты времени, усилия специализированных институтов обучения Ценностный тип регуляции (саморегу или репродукции (обращение к сложной, высокой литературе и искус ляции) возникает только при быстро услож ству, религии, праву, науке), большой символический капитал (ресур няющихся и умножающихся групповых и ин- сы семьи или группы), развитый контекст коммуникаций (массмедий ное пространство, публичность) и проч. Поэтому рецепция ценностей ституциональных требованиях к поведению не сводится к чисто идеологической индоктринации, ценности нельзя Гудков Л. Метафора и рациональность как проблема социальной навязать, их можно лишь «вырастить», поместив самого действующе эпистемологии. М.,1994. (О семантике и функциональных различиях, го в определенные условия взаимодействия, в специфический инсти регулятивной специфики норм и ценностей см. с.20-29 и 63-69). туциональный контекст отношений.

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения образования ценностей и заключается в выведе- сутствие, или невозникновение, ценностного нии сознания субъекта на уровень, «внешний» уровня регуляции.

по отношению к любому актуальному действию Поэтому появление конструкций над (позиции «вообще»).21 Ценности – трансцен- ситуативной значимости, вынесения точки дентальные структуры, где уровень «запредель- зрения («point of view») за пределы актуального ности» (априорности, буквально: «вне опыта» времени и пространства, идеализация состоя или «до опыта» конкретного человека) и яв- ния или инстанций суждения может служить ляется уровнем общих мнений. Он не дан ни для нас указанием на само наличие ценностей групповыми, ни институциональными требова- (появление ценностного сознания). Попробуем ниями, он выведен за пределы актуального дей- разобрать эти вопросы на примере отношения ствия, в сакральное, воображаемое, идеальное, россиян к смерти. Идею «смерти» я рассма возможное пространство и время. Это модаль- триваю как механизм организации представ ное пространство чрезвычайно важно, так как лений о целостности частной жизни, как оцен в таком представлении не содержится никаких ку ее, исходя из воображаемого конца жизни.

ситуативных и конкретных значений действия;

«Смерть» – средство упорядочения событий этот уровень оценки «снимает» их, ставя ин- человеческой жизни как единого и внутренне дивида перед необходимостью генерализации определенного целого, элемент телеологиче принципа собственного действия. Сама идея ского сюжета.

универсализма стирает возможность ситуатив ных определений действия. О смерти. Стремление заглянуть за край сво Значимость ценности признается только его существования – это одна из самых распро тогда, когда действующий предполагает – и страненных форм «трансцендирования». Ме для себя и для своего партнера – некий общий ханизм “ memento mori” – важнейший способ уровень (или инстанцию) соотнесения, кото- образования трансцендентальных смысловых рый не может быть выражен «эмпирически», то конструкций. Он основан на метафорическом есть дан в лексике их совместного опыта. Этот соединение плана реальности с планом вообра уровень образован из множества социоморф- жаемого – знаменитых со времен Х.Файхингера ных проекций, контуров отдельных институтов конструкциях «как если бы…»23 (как если бы и групп. Постоянно фиксируемые в наших ис- можно было понять замысел бога, или пере следованиях смысловые разрывы или кажущие- брать сценарии потенциальных вариантов своей ся противоречия в ответах респондентов, в том жизни, как если бы можно было все переиграть, числе – двоемыслие, двойная референция, яв- найти другого человека, родиться еще раз или в ления «моральной тупости» или нечувствитель- другой стране, в другую эпоху, другим челове ности к бесспорным преступлениям22 вместо ком и т.п., то что бы из всего этого вышло?).

ожидаемой ценностной реакции на них, долж- Посмотрим с этой точки зрения на данные ны, следовательно, интерпретироваться как от- наших опросов.

Из табл.1 следует, что сама мысль о конеч Средневековое сознание «греховности» человека не является цен ности жизни сильнейшим образом вытесняется ностным или моральным. Оно традиционно, или в лучшем случае, – из коллективного сознания в России.

«нормативно» (в той мере, в какой каждый конкретный поступок, на О смерти думали менее половины опрошен рушающий тот или иной пункт «морального кодекса» или заповедь, ных24. Она чаще всплывает в размышлениях лю соотносится с предполагаемой или прописанным прейскурантом нака дей с социальной периферии и в «группах ри заний или обетов по исправлению нарушения). Практика индульгенций ска» (предпринимателей, безработных). Менее была лишь крайним выражением этого сознания, но не чем-то из рада вон выходящим. Епитимьи остаются живым пережитком этого созна ния. Отсюда столь частая в проповедях или обличениях того времени Vaihinger H. Die Philosophie des Als Ob. Leipzig, 1922. Идея закончен филиппика о фарисеях, заботящихся лишь о букве, внешней форме ности жизни позволяет выделить в целом отдельные части, установить веры, ритуале, а не о «духе». их соотношение, последствия, а стало быть – рационализировать взаи Таково, например, массовое отношение к делу Ю.Буданова или мосвязь отдельных событий, определив ответственность за то или иное Э.Ульмана и другим преступлениям в Чечне российских военнослужа- действие или бездействие.

щих, оправдывающее их, или неспособность дать оценку сталинскому То, что женщины чаще задумываются о смерти, заслуживает само (советскому, системному государственному) массовому террору, выра- стоятельного анализа, выходящего за рамки данной работы. Это может жающееся в преобладающем среди населения стремлении забыть обо объясняться как тем, что женщины играют роль держателей ценностно всем этом, явное желание разгрузить от ответственности население го потенциала (с ними связана вся семантика аффектов, награды для России в целом за насилие над странами Восточной Европы во вре- мужчин, консервации важнейших значений жизни, в том числе, семьи, мя существования соцлагеря (Венгерское восстание 1956 г., Пражская любви, признания и т.п.), но это же может быть и эффектом смещения весна и проч.). – См.: Гудков Л. Цинизм «непереходного» общества // общего массива опрошенных женщин в сторону старших возрастов Вестник общественного мнения, 2005, №2 (76), с.43-52. (среди самых пожилых людей женщин в несколько раз больше).

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль Таблица ЗАДУМЫВАЛИСЬ ЛИ ВЫ О СМЕРТИ? И ЕСЛИ ДА, ТО ГОТОВЫ ЛИ ВЫ К НЕЙ?

Да, готов Нет, не готов Не задумывался Затруднились ответить В среднем 15 34 44 Мужчины 14 31 47 Женщины 16 37 41 Возраст 18-24 года 7 27 63 25-39 лет 10 36 50 40-54 10 40 43 55 лет и старше 31 29 30 Образование Высшее 12 42 40 Среднее 13 35 47 Ниже среднего 21 28 43 Тип поселения Москва 10 45 37 Большой город 17 34 42 Ссредний город 17 35 41 Малый город 16 37 43 Село 13 27 52 Социальный статус, род занятий Предприниматель 21 34 39 Руководитель 6 59 29 Специалисты 8 41 45 Силовики 0 38 50 Служащие 8 30 57 Рабочие 12 36 49 Домохозяйка 9 43 47 Учащийся 6 26 66 Пенсионер 33 28 29 Безработный 20 21 48 В % к числу опрошенных, июль 2007, N= всего озабочены этими вопросами силовики и го конца. На готовность к смерти явно влияет «интеллигенция» (все равно – ИТР, экономи- только один фактор – «возраст»: в старших сты или гуманитарии), вообще люди образован- возрастных группах частота подобных ответов ные либо более обеспеченные. в сравнении с молодежью увеличивается в 4, Смерть – это предмет размышлений глав- раза. Среди пожилых лишь 30-40% не задумы ным образом пожилых людей (поэтому здесь вались, среди молодых таковых в полтора-два больше женщин), мало образованных и неква- раза больше – 67%.

лифицированных групп, с низким социальным То, что образованное сообщество менее дру статусом, живущих в среде городских окраин гих озабочено проблемой смерти, не нуждает или фабричной слободы. Тематика смерти удер- ся в таких средствах самопонимания, говорит живается лишь в слоях, отличающихся тради- о внутреннем согласии его с собой, признании ционализмом или тяготеющих к нему, к рутине, нормальности положения вещей. Это общая далеких от зон интенсивных социальных про- характеристика умонастроений бюрократии – цессов. Можно сказать, что здесь отношения позитивное принятие действительности, уси со смертью – не воображаемая игра с целостно- ленное инерцией советского мышления, не стью жизни, а кустарная психотерапевтическая видящего другой жизни, кроме фактической.

