WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ХОРА. 2008. No 2 177 Е.Г, Сидорова Рецензия на книгу: Власова О.А. Философские проблемы феноменологической психиатрии. Курск: Курск, гос. ун-т, 2007. — 210 с.

Противопоставление разума безумию в современной повседневности во многом стало способом определения человека в социуме. Многочисленные варианты оперирования понятием нормы применительно к функционированию человеческой психики утратили свою актуальность и превратились в антиквированные модели. Однако в ткани культуры они по сей день широко употребимы. Результаты психоаналитических клинических наблюдений дают возможность утверждать, что градация человеческих проявлений на разум и безумие может выступать деструктивным определителем деятельности индивида, психопатогенным рычагом воспитания, общим психотравмирующим фактором.

В западной культуре XX в. произошла существенная трансформация отношения к безумцу носителю иной психической реальности. Одним из значимых путей формирования отношения к психопатологии в целом несомненно следует признать течение «феноменологической психиатрии». В отечественной науке сформировалась необходимость рецепции опыта данного междисциплинарного движения.

Избрав целью своих научных изысканий формирование платформы для осуще ствления рецепции корпуса идей феноменологической психиатрии, О.А. Власова задаёт определенные рамки своего исследования. Первоочередной задачей ее работы с необхо димостью может выступить экспликация понятия и совокупности принципиальных по ложений феноменологической психиатрии. Последующий ход рассуждений по поводу встречи феноменологии и психиатрии может базироваться на рассмотрении персональ ного вклада мыслителей, развивавших идеи феноменологической психиатрии. Выстраи вание именно такой архитектоники исследования способно соответствовать процессам рецепции идей феноменологической психиатрии.

Автор рецензируемой монографии избирает именно этот путь, и таким образом конкретизирует проблематику исследования. Следует отметить, что структура рецензи руемой монографии во многом опирается на историко-биографический метод. Позиции таких видных мыслителей, как К. Ясперс, Л. Бинсвангср, Э. Минковски, В.Э. фон Геб заттель, Э. Штраус, развивавших, в том числе, и идеи феноменологической психиатрии, рассматриваются в аспекте их онтогенетического опыта.

Во введении О.А. Власова приглашает своего читателя к адекватному осмысле нию историко-философского процесса, который, по ее мнению, необходимо рассматри вать и с позиции «мест сборки» феноменологических идей в психиатрии. Отнюдь не Критика и билиография случайно пересекаются пути известных психиатров, мыслящей и творческой интелли генции, философов. Социокультурная ситуация XX в. определила локусы этих встреч психиатрические санатории. Путем установления личных контактов, во многих случаях — дружбы, или исходя из мотивации помощи в ситуации душевного и творческого кризиса, формировался новый вектор философствования: осмысление безумия как фе номена, в противопоставлении позиции биологической обусловленности картины пси хического заболевания. В рецензируемой монографии отмечаются интересные биогра фические факты, создающие объемное восприятие зарождения течения феноменологи ческой психиатрии.

Как подойти к проблеме дифференциации феноменологической психиатрии в ис следовательском поле, встав перед фактом новизны рассматриваемой проблематики в отечественной философии? Ответ на этот вопрос предусматривает определение относи тельно терминологии, собственно определение феноменологической психиатрии. О.А.

Власова отчетливо формулирует свою исследовательскую позицию, направленную на фиксирование понятия феноменологической психиатрии в западном философском дис курсе. Задача автора, выступающего с позиции «наблюдающего Эго» по отношению к феномену западной культуры, не имеющему четко оформленных границ, усложняется еще и в связи с тем, что отечественная исследовательская литература по данному вопросу практически отсутствует. Соответственно, автор рецензируемой монографии была лише на возможности обратиться к более или менее сформированной точке зрения как основа нию для построения собственного дискурса. Эту основу О.А. Власова с необходимостью создает собственными усилиями, а именно, суммирует информационные потоки, ка сающиеся объекта исследования. Анализ информационного поля позволяет ей соста вить совокупный философский портрет движения феноменологической психиатрии в западном философском и культурологическом дискурсах.

