WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РОЛЬ СМИ В СОЗДАНИИ ГЕНДЕРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ Стеоротипное представление о женском положении и ее предназначении Существование журналистики невозможно без стереотипов. С появления первой газеты до создания

глобальной системы массовых коммуникаций устойчивые представления о добре и зле, героизме и подлости, спасителе человечества и «враге народов» и т.д. являлись не только непременным атрибутом каждого адресованного широкой аудитории сообщения, но непосредственно самим строительным материалом любой публикации, радиопрограммы или телепередачи. Стереотипы имеют свойство меняться во времени, отражать политические интересы и идеологию государств, национальных или международных группировок и партий, а также представления обыденного сознания, свойственные эпохе. Отражают они и настроения, взгляды и предрассудки самого носителя информации – журналиста. В этом смысле никакое сообщение не является абсолютно нейтральным (в чем давно сошлись исследователи журналистики самых разных стран) – оно неизбежно не только отражает состояние общественного сознания и идеологии, но и ежедневно и ежесекундно создает общественное мнение;

предлагает ролевые модели, образ мыслей и отношения к действительности, образ женщины. Весьма популярные в период, последовавший за распадом СССР, разговоры о «нейтральности информации», о главной задаче новостей «передавать точные факты» сегодня воспринимаются как наивные романтические иллюзии постсоветского интеллигентского мышления – доказательством тому вся современная пресса стран, возникших на бывшем советском пространстве. В то же время СМИ выступают и своего рода лабораторией по проверке на прочность старых представлений и выработке новых стереотипов.

Говоря о гендерных стереотипах в СМИ в Азербайджане и в странах, возникших в последнее десятилетие на территории бывшего СССР, прежде всего стоит отметить тот факт, что гендерные стереотипы в журналистике возникли вместе с самой журналистикой – они отражали гендерные различия в существующих тогда обществах, закрепляли традиционные гендерные роли.

Любопытно, что в первые советские годы этот идеал начал довольно быстро исчезать из периодики, будучи сменен новым – радикально новым для культуры и журналистики – образом строительницы социализма. Великий социальный эксперимент, которому положил начало 1917 год, был неотделим от создания и утверждения новой идеологии, нового массива культуры, разрабатывающей, развивающей и укрепляющей новую мифологию.

Можно сделать вывод о том, что взамен традиционных представлений о взаимоотношениях супругов советский миф предлагал новую модель. Здесь возникала пара по типу «дочь – отец», в которой роль отца мог играть непосредственно сам «отец народов» Сталин, советская армия или весь советский народ (как в финальном эпизоде фильма Г.Александрова «Цирк», где весь зрительный зал поет колыбельную песню черному ребенку Мэри, как бы удочеряя и ее заодно). Идея пришлась как нельзя лучше ко времени, когда многие мужчины были убиты в войнах или валили лес в лагерях. Взамен непостоянных и трудных взаимоотношений с возлюбленным миф предлагал надежную отеческую любовь, единение с самой прогрессивной идеей, участие в построении рая на земле, он обещал женщине воспитать ее детей героями и гарантировал им вечную славу после смерти во имя идеи. Может быть, этим и объясняется подчеркнутая асексуальность всех героинь советской журналистики вплоть до 1990-х годов.

Вот такие, до боли похожие одно на другое, лица и характеры мы видим в газетах и журналах советской эпохи, и обратим внимание на то, что женские образы пользовались особенной популярностью у редакторов в годы тяжелых испытаний и репрессий.

Ничего странного нет в том, что с началом перестройки, когда идеологическое здание советской системы дало первые трещины, гендерные стереотипы принципиальным образом изменились, и любимый демократической интеллигенцией стереотип Золушки стал преобладающим. Выбросив на свалку истории идею женской общественной активности и самостоятельности, участники дискуссии начали активную пропаганду идеи естественного предназначения женщины.

Растиражированный СМИ, новый стереотип завладел общественным сознанием почти тотально, и вышел на широкий политический простор.

