WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № 1 НОВЫЕ КНИГИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ НАУКАМ И. Суслов ПОВСЕДНЕВНОСТЬ ПОСТМОДЕРНА Рецензия на книгу: Массовая культура: современные западные исследования:

Пер.

с англ. / Отв. ред. и предисл. В.В. Зверевой;

Послесл. В.А. Подороги. М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры», 2005. 339 с.

Около 40 лет назад западный мир вступил в новую стадию развития, эпоху постмо дерна. На рубеже 1960–1970 х годов идейная революция интеллектуалов взорвала про стую и четкую картину мира, предлагаемую модерном. Интеллектуалы отказались от рационального подхода к исследованию мира, а потенциальная возможность объек тивного познания была отвергнута.

В философских трактатах стала утверждаться идея о переходе от классического типа рациональности с ее всеупорядочивающим детерминизмом, преклонением пе ред Разумом с большой буквы к постмодернистской раскованности, радикальной гетерогенности, непрерывной дифференциации, отрицанием всякой упорядоченно сти и определенности формы. «Мир рассыпался на тысячу осколков и постмодерни сты объявили это состояние естественным» (Философия истории... 1999: 245).

На протяжении последних двух десятилетий признаки постмодерна все настойчи вее стали проявлять себя и в бытовой сфере. Синтез постмодернистского мятежа про тив идей Просвещения и развития массовых коммуникаций привел к воплощению постсовременных философских установок в повседневности западного обывателя.

Постмодернизм вынырнул в реальность из сферы абстрактных рассуждений и, прело мившись, удобно устроился в потребительском обществе.

Благодаря сплаву новейших технологий и постмодернистского взгляда на мир массовая культура* вышла на новый виток развития, и это качественное изменение незамедлительно оказалось в объективе социо/антропо/культурологов. В 2005 г. оте чественным исследователям современной западной массовой культуры был препод несен поистине королевский подарок. Редакционно издательский совет Фонда на учных исследований «Прагматика культуры» выпустил сборник работ английских, американских, канадских и австралийских авторов.

*Массовая культура — совокупность текстов (доступных посланий), распространяемых по каналам массовой коммуникации и рассчитанных на средний уровень смыслов. Тексты строятся на повторах, серийности, устойчивых клише и предполагают легкое узнавание. В понятие массовой культуры входят не только культурные продукции, связанные со средства ми их трансляции, но и распространенные социокультурные практики (Зверева 2005: 12).

И. Суслов. Повседневность постмодерна Российской аудитории был предложен качественный и «вкусный» материал для размышления. В сборник были намеренно включены разнородные по тематике и методам исследования работы, интересные широкому кругу читателей. Большинство статей посвящены повседневным практикам человека и написаны в научно попу лярном формате. Таким образом, отечественному читателю предлагается в диалоге с западными исследователями задуматься над изменениями повседневной жизни че ловека в эпоху постмодерна. Как подмечает Л.Г. Ионин, в новейшую эпоху деятель ность человека все больше ориентируется не на изменение физического состояния мира, а на деятельность посредством символов и знаков в определенном смысле — на виртуальную деятельность, которая лишь в потенции предполагает изменение в физическом мире (Ионин 2000: 403).

В трех статьях сборника анализируются предварительные итоги перехода некото рых видов деятельности человека из реального мира в виртуальный. Мэри Гили и Мэри Волфинбаргер, калифорнийские преподаватели маркетинга, в статье «Электронная коммерция и торговый центр: сравнительный анализ опыта покупателей» поставили вопрос о качестве удовлетворения потребностей клиента в виртуальной реальности.

Эмпирическое исследование мотивов и стиля поведения покупателей, делающих за казы с помощью Интернета, продемонстрировало стирание психологической грани между реальным и виртуальным шопингом (Гили, Волфинбаргер 2005: 130).

Работа профессора Джона Урри «Глобализация и взгляд туриста» привлекает к себе необычной постановкой проблемы и глубиной анализа материала. Автор приходит к выводу, что глобализация при поддержке компьютеризации размыла границы не толь ко между странами, но и между реальным и виртуальным пространством. Кроме того, статья Джона Урри является ярким примером академической реакции на изменение объекта исследования (т.е. туризма) под влиянием процессов глобализации*.

Статья «Идентичность и кибернетическое тело» Элизабеты Рейд (1998 г.) посвя щена анализу границы между личностью игрока и его персонажа в многопользова тельском компьютерном мире. Исследователь приходит к выводу, что граница между виртуальным и реальным мирами становится все более прозрачной (Рейд 2005: 217).

Во времена до модерна, утверждает Л.Г. Ионин, люди сомневались в подлиннос ти окружающего мира и были уверены, что мир может быть иным, чем кажется. Раз вивая идеи А. Шюца, российский (социо)культуролог считает, что ключевой уста новкой модерна как когнитивной эпохи являлось воздержание от сомнений в суще ствовании мира, что сопровождалось отрицанием существования иных потусторон них миров. Постмодерн же признает факт функционирования множества миров (вир туальных и реального) (Ионин 2000: 410–411).

