WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

«ТРАВМАТОЛОГИЯ И ОРТОПЕДИЯ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ В 3 ТОМАХ Под редакцией члена-корр. РАМН Ю. Г. Ш А П О Ш Н И К О В А МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 Щ4 \ ОРТОПЕДИЯ томЗ МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 ...»

-- [ Страница 5 ] --

при V степени спонди­ лолистеза купол «шапки жандарма» доходит до SHI. Так называемая линия Брейлсфорда в сущности является наслаивающейся на крестец контурной линией, получаемой в результате обведения снизу тени тела поперечных отростков Lv- При IV—V степени смещения Lv симптом «линии Брейлсфорда» можно выявить почти у всех больных. Помимо названных прямых симптомов, на рентгенограмме в прямой проекции могут быть обнаружены косвенные признаки спондилолистеза. К ним относится уплотнение костной ткани в области ножек дуги и дугоотростчатых суставов (встречается практически у всех больных, начиная со II степени смещения Lv). Реже выявляется такой косвенный признак, как сколиоз. Наконец, имеется наиболее важный признак спондилолистеза: врожденные аномалии развития пояснично-крестцовой области позвоночника (незаращение пластинки дуги Lrv, Lv, Si, частичное или полное незарастание задней стенки крестцового канала, переходный пояснично-крестцовый позвонок). Рентгенограммы в боковой проекции являются основными в диагностике спон­ дилолистеза. Их следует выполнять, как правило, в положении сгибания и раз­ гибания туловища. Прямым признаком спондилолистеза является симптом переднего смещения тела позвонка, его следует выявлять, как правило, по задним контурам тел по­ звонков. По боковым рентгеновским снимкам обычно определяют степень смещения позвонка по одному из имеющихся способов. Выполнение функциональных боковых рентгеновских снимков дает возможность судить о степени стабильности на уровне смещения позвонка. Вторым важным симптомом спондилолистеза, выявленным по снимкам в бо­ ковой проекции, служит сближение остистых отростков. Хотя в рентгенодиагностике спондилолистеза по снимкам в боковой проекции косвенные признаки имеют не столь большое значение, как на рентгенограммах, выполненных в прямой проекции, все же в ряде случаев они могут быть полезны, особенно при недостаточно качественном рентгеновском снимке. К ним относятся сужение межпозвоночного промежутка, снижение сзади высоты тела Lv, изменение формы и длины дуги в ее межсуставной части, изменение формы межпозвоночных отверстий (в норме они имеют форму ушной раковины, при спондилолистезе межпозвоночное отверстие расположено удлиненной частью не продольно, а по­ перечно), деформация суставных отростков на уровне смещения позвонка. Наиболее важным косвенным признаком спондилолистеза, определяющимся на снимках в боковой проекции, является поясничный остеохондроз. Правда, он почти никогда не встречается у детей и подростков со спондилолистезом Lv 1 степени. Но среди взрослых с I степенью смещения позвонка признаки остеохондроза имеются у 86%, причем выраженные — у 33% больных. Для правильного понимания с помощью рентгеновского метода исследования патологического процесса, развившегося в результате спондилолистеза на уровне и вблизи смещения позвонка, а также в некотором отдалении от него, следует изучить состояние: 1) дугоотростчатых суставов, для которых характерна картина деформирующего артроза;

2) межостистых промежутков (остистые отростки могут быть сближены настолько, что они значительно деформируются и между ними образуется подобие сустава);

3) подвздошно-крестцовых суставов;

4) подвздошнопоясничных связок. В рентгенодиагностике спондилолистеза важно не только определение смещения позвонка. Очень часто представляют интерес картина наступившей патологической перестройки позвоночника;

характер и выраженность изменений на уровне сме­ щения позвонка, а также в отдалении и степень стабильности на уровне смещения позвонка. Выяснению этих вопросов помогают: I) рентгенография в вертикальном положении больного;

2) функциональная рентгенография;

3) КТ. Рентгенография в вертикальном положении больного, выполненная в боковой проекции, показана: 1) при необходимости выявления характера биомеханических изменений в позвоночнике, наступивших в результате смещения позвонка;

2) в случае необходимости выявить истинную картину смещения позвонка при верти­ кальной нагрузке позвоночника. При функциональной рентгенографии выполняют два снимка в боковой про­ екции при положении максимального сгибания и разгибания туловища. Ее реко­ мендуют делать при каждом рентгенологическом исследовании. Благодаря функ­ циональной рентгенографии удается определить, при каком положении туловища сопоставляются фрагменты межсуставного участка дуги при спондилолизе, а при спондилолистезе — характер стабильности на уровне смещения позвонка. Выяв­ ляется также возможная позиция позвонка. КТ следует применять для изучения состояния позвоночного канала и меж­ позвоночных дисков на уровне смещения позвонка. Консервативное лечение. Профилактика спондилолиза и спондилолистеза в детском возрасте заключается в возможно раннем выявлении детей с признаками дизрафического статуса. Пигментные или депигментированные (alopecia areolaris) пятна, гипертрихоз в пояснично-крестцовой области служат внешним проявлением возможной дисплазии пояснично-крестцового отдела позвоночника. Необходимо также в возможно раннем возрасте выявлять детей с патологией осанки, в частности с патологически углубленным поясничным лордозом, обычно сопровождающимся усиленным грудным кифозом, а также детей с поясничным сколиозом. Этим детям показано тщательное рентгенологическое исследование. При обнаружении выра­ женного аномального развития пояснично-крестцового отдела позвоночника в виде аплазии задней стенки крестцового канала, особенно в сочетании с аномальным развитием пластинки дуги Lv или Liv, необходимо поставить детей на диспан­ серный учет. Укрепление мышечной системы, борьба за правильную осанку, отказ от видов спорта, связанных с риском травмы, — вот основы профилактики спондилолиза и спондилолистеза в детском и подростковом возрасте. Профилактика спондилолиза и спондилолистеза у взрослых требует применения различных мер в зависимости от тех или иных обстоятельств. Всякая аномалия развития позвоночника в пояснично-крестцовой области отражает его неполноцен­ ность на этом уровне. Повышенные функциональные запросы к пояснично-крестцовому отделу позвоночника могут привести к его несостоятельности, которое в сочетании с другими факторами, особенно острой травмой, вызовет спондилолистез. Поэтому первой из мер профилактики должно служить рентгенологическое ис­ следование пояснично-крестцовой области позвоночника перед приемом на работу, которая связана с тяжелым физическим трудом. Для профилактики спондилолиза и спондилолистеза женщинам настоятельно рекомендуется постоянно укреплять мышцы живота, а также использовать бандаж на определенных этапах беременности и после родов. Чтобы избежать углубления поясничного лордоза, во время беременности и первое время после родов не следует носить обувь на высоких каблуках. Предупреждение тучности и отвисания живо­ та — также один из видов профилактики спондилолистеза. В климактерическом J периоде, а также в более поздние периоды инволютивного развития женщинам с целью профилактики спондилолистеза назначают гормональную и медикаментозную терапию остеопороза. К лечению спондилолиза и спондилолистеза имеются определенные показания. Нет необходимости лечить стабильный прогрессирующий спондилолистез, не вы­ зывающий болей и не ограничивающий трудоспособность. Это же относится к лицам, у которых спондилолиз и спондилолистез выявлены при случайном осмотре, например при найме на тяжелую физическую работу. Но у лиц, которые обра­ щаются к врачу из-за беспокоящих болевых проявлений, а также из-за плохой осанки или деформации позвоночника, например чрезмерно углубленного пояс­ ничного лордоза, имеются вполне определенные показания как к консервативному, так и к оперативному лечению. Консервативному лечению подлежат следующие контингенты. 1. Дети и подростки со спондилолизом и спондилолистезом в пределах I сте­ пени. Однако в процессе консервативного лечения необходимо тщательное дина­ мическое наблюдение, особенно за теми больными, у которых имеется также выраженное аномальное развитие пояснично-крестцовой области позвоночника. 2. Больные среднего возраста со спондилолизом (без спондилолистеза) при наличии болевого синдрома. 3. Больные среднего возраста с относительно стабильной формой спондилоли­ стеза любой степени, не занимающиеся физическим трудом. 4. Больные пожилого возраста со спондилолизом и спондилолистезом или и н вол юти иным спондилолистезом. 5. Больные, у которых ранее под влиянием консервативной терапии наступали периоды длительной ремиссии. Выбор лечебных мероприятий, последовательность и продолжительность их применения зависят от клинического состояния больного, его возраста. Е. Pfeil (1975, 1980) рекомендует применять гипсовую повязку для лечения спондилолиза и спондилолистеза у детей. При наличии подвижности в зоне спондилолиза, выявляемой функциональной рентгенографией, устанавливают по­ ложение туловища и ног, при котором фрагменты межсуставного участка дуги максимально сближаются. Таковым при спондилолистезе чаще всего оказывается положение сгибания ног в тазобедренных суставах под углом 150°. Поясничный лордоз при этом распрямлен. Гипсовой повязкой захватывают часть грудной клетки, область таза и ног до коленных суставов;

такое положение фиксируют в течение 10—12 нед. В дальнейшем назначают лечебную физкультуру, лечение средствами физической терапии, на полгода — год фиксирующий корсет (съемный гипсовый, из поливика, полиэтилена, полиамидных смол и др.). Пребывание больного в горизонтальном положении в течение 2—4 нед может само по себе оказать благоприятное воздействие, привести к уменьшению или устранению как локальных, так и отраженных болей. Однако значительный те­ рапевтический эффект можно получить, если наряду с горизонтальным положением создать условия, при которых устраняется поясничный лордоз и контрагированное состояние мышц. Пребывание больного в положении на спине с согнутыми ногами и приподнятой на подушках верхней части туловища [LeriA., 1925] может быть достигнуто в домашних условиях, а в стационаре — на функциональной кровати. В. Д. Чаклин (1933) укладывал больных в полусогнутом положении, создавая его на балканских рамах с помощью матерчатого гамака под тазовую часть и петель, на которые укладывались полусогнутые ноги;

приподнималась также верхняя часть туловища. Хороший терапевтический эффект может быть получен, если указанное положение придается больному на установке «Уголь». Продольное вытяжение за тазовый пояс с грузами в 4—6 кг может оказать терапевтический эффект как в упомянутом полусогнутом положении, так и на наклонной плоскости. Эффективно подводное вытяжение позвоночника в полусогнутом или верти­ кальном положении позвоночника небольшими грузами в 2—5 кг в течение 5—15 мин [Андреева Л. А., 1971]. Этот метод лечения не показан больным с нестабильной формой спондилолистеза. Массаж, улучшая трофику тканей, облегчает восстановление функциональных возможностей мышц. Применяют как укрепляющий, так и расслабляющий массаж мышц. В случае резко выраженного контрактурного состояния мышц спины вначале делают массаж расслабляющий, а затем, по показаниям, укрепляющий, тогда как массаж мышц живота всегда укрепляющий. Необходимо также восстановление функциональных возможностей ягодичных мышц и мышц-сгибателей голени, име­ ющих большое значение для удержания туловища в вертикальном положении. Назначают 2—3 курса по 15—20 сеансов массажа с 3—4-недельным перерывом. Не следует пренебрегать возможностями подводного массажа. Лечебная физкультура — это важное терапевтическое средство в консерватив­ ном методе лечения спондилолиза и спондилолистеза. В комплексе лечебной физ­ культуры предусматривают упражнения, которые уменьшают поясничный лордоз. Упражнения рекомендуется делать на спине, на шведской стенке, наклонной плоскости или в полусогнутом положении на коленях и руках. По мере устранения болей увеличивают физическую нагрузку: часть упражнений больные выполняют уже в вертикальном положении. Больным, у которых спондилолистез сочетается со сколиозом, применяют комплекс лечебной физкультуры, включающий упраж­ нения, принятые в практике лечения сколиоза, а также ряд упражнений для направленного укрепления мышц живота и уменьшения поясничного лордоза. Корсеты — одно из наиболее действенных средств в арсенале консервативной терапии спондилолиза и спондилолистеза, иногда быстро улучшающих состояние больного. Применяют: 1) матерчатый корсет ленинградского типа с продольными металлическими шипами, обеспечивающий лишь относительную стабильность в поясничжькрестцовой области позвоночника;

2) матерчатый корсет типа Гессинга, с помощью которого удается добиться значительной стабильности фиксируемого отдела позвоночника;

3) корсеты жесткой конструкции, например полиэтиленовые или из поливика и др. Все большее распространение получают такие ортопеди­ ческие изделия, как широкий кожаный пояс, пояс типа «Здоровье», лечебный пояс типа «Waritex» и др. Наконец, многим больным терапевтический эффект может оказать грация, применение которой весьма желательно тучным больным с отвисшим животом. Фиксирующими корсетами пользуются в течение 1—3 лет, а иногда и больше. Это зависит от степени выраженной нестабильности позво­ ночника на уровне смещения позвонка, возраста больного, а также вторичных неврологических проявлений. При изготовлении гипсового слепка для корсета боль­ ного следует ставить таким образом, чтобы уменьшить поясничный лордоз. Блокады новокаином применяют для устранения острого болевого синдрома. 0,25—0,5% раствор новокаина подводят непосредственно к поперечным отросткам, впереди которых проходят спинномозговые корешки. Раствор новокаина можно вводить эпидурально. Медикаментозная терапия призвана уменьшить болевой синдром, ликвидировать или уменьшить явления вторичного корешкового синдрома. В таких случаях эф­ фективны инъекции 5% раствора витамина Bi (1 мл) и витамина Bi2 (250—500 мкг), 5% раствора витамина Вб (1 мл) (не совмещать с инъекциями витамина Bi и ВпО, стекловидного тела (2 мл). Проводят 2—3 курса по 20 инъекций с интервалом в 1 —1,5 мес. При резком болевом синдроме действенны инъекции анальгина и другие обезболивающие средства. Выраженное анальгетическое и противовоспалительное действие оказывает реопирин или пирабутол. Тепловые процедуры в комплексе консервативной терапии благоприятно отра­ жаются на состоянии больных, уменьшают или даже устраняют локальные (по­ ясничные) или иррадиирующие боли. Показано сухое тепло на пояснично-крестцовую область. Назначают парафиновые или озокеритовые аппликации, прогре­ вания мешочками с горячим песком, а также горчичники и перцовый пластырь. В домашних условиях применяют ванны с морской солью (1—2 кг на ванну) или хвоей (1—2 таблетки по 30 г или 100 мл жидкого экстракта);

температура воды 36—38°С, продолжительность 15—20 мин, на курс 15—20 ванн. Такие физические факторы, как эритемные дозы ультрафиолетового облучения, диадинамические токи, синусоидальные модулированные токи, ультразвук, элект­ рическое поле УВЧ, диадинамофорез обезболивающих веществ и другие, оказывают благоприятное действие при лечении пояснично-крестцового рефлекторного и ко­ решкового синдромов. Явный терапевтический эффект может быть получен в результате применения низкочастотной магнитотерапии Бальнеологическое лечение в условиях Пятигорска, Нальчика, Сочи, Белокурихи и других курортов с применением сульфидных, радоновых и других ванн, лечебных грязей на фоне хорошо организованной системы лечения патологических процессов позвоночника является важным средством консервативного лечения. Эффективность и стабильность результатов консервативной терапии у больных спондилолизом и спондилолистезом во многом зависит от рационального трудоустрой­ ства больных. Оперативное лечение. Лишь немногие хирурги предпочитают сразу применять опе­ рации, большинство же проводят вначале консервативное лечение. Распространенный до недавнего времени взгляд, согласно которому всех детей и подростков со спондило­ листезом надо оперировать, в последние годы оспаривается. Различают абсолютные и относительные показания к оперативному лечению боль­ ных спондилолистезом. Они зависят от клинической картины заболевания (в частности, от неврологических проявлений);

возраста больного;

причины спондилолистеза;