Начало рыночных реформ (1991-1993гг.) можно считать торжеством новой гендерной мифологии в СМИ. Гендерные стереотипы заменили стереотипы идеологические, это было знаком исторического момента.

Женщин не привлекали в газеты в качестве экспертов почти никогда. Женское движение за рубежом не освещалось в зарубежных репортажах, а феминистки потихоньку начали занимать в системе стереотипов пустующее место «врага народа» – они были представлены как грязные и недовольные жизнью тетки, не умеющие привлечь мужчин.

Все уже упомянутые тенденции гендерной стереотипизации тем не менее продолжали оказывать решающее влияние на образы женщин и мужчин в журналистике. Росли числом журналы для женщин и для мужчин, в которых предлагали присущие обществу потребления и традиционные для него стереотипы:

женщины как подруги и соблазнительницы, внимательной к своему телу и нарядам, мужчины как завоеватели и хозяева. В 1995-1996-х годах начался новый период осмысления журналистикой гендерных ролей и период поиска новых эталонов. В основе этого явления лежали самые различные процессы.

В национальных качественных (а следом за ними – и региональных политических) СМИ гендерные стереотипы уже не являли такого единства, как в начале десятилетия. Анализ показал, что к 1996 году одни СМИ предпочитали женщину-героиню с активной жизненной позицией, имеющей свое мнение и желающей преобразования общества, лидера политики и бизнеса, другие продолжали использовать образ маргиналки – преступницы и звезды эстрады и спорта. Молодежная пресса по-прежнему эксплуатировала внешность женщины, представляя ее как секс-объект.

В то же время лишь 1% от всех газетных площадей был посвящен материалам о женщинах, кто бы они ни были. Последующие годы показали, что тенденция налицо – о женщинах было написано на 1, 5% всех газетных площадей национальной прессы и их образы продолжали меняться.

Видна тенденция количественного роста материалов о женщинах, однако, до гендерного баланса.

Одной из центральных проблем, подлежащих в настоящее время всестороннему изучению, является анализ влияния гендерных отношений на современную журналистскую практику, отражения в ней новых реалий информационного общества, взаимосвязи между гендерной принадлежностью журналиста и методом подачи информаций.

К началу 80-х годов ХХ века относится появление волны исследований о женщинах в журналистике, однако внимание было уделено в основном социально-экономимическим проблемам: профессиональной дискриминации женщин, меньшей оплате за равный труд по сравнению с мужчинами, трудностям семейной жизни. Позднее за рубежом появился ряд серьезных исследований, посвященных изучению гендерных отношений в журналистике, проявлению различных форм сексизма, а также трансформациям в общественном сознании относительно роли женщин-журналистов в производстве и представлении информации.

Заметим, что первые глубокие исследования указанных проблем были осуществлены на американском материале, хотя первенство в появлении женщин-ведущих на экране принадлежит британским СМИ.

Тенденция появления «новой журналистики» и информации, адрестванной исключительно женщинам (сначала в приложениях к британским «мужским» газетам, а затем в специальных дамских журналах и газетах), была отмечена еще в конце ХIХ века. Привлечение женщин-читательниц рассматривалось как важное условие успешного газетного бизнеса, и для реализации этой цели на работу в газеты стали приглашаться также женщины, которые, по мнению редакторов, могли не только правильно определить круг интересов потенциальных читательниц, но и сделать сообщаемую информацию более эмоциональной и личностно-ориентированной. Постепенно «феминизация» прессы сменилась ее «сексуализацией», точкой отсчета которой, как отмечают многие исследователи этого вопроса, стало появление на 3-й странице британской газеты «Сан» так называемой «Page Three Girl» полуобнаженной красотки. Этому примеру последовали многие другие газеты, что спровоцировало в обществе серьезные дискуссии, имевшие большие социальные последствия.