подготовка к принятию неизбежного и близко- Для советской (и как выясняется, для постсо № 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения ветской тоже) культуры характерно вытесне- Именно с подобной неполнотой и нецен ние любых значений потустороннего25. Смерть ностью, незначимостью повседневности обыч понимается как абсолютный конец жизни, ных людей связано взрывообразное признание полное исчезновение или уничтожение всего, высокого статуса и доверия церкви. Смена от что связано с субъективной жизнью индиви- ношения к религии произошла за исторически да. Тем самым упор, основное внимание живу- очень короткое время. На протяжении 6-7 лет щих направлено на текущие, дробные обстоя- (если считать от первого замера в 1989 году) тельства жизни, понятные сами по себе и не число людей, признающих себя «верующими» требующих дополнительных усилий или осо- в России, поднялось с 19% (в 1989 году от бого осмысления.26 Границы сознания заданы до 76% опрошенных считали себя еще «неве полностью и исключительно посюсторонними рующими») до 70% с лишним в середине 90-х заботами об обеспеченной (в рамках данного) без заметного изменения образа жизни и мыс жизни, признанием окружающих, наличной ли – частота посещения церкви для молитвы сферой фактического. Эта интенциональность или причастия практически не изменилась с сознания является производным не просто от тех пор: лишь 2-5% опрошенных еженедельно советского опыта существования в закрытом совершают требуемые по «уставу» молитвы и обществе, но и сильнейшего обесценивания религиозные обрядовые действия.28 Рост «ре жизни как таковой, отсутствия сколько-нибудь лигиозности» начался только после 1993 года, значимой социальной и культурной гратифика- когда власти начали использовать православие ции, неразвитости, недифференцированности в качестве элементов легитимации. Иначе го системы институтов, могущих дать ценностное воря, мнение большинства приобретает норма признание поведению, действиям людей. Три- тивный характер только тогда, когда оно полу виальное суждение о низкой ценности челове- чает санкцию институтов власти. Ельцинский ческой жизни в СССР или России обусловлено режим повторил здесь основные технологии го не только самим фактом почти бессмысленного сподства, используемые в свое время советской истребления миллионов людей в ходе советских властью, подбирающей под себя в целях обе массовых репрессий и войн, которые спровоци- спечения своего авторитета все символически ровало советское и постсоветское руководство, важные области социальной жизни и тем самым или бюрократической растраты человеческих сохраняющей тотальный характер власти.

достижений в самых разных областях (от науки Сама жизнь (как метафизическая данность) и культуры до повседневной жизни людей, ко- не представляет собой в глазах россиян ценно торых государство лишало обычных для других сти. Она не воспринимается как нечто, что цен стран благ частной жизни), но и отсутствием но и значимо само по себе. Отношение к жиз- инстанций, которые могли бы придать смысл и ни – как к окружающему человека воздуху;

пока значение обычной жизни, бедность ее содержа- не возникают проблемы с дыханием, его не за ния и наполнения 27. мечают. Жизнь представляется неисчерпаемым ресурсом (не в том смысле, что он вечен или без Седов Л.А. Типология культур по критерию отношения к смерти // мерен, а в том, что он не проблематизирован).

Синтаксис, Париж, 1989, №2.

Жизнь как ценность является наиболее зна Интересно, что посюсторонняя и секулярная направленность созна чимой для молодежи (см. табл.2) и образован ния сопровождается невозможностью рационализации времени своей ных людей, которые как раз и вытесняют мысль жизни, ее планированием и, соответственно, калькуляцией индивиду альных действий. По данным регулярных замеров, всего около 10-15% о смерти. У этих опрошенных с «жизнью» ассо опрошенных заявляют о том, что они планируют свою жизнь на год циируютя прежде всего гедонистические аспек вперед, абсолютное большинство опрошенных говорят, что они не зна ты или ожидания. Абсолютное же большинство ют, что с ними будет даже в ближайшие месяцы.

россиян относятся к жизни как ничейному вла Непроходящая скука или обессмысливание жизни (советская раз дению, вроде колхозной собственности, кото новидность интеллигентского «экзистенциализма») стали одной из рой хотелось бы пользоваться до тех пор, пока сквозных тем позднего советского кино и литературы (хотя начало это можно или удобно. Во всяком случае, от ее можно найти уже у А. Платонова, А.Битова, Ю.Казакова). Таковы, ношение к жизни лишено активного залога:

например, «Полеты во сне и наяву» или «Три дня из жизни Виктора Чернышова» и многие другие. Более того, довольно скоро возникла отрасль литературного производства, которая работает уже на этой те- Неприятие и деиндивидуализация смерти характерны для многих матике, выворачивая ее оценки наизнанку (используя технику «минус современных и секуляризованных обществ;

само событие смерти все прием»), как это делают В.Сорокин, В.Пелевин и многие авангардисты чаще и чаще уходит из дома и семейного круга и становится предметом (соцарт) в живописи или кино (ср. фильм «Пыль»). Сегодня на сохра- отчужденной от него институционализированной и специализирован нение этого отношения к жизни работает вся государственная система ной госпитальной деятельности и констатации. Но обычно это сопрово пропаганды, поддерживаемая общим гламуром и другими технология- ждается одновременным снижением уровня религиозности, веры и т.п.

ми господства. В России внешне все выглядит прямо противоположным образом.

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль она не принадлежит индивиду или принадле- 68% и 12% затруднились ответить). В этой не жит частично, будучи зависимой, от внешних большой подгруппе «вечников» заметно боль сил (бога, начальства или «судьбы», демона ше совсем молодых людей (в возрасте 18-24 лет «авось»). А раз нет владения, не возникает и удельный вес подобных ответов составляет 28%, сознания ответственности за нее, нет и попы- среди учащихся – 30%;

для сравнения: среди по ток рационализации ее течения и стремления жилых людей – лишь 15%), не пытавшихся еще к сознательному выстраиванию. Поэтому для реализовать себя, не чувствующих ответственно значительного большинства населения России сти за себя, а инфантильно переживающих буду «жизнь» выстраивается в виде неконтролируе- щее как некий обещанный праздник, продол мой индивидом «судьбы» («как Бог даст»). женный в бесконечность. «Вечность» в данном В таком отношении нет ничего похожего случае – не более, чем неопределенное по коли ни на мистически созерцательное понимание честву итераций настоящее, но не качественное жизни, характерного для раннего или восточ- изменение состояния. Характерно, что подоб ного православия, ни на активизм посюсто- ного рода мечтания скорее возникают у жителей ронней «работы», присущего протестантизму Москвы, в среде социально дифференцирован (требовавшего от человека строго методическо- ной и более насыщенной, чем в провинциаль го самоконтроля и самодисциплинирования, а ном городе. Возможно, что мы в данном случае именно такое отношение лежит в основе куль- имеем дело с остатками советской веры «в свет туры и общества модерности), ни на традицио- лое будущее», но подтверждение этого предпо налистское, старообрядческое понимание сво- ложения требует специальной работы.

ей жизни. Здесь также нет ничего от исламского Ни образование, ни статус, ни доход не фатализма. Это жизнь людей со стертым кре- являются существенными обстоятельствами, постным сознанием. дифференцирующие ответы респондентов на Наиболее выражен этот тип сознания своей этот вопрос. Различия заметны только среди тех жизни именно в малых, периферийных городах, опрошенных, которые мечтали «жить вечно».

где как бы ничего не происходит (в сравнении Большая часть опрошенных не хотела бы жить со столицами и мегаполисами). «очень долго» (как можно дольше), посколь ку вполне обоснованно сомневается в том, что О вечности и бессмертии (души). Жизнь не такая жизнь будет достаточно комфортной (не особенно ценна, и даже в мечтах «вечно жить» верят в достаточную или искреннюю помощь и хотели бы всего 20% («нет, не хотели» ответили поддержку со стороны близких или медицин Таблица ХОТЕЛИ БЫ ВЫ ЖИТЬ КАК МОЖНО ДОЛЬШЕ?

Да, как можно дольше Да, пока есть силы и ясен ум Как Бог даст В среднем 22 33 Возраст 18-24 года 31 35 25-39 26 38 40-54 18 34 55 лет и старше 17 27 Образование Высшее 28 40 Среднее 21 33 Ниже среднего 19 30 Тип поселения Москва 31 38 Большой город 24 35 Средний город 23 38 Малый город 17 34 Село 22 27 В % к числу опрошенных, без затруднившихся с ответом, июль 2007, N= № 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения ских учреждений). А в вечную жизнь (в чем бы Более половины (в среднем по 4 замерам – 51%) она не заключалась) или в «бессмертие души» не могут отнестись к своей жизни как к чему-то абсолютное большинство россиян, несмотря на целостному или цельному, потенциально могу свое православие, не верят. 29 щему быть законченным, совершенным, то есть С течением лет (по мере роста считающих не могут объективировать ее как единый сюжет, себя «православными верующими») число тех, не обнаруживаются те позиции – моральные, кто не верит в вечную жизнь, увеличивается в религиозные, биографические (судьба), идео полтора раза – с 44 до 63-72% (табл.3) при одно- логические, с которых можно увидеть жизнь временном снижении числа затруднившихся с как целое.