про­ фессии больного;

стабильности и степени выраженности смещения позвонка;

его лока­ лизации. Показания к оперативному лечению у взрослых и подростков ни в коем случае не определяются степенью смещения позвонка. Главный фактор — клиническое состояние больного и прогноз дальнейшего течения заболевания. Абсолютными показаниями к оперативному лечению детей и подростков со спон­ дилолистезом являются: I) наличие прогрессирующего спондилолистеза Lv, когда сме­ щение позвонка имеет тенденцию приблизиться ко П степени. Тогда операция показана детям и подросткам в любом возрасте, но чаще всего воздерживаются от немедленной операции до 11—12 лет;

при спондилолистезе III—IV степени операцию следует выпол­ нять и в более раннем возрасте;

2) наличие выраженной люмбоишиалгии;

3) анталгический сколиоз при спондилолистезе;

4) сочетание прогрессирующего сколиоза с более или менее прогрессирующим спондилолистезом;

5) прогрессирующий спондилолистез Lv I степени со значительной аномалией развития пояснично-крестцовой области по­ звоночника — spina bifida Lv в сочетании с bifida sacralis totalis или аплазией задней части крестца и др.;

6) травматический спондилолистез. Относительные показания: 1) значительные биомеханические изменения с наличием углубленного поясничного лордоза и увеличенного грудного кифоза, не устраняющиеся при консервативной тера­ пии у подростков с медленно прогрессирующим спондилолистезом Lv в пределах I сте­ пени;

2) стабильная форма значительного (III—IV степень) смещения Lv у подростков. Абсолютными показаниями к оперативному лечению взрослых больных со спонди­ лолистезом служат: 1) спондилолистез Lv, Lrv, Lm любой степени смещения с выражен­ ной нестабильностью позвоночника, не поддающийся консервативному лечению и зна­ чительно снижающий трудоспособность больного;

2) парез или признаки возможного пареза мышц нижних конечностей;

нарушение функции мочеполовой системы;

3) ча­ стые проявления люмбалгического или люмбоишиалгического синдрома;

4) наличие вторичной грубой патологии со стороны оболочек спинного мозга, нарушение ликворообращения, арахноидальные кисты со сдавлением конского хвоста на уровне смещения позвонка;

5) выраженная нестабильность позвоночника на уровне смещения позвонка, усугубленная ламинэктомией;

6) патология межпозвоночных дисков (межпозвоночный остеохондроз) выше или ниже уровня смещения позвонка как следствие спондилоли­ стеза, которая, сопровождаясь поясничными и иррадиирующми болями, играет основ­ ную роль в клинической картине заболевания;

7) спондилолистез, сопровождающийся анталгическим альтернирующим сколиозом, не поддающийся консервативным методам лечения;

8) травматический спондилолистез с нестабильностью позвоночника;

9) стеноз позвоночного канала. Относительные показания: 1) спондилолистез у больных среднего возраста, не за­ нимающихся физическим трудом, со значительными ремиссиями обострения резких болей;

2) спондилолистез у больных пожилого возраста, сильно снижающий их актив­ ность и мешающий самообслуживанию. Что касается показаний к оперативному лечению больных спондилолизом, то, если отсутствует спондилолистез, их относительно немного. Оперативное лечение рекомен­ дуется больным, у которых клинические проявления заболевания обусловлены в значи­ тельной мере также недостаточностью (остеохондроз) межпозвоночного диска на уровне спондилолиза (или вблизи) с выраженными вторичными неврологическими проявлени­ ями, если консервативная терапия не дает эффекта. П е р е д н и й с п о н д и л о д е з. Наиболее распространенным методом оперативно­ го лечения спондилолистеза является патогенетически обоснованный передний спонди­ лодез. Его предложил и впервые в мире осуществил при спондилолистезе в 1931 г. В. Д. Чаклин. Суть метода — передний внебрюшинный доступ к телам позвонков, кли­ новидная частичная резекция двух соседних тел вместе с межпозвоночным диском и сращение тел позвонков с помощью костного аутотрансплантата. Коррекцию патологи­ ческого положения туловища производят во время операции и в послеоперационном периоде путем резкого сгибания конечностей вместе с тазом и приподнимания верхней половины туловища. Этим методом при правильном послеоперационном ведении дости­ гается перестройка патологической позиции позвоночника в поясничном отделе. Метод переднего спондилодеза демонстрирован В. Д. Чаклиным в 1932 г. на XXII Всероссий­ ском съезде хирургов Москвы и опубликован в 1933 г. Все в дальнейшем предложенные способы переднего спондилодеза являются вариантами метода Чаклина. В настоящее время большинство хирургов предпочитают не применять чрезбрюшинный доступ к передним отделам позвоночника на этих уровнях. Пользуются внебрюшинными доступами: либо реберно-паховым левосторонним или правосторонним, либо соответственно параректальным или пара медиальным. Доступы к позвоночнику должны быть деликатными, анатомичными во избежание возможных непосредственных осложнений во время операции (кровотечение) или после нее (тромбофлебит подвздошных сосудов, импотенция в результате повреждения верх­ него подчревного сплетения и др.). В этом отношении при подходе к области Lrv—SH предпочтительнее пользоваться правосторонним внебрюшинным доступом, так как ука­ занная часть симпатического ствола расположена в проекции к позвоночнику слева. Выбор способа оперативного вмешательства зависит от степени смещения позвонка. При I и II степени спондилолистеза можно пользоваться операциями по Чаклину, Мерсеру, «окончатым спондилодезом» по Юмашеву и Фурману. После дискэтомии из тел смежных позвонков с помощью фрезы и костного ножа формируют два полукруглых костных трансплантата, которые затем поворачивают на 90°. Между полукруглыми трансплантатами укладывают лиофилизированный костный аллотрансплантат, кото­ рый служит распоркой. При большей степени смещения позвонка, начиная с Ьш и осо­ бенно Lrv и Lv, следует применять способ Коржа. Рассекая вдоль переднюю продольную связку, делают паз в телах Lv и SHI;

на уровне паза и вблизи него удаляют остатки межпозвоночного диска. После этого в паз плотно вбивают кортикальный алло- или аутотрансплантат. Позади трансплантата укладывают кусочки костной губчатой ткани. При значительном смещении Lv А. А. Корж и Н. И. Хвисюк (1968) пользуются двумя трансплантатами: одним соединяют Lv и Si, другим — Lrv, Lv и крестец. Я. Л. Цивьян (1965,1966) описал операцию при спондилолистезе Lv III—IV степени. Поперечно рас­ секают переднюю продольную связку на уровне Lv- Широким долотом отсекают каудальную часть тела Lv, прикрывающую доступ к Si. Удаляют остатки диска и внедряют в паз, образованный в крестце, кортикально-спонгиозный трансплантат в форме усечен­ ной пирамиды. При поражении вышерасположенного четвертого межпозвоночного ди­ ска часть его резецируют и замещают дефект костным аутотрансплаитатом. Для костной пластики при переднем спондилодезе И. Р. Воронович и О. И. Дулуб (1988) применяют трансплантат из подвздошного гребня на сосудистой питающей ножке (подвздошно-поясничные артерия и вены). Поскольку при переднем спондилодезе удаляют патологически измененный меж­ позвоночный диск, операция тем самым патогенетически обоснована;

поэтому почти всегда можно ожидать благоприятных исходов в лечении больных в 92—97% случаев. Выполненный по показаниям передний спондилодез, обеспечивая надежную стабиль­ ность на месте смещения позвонка, создавая «фундамент позвоночника», способствует нормализации биомеханических взаимоотношений позвоночника и анатомических со­ отношений в позвоночном канале. В результате устраняются многие неврологические расстройства. Р е п о з и ц и я с м е с т и в ш е г о с я п о з в о н к а. Под репозицией при спондило­ листезе следует понимать не только устранение смещения по длине тела позвонка, но и уменьшение наклона сместившегося позвонка в сагиттальной и фронтальной плоскостях по отношению к нижерасположенному позвонку. Репозиция смещенного позвонка же­ лательна, но не всегда в достаточной мере осуществима. Это зависит от степени и уровня смещения позвонка, возраста больного и давности начала заболевания, вида спондило­ листеза. Репозиция необходима в острой стадии травматического спондилолистеза. Она возможна при I степени смещения нестабильного спондилолизного спондилолистеза, меньше при II степени смещения (легче ее делать на уровне Lrv и Lni);

без риска невро­ логических осложнений может быть предпринята попытка выполнения репозиции при III и IV степени смещения Lv;

репозиция крайне сложна при V степени смещения по звонка. Следует помнить, что, выполняя передний спондилодез в положении Тренделенбурга, на этапе подготовки ложа для трансплантатов и их внедрения можно умень­ шить угол наклона Lv в сагиттальной и фронтальной плоскостях, что очень важно для исхода оперативного вмешательства. И. Г. Герцен и В. ф. Венгер (1984) с целью устранения небольшого смещения по­ звонка применяют тракцию за остистые отростки с последующим задним спондилодезом. Имеются предложения применять для репозиции позвонка специальные приспособ­ ления в виде дистракторов Казьмина и Харрингтона. С их помощью в той или иной мере опосредованно добиваются репозиции смещенного позвонка. Опыт репозиции при спондилолистезе пока недостаточный: требуются еще уточне­ ние показаний к его применению и разработка безопасных способов лечения. З а д н и й с п о н д и л о д е з. В 1915 г. Е. W. Ryerson выполнил задний спондилодез по Олби больному спондилолистезом. Более четверти века метод заднего спондилодеза (его различные варианты) оставался основным в оперативном лечении больных спон­ дилолистезом. Однако благоприятные исходы не превышали 75%. В настоящее время большинство хирургов, как было указано выше, предпочитают пользоваться различными способами переднего спондилодеза как обеспечивающего более эффективные результа­ ты. Не следует забывать, что сам по себе задний спондилодез не предупреждает даль­ нейшего смещения позвонка у детей и подростков при прогрессирующем спондилоли­ стезе. И все же по разным соображениям приходится применять методы заднего и заднебокового спондилодеза. К ним относятся необходимость стабилизации позвоночника после устранения стенозирования позвоночного канала, грыжи диска и других патоло­ гических состояний;

ситуация, когда необходимо сочетать передний спондилодез с за­ дним;

целесообразность осуществления фиксации задних элементов позвоночника с по­ мощью металлических фиксаторов спондилодеза в силу разных условий. Из способов заднего спондилодеза распространена методика Мейердинга [Meyerding Н. W., 1931]. Многие хирурги предпочитают методику Гибсона—Босворта—Сикара [Gibson А., 1931;

Bosworth D. М., 1942;

Sicard A., 1949). Основной особенностью опе­ рации, предложенной указанными авторами, является применение Н-образного транс­ плантата, внедряемого на подготовленное ложе между остистыми отростками фиксиру­ емых поясничных позвонков. A. Gibson применял трансплантат из болыиеберцовой ко­ сти. D. M. Bosworth предпочитал пользоваться трансплантатом из подвздошной кости и обязательно при подготовке ложа частично удалял дугоотростчатые суставы. A. Sicard после скелетирования дуг укладывал на них тонкие трансплантаты, а поверх них Н-образный трансплантат. При подготовке ложа удалял один—два остистых отростка. D. M. Bosworth вместе с остистым отростком удалял часть дуги сместившегося позвонка с целью ревизии позвоночного канала. Б. М. Церлюк (1962), выполняя аналогичную операцию, не отсекает остистые отростки, а рассекает их в сагиттальном направлении и раскрывает в виде створок;

под ними на дуги укладывает мелкие трансплантаты, а на расщепленные остистые отростки Н-образный кортикальный трансплантат. Трансплан­ таты фиксируют я к позвонкам толстыми лавсановыми нитями. С целью большей стаби­ лизации позвоночника некоторые хирурги одновременно с костной пластикой приме­ няют различные металлические фиксаторы. Л а м и н э к т о м и я. Была первым оперативным вмешательством при спондилоли­ стезе [Lane A. W., 1893]. Комбинированная ламинэктомия с передним спондилодезом была выполнена В. Д. Чаклиным в 1931 г., с задним спондилодезом — Н. W. Mayerding (1941). С 1942 г. D. M. Bosworth стал широко практиковать ламинэктомию с задним спондилодезом, а Е. W. О. Adkins (1955) — с заднебоковым спондилодезом. G. G. Gill и соавт. (1955) применяли резекцию пластинки дуги с нижними суставными отростками и частью межсуставного отдела дуги с зоной спондилолиза, спондилодез не делали. Опе­ рация не получила распространения. Некоторые авторы считают возможным выполнять одну ламинэктомию лишь при плохом общем состоянии у больных пожилого возраста. Ламинэктомию следует применять у больных спондилолистезом с выявленной па­ тологией в позвоночном канале, межпозвоночных отверстиях, приводящей к заметным неврологическим расстройствам (резкий болевой синдром, не купирующийся средства­ ми консервативной терапии;

парез, нарушения функции тазовых органов и некоторые другие). Условиями, способствующими проявлению этих неврологических расстройств, являются стенозирование позвоночного канала в результате смещения позвонков, рубцовые изменения желтых связок, арахноидальная киста, грыжа диска. После этого вме­ шательства следует стабилизировать позвоночник — делать либо передний спондилодез (как второй этап операции), либо задний или заднебоковой (одновременно с ламинэк томней, ревизией эпидурального пространства и — при необходимости — ревизией подпаутинного пространства). О п е р а т и в н о е л е ч е н и е с п о н д и л о л и з а. Предпочтительнее использовать передний спондилодез. Немногие хирурги применяют остеосинтез межсуставной части дуги металлическим винтом или костным трансплантатом. П о с л е о п е р а ц и о н н ы й п е р и о д. В послеоперационном периоде больные за­ нимают полусогнутое положение на спине. Оно тем больше, чем меньше смещение по­ звонка;

при значительной степени смещения (III—IV) лишь немного приподнимают головную и ножную часть сетки функциональной кровати. Некоторые хирурги сохра­ няют в той или иной мере полусогнутое положение больного в гипсовой кроватке. Исходы оперативного лечения больных спондилолистезом в значительной мере обус­ ловлены педантичностью в проведении послеоперационного периода у больных. К ним относятся соблюдение постельного режима (при переднем спондилодезе 2—4 мес, при заднем — 3—5 мес), ношение корсета (8— 12 мес после операции), занятия лечебной физкультурой, массаж мышц ног, живота и спины, применение средств физической терапии, трудовая деятельность и др.

.

• ГЛАВА ПАТОЛОГИЯ ВЕРХНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ 5. 1. РОДОВЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ ПЛЕЧЕВОГО СПЛЕТЕНИЯ У ДЕТЕЙ Родовые повреждения плечевого сплетения являются распростра­ ненной патологией у детей и достаточно часто встречаются в прак­ тике ортопедов, травматологов, хирургов, педиатров и невропато­ логов. В литературе приводятся различные названия этого заболе­ вания — родовой паралич, акушерский парез, родовой плексит, паралич Эрба, паралич Дежерин-Клюмпке и др. По нашему мнению, наиболее правильным названием является «родовое повреждение плечевого сплетения». Частота родовых повреждений плечевого спле­ тения колеблется от 0,08 до 0,4% от общего числа родов. При обстоятельствах, затрудняющих нормальный процесс родов (узкий таз роженицы, тазовое предлежание, наложение акушерских щипцов и др.) частота родовых повреждений увеличивается до 5,7%. Таким образом, частота родовых повреждений отражает уровень развития акушерско-гинекологической помощи беременным. Родовые повреж­ дения плечевого сплетения являются тяжелым заболеванием. По данным О. В. Дольницкого (1985), исходы родовых повреждений плечевого сплетения представлены следующим образом: 20% — выздоровление, 50—60% — остаются различные последствия, тре­ бующие лечения, 20—30% — инвалидность. По данным В. И. Карчемского (1981), инвалидность при родовых повреждениях плечевого сплетения достигает 40—50%. По данным А. Ф. Краснова и М.А.Иванова (1980), только в 7,55% наступает восстановление функции конечности от консервативного лечения. В остальных слу­ чаях показано оперативное лечение.

