WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

325 Цыпылма Дариева G GRANT, BRUCE, AND LALE YALIN-HECKMANN, EDS. CAUCASUS R A N T, B R U C E, A N D L A L E Y A L I N H E C K M A N N, E D S.

C A U C A S U S P PARADIGMS: ANTHROPOLOGIES, HISTORIES AND THE MAKING OF A WORLD A R A D I G M S :

A N T H R O P O L O G I E S, H I S T O R I E S A N D T H E M A K I N G O F A W O R L D A AREA. HALLE STUDIES IN THE ANTHROPOLOGY OF EURASIA, 13.

R E A.

H A L L E S T U D I E S I N T H E A N T H R O P O L O G Y O F E U R A S I A, 1 3.

M MNSTER: LIT VERLAG, 2007. 309 P. ISBN 978-3-8258-9906-6.

N S T E R :

L I T V E R L A G, 2 0 0 7.

3 0 9 P.

I S B N 9 7 8 3 8 2 5 8 9 9 0 6 6.

Цыпылма Дариева. Адрес для переписки: 1-1-1, Tennodai, Tsukuba-city, Ibaraki prefecture, Japan, 305-8571B 615, Institute of Humanities and Social Sciences, Univer sity of Tsukuba, Japan.tsypylma.darieva@inbox.ru. На момент подготовки номера являлась научным сотрудником и преподавателем в Институте европейской этнологии, Университет им. Гумбольдта, Берлин.

В постсоветский период в контексте окончания холодной войны и новой гео политической ситуации заметно оживилось социально-политическое изучение стран Южного Кавказа и Средней Азии. Нужно отметить, что Средняя Азия — бо лее детально изученный регион, чем Кавказ, который до сих пор представляет собой «загадочную вершину» научного ландшафта. Между тем уже столетиями Кавказ ассоциируется с такими четкими культурными маркерами и политическими клише, как вооруженый конфликт, насилие и народное сопротивление. Анализи руя современные научные политики в кавказских исследованиях, редакторы сбор ника Брюс Грант (New York University) и Ляле Ялчин-Гекманн (Max Planck Institute for Social Anthropology, Halle) поставили перед собой сложную задачу выяснить, как все-таки ученые проблематизируют этот регион и какие культурные парадигмы возникли вокруг мифического Кавказа? Интересно, что за решение этой нелегкой задачи мужественно взялись этнологи. Тринадцать статей, вошедших в сборник, отражают результаты междисциплинарной дискуссии участников конференции, которая была организована в апреле 2005 года немецким институтом этнологи ческих исследований им. Макса Планка (www.eth.mpg.de).

Кавказ, географически расположенный на стыке Европы и Азии, а политиче ски — на границах конкурирующих государств и империй, с его богатой куль турной мозаикой не всегда поддается четкому определению. Скорее всего, этот регион следует рассматривать как типичное промежуточное и погранич ное пространство (inbetween area), которое всегда являлось местом столкно вения интересов империй (с. 6). Что касается научных дисциплинарных подразделений, то и здесь Кавказ является пограничной зоной, объединяя и разъединяя Европу и Азию, а именно — славистику и исследования стран Ближнего Востока. Обе дисциплины рассматривают данный регион как часть своих исконных «владений»: одни из-за продолжительного и устойчивого влияния Российской империи и ее социального порядка на культуру, экономи ку и политику Кавказа, включая проблему тоталитарного и социалистического прошлого, другие — в связи с наличием значительной доли мусульманского © Laboratorium. 2010. № 1: 325– РЕЦЕНЗИИ населения и не менее существенным влиянием на Кавказ переднеазиатских и ближневосточных культур.

На самом деле, как отмечает в послесловии профессор С.А. Арутюнов (Моск ва, Институт этнологии и антропологии РАН), несмотря на существование «соб ственной» истории изучения культуры, Кавказ остается на периферии междуна родного научного интереса. Таким образом, цель настоящего сборника — попытка обрисовать и одновременно деконструировать существующие «культурные пара дигмы», которые возникли как результат продолжительного взаимодействия ло кальных и глобальных факторов, политической и культурной изоляции. При этом главной в концепции сборника является идея «пересечения границ» — географи ческих, культурных и дисциплинарных. Она и предлагается редакторами как но вый подход в изучении Кавказа.