Становится очевидным и то, что рецензируемая монография открывает перспек тивы широкомасштабного историко-философского исследования. Тем не менее, финал первого параграфа обнаруживает более скромную исследовательскую стратегию, чем можно было бы ожидать: «Мы попытаемся лишь реконструировать то междисципли нарное пространство феноменологической психиатрии, в котором возникают не столь ко клинические, сколько философские проблемы»1. Однако полномасштабная исследо вательская цель также обозначается автором. Предполагается сформулировать целост ное представление феноменологической психиатрии как философского движения. По добный стратегический вектор в создании исследовательского направления вполне оп равдан. Движение феноменологической психиатрии не является школой, не может быть определено и как направление философской мысли, обладающее не диффузной иден тичностью. Так же невозможно, по мнению О.А. Власовой, присвоить идейное лидер ство тому или иному мыслителю, затрагивавшему в своем дискурсе встречу феномено логии и психиатрии. Фактически, уровень осмысления феноменологической психиат рии соответствует интуитивному постижению. Тем не менее, тенденция выявления идейных вдохновителей движения феноменологической психиатрии по итогам первой главы заявляется отчетливо, и автор монографии соглашается с теми исследователями, которые присваивают статус родоначальника феноменологической психиатрии Карлу Ясперсу, сформировавшему основу для дальнейшего развития ее методологии.

Власова О.А. Философские проблемы феноменологической психиатрии. Курск 2007. С. 22.

Е. Г. Сидорова. Рецензия на монографию О.А. Власовой...

Роль Ясперса в становлении движения феноменологической психиатрии описыва ется О.А. Власовой на основании особенностей его онтогенетического опыта. В ходе из ложения историко-биографических данных, при описании с детских лет независимого характера Ясперса, отмечается факт дефицита его общения со сверстниками. Указывает ся и причина недостатка личных контактов: бронхоэктатическая болезнь с сердечной недостаточностью. О.А. Власова отмечает парадокс, заключающийся в том, что Ясперс, страдая бронхоэктазией в сочетании с сердечной недостаточностью, дожил до весьма преклонного возраста.

Представляется, что этот факт, в свете определения прокламируемого автором монографии течения феноменологической психиатрии, имеет первостепенное значение.

Ясперс стремился донести идею психического заболевания не как симптома, а в аспек те целостности индивида, в его психосоматическом и духовном единстве, основываясь на переживании собственных психосоматических состояний. Вполне вероятно то, что эти переживания и определили характер его философствования. «Ранний» Ясперс, менее скептичный, по мнению О.А. Власовой, в отношение проблемы познания человека, питал надежду самотерапии. В позднем же периоде своего творчества он писал о невозможно сти познания человека, о неразрешимых загадках, блокирующих исследование потому, что надежда на самотерапию оставила его.

Значительное место О.А. Власова уделяет экспликации идей Ясперса. Таким об разом аргументируется первенство Ясперса в становлении методологии феноменологи ческой психиатрии. Выводы второй главы монографии отображают разработку Яспер сом нового исследовательского подхода путем адаптации феноменологии Гуссерля к психиатрии.

Третья глава посвящена личности и творчеству Л. Бинсвангера. Структура изло жения повторяет ситуацию предыдущей главы: создается психобиографическая канва исследования, по которой и проводится экспликация воззрений мыслителя. О.А. Власова справедливо выделяет продолжительную дискуссионную переписку, личную дружбу Л. Бинсвангера и 3. Фрейда в качестве одного из основополагающих факторов в разви тии идей феноменологической психиатрии. Психоаналитическая теория в рамках топо графического и структурного подходов, на рубеже XIX - XX вв. предложила качест венно новый путь объяснения природы психопатологии а также метод ее излечения.

Основу психоаналитической позиции составляет метапсихология, — способ моделиро вания психических процессов. Разногласия, непримиримые противоречия, выявляемые в ходе дискуссии 3. Фрейда и Л. Бинсвангера, были творческим катализатором для обоих мыслителей. Несомненно и то, что научный вклад Бинсвангера явился стадией развития феноменологической психиатрии. До его работ феноменология Гуссерля при нималась в рамках психопатологии как самодостаточная.

Следующая глава рецензируемой монографии посвящена рассмотрению фено менологически-структурного анализа Э. Минковски. Автор характеризует Эжена Мин ковски как мыслителя, конкурирующего с Ясперсом и Бинсвангером за право считаться родоначальником феноменологической психиатрии. Обоснование конкурентного про тивопоставления мыслителей вытекает из базовой интенции развития психотерапевти ческой мысли — в оспаривании идейного первенства между немецкой и французской психиатрией. В качестве иллюстративного примера автором монографии упоминаются научные споры об изначальном базировании психоанализа на немецкой психиатрии и невропатологии или на французской психиатрии Шарко. Этот ход представляется нам Критика и билиография весьма продуктивным, поскольку в современном психоанализе очевидным является факт генетической связи психоаналитического метода психотерапии с гипнотерапией Жана Мартина Шарко1.

