WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Социологические исследования, № 4, Апрель 2010, C. 33-41 СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В БЕЛАРУСИ С ПОЗИЦИИ "КУЛЬТУРНОЙ ТРАВМЫ" Автор: Г. Н. СОКОЛОВА СОКОЛОВА Галина Николаевна - доктор философских

наук, зав. отделом Института социологии НАН Беларуси (E-mail: gnsok

Аннотация. Эмпирическая верификация теоретических положений культурной травмы П. Штомпки позволяет сделать вывод, что эволюционные изменения в белорусском обществе стабилизируют травматическую ситуацию, но не создают достаточных "вызовов" для адекватных "ответов" со стороны населения.

Ключевые слова: трансформационные процессы * концепция "культурной травмы" * травматическая ситуация * посттравматическая адаптация * комплекс переменных Трансформационный процесс в общественном развитии - особая историческая реальность, в которой обнаруживаются свои структура, тенденции, методы регулирования. Изучение данного феномена как предмета социологического анализа вызывает потребность в методологии, способной отразить диалектику взаимодействия активного субъекта и меняющейся социально-экономической среды.

Под социальной трансформацией понимается обусловленное внешними факторами и внутренней необходимостью радикальное и относительно быстрое изменение социальной природы или социетального типа обществ [1, с. 9 - 22;

2, с. 445 - 446]. Прямым результатом этих трансформационных процессов служит качественное преобразование институтов власти, собственности, прав и свобод человека, гражданского общества. Однако социальные изменения в неравной степени затрагивают разные социально-экономические сегменты;

скорость, ритм и темп социального изменения неодинаковы в разных областях социальной жизни;

их воздействие дифференцированно для различных социальных групп и определяется доступными им индивидуальными ресурсами. Любая социально-экономическая трансформация общества ставит население перед необходимостью изменять привычные модели экономического и социального поведения в соответствии с новыми требованиями институциональной среды, а, с другой стороны, люди способны оказывать влияние на эти преобразования через выбор своих адаптационно-поведенческих стратегий.

В контексте теории социального действия Т. Парсонса, адаптационная стратегия определяется как совокупная программа способов деятельности субъекта, направленной на достижение поставленных целей, исходя из индивидуальных ресурсов и состояния внешней среды. Адаптационная стратегия рассматривается как процесс, происходящий между двумя структурными частями системы (субъектом и ситуацией), который можно выразить в виде двух комплексов переменных - ориентационного и модального. Ориентационный комплекс переменных характеризует отношение субъекта к ситуации (объектам внешней среды) и определяет тип адаптационной стратегии (прогрессивную, консервативную, регрессивную) в зависимости от характера и направленности деятельности. Модальный комплекс переменных характери- стр. зует требования, предъявляемые к субъекту со стороны ситуации и определяет его положение в статусной иерархии [3, с. 638 - 650].

Если содержательно конкретизировать парсоновский подход, то можно выявить специфику "культурной травмы" польского социолога П. Штомпки как внезапного, непредвиденного трансформационного процесса в обществе при определенных исторических условиях. Каковы же условия, вызывающие культурные травмы, делающие их отличными от других видов травм? Согласно Штомпке, их четыре типа [4, с. 6 - 16].

Во-первых, культурная травма обычно возникает, когда какое-то значительное событие нарушает основания культуры, т.е. интерпретируется как несоответствующее ключевым ценностям и основам идентичности. Во-вторых, культурная травма возникает, когда люди оказываются во власти новой культуры, или точнее, когда социализированная культура, которая у них "в головах" или "склонностях сердца", сталкивается с другой средой, в которой они оказались. Есть два варианта такого конфликта.

Первый - хорошо известный результат территориальной мобильности. Пример этого вида коллективной культурной травмы, поглотившей огромную общность иммигрантов, представлен в труде У. Томаса и Ф.

Знанецкого "Польский крестьянин в Европе и Америке". Второй вариант - это культурная глобализация, именуемая, в частности, вестернизацией, американизацией, макдональдизацией. В подобных случаях травма - результат столкновения местной и привносимой культур, интерпретируемого как культурно пагубное явление.