Журналистика – профессия женского рода С ростом социального равноправия и повышением уровня образованности женщин увеличилось и количество их, работающих в газетах, в том числе на руководящих должностях, но с самого начала предлагалось «узконаправленное участие» в работе с определенной категорией читателей, а позднее – с появлением радио- и тележурналистики- с определенной категорией новостей, слушателей или зрителей.

Заслуживает внимания тот факт, что попытке осмысления своей роли в журналистике прибегли и сами представительницы этой профессии. Большой интерес, на наш взгляд, представляет анализ так называемых эго-документов (автобиографий, мемуаров, писем), проведенный Л.Стейнер.1 Исследование более 50 автобиографий, написанных британскими и американскими женщинами-журналистами, выявило наличие серьезных конфликтов между их самоидентификацией, как известных и признанных журналистов, и их ощущениями себя как женщин. Подобный вывод, считает автор обзора этих мемуаров, можно было сделать уже при анализе книги Е.Бенкс (E.Banks), первой женщины-журналиста, опубликовавшей свою биографию. В целом, автобиографии говорят о сознательных попытках противостоять своей женской природе и общественным стереотипам. Например, в 571–страничной автобиографии Мери Менниг, известной американской журналистки, работавшей в нескольких авторитетных общенациональных изданиях и завоевавшей популярность в качестве ведущей колонки советов под именем Beatrice Fairfax, нет никакой информации о ее благополучном браке, муже-политике, детях.

Показательно, что именно жанр автобиографии был выбран известными женщинами-журналистами, чтобы рассказать женщинам о своей многолетней борьбе за право быть профессионалом – как в студии, так и за ее пределами. В сущности, выбор поведения для них был ограничен: если они отказывались быть на работе подчеркнуто женственными, их поведение рассматривалось начальниками – мужчинами как девиантное;

если же они позволяли обращаться с ними, как с женщинами, одевались и говорили соответствующим образом, это снижала в глазах окружающих их профессиональную компетентность.

Очевидно, что социальные изменения в обществе, коммерциализация вещания и стремление к постоянному расширению аудитории радиослушателей и телезрителей обусловили отход журналистики от Steyner L., Fox R. The Imperial Animal N.Y.: Holt, Rinehart and Winston, ее некоторых канонов, свято соблюдавшихся в течение длительного времени. Так, появившееся в Британии в середине 50-х годов коммерческое телевидение для внедрения в широкие домашние сферы сделало ставку на женщин-домохозяек. Именно им были адресованы новые информационно- развлекательные программы (получившие позднее, в 1980-85 годах название infortainment-information + entertainment развлекательная информация), многочисленные рекламные ролики и быстро завоевавшие популярность «мыльные оперы» Документы, архивные материалы по истории становления общенациональной британской радио – и телевещательной корпорации (ВВС и ВВС-1) свидетельствуют о том, что в то время на британском ТВ была разработана четкая политика «сбалансированного участия» женщин в телепрограммах: группа теледикторов обычно состояла из трех мужчин (приглашались с радиоэфира) и одной женщины (профессиональной актрисы) журналистами, чтобы по-женски рассказать женщинам о своей многолетней борьбе за право быть профессионалом – как в студии, так и за ее пределами.

Однако постепенно сначала женщины – дикторы со сводками погоды и новостей, а затем корреспонденты и ведущие передач стали все чаще появляться на экране. Первой ведущей-женщиной на британском телевидении стала Джоан Бейкуэлл (Joan Bakewell), которая в 1964 году читала на ВВС- новости об искусстве и последние известия как один из членов постоянной команды. Появление женщины ведущей именно в это время не случайно. Начало и середина 60-х годов ХХ века отмечены в Западной Европе и Америке подъемом феминистского движения и распространением его идей равного права на самореализацию женщин в любой сфере. В этот же период женщины стали появляться на экранах телевизоров и в качестве участниц различных передач: ток-шоу, викторин, конкурсов и Т.д. Для вещания нa женскую аудиторию на ВВС было создано специальное подразделение во главе с Маргарет Адамс (общепризнанным профессионалом с радио), которое и определяло политику вещания для женщин – более восприимчивой к аудитории" чем мужская.

