WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«ТРАВМАТОЛОГИЯ И ОРТОПЕДИЯ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ В 3 ТОМАХ Под редакцией члена-корр. РАМН Ю. Г. Ш А П О Ш Н И К О В А МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 Щ4 \ ОРТОПЕДИЯ томЗ МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 ...»

-- [ Страница 3 ] --

стой системы и органов дыхания. Однако у детей (особенно до 5 лет) часто бывает компенсированная стадия заболевания, не про­ являющаяся значительными функциональными нарушениями. Парадоксальное дыхание является одним из основных и ранних симптомов, так как обнаруживается уже в первые месяцы жизни ребенка. Оно появляется в результате неправильного развития груд­ ной клетки, укорочения грудино-диафрагмальной связки и извра­ щенного прикрепления к реберным дугам переднебоковых отделов диафрагмы. Указанные факторы нарушают правильную экскурсию диафрагмы и грудной клетки и уменьшают легочную вентиляцию, что в свою очередь приводит к частым бронхитам и бронхопневмо­ ниям. Нашими исследованиями доказано, что в генезе функцио­ нальных расстройств при ВГК значительное место занимают нару­ шения вентиляционно-респираторной функции легких, которые при­ водят к хронической гипоксемии, вследствие чего наступают гипертензия в малом круге кровообращения и функциональные нарушения деятельности сердца. В работах наших сотрудников показаны также изменения кислотно-основного состояния (КОС) и водно-солевого обмена у 69% больных, суточного ритма альдостерона и гормональ­ ного профиля по состоянию глюкокортикоидной функции коркового вещества надпочечников. Кроме того, деформация грудины и ребер приводит к частичному сдавлению сердца, смещению и ротации его, что проявляется от­ клонением электрической оси сердца, изменением минутного и удар­ ного объемов сердца, повышением центрального и периферического венозного давления. Смещение сердца и его ротация чаще происходят влево, реже в перед незаднем направлении и крайне редко вправо (последнее встречается при резко выраженных асимметричных ле­ восторонних деформациях). При рентгенологическом обследовании больных с ВГК обнару­ живают усиленный прикорневой сосудистый рисунок, в той или иной степени уменьшение ретростернального и ретрокардиального пространства, различной выраженности сколиотические проявления, а также сглаженность сердечной талии (псевдомитрализация сердца). Согласно данным В. К. Урмонаса (1975), увеличение правого желу­ дочка выявлено у 91,5%, а правого предсердия — у 57,6% больных. Только у 13,5% больных пути оттока и притока правого желудочка не были изменены. Следовательно, при ВГК вряд ли можно выделить ведущий па­ тогенетический фактор функциональных изменений со стороны лег­ ких и сердца, так как здесь мы имеем дело с порочным кругом, в котором развитие функциональных нарушений может начинаться с любого звена. В связи с этим возникает необходимость как можно раньше разорвать порочный круг, устранив в нем первоначальную причину — деформацию грудной клетки. Оперативному лечению не подлежат только больные с I степенью ВГК. Наиболее благо­ приятным сроком оперативного вмешательства следует считать воз­ раст 5—7 лет, так как рано произведенная торакопластика позволяет получить лучшие результаты в связи с незавершенностью форми рования грудной клетки, отсутствием значительных функциональ­ ных нарушений и вторичных деформаций со стороны грудной клетки и позвоночника, а также более легким техническим выполнением операции и более гладким течением послеоперационного периода. Мы в 1968 г. разработали классификацию, в которой предусмот­ рено разделение больных по клиническому течению заболевания, форме и степени выраженности деформации. Классификация по­ строена так, чтобы помочь логическому построению диагноза, т. е. приспособить к практическим потребностям.

КЛАССИФИКАЦИЯ ВОРОНКООБРАЗНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ГРУДНОЙ КЛЕТКИ (Н. И. КОНДРАШИН) По форме деформации: обычная, плосковоронкообразная. По виду деформации: симметричная, асимметричная (правосторонняя, левосторон­ няя). По степени деформации: воронкообразная деформация I степени, II степени, III сте­ пени. По стадии заболевания: компенсированная, субкомпенсированная, декомпенсированная.

По внешнему виду плосковоронкообразная, по сути дела является двойной деформацией грудной клетки: плоской и воронкообразной (рис. 3.2). У детей в первые годы жизни эта форма наблюдается редко — в большинсте случаев она является результатом прогрессирования глубокой ВГК и связанного с ним постепенного уплощения грудной клетки за счет деформации ее в костной части ребер. При симметричном виде наблюдается равномерное развитие обеих по­ ловин грудной клетки с образованием воронкообразной деформации под одним углом наклона хрящевой части ребер с обеих сторон (рис. 3.3). Для асимметричного вида характерно неравномерное развитие одной из половин грудной клетки, вследствие чего с одной стороны отмечается уменьшение ее полуокружности. В области «во­ ронки» в этих случаях заметен спуск ребер к грудине под разными углами и на разном протяжении (с одной стороны они спускаются полого, с другой — круто). Для установления степени деформации определяют отношение наименьшего (а—б) и наибольшего (в—г) расстояния грудино-позвоночного пространства. Расстояние между задней поверхностью грудины и передней поверхностью тел грудных позвонков измеряют по боковым рентгенограммам. Полученное при делении отношение а—б показывает степень деформации. Величина более 0,7 — I степень, от 0,7 до 0,5 — II степень, менее 0,5 — III степень деформации. Этот метод, предложенный Gizycka, прост и удобен, применим к больным любого возраста и телосложения. По клиническому течению различают три стадии заболевания: компенсированную, субкомпенсированную и декомпенсированную. У детей чаще наблюдаются первые две стадии, а у подростков и взрослых в основном выявляется декомпенсированная стадия. При компенсированной стадии у больных с ВГК имеет место лишь Рис. 3.2. Плосковоронкообразная деформация грудной клетки. Рис. 3.3. Симметричная форма врожденной деформации грудной клетки.

косметический дефект, жалобы и функциональные нарушения от­ сутствуют. При субкомпенсированной стадии, даже если нет жалоб, выявляются нерезко выраженные функциональные нарушения со стороны легких или сердечно-сосудистой системы. Для декомпенсированной стадии характерна выраженная деформация с различными жалобами и наличием значительных функциональных нарушений. Выделение перечисленных форм деформации необходимо по крайней мере по двум соображениям: во-первых, все они различа­ ются по клиническому течению и степени проявления функцио­ нальных нарушений, а во-вторых, такое разграничение необходимо при выборе методики торакопластики и оценке ее результатов. Кроме того, в момент самой операции объем иссечения реберных хрящей бывает различным при асимметричных деформациях и кор­ рекцию следует производить по отношению к более выпуклой по­ луокружности грудной клетки (рис. 3.4). Известно более 30 способов и их модификаций торакопластики у больных с ВГК. По принципу фиксации ребер и грудины операции можно разделить на четыре группы: 1) с применением вытяжения;

Рис. 3.4. Варианты сегментарной резекции ребер во время торакопластики при врожденной деформации грудной клетки (схема). Рис. 3.5. Торакопластика при врожденной деформации грудной клетки (схема). а — по Ребайну;

б — по Палтиа;

в — по Дол ьн никому.

2) с использованием металличе­ ских спиц и пластин (рис. 3.5, а, б, в);

3) с применением кост­ ных ауто- или гомотрансплантатов;

4) без использования вытя­ жения и фиксаторов (рис. 3.5, г, д, е). По литературным данным, наименьшее число (2,8—6,5%) рецидивов получено после при­ менения третьего и четвертого видов торакопластики. В основе всех известных ме­ тодик торакопластики при ВГК лежат следующие этапы операции: отделение грудных мышц от грудины и ребер, клиновидная или Т-образная стернотомия, отсе­ чение мечевидного отростка вместе с прямыми мышцами живота, грудино-диафрагмальной связкой и боковыми порциями диафрагмы от реберных дуг с обеих сторон, иссечение хрящевых сегментов деформированных ребер с двух сторон и последующая фиксация ребер и грудины в корригированном положении с использованием различных фиксаторов (шелк, тракционные швы, спицы, пластины, костные ауто~ или аллотрансплантаты, магнитная система вытяже­ ния). Методики торакопластики имеют отличия в объеме резекции ребер и способах фиксации грудино-реберного комплекса в после­ операционном периоде до полной его консолидации в корригироИб Рис. 3.5. Продолжение. г—по Равичу;

д—по Кондрашину;

е—по Брукнеру. ванном положении. Все известные до сих пор способы торакопла­ стики предусматривают исправление ВГК путем хирургического вме­ шательства только в хрящевой зоне ребер, в связи с чем они не позволяют исправить форму и создать необходимый объем грудной клетки при плоской и плосковоронкообразной деформации грудной клетки. В последних случаях оперативное вмешательство должно предусматривать обязательное исправление деформации в костной части II—VIII или II—X ребер по передней или средней подмы­ шечной линии с обеих сторон (рис. 3.6). В связи с этим мы раз­ работали способ торакопластики, который позволяет полностью ус­ транить плосковоронкообразную деформацию грудной клетки и на­ дежно фиксировать в корригированном положении грудино-реберный комплекс с помощью М-образных биологически интактных метал­ лических скобок диаметром 1,5 мм (рис. 3.7). Они состоят из двух ножек переменного сечения и перемычки, имеющих два участка, расположенных под углом 150°. Фиксацию костных фрагментов ребер и грудины осуществляем серийно выпускаемым отечественным аппаратом СРКЧ-22, в котором соответственно форме скобки мы изменили магазин, толкатель и матрицы. При всех способах торакопластики операцию выполняют только под эндотрахеальным наркозом с ИВЛ из линейного, полуовального или поперечно-волнообразного доступов на передней поверхности грудной клетки. Наш опыт показал, что даже осторожно проводимая во время опе­ рации мобилизация париетальной плевры в 25% случаев вызывала ее повреждение (преимущественно справа). Плевру необходимо всегда ушивать в конце операции, и после наложения швов на кожную рану следует провести пункцию плевральных полостей. Во время операции и в послеоперационном периоде назначают симптоматическую тера­ пию, направленную на устранение гиповолемии (гемостатические средства, гемотрансфузии), профилактику кардиореспираторных рас­ стройств (трахеобронхиальный лаваж, гликозиды, глюкокортикоиды, антибиотикотерапия), коррекцию метаболизма (электролитами и по­ ляризующими растворами), обезболивание. Загрудинный дренаж уда­ ляют на 3-й сутки после торакопластики, проводят ЛФК, дыхательную гимнастику и массаж мышц конечностей. В послеоперационном периоде возможны следующие осложнения: гемо- и пневмоторакс, пневмония, плеврит, медиастинит, синдром Омбреданна, гипокалиемический синдром, лигатурные свищи. По­ слеоперационная летальность по мировой статистике составляет от 0,5 до 1,5%. Килевидная грудная клетка. Среди ВДГК в мировой статистике КГК занимает второе место после ВГК и встречается по сравнению с ней примерно в 10 раз реже. К моменту рождения ребенка грудная клетка имеет приблизи­ тельно равные поперечный и переднезадний размеры. По мере роста ребенка и увеличения объема легких происходит изменение формы грудной клетки вследствие расширения ее верхнего отдела и неко­ торого укорочения. Наиболее интенсивно увеличиваются все размеры Рис. 3.6. Сегментарная резекция ребер в хрящевой и костной зонах при плосково­ ронкообразной деформации грудной клетки (схема).

а — до операции;

б — после торакопластики.

грудной клетки в течение первых 3 лет, но затем этот процесс несколько замедляется и возобновляется в возрасте 6—9 лет, а также в период полового созревания. Под воздействием дыхательной мускулатуры в процессе роста грудная клетка приобретает форму конуса с основанием, обращенным кверху, т. е. верхняя часть ее расширяется. При КГК в связи с морфологической и анатомической неполноценностью всех структур грудной клетки наблюдается из­ вращение процесса ее правильного формирования в период роста ребенка. Вследствие такого продолжительного динамического раз­ вития грудной клетки здорового человека в первые 3 года КГК редко удается выявить по сравнению с другими деформациями. Наряду с указанными выше для КГК характерны следующие признаки: заметное выступание кпереди грудины, горизонтальное (а не косое) положение ребер, увеличение переднезаднего (грудино-позвоночного) размера грудной клетки, образование грудино-реберного горба. Анамнез" развития и соматический статус больных с КГК имеют почти полную аналогию с таковыми у субъектов, стра­ дающих ВГК. Указанная деформация, так же как и ВГК, но еще чаще встречается у больных мужского пола. Пациенты имеют ас­ теническую конституцию телосложения с выраженной диспропор­ цией роста и массы тела. У подростков и взрослых к перечисленному добавляется комплекс их физической неполноценности за счет резко • выраженной кифотической уста­ новки позвоночника, проявляю­ щийся чрезмерной застенчиво­ стью, раздражительностью, зам­ кнутостью и уменьшением рабо­ тоспособности, усугубляемым за­ труднением вдоха и снижением экскурсии грудной клетки, осо­ бенно при физической нагрузке. Необходимо заметить, что в про­ цессе роста всегда наблюдается прогрессирование килевидной деформации. КГК в клинико-анатомическом и рентгенологическом ас­ пектах проявляется большей ва­ риабельностью, чем ВКГ. В связи с этим очень важно клинические и рентгенологические данные (наряду с функциональными) увязать с показаниями к опера­ ции и выбором метода торако­ пластики, а также оценить их с учетом классификации видов КГК. В настоящее время наибо­ лее рациональной является класРис. 3.8. Килевидная деформация груд- сификация, указанная в работе ной клетки (манубриокостальный тип).

г д Баирова и д А> ф0КИНа (1984), которые разграничивают три типа КГК: 1) манубриоко­ стальный;

2) корпорокостальный;

3) костальный. По сведениям из литературы и нашему опыту, реже всего встречаются первый и третий типы деформации и зна­ чительно чаще второй. I тип КГК характеризуется выступанием вперед рукоятки гру­ дины, II—III реберных хрящей и проксимальной части тела грудины;

нижние сегменты ее, как правило, при этом смещены кзади, в результате чего профиль грудной клетки имеет углообразную или S-образную форму (как при ВГК). Наибольший изгиб II—III ребер кпереди отмечается в окологрудинных областях (рис. 3.8). На бо­ ковых рентгенограммах в результате прогрессирующего и прежде­ временного синостозирования хорошо видны места слияния рукоятки и тела грудины из-за оссификации синхондроза рукоятки грудины, а также отсутствие или сужение швов между отдельными сегментами тела и мечевидного отростка грудины. Грудина шире, чем в норме, угло- или S-образно изогнута и утолщена. При этом типе дефор­ мации наблюдаются наибольшие изменения на ЭКГ (аналогичные, как при ВГК) из-за уменьшения переднезаднего диаметра грудной клетки, а вследствие этого смещения и изменения формы сердца Рис. 3.9. Больной с килевидной деформацией грудной клетки (корпорокостальный тип, линейная форма).

а — до операции;

б — после торакопластики по Кондрат ину.