В-третьих, культурная травма связана с обновлением образа жизни под влиянием изменения экономических и политических условий (в рамках неизменной или медленно меняющейся культуры). Люди обнаруживают, что их новый образ действий, появившийся спонтанно или вызванный ситуационно, вступил в конфликт с традиционной культурой. До тех пор, пока новый образ жизни не закреплен и не санкционирован в новых культурных правилах, традиционная культура теряет качество самого собой разумеющегося, делаясь проблематичной, устаревшей и нередко сопровождающаяся конфликтом поколений. Эта культурная травма - промежуточная фаза "морфогенеза культуры", т.е. результат столкновения нового образа жизни со старой культурой.

В-четвертых, культурная травма может возникать в области самой культуры: когда разные ее сегменты имеют разный темп развития, результат чего - "культурное отставание" определенных сегментов. Например, несинхронное развитие институциональных сфер права, политики, экономики, массовой культуры, что довольно часто характеризуется как травматический фактор.

Следуя логике рассмотрения Штомпкой стадиальных преобразований в развитии общественных движений [5, с. 3 - 12], проанализируем на основе материалов республиканского социологического мониторинга ( - 2008)*, ежегодно проводимого Институтом социологии НАН Беларуси, шесть стадий травматического состояния, характерного для трансформационного процесса. Стадии структурного и культурного прошлого и возникновения травматической ситуации определяют модальный комплекс переменных, а стадии переосмысления прошлого, травматических симптомов, посттравматической адаптации, преодоления травмы - ориентационный комплекс переменных.

Структурное и культурное прошлое - среда, благоприятствующая возникновению травмы. Отметим, что применительно к Беларуси как постсоветскому государству, - это состояние стагнации советской экономики, экономическое и технологическое отставание. Возможность травмы появляется, когда возникает дезорганизация, несогласованность, в результате чего деформируются ключевые компоненты культуры - ценности, верования, нормы общества.

* Примечание: Объем выборочной совокупности - 2100 чел.;

тип выборки - маршрутная, с проверкой квот по полу, возрасту, образованию;

ошибка выборки составляет менее 2%. Автор - разработчик экономического блока анкеты.

стр. Какие же изменения, возникающие в ходе трансформационных процессов в модальном комплексе (т.е.

социально-экономической ситуации), в наибольшей мере затронули население? Согласно данным исследования, основные из них, выступившие "потенциально травмирующими факторами", обусловлены двумя ключевыми процессами: либерализацией экономических отношений и приватизацией государственной собственности. До начала трансформационных процессов более 90% занятых составляли наёмные работники, для которых основным источником денежных доходов являлась заработная плата.

Поэтому тип занятости индивида в советские времена обусловливал его социальное положение, уровень дохода и жизни и, в целом, успешность его адаптации в существующих социально-экономических условиях.

Разрушение сложившихся социально-трудовых отношений, начавшееся в 1991 г., явилось той формой дезорганизации, которая обусловила создание травматической ситуации.

Травматическая ситуация может быть определена как состояние напряжения, связанное с конкретными социальными изменениями и вызывающее нарушение привычного образа мысли и действия, меняющее жизненный мир людей, их модели поведения и мышления (что отражает динамику изменений в модальном комплексе). Социальное изменение имеет четыре характеристики. Оно обладает временной характеристикой в виде неожиданности и быстроты;

определенным содержанием и размахом - радикальное, глубокое, всестороннее, затрагивающее основы;

у него есть истоки - оно воспринимается как экзогенное, пришедшее извне, как нечто, на что мы сами не влияли, а если и влияли, то неосознанно;

а в определенном мыслительном контексте - как нечто неожиданное, непредсказуемое, удивительное.

Характеристики, связанные с переходом населения к рыночным отношениям, относятся к модальному комплексу.

Первый этап этого перехода (1991 - 1995) характеризовался экономическим спадом, дезинтеграцией и разрушением политических, институциональных и экономических связей между странами бывшего Советского Союза. Либерализация цен в тот период сопровождалась сокращением участия государства в экономическом регулировании и снижением его роли во всех сферах жизнедеятельности общества.