ответом – с 37 до 12-17%, что свидетельствует Хотя популярность традиционных и новых, о некоторой определенности ответов. «Неко- современных суеверий остается все еще доста торой», поскольку одновременно увеличивает- точно высокой, увеличивается удельный вес ся (хотя и не в такой степени) и число тех, кто тех опрошенных, которые не верят в приметы, заявляет о том, что они верят в существование вещие сны, астрологию, НЛО и т.п. разновид «царства небесного» (рая, ада, дьявола): с 25- ности нынешней демонологии и магии (причем 28% до 44%. (табл. 4). рост очень заметный). Это говорит о том, что Удельный вес ответов о субъективной «вере после того, как закончился период официаль в вечную жизнь» остался практически тем же ного безверия, задаваемого властью, возникла самым (19-20%). Для абсолютного большинства характерная промежуточная фаза дезориенти россиян ни рая, ни ада не существует, а раз так, рованности, «сумятицы в мозгах», быстрого рас то не приходится говорить и об идее «спасения», пространения суеверий (достаточно вспомнить «воздаяния», мысли о калькуляции грехов и до- популярность Кашпировского, Чумака и прочих брых дел, «взвешивания» себя самим человеком. магов и волшебников), закончившаяся тем, что Идея о возможности внутреннего «страшного власть, пометавшись в поисках государственной суда» и моральной бухгалтерии оказывается в идеи между западным либерализмом и руина сегодняшнем российском сознании явной чу- ми имперского наследия, взяла в свой арсенал жой (см. табл.6). И, напротив, расцветает ин- символов и средств легитимации традиционное теллектуальный и моральный партикуляризм. православие. В головах людей восстановилась привычная ориентация на мнение начальства, Таблица но на этот раз уже «начальства со свечечкой».

ВЕРИТЕ ЛИ ВЫ В «ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ»? Серьезной морально-психологической работы с массовым сознанием РПЦ, ставшая одним из Трудно сказать, департаментов путинского министерства про Да Нет затрудняюсь ответить паганды, произвести не в состоянии в силу соб ственной косности и антиинтеллектуализма, 1992 19 44 агрессивной враждебности светской культуре.

1998 22 60 Но церковная «норма» запретительного отно 2000 21 66 шения к событиям и явлениям светской частной 2006 16 72 повседневной или публичной жизни, могущим 2007 20 63 иметь этическое значение, была задана и мас совое отношение стало более согласованным.

В % к числу опрошенных, 1992, N=1800, 1998-2007, Собственно этическую работу должна была бы N= проделать идеалистически настроенная эли В апрельском опросе 1997 года (N=1600) на темы религии и веры, та, которой в настоящее время нет и не может 42% опрошенных были согласны с тем, что «Бог – это высшая лич быть. 30 Отметим, что одновременно с усилени ность»;

с «бессмертием души» согласились 39%;

верили в «спаситель ем влияния церкви и распространением «право ную силу молитвы или обряда» 37%;

«в существование рая и ада» – славия» выросли показатели массового распро 22-23%, но «во второе пришествие Христа» – лишь 19%. Заявили, что странения ксенофобии, антизападничества и они «боятся греха» -36%. Иначе говоря, удельный вес подобных от поддержки действующего режима.

ветов как минимум вдвое меньше, чем число считающих себя «право Перемена отдельных знаковых элементов славными» людьми. Об отношении к религии в 1990-е годы см. ста тьи в нашем журнале: Борзенко В. Религия в посткоммунистической в структуре массовой идентичности не изме России // Мониторинг общественного мнения, 1993, №8, с. 5-7;

Дубин нила ее структуру и, видимо, никак не отрази Б. Православие в социальном контексте // там же, 1996, №6, с.15-18;

лась на базовых представлениях и принципах Викторов В. Православные верующие Тюменской области // там, же, 1997, №1, с. 43-47;

Дубин Б.В. Массовая религиозная культура в Рос- См. Гудков Л., Дубин Б., Левада Ю. Проблема элиты в сегодняшней сии (тенденции и итоги 90-х годов) // ВОМ, 2004, «3 (71), с.35- 44. России. М., Фонд «Либеральная миссия». 2007.

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль Таблица ВЕРИТЕ ЛИ ВЫ В СУЩЕСТВОВАНИЕ … Дьявола Царства небесного/ рая Ада Затруднились Затруднились Затруднились Да Нет Да Нет Да Нет ответить ответить ответить 1991 25 57 18 28 51 21 25 54 1998 – – – 24 52 24 24 52 2003 44 40 16 46 35 19 44 38 В % к числу опрошенных, N=1600;

«–» вопрос не задавался Таблица ВЕРИТЕ ЛИ ВЫ В… Да Нет Затруднились ответить Год опроса 1992 2006 1992 2006 1992 Приметы 51 54 23 41 26 Вещие сны 45 43 28 52 27 Астрологические предсказания 28 30 32 62 39 Инопланетян 34 21 28 63 39 В % к числу опрошенных,1992, N=1800, 2006, N= саморегуляции. Поэтому трудно ждать и свя- против, растет общее чувство довольство собой занной с этим трансформации общественного или состояние привычной бездумности, отсут и индивидуального сознания, которые должны ствия надобности в подобных размышлениях были бы последовать после краха советской («з.о.» выросло за 9 лет в два раза – с 13 до 29%).

системы. Об этом говорят распределения отве- И действительно, какой толк размышлять над тов на вопрос об оценках собственной жизни, тем, как сам человек прожил свою жизнь (или периодически задававшегося в наших опросах проживет), если смысл ей придается только (табл.6). самыми простыми, неспециализированными, Как мы видим, некоторое чувство потерян- а потому – совершенно «очевидными» отно ности и неудовлетворенности жизнью, воз- шениями, складывающимся в самом узком, никшее в момент распада советской системы неформальном круге общения: самых близких и состояния дезориентированности у людей, людей – родственников и друзей? (табл.7). Сфе отмеченное в начале 90-х годов, начинает сни- ры с более сложной организацией жизни – фор жаться уже во второй половине десятилетия (с мальных институтов практически не значимы 20-21% в1992-1994 гг. до 12% в 2007 году). На- для массового человека. Ни религия, ни поли Таблица ЖАЛЕЕТЕ ЛИ ВЫ О ТОМ, КАК ПРОЖИЛИ СВОИ ГОДЫ, ИЛИ НАПРОТИВ, ОЩУЩАЕТЕ, ЧТО ВСЕ ДЕЛАЛИ ПРАВИЛЬНО, ИЛИ НЕ ЗАДУМЫВАЛИСЬ НАД ЭТИМ?

1992 1994 1998 Не задумывался 32 34 28 Не жалею, все было правильно 24 26 40 Жалею о том, как прожил жизнь 20 21 19 Затруднились ответить, нет ответа 24 18 13 N= 1800 3000 1600 Сумма позиций: «Не задумывался» + «Затруднились ответить» + «нет ответа» 56 53 41 В % к числу опрошенных № 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения тическая или общественная деятельность (ска- В 1991 году (как раз тогда, когда большин жем, волонтерская или спортивная) не играют ство населения России считало себя еще «не сколько-нибудь существенной роли для абсо- верующими») наибольшее число опрошенных лютного большинства россиян. выбрало в качестве ответа на этот вопрос ва риант «моральные и нравственные нормы по Таблица вседневной жизни». Это именно то, чего им, по ЧТО ДЕЛАЕТ ВАШУ ЖИЗНЬ ПОЛНОЦЕННОЙ всей видимости, не хватало (по принципу вос И СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ?

полнения отсутствующих ценностных значе ний). Но и через 17 лет распределение ответов 1991 1998 на этот вопрос оказалось почти тем же самым Семья, родственные (уменьшилось лишь количество негативных по 47 43 отношения отношению к религии высказываний – с 21% до Дети, внуки 42 36 13%). «Спасение души» или «покаяние» называ Друзья, общение 25 32 38 ли по 10-11% респондентов;

в сумме ответы – «покаяние», «путь к вечной жизни» и «смысл Работа, бизнес 34 25 жизни», образующие единый смысловой ком Домашнее хозяйство 21 17 плекс, дают разброс несколько больший, чем Развлечения, хобби 13 12 допустимая стандартная статистическая ошиб Достаток, высокое 11 11 ка: 28-25-30%.

материальное положение Но из этих замеров следует со всей очевид Религия 3 5 ностью вывод: единственно, чего не происходит Спорт 7 4 с обществом по мере распространения числа Учеба, наука 3 4 людей, считающих себя православными и веру Общественная / ющими, – это моральной работы, предполага 3 >1 > политическая деятельность ющей универсализацию личного отношения к Ничего;

не считаю свою людям.32 Православие оказалось лишь ярлыком жизнь полноценной 3 4 этноконфессионального партикуляризма, ком и содержательной пенсирующего слабости национальной и со Затруднились ответить 8 5 циальной самоидентификации, примитивным В % к числу опрошенных, 1991, N=2400;

1998 и 2007, N= и архаическим средством отделения «своих» от «чужих» после краха советской идентичности. Мнения о слабой (или лишь декларируемой Важно признать, что, несмотря на неверо в определенных обстоятельствах) функциональ ятно быстрое (с исторической точки зрения) ной роли религии в частной жизни опрашивае символическое переодевание нации, смену мых очень устойчивы. Большая часть россий атеистического «мировоззрения» большинства ского населения, приученная к официальной населения на столь же обязательное для боль демагогии, овладевшая техникой «двоемыс шинства православие, религия остается (по лия», не доверяет никому и ничему, ни институ свидетельствам самих же «верующих») делом там, ни специализированным группам, ориен второстепенным.