(чаще наблюдается митральная конфигурация за счет нивелирования сосудисто-сердечной талии). II тип КГК характеризуется наибольшим разнообразием прояв­ лений деформаций грудины, ребер и позвоночника. В зависимости от формы грудины (прямая, выпуклая, желобоватая), размеров угла у мест соединения ребер с телом грудины, степени прогиба V—X ребер различают четыре различных формы КГК: линейную, круг­ лую, пирамидальную и трапециевидную (рис. 3.9). Ребра в крани­ альной области проходят больше горизонтально. На уровне грудины реберные хрящи приподнимаются вертикально, опускаются желобообразно или гребневидно выступают вперед. Круглая форма ха­ рактеризуется тем, что грудина с прилегающими ребрами изогнута вперед больше в ее средней или средней и нижней части. При пирамидальной форме грудина с деформированными ребрами на­ правлена косо вниз и вперед по прямой линии от рукоятки к мечевидному отростку. Максимально выступающей точкой является место соединения нижней части грудины с мечевидным отростком, с углом, открытым кзади, и четко очерченной вершиной выпячи вания, направленной вперед. В динамике возможен переход круглой формы деформации в пирамидальную. На боковых рентгенограммах четко видны отдельные сегменты грудины. За счет увеличения переднезаднего диаметра грудной клетки и загрудинного пространства на профильных рентгенограммах виден «отрыв» передних хрящевых концов ребер от грудины, а на прямых — смещение сердца цент­ рально и кзади, капельная его форма. Данный тип КГК может сочетаться с боковыми западениями нижних ребер с обеих сторон. Последние по мере прогрессирования деформации могут достигать значительных размеров, еще больше подчеркивать ее, напоминая форму пирамиды. Описанные типы КГК бывают симметричными и асимметричны­ ми. Асимметрия обычно обусловлена неодинаковой степенью выступания ребер по разным сторонам грудины или различным количе­ ством ребер, вовлеченных в деформацию справа и слева. III тип КГК характеризуется боковым выступанием грудной стен­ ки за счет чрезмерного роста ребер с одной стороны от грудины. В этих случаях, как правило, вовлечено большинство ребер пора­ женной стороны. Грудина при этом может ротироваться в той или иной степени вокруг продольной оси в противоположную от выступания сторону. Ребра другой половины грудной клетки находятся на нормальном уровне или западают. Данный тип деформации в силу своих анатомических особенностей всегда асимметричный. При этом на профильной рентгенограмме край контура выступающих ребер выходит за пределы полоски контраста, нанесенной верти­ кально по центральной оси грудины. Рентгенологическое исследование необходимо проводить у всех больных с КГК. В большинстве случаев по рентгенограммам удается зарегистрировать повышенную степень пневматизации легких (как при эмфиземе легких), боковые искривления позвоночника, увели­ ченные размеры загрудинного и грудино-позвоночного расстояний, степень кифоза и структурные изменения в позвонках грудопоясничного отдела. Во фронтальной плоскости искривления позвоноч­ ника встречаются реже и никогда не достигают такой степени, как при ВГК. Вместе с тем при КГК уже в подростковом возрасте очень часто обнаруживаются процессы изнашивания межпозвоночных дисков и изменение формы позвонков (остеохондроз, снижение высоты тел, клиновидность и островковая фрагментация их тел) вследствие ран­ него формирования ярко выраженных ригидных форм кифоза. Фун­ кциональные изменения со стороны сердечно-сосудистой системы и легких при КГК у детей до 10 лет выражены слабо. У подростков и взрослых, помимо косметического дефекта, имеются уменьшение жизненной емкости легких, компенсаторное увеличение минутного объема дыхания с нарушением обменных процессов в организме, функциональные кардиологические изменения. Все вышеизложенное служит основанием для хирургического лечения больных с КГК. Оптимальным сроком для его проведения является возраст 10—13 лет.

Первую операцию по поводу КГК в 1953 г. выполнил Lester. Наибольшим опытом оперативного лечения таких больных располагают мюнхенские детские хирурги Нескег и Нарр (1985) — 96 операций. В нашей стране торакопластикой при КГК у детей за­ нимались Г. А. Байрон и А.А.Фокин (1984)—38 операций, О. В. Дольницкий и Л. Н. Дирдовская (1978) — 16. Мы располагаем 30 операциями у подростков и взрослых (26 мужчин и 4 женщины). В настоящее время в 24 странах мира (в основном на американском и европейском континентах) используют 12 различных методик торакопластики. В основе их лежат предложения Lester (1953), Chin (1958), Ravitch (1960) и других авторов, разработавших отдельные моменты хирургических вмешательств. В частности, Lester применил поднадхрящничную резекцию реберных хрящей, вовлеченных в деформацию, сочетая ее с поднадкостничной резекцией всего тела грудины. Оригинальным и эффективным яви­ лось предложение Chin, который производил резекцию хрящей VI и VII ребер, поднадкостнично резецировал тело грудины до уровня IV ребра для того, чтобы затем сюда подшить мечевидный отросток с прямыми мышцами живота — натяжение последних вызывает опускание грудины. У детей Ravitch применяет поперечную стернотомию пе­ редней пластинки грудины на уровне III ребра, производит под надкостничную резекцию всех деформированных реберных хрящей с обеих сторон после отсечения мечевидного отростка грудины. Затем накладывают множественные сморщивающие в виде гармошки узловые швы на надкостницу удаленных ребер. После этого в корригированном поло­ жении сшивает грудину и к ней подшивает надкостницу резецированных ребер для создания единого каркаса передней стенки грудной клетки. Он, как и большинство дру­ гих хирургов, считает, что нецелесообразно производить частичную или полную резек­ цию тела грудины при любом типе КГК.

Объем и метод торакопластики определяются типом КГК. Так, при I типе все хирурги применяют только поднадхрящничную дву­ стороннюю резекцию хрящей II—III ребер в сочетании с поперечной передней клиновидной стернотомией на уровне основания рукоятки грудины с последующим сшиванием ее с телом грудины в корри­ гированном положении. При II и III типе КГК применяют более расширенную резекцию реберных хрящей в области деформации грудной клетки. В основе всех методов лежат следующие компоненты операции: двусторонняя мобилизация грудных мышц от грудины и хрящевой части ребер, остеотомия мечевидного отростка вместе с прямыми мышцами жи­ вота, поперечная стернотомия в сочетании с сегментарной резекцией хрящей деформированных ребер с обеих сторон грудной клетки и последующей фиксацией грудины и ребер в корригированном по­ ложении с помощью швов, пластинчатых, стержневых или костных фиксаторов по аналогии с торакопластикой при ВГК. В 1978 г. Н. И. Кондрашин разработал и впервые выполнил торакопластику при КГК по следующему методу. Под эндотрахеальным наркозом из вертикального разреза кожи по передней по­ верхности грудной клетки от рукоятки грудины и по центру по­ следней и на 4 см ниже мечевидного отростка с обеих сторон [ о т с е к а ю т от грудины места прикрепления больших грудных мышц. Последние вместе с другими мышцами передней стенки грудной клетки тупым путем отслаивают с обеих сторон от хрящевой части II—VII ребер и сдвигают кнаружи от грудины. Отсекают в попе­ речном направлении мечевидный отросток грудины вместе с пря­ мыми мышцами живота. Поднадкостнично производят поперечную стернотомию между I и II ребрами. В продольном направлении поднадкостнично между верхней и нижней стернотомией осущест вляют резекцию тела грудины с оставлением латеральных пла­ стинок ее на месте соединения II—VII ребер с грудиной. Шири­ на этих пластинок — 0,5 см с каждой стороны. Производят поднадхрящничное рассечение II—VII ребер с обеих сторон, на 0,5 см отступя от места перехода хрящевой части этих ребер в ко­ стную. После этого осуществля­ ют транспозицию пересеченных ребер вместе с оставшимися пла­ стинками тела грудины к центру и последние сшивают между со­ бой толстыми лавсановыми уз­ ловыми швами. Швы на грудину накладывают соответственно II— Рис. 3.10. Торакопластика по КондраVII ребрам (при этом ребра в шину при килевидной грудной клетке местах их рассечения и после ис­ (схема). сечения избытка хрящей не сши­ вают). В этот момент происходит опускание передней части грудной клетки (хрящевой части пере­ сеченных II—VII ребер) спереди назад и наступает изменение угла наклона (уменьшение его) пересеченных ребер. Двумя узловыми толстыми лавсановыми швами II ребра фиксируют к оставшейся части рукоятки грудины. Мечевидный отросток подшивают на свое место после оставления загрудинного трубчатого дренажа, выведен­ ного через переднюю брюшную стенку слева на 4—6 см кнаружи от линии разреза кожи. Грудные мышцы подшивают узловы­ ми лавсановыми швами на свое прежнее место к остаткам тела грудины. Накладывают узловые швы на кожную рану (рис. 3.10). Предлагаемый метод операции патогенетичен, так как торако­ пластика с транспозицией ребер и изменением угла наклона их распространяется на всю площадь килевидной деформации. Кроме того, отпадает необходимость в проведении множественных обшир­ ных резекций хрящевой части деформированных ребер. Операция позволяет полностью устранить деформацию, сохраняя все составные элементы мягкотканного и костно-хрящевого каркаса передней стен­ ки грудной клетки (кроме части тела и рукоятки грудины). Иск­ лючена возможность развития рецидива килевидной деформации. В послеоперационном периоде после торакопластики при КГК воз­ можны те же осложнения, что и после операций по поводу ВГК. Однако послеоперационный период у этих больных, как и сама торакопластика, протекают значительно легче. В связи с этим по­ слеоперационных осложнений практически не наблюдается и по­ слеоперационная летальность по мировой статистике не превышает 0,1%. В нашей практике летальных исходов на наблюдалось, ре цидивов деформации не было, а по литературным данным, они составляют от 5 до 10%. Плоская грудная клетка (ПГК). Представляет собой отклонение от нормы формы грудино-реберного комплекса, сплющенного в переднезаднем направлении. Такие субъекты имеют астеническую конституцию, диспропорцию роста и массы тела, в связи с чем значительно отстают от своих сверстников в физическом развитии. В детском возрасте они легче подвержены простудным заболеваниям по сравнению с нормально развитыми в физическом отношении людьми и поэтому требуют большего внимания и врачебного кон­ троля в процессе своей жизни. Wolanski (1975) провел торакометрические исследования у субъектов женского и мужского пола в возрасте от 3 до 20 лет и получил цифровые данные по трем степеням уплощения грудной клетки. Он классифицировал чрез­ мерно плоскую, плоскую и несколько уплощенную грудную клетку. В настоящее время не проводилось социологических и глубоких функциональных исследований у данного контингента детского и взрослого населения. В связи с этим им традиционно врачи советуют заниматься ЛФК, дыхательной гимнастикой и плаванием в течение многих лет подряд. Это, конечно, способствует в какой-то степени развитию мышечной системы туловища и конечностей, дыхательной функции легких и повышению эмоционального тонуса. Однако прак­ тика показывает, что сами субъекты и их родственники бывают удручены из-за имеющейся физической неполноценности. Субъектов с ПГК не так уж мало, ряд из них имеют резко выраженную степень уплощения грудной клетки и даже по косметическим со­ ображениям (наряду со слабым физическим развитием), на наш взгляд, нуждаются в оперативной коррекции формы грудной клетки. Мы считаем, что целесообразно изучить эту проблему более глубоко и всесторонне в социальном и медицинском плане для того, чтобы научно обосновать наши концепции в отношении указанной пато­ логии.

Расщепление грудины. Редкая аномалия развития грудной клетки, относящаяся к эмбриопатиям и характеризующаяся дефектом грудины. Последний обусловлен задер­ жкой эмбрионального развития грудины, что приводит к частичному или полному ее расщеплению [Eigjelaar, Biytel, 1970]. Различают шесть типов данной аномалии развития: 1) расщепление рукоятки грудины;

2) расщепление рукоятки и верхней части тела грудины (встречается чаще других) — дефект имеет V-образную форму с максимальным диастазом между грудинными концами ключиц и сохраненным хрящевым мостиком в нижней трети грудины;

3) субтотальное расщепление грудины — дефект рукоятки и тела грудины до ме­ чевидного отростка или расщепление ее по всей длине, за исключением хрящевого мо­ стика шириной 1 —2 см, который делит дефект на две неравные части;

4) тотальное расщепление грудины — полный дефект грудины по всей ее длине;

5) расщепление нижней части тела и мечевидного отростка грудины — дефект име­ ет треугольную форму с вершиной, обращенной кверху. В этих случаях, помимо ука­ занного порока, могут наблюдаться сопутствующие дефекты диафрагмы, перикарда, передней брюшной стенки и врожденный порок сердца;

6) расщепление или отсутствие мечевидного отростка, при которых оперативное лечение, как правило, не требуется. Такое анатомическое классифицирование аномалий развития грудины предоп­ ределяет клинику заболевания, тактику и сроки хирургического лечения, а также выбор метода операции или отказ от нее. Основным клиническим проявлением расщепления грудины вследствие отсутствия костного каркаса передней грудной стенки является парадоксальное маятникообразное движение органов средостения в переднезаднем направлении, что приводит к нару­ шению функции кровообращения, венозного возврата и перегрузке правых отделов сердца. В области дефекта грудины отчетливо видна пульсация сердца и крупных сосудов. Во время вдоха передняя грудная стенка в месте дефекта глубоко западает, а во время выдоха и при напряжении (кашле, крике) выступает наподобие грыжи из-за пролабирования вперед легких и сердца, при этом четко контурируются на­ бухшие яремные вены. У детей, родившихся с данной патологией, могут наблюдаться одышка, тахикардия, приступы цианоза, судороги. С возрастом происходит расши­ рение костного дефекта, и тем самым порок развития грудины проявляется более рельефно. Рентгенологически об этой патологии можно судить по увеличению диастаза между грудинными концами ключиц и расширению тени переднего средостения, которые четко видны на фасном снимке, а также по отсутствию ядер окостенения грудины. Оперативное вмешательство у детей в неонатальном периоде (до 1 мес) и на первом году их жизни проводят по жизненным показаниям с целью устранения функциональных нарушений со стороны сердечно-сосудистой системы и легких. В более старшем возрасте, включая подростков и взрослых, торакопластику необхо­ димо делать для профилактики возможных тяжелых повреждений органов средостения в результате случайной травмы и по косметическим соображениям. Перед операцией следует проводить тщательное и всестороннее обследование больных, обязательно включая консультации отоларинголога, кардиолога, педиатра или терапевта и ане­ стезиолога. Первая успешная хирургическая коррекция расщепления грудины проведена в 1943 г. Burton. По данным литературы, оперативное лечение лучше проводить на первом месяце жизни ребенка, когда эластичность элементов грудной клетки позволяет устранить дефект путем стягивания и сшивания краев расщепленной грудины. В более старшем возрасте в связи с увеличением расщелины и снижением эластич­ ности грудной клетки такая операция невозможна. В этих случаях требуется рекон­ структивная костно-пластическая операция, но без применения каких-либо транс­ плантатов для закрытия дефекта грудины. В 1958 г. Sabiston предложил метод торакопластики, которым с небольшими изменениями в настоящее время пользуется большинство зарубежных и оте­ чественных (Г. А.. Баиров, О. В. Дольницкий) хирургов. Эта операция заключается в следующем. Под эндотрахеальным наркозом в сочетании с эпидуральной анестезией и управляемым дыханием из прямого или косого разреза над областью расщепленной грудины осторожно отсепаровывают кожу с подкожной жировой клетчаткой и фас­ цией, обнажая дефект грудины и прилегающие ребра. Если имеется участок изме­ ненной или истонченной кожи, то его иссекают. При образовании дефекта в перикарде его зашивают кетгутовым кисетным швом. Распатором отслаивают надкостницу по внутренним краям обеих половин грудины, из которой создают заднюю пластинку грудины путем сшивания после сближения ее краев. Грудину отсекают от ключиц. Косо с обеих сторон, отступя 1 см от грудины, поднадхрящично пересекают I—VII, а чаще I—IV ребра. Мобилизованные половины грудины стягивают и сшивают лавсановыми нитями. Для облегчения сближения обе грудинные полосы надсекают в поперечном направлении над местом их слияния, а при субтотальном расщеплении грудины для этой цели необходимо иссечь хрящевой мостик. Медиальные головки грудино-ключично-сосцевидных мышц отсекают от мест прикрепления с последующим их перекрещиванием и подшиванием к противоположным краям сближенных половин грудины. Подобный технический прием, помимо создания мьпиечного каркаса, позволяет использовать дополнительную постоянную мышечную тягу для укрепления, стабили­ зации и более прочной фиксации грудины. Ребра в местах пересечения сшивают лавсаном. Избыток кожи иссекают, рану послойно зашивают наглухо. При расщеплении дистальной части грудины, сочетающемся с эктопией сердца, после мобилизации грудины производят погружение сердца и послойное его укры­ вание тканями.