Тенденциями периода явились катастрофическое падение уровня жизни большинства населения, возникновение и рост уровня безработицы, нарастание напряженности на рынке труда.

Второй этап (1996 - 2000) связан с усилением государственного регулирования на рынке труда.

Стратегической целью реформирования хозяйства страны стало формирование социально ориентированной рыночной экономики и на ее основе предотвращение дальнейшего развития кризисных процессов. С учетом недостатка ресурсов и нецелесообразности государственной поддержки всех отраслей экономики, в Беларуси были выделены три главных направления развития - "экспорт - жилье - продовольствие". Они должны были стать теми "локомотивами", которые смогут "потянуть" другие сферы, обеспечив постепенное повышение благосостояния населения.

На третьем этапе (2001 - 2005) важнейшей составляющей макроэкономической политики становится социальный фактор развития. Крепла тенденция экономического роста высокими темпами, были созданы предпосылки стабильности общества, активизировалась инвестиционная деятельность, мотивирован экономический рост и обеспечено расширение спроса на внутреннем рынке.

На четвертом этапе (с 2006 г.) усилия государственной политики концентрируются на "ответах" на внешние "вызовы" мировой хозяйственной системы и обеспечении внутренних потребностей белорусского общества. Главными задачами становятся повышение уровня и качества жизни населения на основе технико-технологического перевооружения, реструктурирования экономики, роста ее конкурентоспособности. Стабилизация экономической и политической ситуации повлияла на уровень социальной напряженности в обществе и отразилась на изменениях в адаптационных стратегиях населения.

стр. Таблица 1 Проблемы, волнующие белорусское население (% от числа ответивших) Проблемы Годы 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Уровень профессионализма и компетентности 69,3 65,9 17,7...*.........

властей Инфляция 85,7 87,2 28,1...... 29,6 35, Цены на продукты и товары первой 93,4 96,5 71,8 62,1 51,4 60,5 59, необходимости Цены на коммунальные услуги............ 45,4 39,4 33, Уровень оплаты труда 85,5 86 61,4 66,6 49,2 42,3 45, Своевременность выплаты зарплаты 79,8 80 17,3...... 33 29, Уровень пенсионного обеспечения 72,6 79,3 29,4 32,8... 22,5 21, Качество и доступность медицинского 89,5 91,5 24,2... 15,0 40,6 47, обслуживания Жилищные проблемы 67,6 70,8 26,6 19,4 21,3 38,1 35, Характер взаимоотношений, складывающихся в 82,8 78,4 10,6...... 20,5 17, семье * Нет данных.

Способы определения, или толкования травматической ситуации, ее осмысление являются (применительно к постсоветским государствам) одним из моментов ориентационного комплекса переменных, определяющих успешность посттравматической адаптации. Они позволили выявить, как население восприняло происходящие трансформации, что вызывало обеспокоенность, а что давало надежду, что понималось как необходимое, а что определяло неприятие и негативные оценки. Таким образом, выявились оценки социально-экономической ситуации, собственной Я-конкурентоспособности, осознание актуальных проблем.

В условиях социально-экономической трансформации различные события и явления могли выступать, согласно П. Штомпке, "потенциально травмирующими факторами": инфляция, резкое падение уровня жизни, изменение стратификационной иерархии и т.д. Однако является событие травмирующим или нет, зависит от референтной рамки индивида, от того, какие явления он воспринимает как значимо влияющие на его жизнь, а какие - нет. Результаты мониторинга свидетельствуют о том, что в начале трансформационных процессов уровень общего напряжения был очень высок (от 67,6 до 93,4% населения волновали различные проблемы), все происходившие трансформации воспринимались как значимые и непосредственно отражались на жизни людей, причем как на финансовом, материальном благосостоянии (инфляция, цены на продукты и товары первой необходимости, уровень оплаты труда), так и на внутрисемейных, межличностных отношениях (характер взаимоотношений, складывающихся в семье, в 2002 г. волновал 4/5, а в 2008 г. - менее 1/5 населения, отражая смягчение травматической ситуации). По мере стабилизации ситуации, повышения уровня жизни, привыкания к происходящим переменам, снижения их темпов и радикальности, уровень тревожности падает, обеспокоенность населения смещается в сторону поддержания достигнутого уровня жизни (см. табл. 1).