Постепенно, к началу 80-х годов ХХ века, как отмечает П. Холланд, чтение новостей стало рассматриваться в Британии как женская работа. При этом женщине-диктору отводилась своеобразная декоративная роль («decorative performer»). Почти так же эксплуатировался женский образ для освещения в США событий в Персидском заливе и операции «Буря в пустыне». К 90-м годам на основе многочисленных опросов телезрителей было установлено, что даже самые страшные известия из уст женщины звучат менее трагедийно, а иногда даже «уютно и по-домашнему».

К настоящему времени у руководителей электронных СМИ Британии и США сложилась система требований, предъявляемых к женщинам в студии. Они не должны иметь очень красивую внешность, но для них обязательны миловидность и обаяние, приятная улыбка.

Лингвистические характеристики речи в эфире до сих пор не получили подробного описания, но их существенные изменения, происшедшие за последние 50 лет, очевидны. 3арубежные средства массовой информации, а вслед за ними, заметим, и отечественные, прошли долгий эволюционный путь развития: от строгой регламентации и жанровой унификации к новым «свободным» жанрам и сокращению официальной части теле- и радиопередач. Дикторы и комментаторы становятся приятными собеседниками, хорошими друзьями, которые приходят в дом и делятся новостями. Это, как и увеличение числа передач доверительно разговорного типа, не могло не отразиться на речевых характеристиках ведущих, на организации диспута в эфире.

К манере изложения женщин, работающих в эфире, всегда предъявлялись очень жесткие требования.

Обязательной была, как пишет в своих мемуарах П. Холланд, весьма сдержанная манера изложения, «мифическая нейтральность универсального голоса» – без резких перепадов мелодики, эмоционального интонирования и т.д. Несмотря на это, женщины, по мнению многих исследователей, сумели выработать свой особый стиль изложения новостей и их адресации. Анализ различных передач, ведущихся женщинами, и снятых ими документальных фильмов (обычно с женщинами-героинями), показал, что они отдают предпочтение интерактивному типу коммуникации, настроены на взаимообщение и сотрудничество в эфире. Они более внимательно относятся к представлению новостей в контексте, любят объяснять последствия произошедших событий. Этому способствует и сохранившееся в большинстве студий традиционное деление новостей на «жесткие» и «мягкие» («hard and soft news») и, соответственно, «разделение труда» между дикторами разного пола: новости из экономической и политической жизни и криминальные («жесткие») обычно читают дикторы-мужчины, а новости о культурной и социальной жизни («мягкие») сообщают женщины-дикторы. В целом же, по мнению Стейнер, информационная адресация в настоящее время является гендерно-нейтральной, а развлекательная – феминизированной, хотя нельзя не заметить и тенденцию к феминизации новостей, одним из примеров выражения которой является освещение гибели, похорон и траура по принцессе Диане.

На Азербайджанском телепространстве тоже в основном преобладают женщины-дикторы и женщины, ведущие аналитические программы.

На наш взгляд, в так называемом женском стиле изложения и адресации отражаются установленные недавно лингвистами особенности женского дискурса на фонетическом, грамматическом и лексическом уровнях, проявляющиеся и в стиле ведения диалога, и в форме организации повествования, и в контактоустанавливающей практике, и в языковых преференциях в целом.

Изученные источники позволяют сделать вывод о том, что в историческом плане существуют три модели вербального и невербального поведения женщин в эфире. На первых этапах участия женщин в телепередачах было очевидно, что культура эфира, его языковые и символические жесты уже были детерминированы мужчинами-профессионалами, поэтому считалось, что «быть женщиной в эфире, значит, не быть, прежде всего, мужчиной", то есть стремиться к сохранению женской манеры общения.

Вторая модель поведения в эфире (и нередко – в жизни), как было подтверждено в мемуарной литературе, предполагает преднамеренный отказ от присущей женщинам манеры изложения и общения.