Перемещение сердца необходимо проводить крайне осторожно и без насилия, чтобы избежать рефлекторной его остановки вследствие дислокации и перегиба крупных сосудов. Дефекты перикарда, диафрагмы и брюшины ушивают отдельными швами, после чего вышеописанным способом создают каркас передней грудной стенки. При наличии вентральной грыжи пластику брюшной стенки осу­ ществляют на втором этапе через 6—12 мес (Г. А. Баиров). Наиболее опасными являются 1-е сутки после операции, когда возможны нару­ шения гемодинамики вследствие уменьшения внутригрудного объема, поэтому боль­ ные требуют постоянного наблюдения. На следующий день после операции больным придают возвышеное положение. Для профилактики послеоперационных осложнений назначают внутримышечно антибиотики широкого спектра действия, ингаляции ще­ лочных аэрозолей, УФО на область швов, дыхательную гимнастику, массаж мышц конечностей. Перевязки проводят ежедневно, швы снимают на 10—12-е сутки. По данным литературы, наблюдаются летальные исходы у детей в период но­ ворожденное™ и на первом году их жизни, когда у них имеются множественные тяжелые сочетанные пороки развития (особенно сердца и магистральных сосудов, гемангиоматоз трахеи или бронхов). Об этом сообщили, в частности, Г. А. Баиров и А. А. Фокин, а также Eigjelaar и Biytel. Учитывая тяжесть анатомического дефекта и большую травматичность операции, мы считаем, что при отсутствии симптомов для ее производства по витальным показаниям у детей торакопластику целесообразно отложить до 5—7-летнего возраста. Дефекты и сращение ребер. Относятся к локальным деформациям грудной клетки. Эти врожденные пороки развития встречаются значительно чаще, чем рас­ щелины грудины. Они, как правило, бывают односторонними, вызывая асимметрию грудной клетки за счет локальной деформации в виде западения или выбухания на участке одного или чаще нескольких ребер. При этом такие деформации локализованы преимущественно в хрящевой зоне ребер в связи с неправильным ростом или же их сращением. Локальные деформации грудной клетки, вызывая более или менее выраженный косметический дефект, обычно не сопровождаются функциональными нарушениями со стороны легких и сердечно-сосудистой системы. Вместе с тем в неонательном периоде и на первом году жизни ребенка при реберном дефекте может наблюдаться парадоксальное дыхание даже с наличием цианоза губ и кистей, обусловленного нарушением внешнего дыхания. Имеются сведения, что при отсутствии нескольких ребер или их сегментов в нижних отделах грудной клетки даже при незначительных травмах может наблюдаться болевой синдром, который вызывает ограничение экс­ курсии грудной клетки, приводя к застойным явлениям в легких и пневмонии. Кроме того, длительное существование реберного дефекта приводит к развитию вторичного сколиоза. При сращении ребер нередко выявляют врожденные аномалии развития позво­ ночника: клиновидные позвонки, их недоразвитие и сращение, добавочные полупоз­ вонки. Сращение ребер по заднебоковой поверхности грудной клетки в костной их части может служить причиной развития и прогрессирования сколиоза. При синостозировании реберных хрящей на передней поверхности грудной клетки возможно ограничение амплитуды дыхательных движений (О. В. Дольницкий, Л. Н. Дирдовская). В зависимости от размеров локальных дефектов грудной клетки, а также отсут­ ствия или наличия вторичных деформаций ребер и позвоночника следует делать выбор консервативного или оперативного метода лечения. М. В. Волков и В. Д. Дедова (1972) при нерезко выраженных пороках ребер и грудины у детей рекомендуют проводить активную гимнастику и массаж мышц грудной клетки, спины и поясницы с целью компенсации костного дефекта. При этом массаж, дыхательную гимнастику и общеукрепляющую физкультуру нужно проводить в течение многих лет, начиная с первого месяца жизни ребенка. Такие дети должны находиться под постоянным наблюдением ортопеда, чтобы при выявлении вторичных изменений со стороны грудной клетки и позвоночника своевременно прибегнуть к хирургическому вмеша­ тельству. Последнее, как правило, целесообразно осуществлять не ранее 5-летнего возраста. При искривлении ребер показана сегментарная поднадкостничная (поднадхрящничная) их резекция по косметическим соображениям. При сращении ребер показания к оперативному лечению более обоснованы. Вмешательство заключается в резекции сегмента одного или нескольких ребер вместе с надкостницей на всем протяжении их сращения (синостозирования). Резекцию сращенных ребер в хрящевой части выполняют поднадхрящнично, полностью удаляя при этом избыток надхрящницы во избежание частичного рецидива деформации. Такая тактика позволяет достигнуть хороших косметических и функциональных результатов. Коррекцию дефектов ребер производят различными методами. Так, Asp и Sulamaa (1960), Ashmore (1963) в зависимости от локализации и размера дефекта рекомендуют использовать реберные аутотрансплантаты. При наличии дефекта II—III ребер с той или другой стороны Ashmore после резекции аномально-измененных (в виде ледяной сосульки) концов двух этих ребер производит поднадкостничный забор сегмента IV ребра на стороне деформации, продольно расщепляет его на две равные части;

затем перемещает их в свободное ложе грудной стенки и лавсановыми швами фиксирует с одной стороны к сохранившимся сегментам II—III ребер, а с другой — к грудине. В настоящее время большинство хирургов считают более целесообразным закрывать также дефекты реберными аутотрансплантатами, взятыми с противопо­ ложной стороны грудной клетки (Raviten, Paul). При обширных реберных дефектах во время операций можно использовать для этих целей реберные гетеротрансплантаты [Hecker, Daun, 1964J, гомотрансплантаты или лавсановые сетки. Заслуживают внимания еще две методики торакопластики: способы, предложен­ ные Rickham (1959) и Ravitch (1966). Первая операция состоит в том, что соседние с дефектом ребра продольно расщепляют и используют в качестве свободных транс­ плантатов для пластики дефекта (как это делает Ashmore), а сверху трансплантат дополнительно перекрывают лоскутом, сформированным из наружной косой мышцы живота. Последнюю с этой целью отделяют от места прикрепления к влагалищу прямой мышцы живота, а затем поднимают и поворачивают в сторону дефекта. Ravitch успешно применил сочетание аутотрансплантата из ребер, взятых с проти­ воположной стороны, и имплантата из тефлона, который пришивают по краям дефекта. В 1986 г. нами совместно с А. А. Вишневским выполнена торакопластика у 19-летнего больного (шофера по профессии) с обширным правосторонним дефектом III—V ребер при синдроме Поланда с использованием трех пластин из углепластика следующим образом. Доступом из прямолинейного разреза от рукоятки грудины по центру ее и на 4 см ниже мечевидного отростка с правой стороны мобилизованы мышцы переднебоковой поверхности грудной стенки и поднадкостнично III—V ребра до уровня средней подмышечной линии. Произведена сегментарная резекция ука­ занных недоразвитых ребер в пределах их здоровой костной части. В образовавшийся костный дефект и ложе внутригрудной фасции уложены три углепластиковые пла­ стины длиной 160 мм, шириной 15 мм и толщиной 3 мм, каждая из которых подшита одинарным толстым узловым лавсановым швом к соответствующему (III—V) ребру и грудине. Раздельно каждая пластина укрыта «сборкой» из грудной фасции вместе с надкостницей и сшита узловыми тонкими лавсановыми швами. Мышцы подшиты на свое обычно место, швы на кожную рану. Дефект ребер полностью устранен, послеоперационный период протекал гладко, больной начал ходить через 7 дней, выписан на 15-е сутки после операции с хорошим косметическим и функ­ циональным результатом. В настоящее время чувствует себя хорошо, работает по прежней профессии. Необходимо заметить, что прогноз хирургического лечения указанного контин­ гента больных вполне благоприятный, так как послеоперационной летальности у них не наблюдается, а косметические и функциональные результаты после операций, как правило, стабильны. Аномалия развития грудных мышц. Редко встречающийся порок развития, про­ являющийся частичным или полным отсутствием грудных мышц. Полная, двусто­ ронняя и семейная аномалия бывает крайне редко. Диагностика не представляет каких-либо трудностей. Уже в период новорожденности на стороне аномалии видно уплощение переднебоковой поверхности грудной клетки наряду с элевацией подмышечной ямки в результате агенезии или гипоплазии большой грудной мышцы или ее грудино-реберной части, а также наличием пара­ доксального дыхания в этой зоне. В процессе роста ребенка деформация грудной стенки становится более яркой, степень ее выраженности пропорциональна объему отсутствующей массы мышц. Гипоплазия часто распространяется не только на грудные мышцы. В этих случаях в области дефекта отсутствует подкожная жировая клетчатка, в связи с чем кожные покровы и фасция непосредственно покрывают париетальную плевру легких, особенно когда этот порок сочетается с врожденным отсутствием отдельных сегментов II—VI ребер. Молочная железа у девочек всегда резко недо­ развита по сравнению с таковой на другой стороне, но никогда не наблюдается отсутствия соска, хотя, как правило, имеется асимметрия их расположения. У подростков и взрослых всегда на стороне порока отсутствуют волосы в подмышечной ямке и наряду с этим нередко наблюдается небольшое укорочение ключицы. По мнению Ravitch, врожденное отсутствие только одних грудных мышц можно не корригировать. Лишь с косметической целью следует проводить пластические операции по восстановлению молочной железы и грудных мышц после завершения полового созревания. Мы полностью разделяем это мнение. Оперативное лечение данной патологии представляет определенные трудности. В прошлые годы проводились попытки восполнения мягкотканного дефекта передней грудной стенки путем под­ кожного размещения силиконового эндопротеза [Cronin, Gerow, 1964] или пересадки с передней брюшной стенки [Gillies, 1942] или ягодичной области массивных кожно-жировых лоскутов [Orticochea, 1973]. Однако в большинстве случаев они не приносили желаемых косметических результатов. В настоящее время ведутся успеш­ ные разработки по устранению врожденных и приобретенных пороков передней грудной стенки (включая создание искусственной молочной железы) путем реконструктивно-восстановительных операций с трансплантацией кожно-фасциально-мышечных лоскутов со спины или живота. Врожденно-наследственные синдромы. Выделение данного контингента больных имеет исключительно важное и принципиальное значение, так как этим определяется врачебная тактика в отношении целесообразности проведения или отказа от опера­ тивного их лечения. Ибо ВДГК в этих случаях является лишь одним составным элементом (симптомом) генетически обусловленного заболевания. Структура синдромальных форм ВДГК слишком разнообразна и включает в себя несколько групп: 1) хромосомные синдромы;

2) генные синдромы;

3) синдромы, обусловленные воздействиями внешней среды;

4) синдромы неизвестной этиологии;

5) неуточненные комплексы множественных врожденных аномалий развития. По­ этому во всех случаях ВДГК с практической точки зрения важно знать, является ли эта патология изолированным дефектом или она сочетается с другими врожден­ ными пороками различных органов и систем. В последних случаях требуется синдромальная диагностика, при которой ВДГК оценивается лишь как симптом нозологически определенного заболевания. Под синдромом понимают устойчивое сочетание первичных изменений органогенеза или гистогенеза, возникновение которых инду­ цировано одним общим этиологическим фактором (мутацией или внешнесредовым воздействием). В тех случаях, когда комплекс патологических изменений не укла­ дывается в какой-либо из синдромов, пользуются терминами «неклассифицированный комплекс врожденных пороков» или «множественные врожденные неуточненные аномалии» [Лазюк Г. И., Черствой Е. Д., 1983]. B. И. Гераськин и соавт. (1986) обнаружили в литературе 39 синдромов, при которых встречаются ВДГК. Подробное описание клиники и диагностики этих за­ болеваний приведено в соответствующих руководствах по медицинской генетике. Мы считаем целесообразным лишь отметить, что большинство синдромов наблюдается относительно редко и поэтому не оказывает существенного влияния на лечебную тактику. В этом отношении исключение составляют некоторые хромосомные анома­ лии, которые вследствие тяжести поражения нервной системы служат противопока­ занием к торакопластике, и ряд относительно часто встречающихся синдромов дисплазий. К последним прежде всего относятся синдромы Марфана, Элерса—Данлоса, Беквита—Видемана и Поланда. C. С. Рудаков провел медико-генетическое обследование 100 семей, в которых имели место ВДГК. В обследованных семьях в 38% случаев выявлены врожденнонаследственные синдромы, в том числе в 12% (из 100) обнаружен синдром Элер­ са—Данлоса и в 7% — синдром Беквита—Видемана, при которых встречаются ВГК и КГК. Описано 10 типов синдрома Элерса—Данлоса, клиническая», идентификация которых весьма сложна. Особенно это относится к IV, экхимозному, типу синдрома. Он проявляется повышенной ломкостью и кровоточивостью мелких и особенно круп­ ных сосудов, склонностью к кровотечению из слизистых оболочек, спонтанному разрыву кишечника. В этих случаях при проведении оперативного вмешательства обычно невозможна надежная остановка кровотечения традиционными способами (клеммирование кровоточащего сосуда или перевязка его), затруднено наложение сосудистого шва [Dolan et al., 1980;

Ellis et al., 1981]. 5—1241 Прогностически тяжелым в отношении оперативного лечения является также синдром Беквита—Видемана, для которого наряду с ВДГК характерны частые гипогликемические состояния (особенно у детей до 3,5 лет), врожденные пороки сердца или почек. Необычное осложнение в виде резко выраженной гипертермии во время наркоза может развиться при синдроме Кинга [McPherson et al., 1981]. Последний характе­ ризуется медленно прогрессирующим течением миопатии, низким ростом пациента, КГК, кифосколиозом, необычными лицевыми стигмами и крипторхизмом. Синдром Беквита—Видемана впервые независимо друг от друга описали в 1963 г. Beckwith и в 1964 г. Wiedemann. Популяционная частота и генетика его неизвестны. Характерными клиническими проявлениями этого синдрома наряду с ВДГК являются макроглоссия, умбиликальные аномалии (эмбриональные грыжи, свищи, кисты пуп­ ка), черепно-лицевая дисморфия, большая масса тела при рождении, аномалии развития ушных раковин. Частым (в 30% случаев) и клинически важным симптомом данного заболевания является транзиторная гипогликемия, которая может быть при­ чиной судорожного синдрома и внезапной смерти детей раннего и младшего до­ школьного возраста. В связи с изложенным С. С. Рудаков и соавт. связывают причину рецидивов ВГК с транзиторной гипогликемией, особенно у одного из больных, у которого торакопластика произведена дважды и рецидив наступил через 8 мес после первой и через 6 мес после второй операции. Более благоприятными в отношении прогноза жизни и результатов оперативного лечения ВДГК являются другие врожденно наследственные синдромы (Поланда, Шерешевского—Тернера, Стиклера, Моркио, Марото—Лами, Кинга, Рубинштейна, Росси и др.). Однако, судя по сообщениям в мировой литературе, авторы не рас­ полагают большим количеством клинических наблюдений в отношении указанного контингента больных, и поэтому окончательно высказаться по данной проблеме не представляется возможным. В связи с этим необходимо проводить дальнейшие научные исследования и накапливать практический опыт в этом направлении.