Травматические симптомы представляют собой изменение схемы поведения и представлений (образцы поведения, общепринятые мнения). Влияние травмы на общество (социальный слой) зависит от относительного уровня раскола с предшествующим порядком. Здесь возможны два варианта: (1) чем больше разрыв между привычной организованной средой и условиями, вызванными травмой, тем сильнее влияние травмы;

(2) чем больше травма затрагивает ядро базовых ценностей, правил, ожиданий - тем сильнее она чувствуется.

стр. Таблица Оценка белорусским населением жизненной ситуации (% от числа ответивших) Варианты ответов Годы 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Все более чем нормально 3,2 3,2 5,5 7,3 8,5 7,1 7, Все не так плохо и можно 26,4 26,8 35,5 43,8 54,8 49,9 47, жить Жить трудно, но можно 57,4 54,9 48,1 40,5 30,5 35,1 36, терпеть Положение бедственное, 8,4 8,7 5,2 2,9 1,6 2,9 2, терпеть уже невозможно Затрудняюсь ответить 4,6 6,5 5,8 5,6 4,5 4,9 6, Что конкретно отражает травма? Где можно обнаружить ее симптомы? Травма, по Штомпке, проявляется в трех областях, следовательно, возможны три типа социальных травматических симптомов. Во-первых, травма может возникнуть на демографическом уровне, проявляясь в виде биологической деградации населения, снижения уровня рождаемости и роста смертности и т.д. Во-вторых, травма деформирует социальную структуру, проявляясь в изменении стратификационной иерархии, дифференциации общества по уровню потребляемых ресурсов и т.д. Третье проявление травмы - в области культуры. Вследствие радикальных социальных изменений травматические события проявляются в ней своеобразно, нарушая мир символов. При этом ценности теряют значимость, нормы нарушаются и перестают быть ориентирами, жесты и слова обозначают нечто, отличное от прежних значений. Однако по мере ослабления травматических симптомов население так или иначе адаптируется к происходящим изменениям.

В 2000-х годах жизненная ситуация оценивалась по-разному: по мере стабилизации социально экономического положения уровень этих оценок менялся: доля тех, кому "жить трудно, но терпеть можно", уменьшилась в полтора раза;

оценивающих свое положение, как бедственное, уменьшилась в 3 раза;

доля приспособившихся возросла почти вдвое, составив 55% (см. табл. 2).

5. Посттравматическая адаптация определяется как способ использования активных стратегий поведения и, напротив, пассивного примирения. Анализ происходящих трансформаций и их оценок населением позволил выявить и охарактеризовать типы адаптационных стратегий, вырабатываемых и реализуемых населением в контексте ориентационного комплекса.

Особое внимание хотелось бы уделить тому, как изменения в модальном комплексе, сложившаяся "травматическая ситуация", повлияли на отношение к труду и экономическое поведение. Либерализация экономики на первом этапе способствовала отходу от ценностей патернализма (пассивности, надежды на опеку и помощь государства и т.д.), стимулировала рост значимости достижений и ответственности, повышения готовности напряженно трудиться. Но частичность приватизационных процессов, административное регулирование экономической деятельности привели к тому, что радикальных инновационных преобразований в экономике не происходило, а частичные модернизационные мероприятия не стимулировали рост активности занятого населения. Ценность "интересной, содержательной работы", работы над сложными проблемами и вопросами не стала более привлекательной для белорусов.