Работая в мужском окружении, подчиняясь специальным ритуалам называния, описания и анализа фактов действительности, женщины-корреспонденты часто перенимают мужские формы ведения репортажа, а женщины-дикторы – стили изложения и интонационного оформления высказываний.

Доминирующая модель в настоящее время характеризуется как определяют сами женщины, работающие в СМИ, стремлением сочетать в себе на экране женственность и профессионализм;

под последним прежде всего понимается гендерно-нейтральная манера поведения и языкового оформления высказывания.

Формирование журналистского мышления, отвечающее требованиям современности, и подготовка журналиста к практической деятельности в соответствии с нуждами функционирующей системы средств массовой информации – задача, успешное решение которой зависит от комплекса условий. В их числе:

развитие природных способностей и задатков будущего специалиста, формирование и совершенствование системы специфических профессиональных качеств, разнообразных творческих умений, навыков, способов действий, приемов организаторской и редакторской работы, методологии, методики и техники сбора и обработки информации, создания произведений, их компоновки в выпуски, программы и номера. Входя в мир журналистики, важно, прежде всего, представить этот мир в его целостности и составляющих элементах, определить смысл / вложенный в понятие «журналистика». Чтобы возможно более полно представить журналистику как важнейшее социальное явление, недостаточно обратиться только к еженедельной программе телевидения и радио или в киоск, где продают газеты и журналы. Ведь огромное количество распространяемых по подписке и в розницу газет и журналов, совокупность многочасовых (и круглосуточных) программ телевидения и радиовещания, передаваемых по множеству каналов, – это только конечные продукты индустрии информации. Но чтобы этот «продукт» попал к читателю (слушателю, зрителю), надо обеспечить согласованное и взаимоувязанное функционирование множества инфраструктур.

Прежде всего, это информационные агентства, пресс-службы, рекламные и другие организации, снабжающие журналистику разнообразными материалами.

СМИ как выразитель общественного мнения Современная журналистика как выразитель общественного мнения в обществе, находящемся в переходной стадии развития, очень разнообразна, в разных соотношениях несет черты «старого» и «нового». Будущее за теми СМИ, которые способны идеологически и организованно быть «впередсмотрящими» в этих сложных процессах. Журналистику как социальный институт демократического общества можно разбить на три группы.

Первая группа – СМИ гражданского общества, которое является ведущей силой преобразований на пути к новой цивилизации. Гражданское общество – это область «самостояния» человека как гражданина (а не подданного), активно добивающегося и реализующего свои гражданские права. Для гражданского общества характерны возможность и, более того, необходимость свободного объединения граждан в различные организации, выражающие и отстаивающие их интересы в самых разных областях – политической, экономической, социальной, культурной, творческой и т.д. Это политические партии, профессиональные союзы, творческие ассоциации, различные общества (ветеранов, инвалидов, молодежные, женские, детские и т.д.), кооперативы (производственные, жилищные, сбытовые и др.), производственно-коммерческие структуры, органы общественного самоуправления (муниципалитеты) и контроля, спортивные, культурные, благотворительные, правозащитные и др. организации, вплоть до обществ потребителей, защитников животных, любительских объединений и прочих. Независимые от государства (но действующие по закону), все эти самодеятельные организации составляют структуру гражданского общества, и чем более она развита, тем значимее его роль.

В структуре гражданского общества свое место занимает и создаваемая соответствующими объединениями или отдельными гражданами журналистика гражданского общества.

Выход печатных изданий, теле- и радиовещание обеспечиваются развитой системой технических служб (полиграфия, радиотелевизионная техника, наземные и космические линии связи) с огромной армией работников.

В процессе изложения концептуальных представлений о центральной категории науки о журналистике – «массовой информации» – уже приходилось кратко обращаться к функциям массовой информации, в самом общем виде говорить о ее целях, задачах, роли в жизни общества.