Непростые взаимоотношения и даже конфликты между реальностью и не реаль ностью красной линией проходят через большинство статей рецензируемого сборни ка. Профессор Дэвид Эверетт Уиллок в статье «Реальность как предмет переговоров:

хаотические аттракторы научного понимания» (1999 г.) критикует способность телеви зионных технологий создавать новую реальность и преднамеренно вводить зрителя в заблуждение. Уиллок соединяет постмодернистскую концепцию Жана Бодрийяра, рас крывающую природу симулякров, и концепт аттрактора. Автор анализирует реальность, используя термины теории хаоса, в которой аттрактор определяется как «область фа зового пространства, оказывающая магнетическое воздействие на систему (т.е. реаль ность. — И.С.), будто притягивая эту систему к себе» (Уиллок 2005: 23).

Журналист Кен Сейнс в статье «Зоопарки, искусственные влажные леса и имита ция: миры в бутылке» (выполненной в формате журналистского эссе) «обрушивает ся» на аттракционы дикой природы. По мнению Сейнса, человечество уже сделало * В 1990 г., за 11 лет до написания рассматриваемой статьи, Урри опубликовал книгу «Взгляд туриста» (Урри 2005: 136).

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № первый, но самый важный шаг по дороге, ведущей к искусственной реальности рая ада, поскольку технологии имитации стали активно использоваться при воссозда нии культуры (Сейнс 2005: 59).

Статья Луизы Саффхил «Подростки — зрители мыльных опер» (2001 г.) выбива ется из ряда критических работ, затрагивающих глобальную и пафосную проблему идентификации реальности и не реальности. Саффхил, опираясь на данные, полу ченные с помощью эмпирического исследования, сделала вывод, что сериалы для подростков вовсе не являются источником обретения чувства самоидентичности (Саффхил 2005: 61).

Крис Гибсон и Ребекка Паган в статье «Рейв культура в Сиднее: картографирова ние молодежных пространств в дискурсе средств массовой информации» обращают ся к проблеме взаимодействия субкультуры, власти и общественного мнения через призму анализа феномена картографирования пространств. Авторы демонстрируют способность СМИ искусственно конструировать образ социальной девиации, навя зывая обществу определенный способ мышления.

Одним из основных признаков когнитивного стиля повседневности, по А. Шюцу, является форма социальности, а также соответствующая ей специфика личностной определенности действующего индивида. В первой половине XX в. в капиталисти ческой повседневности зародилась особая форма социальности, которая заключа лась в интерсубъективном понимании, условием которого служит типизация и кате горизация индивидуумов, вещей и явлений. Для модерна был характерен самовосп роизводящийся процесс типологических интерпретаций и переинтерпретаций, ко торый выражался в конкретном поведении (Шюц 1988: 129–131).

В четырех статьях рецензируемого сборника затрагивается проблема формирова ния образа в эпоху постмодерна. Профессор социологии Лора Гриндстафф в статье «”Реальное телевидение” и политика социального контроля» указала критикам низ кокачественных телепрограмм, что и ток шоу, и «серьезная» журналистика навязы вают «правильные» модели поведения, выполняя одинаковую функцию социально го контроля в обществе (Гриндстафф 2005: 85).

Джулия Чен в статье «Модели и постмодернистское потребительское общество» обращает внимание читателей на статус и судьбу моделей в постсовременности. Ав тор предложил интересное реферативное эссе на тему манипулирования желаниями индивида с помощью рекламы. Однако кажется, что выводы исследователя очевид ны, а сама работа носит компилятивный характер.

В статье «Выразительная плоть: стирание визуальных различий» (1998 г.) Кэтрин Падмор исследует внешние мотивы, подталкивающие людей к изменению внешнего облика. В заключение автор ставит вопрос о дальнесрочных перспективах глобаль ной тенденции стирания между людьми визуальных различий под давлением вне шних, а не внутренних факторов (Падмор 2005: 109).

Работу Давида Якобсона «Формирование образа в киберпространстве: online ожида ния offline реальность в “текстовых” виртуальных сообществах» (1999 г.) отличает серьез ная проработка теоретической базы, узконаправленный характер исследования, а также строгий и безукоризненно выполненный качественный анализ.

Парадоксально, но оказывается, что модернистская схема типизации окружаю щего мира не потеряла значимость и в постсовременном мире. Действительно, ма нипуляция сознанием через рекламу и различные ток шоу строится на использова нии свойства типизации сознания. Тип внешности человека продолжает определять и модель отношения к нему со стороны окружающих. Даже в виртуальном простран стве Интернета человек ассоциативно (на основании косвенных данных) соотносит партнера с какой либо категорией и выбирает адекватный стиль поведения. Буду щий мир торжествующего постмодерна, в котором различия (гетерогенность) между людьми перестанут играть какую либо роль, существует пока только в мечтах запад ных ученых.