ГЛАВА ПАТОЛОГИЯ ПОЗВОНОЧНИКА 4. 1. ОСОБЕННОСТИ ДЕТСКОГО ПОЗВОНОЧНИКА И ИХ КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ К неонатальному периоду позвоночник состоит из тел позвонков, большая часть которых замещена костным ядром, окруженным эпифизарной хрящевой пластинкой. Оставшаяся часть первичной хря­ щевой закладки тел затем дифференцируется в хрящевую замыкательную пластинку и апофизарное кольцо. Студенистое ядро и фиброзное кольцо диска по анатомической структуре соответствуют зрелому диску. Тела позвонков имеют различную форму, а в форме ядер око­ стенения выявляется такая же направленность, что и в хрящевой закладке тел позвонков. Наблюдаются четкая взаимная зависимость и обусловленность формы тел позвонков, замыкательных пластинок и формы студенистого ядра, в силу чего при выявлении повреждений и патологических изменений следует изучать сегмент в целом, а не только тела позвонков. Изменчивость в форме тел позвонков, их замыкательных пла­ стинках и дисках у детей и особенно подростков обусловлена ростом и степенью зрелости позвоночника. Условно зрелость позвоночника целесообразно разделить на три стадии: незрелый, активно растущий, замедление роста, прекраще­ ние его. Каждой степени зрелости позвоночника свойственны свои харак­ терные физиологические признаки, которые могут быть приняты за патологические или травматические. От периода новорожденности до появления первых ядер оссификации апофизов тел позвонков рост позвонков происходит за счет эпифизарной хрящевой пластинки, а позвоночник сохраняется не­ зрелым. Кардинальные признаки дизонтогенетических изменений в позвоночных сегментах в этой стадии отсутствуют. С появлением первых ядер оссификации тел позвонков проис­ ходит интенсивный рост тел позвонков, очевидно, в силу которого замыкательные костные пластинки тел становятся широкими и на рентгенограмме выглядят склерозированными. Они как бы готовятся к слиянию с апофизарными кольцами. Расширение и уплотнение замыкательных пластинок тел, особенно если они имеют клиновид5* ную форму, после травмы часто расценивают как признак импрес­ сии, для устранения которой предпринимают одномоментное рас­ клинивание под наркозом. Некоторые авторы отсутствие репозиции такого перелома трактуют как особенность перелома у детей и подростков. В действительности речь идет о физиологическом рас­ ширении замыкательной костной пластинки. В этой стадии в по­ звоночных сегментах определяются все кардинальные признаки дизонтогенетических изменений (остеохондропатия, круглая спина Линдемана, фиксированный кифоз подростков, юношеская форма остеохондроза, остеопороз). С распространением ядер оссификации апофизов тел позвонков диагностика повреждений, опухолевых и воспалительных заболева­ ний в позвоночных сегментах затрудняется, а после завершения формирования апофизов признаки дизонтогенетических изменений сохраняются в виде остаточных (плоскоклиновидные или уплощен­ ные позвонки с увеличенным дорсовентральным размером, грыжи Шморля, сужение диска, эксцентричное положение уменьшенного в диаметре студенистого ядра диска). С завершением формирования апофизов тел позвонков пять форм инфантильных позвоночных сегментов превращаются в три формы зрелых сегментов взрослых. На основании рентгеноморфологического исследования пяти форм тел позвонков и межпозвоночных сегментов у новорожденных и детей первых лет жизни определены причины формирования этих форм. Это может быть использовано в практике в том смысле, что каждой форме тел позвонков свойственны определенные (в том числе патологические) изменения в студенистом ядре. У одного и топ? же ребенка на разных уровнях могут иметь место различные формы позвоночных сегментов. Наиболее распространенными являются клиновидные позвонки, чаще со снижением высоты в переднем отделе или значительно реже с неравномерной высотой тела справа и слева. Межпозвоночные пространства при этом имеют обратную клиновидность. Такая форма позвонков наблюдается на вершине физиологического грудного ки­ фоза, принимая прямое участие в его формировании. После слияния апофизов с телами позвонков клиновидность тел уменьшается. В поясничном отделе в норме тела позвонков имеют легкую обратную клиновидность, принимающую участие в формировании физиологического поясничного лордоза. Наиболее выражена физи­ ологическая клиновидность Lv, располагающегося на границе пояс­ ничного лордоза и крестцового кифоза. Значительно реже встреча­ ются тела с обратной клиновидностью с более высоким передним и более низким задним отделом. Они являются причиной форми­ рования плоской спины. Второе место по частоте занимают позвонки в форме опрокинутой вазы с колбообразными или бутылкообразными межпозвоночными пространствами. Для них характерно уменьшение диаметра студе­ нистого ядра с эксцентричным положением его высокой части. В зависимости от степени эксцентричности положения и уменьшения размера студенистого ядра физиологический вариант может приоб­ ретать и патологическую суть (сужение и нарушение параллельности замыкательных пластинок тел смежных позвонков). Вазообразные позвонки чаще всего встречаются в поясничном и нижнем грудном отделах. После слияния апофизов с телами последние превращаются в уплощенные или у взрослых сохраняется легкая вазообразность. Следующее место по частоте занимают плоские и плоскоклино­ видные позвонки. В зависимости от формы замыкательной пластинки они могут быть слегка скошенными спереди, прямоугольными, дво­ яковогнутыми. Часто возникают на фоне остеопороза позвонков. Для них характерны высокие межпозвоночные пространства, форма которых определяется формой замыкательных пластинок тел. Во всех случаях после слияния апофизов с телами их замыкательные пластинки выравниваются, клиновидность тел и остеопороз умень­ шаются, высота тел увеличивается. Ящикообразная форма тел позвонков встречается часто. При этой форме высота тела приближается к его диаметру, а в ряде случаев и превышает его, т. е. индекс платиспондилии приближается к единице либо больше единицы. Межпозвоночные пространства, как правило, имеют прямоугольную форму и небольшую высоту, вдавлений в за­ мыкательных пластинках от студенистого ядра не наблюдается. Мик­ роскопически подтверждаются небольшая высота студенистого ядра и избыточное развитие волокнистой ткани в студенистом ядре (фиброз). После завершения апофизирования высота тела увеличивается, а высота пространства между телами еще больше уменьшается, иногда до щелевидной. Бочкообразная форма тел позвонков встречается значительно реже. Она характеризуется выпуклыми замыкательными пластин­ ками. Межпозвоночные пространства на уровне середины тела, где в норме они имеют наибольшую высоту, оказываются наиболее суженными. Эпифизарная хрящевая пластинка в наиболее выпуклой части замыкательной костной пластинки состоит из 5—6 рядов активно делящихся хрящевых клеток. Выпуклые замыкательные пластинки как бы сдавливают студенистое ядро с двух сторон, разделяя его на две части. Такой диск нами назван бабочковидным. Позвоночный сегмент во всех подобных случаях следует расценивать как патологически развивающийся. После слияния апофизов с те­ лами бочкообразная форма тел позвонков превращается в прямо­ угольную уплощенную, а патологическая суть диска на рентгено­ грамме уже не определяется. Уплощенные позвонки с прямоугольной формой тела у взрослых встречаются наиболее часто, так как они образуются из плоских, бочкообразных, вазообразных детских позвонков. Выявлена копье­ видная форма студенистого ядра, образовавшаяся вследствие час­ тичного его фиброза, дефекта в замыкательной хрящевой пластинке и неравномерной активности эпифизарной хрящевой пластинки. В другом случае грубые изменения студенистого ядра сочетаются с значительным дефектом хрящевой замыкательной пластинки и дефектом компактных костных пластинок смежных тел позвонков.

С появлением рентгеновского метода исследования пороки раз­ вития позвоночника, их возрастная динамика изучены достаточно полно. В то же время отклонения в формировании мягкотканных структур позвоночника изучены мало, но в развитии болезненных проявлений и деформаций позвоночника они могут иметь ведущее значение. Как следует из данных морфологического исследования позвоночников новорожденных (мертворожденных), дизонтогенетические изменения выявляются в студенистом ядре, хрящевой замыкательной пластинке диска, в фиброзном кольце диска, в эпифизарной хрящевой пластинке, в теле позвонка и его компактной пластинке. Чаще эти изменения сочетаются и нередко выявляются в нескольких позвоночных сегментах на разных уровнях. В студенистом ядре выявляются избыточное развитие волокни­ стых структур, продольно ориентированные волокна, разделенные участками гидратированной ткани с волокнистыми клеточными эле­ ментами, участки различной плотности волокнистых структур, круп­ ные кисты и поперечные перемычки, разделяющие ядро на две части, врастание ткани студенистого ядра в хрящевую замыкательную пластинку и в костную ткань тела (грыжа Шморля). В фиброзном кольце диска изредка выявляется нарушение сло­ истой структуры. Дефект в кортикальной пластинке тела позвонка — в замыкательной хрящевой пластинке диска. Аналогичные изменения выяв­ лены в теле позвонка у ребенка в возрасте 1 года, что свидетельствует об образовании дефекта на ранней стадии формирования костного ядра тела позвонка и стойком сохранении. В эпифизарной хрящевой пластинке выявляются участки ее де­ формации с врастанием в нее костной ткани тела позвонка, участки гипертрофии зоны пузырчатого хряща, врастающие в тело позвонка, наличие просветленного матрикса и кисты, заполненные жидкостью, дезорганизация колонковых структур и кисты, распространяющиеся в замыкательную хрящевую пластинку. Изменения в хрящевой эпифизарной пластинке, которая в норме обеспечивает равномерный энхондральный рост тел позвонков, мож­ но трактовать как гиперпластические и дистрофические. Они могут быть причиной формирования и прогрессирования клиновидной фор­ мы тел позвонков при сколиозе и кифозе у детей. В толще костных ядер тел позвонков у новорожденных обнару­ живаются включения хрящевой ткани, различные по размерам и форме, или полная хрящевая перемычка с дополнительными эпифизарными зонами, разделяющая тело на две части. Эти изменения могут объяснить происхождение увеличения дорсовентрального раз­ мера тела позвонка при остеохондропатии, а включения хряща в тело в виде яаыка — происхождение некоторых грыж Шморля. Выявленные изменения в позвоночных сегментах у новорожден­ ных можно трактовать как нарушение дифференциации тканей или задержку их созревания. Они возникают на ранней стадии эмбри­ огенеза, и их можно относить к дизонтогенетическим. У детей в процессе роста они МОГУТ быть причиной формирования и прогрес сирования сколиоза, кифоза, плоской спины. Различные структурные отклонения в студенистом ядре и фиброзном кольце диска, в его замыкательной хрящевой пластинке могут быть причиной неста­ бильности позвоночного сегмента, развития юношеской формы ос­ теохондроза с ранними и упорными позвоночными болями. Таким образом, при морфологических исследованиях позвоноч­ ных сегментов (преимущественно новорожденных и единичных по­ звоночников детей первых лет жизни) выявлены разнообразие и распространенность патологических изменений дизонтогенетического происхождения как в костных, так и мягкотканных образованиях позвоночных сегментов. Они могут объяснить происхождение ско­ лиоза и кифоза у детей, а также распространенность позвоночных болей как у детей, так и подростков и взрослых и раннее развитие остеохондроза.

4.2. ПОРОКИ ОСАНКИ Осанка — привычное положение тела непринужденно стоящего человека — формируется в процессе физического развития ребенка и развития у него статико-динамических функций. Известно, что у ребенка параллельно с приобретением им навыков удерживания головы, сидения и стояния постепенно образуются физиологические кривизны позвоночника — изгиб в шейном отделе выпуклостью вперед (шейный лордоз), изгиб в поясничной области выпуклостью вперед (поясничный лордоз). Волнообразная форма позвоночника и наличие буферных образований в виде межпозвоночных дисков, имеющих хрящевое строение, обеспечивают высокие рессорные ка­ чества, предохраняют от сотрясения внутренние органы и централь­ ную нервную систему. Условия внешней среды (продолжительность и величина нагрузки, положение корпуса при учебных занятиях, работе) и функциональное состояние мускулатуры оказывают оп­ ределенное влияние на форму позвоночника: нормально существу­ ющие изгибы могут усиливаться или уменьшаться, меняется поло­ жение плечевого и тазового пояса, может возникнуть наклонность к асимметричному положению тела. Порочное положение тела при стоянии и сидении постепенно принимает характер стереотипа, и эта неправильная привычная установка может закрепиться. Наиболее типичные отклонения в осанке — сутулость, круглая, плоская спина, крыловидные лопатки, поясничный гиперлордоз. К дефектам осанки, связанным с измене­ нием положения плечевого пояса, относятся сведенные вперед и свисающие плечевые суставы, крыловидные лопатки., Большую роль в образовании подобных отклонений в положении плечевого пояса играет недостаточно гармоничное (неравномерное) развитие определенных мышечных групп, особенно на фоне общей слабости мускулатуры. Формирование крыловидных лопаток, на­ пример, связано со снижением силы ромбовидной, средней части трапециевидной и передней зубчатой мышц. Сведение плеч вперед зависит от преобладания силы грудных мышц и недостаточной силы мышц, сближающих лопатки, а свисающие плечи — результат недоста­ точной тяги верхней части трапециевидной и передней зубчатой мышц. Некоторые нарушения осанки возникают в связи с изменением положения таза, а именно с изменением угла наклона его. При увеличении угла наклона переднего полукольца тазового пояса на­ блюдается усиление поясничного изгиба позвоночника (лордоз). Из­ менение положения таза может быть связано со снижением силы мышц, поддерживающих таз в положении равновесия — прямых мышц живота и задней группы мышц, перекидывающихся с таза на бедро и голень (ягодичные мышцы и сгибатели коленного сустава). Необходимо иметь в виду, что подобное изменение осанки может зависеть и от других причин: смещения у тучных людей траектории тяжести тела кпереди, которое выравнивается путем прогибания в по­ ясничной области;

ношения обуви на высоких каблуках и др. Усиление поясничного лордоза отмечается и при некоторых па­ тологических состояниях, например при двустороннем врожденном вывихе бедер, параличе ягодичных мышц у больных полиомиелитом. Усиление физиологических кривизн позвоночника особенно часто бывает связано с нарушением условий статической нагрузки на фоне сниженной функциональной способности мускулатуры. К порочным положениям тела при сидении, принимаемым при учебных занятиях, следует отнести посадку с сильно согнутым вперед туловищем. Это положение может быть связано с сидением на далеко отставленном стуле или занятиям за слишком низким столом, а также с большим расстоянием книги или тетради от ребенка. Большую роль играет функциональное состояние мускулатуры. При слабом развитии мышц спины быстрее развивается их утом­ ление, корпус ребенка при сидении принимает согнутое положение и удерживается преимущественно силой натяжения связочного ап­ парата позвоночника. Положение с согнутым туловищем может возникнуть также при стоянии (так называемая вялая осан­ ка). У физически слабых детей иногда наблюдается сглаженность физиологических изгибов позвоночника (плоская спина). Предупреждение дефектов осанки основано на проведении двух основных групп мероприятий: 1) организации благоприятных для ребенка условий внешней среды (условий статической нагрузки);