Анализ данных мониторинга позволил выявить структуру трудовых ценностей и преобладающих типов экономического поведения населения. В ценностной иерархии на первом месте остается "хороший заработок", на втором - "хорошие условия труда", значимость которых возросла вдвое, а третье место поделили "инициативность, относительная независимость" и "работа без перегрузок", ценность которых уменьшилась более чем в 2 раза. На последнем месте в ценностной иерархии - "интересная, содержательная работа", значимость которой уменьшилась в 4 раза (менее 1/ стр. Таблица Трудовые ценности занятого населения Беларуси (% от числа ответивших) Трудовые ценности Годы 2002 2003 2004 2005 2006 Хороший заработок 95,9 61,1 86,4 84,0 83,9 86, Интересная, содержательная работа 38,8 6,1 6,1 5,7 5,8 9, Хорошие условия труда 36,7 12,8 64,8 63,7 63,9 Возможность чего-то достичь, 24,3 17,1 14,9 16,6 20, продвигаться по службе Престижная работа 6,8 23,6 19,3 16,4 13, Соответствие работы способностям 73,2 7,6 20,4 19,9 20,0 17, Инициативность, относительная 74... 30,3 26,5 27,3 27, независимость Работа без перегрузок 63,9... 31,7 39,5 30,8 27, респондентов). Катастрофически (более чем в 4 раза) уменьшилась такая трудовая ценность, как "соответствие работы способностям" (см. табл. 3).

Можно предположить, что в экономическом мышлении людей две группы ценностей вытесняют одна другую: если в качестве значимых воспринимаются такие параметры, как удобные условия работы, отсутствие чрезмерных нагрузок, высокий заработок, надежность места работы, то возможность проявить инициативу, чего-то достичь, ответственность, престижность (уважение к ней со стороны окружающих) уже не кажутся важными. И наоборот, - если важны инициатива, достижения и ответственность, то ценностям противоположной группы большого значения не придается.

Подобные изменения проявились и в выборе типов экономического поведения: численность людей, реализующих активный тип поведения (повышающих свой доход всеми возможными способами, стремящихся максимизировать доходы за счет максимизации усилий), снизилась с 48,4% в 2002 г. до 18,8% в 2008 г. Около 1/4 населения реализуют пассивный тип экономического поведения, снижая уровень своих запросов, потребностей и не предпринимая никаких особых усилий. С 2002 по 2008 г. возросла численность респондентов, реализующих промежуточный тип экономического поведения, позволяющий не прилагать максимальных усилий, и в то же время поддерживать достигнутый уровень жизни за счет минимальных усилий.

Как изменения в типах экономического поведения отражались и влияли на адаптационные стратегии населения? Непосредственно процесс социальной адаптации начинается с осознания индивидом (социальной группой) необходимости перестраивать усвоенные в предыдущей деятельности поведенческие образцы в соответствии с требованиями трансформирующейся социально-экономической среды.

Выстраивание адаптационных стратегий основано на реализации имеющихся у населения индивидуальных ресурсов: образование, возраст, пол. В качестве индикаторов, позволяющих выявлять тип адаптационных стратегий, их успешность и иные качественные характеристики, проанализированы показатели: оценка респондентами собственной Я-конкурентоспособности на рынке труда;

удовлетворенность работой и различными аспектами трудовой деятельности;

трудовая мотивация;

оценка респондентами своего материального положения;

отношение к моделям социально-экономического развития (выбор типа экономики, отношение и мера вовлеченности в предпринимательскую деятельность и т.д.).

Социальная адаптация имеет два измерения - экономическое и социальное. Показателями экономически успешной адаптации являются повышение или сохранение прежнего уровня жизни, возможность удовлетворения не только базовых физиологических, но и социальных потребностей, возможность не только простого, но и стр. расширенного воспроизводства рабочей силы. Социально успешная адаптация имеет результатом достижение удовлетворяющего человека социального статуса, удовлетворенность профессиональной деятельностью, возможность самореализации.

Образование. Образование как индивидуальный ресурс определяет уровень общей и профессионально квалификационной подготовки человека. Использование данного ресурса в условиях трансформирующегося общества затруднено тем, что профиль и направленность образования, полученного ранее старшими возрастными группами, не всегда соответствуют требованиям изменяющегося рынка труда. Вместе с тем, повышение обучаемости расширяет возможности приспособления к конкурентным требованиям.