Социальная ориентация, управление сознанием и поведением адресата массовой информации, формирование адекватной картины действительности, а также представление о «желаемом будущем» и путях его достижения, определение жизненных позиций граждан, выработка определенного отношения к различным явлениям жизни и т.д. – все это функциональные задачи журналистики на современном этапе. И это естественно: от информационной природы журналистики прямой путь именно к вопросу о функциях журналистики, так как именно через функциональную направленность характеризуется место и роль в жизни любого предмета, явления или вида деятельности. Невозможно описать значение даже такого простого предмета, как стол, не говоря уже о таком явлении, как обучение, или о таком виде деятельности, как журналистика, если неясно, зачем они существуют, чему служат. Предметы могут выполнять различные роли. Стол, например, выполняет роли, на которые могут указывать такие определения, как «письменный», «обеденный», «кухонный», «туалетный» и др., в некоторых ситуациях он может быть просто украшением помещения, материалом для баррикад, топливом и т.д. Журналистике также свойственна полифункциональность.

Говорят о роли журналистики в познании окружающего, выработке человечеством ценностной ориентации, социализации личности, просвещении и воспитании, распространении культуры, отмечают ее регулятивное и контрольное участие в управлении общественными процессами, в социальной защите людей и снабжении каждого утилитарными сведениями, указывают на гедонистическое значение журналистики, участие ее в психической регуляции, компенсаторной, тонизирующей деятельности (развлечение, разрядка, снятие напряжения) и т.д. и т.п.

В этом перечне функций реально отражены выполняемые журналистикой задачи. Но при этом очевидна некоторая бессистемность перечисления. Это связано с недостаточной проработкой вопроса о том, что же нужно «контрагентам» массовой информации – массовой аудитории и социальным институтам как «потребителям» массовой информации.

Предварительным и обязательным условием информационного взаимодействия в сфере журналистики является установление контакта с «контрагентом», т.е. налаживание связи с массовой аудиторией и социальными институтами. Общеизвестно, что исходной функцией журналистики является коммуникативная функция (лат. communicatio «путь сообщения, форма связи») – функция общения, налаживания контакта. Не случайно журналистику часто называют «средством массовой коммуникации» или mass media.

Прочный контакт с Ж установится тогда, когда МА окажет доверие органу журналистики, признает его «своим», а СИ ощутят его авторитет, обнаружат силу влияния, обеспечиваемую поддержкой аудитории и действием закона. Более того, через журналистику устанавливаются контакты, происходит знакомство «потребителей» информации с тем миром действительности, который находится в поле зрения СМИ.

Благодаря возможности с помощью журналистики войти в искомый и необходимый «потребителю» контакт и устанавливаются прочные связи Ж – МА и Ж – СИ обоюдоважного и обоюдозначимого характера. И журналистика, чутко реагируя на состояние, запросы и потребности своего «контрагента», должна постоянно корректировать характер этих связей с миром – усиливая и расширяя или, наоборот, сужая и ослабляя их. Поэтому в хорошо отлаженной системе журналистики каждое издание и программа имеют свое лицо, – отличаются характером своей «модели мира», удовлетворяя потребности своих «контрагентов» в информации.

Второй – и объективно наиболее важный – «слой» функций СМИ определяется ролью журналистики в выполнении жизненно важных потребностей ее «контрагентов».

Для взаимоотношений с СИ – это выдвижение суждений и оценок, вырабатываемых данным органом журналистики относительно характера и уровня выполнения СИ и его должностными лицами их обязанностей перед обществом. В этом проявляется контрольная и связанная с нею регулятивная деятельность СМИ по отношению к СИ. Здесь наиболее наглядно видна роль журналистики как «четвертой власти» в обществе. И хотя ее «властные полномочия» (необходимость учитывать выводы, рекомендации и предложения) пока еще недостаточно обеспечены законодательством как обязательные для рассмотрения в СИ, тем не менее, в зависимости от общественной влиятельности конкретного издания или программы соответствующие материалы оказывают воздействие той или иной направленности и силы на деятельность СИ. Публикации высокоавторитетных СМИ способны оказывать мощное влияние на СИ, добиваться коренных перемен в их деятельности и серьезных перемещений (вплоть до отставки) должностных лиц. В целом эту группу функций журналистики можно назвать непосредственно-организаторской.