тируясь лишь на собственные представления о Более того, массовое понимание природы и достоверности и справедливости.

функций религии не выходит за рамки привыч Среди самых «важных вещей» (того, что «де ного расхожего атеизма советского времени:

лает жизнь содержательной и полноценной») на религию возлагаются задачи массового вос «религию и духовное совершенствование» в питания, нормативной профилактики, с одной стороны, с другой – религия воспринимается Ядро этих представлений сформулировано очень рано: «Возлюби как своего рода душевный или психологический Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем анальгетик или анестезическое средство. разумением твоим: сие есть первая и наибольшая заповедь;

вторая же подобная ей: возлюби ближнего своего как самого себя. На сих двух Даже в плане обрядоверия и ритуальной стороны религии дело об заповедях утверждается весь закон и пророки». – Мф 22, 37- стоит совсем не так, как обычно представляется идеологам русского «Согласны ли вы или нет с тем, что русские – религиозный народ, фундаментализма. Судя по данным февральскому опроса, не отличаю сохранивший христианскую веру в ее изначальной чистоте?», – сум щемуся по характеру от ежегодных опросов такого рода, примерно 80% ма ответов «определенно да»+ «скорее да» = 50%;

«скорее нет» + россиян не собираются во время Великого поста менять характер пита «определенно нет» = 32%. «Согласны ли вы или нет с тем, что русский ния. Полный пост (как это требуется традиционным каноном) собира человек обладает особой душевностью, которая не свойственна «за ются держать около 2%, еще 2% будут поститься последнюю неделю, падному» человеку?», – сумма ответов «согласны» составляет 84%, 15% – предполагают держать частичный пост (не есть мяса, отказаться от спиртного и т.п.). не согласны – 10%. Февраль 2008, N=1600.

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль Таблица КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ЛЮДИ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ОБРЕТАЮТ В РЕЛИГИИ?

1991 Моральные и нравственные нормы повседневной жизни 32 Очищение души, покаяние 11 Спасение души, путь к вечной жизни 10 Смысл жизни 7 Облегчение душевных переживаний и боли, забвение унижения, 5 Примирение со смертью 2 Пищу для предрассудков, суеверий и обмана невежественных людей 2 Ничего существенного религия не дает, но и особого вреда от нее нет 19 Затруднились ответить 10 N=… 3000 В % к числу опрошенных февральском опросе 2007 года назвали 5-6% сы человек может найти только в собственном россиян (9-е место в списке из 12 позиций), здравом смысле, доверять кому-то, как всерьез чуть больше, чем «спорт» или «науку», «полити- полагают россияне, в существенных вещах ческую деятельность» (1%). Эти данные полно- нельзя. (Напомню, что мнение «к людям надо стью повторяют результаты более раннего ис- относиться с осторожностью, верить большин следования (март 1998 года).34 ству людей нельзя» разделяют 83% россиян – Религия рассматривается россиянами как это намного больше, чем в любой европейской готовое институциональное средство для воспи- стране или США).

тания практической морали, но сами по себе ее Таблица предписания или установки не воспринимают ся как что-то серьезное. Ответы на свои вопро- КАКУЮ РОЛЬ ИГРАЕТ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ РЕЛИГИЯ?

Таблица 2002 2005 ГДЕ ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ НАЙТИ ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, Очень важную 8 11 КОТОРЫЕ ЕГО ЗАБОТЯТ?

Довольно важную 21 28 Не слишком важную 36 40 1989 Не играет никакой роли 32 20 В собственном опыте, 44 Затруднились ответить 3 2 здравом смысле Сумма «важная роль» 29 39 В религии 4 Сумма «неважная роль» 68 60 В науке 5 соотношение оценок 0.4 0.6 0. В литературе, искусстве 10 В марксизме-ленинизме 4 1 В % к числу опрошенных, N= В политике 4 В экономике 7 - Иначе говоря, «религиозное возрождение» в России является отражением очевидного сегод У астрологов, экстрасенсов - ня «дефицита ценностей», или более точно – Другое - дефектности массовой идентичности, нуж Затруднились ответить 35 дающейся в компенсации комплекса неполно В % к числу опрошенных, N= ценности, производимого, однако не через ра ционализацию «травмы», а через присвоение Это заключение подкрепляется и анализом косвенных данных: в списке тех телепередач, которые обычно смотрят респонденты, рели- знаков «высокого» (в данном случае, суррогат гиозные программы занимали предпоследнее место (9%;

26-я позиция ных символов религиозной веры). Массовая в закрытом списке подсказок), опережая лишь на 1 пп. «классическую российская игра в религию, которой придаются музыку» (8%). (2002, N=4500). То же самое можно сказать о характе все социальные слои и группы, от бандитов до ристиках массового чтения или слушания радиопередач. Порядок рас президентов, не более чем демонстративное по пределения ответов о значимости или незначимости соответствующей ведение, разновидность «символического», или тематики или канала остается примерно тем же, что и в приводимых «демонстративного потребления», описанно здесь таблицах.

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения Таблица КАКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИМЕЕТ РЕЛИГИЯ ЛИЧНО ДЛЯ ВАС?

1991, N=3000 1998, N= Религия не имеет в моей жизни никакого значения 36 Религия заставляет меня задумываться о смысле жизни, о душе, вечности 34 Религия помогает мне быть терпимым к людям, к их недостаткам 26 Религия просто необходима мне как верующему 9 Присутствие на религиозной службе помогает моему моральному очищению 8 Религия помогает мне заботиться о бедных, инвалидах 8 Соблюдение религиозных обрядов помогает мне избежать несчастий, 8 способствует успеху в делах Отправление религиозных обрядов делает меня более духовным 6 и нравственным человеком Чтение религиозной литературы доставляет мне радость и наслаждение 2 Существование церкви и верующих заставляет меня активно бороться 1 за распространение атеистического мировоззрения Затруднились ответить 10 В % к числу опрошенных;

ранжировано по 1991 году го Т.Вебленом. Интернализация религиозных Агрессия, аномия и ее последствия. Установка представлений носит крайне поверхностный «с нашим народом надо бы построже» желатель характер, что понятно, поскольку никаких спе- на не только с точки зрения властей, но и зна циальных средств «доместикации» внутреннего чительной части населения, ощущающего яв мира постсоветского человека не появилось. ное неблагополучие в «моральной» сфере, но не Соответственно, трудноопределима и сила способного к самоорганизации и гражданской санкций, предусмотренных религиозным нор- самодеятельности. Многократно описанная в мами, тем более сила «угрызений совести». исследования Левада-центра пассивность рос По существу, востребован не этический по- сиян, их неспособность к консолидации даже тенциал религии, а институциональные ресурсы для достижения локальных целей, оказывается церкви – возможности установления дополни- одним из важных условий усиления авторита тельного социального контроля за поведением ризма. Население принимает насилие как нор граждан, прежде всего – подрастающего поко- мальную практику интеграции социума. Как ления. С точки зрения самой РПЦ, такая по- сказала Н.Зоркая в одном из своих выступле литика усиливает ее авторитет и возможности ний, «пассивность – это задавленная агрессия», влияния. Предметом различных интересов ста- последствия которой проявляются в различных новятся бюрократические возможности, откры- формах девиантного поведения.

вающиеся благодаря наделению церковников Нет смысла спорить с тем, что в стране на особыми ведомственными полномочиями для протяжении всего постсоветского времени уси «осуществления» заявленных целей (воспита- лились процессы аномии (и их последствия в ния нравственно и физически «здорового» по- виде, например, социальных стрессов, приводя коления, противодействия западному влиянию щих к росту сердечно-сосудистых заболеваний, и т.п.).35 Реальный эффект моральной или ре- алкоголизма и т.п.), пики которых приходятся лигиозной модификации массового поведения на кризисные 1995-96 гг. и 1998-2000 гг. Об этом мало кого волнует. свидетельствует «моральная статистика» (как ее называли в начале 20 века) 36:

Сравнивая показатели смертности в Рос Ср.: «Если мы хотим, чтобы наши дети вырастали здоровыми мо сии и высокоразвитых или интенсивно разви рально и физически, надо вводить цензуру на телевидении и вающихся странах, нельзя не отметить высокий в любых разновидностях рекламы» – В.С.Семенов. Российская полиментальность и духовно-политическая ситуация в современной Данные таблиц 12-15 взяты из Российского статистического еже России // Вестник политической психологии, 2008, № 1, с.26. (Выделе- годника, М., 2004, с.678, и Рос.стат.ежегодника. М., 2006. (с.116, 291, ние Семенова – ЛГ). За норму здоровья в данном случае принимаются 754). Число больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических «духовно-православные и коллективистско-социалистические умона- учреждениях с диагнозом «наркомания и токсикомания» составляло строения». Автор – директор НИИКСИ СПбГУ, профессор, д.псих.н., (на 100 тыс. населения): в 1990 г. – 29, в 1995 – 49, в 2000 – 194, в заслуженный деятель науки России. 2003 – 238, в 2005 г. – 242.