2) улучшения физического развития ребенка путем широкого ис­ пользования различных видов физических упражнений. Большое влияние на правильное развитие организма ребенка, являющееся одним из основных условий предупреждения возник­ новения различных нарушений осанки, оказывает общий гигиени­ ческий режим: регулярность в приеме пищи, гигиена сна, доста­ точное пребывание на воздухе, правильное сочетание учебы и от­ дыха, использование средств закаливания и др. Следует подчеркнуть значение для детей дневного отдыха и необходимость сна на полу­ жесткой постели с небольшой подушкой под головой для сохранения правильного положения позвоночника. Существенную профилактическую роль играет соблюдение спе­ циального режима, оказывающего благоприятное влияние на статику 16 t b j S v » ^6^ ребенка. Необходимо следить за правильным развитием у ребенка стати ко- динамических функций, начиная с младшего ясельного воз­ раста: своевременно выкладывать на живот, воспитывать навык ползания, стояния и ходьбы, сопоставляя сроки обучения с общим физическим развитием и двигательными возможностями ребенка. Для предупреждения нарушений осанки у детей младшего возраста имеют значение, помимо рациональной мебели, достаточно простор­ ная одежда, правильное положение и длина резинок для чулок. Начиная с дошкольного возраста особенно большое значение при­ обретает выработка у ребенка правильного положения тела при стоянии и сидении. При этом весьма важно своевременно устранить ряд порочных положений и поз, часть из которых обусловлена привычкой неправильно держаться (например, привычка сидеть с согнутым корпусом и расслабленными мышцами спины при учебных занятиях), часть же связана с нарушением правил школьной гигиены (например, отсутствием соответствия между высотой стола и стула). Определенное профилактическое значение имеет уменьшение длительности статической нагрузки (стояние, сидение) при слабом физическом развитии ребенка. При наклонности к сутулости сни­ жение нагрузки на позвоночник может быть достигнуто путем про­ ведения учебных занятий за столом с косой установкой крышки (по типу чертежной доски), позволяющей ребенку отклонить корпус назад и опереться на спинку стула. У подростка и взрослого можно также воспитать правильную осанку, вырабатывая рациональную позу при работе за верстаком, у станка, при канцелярских занятиях. Не меньшее профлактическое значение имеет группа меропри­ ятий, оказывающих влияние на общее физическое развитие и фун­ кциональное состояние мускулатуры, так как активное удержание корпуса, плечевого, тазового пояса и нижних конечностей в пра­ вильном положении возможно лишь при активном участии мышц. Для осуществления этой цели должны быть использованы диффе­ ренцированно подобранные упражнения утренней гигиенической гимнастики, физкультминутка во время уроков, перерывы между уроками, насыщенные физическими упражнениями прикладного и игрового характера. В условиях школы следует обратить внимание на проведение во время учебных заняти физкультминутки, имеющей значение ак­ тивного отдыха и способствующей восстановлению работоспособно­ сти мышц спины, а также физических упражнений на воздухе и в перерывах между уроками. Для этого необходимо, чтобы на школь­ ном участке были установлены соответствующие снаряды (качели, вертикальные и горизонтальные лестницы, перекладины, бревно для балансирования и др.). В общем комплексе средств, воздействующих на физическое развитие, особенно большая роль принадлежит правильно постро­ енному уроку физкультуры, цель которого заключается в оказании общеукрепляющего влияния на организм ребенка, а не в выработке узких двигательных навыков спортивного характера. Правильный подбор спортивных успражнений, воспитание интереса к ним у школьника, внедрение их в режим дня ребенка также окажут боль­ шое влияние на его правильное и гармоничное развитие. В утренней гимнастике внимание должно быть акцентировано на упражнениях, укрепляющих мышцы, сближающие лопатки, рас­ ширяющие грудную клетку, а также на упражнениях, усиливающих длиннейшие мышцы спины (разгибатели корпуса) и брюшной пресс. В связи с этим целесообразно физические упражнения производить не только стоя, но также из положений лежа на спине, на животе, стоя на четвереньках и включить в комплекс упражнения с гим­ настической палкой. Приводим примерный комплекс упражнений.

ПРИМЕРНЫЙ КОМПЛЕКС УПРАЖНЕНИЙ УТРЕННЕЙ ГИГИЕНИЧЕСКОЙ ГИМНАСТИКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ С ДЕФЕКТАМИ ОСАНКИ 1. ИП — стоя, руки на поясе. Разведение локтей со сведением лопаток — вдох;

возвращение в ИП — выдох (4—5 раз). 2. ИП — стоя, руки разведены в стороны. Круговые движения руками назад (8—10 раз). Дыхание произвольное. 3. ИП — стоя, ноги врозь, руки к плечам. Наклоны корпуса вперед с прямой спи­ ной — выдох;

возвращение в ИП — вдох (4—5 раз). 4. ИП — стоя, руки за спиной. Наклоны корпуса вправо и влево (5—6 раз). Дыхание произвольное. 5. ИП — стоя с палкой в руках. Приседание с прямым корпусом и вытягиванием рук вперед — выдох;

возвращение в ИП — вдох (4—5 раз). 6. ИП — стоя с палкой в руках. Поднимание палки вперед вверх — вдох;

возвра­ щение в ИП — выдох (4—5 раз). 7. ИП — лежа на спине, руки вдоль тела. Попеременное поднимание ног вверх (3—4 раза). 8. ИП — лежа на животе, руки на поясе. Разгибание корпуса — вдох;

возвращение в ИП — выдох (3—4 раза). 9. ИП — стоя, руки на поясе. Поскоки с последующей ходьбой (30 с — 1 мин). 10. ИП — стоя, руки перед грудью. Разведение рук в стороны — вдох;

сведение — выдох (3—4 раза).

Использование перечисленных групп мероприятий достаточно для поддержания правильного физического развития здорового ре­ бенка. Для детей с отклонениями со стороны общего физического развития, сниженной функциональной способностью определенных мышечных групп и недостаточной выносливостью к физической нагрузке должны быть организованы в школе дополнительные за­ нятия физкультурой со специальной направленностью. Подобные мероприятия имеют особенно большое профилакти­ ческое значение для детей, ослабленных недавно перенесенными заболеваниями, а также страдающих недостаточностью сердечно­ сосудистой системы. Специальные физические упражнения, подо­ бранные с учетом имеющихся у ребенка отклонений со стороны общего здоровья и физического развития, могут выполняться не только в условиях школы, но и дома в виде самостоятельных занятий. Так, детям с наклонностью к сутулости (усиление общего изгиба позвоночника назад) и круглой спине (усиление грудного кифоза преимущественно в верхнем отделе позвоночника) особенно пока заны напряженные выгибания корпуса с локализацией движения в грудной части позвоночника (а не в более подвижной поясничной). Детям с крыловидными лопатками и сведенными кпереди пле­ чевыми суставами полезны круговые движения руками назад, от­ ведение их назад, сгибание рук к плечам, на затылок. При свисающих плечевых суставах полезны отведение рук через стороы вверх, поднимание надплечий, вытягивание рук вверх с противодействием. При наклонности к лордозированию позвоночника целесообразно из положения лежа на спине производить попеременные движения ногами («велосипед», попеременное поднимание прямых ног), пе­ реходить из положения лежа в положение сидя, а также разгибать ноги в тазобедренных суставах из положения стоя и лежа на животе, что укрепляет ягодичные мышцы. При сглаженности физиологиче­ ских изгибов позвоночника необходимо повысить функциональную способность мышц спины и живота. Для более интенсивного напря­ жения определенных мышечных групп полезны упражнения с легким отягощением (гантель массой 0,5—1 кг, медицинбол массой 1—2 кг в зависимости от возраста ребенка). Выработке более симметричного положения плечевого пояса помогают упражнения с гимнастической палкой (например, передача ее в колонне по одному через голову), переброской мяча, а также упражнения с самокоррекцией перед зеркалом. Выработке правильной осанки способствуют также упражнения в балансировании и на равновесие (например, упражнения на бревне, на рейке гимнастической скамейки). Для улучшения осанки следует подчеркнуть пользу порядковых упражнений (построение, повороты, ходьба и др.). С целью выработки хорошей осанки, а также для проверки правильности ее могут быть использованы специальные тесты. На­ пример, ребенок становится спиной к стене так, чтобы со стеной соприкасались затылок, лопатки, ягодичная область, голени, и делает шаг вперед, стремясь сохранить правильное положение тела.

4.3. АНОМАЛИИ РАЗВИТИЯ ПОЗВОНОЧНИКА В основе клинической вертебрологии в значительной степени лежат исследования морфологии и эмбриологии позвоночника. Изучение аномалий развития позвонков, межпозвоночных дисков во многих случаях позволяет обосновать этиологическую сторону патологии и выбрать ортопеду правильное профилактическое и терапевтическое направление в своих действиях. Изучение аномалий развития по­ звоночника имеет большое дифференциально-диагностическое зна­ чение. Нередко врожденный синостоз позвонков принимают за ту­ беркулезный спондилит, добавочное ядро окостенения поперечного отростка — за травматический отрыв верхушки его. Раннее выяв­ ление «активного» бокового клиновидного полу позвонка, обуслов­ ливающего выраженное прогрессирование деформации позвоночника (сколиоз), позволяет своевременно применить патогенетически обос­ нованное лечение (в частности, эпифизеодез тел позвонков). Внимание исследователей к аномалиям развития позвоночника было привлечено еще в прошлом и начале текущего столетия (Hirshberger, Athanasow, Perrone, Nau и др.). Однако лишь с по­ явлением работы Putti (1910) в основу изучения аномалий развития позвонков были положены глубокие исследования эмбриогенеза и сравнительной анатомии позвоночника. Предложенные ранее классификации аномалий развития позво­ ночника (Р. Р. Вреден, Wierzejewski и др.) не охватывали всех видов аномалий и не касались их генеза. Современным представлениям отвечает классификация В. А. Дьяченко, построенная по морфогенетическому принципу.

I. Аномалии онтогенетического значения 1. Аномалии развития тел позвонков: а) щели и дефекты в теле позвонка;

б) клиновидные позвонки (боковые);

в) клиновидные позвонки (задние);

г) отсутствие развития тела позвонка (асома);

д) платиспондилия и микроспондилия. 2. Аномалии развития дуг позвонков: а) щели дуг позвонков;

б) недоразвитие половины дуги;

в) аномалии развития отростков;

г) аномалии развития в интерартикулярном пространстве дуги (спондилолиз). 3. Аномалии развития смешанного характера: а) аномалии сегментации: 1) целых отделов (синдром Клиппеля — Фейля);

2) локальные, распространяющиеся на соседние позвонки;

б) недоразвитие отделов позвоночника;

в) недоразвитие отдельных позвонков;

II. Аномалии филогенетического значения 1. Ассимиляции Q. 2. Манифестации С\. 3. Дорсализация нижних шейных позвонков (шейные ребра). 4. Цервикализация Thi (агенезия первой пары ребер). 5. Сакрализация. 6. Люмбализация. 7. Аномалии в крестцово-копчиковой области (типы ассимиляций).

4.3.1. Клиновидные позвонки и полупозвонки Боковые клиновидные позвонки и полупозвонки относятся к срав­ нительно нередкому виду врожденных аномалий развития позво­ ночника и являются одной из причин возникновения врожденного сколиоза. Встречаются также задние клиновидные позвонки, которые ведут к развитию кифотической деформации позвоночника. Боковые клинвидные полупозвонки наблюдаются в любом отделе позвоноч­ ника, но чаще всего в пограничной шейно-грудной области и в поясничном отделе. Типичный клиновидный полупозвонок состоит из полутела с поперечным отростком и полудуги. В грудном отделе позвоночника полупозвонок несет добавочное ребро. Встречаются одиночные, двойные и множественные полупозвонки.

Рис 4.1. Фрагмент позвоночника с клиновидными полупозвонками, а — вид спереди;

б — слева;

в — сзади.

В последнем случае речь уже идет о широком нарушении сегментации. Если два полупозвонка располагаются с противоположных сторон и лежат на разной высоте (через два—три нормальных позвонка), их называют альтернирующими. Когда тело позвонка оказывается состо­ ящим из двух клиновидных половин, сходящихся вершинами, говорят о бабочковидной аномалии развития (см. рис. 4.5). Изредка встречаются двойные и даже тройные односторонние боковые полупозвонки (см. рис. 4.3). Однако выявление при рент­ генографии лишь одного клиновидного полупозвонка еще не свиде­ тельствует о том, что в позвоночнике не имеется второго полупоз­ вонка. Изучение макропрепаратов позвоночника с наличием кли­ новидных полупозвонков показывает, что якобы односторонний по­ лупозвонок, определяемый по рентгенограмме, на самом деле ока­ зывается альтернирующим — второй полупозвонок может быть представлен лишь частью дуги (рис. 4.1). Поэтому в ряде случаев при изучении прямой рентгенограммы наличие полупозвонка можно заподозрить только по косвенным признакам, например по асим­ метричному положению и неодинаковому количеству поперечных отростков и ребер с обеих сторон. Большой практический интерес имеет изучение динамики иск­ ривления позвоночника в процессе роста при различных соотноше­ ниях клиновидных полу позвонков. В одних случаях при наличии клиновидного полупозвонка развивается локальная непрогрессиру­ ющая форма сколиоза, в других, наоборот, искривление позвоноч­ ника бывает значительным.

Как известно, рост позвонков в высоту осуществляется за счет эпифизарных пластинок, прилежащих к верхней и нижней повер­ хностям тел позвонков. Естественно предположить, что каждый клиновидный полупозвонок также имеет две эпифизарные пластин­ ки, расположенные в силу локализации полу позвонка с одной сто­ роны позвоночника. Следовательно, рост последнего с этой стороны должен происходить быстрее, чем с другой стороны. В то же время, поскольку при альтернирующих полупозвонках общее число эпи­ физарных пластинок с обеих сторон позвоночника одинаковое, де­ формация последнего (при близко расположенных альтернирующих полу позвонках) вследствие компенсации носит ограниченный, ло­ кальный характер. На рентгенограммах отмечается, что клиновидный полупозвонок в одних случаях располагается изолированно, а в других сливается с выше- или нижележащим нормальным позвонком (образуется синостоз, блок). В случае блокирования полу позвонка число эпи­ физарных ростковых пластинок тел позвонков с обеих сторон по­ звоночника одинаковое, и ожидать поэтому значительного прогрессирования деформации не приходится. Это наблюдается даже в такой «критической» зоне, как пояснично-крестцовый отдел позво­ ночника (рис. 4.2), дисплазию которого многие авторы ОТ. И. Турнер, Р. Р. Вреден, А. А. Козловский, В. Д. Чаклин, Ф. Р. Богданов, Э. Ю. Остен-Сакен, 3. А. Ляндрес, Judet, Adams, Kienbock и др.) от­ носят к наиболее тяжелой группе аномалий развития позвоночника. Однако, если клиновидный полупозвонок не блокирован или, что еще хуже, имеется два односторонних позвонка, создаются условия для прогрессирования деформации (рис. 4.3), поскольку на выпуклой стороне искривления оказываются дополнительные эпи­ физарные пластинки. Такой изолированный полупозвонок в отличие от блокированного И. А. Мовшкович (1962, 1964) определяет как «активный». Наличие «активного» полупозвонка, обусловливающего прогрессирование деформации позвоночника, является показанием к патогенетически обоснованному вмешательству на зонах роста полу позвонка — производству операции типа эпифизеодеза. При динамическом изучении рентгенограмм позвоночника с кли­ новидными полупозвонками в ряде случаев на ранних рентгено­ граммах выявляется изолированный клиновидный полупозвонок, в то время как спустя несколько лет он оказывается, однако, блоки­ рованным с одним из соседних позвонков. При этом важно подчер­ кнуть, что синостоз возникает именно с тем позвонком, который от полупозвонка был отделен более узким межпозвоночным проме­ жутком (рис. 4.4). Эти рентгенологические наблюдения дали осно­ вание высказать предположение, которое затем было подтверждено на морфологическом материале, о том, что в узком межпозвоночном промежутке лежит недоразвитый межпозвоночной диск с неполно­ ценными эпифизарными ростковыми пластинками. В таких случаях, несмотря на наличие полу позвонка, число эпифизарных ростковых пластинок с обеих сторон позвоночника одинаковое, и деформация последнего заметно не прогрессирует.

Рис 4.2. Рентгенограмма девочки 10 лет. Клиновидный полупозвонок Lv—Si (слева) и полупозвонок Thvn—Thvni (справа), блокированные с вышележащими позвонками. Рис. 4.3. Аномалия сегментации позвоночника, правосторонний грудопоясничный сколиоз. Одностороннее расположение (справа) трех клиновидных полупозвонков.

а — рентгенограмма мальчика в возрасте одного года;

б — рентгенограмма того же ребенка в возрасте 7 лет.