Как самостоятельная нозологическая единица родовое повреждение плечевого спле­ тения было описано в 1746 г. Шмелия. Первой монографией по данной проблеме была работа G. В. A. Duchenne «Родовые параличи», вышедшая в 1872 г., в которой автор подробно описал клиническую картину заболевания и применил в качестве метода об­ следования больных определение электровозбудимости мышц. В 1874 г. W. H. Erb на основании экспериментальных исследований выявил, что причиной заболевания явля­ ется повреждение шейных корешков в месте их слияния в плечевое сплетение. В резуль­ тате дальнейших исследований большинство авторов пришли к выводу, что причиной родовых параличей является повреждение корешков и стволов плечевого сплетения во время родов. По мнению сторонников теории первичного травматического повреждения, во время трудных родов, особенно при применении акушерских пособий (поворот на ножку, освобождение ручки и др.), происходит тракционное повреждение плечевого сплетения. Перелом ключицы при этом является показателем тяжести тракционной травмы, а не причиной повреждения плечевого сплетения. По данным С. А. Новотель­ ного (1937), прежде всего при этом страдают короткие мышечные ветви плечевого спле­ тения. По данным Ю. О. Дольницкого (1985), тракционное повреждение плечевого сплетения происходит от легкого растяжения корешков до их перерыва или отрыва от спинного мозга. Существуют и другие теории: первичных костно-суставных изменений, внутриутробных нарушений. Эти теории имеют меньшее значение.

Клиника. В. Д. Дедова (1983) в клинической картине родовых повреждений плечевого сплетения различает острый и резидуальный период. Острый период наблюдается у новорожденных. Рука больного неподвижна, предплечье пронировано, пальцы кисти согнуты, ак­ тивные движения в конечности отсутствуют и не вызываются щип­ ком, уколами и другими приемами, имеются все признаки вялого паралича. Движения в руке появляются в разные сроки у каждого больного, которые зависят прежде всего от тяжести поражения. Клиническая картина резидуального периода отличается крайним разнообразием и зависит от доминирующего поражения различных корешков сплетения. Симптоматика при родовых повреждениях зависит от типа па­ ралича. Большинство авторов различают четыре типа родовых по­ вреждений плечевого сплетения. 1. Верхний тип — паралич Дюшенна—Эрба, возникает при по­ вреждениях корешков Ci—C4. 2. Нижний тип — паралич Дежерин-Клюмпке, возникает при повреждениях корешков Cs—TI12. 3. Тотальный тип — паралич всей верхней конечности, возникает при повреждениях корешков Ci—TI12. 4. Смешанный тип — паралич, вызванный повреждениями от­ дельных нервов (срединного, локтевого, лучевого, подмышечного) или их сочетанием. Во всех случаях родового повреждения плечевого сплетения по­ раженная конечность укорочена как за счет плеча, так и за счет предплечья, определяется ее внутриротационная установка, имеется атрофия мышц (рис. 5.1). В плечевом суставе ограничено отведение, в локтевом суставе — разгибание. При верхнем типе в основном поражаются следующие мышцы: дельтовидная, двуглавая мышца плеча, клювовидно-плечевая, боль­ шая грудная, трапециевидная мышца, поднимающая лопатку, ром­ бовидная, надостная, передняя зубчатая, малая круглая. При этом мышцы страдают в разной степени и в соответствии с этим вызывают функциональные нарушения. Чаще всего в таких случаях при со­ хранившейся функции кисти и пальцев отмечаются невозможность активного отведения плеча от туловища и заведение ее назад. При нижнем типе в основном поражаются следующие мышцы: локтевой и лучевой сгибатели запястья, сгибатели пальцев, длинная ладонная, длинный лучевой и локтевой разгибатели запястья, раз­ гибатель пальцев, круглый пронатор, квадратный пронатор, черве­ образные и межкостные. Мышцы поражаются в разной степени, что вызывает соответствующие нарушения функции кисти и пальцев.

При этом в зависимости от до­ минирующего поражения разных мышц возникают различные на­ рушения функции — сгибание или разгибание кисти или паль­ цев. Причем движения в локте­ вом и плечевом суставах не стра­ дают. При тотальном типе поража­ ются все мышцы конечности, ру­ ка полностью обездвижена, ви­ сит, как плеть, раздражение ко­ жи не вызывает ответной реак­ ции. При смешанном типе нару­ шение функции конечности раз­ вивается в виде поражения от­ дельных нервов или их сочета­ ний. Родовые повреждения плече­ вого сплетения как посттравма­ тические нейрогенные деформаРис 5.1. Девочка 12 лет с родовым повреждением правого плечевого сплете ния.

сплетения в резидуальном пери­ оде представляет собой типичные посттравматические и нейроген­ ные деформации [Меркулов В. Н., 1991 ]. Механизм развития этих деформаций представлен следующим образом: паралич мышц — необратимые изменения в парализован­ ных мышцах — мышечный дисбаланс — вторичные изменения в сухожильно-мышечных, капсульно-связочных, костно-суставных элементах денервированного сегмента конечности. Вторичные из­ менения проявляются в сухожильно-мышечных элементах развитием фиброза в мышечной ткани парализованных мышц, перерастяже­ нием и истончением их сухожилий, укорочением сухожилий фун­ кционирующих мышц;

в капсульно-связочных элементах • * пере­ * растяжением и истончением капсулы суставов и связочного аппарата на стороне парализованных мышц и сморщиванием на стороне функционирующих мышц;

в костно-суставных элементах — укоро­ чением, деформациями, патологической ротацией костей, вывихами и подвывихами в суставах денервированного сегмента конечности. На основании представленной схемы патогенеза становится ясным развитие основных клинических проявлений повреждений плечевого сплетения. Приводящая контрактура в плечевом суставе развивается в ре­ зультате нарушения мышечного равновесия. При повреждении вер­ хнего отдела плечевого сплетения (корешки Ci—C4) оказываются поврежденными дельтовидная и малая круглая мышцы, (мышцы, Ч и и « С и м п т о м о к о м п л е к с родовых повреждений плечевого Рис. 5.2. Рентгенограмма. Вывих головки лучевой кости при родовом повреждении плечевого сплетения.

которые отводят и вращают плечо кнаружи). Их антагонисты — подлопаточная, большая грудная, большая круглая мышцы и ши­ рочайшая мышца спины — вращают плечо кнутри. Формируется приводящая контрактура плечевого сустава. Внутриротационная ус­ тановка верхней конечности формируется в процессе роста ребенка под влиянием нарушенного мышечного равновесия. При этом про­ исходит постепенное «скручивание» плечевой кости и образуется внутриротационная установка верхней конечности. Из-за контрак­ туры и внутриротационной установки плеча нарушается самообс­ луживание ребенка. Когда больной подносит руку ко рту, он должен согнуть предплечье и поднять локтевой сустав (так называемый симптом горниста). В локтевом суставе наблюдается ограничение разгибания предплечья в сочетании с вывихом головки лучевой кости (рис. 5.2). Это происходит за счет неправильного положения верхней конечности, деформации костей, составляющих локтевой сустав, укорочения связок и капсулы переднего отдела локтевого сустава, укорочения сухожилия двуглавой мышцы плеча. Деформация кисти определяется доминирующим поражением мышц, иннервируемых лучевым, срединным или локтевым нервами. При повреждении лучевого нерва нарушается функция разгибания кисти и пальцев, формируется «свисающая кисть». При повреждении срединного нерва нарушается функция лучевого сгибателя запястья, глубоких и поверхностных сгибателей пальцев, мышц возвышения I пальца. Формируются типичные нейрогенные деформации кисти — «обезьянья кисть» с нарушением оппозиции. При повреждении локтевого нерва нарушается функция локтевого сгибателя запястья, червеобразных и межкостных мышц кисти, фор­ мируется типичная деформация «когтистая кисть». В большинстве случаев имеет место сочетанная деформация кисти, вызванная по­ вреждением всех трех нервов. Рентгенологическое обследование больных выявляет на поражен­ ной стороне отставание в размерах лопатки, удлинение акромиона, укорочение и деформацию ключицы, недоразвитие и деформацию плечевой кости. Электромиографическое исследование подтверждает степень по­ ражения различных групп мышц верхней конечности. Лечение детей с родовыми повреждениями плечевого сплетения. Лечение необходимо начинать с рождения ребенка. Методы лечения зависят от периода заболевания. Все методы можно разделить на консервативные и оперативные. В острый период родового повреждения плечевого сплетения в большинстве случаев применяют консервативное лечение. При этом важно помнить, что лечение у новорожденных имеет ряд особен­ ностей. Компенсаторные возможности и пластичность нервной си­ стемы у детей в условиях еще не сформировавшихся структур и функций имеют более широкие пределы, чем у взрослых. Консер­ вативное лечение у новорожденных направлено на стимуляцию регенерации поврежденных нервных волокон, профилактику контр­ актур, рассасывание травматической инфильтрации тканей и гема­ том. Парализованной ручке необходимо придать положение, обеспе­ чивающее расслабление корешков плечевого сплетения и покой. Таким положением являются отведение плеча от туловища на 50— 70°, наружная ротация на 45—60° и сгибание в локтевом суставе до 100—110° на отводящей подушке или шине из гипса или поливика. Из медикаментозных средств назначают инъекции витаминов Bi и Bi2, прозерина или галантамина, дибазол с никотиновой кислотой. Из физиотерапевтических средств назначают ультразвук или элек­ трофорез лидазы и йодида калия в сочетании с массажем и ЛФК. Оперативное лечение родовых повреждений плечевого сплетения в остром периоде не имеет широкого распространения, что, очевидно, связано с высоким риском оперативных вмешательств у детей в возрасте до одного года и недостаточной подготовленностью врачей. По данным О. В. Дольницкого (1985) и Ю. О. Дольницкого (1985), оперативное лечение в остром периоде направлено на ревизию пле­ чевого сплетения с последующим невролизом, швом или пластикой его пучков. Оптимальный возраст для операции на плечевом спле­ тении составляет от 4 мес до 2 лет. Оперативное лечение в остром периоде дает благоприятные ре­ зультаты в 86,6% и свидетельствует о его целесообразности. В резидуалъном периоде консервативное лечение направлено на восстановление и укрепление пораженных мышц, профилактику и лечение контрактур в суставах верхних конечностей. При этом широко применяют ЛФК, массаж, электростимуляцию мышц, па­ рафиновые и грязевые аппликации, плавание. Оперативное лечение в резидуальном периоде целесообразно про­ водить у детей старше 4 лет. При повреждениях плечевого сплетения верхнего типа оперативное лечение направлено на устранение сгибательной приводящей и внутриротационной контрактур в плечевом суставе. Это достигается путем сухожильно-мышечной пластики, деротационной остеотомии плечевой кости или их сочетанием. В настоящее время применяют следующие оперативные вмешатель­ ства. 1. Операция Эпископо, заключающаяся в пересадке подлопаточ­ ной мышцы на сухожилие малой круглой мышцы и перемещении точки прикрепления большой круглой мышцы на задневнутреннюю поверхность плечевой кости. Таким образом, внутренние ротаторы превращаются в наружные. 2. Операция, предложенная А. Н. Чижик-Полейко (1975), на плечевом суставе, заключающаяся в удлинении сухожилия широ­ чайшей мышцы спины, отсечении сухожилия большой грудной мыш­ цы от плечевой кости и перемещении его на дельтовидную мышцу, рассечении сухожилия подлопаточной мышцы. 3. Деротационная остеотомия плечевой кости. Большинство ав­ торов применяют остеотомию в верхней трети. По нашим данным, наиболее целесообразной является остеотомия в нижней трети пле­ чевой кости с фиксацией пластинкой (рис. 5.3). При этом необхо­ димым условием является предварительное выделение лучевого нер­ ва. 4. Остеотомия костей предплечья. Показана при наличии супинационной или пронационной установки предплечья. Необходимо четко дифференцировать, за счет какого сегмента верхней конеч­ ности имеется патологическая установка — за счет плеча или за счет предплечья. 5. Артродез плечевого сустава. Может быть выполнен при полном параличе дельтовидной мышцы и хорошей функции мышц лопатки. Сращение плечевой кости с лопаткой обеспечивает активное отве­ дение плеча за счет мышц лопатки. При операции тщательно уда­ ляют хрящевой покров с головки плеча и суставной впадины лопатки и фиксируют головку плечевой кости к лопатке металлическими винтами. Плечу придают положение отведения под углом 70°, при­ ведения кпереди под углом 40°, наружной ротации в 15°. Фиксация торакобрахиальной гипсовой повязкой длится от 4 до 6 мес. Опе­ рацию обычно выполняют в возрасте 12—13 лет. При повреждениях плечевого сплетения нижнего типа оператив­ ные вмешательства направлены на улучшение функции кисти. Виды оперативных вмешательств зависят от преимущественных наруше­ ний функции различных нервов. 1. Сухожильно-мышечная пластика по Девиду—Грину [David P., Green, 1983}. Применяют при выпадении функции лучевого нерва и сохранении функции срединного и локтевого нервов, и Рис. 5.3. Рентгенограмма. Деротационная остеотомия плечевой кости с фиксацией пластинкой при родовом повреждении плечевого сплетения.

направлена операция на восстановление активного разгибания кисти и пальцев кисти. При этом круглый пронатор пересаживают на сухожилие короткого лучевого разгибателя запястья, сухожилие длинной ладонной мышцы — на сухожилие длинного разгибателя большого пальца, сухожилие локтевого сгибателя запястья на су­ хожилие разгибателя пальцев. 2. Сухожильно-мышечная пластика по. методу Остен-Сакена— Джанелидзе [Джанелидзе Ю. Ю., 1945]. Применяют при выпадении функции лучевого нерва. При этом сухожилие лучевого сгибателя запястья пересаживают на сухожилие разгибателя пальцев, а сухо­ жилие локтевого сгибателя запястья — на сухожилия мышц, раз­ гибающих и отводящих большой палец. 3. Сухожильно-мышечная пластика по Голднеру—Ирвину [GoldnerJ., Irwin С, 1950]. Применяют при выпадении функции срединного нерва, и направлена операция на восстановление оппо­ зиции I пальца. При этом сухожилие поверхностного сгибателя IV пальца пересаживают на проксимальную фалангу I пальца с созда­ нием блока на уровне гороховидной кости (рис. 5.4). 4. Капсулопластика пястно-фаланговых суставов по Занколли [Zancolli E., 1957]. Применяют при выпадении функции локтевого нерва, и направлена операция на устранение когтеобразной дефор­ мации пальцев кисти. При этом по дистальной ладонной складке кисти обнажают капсулу пястно-фаланговых суставов (чаще IV—V, при необходимости II—III—IV—V пальцев), сухожилия сгибателей пальцев отводят в сторону, на ладонной поверхности капсулы пя­ стно-фаланговых суставов выкраивают П-образный лоскут, основа Рис. 5.4. Восстановление оппозиции I пальца по Голднеру—Ирвину (схема). Рис. 5.5. Капсулопластика пястно-фаланговых суставов по Занколли (схема), а — до операции;

б — после операции.