Для взаимоотношений с МА первостепенное значение имеет информационное обслуживание массового сознания и прежде всего общественного мнения. А диапазон взаимоотношений простирается от простого сообщения фактов до стремления оказать глубокое влияние на мировоззренческие основы и ценностные ориентации аудитории, на самосознание людей, их идеалы и стремления, включая мотивацию поведенческих актов, словом, на характер и меру информированности по общественным проблемам. Эта группа функций может быть названа социально ориентирующей, или идеологической.

Рядом и в прямой связи с идеологическими функциями «располагаются» культурно-образовательные функции СМИ. Притом если такие задачи, как формирование политической культуры, экономическое образование, этическое и эстетическое воспитание и т.п., непосредственно связаны с идеологической деятельностью СМИ и едва ли не являются ее частью, то формирование культуры поведения (в том числе и этикета), пропаганда медицинских знаний, физической культуры, культуры досуга и т.д. значительно слабее связаны с идеологической деятельностью.

Как бы на периферии системы функций находятся и такие области деятельности, как рекламно справочная, удовлетворение утилитарных запросов в связи с миром увлечений разных слоев аудитории (сад, огород, туризм, коллекционирование, шахматы и т.д.).

Наконец, следует назвать такую «всепроникающую» функцию журналистики, как рекреативная (развлечение, снятие напряжения, получение удовольствия). Эта функция «всепроникающая», так как эффективного выполнения всех других функций можно добиться только в том случае, если реализующие их материалы читаются, смотрятся, слушаются «с удовольствием», приносят интеллектуальное наслаждение, радость познания нового, интересного и т.д. Но есть и такие материалы в СМИ, которые выполняют исключительно эту функцию. Обычно их называют «развлекательными» (хотя в некоторых кроссвордах или эстрадных номерах не исключена вероятность наличия и значимого заряда идеологического характера).

Последовательность выполнения информационной политики издания и программы предполагает органическое единство в соотношении и способах реализации всех функций, требует их взаимодействия (в рамках издания или программы, в деятельности каждого журналиста) на основе единой позиции.

Социальное предназначение журналистики как ее объективная, независимая от позиций СМИ и взглядов журналистов, роль СМИ в обществе основывается на потребностях СИ и МА в максимально полной информированности. Поэтому в обществе, где признан и реализуется идейный плюрализм, где существует возможность придерживаться различных взглядов и выражать различные мнения, фактом являются различные трактовки содержания функций журналистики. Эти трактовки связаны с присущими каждому участнику массово-информационных процессов своеобразными представлениями о путях исторического развития и, соответственно, информационных потребностях аудитории (МА и СИ).

Таким образом всем журналистам и всем СМИ свойственны единые функции – обязанности выполнения объективного предназначения СМИ, но реально они выполняются своеобразно по содержанию в зависимости от социальной позиции журналистов и их СМИ. Мера и характер информированности (дезинформированности) зависит, прежде всего, оттого, как журналисты понимают и реализуют идеологическую функцию СМИ. А от этого зависит и выполнение по содержанию всех остальных функций журналистики.

Пропаганда гендерного баланса является одной из важнейщих полифункций журналистики в целом.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ Образ женщины и мужчины в прессе Отражение реальности или насаждение традиционных патриархальных воззрений.

Методы работы – дискуссия, обсуждение раздаточного материала РАЗДАТОЧНЫЙ МАТЕРИАЛ Это может случиться с каждым (газета «Зеркало» 29 июня 2004г.) Увы, в этой публикации нет ничего радостного, скорее всего, это крайне удручающий факт для нашей страны. Еще несколько лет тому назад слово «трафикинг» мало кто знал. Сегодня же, каждый из нас может оказаться лицом к лицу с этим злом.

