WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

.. <->>..

Умер К. Н. Леонтьев — умер совершенно неожиданно. Никто из знавших его не ожидал столь близкой развязки. Правда, в последние годы он постоянно недомогал, но это недомогание об ратилось как бы в обычный порядок его жизни, так что все близ кие люди к этому уже привыкли. Еще недавно, почти на днях, в письме к пишущему эти строки Константин Николаевич сооб щал о себе, что он «весел, бодр, всем интересуется». Это было писано 1 ноября, а 12 его уже не стало. Он умер не глубоким стариком: если не ошибаюсь, ему едва минуло шестьдесят лет. И на вид он не производил впечатления старика. Все знавшие его помнят его высокую, стройную, едва согбенную годами фигуру, его живой взгляд, его старчески кра сивое, «барское» лицо, окаймленное густою сединой. До послед него времени он сохранил свою нервность и подвижность, энер гию в споре, до последнего времени его глаза временами загорались, казалось, юношеским огнем, а его разговор, свер кавший неожиданными блестящими парадоксами, был жив и весел… В последнем своем письме к пишущему эти строки К. Н. Ле онтьев говорил, что у него уже нет охоты писать для печати, что, как он выразился, этот «огонь» в нем «угас», но тем не менее он собирается непременно написать «житие» недавно скон чавшегося оптинского старца, отца Амвросия 1, своего наставни ка и друга. Без сомнения, если бы Константин Николаевич про жил долее, он осуществил бы это свое намерение, и мы имели бы такую же образцовую, но неизмеримо более интересную кни гу, как написанная им же биография Климента Зедергольма 2. Покойный Леонтьев был знаток монастырской жизни и умел обрисовывать ее настоящими реальными чертами… Если вообще о ком нибудь можно сказать, что он умер рано, не вовремя, то я решился бы это сказать о покойном Константи не Николаевиче. Он унес с собою в могилу «житие» отца Амвро сия. Это незаменимая потеря. Вряд ли кто сумеет поставить этот светильник — почившего отца Амвросия — на «возвышенное место», откуда всякий бы его увидел так, как мог это сделать К. Н. Леонтьев. Зная хорошо отца Амвросия, зная хорошо мо настырскую жизнь, он в то же время был писатель светский, он умел говорить о предметах, чуждых нашему обществу, отдален ных от него, — о складе монашеской жизни, о подвижниках, которые светят народу из за стен монастырей, — он умел гово рить обо всем этом языком доступным и понятным нашему свет скому обществу, умел говорить так, что мог возбудить в общест ве интерес к этому «отдаленному и чуждому»… Необходимо, однако, сказать, о каком Леонтьеве идет речь. Я заговорил о покойном К<онстантине> Н<иколаеви>че как о че ловеке, имя которого известно всем. Так бы оно и должно быть, но в действительности это не так. Имя Леонтьева, его сочинения действительно известны всем немногочисленным у нас образо ванным людям, но не «публике», не массе читателей. В массе читателей, без сомнения, будут раздаваться недоумевающие во просы: «Кто такой Леонтьев, о ком вы говорите?» Я говорю об авторе удивительно оригинального и глубокого исследования, об авторе книги «Византизм и славянство», я говорю об авторе не так давно изданного сочинения «Восток, Россия и славянст во», в один из томов которого вошла только что упомянутая книга, и множество оригинальнейших статей, в которых подроб но, часто в применении к текущим событиям, развиваются вы сказанные в ней мысли. Вот о каком К. Н. Леонтьеве я говорю. Странная, но совершенно обыкновенная у нас судьба постигла этого замечательного писателя. Как известная книга Н. Я. Да нилевского прошла мимо нашего общества, возбудив оживлен ные толки лишь по смерти ее автора 3, так и книги К. Н. Леонтьева прошли мимо нашего общества. Лишь в самое последнее время в печати заговорили об этих книгах, лишь в последнее время все чаще и чаще стало печатно упоминаться его имя. Но «публика», «следящая» за всем на свете, придающая значение всякой пе чатной пошлости, знающая имена всевозможных бездарностей, наполняющих своими писаниями журнальные книжки, — эта публика и до сих пор имеет смутное представление о Леонтьеве, об одном из оригинальнейших писателей наших. Что делать? Так у нас повелось давно. Имена и книги наших замечательных романистов и поэтов мы знаем с грехом пополам, но замечатель ные писатели наши в других отраслях литературы должны вы держать продолжительный искус, «замалчивание» и игнориро вание, прежде чем дождутся своего времени. Так было со всеми славянофилами, с Киреевским, Хомяковым, с Аксаковыми, Са мариным, так было с Н. Я. Данилевским, так случилось и с при мыкающим ко всем этим писателям К. Н. Леонтьевым. Его за малчивали, его игнорировали… Да, он примыкал и к славянофилам, и к Н. Я. Данилевскому, во многом и к М. Н. Каткову 4, — но он не был ни славянофи лом, ни консерватором в смысле принадлежности к какой ни будь «партии». Он был слишком оригинален, чтобы не пойти дальше чужих мыслей, — он был сам по себе. Так, к истинному пониманию христианства он подошел если не ближе славянофи лов, то с иной стороны, чем они, своею самостоятельной доро гой. Мало верующий человек в начале жизни, отравленный вея ниями своей эпохи, он подошел к христианству как эстетик, он сперва почувствовал его красоту, а потом уже его глубокое жиз ненное и мистическое значение. Но раз вступив на этот путь, он уже шел, не останавливаясь, с бестрепетною последовательнос тью заглядывая все глубже и глубже, и этим путем он пришел к чисто народному складу веры. Широко образованный человек, глубокий аналитик, он веровал так же непосредственно и, если хотите, грубо, как любой умный и строгий в своей жизни крес тьянин. И вот это то было в нем дорого, и вот это то в нем было необыкновенно оригинально: это сочетание широкого образова ния, по природе аналитического ума, изощренного постоянною умственною работою, с простою, здоровою, грубою — я не боюсь этого слова — мужицкою верою… И вот эта то простая и здоровая вера поддерживала его на всех путях его, давала ему силу всегда идти против течения, тяготясь, но не смущаясь своим одиночеством, тяготясь, но не смущаясь тем, что посреди общей либеральной сумятицы недав но пережитой нами эпохи он очутился в положении «гласа, во пиющего в пустыне»… И несмотря на «либеральный» шум и гвалт, заглушавший его голос, несмотря на то, что к его речам мало кто прислушивался, он бодро стоял на своем посту и — «вопиял в пустыне»… Он бодро боролся с тем, с чем считал долгом бороться всеми данны ми ему от Бога силами и способностями: с язвой, разъедающею Россию язвой, которую он видел в нашем либерализме. На либе рализм наш у него была своя, оригинальная точка зрения. Он считал этот либерализм опаснейшим врагом России и христиан ства — более опасным, нежели анархизм, нигилизм, нежели пря мая революционная пропаганда. В либерализме он видел мед ленно, но наверняка действующее разлагающее начало, медлен но действующую, но страшную силу — силу пошлости. Он ду мал, что ни нигилизм, ни революционная пропаганда не в состоянии сокрушить крепкого организма России, но был уве рен, что либерализм наш именно силой своей безличной пош лости может подточить этот организм, как мириады ничтож ных каждое само по себе насекомых подтачивают вековой дуб… И вот против этой то силы он боролся с бодростью и энер гией, несмотря ни на что. В этом то, повторяю, его поддержива ла простая и здоровая мужицкая вера… Мне не раз приходилось слышать от покойного, что по сла бости человеческой его тяготит, а прежде, когда он был моложе, еще более тяготило то, что имя его мало известно, что сочине ния его не привлекают внимания общества. Это повергало его в апатию, отбивало охоту писать. Он говорил, что только страх Божий, как он выражался, побуждал его не оставлять своего дела, не складывать рук, а бороться, пока есть силы, не думая, что из этого выйдет… И он боролся, пока были силы, а когда они изменили, все таки чутко отзывался на все, что затрагивало его веру… Менее чем за две недели до смерти в упомянутом письме ко мне он писал по поводу недавней полемики, возникшей на страницах «Московских ведомостей» об известном реферате г. Со ловьева 5. «Ничего не чувствую (курсивы везде его), кроме глубокой боязни за Православную Церковь (земную, конечно) и за Рос сию! — писал он. — Враги в новых формах и с новым оружием поднимаются со всех сторон». «Что то странное делается теперь в России, — говорит он в другом месте письма своего, — с одной стороны, небывалый (со времен Петра Первого) поворот образованных людей к правосла вию (при Николае Павловиче у молодых людей хранилось еще Православие сердца;