нием обращенный дистально, и сшивают в виде дубликатуры в положении сгибания проксимальных фаланг пальцев под углом 100— 110° (рис. 5.5). 5. Артродез кистевого сустава. Применяют при одновременном выпадении функций лучевого, срединного и локтевого нервов, когда стабилизация кистевого сустава путем сухожильно-мышечной пла­ стики не представляется возможной. Артродез кистевого сустава выполняют по методике Кемпбелла—Кеокорка. Мы считаем более целесообразным использовать перекрывающий кистевой сустав ко­ стный аутотрансплантат, взятый из гребня большеберцовой кости, который вставляют в расщеп лучевой и пястных костей и фиксируют винтами. «Освободившиеся» при этом частично-функционирующие сгибатели и разгибатели кисти пересаживают на сгибатели или разгибатели пальцев. При родовых повреждениях плечевого сплетения тотального или смешанного типа возникает необходимость этапных оперативных вмешательств. При этом наиболее целесообразна последовательность выполнения оперативных вмешательств по принципу «снизу вверх», т. е. на первом этапе выполняют оперативные вмешательства на кисти, затем на предплечье, плече и плечевом суставе.

5.2. СТЕНОЗИРУЮЩИЕ ЛИГАМЕНТИТЫ КИСТИ Стенозирующие лигаментиты кисти относятся к заболеваниям ди­ строфического характера. В зависимости от локализации различают стенозирующий лигаментит кольцевидных связок сухожильных вла галищ пальца (болезнь Нотта), I костно-фиброзного канала удерживателя разгибателей (болезнь Де Кервена), удерживателя сгиба­ телей (поперечная связка запястья) — синдром запястного канала.

5.2.1. Стенозирующий лигаментит пальцев Впервые был описан французским хирургом A. Nona в 1850 г. В нашей стране изучение заболевания началось с работ А. Я. Шнее (1924) и продолжалось В. П. Горбуновым, В. И. Розовым, М. А. Элькиным, В. Н. Блохиным, В. В. Михайленко и др., однако и до настоящего времени причины возникновения заболевания остаются еще окончательно не выясненными. Стенозирующий лигаментит пальцев описывался различными авторами под названием щелкающего или пружинящего пальца, стенозирующего или узловатого тендовагинита, теносиновита, защелкиваю­ щего пальца или стенозирующего лигаментита кольцевидной связки. Все эти мно­ гочисленные названия отражают основные симптомы и взгляды на сущность пато­ логических изменений. Стенозирующий лигаментит пальцев является довольно распространенным заболе­ ванием и нередко приводит к стойкому снижению трудоспособности. Встречается оно в самом различном возрасте — от детского до старческого, чаще — от 40 до 60 лет. При этом женщины страдают чаще мужчин. Заболевание обычно развивается на пальцах правой кисти и нередко на обеих руках. Поражение I пальца преобладает над остальными в силу большей его функциональной нагрузки и особенностей анатомического строения.

Этиология. Окончательно не выяснена;

среди многочисленных теорий ведущую роль играют профессиональное перенапряжение кистей (профессиональная хроническая травма) и травматический фактор, а также эндокринные нарушения. В основе заболевания лежат патологические изменения в сухожильно-связочном аппарате кисти. В норме синовиальные и фиброзные влагалища, кольцевидные и крестообразные связки, являясь фиксирующим аппаратом для сухожилий сгибателей, играют важную роль в выполнении тонких и дифференцированных движений пальцев кисти. Кольцевидные связки образованы из плотных волокон ладонного апоневроза, рас­ положены в области пястно-фаланговых и межфаланговых суставов и представляют собой поперечные пластинки шириной около 5—8 мм и менее 1 мм толщиной (рис. 5.6). При стенозирующем лигаментите первичное поражение проис­ ходит в кольцевидных связках, которые в результате нарушения питания подвергаются дистрофическим изменениям и, утолщаясь, вызывают сдавление сухожилий, приводя к защелкиванию пальца. Сужение сухожильного влагалища и деформация сухожилия явля­ ются вторичными изменениями. В зависимости от длительности и выраженности клинических симптомов заболевания патоморфологические изменения представляют собой от умеренно выраженного дистрофического процесса до кистозного перерождения связки с превращением ее в волокнистый или гиалиновый хрящ. Клиника и диагностика. Диагностика стенозирующего лигамен­ тита обычно не представляет трудностей из-за довольно характерной клинической картины, особенно в острой стадии. Основным симп­ томом заболевания является боль, которая чаще всего локализуется на ладонной поверхности пястно-фалангового сустава. Часто боль Рис. 5.6. Проекция кольцевидных связок на кожу ладони. Рис. 5.7. Образование валика сухожилия сгибателя (схема).

а — при сгибании пальца;

б — при разгибании.

носит иррадиирующий характер и распространяется на палец, пред­ плечье или плечо. Нередко больные жалуются на онемение пальцев, связанное со сдавлением пальцевых сосудов и нервов при отеке области пястно-фалангового сустава. Визуально отмечается припух­ лость на ладонной поверхности пястно-фаланговых суставов. При пальпации определяется болезненное уплотнение овально-продол­ говатой формы в виде небольшого узелка или валика, смещающегося при сгибании и разгибании пальца в дистальном и проксимальном направлениях от кольцевидной связки. Этот валик (узелок) обра­ зуется складкой из сухожилия сгибателя при прохождении его через утолщенную кольцевидную связку в стенозированном костно-фиброзном канале (рис. 5.7). При разгибании пальца боль усиливается за счет патологических изменений в кольцевидной связке. При поражении I пальца характерная болезненность локализуется на уровне сесамовидных костей. Одним из характерных симптомов заболевания является феномен «щелчка». Защелкивание пальца про­ исходит в результате кратковременной задержки сухожилия в об­ ласти утолщенной кольцевидной связки. Постепенно щелканье ста­ новится грубым и резко болезненным, особенно при разгибании пальца. Движения пальца ограничиваются, и нередко образуется разгибательная или чаще сгибательная контрактура пальца (рис. 5.8). Стенозирующий лигаментит пальцев отличается длительным, упорным течением с частыми обострениями, временной или посто­ янной потерей трудоспособности. Иногда больным приходится менять характер работы или даже профессию.

В течении заболевания раз­ личают три стадии: острую, подострую и хроническую. Острая стадия характеризует­ ся резко выраженным болевым синдромом. Боли усиливаются при движениях пальцев и дав­ лении на кольцевидную связку. Отмечается ограничение по­ движности пальцев, сила кисти снижается, нарушается трудо­ способность. Длительность забо­ левания до 2 мес. Подострая стадия нередко протекает волнообразно с пери­ одами обострения симптомов, за­ щелкивание пальца наступает часто и устраняется с болями и с трудом. Длительность течения от 2 до 6 мес, трудоспособность Рис. 5.8. Сгибательная контрактура III нарушается. пальца, активное разгибание его невоз­ Хроническая стадия характе­ можно. ризуется ограничением функции пальца, грубым щелканьем, об­ разованием стойкой сгибательной или разгибательной контрактуры. Боли носят тупой, непосто­ янный характер. Длительность — от 6 мес до нескольких лет. Дифференциальную диагностику проводят с контрактурой Дюпюитрена, повреждением связок, капсулы сустава, повреждением сухожилий, деформирующим артрозом, опухолями сухожильных влагалищ. Лечение. В зависимости от стадии заболевания и возраста боль­ ного применяют консервативное и оперативное лечение. Консервативное лечение показано в ранних стадиях и назначается индивидуально с учетом длительности патологического процесса, выраженности клинической симптоматики, возраста и профессии больного, а также результатов и характера предшествующего лече­ ния. В острой стадии заболевания обычно проводят консервативное лечение с использованием различных видов физиотерапии, а также медикаментозное с обязательным освобождением больного от работы, связанной с напряжением пальцев и кисти. Курс лечения состоит из теплых ванн с последующими компрессами из ронидазы (на ночь), применения парафиновых аппликаций или грязей, фонофореза гидрокортизона или электрофореза ферментных препаратов (лидаза или лекозим), массажа. При выраженном болевом синдроме назначают лазеротерапию с использованием монохроматического красного света (МКС) и монохроматического синего света (МСС), анальгетики. Иммобилизацию кисти обычно не назначают, так как легкие активные движения пальцев способствуют лучшему крово и лимфооттоку и уменьшению застойных явлений в пораженном пальце. Эффективным методом консервативного лечения как у взрос­ лых, так и у детей является применение гидрокортизона. Обладая мощным противовоспалительным действием, уменьшая проницае­ мость сосудистой стенки, пролиферацию, экссудацию и отек тка­ ней, он способствует снижению или даже устранению болевого синдрома. Кроме того, действие гидрокортизона сводится к умень­ шению интенсивности продуктивных процессов в соединительной ткани, торможению синтеза белка и тем самым задержке развития рубцовой ткани. Показанием для применения гидрокортизона яв­ ляются острая и подострая стадии стенозирующего лигаментита. Гидрокортизон вводят местно в дозе 0,4—1 мл в зависимости от стадии заболевания, длительности и выраженности симптомов, а также возраста и соматического статуса больного. Курс лечения состоит из 6—8 инъекций, проводимых 2 раза в неделю в амбу­ латорных условиях. Немаловажное значение имеет методика введения гидрокорти­ зона. Инъекции должны проводиться со строгим соблюдением асеп­ тики. Кожу ладони двукратно обрабатывают 5% спиртовым раство­ ром йода, вкол иглы делают на 1—1,5 см проксимальнее ладоннопальцевой складки II—V пальцев в точки, соответствующие распо­ ложению кольцевидных связок. На большом пальце вкол иглы проводят по средней линии на уровне ладонно-пальцевой складки. После анестезии места введения гидрокортизона 0,5—1% раствором новокаина гидрокортизон вводят в область кольцевидной связки и окружающие ее ткани. После инъекции кожу смазывают 5% спир­ товым раствором йода и накладывают спиртриваноловую асептиче­ скую повязку на 1 сут. При резко выраженном болевом синдроме или рецидивах заболевания инъекции гидрокортизона можно соче­ тать с лазеротерапией. В хронической стадии заболевания, а также при рецидивах после применения различных видов консервативного лечения и главным образом при образовавшихся контрактурах пальцев благоприятные результаты лечения отмечаются при применении гиалуронидазоактивных препаратов — лидазы или лекозима (папаина). Методика лечения состоит из местных инъекций, проводимых также в амбу­ латорных условиях. Курс лечения лидазой состоит из 10—12 инъ­ екций с разовой дозой препарата, равной 64 УЕ. Папаин вводят в дозе 1—3 мг, курс лечения составляет 5—8 инъекций. В процессе лечения у некоторых больных отмечается реакция на введение лидазы или папаина, протекающая по типу аллергической и выра­ жающаяся в отеке кисти и пальцев, зуде, гиперемии кожи и усилении болей. Через 1—2 сут эти явления обычно стихают. Поэтому у i аллергизированных больных применение ферментной терапии сле­ дует проводить с использованием антигистаминных препаратов (пипольфен, супрастин, тавегил и др.) за 1 ч до инъекции и в течение 1 сут после нее. Эти препараты назначают перорально. Показаниями к оперативному лечению являются неэффектив ность консервативного лечения, в том числе с применением гидро­ кортизона и ферментных препаратов, хроническая стадия заболе­ вания с образованием контрактуры пальца, частые рецидивы после консервативного лечения, а также множественное поражение паль­ цев на одной или обеих руках. Открытая лигаментотомия несложна в выполнении и может быть произведена в амбулаторных условиях. Для обезболивания приме­ няют инфильтрационную анестезию (при поражении одного пальца) или проводниковую (при поражении нескольких пальцев) 1% или 2% раствором новокаина. Среди множества различных доступов к кольцевидной связке — продольный, овальный, штыкообразный кож­ ные разрезы — наиболее рациональным является поперечный разрез кожи, дающий возможность хорошего доступа к связке и оставля­ ющий мягкий, нежный, малозаметный среди естественных складок ладони рубец. При поражении II—V пальцев кожный разрез длиной 2—3 см производят по ладонной поверхности кисти на 1 см проксимальнее ладонно-пальцевой кожной складки. При доступе к кольцевидной связке большого пальца поперечный кожный разрез длиной 1—1,5 см проходит строго по ладонно-пальцевой кожной складке большого пальца с небольшим смещением в лучевую сторону. Рубцово-измененную, утолщенную, кольцевидную связку вместе с подлежащей к ней и спаянной рубцовой оболочкой рассекают очень осторожно под контролем зрения. При этом наиболее целесообразно произво­ дить рассечение связки не по средней линии, а по бокам двумя параллельными разрезами. После этого осматривают сухожилия и стенки костно-фиброзного канала и проверяют возможность восста­ новления подвижности пальца. Операцию заканчивают ушиванием раны и наложением асептической повязки. Гипсовую иммобилиза­ цию не применяют, больным назначают ранние активные движения пальца. Трудоспособность восстанавливается через 3—4 нед. Рассечение кольцевидных связок может быть произведено за­ крытым способом. При этом закрытая лигаментотомия требует боль­ шого опыта хирурга и чревата опасностью повреждения сухожилий, пальцевых артерий и нервов. 5.2.2. Болезнь Де Кервена Среди лигаментитов удерживателя разгибателей наибольшее прак­ тическое значение имеет стеноз I костно-фиброзного канала — болезнь Де Кервена. Впервые заболевание описано в 1895 г. В настоящее время это заболевания носит различные названия: болезнь Де Кервена, стенозирующий тендовагинит, хронический теносиновит, стилоидит, стенозирующий лигаментит тыльной связки запястья. Болезнь Де Кервена — полиэтиологическое заболевание, возни­ кающее после перенапряжения кисти, при этом ведущим является профессиональная хроническая травматизация рук.