Респонденты с высшим образованием более активно реализуют рыночный тип экономического поведения:

предпочитают "жить богаче, но рискуя, действуя с инициативой" 48,6% лиц с высшим образованием, 35,1% - со средним специальным, 34% - со средним общим. Среди тех, кто предпочитает "жить, пусть беднее, но зато с гарантированным уровнем, без риска" 51,4% респондентов с высшим образованием, среди реализующей пассивный рыночный тип экономического поведения преобладают люди с более низкой общеобразовательной подготовкой. Приведенные данные свидетельствуют о значимом влиянии образования на стратегии и формы реализации адаптационных стратегий, выявляя более высокую степень адаптированности, лучшее усвоение новых социально-экономических ценностей и выработку моделей поведения.

Возраст. Анализ адаптационных стратегий различных возрастных групп выявил, что старшие возрастные группы ориентированы в большей мере на реализацию экономической составляющей социальной адаптации. Молодежь также ориентирована на достижение экономического успеха (высокая заработная плата является одним из основных мотивирующих факторов в их трудовой деятельности), однако в этой возрастной группе значительно большее внимание уделяется социальным аспектам адаптации и достижению высокого социального и профессионального статуса. Так, более половины респондентов в возрасте до 30 лет (52,7%) проходят переподготовку не только для того, чтобы получать более высокую зарплату, но и для того, чтобы повысить профессиональный уровень (в старших возрастных группах этот показатель составляет около 30%). Молодежь реализует более активный тип экономического поведения:

"пытаются повысить свой доход всеми возможными способами" 41,4% респондентов в группе до 30 лет, 30,5% - в группе 30 - 49 лет, 17,6% - в группе 50 - 59 лет и 13,2% - в группе от 60 лет и старше.

Пол. С 1995 г. на белорусском рынке труда выявилась тенденция дефеминизации материальных отраслей производства и феминизации непроизводственных отраслей, что привело к вытеснению женщин в социально значимые, но мало оплачиваемые сектора экономики [6, с. 39 - 49]. Однако в субъективном аспекте экономическая активность и социальные притязания женщин стали соизмеримы с активностью и притязаниями мужчин. В нынешней ситуации, на первый план выходят проблемы выживания семьи, удержания семейного благосостояния. Результаты исследования выявили, что женщины испытывают большие трудности с реализацией адаптационных стратегий, чем мужчины. Женщины в меньшей мере удовлетворены востребованностью своей профессии, специальности (32,3% женщин и 45,7% мужчин), условиями труда и режимом работы (28,3% женщин и 33,8% мужчин). Женщины менее успешны в реализации экономической составляющей адаптационных стратегий (неудовлетворены своей заработной платой 72,7% женщин и 58,4% мужчин). К людям с достатком ниже среднего и к бедным относят себя 42,5% женщин и 32,6% мужчин. Женщины реализуют менее активный тип экономического поведения, чем мужчины: основным источником их дохода выступает заработная плата по основному месту работы (97,0%), имеют дополнительную занятость в другом месте 12,4% женщин и 22,6% мужчин, "пытаются повысить свой доход всеми возможными способами" соответственно 23 и 37,8%.

стр. Таблица Оценка белорусским населением перспектив изменения жизненной ситуации в ближайшем будущем (% от числа ответивших) Варианты ответов Годы 2003 2004 2005 2006 2007 Изменится к лучшему 26,7 34,0 34,7 40,7 30,6 38, Останется без изменений 24,4 26,6 25,2 21,4 24,3 20, Изменится к худшему 13,7 7,8 6,6 4,7 8,9 6, Затрудняюсь ответить 35,1 31,5 33,5 33,1 36,1 34, В целом, прогрессивную стратегию, обеспечивающую успешную социальную и экономическую адаптацию населения, основанную на реализации активного типа экономического поведения и проявляющуюся в сочетании поиска новых форм жизнедеятельности и воздействия на изменение социальной среды (смена места работы, профессии, рода занятости, места жительства и т.д.), реализуют менее 1/5 белорусского населения. Консервативную стратегию, основанную на поиске форм жизнедеятельности, позволяющих с минимальными затратами поддерживать достигнутый уровень жизни (поддержание или повышение профессионально-квалификационного уровня, приведение в соответствие доходов и расходов для поддержания имеющегося уровня жизни), реализуют более 1/2 белорусского населения. Регрессивную стратегию, ориентированную на пассивный тип экономического поведения, патерналистские ожидания помощи, социальных льгот и выплат от государства;