В то же время наличие «активного» полупозвонка может обусловить развитие выраженной деформации позвоночника. Иллюстрацией сказанного служит наблю­ дение, касающееся девочки 13 лет, у которой в раннем детстве появился левосторонний грудопоясничный прогрессирующий сколиоз, достигший к 12-летнему возрасту IV степени с дугой искривления позвоночника в 90°. При рентгенологическом иссле­ довании обнаружены клиновидный Thx, бабочковидный Thxi и spina bifida Lv (рис. 4.5, а, б). Изучение макропрепарата позвоночника больной (она погибла от причины, не связанной с основным заболеванием) показало, что межпозвоночное пространство между телами Thx и Thxi на выпуклой стороне имеет такую же высоту, как нижележащие пространства, а на вогнутой стороне межпозвоночное пространство не выражено. При гистологическом исследовании межпозвоночного диска и прилежащих к нему участков тел Thx и Thxi установлено, что на вогнутой стороне фиброзное кольцо практически не выражено, а ростковые хрящевые эпифизарные пластинки истончены (рис. 4.5, в). На выпуклой стороне искривления (рис. 4.5, д) колончатое строение хряща чередуется с участками скопления хрящевых клеток в виде округлых образований. На вогнутой же стороне (рис. 4.5, г) хрящевые клетки расположены в основном в виде тонкого слоя, причем на некоторых участках этот слой прерывается и отдельные хрящевые клетки расположены здесь изолированно. Кроме того, на Рис. 4.4. «Неактивные» полупозвонки Li (справа и слева) и Ьц, Ьщ (справа);

рахишизис шести верхних грудных позвонков.

а — рентгенограмма позвоночника девочки в возрасте одного года;

б — рентгенограмма того же ребенка в возрасте 7 лет: отмечается спаяние I—IV поясничных позвонков и полупозвонков (сколиоз здесь не образовался);

сколиоз III степени в грудном отделе.

вогнутой стороне отмечаются истончение замыкательной костной пластинки и на­ рушение ее непрерывности. Полученные данные свидетельствуют о неполноценности межпозвоночного диска (в том числе ростковых эпифиарных хрящевых пластинок) на вогнутой стороне искривления, причем эти изменения носят врожденный характер.

Таким образом, при изучении рентгенограмм позвоночника сле­ дует обращать особое внимание на межпозвоночные промежутки непосредственно выше и ниже клиновидного полу позвонка, и, если одно из пространств значительно уже другого, можно предположить, что это «неактивный» полупозвонок и что в дальнейшем именно здесь наступит синостоз с ближайшим к нему позвонком. Вместе с тем нельзя думать, что прогрессирование врожденного сколиоза при наличии клиновидного полупозвонка связано только с соотношением числа эпифизарных ростковых пластинок на обеих сторонах позвоночника. Несомненно, процесс этот более сложный и касается не только области расположения клиновидного полупоз­ вонка, правда, при «активном» полупозвонке дуга искривления по Рис. 4.5. Врожденный левосторонний грудопоясничный сколиоз.

а — рентгенограмма позвоночника;

б — рентгенограмма позвоночника, включающего бабочковидный Thix. фрагмента дуги искривления звоночника имеет меньший радиус кривизны (более крутая), чем при идиопатическом сколиозе. Какова же должна быть тактика ортопеда при выявлении врож­ денного клиновидного полупозвонка? Мы уже сказали выше, что «активный» полупозвонок в перспективе обусловливает прогрессирование деформации позвоночника. Следовательно, необходимо предпринять действия, блокирующие такой позвонок. Наиболее ща­ дящим вмешательством, на наш взгляд, является резекция межпоз­ воночного диска с соответствующими эпифизарными пластинками клиновидного полупозвонка и прилежащего к нему позвонка. Об­ разовавшийся дефект заполняют костной стружкой-трансплантатом и создает условия (корсет) для образования в этом сегменте костного блока. Эта операция соответствует тому вмешательству, которое описал R. Roaf под названием «эпифизеодез тел позвонков». Вряд ли целесообразно в указанном случае прибегать к удалению клиновидного полу позвонка, поскольку при этом, во-первых, обра­ зуется большой дефект и получить после этого костный блок труднее, чем при эпифизеодезе;

во-вторых, операция становится более трав­ матичной, так как в зону оперативного действия вовлекается до­ полнительный межпозвоночный сосудисто-нервный пучок, и, нако­ нец, в-третьих, поскольку пациентом является маленький ребенок (ведь операция показана лишь при активном эпифизарном росте Рис. 4.5. Продолжение.

в, г, д — микрофото. Объяснение в тексте. На рис. 4.5, в квадратами обозначены у ч а с т к и, изображенные на рис. 4.5, г и рис. 4.5, д под большим увеличением.

позвоночника) с пока еще небольшой деформацией позвоночника, нет нужды устранять ее путем сегментарной резекции. Такая операция показана в старшем подростковом возрасте, у пациента с развившейся деформацией позвоночника, и целью ее является уменьшение, в частности, горба. Однако в грудном и грудопоясничном отделах позвоночника удаление переднего кли­ новидного полупозвонка бывает технически трудным. Поэ­ тому Я. Л. Цивьян (1973) предлагает в таких случаях осуществ­ лять сегментарную вертебротомию с одномоментной коррекцией и передним спондилодезом. 4.3.2. Нарушение сегментации позвоночника Относительно часто клиновидные позвонки и полупозвонки сочета­ ются с другими аномалиями развития позвоночника, в частности с нарушением сегментации в более широких масштабах (см. рис. 4.3). Эта аномалия относится к раннему периоду эмбриогенеза. У человеческого эмбриона 5 нед клетки, окружающие хорду, разделяются межсегментарными артериями на сегменты — склеротомы. В дальнейшем клетки склеротомов, располагающиеся вблизи межсегментарных артерий, дифференцируются в позвонок, а уда­ ленные от них — в межпозвоночный диск. Это приводит к тому, что происходит пересегментировка позвонков: если на более ранней стадии развития межсегментарные артерии разделяли склеротомы, то в дальнейшем они соответствуют середине тела позвонка. Именно к этой стадии эмбрионального развития, по-видимому, и относятся аномалии сегментации. По тем или иным причинам (например, вследствие нарушения формирования сосудистой системы позвоночника) пересегментировка позвонков происходит не «по го­ ризонтали», а по косой плоскости. Таким образом формируется сегмент позвоночника, состоящий из наклоненных позвонков и за­ канчивающийся клиновидными пол у позвонками. Обычно такая ано­ малия развития позвоночника не ведет к значительной деформации его, поскольку при нарушении сегментации происходит, по-види­ мому, равномерное распределение ростковых элементов с обеих сторон позвоночника. 4.3.3 Блокирование (конкресценция) позвонков Врожденные синостозы (блокирование) позвонков имеют большое практическое значение в ортопедии и рентгенологии. Они могут быть полными и частичными. При полном блокировании наступает слияние соседних позвонков и в области тела, и в заднем отделе. Полное блокирование чаще наблюдается в шейном отделе позво­ ночника и лежит в основе болезни Клиппеля — Фейля (см. раздел 2.1). С. А. Рейнбергу удалось доказать, что изолированные врож­ денные сращения шейных позвонков закономерно осложняются в сравнительно раннем возрасте (иногда к 40 годам) вторичным де­ формирующим спондилезом на ограниченном участке выше и ниже блокированных позвонков вследствие, как полагает автор, усиленных компенсаторных движений выше и ниже неподвижного костного блока. Развивающийся болевой синдром на почве указанного пато­ логического сочетанного процесса С. А. Рейнберг выделил и описал как самостоятельную клинико-рентгенологическую болезненную форму. Говоря о синостозах шейных позвонков, нельзя не упомянуть об аномалиях развития в черепно-шейной области. В ряде исследо­ ваний (Н. А. Батуев, А. А. Дешин, В. А. Дьяченко, С. А. Рейнберг, И. А. Мовшович, Ш. Ш. Шотемор и др.) обращено внимание на особенности атлантозатылочного синостоза и манифестации Ci (вы­ явление затылочного позвонка). В ряде случаев блокированный с затылочной костью атлант суживает большое затылочное отверстие, а зуб Си оказывает давление на продолговатый или спинной мозг. С. А. Рейнберг отмечал, что наблюдающаяся, правда редко, частич­ ная или полная агенезия зуба обусловливает нарушение устойчи­ вости шейно-затылочной области. К весьма редкой врожденной аномалии развития позвоночника относится одновременное блокирование позвонков во всех отделах позвоночника. Такое наблюдение описано Г. И. Турнером. Речь идет об анатомическом препарате позвоночника, состоящем из грудных и поясничных позвонков (рис. 4.6). Он привлекает к себе внимание характером деформации в зависимости от локализации синостоза между позвонками. Чаще всего отмечается блокирование передних отделов тел по­ звонков, и это находит объяснение в эмбриогенезе позвоночника. И. А. Мовшовичем (1960) показано, что формирование диска про­ исходит сзади наперед, т. е. в то время как сзади тела позвонков на определенной стадии развити уже разделены сформировавшимся диском, спереди они еще переходят одно в другое. И если на этой стадии (5—7 нед эмбриогенеза) произойдет остановка развития, образуется переднее блокирование тел позвонков, что ведет к фор­ мированию кифотической деформации. 4.3.4. Spina bifida Большую группу врожденных аномалий развития позвоночника со­ ставляют передняя и особенно задняя расщелины позвонка — spina bifida anterior и spina bifida posterior. Прежде чем излагать вопросы, связанные с этими аномалиями развития, следует напомнить, что позвонок в своем развитии проходит три стадии: перепончатую, хрящевую и костную, причем оссификация его происходит, согласно данным большинства авторов (В. П. Воробьев, Д. С. Рыдлевский, В. А. Дьяченко, И. А. Мовшович, Ch. G. Schmorl, Alexander и др.), из трех ядер — одного в теле и двух в дуге (рис. 4.7). К моменту рождения ребенка еще не происходит слияния ядер оссификации. По мнению большинства авторов, синостоз ядер окостенения в об­ ласти основания остистого отростка (т. е. закрытие spina bifida) на­ ступает к 3 годам (В. А. Бец, П. Ф. Лесгафг, А. И. Струков и др.). Од­ нако Б. Г. Михайловский указывает, что в некоторых случаях слияние этих ядер в пояснично-крестцовой области затягивается до 12—13 лет. Большая частота spina bifida posterior в этой области послужила осно­ ванием для некоторых авторов (С. А. Рейнберг, С. Ф. Мамойко и др.) рассматривать ее не как аномалию развития позвоночника, а как ва­ риант нормы. Неполное заращение дуг Si наблюдается, по данным С. А. Рейнберга, в 30—35% случаев, а в 3—5% случаев крест­ цовый канал остается сзади открытым — spina bifida sacralis totalis (рис. 4.8). О происхождении расщелин позвонка имеются различные точки зрения. Одна группа авторов полагает, что первичным в механизме возникновения spina bifida является порок развития медуллярной трубки, другие считают, что первичным является порок развития мезобласта или позвоночника в более позднем периоде развития зародыша. Вместе с тем генез spina bifida до сих пор остается неясным. Передняя и задняя расщелины позвонка могут проходить по срединной линии, а также располагаться асимметрично. В ряде случаев щель располагается косо. Нередко концы незаращенной дуги вдавливаются в просвет позвоночного канала и вызывают ком­ прессию дурального мешка. В области незаращенных дуг позвонков отмечаются различные патологические образования в виде плотных фиброзных тяжей, хрящевой ткани, фибром, фиброзного изменения паутинной оболочки, спаек между корешками. Указан­ ные образования могут явиться основой даже при spina bifida occulta для раз­ вития болевого синдрома, который протекает по типу пояснично-крестцового ра­ дикулита. Р а х и ш и з и с — одно­ временное незаращение те­ ла и дуги позвонка. Эта па­ тология чаще всего встреча­ ется в поясничном отделе позвоночника и обычно комбинируется с другими аномалиями развития по­ звонков. Если расщепление позвонков происходит по срединной линии, то де­ формация позвоночника может быть незначительной или вовсе не выражена. Од­ Рис. 4.8. Макропрепарат. Spina bifida sacralis totalis. нако при асимметричном и косом расположении щели в сочетании с другими анома­ лиями развития этих позвонков (например, односторонней микроспондилией половины позвонка, аномалией суставных отростков) разви­ вается выраженная деформация позвоночника (рис. 4.9). 4.3.5. Сакрализация и люмбализация (переходный пояснично-крестцовый позвонок) Под сакрализацией понимают переход Lv в крестцовый отдел — спаяние его с крестцом, а под люмбализацией — переход (отделение) Si В поясничный отдел. Трудности определения принадлежности переходного позвонка к поясничному или крестцовому отделу по­ звоночника, что невозможно иногда решить даже на анатомических препаратах, послужили основанием к введению термина «переход­ ный пояснично-крестцовый позвонок» (С. А. Рейнберг, Д. Г. Рохлин, И. Л. Тагер). Однако этот термин до сих пор не получил достаточно широкого распространения. Наличие сакрализации или люмбализации часто рассматривают как причину деформации позвоночника (в частности, сколиоза), а также как морфологический субстрат пояснично-крестцовых болей. Однако такая точка зрения отвергается многими исследователями (С. А. Рейнберг, А. Е. Халявин, И. С. Рыжов, И. А. Мовшович, O'Reilly, Fullenlove, Williams и др.). Различают истинную полную сакрализацию, когда имеет место Рис. 4.9. Рахишизис Ljv и Lv с микроспондилиеи левых половин их и аномалией суставных отростков у девочки 12 лет.

а — рентгенограмма;

б — гипертрихоз в нижнепоясничном отделе.

костное слияние увеличенного поперечного отростка Lv с крестцом или синхондроз поперечного отростка его с подвздошной костью (рис. 4.10). Это довольно частая аномалия развития позвоночника: по Б.Г.Михайловскому, она встречается в 11% случаев, по Д. И. Фортушнову — в 10,77%, С. А. Рейнберг приводит несколько меньшие цифры (5—7%). Неполная сакрализация характеризуется увеличением поперечных отростков последнего поясничного позвонка. В зависимости от соотношения переходного позвонка с крест­ цом — наличие костного спаяния (с одной или обеих сторон), формирование сочленения — переходный позвонок может быть по­ движным или неподвижным. Все виды такой аномалии развития позвоночника И. Л. Тагер сводит к следующей схеме.

I. Симметричный переходный позвонок: а) двусторонний синостоз с крестцом (неподвижен);

б) двустороннее сочленение (подвижен). II. Асимметричный переходный позвонок: а) односторонний синостоз (неподвижен);

б) одностороннее сочленение (подвижен);

в) односторонний синостоз при наличии сочленения с противоположной стороны (неподвижен).

От истинной односторонней сакрализации следует отличать лож­ ную сакрализацию, возникающую при пояснично-крестцовом ско лиозе вследствие торсии и наклона Lv и наложения тени поперечного отростка его на подвздошную кость. Рентгенограмма в косой проекции, а также изуче­ ние предшествующих рен­ тгенограмм больного, когда сколиоз был менее выра­ жен, позволяют исключить ошибочный диагноз. К лож­ ной сакрализации С. А. Рейнберг относит также окосте­ нение подвздошно-поясничной связки. Двусторонние сакрали­ зация и люмбализация обычно не сочетаются с деформацией позвоночни­ ка и потому в этом отно­ шении имеют относитель­ ный практический инте­ рес. В то же время при Рис. 4.10. Макропрепарат. Сакрализация. односторонней сакрализа­ ции и люмбализации встре­ чается сколиотическое иск­ ривление позвоночника, однако связь сколиоза с этой аномалией развития не может счи­ таться установленной. Что касается пояснично-крестцовых болей, наблюдающихся иног­ да при переходном поясничном или крестцовом позвонке, то они возникают не в результате костной компрессии корешков в меж­ позвоночном отверстии Lv—Si, а вследствие других при­ чин. Ch. G. Schmorl и И. С. Рыжков доказали, что при переходных позвонках не происходит сужения межпозвоночного отверстия. Мало того, даже при сужении межпозвоночных отверстий, что всегда имеет место при сколиозе на вогнутой стороне искривления позвоночника, сдавления спинномозговых нервов костью не проис­ ходит (И. А. Мовшович). И тем не менее нередко при переходном пояснично-крестцовом позвонке отмечаются поясничные боли. Ос­ новным моментом, определяющим связь синдрома поясничной боли с переходным позвонком, И. Л. Тагер считает наличие подвижности в аномальном сочленении, в котором развиваются, на что указал еще Р. Р. Вреден, явления спондилоартроза. Помимо того, боль мо­ жет быть связана с межпозвоночным остеохондрозом, развиваю­ щимся в диске аномального позвонка, в частности с дегенеративными разрастаниями в сторону позвоночного канала. Немалое значение также имеет развивающийся стаз в межпоз­ воночных венах и венах позвоночного канала.