И. Суслов. Повседневность постмодерна Рецензируемый сборник содержит и три работы вне проблемного поля соотно шения реальности и симуляций. Ричард Джулианотти в статье «Футбол и средства информации в Великобритании как объект культурных исследований» (1999 г.) ис следует развитие массовых коммуникаций в сфере футбола. Автор, являясь фана том, увлеченно и основательно анализирует современное состояние английских фэн зинов*. Стивен Бест и Дуглас Келлнер, неравнодушные к культуре хип хопа, в статье «Рэп, черный гнев и расовые разногласия» (1999 г.) излагают истоки и перспективы протестного рэп движения. В статье «Контркультура и потребительское общество» (2001 г.) Джон Десмонд, Пьер МакДонах и Стефании О?Донохоу переосмысливают историографию, посвященную вопросу происхождения и сущности контркультуры как общественного феномена, в рамках гегелевской притчи о господине и рабе.

Таким образом, российские исследователи получили мгновенный срез новейших тенденций современной западной культуры. Анализ подходов к изучению этого фено мена позволяет реконструировать конвенциональное знание западных ученых о мас совой культуре. Как отмечает редактор книги В.В. Зверева, коллективный культурный опыт российских и западных исследователей заметно различаются. Интеллектуальные принципы, заимствованные из постмодернистской философской дидактики (декон струкция, идея различения, единства многообразия) к концу XX в. стали органичны ми для западного нарративного и обыденного знания (Зверева 2005: 11).

В Советском Союзе феномен массовой культуры рассматривался как негативное явление капиталистического общества. В «Философском энциклопедическом сло варе» (1983 г.) В.Л. Глазычева утверждала, что серийная продукция массовой культу ры обладает рядом специфических признаков: примитивность характеристики взаи моотношений между людьми, развлекательность, забавность, сентиментальность, натуралистическое смакование секса и насилия, ориентированность на инстинкты (жажда обладания, чувство собственности, культ успеха, культ сильной личности) (Глазычева 1983: 348).

После крушения СССР выяснилось, что тоталитарная разновидность массовой культуры существовала и в социалистическом обществе. Массовая культура в СССР решила «задачу создания канала трансляции социально значимой информации мак симально широким слоям населения, смысловой адаптации и перевода этой инфор мации с языка специализированных областей познания и социокультурной практи ки на языки обыденного понимания» (Белик 1998: 22).

Инерционное пренебрежительное отношение к изучению массовой культуры про должает доминировать среди российских интеллектуалов и в начале XXI в. М.Л. Гас паров, стремясь развеять это заблуждение, замечает, что массовая культура (серийное производство духовных ценностей) и является настоящей и представительной, а эли тарная, авангардная культура находится на положении экспериментальной лаборато рии (Гаспаров 2005: 26–29).

Рецензируемый сборник призван продемонстрировать российским ученым, что феномен массовой культуры представляет собой полноценный объект для изучения. Методология исследований может варьироваться от рефлексии соб ственного повседневного опыта до конструирования гипотез на основании пол ноценного качественного анализа интересуемой фокус группы. При этом исполь зование постмодернистских философских теорий, объясняющих картину мира, все еще продолжает оставаться актуальным.

Литература Белик А.А. Массовая культура // Культурология: XX век: Энциклопедия. СПб., Уни верситетская книга, 1998. Т. 2.

* Фензин — периодическое издание, выпускающееся спортивными болельщиками.

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № Гаспаров М.Л. Историзм, массовая культура и наш завтрашний день: Вестник истории, литературы, искусства. Отд ние ист. филол. наук РАН. М.: Собрание;

Наука, 2005. Т. 1.

Гили М., Волфинбаргер М. Электронная коммерция и торговый центр: сравнитель ный анализ опыта покупателей // Массовая культура: современные западные исследова ния: Пер. с англ. / Отв. ред. и предисл. В.В.Зверевой;

Послесл. В.А. Подороги. М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры», 2005.

Глазычева В.Л. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

Гриндстафф Л. «Реальное телевидение» и политика социального контроля // Массо вая культура: современные западные исследования: Пер. с англ. / Отв. ред. и предисл.

В.В. Зверевой;

Послесл. В.А. Подороги. М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры», 2005.

Зверева В.В. Предисловие // Там же.

Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в третье тысячелетие. М.: Логос, 2000.

Падмор К. Выразительная плоть: стирание визуальных различий // Массовая культура:

современные западные исследования: Пер. с англ. / Отв. ред. и предисл. В.В. Зверевой;

Послесл. В.А. Подороги. М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры», 2005.

Рейд Э. Идентичность и кибернетическое тело // Там же.

Саффхил Л. Подростки зрители мыльных опер // Там же.

Сейнс К. Зоопарки, искусственные влажные леса и имитация: миры в бутылке // Там же.

Уиллок Д. Реальность как предмет переговоров: хаотические аттракторы научного понимания // Там же.

Урри Д. Глобализация и взгляд туриста // Там же.

Философия истории: Учеб. пособие / Под ред. А.С. Панарина. М.: Гардарики, 1999.

Шюц А. Структуры повседневного мышления // Социологические исследования.

1988. № 2.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.