иждивенчество, "ничегонеделание", уход в себя, реализуют около 1/4 белорусского населения.

Анализ оценок перспектив дальнейшего изменения жизненной ситуации свидетельствует о росте социального оптимизма белорусского населения: в 2002 г. считали, что их жизнь изменится к лучшему 26,7%, в 2008 - 38,2%;

практически в 2 раза снизилась доля так называемых "пессимистов", полагающих, что их жизнь ухудшится. Однако на протяжении последних 5 лет доля тех, кто затрудняется оценить ожидаемые изменения в их жизненной ситуации, составляет более 1/3;

данная часть населения осознает незавершенность трансформационных процессов, необходимость постоянного изменения своих адаптационных стратегий и непредсказуемость результатов этих изменений, их значительную зависимость от социально-экономических обстоятельств (см. табл. 4).

Анализ теоретических положений концепции "культурной травмы" Штомпки показывает, что этот феномен включен в общие процессы социального изменения. У каждого этапа изменений, часто непредвиденного и отличного от других, разные причины. В потоке социального изменения травма может проявляться двояко:

как следствие других изменений и как стимулятор последующих изменений (совладание и реформирование структур и культур). Таков, согласно Штомпке, диалектический механизм культурного изменения через возникновение и преодоление культурной травмы. Возможно, он не универсален, но, по видимому, применим к изменениям, вызванными революционными переменами. В этом случае культурная травма, несмотря на негативные последствия, демонстрирует позитивный, функциональный потенциал как сила социального становления. Вопреки вызванным ею разрушениям и дезорганизации культурного порядка, ее можно рассматривать как стимул культурной консолидации или конструирования [5, с. 15 - 16].

Эмпирическая верификация концепции "культурной травмы" позволяет сделать выводы о том, что эволюционные изменения в белорусском обществе стабилизируют травматическую ситуацию, но не создают достаточных "вызовов" для адекватных "ответов" со стороны населения. Инновационные преобразования, предназначенные для создания таких "вызовов", пока не выполняют своего предназначения. Невысокая доля тех, кто успешно адаптировался и реализует прогрессивные адаптационные стр. стратегии, свидетельствует о том, что применяемые государством социально-экономические механизмы стабилизации и поддержания социального и имущественного равенства в обществе исчерпали свой ресурс и на сегодняшний день не соответствуют "вызовам" изменившейся социально-экономической среды. В современных условиях они не способны в должной мере стимулировать население на то, чтобы в полной мере использовать имеющиеся индивидуальные ресурсы (образование, профессиональную и квалификационную подготовку, использование альтернативных форм занятости) и реализовывать успешные адаптационные стратегии. Это свидетельствует о необходимости разработки и совершенствования социально-экономических механизмов в соответствии с требованиями трансформирующейся социально экономической среды.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Данилов А. Н. Переходное общество: Проблемы системной трансформации. Мн.: Універсітэцкае, 1997.

2. Заславская Т. И. Социетальная трансформация российского общества: Деятельностно-структурная концепция. М.: Дело, 2002.

3. Парсонс Т. О структуре социального действия. М.: Академический Проект, 2000.

4. Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социол. исслед. 2001. N 1. С. 6 - 16.

5. Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе // Социол. исслед. 2001. N 2. С. 3 - 12.

6. Соколова Г. Гендерные проблемы в экономике Беларуси // Женщины Беларуси в зеркале эпохи.

Национальный отчет UNDP. Мн.: ЮНИПАК, 1997.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.