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль Таблица ПОКАЗАТЕЛИ ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ СМЕРТНОСТИ (на 100 тыс. населения) Самоубийства Убийства Отравления алкоголем Болезни органов кровообращения 1970 30 7 14 1980 35 13 23 1985 31 10 16 1990 26 14 11 1995 41 31 29 1997 38 24 19 1999 39 26 20 2001 40 30 29 2003 36 29 31 2004 34 27 34 2005 32 25 32 Таблица ЧИСЛО ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ (тыс.) Все правонарушения Грабежи Избиения Кражи Хулиганство (на 100 тыс. населения) 1990 1240 83 41 913 1995 1860 141 62 1368 1996 1977 121 53 1207 1997 1627 112 46 1054 1998 1758 122 45 1143 1999 2052 139 48 1414 2000 2023 132 50 1310 2001 2044 149 56 1273 2002 1756 167 59 927 2003 1907 198 57 1151 уровень насильственной смертности и ИБС в Таблица нашей стране. Российские показатели намного СМЕРТНОСТЬ ОТ ВНЕШНИХ ПРИЧИН И ОТ ИБС превосходят индексы других стран (к ним при- В РАЗЛИЧНЫХ СТРАНАХ МИРА (на 100 тыс. населения) ближаются и бывшие соцстраны, что указывает (на 100 тыс.населения) Внешние причины ИБС на общие последствия тоталитарной системы, а не на национально-культурные особенно Россия 190 сти), однако они не самые высокие, если срав Бразилия 88 нивать их с соответствующими показателями Мексика 82 стран СНГ (табл. 14 и 15). В последнем случае можно предполагать, что речь идет не только об Венгрия 79 аномии как таковой, но и о дефектах или осо Румыния 67 бенностях организации всей системы здравоох ранения в этих странах, указывающий на «цен- Финляндия 65 ность человека» в этой системе (справедливости Польша 65 ради, отметим, что в этом плане список стран Франция 53 явно неполный и есть отклонения, которые не подтверждают данную гипотезу – например, Аргентина 52 Польша, где значения ИБС заметно ниже, чем Болгария 52 в Великобритании или США, Дании и др.).

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения Продолжение табл. 14 фликта между политикой и моралью, между принудительным и не-принудительным харак (на 100 тыс.населения) Внешние причины ИБС тером действия (свободой). Начиная с С. фон Пуфендорфа, который предложил различать США 51 внешние основания политически значимого Дания 46 поведения (долженствование, легальность), Австрия 41 которые он связывал с правом (законы с чет ко выраженными санкциями за нарушения), Норвегия 38 и внутренние мотивы, которые коренились в Канада 38 естественных представлениях подданных об об Япония 38 щей морали, нравах (взаимных обязанностях), и далее на всем протяжении XVIII века пробле Австралия 36 матика морали оказывалась связанной с умоз Германия 35 рительным определением границ абсолютиз Италия 34 ма и поисками легитимности власти. Дж.Локк считал, что пределы абсолютистской власти Швеция 34 устанавливаются «естественной моральной об Великобритания 26 щностью», «обществом», руководствующимся Нидерланды 26 представлениями об общем благе, добродетель ной жизни (как целью политики). Следовав Таблица шие за ними философы-моралисты и эстетики СМЕРТНОСТЬ ОТ ВНЕШНИХ ПРИЧИН И ОТ ИБС (А.Шефтсбери, Ф.Хатчесон и другие) стремились В СТРАНАХ СНГ развернуть функции «public spirit» или «common sense» в качестве ограничения выбора средств (на 100 тыс.населения) Внешние причины ИБС для достижения целей господства, что уже со Россия 190 всем близко к нашей теме. Именно Хатчесоном было сформулировано положение о том, что Белоруссия 152 там, где господствует абсолютная власть, тем Казахстан 144 нет публичности, а, следовательно, не приме Украина 125 нимы и правила или аргументы морали. Имен но поэтому в основе общего («правильного», то Молдавия 108 есть ориентирующегося на «добродетельную Киргизия 92 жизнь») политического устройства должна быть Таджикистан 78 положена идея «естественной моральной общ ности». Но, конечно, главные достижения в те Туркмения 68 оретическом развертывании интересующей нас Грузия 58 проблематики, ставшие основой современного Узбекистан 56 понимания «морали», связаны с идеями немец ких классиков, противопоставлявших понятие Армения 39 «легальность» (Legalitt) понятию «морально Азербайджан 37 сти» (Moralitt). И.Кант предельно генерализи ровал саму дилемму морали, подчинив «практи ческий разум» нравственному императиву: «ты К истории идей. Мораль и политика. История должен, а значит, и можешь», но вместе с тем понятий свидетельствует, что понятие «мораль» ограничив сферу долженствования принципом получило значение, близкое к современному, ответственности перед другими (минимизацией лишь к концу 19 века, но философская, а затем зла, произвола, насилия). Хотя тем самым «по и теоретическая разработка этого понятия нача литика» у него превращалась в «нравственную лась намного раньше. Однако, по меньшей мере, задачу», то есть в просвещенческую утопию (по до конца XVII века, «этика» представляла со отношению к фактическому положению дел, бой отвлеченное и нормативно-догматическое к актуальной действительности). Но вместе с «учение о добродетели».37 Толчком к эмпириче тем, если рассматривать этот тезис в большой скому изучению морали стало осознание кон временной перспективе, политика становилась предметом критики со стороны «общества», что Dittrich O. Geschichte der Ethik. Bd.1-4. Leipzig, Verlag von Felix Meiner делало ее реально ответственной перед ним in Leipzig. 1923- Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль и тем самым вводило идею контроля.38 В любом ственное»), к собственно «морали» не имеет случае, учитывая интеллектуальные послед- отношения. В этом смысле сегодняшняя кон ствия кантовской постановки проблемы, мо- сервативная риторика деятелей церкви, комму раль оказалась освобожденной от всякой при- нистов или русских националистов, призывы к вязки к содержанию сословных норм (нравов, «возрождению русских духовных ценностей и содержательных предписаний, как следует ве- традиционной морали» не связаны нис ценно сти себя члену «приличного общества»), кодек- стями, ни с этикой.

сов чести, религиозных учений, этнических или Тем не менее, проблема различения «нра племенных традиций, социальных или классо- вов» и «морали», нравственности, остается со вых интересов и солидарностей. вершенно актуальной. Классические, хотя и Весь этот короткий пассаж по истории идей мало известные у нас образцы подобных подхо нужен мне в данном случае лишь для того, что- дов к изучению модернизационных процессов, бы подчеркнуть важность принципиального дал М.Вебер в своих работах по социологии ре положения: мораль, так как ее вводили и про- лигии, социогенезису, связи хозяйства и форм рабатывали европейские мыслители в период, общества. Он различал несколько типологиче предшествующий модернизации, с самого на- ских оснований для этических оценок действия:

чала оказалась связанной с самой модерниза- содержательные – племенную этику, религиоз цией, в первую очередь – с разделением ин- ную, классово-сословную, идеологическую и ститутов, с одной стороны, и необходимостью т.п., и формальные, универсалистские. И те, и универсализации общих механизмов саморегу- другие могли типологизироваться в качестве ляции (долженствования), с другой. Собствен- вариантов ценностно-рациональных действий но, ее появление и массовое распространение и (по мере артикулированности самой структуры явилось одной из форм модерности. Универса- действия в зависимости от институционального листские ценности морального поведения (на- и группового контекста, характера групповых и пример, кантовский императив или гуманисти- институциональных интересов). Однако «чи ческая этика А.Швейцера) надстраивались над стые» этические основания он разделял скорее традиционными или нормативными системами по формальным признакам: этика убеждений регуляции в качестве «более высокого» уровня (содержательные принципы моральной регу и не являются их продолжением. Это иной по ляции) и этика ответственности (формально типу «этаж» или уровень социальных и куль- рациональная, универсалистская схема мораль турных значений. Нормативное поведение (в ного действия).