Кавказские парадигмы сгруппированы в сборнике вокруг трех основных ли ний, соответствующих разделам сборника: археология знания (archeology of knowledge), перестройка региона (the remaking of a world area), мобильность и границы (mobilities and borders). Первая линия очерчивает знаковые элементы репрезентации Кавказа, иначе говоря — историко-культурный бренд: поэтика ве личественных гор, загадочная фигура узника-пленника, мужская культура наси лия и локальный суверенитет. Почти все работы в первой части (Брюс Грант, Геор гий Дерлугян, Пауль Маннинг), а также статью Левона Абрамяна из второй части объединяет следующее: опираясь на принципы конструирования идентичности, методы «археологии знаний» и работы таких классиков, как Бурдье, Брубакер, Са линс и Стразерн, авторы справедливо замечают, что эти знаковые элементы явля ются результатом колониальной политики царской администрации и советских форм социального устройства. Романтизм гор в Грузии рассматривается Паулем Маннингом как источник этнической самопрезентации в духе фольклоризирован ной советской этнографии, а фигура пленника и одинокого воина-аманата на Кав казе представляется как ответ локальных сообществ на модернизацию жизни и стратегия поддержания мирных взаимоотношений с равнинными соседями (Грант).

Особенность второй линии сборника заключается в предоставлении читате лям анализа того этнографического и архивного материала, который активно ис пользуется в процессе реконструирования локальных историй местными учены ми. Выявляя «инструменталистский характер» изучения различных версий того или иного «этногенеза» и исторического прошлого, критически анализируется роль исторической науки и учебников истории в эскалации конфликтных ситуа ций (Гаджиев, Гулд) и немалый вклад ученых-этнографов в политические проекты создания более выгодных репрезентаций этнических групп (Мустафаев). Эти ста тьи перекликаются с теорией этноцентризма российского этнографа Виктора Шнирельмана (2003), работы которого в последнее время живо обсуждаются.

Интересную часть сборника составляет третий раздел, который посвящен антропологическим исследованиям транснациональных практик, связанных с пе ресечением границ и сближением Кавказа с остальным миром. Эта часть сфокуси рована на таких темах, как рабочая миграция, диаспоральные культуры и транс ЦЫПЫЛМА ДАРИЕВА национализация экономических рынков. Так, Сетеней Шами рассматривает предысторию глобализации Кавказа на примере истории культурных связей меж ду Кавказом и Турцией (бывшей Османской империей) путем анализа женских биографий черкешенек в турецкой диаспоре. Лале Ялчин-Хекманн рассматривает опыт пересечения закавказских государственных границ путем поддержания не формального экономического обмена в повседневной жизни Азербайджана.

Основной массив информации представлен детальными этнографическими описаниями, авторы которых тонко анализируют динамику культурных стереоти пов и политик идентичности. Стремясь описать и понять постсоциалистические общества и культуры на Кавказе, они открывают пространство для новых дискус сий, выходящих за рамки устойчивых (пост)советских идеологем, где этнос совпа дает с территориальными границами. Новое в этом подходе состоит в том, что его сторонники не руководствуются парадигмой «закрытого общества» и замкнутости Кавказа как региона или определенного народа (с. 292). Парадигма неоднород ности и культурного многообразия на небольшой по размерам территории не име ет ничего общего с представлением о том, что эти параметры являются источником конфликта и насилия на Кавказе.

Необходимо отметить, что разнообразие уникальных историй, репрезентаций культуры кавказского региона, представленных в сборнике, сочетается с недо статком общей теории. Что касается источников историко-культурного анализа, то недостаток архивного материала чувствуется в статье Брюса Гранта, где автор опи рается в основном на литературу на русском языке. Тем не менее в целом издание помогает понять, какие социальные теории применимы в изучении региона (на пример, постколониализм), а какие нужно адаптировать. И наконец, сборник де монстрирует, что «неизвестный» Кавказ может рассматриваться как лаборатория науки, где антропологи, социологи и историки, принадлежащие к различным куль турным и научным традициям, могут исследовать различные формы транснацио нальных и локальных культур. Сборник вдохновляет на изучение регионального пространства, выходя за пределы известных приемов ориентализации, «балкани зации», экзотизации и создания нового узкого «Кавказианства».

Б БИБЛИОГРАФИЯ И Б Л И О Г Р А Ф И Я Шнирельман, В.А. 2003. Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье. М.:

Академкнига.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.