но оно тотчас же угасло при встрече с евро пейскими идеями: теперь молодых людей, уже рано пережив ших европейские влияния, не собьешь: «Старо, знаем!» — ска жут они). Прекрасно! Но с другой? Повторять не буду!» Да, страх Божий всегда жил в его сердце, руководил его де ятельностью, поднимал в нем бодрость, энергию вопреки всему. Этот же страх Божий сблизил его с монастырем, заставил полю бить его, заставил понять бесконечное значение монастыря и монашества для России. В последние годы он и жил постоянно в Оптиной Пустыни, около своего наставника и руководителя — отца Амвросия. Несколько месяцев назад он переехал в Троице Сергиеву Лавру: здесь и умер. Все знавшие изумлялись переме не, происшедшей с ним в самое последнее время. Он стал спо койнее, тише, мягче. Нервность его и раздражительность как бы совсем исчезли. Он часто говорил о смерти — ожидал ее. Он говорил, что теперь ему уже ничего не нужно, что он желает лишь одного: «прочее время живота в мире и покаянии сконча ти». Он говорил, что усерднее всего молится, когда слышит на ектении 6: «…доброго ответа на Страшном Судище Христовом у Господа просим»… Желание его исполнилось: он скончался в «мире и покая нии». Последний его страх здесь, на земле, был страх за Церковь Православную, за Россию!.. И вот за эту то любовь его к Церкви Православной, к России, к «Святой Руси», к народу русскому, с которым он «единомысленно исповедовал» простую и крепкую веру, — за эту то любовь, быть может, будет услышана его са мая горячая молитва о «добром ответе на Страшном Судище Христовом». И те, кто его любил и знал, ничем лучше не могут выразить своей любви к нему, как помолившись о «упокоении души новопреставленного раба Божия Константина». Ибо ему уже не нужны ни наши слезы, ни наши похвалы, ни признания его заслуг, — нужна только молитва, теплая и искренняя…




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.