том числе, квалифицируемое консерваторами Структура моральной рациональности (как и и фундаменталистами разного толка как «нрав- любая другая структура рациональности) может опираться на вполне содержательные заповеди 38 и предписания, вытекающие, например, из осо «Истинная политика, следовательно, не может сделать шага, бенностей религиозного образа мысли и поведе заранее не отдав должное морали, и хотя политика сама по себе трудное искусство, однако соединение ее с моралью вовсе не искусство, так как ния или из племенных, этнических или сослов мораль разрубает узел, который политика не могла развязать, пока они ных представлений, но, оказываясь в контексте были в споре. – Право человека должно считаться священным, каких или силовом поле современной «культуры», она бы жертв это не стоило господствующей власти. Здесь нет середины подчиняется общей тенденции к генерализации и нельзя измышлять среднее прагматически обусловленного права и формализации, постепенно принимая вид (нечто среднее между правом и пользой)» - Кант И. К вечному обобщенных правил или максим, формулирую миру. Соч. в 6 томах. Т.6 М., «Мысль», 1966, с.302. Он вводит щих требования применять в отношениях с дру «трансцендентальную формулу публичного права», которая звучит следующим образом: «Несправедливы все относящиеся к праву гими те правила, которые действующий субъект других людей поступки, максимы которых несовместимы с применяет к себе, на признание или значимость публичностью». «Этот принцип следует рассматривать не только которых другими в отношении себя он полагает как этический (относящийся к учению о добродетели), но и как ся. Усиление универсализма заключается в том, юридический (касающийся права людей)». [С.303]. «Мораль уже что в поле действия этих представлений, значе сама по себе есть практика в объективном смысле как совокупность ний этих норм, все время вводятся новые и но безусловно повелевающих законов, в соответствии с которыми мы вые «другие», не принадлежащие к той группе, должны вести себя;

и после того как признан авторитет этого понятия долга, явно нелепо утверждать, что это невозможно». [С.289-290] с которой идентифицирует себя действующий.

«Если осуществление состояния публичного права, хотя бы только в Иными словами, значения «своих» имеют тен бесконечном приближении, есть долг и вместе с тем обоснованная денцию распространяться на неопределенное надежда, то вечный мир, который следует за мирными договорами…, множество других, на «всех». Причем, уни есть не пустая идея, а задача, которая постепенно разрешается и … версалистские требования оказываются при становится все ближе к осуществлению». С. 309.

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения оритетными (по меньшей мере – в принципе) социальный контроль во всех сферах жизни, по отношению к нормам частного порядка, то включая бытовую, принуждал людей к «созна есть нормам группы или сообщества, институ- тельному» самоограничению и подчинению та. В пределе (после Второй мировой войны) – воле вышестоящего начальства. «Доброволь универсалистская мораль в виде «общечелове- ный» аскетизм поведения должен был сочетать ческих ценностей» закрепляется в документах ся с «внутренним» оправданием повседневного международного права, а сами эти максимы по- дефицита гратификаций, предоставляемых то лучают верховный, более высокий статус в срав- талитарной системой, прежде всего институ нении с национальными или государственными циональных. Советская «мораль» была одной нормами. из важнейших составляющих стерилизации и Но так как нет никакой социальной инстан- подавления автономной субъективности, вну ции соответствующего уровня, которая могла тренне независимой и самоопределяющейся бы принуждать или следить за соблюдением все- личности (в чем бы последняя не проявлялась – обще значимых норм и правил, то вся тяжесть в стремлении к накоплению, дистанцированию следования этим универсальным правилам па- от партийно-мобилизационных кампаний, в дает на самого субъекта, который должен сам творчестве, мобильности, гедонизме и телесной задавать себе границы собственного действия, чувственности, сексуальности и т.п.).

учитывая последствия своего поведения или В официальной пропаганде советского вре идеальные требования своих убеждений. Ина- мени «мораль» прочно отождествлялась с прак че говоря, современная этика в своем чистом, тикой репрессий, стратифицированной с учетом идеально-типическом виде строится на субъек- социального положения индивида и с лояльно тивной автономности и предполагает учет обоб- стью властям. «Классовость» советской, или щенных взглядов и интересов других. Как и дру- коммунистической, морали означала партику гие сферы современной жизни, она гомологична ляристский характер социального контроля над основной структуре «культуры» западноевро- внешним поведением и образом мысли, безу пейской истории и современных обществ. Мо- словность подчинения индивида актуальным раль (в отличие от партикуляристской этики – интересам держателей власти, а стало быть – группы, сословия, племени, коллектива – «для уничтожение всякой идеи «универсальности», себя» и «для других») идентична с «модерно- «общечеловеческого» содержания (которые тре стью» и модерным, сложноорганизованным и тировались как гнилой буржуазный гуманизм дифференцированным обществом. Поэтому или реакционный религиозный предрассудок).

мораль в принципе расходится с национализ- «Морально устойчив», наряду с неизменными мом и любыми другими идеологиями. определениями политической благонадежности и «идеологической выдержанности», являлись Проблема морали в посттоталитарном обще- непременными и обязательными штампами, стве. Слово «мораль» или «нравственность» отмечавшими любое социальное перемещение безнадежно испорчено в современном русском индивида. Всякому изменению его положения языке. Использование этого понятия в пря- в узловых точках социальной системы должно мом значении в сегодняшней обычной речевой было предшествовать получение «Характери практике наталкивается на сильнейшее вну- стики», подписанной «треугольником», пред треннее сопротивление говорящего (явное чув- ставляемой для призыва в армию, для посту ство неловкости). Табу или запрет на эти слова пления в вуз, в аспирантуру, на работу (в отдел наложен не только желанием дистанцироваться кадров, «первый отдел», в местком, партком), от сферы официоза, апроприировавшего язык для продвижение по службе, для поездки за «высоких» понятий, символы идеального, цен- границу, для защиты диссертации, присвоения ностного, и тем самым полностью их дискреди- звания или награды, ходатайств с места рабо тировавшего39, но и фрустрирующим внутрен- ты по разным поводам и т.п. Клеймо «бытовое ним конфликтом, производимым потребностью или моральное разложение» (пьянство, адюль в морали и невозможностью ее. Отвращение к тер, участие в оргиях «актива», взяточничество морализаторству и ханжеству обусловлена стой- и т.п.) было эквивалентом запрета на дальней кими негативными ассоциациями с опытом су- шую карьеру и ставилось только тогда, когда ществования в советское время, когда внешний по каким-то частным причинам и обстоятель ствам типовые прегрешения, обычно терпимые в «коллективной» среде, становились фактором 57 % россиян (против 28%) разделяют мнение о том, что «политика – внутривидовой конкуренции. Насилие сопро грязное дело». (1998, январь, N=1500) Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль вождалось и прикрывалось лицемерной заботой 90-х – отодвинули в сторону вопросы социаль руководства об общественной нравственности. ного контроля, а вместе с ним и проблематику Полного контроля над поведением подданных морали. Эти темы были прочно забыты прак режим, разумеется, никогда достигал даже тео- тически на все время перестройки и после ретически, а практически суровость его (на- дующей борьбы за власть при Ельцине, когда чиная с хрущевских лет) снималась практикой в моду вошли «чемоданы компромата», «бан двоемыслия и лицемерия, как публичного, так ные съемки» и т.п. Период начала реформ, как и частного, интернализованного в структуре это обычно и бывает в ситуациях аномии, вы личности «советского человека». двинул на первый план темы инструменталь В строго теоретическом смысле говорить о ности, техники, эффективности действия, а морали в тоталитарных обществах нельзя. Это не вопросы их смысла и границ допустимости обстоятельство плохо сознается и внутренними, любых средств достижения целей. Но когда по и внешними аналитиками и критиками совет- шел процесс рутинизации системы после слома ского времени. Об этом серьезнее других гово- верхних эшелонов управления, когда реформа рил Ю.А.Левада, отмечавший отсутствие «про- торов вытеснили с властных позиций и нача странства и времени морали», невозможность лось закрепление социальных позиций новыми субъективного выбора во времена террора, держателями власти, вопросы морали, «культу поскольку любой вариант субъективно ответ- ры», идеологии «национальной идеи», тради ственного поведения ведет к наступлению амо- ций опять стали возникать в публичной сфере.

ральных последствий для действующего или его Сегодня к «морали» взывают прежде всего те, окружающих.40 Период тотального господства кто стремится к восстановлению идеологиче государства над частной и публичной жизнью ского контроля над массовым поведением – в 30-50 годы, всеобщего заложничества, страха, президентская администрация, православные предательства или отступничества подорвал попы (из огосударствленной РПЦ) или муллы, безусловность референции к всеобщим основа- депутаты-коммунисты, националисты и иже ниям моральных суждений, с одной стороны, а с с ними. Чаще всего требования защиты мора другой – инструментализировал ставшие реля- ли (введения цензуры, установления разного тивистскими, ситуативно зависимыми («приме- рода социальных ограничений, восстановления нительно к…»), партикуляристскими, нормами практики идеологической работы, особенно в практических оценок и санкций. Апроприиро- системе массового образования, обоснованно вание авторитета и затем – монополия государ- сти профилактических репрессий) выдвигают ства на внешнюю оценку частных действия (и ся в форме заботы о подрастающем поколении, его последствий) уничтожили сам смысл мо- ограждения его от чуждых нашим традициям па рали. Последняя разбилась на зоны «мораль- губных влияний Запада, сохранения националь ной» компетенции – ответственности лишь в ной духовной культуры и т.п. Речь идет при этом отношении личных и непосредственных зави- не столько о реальной деятельности, сколько о симостей – семьи, неформального круга «сво- распределении властных ресурсов, претензиях их» – коллег, друзей, соседей, родственников, на занятие ключевых социальных позиций или восстановив тем самым какой-то аналог «пле- получении доступа к соответствующим меха менной этики». Кроме того, имеет место и об- низмам управления. Однако было бы большим ратное действие – релятивизация значимости упрощением сводить все дело только к инте религии, которая в массовом сознании получает ресам борьбы за традиционный авторитет и за утилитарно-социальное значение (полезности власть. Нельзя оставлять совсем без внимания для воспитания). и смутное беспокойство по поводу деградации По мере разложения тоталитарного режи- морали, смутно ощущаемой населением41.