В основе заболевания лежат дистрофические процессы. Связка, утолщаясь, приводит к сужению просвета костно-фиброзного канала. Болезнь Де Кервена чаще возникает у женщин на фоне возра­ стных изменений. Частота стенозов I костно-фиброзного канала (90% от всех сте­ нозов удерживателя разгибателей) объясняется более дифференци­ рованной и насыщенной функциональной нагрузкой большого паль­ ца. Клиника и диагностика. Заболевание начинается обычно остро, с появления боли, точно локализованной в области шиловидного отростка лучевой кости, в месте расположения I костно-фиброзного канала. Постепенно возникает болезненность при разгибании и от­ ведении большого пальца, а также противопоставлении его основа­ нию мизинца. Затем становится болезненным и ограниченным при­ ведение кисти в локтевую сторону. Характерна иррадиация боли на предплечье, плечо и шею. При пальпации области I костно-фиб­ розного канала определяется болезненное уплотнение мягких тканей в виде разлитой припухлости или неподвижной, веретенообразной опухоли, связанной с утолщением связки. Резкие боли при давлении на стенку костно-фиброзного канала являются одним из постоянных, наиболее выраженных и патогномоничных симптомов стенозирующего лигаментита I костно-фиброзного канала. В течении заболе­ вания различают острую, подострую и хроническую стадии. Диагностика не представляет трудностей из-за типичной, выра­ женной клинической картины заболевания. Рентгенологическое ис­ следование не является решающим в диагностике, однако в начале заболевания отмечается уплотнение мягких тканей, а при прогрессировании процесса и при хроническом течении — остеопороз ши­ ловидного отростка лучевой кости. Дифференциальную диагностику проводят с ушибами шиловид­ ного отростка, растяжениями бокового связочного аппарата лучезапястного сустава, с тендопатией сухожилия длинной мышцы, отво­ дящей большой палец кисти, в основе которой лежит дегенератив­ но-дистрофический процесс в месте прикрепления сухожилия этой мышцы к основанию I пястной кости, с невритом поверхности ветви лучевого нерва, неспецифическим полиартритом, ревматоидным ар­ тритом, асептическим некрозом полулунной и ладьевидной костей. Лечение. В острой и подострой стадиях болезни Де Кервена применяют главным образом консервативное лечение, не имеющее специфических особенностей. Используют различные виды проти­ вовоспалительной, ферментной и гормональной терапии в сочетании с физическими факторами. Большое значение для успеха лечения, особенно в острой стадии, имеет правильная иммобилизация кисти, а также освобождение больных от нагрузки на руки на работе и в быту. С целью ограничения локтевой девиации кисти и отведения больного пальца для создания покоя пораженной связке гипсовую лонгету накладывают по ладонно-тыльной поверхности предплечья по локтевому краю его от дистальной кожной складки ладони до верхней трети предплечья с фиксацией большого пальца до меж фалангового сустава в положении небольшого отведения сроком не более 2 нед. Гидрокортизон, лидазу и лекозим (папаин) применяют в виде инъекций по схеме, аналогичной таковой при лечении стенозирующего лигаментита пальцев, и вводят препараты в окружающие ткани к связке в область пораженного канала в точку наибольшей болезненности. Оперативное лечение применяют обычно в хронической стадии заболевания, а также при частых рецидивах после консервативного. Открытая лигаментотомия достаточно эффективна и проста. Опе­ рацию производят под местной анестезией 0,5% или 1% раствором новокаина. Для доступа к связке используют различные виды кож­ ных разрезов — продольный, поперечный, овальный, S-образный и др. Каждый из них имеет свои преимущества и недостатки и вы­ бирается хирургом индивидуально. Кожный разрез проводят над болезненным выступом. Большое значение в ходе операции имеет сохранение целостности поверхностной ветви лучевого нерва и вены большого пальца. После обнажения и осмотра пораженной связки производят ревизию I костно-фиброзного канала, проверяют степень стеноза. Связки рассекают с большой осторожностью, при этом сухожилия длинной отводящей мышцы и короткого разгибателя большого пальца освобождаются от сдавления и свободно выбухают в ране. Для эффективности оперативного вмешательства необходимо убедиться в полной свободе скольжения сухожилий. Важным мо­ ментом операции является осмотр I костно-фиброзного канала для исключения многообразных вариантов его строения. При этом до­ вольно часто наблюдается наличие дополнительных каналов или добавочных сухожилий длинной мышцы, отводящей большой палец кисти, встречающихся до 95,4% случаев. При выявлении дополнительного канала необходимо рассечь или полностью иссечь его стенку независимо от наличия или отсутствия стеноза, при наличии дополнительных сухожилий по­ следние укладываются в общий канал. Операцию заканчивают тщательным гемостазом и ушиванием раны. После заживления операционной раны дополнительного лечения не требуется. Тру­ доспособность восстанавливается через 2—3 нед в зависимости от профессии больного. 5.2.3. Синдром запястного канала Стенозирующий лигаментит удерживателя сгибателей запястья ха­ рактеризуется клиническими особенностями, обусловленными про­ хождением через запястный канал срединного нерва с сухожилиями сгибателей пальцев. При этом клиника заболевания в основном определяется степенью и длительностью сдавления срединного нерва в запястном канале. Синдром наиболее часто наблюдается у женщин в возрасте после 40 лет. В этиологии заболевания немаловажное значение имеет профес­ сиональный фактор — длительная травматизация ладоней, а также острая травма и последствия переломов области кистевого сустава, остеоартрозы или глубокие ганглии сгибателей. Клиника и диагностика. Основными симптомами заболевания являются парестезии пальцев кисти в зоне иннервации срединного нерва и боль. При прогрессировании заболевания эти симптомы нарастают. Боли в пальцах приобретают жгучий, типичный невро­ логический характер, усиливаются по ночам и нередко распростра­ няются на предплечье, плечо и надплечье. Часто наступают мы­ шечная слабость кисти и атрофия мышц большого пальца, иннервируемых мышечными ветвями срединного нерва. В запущенных случаях заболевания или длительном течении наблюдаются трофические расстройства, проявляющиеся в виде из­ менения окраски пальцев (цианоз), истончения кожи, пастозности и даже образования язв кончиков пальцев. Отмечается также ог­ раничение активных движений в пальцах и кисти;

движения ста­ новятся неловкими, больные не могут выполнять точную работу и брать мелкие предметы. Объективными признаками синдрома запя­ стного канала являются характерное полусогнутое положение отеч­ ных пальцев, усиление болей, акропарестезии при давлении на стенку запястного канала и движениях кисти, положительный сим­ птом Тинеля — нарастание парестезии и онемения при легком поколачивании по стенке запястного канала. Постоянным и важным диагностическим признаком заболевания является усиление болей при горизонтальном положении больного, при поднятии руки. Дифференциальную диагностику проводят с болезнью Рейно, вегетативными полиневритами и травмой области кистевого сустава. Лечение. Консервативное лечение применяют в начале заболе­ вания, при нерезко выраженном синдроме запястного канала. Ком­ плекс лечебных мероприятий, включающий различные виды физио­ терапии, иммобилизацию, медикаментозное лечение, гормональные и ферментные препараты, аналогичен лечению стенозирующих лигаментитов кисти другой локализации. Оперативное лечение заключается в рассечении удерживателя сгибателей. Операцию производят под местной анестезией и нало­ жением жгута на предплечье. Применяют различные виды кожных разрезов — продольный, штыкообразный, S-образный и поперечный. Наиболее распространенным и целесообразным следует считать по­ перечный кожный разрез между возвышениями I и V пальцев или лоскутный Г-образный у основания ладони по запястной кожной складке длиной 4—5 см. Рассечение удерживателя сгибателей лучше производить у лок­ тевого края канала из-за опасности повреждения срединного нерва. При этом обязательно производят осмотр запястного канала. При выраженном сужении срединного нерва в пределах канала или спайках его с окружающими тканями необходимо осуществить невролиз срединного нерва с освобождением его от сдавления. Чтобы убедиться в полном, свободном движении сухожилий в канале, нужно проверить функцию пальцев и кисти. Операцию заканчивают тщательным гемостазом и ушиванием раны. Иммобилизацию гип совой лонгетой осуществляют в течение 5 дней. После операции сразу же исчезают боли, трудоспособность в зависимости от про­ фессии восстанавливается через 3—4 нед. Профилактика стенозирующих лигаментитов кисти различной локализации состоит в бережном отношении к рукам. При выпол­ нении работы, связанной с перенапряжением кистей, необходимо периодически делать упражнения для улучшения кровообращения, самомассаж;

в домашних условиях — ванночки, кисти смазывать кремом. При появлении первых признаков заболевания необходимо срочно обратиться к врачу.

5.3. БОЛЕЗНЬ ДЮПЮИТРЕНА (ЛАДОННЫЙ ФИБРОМАТОЗ) Контрактура, или болезнь Дюпюитрена, до настоящего времени остается одним из тяжелых и распространенных заболеваний кисти, приводящих нередко к инвалидности практически здоровых людей работоспособного возраста. Первое анатомическое описание болезни Дюпюитрена дал A. Cooper в 1822 г., считавший, что контрактура пальцев кисти возникает от сокращения фасции ладони. Однако более подробно анатомическую и клиническую сущность заболевания изучил и описал французский хирург G. Dupuytren в 1831—1832 гг., и с тех пор это заболевание носит его имя. Болезнь Дюпюитрена по классификации ВОЗ (1974) относится к группе фиброматозов неясной этиологии. Отечественными и за­ рубежными учеными выдвигается множество теорий, пытающихся объяснить причину заболевания (травматическая, эндокринная, неврогенная, наследственная и др.). Ведущим в возникновении болезни Дюпюитрена в настоящее время признается конституциональная, наследственная предрасположенность соединительной ткани, а также генетический фактор. Некоторые заболевания (диабет, неврозы, шейный остеохондроз, травматические поражения локтевого нерва и др.), а также однократная и хроническая травма кисти являются предрасполагающими моментами к развитию заболевания. Болезнь Дюпюитрена — это заболевание системы соединительной ткани, а не изолированное поражение ладонного апоневроза, и наблюдается оно в 1—3% случаев поражений и травм опорно-дви­ гательного аппарата. Встречается чаще у мужчин старше 30 лет;

нередко контрактура пальцев отмечается на обеих кистях, при этом патологические изменения обычно локализуются на IV и V пальцах, однако при односторонней локализации правая кисть поражается чаще левой. Патологические изменения при контрактуре Дюпюитрена про­ исходят в ладонном апоневрозе, который рубцово перерождается, уплотняется, сморщивается, постепенно исчезает подкожная жиро­ вая клетчатка, а кожа, воронкообразно втягиваясь в отдельных участках, срастается с измененным утолщенным апоневрозом. В результате превращения тонких апоневротических волокон в плот ные тяжи происходят сгибание и укорочение пальцев. При этом сухожилия сгибателей пальцев патологическим изменениям не под­ вергаются, а встречающиеся иногда контрактуры их относятся к вторичным, сопутствующим изменениям. Гистологически ладонный апоневроз при контрактуре Дюпюитрена представляет собой плот­ ную соединительную ткань сухожильного типа с наличием харак­ терных для болезни Дюпюитрена очагов пролиферации фибробластов. При гистохимическом исследовании выявляется накопление гликозаминогликанов с интенсивной метахромазией в участках кле­ точной пролиферации, что свидетельствует о нарушениях в гликозаминогликановом комплексе соединительной ткани и является обос­ нованием ферментной терапии с применением гиалуронидазоактивных препаратов. Клиника. Заболевание возникает незаметно для больного в виде появления отдельных узелков на ладони, которые часто принимаются за омозолелость кожи. Процесс развивается постепенно и характе­ ризуется хроническим, волнообразным течением. Вслед за узелками на ладони появляются подкожные тяжи, спаянные с кожей, за счет которых образуется сгибательная контрактура одного или нескольких пальцев. Позднее могут присоединиться вторичные изменения в сумках межфаланговых суставов пораженных пальцев, в коже ла­ дони, а также возникнуть контрактуры сухожилий сгибателей паль­ цев. В подавляющем большинстве случаев болезнь Дюпюитрена проявляется изменениями в области ладоней, однако нередко отме­ чаются фиброзные узелки на тыльной поверхности капсулы про­ ксимальных межфаланговых суставов кисти (так называемые поду­ шечки) или поражения подошвенного апоневроза в виде отдельных узелков или подкожных плотных тяжей — подошвенный фиброматоз (рис. 5.9). Гистологические исследования ладонного, подошвенного апоневроза, а также узелков в области межфаланговых суставов пальцев кистей выявили идентичную картину пролиферации плот­ ной соединительной ткани с различными вариантами. Учитывая эти данные, узелки межфаланговых суставов пальцев и подошвенного апоневроза стоп считают проявлением болезни Дюпюитрена. При контрактуре Дюпюитрена в единичных случаях встречаются изме­ нения соединительной ткани полового члена, в виде пластической индурации (induratio penis plastica), так называемая болезнь Перонье. Для болезни Дюпюитрена характерно волнообразное течение с периодами медленного развития клинических симптомов и ремис­ сиями. Особое место занимает «злокачественное» течение заболе­ вания, когда клинические симптомы развиваются быстро, образуются стойкие контрактуры пальцев, трудно поддающиеся лечению. В зависимости от распространенности поражения ладонного апо­ невроза и расстройств функции кисти при болезни Дюпюитрена многими отечественными и зарубежными авторами предложены раз­ личные классификации. Однако в настоящее время единой, обще­ принятой классификации заболевания не существует. Большинство авторов в течении заболевания отмечают три стадии. Мы считаем Рис. 5.9. Подошвенный фиброматоз. Узел указан стрелкой.

целесообразным выделить две основные стадии — начальную (без контрактур) и стадию контрактур пальцев, при которой степень нарушения функции кисти зависит от величины угла сгибания пальца. Начальная стадия характеризуется наличием узлообразных из­ менений в ладонном апоневрозе или началом появления тяжей, прощупываемых под кожей. Контрактур пальцев не обнаруживается (рис. 5.10). Больные жалуются на чувство стягивания пальцев, иногда на боли при работе. В стадии контрактур выделяют три степени сгибания пальцев: I степень контрактур характеризуется началом сгибания обычно одного пальца, на ладони прощупываются плотные тяжи измененного ладонного апоневроза, четко контурируемые под кожей, которая уплотняется и спаивается с тяжами. Функция кисти еще резко не нарушается. II степень характеризуется сгибанием одного или не­ скольких пальцев в пястно-фаланговом или межфаланговом суставах не более 90°. Отмечаются довольно грубые изменения в ладонном апоневрозе и в коже, функция кисти значительно нарушается. При III степени изменения в ладонном апоневрозе и коже резко выражены и прогрессируют, патологический процесс может распространяться на дистальные отделы пальца с поражением сумочно-связочного и суставного аппарата пальца, в результате чего образуются стойкие деформации. При так называемых запущенных формах пальцы резко сгибаются и приводятся к ладони, могут возникнуть подвывихи дистальных фаланг или анкилозы суставов. Функция кисти резко нарушается (рис. 5.11).

Рис. 5.10. Начальная стадия болезни Дюпюитрена: «узелки» измененного ладонного апоневроза.

Диагностика. Трудностей не представляет благодаря типичной клинической картине, анамнезу и функциональным нарушениям кисти. Особое место занимают так называемые атипичные (сустав­ ные) формы заболевания, при которых патологические изменения первоначально возникают в межфаланговых суставах пальцев с образованием стойких сгибателей контрактур обычно при отсутствии изменений в области ладоней. Дифференциальную диагностику про­ водят с контрактурами пальцев и кисти неврогенного, травматиче­ ского происхождения, а также с полиартритом, бруцеллезом, стенозирующим лигаментитом и ишемической контрактурой. Лечение. Радикальных методов лечения болезни Дюпюитрена не существует ввиду невыясненной причины ее возникновения. Опе­ ративное лечение, направленное на установление контрактуры паль­ ца, однако, не избавляет от рецидива развития патологического процесса.

Рис 5.11. Болезнь Дюпюитрена.

а — I степень контрактуры;

б — II степень контрактуры;

в — III степень контрактуры.

