WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«ТРАВМАТОЛОГИЯ И ОРТОПЕДИЯ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ В 3 ТОМАХ Под редакцией члена-корр. РАМН Ю. Г. Ш А П О Ш Н И К О В А В МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 (31*3 ТРАВМАТОЛОГИЯ том 2 й МОСКВА ...»

-- [ Страница 9 ] --

при значительном сме­ щении (абдукционный перелом) в подмышечной ямке пальпируется периферический отломок. Рентгенография производится в двух (!) проекциях. При показаниях репозиция выполняется, как правило, в условиях стационара под общим обезболиванием и периодическим контролем рентгеновского экрана. После репозиции при абдукционных пере­ ломах руку фиксируют в среднефизиологическом положении. При аддукционном переломе со смещением отломков не всегда удается обычной репозицией сопоставить костные отломки, в связи с чем целесообразно применять метод, разработанный Уитменом и М. В. Громовым. В процессе репозиции один из помощников фик­ сирует надплечье, а другой осуществляет постоянную тягу по длине конечности, максимально отводя руку кверху. Хирург в это время устанавливает отломки в правильном положении, надавливая на их Рис. 14.3. Репозиция (а) и иммобилизация (б) при аддукционном переломе в проксимальном отделе плечевой кости по Уитмену—Громову. концы (осторожно — сосудисто-нервный пучок!). Руку фиксируют гипсовой лонгетой, переходящей на туловище, в том положении, в котором было достигнуто правильное положение отломков (рис. 14.3). Срок фиксации в гипсовой лонгете — 2 нед (время, необходимое для образования первичной костной мозоли). На 14— 15-й день снимают торакобрахиальную повязку, руку переводят в среднефизиологическое положение и вновь накладывают гипсовую лонгету на 2 нед (в общей сложности срок иммобилизации 28 дней). На фоне лечебной физкультуры и физиопроцедур движения в пле­ чевом суставе восстанавливаются в ближайшие 2—3 нед. При эпифизеолизах и остеоэпифизеолизах со значительным по­ вреждением ростковой зоны в отдаленные сроки может быть вызвано нарушение роста кости в длину. Диспансерное наблюдение осуще­ ствляют в течение 1,5—2 лет. Переломы диафиза плечевой кости у детей встречаются нечасто. Клиническая картина типична. Переломы в средней трети плечевой кости опасны вследствие возможного повреждения лучевого нерва, который на этом уровне огибает плечевую кость. Смещение отломков может вызвать травматический парез или, в тяжелых случаях, нарушение целости нерва. В связи с этим все манипуляции при переломе в средней трети диафиза плечевой кости необходимо про­ изводить с особой осторожностью. Применяют метод одномоментной закрытой репозиции с последующей фиксацией в гипсовой лонгете или метод скелетного вытяжения за проксимальный метафиз лок­ тевой кости, что дает лучший результат. Если при последующем рентгенологическом контроле обнаруживают вторичное смещение отломков, то его устраняют наложением корригирующих тяг. Об­ ращают внимание на правильность оси плечевой кости, ибо смещение костных отломков по длине до 2 см хорошо компенсируется, в то время как угловые деформации в процессе роста не устраняются. Переломы дистального конца плечевой кости у детей встречаются часто. Они составляют 64 % от всех переломов плечевой кости. Для диагностики повреждений в области дистального метаэпифиза плечевой кости наиболее удобной является классификация, пред­ ложенная Г. А. Баировым в 1960 г. (рис. 14.4). Чрез- и надмыщелковые переломы плечевой кости у детей — не редкость. Плоскость перелома при чрезмыщелковых поврежде­ ниях проходит через сустав и сопровождается разрывом суставной сумки и капсульно-связочного аппарата (95 % от всех поврежде­ ний). При надмыщелковых переломах плоскость перелома проходит через дистальный метафиз плечевой кости и не проникает в полость сустава (5 %). Механизм повреждения типичен — падение на вы­ тянутую или согнутую в локтевом суставе руку. Смещение дис­ тального отломка плечевой кости может быть в трех плоскостях: кпереди (при сгибательном чрез- или надмыщелковом переломе), кзади (при разгибательном переломе), кнаружи — в радиальную сторону или кнутри — в ульнарную;

отмечается также ротация отломка вокруг оси. При значительном смещении может наблюдаться нарушение иннервации в результате травмы локтевого, лучевого Чрезмыщелковые переломы плечевой кости Рис. 14.4. Переломы дистального метаэпифиза плечевой кости у детей по Г. А. Баирову.