ма внешний социальный контроль ослабевал После утраты идеологического оправдания и превращался в карикатуру религиозного мо- террора и массового принуждения (строяще рализма («моральный кодекс строителя комму- гося на апелляциях к практике «строительства низма»), сохраняя, тем не менее, все признаки нового общества», «свободного от всех пороков советского двоемыслия. старого порядка», к формированию «нового че Эрозия и распад тоталитарного режима на долго – на все 1980-е годы и первую половину Среди «самых беспокоящих» опрошенных проблем российского общества «кризис морали, культуры и нравственности» называли от Интервью с Д.Шалиным. февраль 1990 г. – http://www.unlv.edu/ 20 до 25 % опрошенных. // Общественное мнение 2007. Ежегодник.

centers/cdclv/archives/Interviews/levada-90.html М., Левада-центр, 2007, с. 44.

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения ловека»), государственное насилие постепенно ные и поддерживающие друг друга.

приобрело черты неприкрытого произвола, ни- Невозможность морали (как и всей сферы чем не ограниченного, кроме соображений це- ценностной регуляции), саморегуляции, слож лесообразности и интересов. Традиционалист- ных систем (реципроктного, «возвратного» или ская апелляция режима к великому прошлому рефлексивного, взаимообратимого и потому – страны, к православной культуры и т.п. в со- согласованного, подлежащего обязательному стоянии легитимировать лишь самый верхний, пониманию действия) вызвана воспроизводя символический уровень власти (как выражения щимся состоянием недифференцированности всего коллективного целого), но не в состоянии институтов.43 Наличие самого консервативного оправдать дисфункции на более низких этажах из центральных институтов – системы некон управления. Сегодня машина государства при- тролируемой власти, все время пытающейся ватизирована различными группами элиты, быть тотальной, или стремящейся восстановить чиновничества, спецслужбами, ведомствами, прежний свой статус и роль, блокирует перма использующими насилие для достижения своих нентно возникающие импульсы специализации частных или групповых целей, для обеспечения и «разделения труда», ценностных, норматив корпоративных интересов. ных и ролевых систем действия.

Привычное терпение нельзя объяснить Поскольку центральные институты в Рос только традиционной покорностью забитого сии, поддерживающие символику и семантику русского населения, тем более – пассивностью всего социального целого, – это институты го общества, не знающего других моделей органи- сударственной власти, вооруженных сил, «ор зации коллективной жизни. Можно предполо- ганов», то «насилие», «агрессия» превращаются жить, что для того, чтобы отношения «насилие- в доминантные коды социальной организации терпение» сохраняли свою устойчивость, населения (со всей семантикой социальной ие должны действовать позитивные оценки наси- рархии, социального порядка). Эти алгоритмы лия как особо значимого поведения, причем – в демонстративной репрессивной «социально качестве «действий избранных», с одной сторо- сти» пронизывают любые сферы социальной ны, «терпения», с другой, и негативная оценка жизни – от идеологии, власти, экономики до тех, кто ему сопротивляется. 42 Насилие должно образовательных учреждений, административ быть признано «нормальным» фактором соци- ного порядка, этнической иерархии, семейных альной жизни. Индивидуализм раз и навсегда или сексуальных отношений, не говоря уже испуганных крепостных должен подкрепляться об исправительно-трудовом лагере как образце сознанием полной атомизированности обще- социальной организации («на общем режиме»).

ства, не просто отсутствием солидарности, а Там, где действуют нормы демонстративного верой в ее невозможность, соответственно, не- насилия, там вытесняется проблематика и сам верием в эффективность и ненаказуемость кол- язык «понимания», необходимости взаимно лективного действия. Другими словами, ны- сти, обязанности взаимного учета мотивов и нешнее российское государство, практикующее действующим и его партнером. Поэтому наси лишенное оправдания насилие в отношении лие – один из самых тематизируемых мотивов в своих граждан, производит – и производит это нынешних российских массовой культуре, кино непрерывно, систематически по всем каналам и литературе, в изобразительном искусстве, своего воздействия на общество, обесценивание любых значений автономного от власти суще ствования, любых социальных образований, С точки зрения модерных обществ такие особенности регуляции не имеющих маркировки лояльности к власти. воспринимаются как дефектность этой системы, порождающие в обя зательном порядке коррупцию, произвол, избирательное применение Тем самым, новый российский авторитаризм и права, двойственность моральных оценок, двоемыслие, «гибкость» деморализация общества – вещи взаимосвязан или беспринципность в социальных отношениях и т.п. Но с внутренней точки зрения обывателя такого социума отсутствие подобного универ сализма представляет собой выражение «особости» национального О «терпении» как одной из главных черт национального характера устройства, его простоты, человечности, душевности, с одной стороны, (элементе матрицы массовой идентичности) см.: Простой советский либо племенной, этнической, национальной специфики, адаптации человек, М., 1993, с.140-149;

Гудков Л. Динамика этнических стереоти- общих требований к конкретной ситуации (норма «войти в положение пов (сравнение замеров 1989 и 1994 гг.). // Мониторинг общественного человека»).

мнения, 1995, N 2, c.23-27;

. Он же. Комплекс «жертвы». Особенности О смысле внутриармейского насилия (дедовщины) и его влиянии восприятия россиянами себя как этнонациональной общности. // там на общество см.: Левинсон А. Почта спецвагона, или Успех трагедии.

же, 1999, № 3, с.46-64;

Левада Ю. Человек приспособленный //Лева- Об эстетике насилия // Левинсон А. Социография. М., НЛО, 2004, да Ю. От мнений к пониманию. М., 2000, с. 467-488. с.541-609.

Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль инсталляциях, в рекламе и т.п.45. Оно замещает друг с другом не возникало, если не считать не дефицит эмпатии и «понимания» в обществе, формальных семейно-родственных, дружеских хотя и не является их суррогатом. отношений, или они были слишком слабыми.

Более значимыми в этих обстоятельствах ока Мораль и модернизация. Пределы возмож- зывались партикулярные интересы сторон.

ной модернизации в России (или ее внутрен- Отсюда возникает и устойчиво воспроизво ние дефекты) очерчены характером действую- дится такая социальная черта массового харак щих институтов и связанного с этим типом тера или массовой антропологии постсоветско человека, его «моралью», то есть спецификой го человека, как недоверие к другим, лукавство, интегративных систем, систем поддержания нормативный релятивизм, цинизм и готов образцов взаимодействия.46 В общем виде этот ность приспособиться к любой изменившейся тип человека отличается специфической спо- «игре» ценой снижения уровня ожиданий. Это собностью адаптироваться к государственному можно было бы назвать нигилизмом, «мак и частному произволу, решая всякий раз свои киавиализмом», релятивизмом и т.п. массовой проблемы повседневной жизни посредством уверенностью в том, что «справедливости во установления отдельных, частных и ситуативно обще», «права вообще», «честности» и т.п. быть определенных, квази-личных отношений с пар- не может, что эти «категории» не имеют общего тнером. Тотальность государственного контро- содержания, а всегда должны пониматься «си ля и зависимость от власти абсолютного боль- туативно» и с учетом конкретных действующих шинства людей в советском и в постсоветском лиц. Другими словами, недифференцирован обществе (на каждом уровне иерархии – свое ность социальных институтов оборачивается подчинение), явилась причиной того, что ника- отсутствием универсализма мышления и мора ких устойчивых внешних (институциональных) ли, обеспечивающих общие связи между людь гарантий для соблюдения взаимных (предпо- ми. Бесконтрольная власть воспринимается как лагаемых) обязательств в отношениях людей произвол, как диффузное партикулярное наси лие, разлагающее и тех, кто насилует, и тех, кого насилуют.

См. например, материалы Круглого стола, посвященного обсужде Но, конечно, в социологическом плане го нию фильма «Груз-200», в журнале «Искусство кино»: Про людей и ворить о полном имморализме российского уродов. ИК, 2007, №7. Ю.Лидерман пишет в этой связи: «Разложение режима, по версии режиссера, проявляется в том, что, уйдя из обще- общества неверно. Моральный дефицит или ственного пространства в частное, утопия дала «убойные» результа несостоятельность российского общества по ты (превратив сферу интимного в пыточную, а сферу социального в рождает потребность в разного рода «культовых военную иерархию). Там же, с.35. Я бы только добавил: речь идет о фигурах» и светских авторитетах, своего рода вполне конкретной тоталитарной «утопии», практическая реализация суррогатных образцах «морали». Подобные пе которой невозможна без насилия. Ценность утопических конструкций риодически возникающие образцы коллектив как раз и заключается в том, что они позволяют сделать обозримой не ной «совести нации», выступающие в качестве кую общую идею, безопасно (с сознаваемой нереализуемостью этих устройств, их выраженной фикциональностью) проконтролировать не- «общественных святых» обеспечивают сим проясненные аспекты конструируемого сообщества. В данном случае волическое единство всего целого в условиях мы имеем дело с утопией (коммунистической идеологией), в которой невозможности общих квалификаций поведе насилие (диктатура партии-государства в виде чрезвычайных институ ния как морального.47 При отсутствии общих тов и органов) с самого начало введено как необходимая и важнейшая трансцендентных оснований морали воспро ее составная часть и средство социального конструирования.