Консервативное лечение применяют с целью стабилизации па­ тологического процесса и предупреждения развития контрактур. Используют разнообразные методы консервативной терапии — раз­ личные виды физиотерапии, гормональные препараты, инъекции витамина Е, тканевую и ферментную терапию, антисклерозирующее лечение, рентгенотерапию и др. Среди них наиболее эффективным является ферментная терапия с использованием гиалуронидазоактивных препаратов животного происхождения — ронидазы и лидазы — и растительного протеолитического фермента дынного дере­ ва — лекозима (папаин). Действие этих препаратов основано на свойстве гиалуронидаз оказывать воздействие на определенный специфический для них субстрат—гиалуроновую кислоту, входящую в состав основного меж­ клеточного вещества соединительной ткани. Схема лечения по разработанной нами методике состоит из наружного применения ронидазы и местных инъекций или элект­ рофореза лидазы или лекозима в комплексе с аппликациями пара­ фина, массажем кисти и предплечья, лечебной гимнастикой и со­ судорасширяющими препаратами. Лечение проводят в амбулаторных условиях. Ронидазу используют для наружного применения в виде влажных повязок-компрессов на 7—10 ч (на ночь) в течение 30—40 дней. Перед наложением повязки делают ручную теплую ванночку при температуре 36—37°С, мыльную или с питьевой содой, на 10—15 мин. При начинающей контрактуре пальца поверх повязки с ронидазой укрепляют шину из пластмассы, дерева или металла для выведения сгибающегося пальца в нормальное положение. Электрофорез лидазы или лекозима применяют в случаях нерезко выраженных тяжей и умеренной плотности узелков измененного ладонного апоневроза, а также в стадии ремиссии патологического процесса. Курс лечения составляет 12—15 сеансов электрофореза, проводимых ежедневно. Для лучшего проникновения препарата в измененные ткани целесообразно предварительно сделать парафи­ новую аппликацию. Инъекции лидазы или ликозима проводят в стадии активного процесса и при выраженных изменениях в ладонном апоневрозе и особенно при расположении тяжей у основания пальца. Инъекции должны выполняться со строгим соблюдением правил асептики. Кожу ладони дважды обрабатывают 2% спиртовым раствором йода. Места введения препарата инфильтрируются 1% раствором ново­ каина. Лидазу (0,1 г сухого порошка, активностью 64 УЕ) непос­ редственно перед инъекцией растворяют в 2—4 мл 1% раствора новокаина и вводят в узелки или тяжи измененного апоневроза или окружающие ткани. После инъекции накладывают асептическую спиртриваноловую повязку на 1 сут. Инъекции проводят 2 раза в неделю или через день. Курс лечения состоит из 12—15 инъекций. При необходимости его можно повторить через 2—3 мес. Разовая доза и количество инъекций лекозима зависят от стадии заболевания и выраженности патологических изменений. Так, в начальной стадии разовая доза составляет 1—3 мг, а курс лечения состоит из 5—6 инъекций;

в стадии контрактур дозы увеличивают до 6—8 мг и до 12 инъекций на курс. Лечение лидазой и лекозимом обычно сопровождается местной и даже общей реакцией, проходящей по типу аллергической. При этом ответная реакция организма на введение лекозима всегда более выражена. Местная реакция проявляется отеком кисти или пальцев, гиперемией ладони и наблюдается при введении лекозима обычно уже через 1—2 ч, а лидазы — несколько позже. Общая реакция организма выражается в нерезком повышении температуры тела, зуде, иногда увеличении подмышечных лимфатических узлов и болями в суставах. Эти явления обычно быстро купируются приемом внутрь антигистаминных препаратов. Инъекции в период реакций, как местной, так и общей, следует прекратить. После окончания курса инъекций нередко отмечается продолжение терапевтического действия лидазы и лекозима. Оперативное лечение показано в стадии контрактур II и III степени или I степени, когда консервативное лечение эффекта не дает. Существующие методы оперативного лечения можно разделить на две основные группы. 1. Паллиативные операции: а) фасциотомия, при которой про­ изводят подкожное рассечение плотных, натянутых тяжей изменен­ ного ладонного апоневроза;

б) частичное иссечение тяжей с помощью ультразвуковых инс­ трументов через небольшие кожные разрезы (по разработанной нами методике). 2. Радикальные операции: а) иссечение тяжей ладонного апо­ невроза, только патологически измененного;

б) тотальное удаление ладонного апоневроза как измененных, так и непораженных его участков;

8—1241 в) ампутация пальцев в сочетании с иссечением измененного ладонного апоневроза в случаях резко выраженных вторичных из­ менений в межфаланговых суставах. В целях улучшения функциональных результатов и профилак­ тики рецидива заболевания оперативное лечение целесообразно про­ водить в комплексе с применением ванн, гиалуронидазных препа­ ратов и физиотерапии в предоперационном и послеоперационном периодах по методике консервативного лечения в амбулаторных условиях. Правильно проведенная предоперационная подготовка да­ ет возможность размягчить плотную, омозолелую кожу ладони, улучшить функцию суставов пальцев и кровообращение ладони, что в большинстве случаев избавляет от иссечения кожи и приме­ нения свободной кожной пластики. Хирургическое вмешательство при болезни Дюпюитрена является довольно сложным и кропотливым, требуя от хирурга знания ана­ томии, опыта и терпения. Операцию проводят под местной анесте­ зией — инфильтрационной или проводниковой. Инфильтрационную анестезию чаще применяют при паллиативных операциях или при радикальной, когда имеется поражение одного пальца. При этом используют 0,25% или 0,5% раствор новокаина. Проводниковую анестезию проводят 0,5—1% раствором новокаина или 1,5% рас­ твором тримекаина. На предплечье накладывают эластичный, кро­ воостанавливающий жгут. Большое значение в ходе выполнения оперативного вмешательства имеют рациональные разрезы кожи для лучшего доступа ко всем участкам измененного ладонного апо­ невроза. Предложено и применяется большое количество разнооб­ разных кожных разрезов. Планирование разреза кожи должно про­ водиться строго индивидуально с учетом анатомических особенностей ладонной поверхности кисти, локализации тяжей, тяжести пораже­ ния и принципов кожной пластики. Наиболее рациональными яв­ ляются разрезы, проходящие по естественным кожным складкам, которые дают хороший функциональный и косметический результат. Кожный разрез никогда не должен переходить с ладони на палец, нарушая ладонно-пальцевую и межфаланговую кожные склад­ ки. С этой целью применяют комбинированные разрезы, отдельные на ладони и пальцах. Наиболее рациональные кожные разрезы представлены на рис. 5.12. После обработки операционного поля 5% спиртовым раствором йода, анестезии и наложения жгута рас­ твором бриллиантового зеленого маркируют намеченные ранее раз­ резы кожи. Для атравматичности проведения операции необходимо исполь­ зовать специальные хирургические наборы инструментов. Во время операции вначале иссекают на ладони продольные и поперечные волокна измененного апоневроза, а затем вертикальные, также па­ тологически измененные. При этом контрактуру пальца частично устраняют, после чего с большой тщательностью иссекают тяжи на пальце, начиная в месте расположения сосудисто-нервных пучков, свободных от волокон измененного пальцевого апоневроза. Одно­ временно с отделением и иссечением тяжей при отсутствии артро Рис. 5.12. Рациональные кожные разрезы для доступа к измененному ладонному апоневрозу при радикальной операции.

генных изменений палец обычно полностью разгибается. Иссечение тяжей на пальце является наиболее сложным этапом операции из-за опасности повреждения сосудисто-нервных пучков, которые в ре­ зультате смещения их тяжем располагаются атипично. В случае повреждения нерва необходимо наложить эпиневральный шов. Кож­ ные раны должны ушиваться без натяжения краев, при образовав­ шихся дефектах кожи последние закрываются местными тканями путем перемещения кожных лоскутов. При запущенных формах заболевания и резко выраженных изменениях кожи, подлежащих иссечению, применяют свободную кожную пластику. Операцию за­ канчивают тщательным гемостазом после снятия жгута. Между кожными швами вставляют резиновые выпускники, силиконовые трубки или укрепляют систему отсоса. Накладывают асептическую спиртриваноловую повязку, поверх которой укрепляют пластмассо­ вую шину, или палец фиксируют на тугом валике в среднефизиологическом положении. На ладонь кладут мешочек со льдом или укрепляют систему охлаждения, кисти придают возвышенное по­ ложение. Большое значение для благоприятного функционального исхода операции имеет правильное проведение послеоперационного пери­ ода, в задачи которого входят: 1) улучшение условий, способству­ ющих нормализации периферического кровотока, снятию отека и болей в оперированной кисти;

2) восстановление подвижности су8* ставов пальцев кисти;

3) формирование мягкого, эластичного по­ слеоперационного рубца;

4) профилактика рецидива патологическо­ го процесса. При гладком послеоперационном течении первую перевязку де­ лают на 2-е сутки, производят ревизию раны и удаляют резиновые выпускники или дренажи. Во время перевязки применяют УФО, в палате — магнитотерапию. На 3—5-й день начинают дозированную активную лечебную гимнастику со снятием шины. С 7—10-го дня иммобилизацию в течение дня прекращают. Шину в положении разгибания пальца укрепляют поверх повязки с ронидазой в течение 1 мес только на ночь. Кожные швы снимают на 14—16-е сутки. Проводят активно-пассивную разработку в суставах, назначают гиалуронидазные препараты в комплексе с физиотерапией и массажем (по методике консервативного лечения) и инъекции стекловидного тела. После выписки из стационара послеоперационное лечение продолжают в амбулаторных условиях. При запущенных формах заболевания, в случаях стойкой артрогенной контрактуры, чаще V пальца, производят ампутацию (по предварительной договоренности с больным). Культю пальца закры­ вают тыльным кожным лоскутом. Паллиативные операции показаны при нерезко выраженных изме­ нениях в коже, ладони при выраженном натяжении подкожного тяжа ладонного апоневроза;

у лиц пожилого и старческого возраста, а также у лиц среднего возраста при наличии сопутствующих соматических заболеваний, являющихся противопоказанием к радикальной опера­ ции. Паллиативную операцию — фасциотомию — производят в амбу­ латорных условиях. В определенных случаях они весьма эффективны. Перед операцией проводят также курс предоперационной подготовки. Операцию делают под местной анестезией 1 % раствором новокаина или 1,5% раствором тримекаина. При апоневротомии используют ос­ трый серповидной формы скальпель — тенотом или отточенный глаз­ ной скальпель. Операцию производят без жгута. Через прокол кожи тенотомом непосредственно возле тяжа и подведением острия инстру­ мента под тяж пилящими движениями его пересекают. При частичной апоневрэктомии тяж иссекают через небольшие прерывистые кожные разрезы на ладони и пальце и с помощью ультразвуковых инструмен­ тов и акустического узла с блоком регистрации давления. При отсут­ ствии артрогенных изменений удается почти полностью устранить контрактуру. Разогнутый палец фиксируют на шине в течение месяца в ночное время, проводят также курс послеоперационного лечения, как и после радикальной операции. Осложнения. Среди послеоперационных осложнений нередко на­ блюдаются гематома, отек кисти и краевые некрозы кожи, которые при своевременном и правильном лечении не влияют на исход операции. При применении нерационального кожного разреза или проведении его с пересечением ладонно-пальцевой складки возни­ кают рубцовые кожные контрактуры. Одним из тяжелых осложне­ ний, отрицательно влияющих на функциональный исход операции, является нагноение операционной раны.

Профилактика. Заключается в раннем выявлении симптомов заболевания и своевременном лечении в начальных стадиях для предупреждения образования контрактур. С этой целью необходимо проводить профилактические осмотры, особенно на предприятиях, связанных с применением ручного физического труда. Для защиты ладоней от повторных травм во время работы необходимо создание и внедрение на производстве различных приспособлений. Опериро­ ванные больные требуют диспансерного наблюдения для выявления ранних признаков рецидива болезни Дюпюитрена.

• ГЛАВА ПАТОЛОГИЯ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ 6. 1. ВРОЖДЕННЫЙ ВЫВИХ БЕДРА Врожденный вывих бедра является наиболее распространенным по­ роком развития. Ранее считалось, что эта патология присуща в основном белой расе и определенным демографическим областям (очагам заболевания). Однако проведенные в последнее время ис­ следования показали, что частота врожденного вывиха бедра во всех странах и регионах вне зависимости от расовых принадлежностей составляет в среднем от 2 до 3%. Она во многом зависит от дальнейшего пребывания ребенка после рождения — со свободным положением ножек и особенно их разведением — что характерно для стран с теплым климатом (Африка, Юго-Восточная Азия, Южная Америка и др.), где большую часть времени ребенок не пеленается, и мать носит ребенка за спиной с разведенными ножками. В таком положении, как правило, наступает самовправление вывиха бедра, и, таким образом, частота его снижается. При пеленании, особенно тугом, что свойственно для стран с холодным климатом (Швеция и др.), а также при традиционном пеленании детей в люльках-ка­ чалках в регионе Закавказья, при котором нет условий для само­ вправления, частота вывихов бедер остается на прежнем высоком уровне. В связи с экологическими факторами (химизация, радиация и общее загрязнение окружающей среды) частота врожденных пато­ логий опорно-двигательного аппарата, в частности различных форм дисплазий тазобедренного сустава, значительно возросла. Существует много теорий о происхождении врожденного вывиха бедра. Большинство из них имеет историческое значение. Наиболее приемлемыми для настоящего времени являются четыре. Теория порока закладки тканей, когда на самых ранних стадиях развития сустава идет неправильное формирование его. Это в большинстве случаев связано с различными эндогенными и экзогенными факто­ рами, влияющими на закладку тканей и дальнейшее их развитие. Сюда можно отнести тератогенные и артрогрипотические вывихи бедра, которые, как правило, трудно поддаются излечению. Эти вывихи составляют от 5 до 8%. В настоящее время в связи с ухудшением экологии частота их возросла до 12%. Более значи­ тельный процент составляют вывихи, обусловленные наследствен ным предрасположением или так называемым генетическим факто­ ром. Частота таких вывихов колеблется от 25 до 30%. Столько же примерно рождается детей с врожденным вывихом бедра на почве миелодисплазии, которая обнаруживается при рентгенологическом исследовании позвоночника. Остальную группу составляют дети, на которых большое влияние оказывает гормональный фактор. Изве­ стно, что к концу беременности в материнском организме скапли­ вается большое количество прогестерона, который оказывает боль­ шое влияние на связочно-мышечный аппарат ребенка и особенно на мышечные волокна. Неправильное внутриутробное положение ребенка, длительные роды, особенно в ягодичном предлежании, несоответствующее родовспоможение и даже последующее пелена­ ние ребенка способствуют при расслаблении связочно-мышечного аппарата выскальзыванию головок бедер из впадин. Об этом сви­ детельствуют и те факторы, что при ягодичном предлежании вывиха составляют от 10 до 40%, причем у девочек они встречаются в 7 раз чаще, чем у мальчиков. На существенное влияние гормонального фактора в развитии вывиха бедра указывает и то, что к концу 1-го месяца жизни ребенка, когда количество прогестерона в организме уменьшается и ослабевает его влияние на связочно-мышечный ап­ парат и мышечную ткань, при благоприятных условиях (положение ребенка с разведенными ножками, отсутствие фактора, способству­ ющего их приведению) и «равновесии» приводящих и отводящих мышц в большинстве случаев происходит самопроизвольное вправ­ ление вывиха бедра. Такие благоприятные условия, как уже отме­ чалось выше, имеют место в странах Юго-Восточной Азии, Африки, Америки и др. Дисплазию тазобедренного сустава с учетом степени выраженности ее можно подразделить на три вида: предвывих, подвывих и вывих. Большинство ортопедов и смежных специалистов под дисплазией подразумевают врожденную неполноценность сустава, которая обус­ ловлена его недоразвитием и может привести к подвывиху или вывиху головки бедра. При вывихе бедра головка полностью теряет контакт с вертлужной впадиной, при подвывихе — только частично. Дисплазия, или предвывих, характеризуется нарушением развития тазобедренного сустава без смещения сочленяющих элементов сустава. Однако мно­ гие ортопеды и хирурги используют термин «дисплазия» в собира­ тельном понятии, включая в него все аномалии — от рентгеноло­ гического едва улавливаемого недоразвития крыши сустава без сме­ щения головки бедра до истинного вывиха. Таким образом, классификация степеней патологии тазобедрен­ ного сустава в этих случаях должна основываться на клинико-рентгенологических показателях.

1. Предвывих тазобедренного сустава — клинически и рентгенологически опре­ деляемое нарушение развития сустава без смещения бедра. Такое состояние чаще всего наблюдается у новорожденных. Выявляется, кроме того, на так называемой здоровой стороне у подростков и взрослых при односторонних вывихах. 2. Подвывих головки бедра — смещение ее вследствие антеверсии и вальгуса в пределах суставной впадины: а) первичный, б) остаточный (после вправления го­ ловки бедра). 3. Врожденный вывих бедра: а) боковой или переднебоковой, б) надацетабулярный, в) подвздошный (высокий). 6.1.1. Особенности формирования сустава в норме тазобедренного Формирование тазобедренного сустава протекает со своеобразными особенностями, при которых на том или ином этапе наибольшим изменениям подвергаются те или другие его элементы, проявля­ ющиеся определенными признаками. Хрящевая закладка скелета сустава обнаруживается на 6-й неделе у эмбрионов длиной 13,5 мм в виде щели между тазом и бедром [Тихоненков Е. С, 1970;

Колпакова Л. В., 1972]. Подвижность в этом суставе находили в 8—10 нед. Первичная впадина вмещала /4 головки, к 3—4 мес она становилась менее глубокой и вмещала /з головки, затем — половину, и у новорожденных /з ее. Из ореховидного сустав благодаря движениям плода превращается в шаровидный. Посте­ пенно меняется пространственное расположение суставной впадины и бедра, улучшается их взаимная адаптация. После рождения развитие впадины и головки происходит более пропорционально и плавно без заметного торможения роста одного из компонентов сустава. Как известно, бедренная кость изогнута в трех взаимно перпен­ дикулярных плоскостях: сагиттальной — изгиб диафиза кпереди, фронтальной — наклон шейки бедра в медиальном направлении, горизонтальной — скручивание диафиза вокруг продольной оси. Наклон шейки бедра в медиальном направлении образует с про­ дольной осью бедренной кости ШДУ (рис. 6.1, угол о). Если эпифиз головки отклонен по отношению к шейке, то определяется еще и эпидиафизарный угол, который образуется пересечением оси диа­ физа с осью шейки и головки бедра. В норме оба эти угла по своей величине равны друг другу, так как ось шейки бедра совпадает с осью эпифиза головки бедра. У детей при некоторых патологических состояниях, как, например, при coxa valga, эпифизиолизе, величина эпидиафизарного угла может быть больше или меньше величины ШДУ. Отклонение шейки бедра в горизонтальной плоскости изме­ ряется углом, образованным пересечением центральной оси шейки и головки с чрезмыщелковой осью бедренной кости (рис. 6.2, угол В). Если шейка бедра повернута кпереди или кзади, то говорят об антеверсии или ретроверсии, которые обозначают соответственно знаками «+» или «—». Измерения данного угла у плодов, новорож­ денных и старших детей показали, что отклонение шейки бедра кпереди и кзади зависит не только от скручивания диафиза, но и от поворота шейки бедра у места перехода ее в диафиз и интен­ сивности роста ее переднего и заднего отделов. Если рост передней части шейки бедра замедлен, а задней части усилен, то угол от­ клонения шейки бедра кпереди будет увеличен;

если же, наоборот, Рис. 6.1. Фронтальный распил тазобедренного сустава новорожденного. Объяснение в тексте.