Лечение поясничных болей, связанных с переходным пояснично-крестцовым позвонком, исходя из изложенного, в основном ана­ логично лечению, применяемому при межпозвоночном остеохонд­ розе.

4.3.6. Аномалии суставных отростков. Большую главу врожденных аномалий развития позвоночника со­ ставляют аномалии суставных отростков пояснично-крестцовой об­ ласти. И. Л. Тагер и В. Ф. Куприянов приводят следующие разно­ видности их: 1) аномалии положения фасеток по отношению к сагиттальной плоскости тела («аномалия тропизма» по Putti);

2) по­ ворот длинной оси фасетки к длинной оси тела;

3) аномалия ве­ личины отростка или только фасетки;

4) сочленения верхушки су­ ставного отростка с дугой соседнего позвонка;

5) отсутствие сус­ тавных отростков и др. Авторы полагают, что аномальные суставные отростки в силу своей функциональной неполноценности механически или рефлекторно могут вызывать нарушение статического равновесия позво­ ночника. Аналогичная мысль высказывается и рядом других авторов, которые связывают аномалии суставных отростков с развитием ско­ лиоза (Kienbock, Miiller, Riickensteiner и др.). Однако наблюдения показывают, что аномалии суставных отростков не могут считаться безусловной причиной деформации позвоночника. Аномалии развития суставных отростков, так же как и другие аномалии пояснично-крестцовой области, часто ставят в связь с появляющимися поясничными болями. Такая связь действительно логична, поскольку неправильное врожденное соотношение сустав­ ных фасеток способствует развитию явлений деформирующего спондилоартроза в более ранний период, чем это может иметь место при нормальных суставных отростках. И совершенно справедливо поэтому замечание С. А. Рейнберга о том, что для возникновения пояснично-крестцовых болей важна не анатомия сама по себе, т. е. не анатомия должна оцениваться как непосредственная причина возникновения болей, а осложнение аномалии приобретенным вто­ ричным патологическим процессом, чаще всего деформирующим спондилоартрозом.

4.3.7. Sacrum acutum Sacrum acutum — «острый крестец» — выявляется довольно часто при исследовании больных с поясничными болями. Это тоже своего рода аномалия развития позвоночника. Обычно «острый крестец» сочетается с уплощением поясничного лордоза. В результате амор­ тизационные свойства поясничного отдела значительно падают и основная нагрузка концентрируется в области Lv—Si. Sacrum acutum — это проявление дисплазии позвоночника, обыч но сочетается с другими диспластическими изменениями, например аномалией суставных отростков, когда, с одной стороны, плоскость дугоотростчатого сустава располагается сагиттально (и поэтому хо­ рошо видна на прямой рентгенограмме), а с другой — фронтально (и на прямой рентгенограмме щель не видна);

как правило, при этом наблюдается spina bifida sacralis. Какой угол наклона крестца следует считать нормальным? Прежде всего, этот угол индивидуален. Однако многочисленные измерения пояснично-крестцового угла по боковым рентгенограм­ мам, сделанным при положении пациента на боку в средней позиции, позволяют определить усредненную величину угла. Ко­ нечно, наиболее точные данные можно было бы получить при изучении боковых рентгенограмм, сделанных в положении чело­ века стоя, однако наиболее распространена рентгенография в по­ ложении больного лежа, и поэтому для ортопеда важно знать величину угла, измеренного именно по рентгенограмме, сделанной в положении лежа. Поскольку при «остром крестце» вместе с отклонением кзади крестца обычно наклоняется кпереди также и Lv, линию отсчета (вертикаль) проводят по передней поверхности тела LIV. Вторую линию проводят по передней поверхности двух верхних крестцовых позвонков (ниже этого уровня крестец изгибается кпереди). Пере­ сечение указанных линий и определяет пояснично-крестцовый угол, который равен 120—130° (рис. 4.11). При «остром крестце» он может достигать иногда 90°. До тех пор пока не начали проявлять себя дегенеративные из­ менения в пояснично-крестцовом сегменте (а это происходит обычно в возрасте 40 лет и старше), такая патология остается в основном бессимптомной. Отмечаются лишь более быстрая утомляемость по­ звоночника, стремление пациента занять при этом определенную облегчающую «неудобство» позу. Однако в дальнейшем появляются боли в пояснично-крестцовой области, которые уменьшаются или исчезают, когда пациент, на­ пример, сгибает позвоночник. Затем по мере развития дегенератив­ ного процесса в дугоотростчатых суставах, межпозвоночных дисках боли нарастают и принимают характер люмбаго или типичного болевого корешкового синдрома — радикулита. К особенностям «острого крестца» следует отнести развитие дегенеративного процесса в межостистых связках нижнепояснично-крестцового сегмента позвоночника в результате смыкания ос­ тистых отростков (Rissanen определяет такую картину как «це­ лующиеся» остистые отростки — «kissing spine»), что ведет к постепенному разрушению связок. Эта патология известна под названием болезни Бааструпа. Лечение ее сводится к комплексу консервативных методов, применяемых при радикулите, а в ряде случаев ставятся показания к операции — иссечению пораженной связки и пластическому восстановлению связочного аппарата по­ яснично-крестцового сегмента позвоночника.

4.4. СКОЛИОЗ Сколиоз относится к числу наиболее сложных проблем ортопедии. Под сколиозом, или сколиотической деформацией позвоночного стол­ ба, в литературе понимается боковое искривление позвоночника во фронтальной плоскости. О чистом боковом искривлении позвоночника приходится гово­ рить только на ранних стадиях развития заболевания. По мере прогрессирования болезни и увеличения степени деформации во фронтальной плоскости возникает и второй вид искривления позво­ ночника в сагиттальной плоскости (кифоз). Помимо искривления во фронтальной и сагиттальной плоскостях, происходит скручивание позвоночника вокруг вертикальной оси (в горизонтальной плоско­ сти). Такая сложная многоосевая деформация позвоночника неиз­ бежно приводит к деформации ребер и грудной клетки в целом, изменению ее формы и нарушению нормального взаиморасположе­ ния органов грудной клетки и систем человеческого организма. У больных сколиозом развивается физическая неполноценность, нарушается сердечно-сосудистая и дыхательная недостаточность, возникают глубокие психические страдания вследствие больших кос­ метических дефектов. Несмотря на большие успехи, достигнутые в лечении данного заболевания, еще много неясного в этиологии и патогенезе сколиоза. А это значит, что вопросы профилактики и лечения детей, страдающих сколиозом, будут совершенствоваться по мере развития многих моментов этиопатогенеза заболевания. Этиопатогенез. Сколиоз представляет собой полиэтиологичное заболевание. В некоторых случаях причина развития сколиоза пред­ ставляется совершенно явной, а в других ее можно лишь предпо­ лагать. Все существующие формы сколиоза могут быть разделены на две основные группы: врожденные и приобретенные [Зацепин Т. С, 1949;

Чаклин В. Д., 1957;

Games, 1967, и др.]. В основе врожденных сколиозов лежат аномалии развития позвоночника онтогенетическо­ го значения (по классификации В. А. Дьяченко, 1949). К ним должны быть отнесены сколиозы на почве клиновидных позвонков, доба­ вочных клиновидных позвонков, асимметричный сколиоз тел по­ звонков, сколиоз вследствие синостоза поперечных отростков, дуг, ребер и др. В основе возникновения и развития приобретенных форм сколиоза лежат различные заболевания, перенесенные больными ранее. Наиболее спорной группой являются так называемые идиопатические сколиозы, или сколиозы с невыясненной причиной. По ряду клинических признаков идиопатические сколиозы представляют от­ дельную группу, отличающуюся временем появления деформации, особенностями прогрессирования, а главное, развитием определен­ ных типов искривлений, не свойственных приобретенным сколиозам. Все это дает право выделить идиопатические сколиозы в отдельную нозологическую группу. По чисто клиническим признакам к ним близки так называемые диспластические сколиозы, т. е. сколиозы, в основе которых лежат те или иные особенности строения, главным образом пояснично-крестцового отдела позвоночника. Выделение диспластических сколиозов из группы идиопатических было пред­ ложено А. А. Козловским и получило дальнейшее развитие в работах ряда отечественных ортопедов. В поисках причин возникновения идиопатического сколиоза мно­ гие авторы отдавали предпочтение роли рахита. Однако при под­ робном анализе развития рахита и сколиоза установлены сущест­ венные несоответствия. Рахит — это заболевание в основном раннего детского возраста, в то время как сколиоз появляется позже, когда обычно деформации, обусловленные рахитом, исчезают. Известно, что рахитические деформации легко исправляются с ростом ребенка, в то время как сколиоз такой особенностью не обладает. Одной из теорий развития идиопатического сколиоза, привлекшей многочисленных сторонников, является теория нарушения мышеч­ ного равновесия. Она была выдвинута Н. Андри и в последующем получила развитие в работах Volkmann (1882), Schulthess (1902), Hoffa (1902), P. P. Вредена (1927), M. И. Куслика (1952). Особенно много сделали для утверждения теории мышечного равновесия пред­ ставители школы польского ученого Gruca. Сторонники этой теории усматривают причину возникновения сколиотической болезни в не­ достаточности и слабости мышечно-связочного аппарата позвоноч­ ника вследствие врожденной гипотонии мышц, очень быстрого роста скелета в определенных периодах развития, перегрузках и некоторых заболеваниях. В доказательство своей теории авторы указывают на слабость мышечной системы у больных со сколиозом. Однако при подробном анализе результатов исследования мышц можно обосно­ ванно утверждать, что обнаруженные изменения носят вторичный характер. Так, А. С. Янковская (1961) доказала, что после успешного лечения сколиоза биоэлектрическая асимметрия мышц со временем исчезала и нормализовалась. Определенный интерес представляют и данные, полученные Т. И. Черкасовой, которая показала, что изменения нервно-мышечного аппарата не носят локального харак­ тера, а выходят за пределы уровня деформации позвоночника. Она установила, что эти изменения локализуются не на перифе­ рии, т. е. в мышцах, и не в периферических нервах, а в клетках спинного мозга. Многие авторы считают, что идиопатический сколиоз может быть следствием скрыто протекающего полиомиелита. Однако успешная профилактика полиомиелита не уменьшила числа больных сколи­ озом. Известны сколиозы, возникающие на почве сирингомиелии и нейрофиброматоза. Многие авторы объясняют возникновение ско­ лиоза нарушением нервной трофики в дисках и позвонках. Е. А. Абальмасова и соавт. (1968) пришли к заключению, что причиной возникновения сколиоза у большинства больных является врожден­ ная спинномозговая патология, дизрафический статус. Получила распространение также и теория, объясняющая раз­ витие сколиоза первичным нарушением роста отдельных элементов позвоночного столба. Эта теория обоснована фактом развития при сколиозе структурных изменений в позвонках, таких как скручи­ вание позвонков, или торсия, клиновидная форма тел позвонков и др., и базируется на известном законе Гюнтера — Фолькманна, согласно которому рост костной ткани, находящейся под большой нагрузкой, замедляется и структура ее уплотняется, и, наоборот, те части, которые менее нагружены, имеют возможность более быстрого роста. Bisgord и Musselmann (1940) считают, что причина идиопатического сколиоза заключается в односторонней задержке роста одного или нескольких позвонков, возникающей вследствие эпидистрофии или врожденной аномалии. Обменная теория была представлена в работах I. Ponsetti (1960), который показал, что в основе идиопатического сколиоза лежат врожденные расстройства обмена соединительной ткани. Автор ус­ тановил общие признаки у больных с идиопатическим сколиозом и болезнью Марфана. В эксперименте подобная картина наблюдалась при кормлении животных, в частности кроликов, мукой из бобов душистого горошка. Это состояние определяется как остеолатеризм и характеризуется изменениями в обмене соединительной ткани с ослаблением связи между эпифизарными пластинками и костью, следствием чего является эпифизеолиз и, как правило, грудной сколиоз. I. Ponsetti объяснил, что ротация позвонков при сколиозе зависит от слабости фиброзного кольца и увеличения внутридискового давления, обусловленных в свою очередь изменениями в гликозаминогликанах коллагена межпозвоночных дисков в период юно­ шеского роста. А. И. Казьмин, занимавшийся более 30 лет вопросами этиопатогенеза сколиоза, придавал основное значение в развитии заболевания изменениям в межпозвоночном диске. А. И. Казьминым совместно с учениками [Фишенко В. Я., 1967, 1973;

Плотникова И. И., 1971;

Мицкевич В. А., 1983;

НазадзеТ. И., 1985;

Черкашов А. М., 1989] накоплены факты, обосновывающие собственную патогенетическую теорию развития сколиоза. Суть состоит в следующем: нарушенный обмен соединительной ткани приводит к эпифизеолизу, но к раз­ витию сколиоза приводит не сам эпифизеолиз, а связанное с ним смещение студенистого ядра в выпуклую сторону. Децентрированное ядро нарушает нормальную подвижность позвоночника и предоп­ ределяет развитие деформации. Все это происходит в начале фор­ мирования последней. В дальнейшем включаются мышечная систе­ ма, все механизмы равновесия и сохранения устойчивой позы, все процессы компенсации и, наконец, нарушение роста. А. И. Казьмин подчеркивал, что не исключает важного значения состояния нерв­ но-мышечного аппарата и нарушения процессов роста, поскольку они играют важную роль в развитии деформации. Но в то же время он подчеркивал, что первичным является смещение студенистого ядра вследствие эпифизеолиза, а все остальные факторы — вторич­ ные. Другим важным шагом в изучении этиопатогенеза сколиоза яв­ ляется комплексное исследование диспластического синдрома уче­ ными ЦИТО им. Н. Н. Приорова. Главная задача исследований состояла в том, чтобы провести корреляцию между изменениями нервной системы, нервно-мышечного аппарата, клинической и рент­ генологической картин и изменениями обмена соединительной ткани у больных со сколиозом различного происхождения. Было установ­ лено, что имеются одинаковые изменения у больных с врожденным, диспластическим и идиопатическим сколиозами. Разница заключа­ лась лишь в разной степени выраженности изменений. Поскольку клинические, неврологические, электрофизиологические и биохи­ мические изменения во всех группах были идентичными, есть все основания считать, что этиология врожденного, диспластического и идиопатического сколиозов одинакова. В связи с этим в дальнейшем вместо термина «идиопатический» стали применять «диспластический». Типы сколиозов. При появлении сколиотической деформации позвоночника важное значение имеет локализация первичной кри­ визны, т. е. тип сколиоза. От уровня расположения основной дуги бокового искривления позвоночника зависят течение и прогноз бо­ лезни. В нашей стране получила распространение классификация, предложенная W. Schulthess (1905—1907) и дополненная на осно­ вании исследований И. И. Плотниковой (1971). Авторы выделяют пять типов бокового искривления позвоночника.