46 изводится этический партикуляризм (нормы и «Два сложно связанные друг с другом процесса институциональ принципы регуляции действия могут быть зна ных изменений определяют такую подвижность «рамок», или, допу стим, «правил игры». Во-первых, процесс модернизации общества… чимыми только применительно к конкретным Во-вторых, процессы формирования и разрушения тоталитарного обстоятельствам действия). «Моральные» пред общества… Оба процесса взаимосвязаны, благодаря чему рамки писания приобретают вид негласных нерефлек социальных институтов оказываются не только неустойчивыми, но и сивных коллективных конвенций, групповых «неклассическими», существенно отличными от европейских моделей.

обычаев, ситуативно обусловленных нефор … В советской системе досовременные, традиционные или тради мальных правил, адаптируемых применительно ционализирующиеся социальные институты – всеобщее принуждение, к статусам участников взаимодействия и «поло личная власть, идеологический контроль – использовались в качестве орудия тотального господства государства, а отчасти и средства мо- жению вещей». Сама референция к «лицам», а дернизации общества. Поэтому формировавшиеся социальные инсти туты – вне зависимости от лозунгов и или иллюзий, с которыми они Так, популярность фильма «Остров» П.Лунгина свидетельствует не соотносились, - неизбежно сохраняли черты досовременных отно- об острейшем массовом спросе на веру, а об истерическои интересе к шений» - Ю.А.Левада. Простой советский человек. Опыт социального фигуре «юродивого», функция которого заключается в компенсации портрета на рубеже 90-х. М., 1993, с. 33-34. отсутствующей и личной веры, и личного морального сознания.

№ 1 (93) январь-февраль 2008 Вестник общественного мнения не к сфере должного, указывает на важнейшую (пп.1-7 и 9), имеет характер доминирующих особенность институциональной системы – нормативных определений (поддержания вну ограниченность собственности, права, религии, тригрупповых правил поведения и сохранения а стало быть – сильнейшую зависимость субъ- целостности группы, границы общности «сво ектов от отдельных институтов и групп (прежде их»), которые едва ли могут быть квалифици всего – от власти, семьи или локальных нефор- рованы как собственно «моральные» высказы мальных групп). вания и оценки. Первые три позиции, а также Причем, партикуляризм и неопределен- позиции 6, 7 – имеют чисто декларативный ха ность квалификации действия в последние годы рактер, не являясь для абсолютного большин возрастает, если судить по материалам наших ства населения предметом реального действия, опросов. От предлагаемой в тестовых ситуациях выбора или оценки. Еще в большей степени задачи квалификации действия как «приемли- склонность к вытеснению всего непривычно мого» или «неприемлимого», допустимого или го, неизвестного, незнакомого проявляется в нетерпимого в моральном плане, уклоняются ответах опрошенных в пунктах 9, 11. Начиная от 30 до 40% опрошенных. с п. 10, какая-либо ясность оценок у большин При всей условности замеров такого рода ства опрошенных отсутствует, а это значит. что (набор форм отклоняющегося поведения до- осуждение имеет очень ограниченный, локаль вольно искусственен и в некоторой степени – но групповой характер.

случаен), они могут дать представление о харак- То, что «запрещается» – гомосексуализм, тере или «векторе», направленности, интенцио- марихуана, многоженство, пьянство, азарт нальности нормативного массового сознания. ные игры, уклонение от налогов, клонирова Однако их нельзя рассматривать как реальные ние, взятка, супружеская измена, связано с оценки социального поведения. собственно нормативной регуляцией внутри Как видно из таблицы 16, большая часть малых группы. Эти суждения и запреты не суждений, в первую очередь – особо строгих содержат признаков морали (референции Таблица ПОВЕДЕНИЕ, СЧИТАЮЩЕЕСЯ ПРЕДОСУДИТЕЛЬНЫМ И «МОРАЛЬНО НЕПРИЕМЛЕМЫМ» Другие ответы: «это не вопрос морали» + Соотношение Осуждающие «все зависит от обстоятельств» + «за- осуждающих труднились ответить» и не осуждающих 1. Потребление марихуаны 84 13 2. Гомосексуализм 84 12 3. Многоженство 74 19 4. Азартные игры 73 20 5. Пьянство 73 19 6. Уклонение от налогов 63 28 7. Взяточничество 62 / 54 29/ 34 6,9 / 4, (получение/дача) 8. Супружеская измена 62 27 5, 9. Клонирование человека 53 37 5, 10. Эфтаназия 38 42 1, 11. Эксперименты 36 42 1. со стволовыми клетками 12. Смертная казнь 36 41 1. 13. Аборт 30 43 1. 14. Медицинские экспери 29 36 0, менты над животными 15. Секс вне брака 29 35 0, 16. Ложь во благо 23 42 0, 17. Развод 22 44 0, 18. Обжорство 14 49 0, Декабрь 2007, N=1600, в % к числу опрошенных шенных Вестник общественного мнения № 1 (93) январь-февраль к общим, внеповседневным, трансценденталь- вательны, поскольку латентные функции этих ным, субъективным основаниям), а представ- институтов заключаются в систематической ляют собой довольно разрозненную, никак не девальвации ценностей и подавлении меха рационализированную, непродуманную агло- низмов, могущих инициировать появление бо мерацию запретов или предписаний, не свя- лее сложных форм социальной организации.

занных с «совестью». Другими словами, это не Дефицит ценностей компенсируется самыми более чем формы слабо интернализированного, различными по характеру своего действия и чаще – ситуативно обусловленного и прагмати- источникам возникновения архаическими и ческого социального контроля группы. простыми формами регуляции – обрядове Более общие формы регуляции практиче- рием, имитирующим веру, традиционалист ски не меняются на протяжении длительного скими ритуалами, фобиями, предрассудками, времени. Скорее не осуждаются, или осуж- мифами, санкционирующими те или иные даются в существенном меньшей степени – социальные практики. Стерилизации под медицинские эксперименты над животными, вергается главный принцип модерности – ложь во благо, секс вне брака, развод, аборт. формирование автономной субъективности. В Это означает, что действует либо ригидные результате мы имеем дело с крайне «разрежен традиционные предписание, либо страх перед ным культурным пространством» (Н.Зоркая), неопределенностью (с точки зрения традици- с комплексами и сознанием «вечной перифе онных или рутинных представлений). Данное рии», с «пустым пространством», которое вос соображение подтверждается анализом самих принимается как географическое проклятие социально-демографических характеристик России.

опрошенных, высказывающих свое негативное Сегодняшнее острое ощущение деградации суждение о предлагаемых формах девиантно- слоя «культурных людей», «интеллигенции», го поведения: более суровы и ригидны в своем «образованного сообщества» и т.п., происшед осуждении разного рода отклонений (по общей шей в последние 15 лет, связано не только с фак сумме осуждающих оценок) пожилые люди, тической утратой ими авторитета (их неслыш особенно женщины, а также респонденты – с ностью, или невлиятельностью в рыночной низким социальным статусом, низким уровнем экономике), но и с исчезновением, отчасти – образования и дохода. Все эти характеристики воображаемого, отчасти – действительного, взаимосвязаны, а это значит, что эти контин- внутреннего противостояния дряхлеющей то генты соотносятся с довольно примитивными талитарной власти, режима, потерявшего силу.

формами занятости и круг их связей, включен- Широко распространенное принятие, если ности в разные институциональные отношения, не одобрение, ельцинского и еще больше – уровень информированности, активности и т.п. действующего режима лишило «интеллиген очень ограничен. Жесткость оценок смягчает- цию» внутреннего самооправдания, разрушив ся с ростом образования и социального статуса старую идеологему «власть-интеллигенция опрошенного (особенно в отношении самых народ», придававшую видимость морального массово осуждаемых действий – употребление смысла существованию «образованных». Сегод легких наркотиков, гомосексуальных отноше- ня мало кто из «элиты» (включая и культурную) ний, алкоголя, адюльтера). готов или хочет, как раньше идентифицировать Подытоживая все сказанное выше, мы мо- себя с защитой бедных и обиженных, нести жем сказать: процессы модернизации блоки- просвещение, выполнять функции представи руются центральными, символическими ин- тельства народа перед властью, говорить о своей ститутами социальной системы в России, ее совестливости, сочувствии, о «добром сердце» и режимом власти. В этом смысле надежды на прочем. Эти игры кончились.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.