Торговля людьми представляет собой современную форму рабства, которое сопровождается самыми циничными и жестокими нарушениями прав человека. Людей насильно перевозят через границы, принуждая их к труду, ставят в долговую зависимость, лишают свободы передвижения. Над ними совершается физическое, сексуальное и психологическое насилие. Первыми ситуацией с трафикингом заинтересовались в США. Начиная с 1994 года, госдепартамент готовит ежегодные доклады по этой проблеме. Согласно опубликованным данным, сегодня в подобную криминальную торговлю вовлечены как экономически развитые, так и развивающиеся страны. Так, по последним данным госдепа, Азербайджан находится в списке стран, где в ближайшее время эта проблема угрожающе разовьется, если вовремя не перерезать ростки трафикинга, разрастающегося как сорняк.

По оценкам ООН, организованные преступные группировки в лице только на торговле людьми зарабатывают несколько миллиардов долларов ежегодно. Трафикинг в Азербайджане?

Как бы угрожающе это не звучало, однако торговля людьми в Азербайджане существует... Дело в том, что после распада СССР крайне тяжелое экономическое положение страны привело к тому, что немалое число женщин лишилось социальной поддержки и не имело возможности для приобретения и накопления собственности, что, в свою очередь, сделало их легкой добычей крупных и влиятельных криминальных группировок.

Как же все началось?

В марте 2002 года в Кризисный Центр обратилась Исмаилова Наргиз. Женщина просила помощи.

Оказалось, что к ее 27-летней дочери Лале судьба повернулась «темной стороной». По словам матери, дочь воспитывалась в строгости. Окончила мединститут, нигде не работала. Но ей очень хотелось найти работу по специальности. Однако отец Лалы, в силу своих устаревших взглядов на жизнь, был против инициативы дочери. Несмотря на все запреты отца, Лала попыталась собственными усилиями найти себе работу. В этом ей помог сокурсник, но, как выяснилось позже, на самом деле оказал ей «медвежью услугу». Взяв у нее удостоверение личности, он сделал ей загранпаспорт и пообещал отправить в одну из стран Ближнего Востока в качестве практикующего врача. И, как это обычно бывает, из его обещаний следовало обеспечение ей самостоятельной и прекрасной жизни.

Спустя некоторое время Лала пропала. По рассказу матери, через год в раздавшемся ночном телефонном звонке мать услышала дрожащий голос Лалы. Дочь просила помощи: «Мама, я зарубежом, спасите меня». И без того разбитая горем мать еще более разочаровалась, когда узнала, что муж (отец Лалы) занялся продажей квартиры, чтобы раз и навсегда закрыть Лале дорогу обратно домой. «У меня больше нет дочери, пусть лучше она умрет, чем вернется», – такими были слова отца. С тех пор родители «блудной» дочери живут в другой части города и ничего не знают о ее судьбе.

Наверняка, эта история затронет сердца всех матерей и отцов, чьи дети могут оказаться на месте Лалы, а может уже и оказались. Истоки неразрешимости проблемы трафикинга в нашей стране нужно искать не столько в социально-экономических факторах, сколько в заложенном в нас менталитете. Ведь если скрывать эти факты, дабы не опорочить честь семьи, то трафикинг будет себе тихо процветать.

В любом случае осуждать завербованных работорговцами женщин было бы не совсем разумно. Этот и другие подобные примеры дают серьезные основания для принятия более решительных мер в борьбе с трафикингом.

ЛИТЕРАТУРА Введение в гендерные исследования. Учебное пособие, под. ред. И.В.Костиковой, М., Грошев И.В. Гендерные образы рекламы // Вопросы психологии, 2000, № Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. – М., Свитич Л.Г. Профессия журналист. – М., Стейнер Л., Фох Р. The imperial animah – N.Y., Holt, Rinehart and Winston, Колесов Д.В. Биология и психология пола. – М., Rhoda U. Toward are-definition of sex and gender – «American Psychologist», Ortner Sh.B. Female to Male as Nature is to Culture. Ibid.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.