Рис 6.2. Горизонтальный распил тазобедренных суставов новорожденного. Объяснение в тексте. усиленно растет передняя часть шейки бедра, а задняя отстает в росте, то угол отклонения будет уменьшаться. В тех случаях, когда имеется увеличение угла антеверсии (у новорожденных и детей 1-го года жизни), длина передней части шейки бедра меньше ее задней части;

когда же отмечается незна­ чительный угол антеверсии (у детей 9—12 лет, а иногда и у плодов), длина передней части шейки бедра увеличена или равна задней. Это указывает на то, что если бы происходила только ротация проксимального отдела бедра, то длина передней и задней частей шейки была бы во всех случаях одинакова. Однако этого не на­ блюдалось. Значит, как на величину ШДУ оказывает влияние не­ равномерный рост медиальной и латеральной части шейки бедра, так и на величину антеверсии оказывает влияние неравномерный рост переднего и заднего отделов, а на величину отклонения углов шейки бедра влияет и отклонение эпифизарной его части по отно­ шению к шейке. Но главными факторами, определяющими откло­ нение шейки бедра от фронтальной плоскости, являются торсия диафиза, поворот шейки у места перехода в диафиз и неравномерный рост переднего и заднего ее отделов. Эти три компонента, особенно последний, являются определяю­ щими в величине отклонения шейки бедра у плодов, новорожденных и детей первых лет жизни. Вертлужная впадина, именно плоскость входа в нее, как и про­ ксимальный отдел бедра, наклонена книзу в вертикальной плоскости и отклонена кпереди в горизонтальной. Угол наклона впадины в вертикальной плоскости образован пересечением плоскости входа во впадину с горизонтальной и заключен в вертикальной плоскости, проходящей через верхний и нижний края вертлужнои впадины (см. рис. 6.1, угол у);

обозначают как угол вертикального наклона впадины. Угол отклонения впадины в горизонтальной плоскости, или так называемый угол фронтальной инклинации, образован пересечением плоскости входа в вертлужную впадину с сагиттальной и заключен в горизонтальной плоскости, проходящей через передний и задний края впадины (см. рис. 6.2, угол А). Для лучшего представления соотношений между головкой бед­ ренной кости и вертлужнои впадиной в горизонтальной плоскости измеряют не истинный угол отклонения вертлужнои впадины от сагиттальной плоскости кпереди, а угол отклонения плоскости вер­ тлужнои впадины от фронтальной плоскости определяют как угол, не достающий 90°. Кроме этих углов входа в вертлужную впадину, практическое значение имеет степень скошенности крыши вертлуж­ нои впадины, или так называемый угол наклона крыши вертлужнои впадины, который образован пересечением линий, соединяющих Y-образные хрящи обеих впадин, и линий, соединяющих верхний край впадины с центром Y-образного хряща. Однако взятые отдельно сами по себе угловые величины про­ ксимального отдела бедра и вертлужнои впадины не дают представ­ ления о взаимоотношениях между ними. Критерием степени цент рации проксимального отдела бедра во впадине служат углы вер­ тикального и горизонтального соответствия. Угол, заключенный между осью шейки и нижним отрезком касательной, проведенной через верхний и нижний края впадины, при рассмотрении тазобедренного сустава в вертикальной плоскости и будут составлять величину угла вертикального соответствия (см. рис. 6.1, угол /О. Он определяет стабильность тазобедренного сустава в вертикальной плоскости и в норме должен соответствовать 90°. Критерием стабильности сустава в горизонтальной плоскости яв­ ляется угол горизонтального соответствия, который при рассмотре­ нии тазобедренного сустава в горизонтальной плоскости заключен между осью шейки и передним отрезком касательной, проведенной через передний и задний края впадины (см. рис. 6.2, угол С). Кроме угловых величин, большое значение имеет соотношение одноименных линейных размеров головки бедра и вертлужной впа­ дины. Шеечно-диафизарный угол. Величина этого угла у плодов и новорожденных в среднем составляет 135°, причем слева и чаще у девочек он несколько больше, чем справа (до 7°). Наибольшая величина его наблюдается у детей 1-го года жизни, не испытавших еще нагрузки, и составляет в среднем 142°, затем она постепенно уменьшается и к 9—12 годам приближается к верхней границе нормы (131°). К 25 годам ШДУ угол стабилизируется на уровне 125—130°. У женщин он на 2—3° меньше, чем у мужчин. В процессе эволюции данный угол уменьшается и к старости достигает 120— 118°. Антеверсия шейки бедра. Шейка и головка бедра у зародыша обращены кзади, т. е. имеется ретроверсия от 4 до 11°. Приблизи­ тельно к середине эмбрионального периода шейка поворачивается кпереди, и к концу беременности антеверсия составляет 18— 35°. У новорожденных данный угол составляет в среднем 26°. Слева он, как правило, в среднем на 0,5° больше, чем справа, причем это различие наблюдается чаще у девочек. Наибольшая величина угла антеверсии у детей 1-го года жизни (в среднем около 33°). Затем угол постепенно уменьшается. Угол вертикального наклона впадины. У плодов и новорожден­ ных данный угол составляет в среднем 59,4°, постепенно уменьша­ ется к году до 50,4°. После 2 лет происходит постепенное усиление наклона вертлужной впадины до 45° к 9—12 годам. К 18—25 годам величина данного угла колеблется от 50 до 30°, причем у девушек он несколько больше, чем у юношей. Угол фронтальной инклинации впадины. У плодов и новорож­ денных данный угол составляет в среднем 27°, причем у девочек он несколько больше (на 0,7°), чем у мальчиков. В дальнейшем этот угол претерпевает небольшие изменения и к 9—12 годам составляет в среднем 29°. Следует отметить, что у детей первого года жизни он на 1° меньше справа и на 1—2° меньше у мальчиков по сравнению с девочками. Угол наклона крыши впадины, или так называемый ацетабу лярный-индекс. У новорожденных и детей до 5 лет отмечается постепенное уменьшение скошенности крыши впадины. Наибольшая величина индекса у детей 1-го года жизни и составляет в среднем 18°. Затем с возрастом он резко уменьшается и составляет от одного года до 2 лет в среднем 13°, от 2 до 4 лет — 10°, и в более старшем возрасте крыша впадины становится горизонтальной. Углы вертикального и горизонтального соответствия. Это пока­ затели, определяющие степень стабильности тазобедренного сустава в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Угол в е р т и к а л ь н о ­ го с о о т в е т с т в и я у новорожденных составляет в среднем 70°, сле­ ва он на 1° больше, чем справа. У детей 1-го года жизни величина этого угла в среднем равна 76°, затем он постепенно увеличивается, достигая в 1—2 года 81°, в 2—4 года — 86°, в 5—7 лет — 91°. У детей 9—12 лет величина угла соответствует таковой взрослых, что составляет в сред­ нем 94°. Следует отметить, что у детей 1 -го года жизни данный угол справа был больше на 1—2° и у мальчиков больше, чем у девочек. Нижняя граница величины угла (60°) чаще наблюдается у девочек, что указывает на пониженную стабильность тазобедренного сустава у них в этой плоскости. Угол г о р и з о н т а л ь н о г о с о о т в е т с т ­ в и я у новорожденных составляет в среднем 36°. Наибольшая величи­ на угла (30°) наблюдается у детей 1-го года жизни, с возрастом увели­ чивается, составляя в среднем у детей 2—4 лет 32°, 5—7 лет — 33,5°, 9—12 лет — 38,5°, т. е. отмечается увеличение степени стабильности тазобедренного сустава в горизонтальной плоскости за счет уменьше­ ния угла антеверсии шейки бедра при незначительном увеличении раз­ ворота впадины кпереди. Таким образом, наименьшая центрация головки бедра во впадине отмечается у детей к моменту рождения и на первом году жизни, когда при неблагоприятных условиях может произойти смещение головки бедра, особенно в левом суставе у девочек, где наблюдается наименьшая стабильность сустава как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях.

6.1.2. Возрастные изменения размеров проксимального отдела бедренной кости и вертлужной впадины Вертлужная впадина. У 3—4-месячных зародышей имеет овальную форму — вытянутую кверху и кзади. Неразвитая впадина дополнена хрящевым выступом — лимбом, образующим вокруг нее ободок, восполняющий дефект в верхней части и выравнивающий неровно­ сти, что создает форму впадины больше, чем полушарие. У ново­ рожденных с возрастом овальная форма суставной впадины пере­ ходит постепенно в округлую, хряш. оссифицируется и дополняет края крыши. Впадина охватывает /з головки, остальная часть дополняется хрящевой губой. У плодов вертикальный размер пре­ обладает под горизонтальным в среднем на 2 мм, эта разница сохраняется и у детей первого года жизни, т. е. впадина сохраняет овальную форму. У девочек она менее развита, чем у мальчиков, особенно слева.

От одного года до 2 лет впадина еще сохраняет прежнюю форму, но становится более глубокой, края ее, особенно верхний и задний, более развиты. В 2—4 года форма впадины приближается к округлой. Продольный диаметр становится больше поперечного, однако глу­ бина впадины возрастает, лимб увеличивается в ширину до 0,5 см. В возрасте 5—7 лет у детей впадина имеет полусферическую форму, продольный ее размер приближается к поперечному, глубина ее возрастает от 1,8 см до 2,2 см, ширина лимба — до 0,7 см. У детей 9—12 лет впадина полностью сформирована. Поперечный размер в отдельных случаях становится даже больше продольного, глубина ее достигает 3,6—4,6 см, ширина лимба — до 0,8 см. Радиус его свободного края меньше, чем у основания, благодаря чему он плотно охватывает головку бедра, которая на 2/з вмещается во впадине. Верхнезадний край становится костным, гиалиновый хрящ впадины принимает форму полумесяца. По мере роста ребенка впадина становится глубже и все более приобретает округлую форму, характерную для взрослого человека. Большое значение для фор­ мирования сустава имеет правильное положение головки во впадине. Головка бедренной кости. У зародыша имеет эллипсоидную форму. По сравнению с величиной всего тела головка приблизи­ тельно в 2 раза больше, чем у взрослых. У новорожденных и детей первого года жизни она сплюснута в переднезаднем направлении. У девочек головка меньших размеров и больше сплюснута. То же относится и к левому суставу. С возрастом к 5—7 годам независимо от пола и стороны сустава головка имеет уже шаровидную форму, т. е. продольный диаметр становится равным поперечному;

у детей 12 лет поперечный диаметр несколько больше продольного (на 1 мм). Ямка головки в большинстве случаев находится в задненижнем квадранте и располагается напротив ямки впадины. Шейка бедренной кости. У зародыша короткая и массивная. У новорожденных и детей первого года жизни она еще сохраняет черты эмбрионального развития, сдавлена в переднезаднем направ­ лении и слегка сужена кверху. У мальчиков поперечный размер шейки несколько больше, чем у девочек. При измерении продольных размеров верхний ее размер, как правило, меньше нижнего, а задний больше переднего. С возрастом разница постепенно сглаживается, что приводит к уменьшению ШДУ и угла антеверсии. На продольном разрезе проксимального отдела бедра у детей первого года жизни зона оссификации имеет форму тупого угла, обращенного своими сторонами к головке и большому вертелу. К концу года окостенение почти достигает основания головки. У детей от одного года до 2 лет шейка сохраняет сплюснутую в переднезаднем направлении форму и несколько сужена кверху. Зона окостенения продвигается кпереди, и обрисовывается внутрен­ няя часть эпифизарного промежуточного хряща между головкой и шейкой. От 2 до 4 лет форма шейки остается прежней. Однако разница в размерах верхних и нижних, передних и задних посте­ пенно уменьшается. У детей 5—7 лет шейка начинает расти вверху несколько быстрее, чем внизу, и спереди — быстрее, чем сзади, хотя в абсолютных величинах нижний размер остается больше верхнего почти в 2 раза (1,95 см против 1 см). Это приводит к уменьшению углов шейки бедра. Толщина эпифизарного хряща между головкой и шейкой уменьшается почти в 2 раза. В 9—12 лет шейка у детей приобретает характерную для взрослых цилиндрическую, слегка суженную кверху форму, поперечные раз­ меры ее становятся равными друг другу. Размеры шейки сверху и спереди продолжают оставаться меньшими по сравнению с таковыми снизу и сзади, однако прирост в относительных величинах последних больше, что способствует уменьшению угловых величин шейки бед­ ра. Костное ядро большого вертела уже окончательно сформировано, ядро окостенения головки превосходит ширину шейки, и появляется самостоятельное ядро окостенения малого вертела. Соотношение размеров головки бедренной кости и вертлужной впадины. У детей после рождения вертлужная впадина растет более интенсивно, чем головка бедра. У детей 1-го года жизни, особенно в первые месяцы, как у плодов и новорожденных отмечается не­ достаточное внедрение головки бедра во впадину, особенно у девочек. Отношение глубины впадины к высоте находится в пределах от 0,42 до 0,85. При сравнении продольных и поперечных размеров выявляется, что у детей первого года жизни головка продолжает расти более интенсивно, чем впадина. При этом у некоторых детей, главным образом в возрасте до 6 мес, эти размеры головки бедра превышают таковые впадины, покрытие головки бедра ею меньше чем наполовину. Такое непропорциональное развитие головки бедра по сравнению со впадиной указывает на плохую адаптацию сустав­ ных поверхностей у новорожденных. В последующем это несоот­ ветствие уменьшается, так как впадина начинает увеличиваться в размерах более интенсивно, чем головка. Так, у детей от одного года до 2 лет отношение глубины впадины к высоте головки со­ ставляет уже от 0,53 до 0,76, т. е. отмечается лучшее внедрение головки бедра во впадину, а степень покрытия ее составляет более половины. Продольные и поперечные размеры впадины больше со­ ответствующих размеров головки, и их соотношение составляет соответственно от 0,86 до 0,96 и от 0,88 до 0,96. У детей от 2 до 4 лет отмечается дальнейшее улучшение внед­ рения головки бедра во впадину. Отношение высоты головки к глубине впадины составляет уже от 0,65 до 0,78. Головка бедра более чем наполовину перекрывается впадиной. Продольные и по­ перечные размеры впадины больше таковых головки, и их соотно­ шения составляют соответственно от 0,86 до 0,97 и от 0,9 до 0,97;

суставные поверхности приобретают шаровидную форму. У детей от 5 до 7 лет степень покрытия головки бедра еще более возрастает и составляет 2/з и более. Отношение глубины впадины к высоте головки колеблется от 0,79 до 0,88, продольный и попе­ речный размеры впадины больше таковых головки. Их соотношение составляет соответственно от 0,94 до 0,99 и от 0,97 до 0,98, т. е. сохраняется шаровидность суставных поверхностей.