1. Шейно-грудной (или верхнегрудной). 2. Грудной. 3. Грудопоясничный (или нижнегрудной). 4. Поясничный. 5. Комбинированный, или S-образный, с двумя первичными ду­ гами искривления. При определении типа сколиоза исходят из локализации пер­ вичной кривизны, для выявления которой используют следующие признаки: 1) первичность ее появления;

2) стабильность;

3) выра­ женность структурных изменений в позвонках данной кривизны;

4) величину деформации;

5) расположение компенсаторных противоискривлений выше и ниже основной кривизны. Ш е й н о - г р у д н о й, и л и в е р х н е г р у д н о й, с к о л и о з. Вер­ шина искривления позвоночника располагается на уровне Thn—Thvi. Это редкая форма сколиоза. В большинстве случаев причинами развития верхнегрудного сколиоза являются различные аномалии в строении позвоночника. В прогностическом плане верхнегрудной сколиоз малоблагоприятен в результате образования к концу периода роста позвоночника выраженной деформации, приводящей к грубым косметическим нарушениям со стороны грудной клетки, шеи, пле­ чевого пояса и даже лица. Г р у д н о й с к о л и о з. Данный тип сколиоза относится к наи­ более злокачественным искривлениям как по течению, так и по прогнозу. Имеет тенденцию к быстрому прогрессированию, в боль­ шинстве случаев приводит в конце развития процесса к тяжелым деформациям на уровне Thvi—Thx. Грудной сколиоз является на­ иболее распространенным и занимает первое место среди других типов деформаций. При первичной грудной кривизне, которая, как правило, располагается справа, формируются две вторичные дуги — одна выше основного искривления, другая ниже, в поясничном отделе. Необходимо отметить, что выраженная деформация позво­ ночника и грудной клетки ведет к значительным изменениям фун­ кции внутренних органов, в частности органов дыхания и кровооб­ ращения, что в свою очередь усугубляет тяжесть заболевания. Грудопоясничный, или нижнегрудной, сколиоз. Этот тип сколиоза занимает промежуточное положение между груд­ ным и поясничным типами искривления как по своей локализации, так и по течению и прогнозу. Эта деформация позвоночника с вершиной основного искривления на Thx—Thxii. Основное искрив­ ление позвоночника может располагаться слева, и в таких случаях деформация имеет благоприятное течение и лучший прогноз, при­ ближаясь к эволюции поясничных сколиозов. Течение правосторон­ них грудопоясничных сколиозов более неблагоприятно и приближа­ ется к эволюции грудного сколиоза. П о я с н и ч н ы й с к о л и о з. Наиболее часто встречающийся тип сколиоза. Вершина деформации основного искривления располага­ ется на уровне La—Lm, чаще слева. Поясничный сколиоз в боль­ шинстве случаев не вызывает значительных изменений со стороны корпуса. Ось позвоночника нарушается мало, в связи с чем сохра няется вполне удовлетворительное положение тела. В отдельных случаях наклон таза может быть единственным клиническим про­ явлением, указывающим на наличие сколиоза. Комбинированный, или S-образный, сколиоз. К данной группе сколиозов относятся деформации позвоночника с двумя равнозначными искривлениями, имеющими вершину грудной кривизны на уровне Thvii—Thvm и поясничной на уровне Li—Ln. При этом учитываются: 1) соотношение основных дуг искривления;

2) величина углов грудной и поясничной кривизны;

3) количество позвонков, входящих в ту или другую дугу искривления;

4) степень торсии позвонков и направление их ротации в выпуклую сторону каждого искривления;

5) стабильность грудной и поясничной кри­ визны. Известно, что основные дуги, образующие этот тип сколиоза, должны быть первичными. Появляясь одновременно, оба искривле­ ния развиваются параллельно, и только при значительно выражен­ ных деформациях грудное искривление может обогнать в своем развитии поясничное. S-образный сколиоз является уравновешенным типом, в связи с чем деформация позвоночника менее выражена, чем при грудном типе. Однако тенденция данного типа сколиоза к прогрессированию, особенно в пубертатный период, дает основание отнести эти сколиозы к неблагоприятным типам искривлений. Прогнозирование развития сколиоза. Зная тип искривления и особенности его развития, можно более или менее точно судить о дальнейшей судьбе больного. Однако знание типа сколиоза не дает ответа на вопрос, будет ли искривление прогрессировать или же оно останется стабильным. Несомненно то, что чем раньше появится деформация, тем более выраженной она может стать при прогрессировании сколиоза к концу роста скелета. Прогрессирование искривления находится в прямой зависимости от того, в каком возрасте выявлен сколиоз, или, точнее, от возраста, когда произошел первый «толчок» прогрессирования. Установлено, что прогрессирование деформации по­ звоночника связано с периодом усиленного роста ребенка — предпубертатным и пубертатным, когда происходит перестройка эндо­ кринной системы, нарушение метаболизма костной, хрящевой и соединительной ткани, который, как известно, контролируется эн­ докринной системой. Научными исследованиями Е. Н. Бахтиной и М. Г. Дудина (1993) доказано, что прогрессирование сколиоза про­ исходит на фоне гормонального дисбаланса, проявляющегося повы­ шением в сыворотке крови содержания андрогенных гормонов: дегидроэпиандростерона и в меньшей степени тестостерона и кортизола. Доказана прямая связь между характером течения сколиоза у детей и степенью выраженности дисбаланса, а также связь между остановкой прогрессировать и нормализацией гормонального про­ филя ребенка в позднем пубертате. Таким образом, развитие сколиоза происходит одновременно с ростом позвоночника, поэтому тщательное наблюдение за ростом ребенка весьма важно при лечении сколиоза. Наиболее опасным возрастом для развития сколиоза является 12—13 лет. Risser пред­ ложил судить об окончании роста позвоночника по состоянию апо­ физа подвздошной кости. Апофиз подвздошной кости становится видным на рентгенограммах с появлением ядра оссификации, ко­ торое обычно возникает в области верхних передних подвздошных остей, а затем процессы оссификации распространяются по направ­ лению к задним остям. Разные степени покрытия подзвдошных костей ядрами окостенения (тест Риссера) обозначаются римскими цифрами: I — появление ядер;

II — их развитие до середины крыла подвздошной кости;

III — полное покрытие крыла подвздошной кости;

IV — полное спаяние ядер с основной костью. Тест Риссера указывает, что время, в течение которого возможно прогрессирование деформации, весьма индивидуально и подвержено большим колебаниям. Необходимо обратить внимание на то, что этот тест указывает на возможность прогрессирования или же на то, что процесс прогрессирования закончился, но не указывает на обязательность прогрессирования. Заслуживают внимания и прогно­ стические признаки, непосредственно отражающие состояние раз­ личных тканей позвоночника, предложенные И. И. Коном и И. А. Мовшовичем. Признак Кона — расширение межпозвоночных щелей. Автор на основании изучения рентгенограмм детей дошкольного и младшего школьного возраста со сколиозом выявил на вогнутой стороне ис­ кривления не сужение межпозвоночных щелей, как это бывает обычно, а, наоборот, расширение. Одновременно выявлены и оваль­ ные закругления тел позвонков в сторону вогнутости. Дальнейшее наблюдение за детьми с наличием данного признака Кона показало резкое прогрессирование искривления у всех этих больных на про­ тяжении всего периода. Рассматриваемый рентгенологический сим­ птом наблюдается в самом начальном периоде болезни и, будучи более ярко выраженным у маленьких детей, почти полностью ис­ чезает к 12 годам. При наличии симптома расширения межпозво­ ночных щелей деформация позвоночника будет прогрессировать и больной нуждается в упорном ортопедическом лечении. Признак Мовшовича — остеопороз тел позвонков. При изучении рентгенограмм больных сколиозом было отмечено, что на некоторых из них на выпуклой стороне дуги искривления наблюдается отно­ сительный остеопороз нижнебоковых сегментов позвонков. На ос­ новании детального анализа динамики рентгенограмм больных ско­ лиозом с наличием данного признака автор сделал вывод, что при наличии этого признака деформация позвоночника неуклонно про­ грессирует. Определение величины деформации. Для решения вопроса о методах лечения и для прогноза заболевания, кроме этиологии сколиоза и типа искривления, большое значение имеет величина деформации, или ее степень. Сколиоз не возникает сразу в виде грубой деформации, а в подавляющем большинстве случаев разви­ вается из подвижных нефиксированных искривлений. Стабильность деформации объясняется как развитием контрактуры мышц и связок 6—1241 позвоночника, так и изменением формы позвонков. Появление ос­ новного искривления сразу ведет к развитию компенсаторных иск­ ривлений. Первичное искривление быстро приобретает свойство структурной деформации, тогда как вторичное еще некоторое время может сохранить свойство функционального искривления. Струк­ турные изменения в позвонках выражаются в виде скручивания — торсии последних и образования клиновидной формы тел позвонков. Развитие структурных изменений закрепляет деформацию позво­ ночника и делает невозможным исправление ее консервативными методами. Применение того или иного метода лечения во многом зависит от величины деформации и ее стабильности. Для оценки эффективности применяемого метода лечения необхо­ дима единая и достаточно объективная оценка величины деформации. Угол искривления определяют на рентгенограммах позвононика, вы­ полненных в положении стоя и лежа с тем, чтобы сразу получить пред­ ставление о подвижности деформированного позвоночника и о возмож­ ности коррекции. Для измерения угла деформации и определения ее тяжести и степени на рентгенограммах во фронтальной плоскости по­ сле определений нейтральных и вершинных позвонков используют ме­ тод Кобба или Ферпоссона. По методу Ферпоссона линии проводят между центральными точками тел вершинного и нейтральных позвон­ ков верхней и нижней полудуг деформации. Пересечение линий на вершине деформации и дает угол искривления. По методу Кобба с пло­ щадок нейтральных позвонков восстанавливают перпендикуляры. Их пересечение и составляет искомый угол. Для определения наклона поясничного отдела по методу Фер­ поссона проводят линию между наивысшими точками гребней под­ вздошных костей и линию, соединяющую центральную точку тела нейтрального позвоночника с серединой основания Lv. Пересечение этих двух линий и дает угол наклона поясничного отдела позво­ ночника, и он всегда меньше 90°. По методике Кобба угол наклона определяют по пересечению линий, проведенных между наивысшими точками гребней подвздош­ ных костей, и перпендикуляром, восстановленным с площадки тела нейтрального позвонка. Е. А. Абальмасова (1965) предложила измерять угол сколиоза по сумме углов, образованных клиновидными телами позвонков и меж­ позвоночных щелей. Предложены различные классификации определения степени де­ формации. Наиболее удачной, получившей признание у ортопедов, является классификация В. Д. Чаклина (1958), которая учитывает истинный угол основной кривизны: I степень — 180—175° II степень — 174—155° Ш степень — 154—100° IV степень — 90° и менее. Вопрос о стабильности деформации при сколиозе имеет не только теоретический, но и большой практический интерес, поскольку ле­ чение больных с подвижными или стабильными деформациями тре бует дифференцированного подхода. То же самое можно сказать и об оценке результатов лечения. A. И. Казьмин (1961) предложил использовать для определения степени стабильности индекс стабильности, который рассчитывают по следующей формуле:

••• Индекс стабильности - }яп~* * где а —величина искривления в градусах в положении больного лежа, ai — величина того же угла в положении стоя. Выражения 180—а, 180—ai представляют собой величину смеж­ ного угла, по которому в настоящее время определяют величину искривления почти все ортопеды мира. Полученные результаты будут колебаться от 1 при самых стабильных сколиозах до 0 в случае совершенно мобильных сколиозов. Индекс стабильности у больных с одинаковым углом искривления может быть различным. Чем менее стабильна деформация, тем легче исправить ее опера­ тивным путем и затем удержать в исправленном состоянии.

Лечение сколиоза. Это актуальная проблема ортопедии. Большинство ортопедов, ссылаясь на Гиппократа, считают, что первые упоминания о лечении сколиоза принадлежат ему. Трактуя возникновение сколиоза как нарушение мышечного рав­ новесия, он пытался исправить деформацию позвоночника с помощью двойного вытяжения туловища больного путем удержания надплечий и нижних конечностей с одновременным давлением на уровне горба. Метод Гиппократа получил широкое распространение в древности и просуществовал без изменений до начала XVI в. В I в. н. э. Цельс при лечении сколиоза применил специальную лечебную гимнастику и водные процедуры. В XVI в. Амбруаз Паре предложил для лечения использовать корсет собственной конструкции. В дальнейшем были предложены различные вари­ анты корсетов, в основе действия которых положены два принципа: коррекция деформации путем тракции туловища по оси и фиксация достигнутой коррекции. В настоящее время широкое распространение получил корсет Мильвоки, в нашей стране широко распространены корсеты ленинградского типа и типа ЦНИИПП — ЦИТО. Необходимо отметить, что в настоящее время большинство ортопедов реко­ мендуют использовать корсеты в комплексе консервативной терапии или после операций. Ведущее значение при лечении сколиоза придавалось и придается лечебной физкультуре. В начале XX в. наибольшее распространение получила гимнастика Клаппа, целью которой было воздействие только на позвоночник и окружающие его мышцы для увеличения мобильности позвоночника. B. Н. Мошков, А. Ф. Каптелин, А. М. Рейзман и Ф. И. Багров предложили целе­ направленную систематическую дозированную тренировку при сколиозе, которая воздействует не только на позвоночник, а на весь организм в целом, улучшает функции дыхательной и сердечно-сосудистой систем. Mechele и одновременно с ним И. И. Кон предложили специальный комплекс упражнений, направленных на тре­ нировку подвздошно-поясничной мышцы на вогнутой стороне искривления при грудопоясничном типе сколиоза (при данном типе авторы выявили контрактуру этой мышцы). Отечественным ученым принадлежит идея укрепления мышц туловища на выпуклой стороне искривления с помощью электростимуляции с целью стабилизации и остановки прогрессирования деформации. Я. М. Коцем, В. А. Хавилоном, Г. Г. Андриановой и другими установлено, что при электростимуляции можно получить гораздо быстрее прирост мышечной массы и силы, чем при обычной гимнастике. Метод электростимуляции получил широкое распространение в клиниках нашей страны. Axelgaard применил электростимуляцию паравертебральных мышц в течение 8—10 ч во время ночного сна и отметил хороший результат. Однако большинство ортопедов считают эффективной электростимуляцию при начальных степенях ско­ лиоза.

6* leu—ai В настоящее время большинство ортопедов полагают, что лечение сколиоза должно быть комплексным и включать в себя: 1) общеукрепляющее лечение, улучшающее общее самочувствие, функции дыхательной и сердечно-сосудистой систем;

2) лечебную гимнастику, позволяющую укрепить мышечный корсет и способствующую коррекции и стабилизации деформации;

3) массаж мышц туловища, укрепляющий мышцы и улучшаю­ щий их трофику;

4) водные процедуры, которые способствуют разгрузке позво­ ночника и улучшают функции органов дыхания;

5) электростимуляцию паравертебральных мышц на выпуклой стороне искривления, позволяющую избирательно воздействовать на определенные мышечные группы;

6) занятия спортом (волейбол, баскетбол, лыжи, стрельба из лука, плавание);

7) разгрузку позвоночника (вытяжение, специальные укладки, сон в гипсовой кроватке, школьные занятия в положении лежа, ношение ортопедических корсетов). В 1964 г. по инициативе ЦИТО в Москве была создана специ­ ализированная школа-интернат санаторного типа для детей со ско­ лиозом. В последующем данные учреждения были созданы во многих районах страны. Однако многие ортопеды считают, что даже комплексное кон­ сервативное лечение эффективно лишь при начальных степенях сколиоза. При тяжелых прогрессирующих формах сколиоза основ­ ным методом является хирургическое. Несмотря на то что первые операции при сколиозе были выпол­ нены в середине XIX в., хирургическое лечение сколиоза актуально и в настоящее время. Ортопедами было предложено несколько де­ сятков операций, однако и до сегодняшнего дня не существует идеального метода хирургической коррекции сколиотической дефор­ мации, что обусловливает поиск новых и разнообразных методов оперативной коррекции сколиоза. Все существующие операции при сколиозе условно можно разделить на пять групп. 1. Операции на мышцах и связочном аппарате. 2. Операции, направленные на реконструкцию грудной клетки. 3. Операции, направленные на фиксацию позвоночника. 4. Операции на телах и межпозвоночных дисках. 5. Операции, направленные на коррекцию и фиксацию сколио­ тической деформации с помощью металлоконструкций.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.