Вниманию читателя предлагается краткий биографический очерк, на смену кото рому приходит экспликация теоретических воззрений Э. Минковски. Несомненная заслу га Э. Минковски состоит в новизне подхода к диагнозу шизофренического пациента. В его концепции на смену клинической диагностике приходит феноменологическая эмпа тия. Бред шизофреника определяется им как следствие иного мировосприятия, в котором изменена функция тестирования реальности. Соответственно, в интрапсихическом про странстве шизофренического человека происходит трансформация опыта, поскольку он связан с измененным восприятием пространства и времени. Адекватное изучение опыта шизофренической личности возможно с позиции как бы новой системы координат — принятия индивидуальной целостности и внутренней непротиворечивости мира безум ца. Изучение конкретных клинических случаев позволяет описать измененную реаль ность патологически измененной личности.

Иное смысловое наполнение понятий «норма» и «патология» отличает феномено логическую психиатрию в целом от клинического подхода. Минковски не поддерживает ортодоксальную идею о том, что шизофрения представляет собой расстройство воспри ятия и суждения, отчасти он определяет этот инвариант существования личности как слабость интуиции и гипертрофию рационализации. Позиция Минковски приблизила феноменологическую психиатрию к практике психотерапии, раскрыв перспективу каче ственного нового уровня терапевтического взаимодействия с шизофреническим паци ентом. Реализацию подобной психотерапевтической стратегии осуществил Р. Лэйнг.

Глава, названная «Мир психически больного в работах В.Э. фон Гебзаттеля» представляет психотерапевтическую позицию Гебзаттеля по отношению к навязчивым состояниям, которая является предметом восхищения и психотерапевтического ориен тира для многих современных психотерапевтов. Что же определяет состояние навязчи вости индивида? Гебзаттель отвечает на этот вопрос рассмотрением страха индивида перед неисполненностью своих желаний. Человек не решается на действия ради дости жения желаемого в ситуации переживания мира как враждебного, наполненного непри ятными сюрпризами. Особой ценностью для личности в такой ситуации становится положение устойчивости, угроза потери которой, в свою очередь, оборачивается стра хом вырождения в исполнителя чужой воли. Мир в восприятии человека как бы сжима ется до игрушечного, что позволяет вынести «чудовищную потерянность человека в мире».

Гебзаттель эмпатически выразительно описывает интрапсихическое пространст во психически больного человека. Эти люди погружены в собственный, неповторимый мир. Частично или полностью утрачивая способность адаптации к реальности, они, по мнению мыслителя, оказываются заложниками магического механизма. Мир психиче ски больного человека потенциально опасен, события в рамках такого мировосприятия не могут восприниматься как случайные, а обретают преднамеренность. Сконструиро ванный патологически, окружающий мир как бы преследует псхически больного, не дает ему побыть одному, не оставляет без присмотра. Личность психически больного утрачивает способность самовыражения, но ошибочно было бы сделать вывод о том, что Об этом см. например: Браун Дж. Психология Фрейда и постфрейдисты. М. 1997.

Е.Г. Сидорова. Рецензия на монографию О.А. Власовой...

такой человек не может противостоять психозу, поскольку личность, будучи духовной, находится вне здоровья и болезни. Человек, страдающий навязчивостью, неизмененной частью психики созерцает процесс утраты окружающего мира. О.А. Власова представля ет Гебзаттеля, прежде всего, как феноменологического психиатра, становление позиции которого, проходило после «хайдеггерианского поворота» Бинсвангера, что обусловило его тенденцию к построению всеохватывающей антропологии.

Апелляция к антропологии позволяет автору монографии перейти к рассмотре нию позиции Эрвина Штрауса. Именно медицинская антропология Штрауса, по мне нию О.А. Власовой, наиболее полно отображает корпус идей феноменологической психиатрии, поскольку ставит приоритетом исследования область сенсорного опыта, а следовательно, рассматривает психопатологию в аспекте трансформации пространст венности. Отождествив вершину феноменологической психиатрии с позицией Штрау са, О.А. Власова переходит к рассмотрению пространства «между феноменологической психиатрией и экзистенциальным анализом» и более подробно останавливается на рас смотрении экзистенциальной феноменологии Я.Х. Ван Ден Берга. О.А. Власова опре деляет позицию голландского мыслителя как промежуточную по отношению к фено менологической психиатрии и экзистенциальному анализу, но тяготеющую к первой.

Завершая монографию, О.А. Власова суммирует философские аспекты феноме нологической психиатрии. Автор строит свои рассуждения вокруг тезиса о безличности болезни. Именно безличность психопатологии сближает, согласно авторской позиции, психиатрию с науками естественного цикла. Движение феноменологической психиат рии в аспекте рецепции в область отечественной философии нуждается в интегриро ванном рассмотрении с другими психотерапевтическими течениями. Позиция обраще ния к личности психически больного на современном этапе развития психотерапии достигнута во многих ее школах. И благодаря таким исследованиям, как монография О.А. Власовой, этот процесс обретает дальнейшее конструктивное развитие.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.