В возрасте от 9 до 12 лет головка бедра более чем на /з покрыта впадиной. Отношение глубины впадины к высоте головки у них составляет от 0,67 до 0,87. Отношения продольных и поперечных размеров головки бедра к таковым впадины составляют соответст­ венно от 0,94 до 0,98 и от 0,96 до 0,99, т. е. суставная поверхность и головка бедра имеют шаровидную форму при наибольшей адап­ тации. Таким образом, недостаточная стабильность головки бедра во впадине у новорожденных и детей первых месяцев жизни вызвана более интенсивным ростом у плодов всех размеров головки бедра по сравнению с теми же размерами впадины. Сопоставление индексов стабильности и пропорций хрящевой основы тазобедренного сустава у них показывает, что элементы, образующие этот сустав, на отдельных этапах развиваются нерав­ номерно и непропорционально. Отсюда правомерна точка зрения, объясняющая анатомическое несоответствие между головкой и впа­ диной в определенные периоды филогенетически незавершенным развитием человеческого тазобедренного сустава. У детей, начавших ходить, при различных вариантах нормального анатомического строения тазобедренного сустава индексы стабиль­ ности всегда в пределах средних величин. Это, во-первых, связано с тем, что для нормально развивающегося сустава характерна вза­ имная компенсация крайних вариантов угловых и линейных вели­ чин, в результате чего индексы стабильности остаются в пределах возрастной нормы, а во-вторых, функция ходьбы способствует фор­ мированию выносливого к нагрузке, устойчивого, шаровидного та­ зобедренного сустава. 6.1.3. Особенности строения диспластических тазобедренных суставов Особенности строения и развития тазобедренного сустава при раз­ личных формах дисплазии (предвывих, подвывих и вывих бедра) изучен довольно полно как при оперативных вмешательствах, так и на патологоанатомическом материале. У плодов и новорожденных вывих, подвывих и предвывих без смещения головки выявляются в соотношении 1:2:8. При вывихах бедра капсула сустава утолщена, связка головки гипертрофирована, головка и впадина уменьшены в размерах, резко деформированы, хрящевая губа неправильной формы. Вертлужная впадина нередко имеет вид ушной раковины за счет завернутого внутрь впадины гипертрофированного лимбуса, местами сращенного со впадиной, вход в которую значительно сужен. Нередко наблюдается недораз­ витие ягодичной мускулатуры. Углы шейки увеличены незначи­ тельно, угол антеверсии не превышает 18°, а средняя величина ШДУ в среднем составляет около 146°. Шейка у плодов короткая, у новорожденных и детей 1-го года жизни она удлиняется за счет нижнего контура. При этом угол антеверсии увеличивается до 36°, а ШДУ — до 152°. Угол вертикального соответствия составляет от 35 до 70° и уменьшается в основном за счет скошенности крыши. Суставная впадина, как правило, располагается более фронтально (35—40°), чем в норме (20—22°). Выявляется торможение оссификации подвздошной и в еще большей степени седалищной точки окостенения впадины. При подвывихах у плодов, новорожденных и детей 1-го года жизни капсула, как правило, резко растянута, выявляются аномалии расположения мышц. Вертлужная впадина приобретает овальную форму с плохо развитыми наружными и задним краями. Лимб во всех случаях гипертрофирован и отдавлен кзади вверх, что придает впадине форму раструба. У более зрелых плодов головка больше, чем суставная впадина, и имеет конусовидную либо вытянутую форму. Угол наклона крыши впадины находится в пределах от 30 до 45°, впадина наклонена в горизонтальной плоскости на 60—70° (при норме 60°). Дисплазия тазобедренного сустава без смещения проявляется целым рядом анатомических признаков. В одних случаях проявления дисплазии связаны с увеличением антеверсии шейки бедра — более 35° и отклонения вертлужной впадины кпереди от сагиттальной плоскости также более чем на 35°, что приводит к уменьшению угла горизонтального соответствия до 20—10° (при норме 40—30°) и нарушению центрации головки в горизонтальной плоскости. У части суставов наряду с увеличением антеверсии (свыше 40°) и ШДУ нарушения углов соответствия не отмечается. В других случаях дисплазия выражается увеличенным ШДУ (свыше 150°) и углом вертикального наклона впадины (более чем на 60°), что приводит к уменьшению угла вертикального соответствия до 50° (в норме он не менее 65°) и нарушению центрации головки во впадине. В ряде случаев при дисплазии имеются мелкая неглубокая впа­ дина и несоответствие размеров впадины и головки, погружение которой составляет */з ее высоты (в норме не менее V2), у части суставов дисплазия выражается в скошенности крыши впадины свы­ ше 40° и повышении растяжимости капсулы. Наряду с указанными изменениями обнаруживаются мягкотканные нарушения (увеличе­ ние жировой подушки, удлинение связки головки, аномалии лимбуса, асимметрия расположения мышц). Гистологически в этих су­ ставах выявляются отклонения в оссификации точек окостенения впадины и метадиафиза бедра, асимметричный рост хрящевой шей­ ки;

нарушение распределения кислых гликозаминогликанов в ос­ новном веществе хряща. Степень их прямо пропорциональна име­ ющейся патологии. Во время операций по поводу вправления врожденного вывиха бедра и при артротомиях по поводу подвывихов у детей от одного года до 15 лет установлено, что патологическая анатомия диспластического сустава складывается из первичных аномалий, возраст­ ных изменений и изменений, связанных с предшествующим бес­ кровным или оперативным вправлением. Как известно, врожденный вывих бедра характеризуется при­ знаками недоразвития всех элементов, участвующих в образовании сустава, так называемой регионарной дисплазией. Явления недо­ развития выражаются отставанием в росте, атрофией всех тканей, задержкой окостенения хрящевых элементов, пониженной способ­ ностью их к оссификации, длительным сохранением эмбрионального характера строения сустава. Головка бедра сохраняет близкую к норме форму в 25% случаев и в том же проценте скошена в медиальном отделе при достаточно сохраненном хрящевом покрове, в /г случаев имеет неправильную форму с буграми, бороздами, дефектом хряща, а в остальных случаях резко деформирована с изъязвлением суставного хряща. Лимб в половине случаев при вывихах подвернут внутрь, за­ крывая вход во впадину наподобие «диафрагмы». Это обусловлено еще смещением кверху поперечной связки, образующей вместе с лимбом плотное фиброзное кольцо, которое может служить препят­ ствием для закрытого вправления. При подвздошном вывихе бедра, помимо высокого расположения головки, значительной антеверсии (в среднем до 48°), имеются утолщение капсулы в головчатой части, наличие перешейка, отсут­ ствие связки головки в 2/з случаев, подвернутый внутрь и гипер­ трофированный лимб, в части случаев он приращен к полулунному хрящу и закрывает вход во впадину, образуя со смещенной кверху поперечной связкой подобие фиброзного кольца. Кроме того, впадина заполнена уплотненной, фиброзно-перерожденной жировой подуш­ кой и в 1/з случаев — гипертрофированной связкой головки. Сус­ тавная впадина мелкая, края ее недостаточно развиты, дно бугристое, утолщенное, головка бедра небольших размеров, мышцы гипотрофичны, точки их прикрепления имеют горизонтальное направление. В суставах, подвергшихся закрытому вправлению, наблюдаются различной степени дистрофически-дегенеративные изменения, вплоть до резкого обезображивания головки бедра с явлениями дедифференцировки гиалинового хряща в волокнистой с очагами некроза и некробиоза и пролиферациями хряща. В субхондральной кости отмечаются истончения костных балок, расширение костно­ мозговых пространств, заполнение их васкуляризованным жировым костным мозгом, разрастание фиброретикулярной ткани и краевая резорбция костных балок. Зона энхондрального роста при тяжелых степенях дистрофического процесса замещается соединительной тканью или пролиферирующим хрящом. Таким образом, изменения в диспластическом тазобедренном суставе при врожденном вывихе бедра и остаточном подвывихе зависят от первичной аномалии, вида предшествующего лечения и возрастных особенностей. Первичные дефекты сустава при его ос­ таточной нестабильности — несоответствие размеров головки бедра и впадины, нарушение пространственного положения проксималь­ ного отдела бедра и впадины, скошенность крыши, деформация лимба и другие изменения, усугубленные предшествующим вправ­ лением и длительной иммобилизацией конечности в нефизиологи­ ческом положении, с возрастом становятся более выраженными вследствие нарушения соотношений и порочной нагрузки.

6.1.4. Клиника и диагностика врожденного вывиха бедра При обследовании ребенка в первый год жизни можно различить три формы дисплазии тазобедренного сустава — предвывих, под­ вывих и вывих. При предвывихе тазобедренного сустава единственным достовер­ ным признаком, выявляемым только рентгенологическим путем, являются недоразвитие крыши суставной впадины к моменту рож­ дения ребенка и отставание ее оссификации в последующем. Степень ее скошенности составляет больше 30°. Ядро головки бедра окосте­ невает поздно, линия Шентона не нарушается. Клиника при дисплазии скудная: можно отметить ограничение разведения бедер и наличие асимметрии кожных складок на стороне поражения. При подвывихах рентгенологически определяется задержка око­ стенения ядра головки, которая сдвинута вверх. Крыша впадины скошена в большей степени, чем при дисплазии. Линия Шентона нарушена. Клинически определяются ограничение разведения бедер, наличие асимметрии кожных складок, едва заметное укорочение конечности на стороне поражения. Вывих бедра проявляется наиболее выраженной клинической картиной, которую уже распознают сами родители. Основными кли­ ническими симптомами являются: 1) ограничение разведения бедер, согнутых под прямым углом в тазобедренных и коленных суставах;

2) симптом «соскальзывания» в тазобедренном суставе;

3) асиммет­ рия расположения кожных складок на бедрах: на стороне поражения их больше и они глубже;

4) наличие укорочения конечности на стороне вывиха;

5) положение конечности в наружной ротации. На рентгенограммах тазобедренных суставов ранние рентгено­ логические признаки врожденного вывиха бедра определяются по схеме Хильгенрейнера (рис. 6.3), которая позволяет определить недоразвитие тазобедренного сустава и расположение головки бедра относительно суставной впадины до появления окостенения ее ядра, где В — угол крыши впадины, образованный пересечением линии, проведенной через Y-образные хрящи, и касательной, проходящей по верхнему краю суставной впадины (у детей с нормальным раз­ витием тазобедренных суставов он равен в среднем 20°);

h — расстояние от горизонтальной линии до наивысшей точки прокси­ мального конца бедренной кости (в норме оно не превышает 1 см и должно быть с обеих сторон одинаковым);

d — расстояние от дна суставной впадины до вертикальной линии, соединяющей горизон­ тальную линию с наивысшей точкой проксимального конца бедра (в норме оно не должно превышать 1,5 см). Линия Шентона образуется при соединении дистального контура шейки с нижней частью горизонтальной ветви лобковой кости. В норме эта линия образует правильную дугу. Даже легкая степень смещения головки бедра приводит к нарушению контуров этой линии. Особенно это выражено при вывихе головки бедра. Наряду Рис 6.3.

с изменениями этих показателей при вывихе бедра, как при под­ вывихах и предвывихах, отмечаются задержка появления ядра око­ стенения и отставание его развития на стороне поражения (в норме оно появляется между 3—5 мес жизни ребенка). У детей старше года, как правило, выявляются подвывих и вывих бедра, так как дисплазия без смещения головки устраняется при лечении или самостоятельно. Подвывих бедра, как правило, редко переходит в вывих. На рентгенограммах определяется неполное покрытие головки бедра впадиной, скошенность крыши, увеличение углов шейки бедра и вертлужной впадины, нарушение линии Шентона. Клинически оп­ ределяются ограничение разведения бедер, наличие незначительного укорочения конечности, в ряде случаев головка выступает кпереди и прощупывается в виде бугра, иногда при ходьбе появляются перемежающаяся хромота, положительный симптом Дюшена (при стоянии на больной конечности таз приподнят, а туловище наклонено в здоровую сторону). При маргинальных вывихах бедра рентгенологически головка определяется непосредственно над впадиной (спереди или сбоку, либо сзади). Крыша резко скошена. Антеверсия и ШДУ в большин­ стве случаев увеличены, имеются патологическое изменение углов инклинации и деклинации впадины, нарушение линии Шентона. С возрастом на месте расположения головки образуется новая впа­ дина. При данной форме вывиха клинически отмечаются умеренное укорочение конечности, ограничение разведения бедер, положитель­ ный симптом Тренделенбурга (при стоянии на больной конечности отмечаются опускание ягодичной складки на стороне здоровой ноги, согнутой под прямым углом в тазобедренном суставе), хромота, выступание головки бедра кпереди (при переднебоковом вывихе). При подвздошном вывихе головка находится вне впадины. Впа­ дина недоразвита, головка уменьшена в размерах. Клинически оп ределяются хромота, при двустороннем вывихе — «утиная» походка, укорочение конечности значительное, положительный симптом Тренд ел енбурга, ограничение разведения бедер. Головка прощупы­ вается сзади в области крыла подвздошной кости. Следует отметить, что не во всех случаях симптомы могут сопровождать ту или иную степень дисплазии сустава. Так, асимметрия кожных складок при вывихе бедра наблюдается в 67% случаев, наружная ротация — в 46 %, ограничение разведения — до 98 %. Симптом «соскальзывания» (при попытке разведения бедер в положении сгибания в коленных и тазобедренных суставах до 90° к горизонтальной плоскости опре­ деляется щелчок) обнаруживается почти во всех случаях в первые 3 мес, затем он постепенно исчезает, и с 6 мес жизни ребенка его можно определить лишь в редких случаях. Для врожденного вывиха бедра характерны также нарушение линии Розер—Нелатона (боль­ шой вертел находится выше линии, проведенной от седалищного бугра до верхней переднеподвздошной ости), западение скарповского треугольника, отсутствие пульсации бедренной артерии при паль­ пации паховой области и др. Следует дифференцировать врожденный вывих бедра от варусной деформации шейки бедра и патологического вывиха, так как большинство клинических симптомов при этих заболеваниях совпадает. Поэтому уточнение диагноза дает рентге­ нограмма тазобедренного сустава.

6.1.5. Профилактика врожденного вывиха бедра Известно, что у новорожденных и детей первых месяцев жизни при определенных условиях, например при нахождении в положении разведения ножек, исключении приведения их при пеленании и других положениях, обеспечивающих функциональность и подвиж­ ность суставов, происходит самопроизвольное вправление головки бедра во впадину. Частота таких вправлений зависит и от возраста ребенка: чем ребенок младше, тем чаще происходит самовправление, которое можно наблюдать в 60% случаев. Однако, несмотря на это, сустав остается диспластическим и в какой-то степени недоразвитым, что дает о себе знать у взрослых в виде так называемого диспластического коксартроза. Наблюдая самовправление вывихов в ряде случаев при определенных положениях ребенка, а также тот факт, что причину врожденного вывиха пока полностью установить не удается, всем новорожденным целесообразно проводить свободное пеленание. При рождении ребенка движения в тазобедренных суставах, как правило, свободные, и только затем развивается ограничение отве­ дения. Поэтому сразу после рождения ребенка необходимо произ­ водить систематические абдукционно-круговые движения и этим предупредить возникновение приводящей контрактуры бедер. Сво­ бодное пеленание и лечебная гимнастика у большинства детей с легкими степенями дисплазии (без смещения или с незначительным смещением головки бедра) завершается формированием вертлужной впадины.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.