или срединного нерва. Важно своевременно выявить нарушение периферического кровообращения. Пульс на лучевой и локтевой артериях может отсутствовать по 4 причинам: вследствие посттрав­ матического спазма артериальных сосудов, сдавления артериального сосуда костным отломком или нарастающим отеком и гематомой и разрыва сосудисто-нервного пучка (самое серьезное осложнение). При чрез- и надмыщелковых переломах плечевой кости со сме­ щением в подавляющем большинстве случаев применяют консер­ вативное лечение. Закрытую репозицию производят под общим обез­ боливанием и периодическим рентгенологическим контролем. Вве­ дение новокаина в область перелома не обеспечивает достаточной анестезии и релаксации мышц, что затрудняет манипуляции по сопоставлению отломков и удержанию их во вправленном положе­ нии. После хорошего сопоставления костных отломков обязателен контроль за пульсом, так как возможно сдавление плечевой артерии отечными мягкими тканями. После репозиции накладывают глубо­ кую заднюю гипсовую лонгету в том положении руки, в котором удалось зафиксировать костные отломки. При значительных отеках, неудаче одномоментной закрытой ре­ позиции целесообразно применить метод скелетного вытяжения за проксимальный метафиз локтевой кости с грузом от 2 до 3 кг. Если перелом нестабильный (чаще наблюдается при косой плоскости), можно воспользоваться чрескожной фиксацией костных отломков по К. Паппу (диафиксация) или чрескожным остеосинтезом пере­ крещенными спицами Киршнера по методике Джуде. При неудаче консервативного лечения и недопустимом смещении отломков может возникнуть необходимость в открытой репозиции. Операцию про­ изводят в крайних случаях: при повторных безуспешных попытках закрытой репозиции, при интерпозиции сосудисто-нервного пучка между отломками с угрозой образования ишемической контрактуры Фолькманна, при открытых и неправильно срастающихся переломах. Среди осложнений, которые возможны при этом виде перелома, следует отметить оссифицирующий миозит и оссификацию суставной сумки. Они наблюдаются у детей, которым производят неоднократ­ ные закрытые репозиции, сопровождающиеся разрушением грану­ ляций и первичной костной мозоли. По мнению Н. Г. Дамье, оссификация суставной сумки чаще всего развивается у детей со склон­ ностью к образованию келоидных рубцов. Неустраненные в процессе лечения внутренняя ротация и сме­ щение дистального фрагмента плечевой кости кнутри приводят к варусной деформации локтевого сустава. При отклонении оси пред­ плечья на 15° у девочек и на 20° у мальчиков показана корриги­ рующая чрезмыщелковая клиновидная остеотомия плечевой кости. Ее выполняют не ранее чем че­ рез 1—2 года после травмы по методу Баирова—Ульриха (рис. 14.5). Важное значение имеет предварительный расчет объема предполагаемой резекции кости. Производят рентгенографию двух локтевых суставов в строго симметричных проекциях. Про Рис. 14.5. Расчет клиновидной резекции плечевой кости по контурограмме (по Баирову—Ульриху).

а — варуснос отклонение оси предплечья после неправильно сросшегося чрезмыщелкового перелома плечевой кости;

/? — угол физиологического вальгуса на здоровой руке.

I II III Рис. 14.6. Этапы корригирующей чрезмыщелковой клиновидной остеотомии плечевой кости.

водят ось плечевой кости и ось костей предплечья. Определяют величину полученного угла а. Измеряют степень физиологического отклонения оси предплечья на здоровой руке — угол /3, прибавляют его значение к величине угла а и таким образом определяют угол предполагаемой резекции кости. Построение угла на контурограмме производят в области дистального метафиза плечевой кости на уровне или несколько ниже вершины ямки локтевого отростка. Стороны клина по величине должны максимально приближаться друг к другу. Этапы оперативного вмешательства представлены на рис. 14.6. Переломы надмыщелков плечевой кости являются характерными повреждениями для детского возраста (наиболее часто встречается у детей от 8 до 14 лет). Они относятся к апофизеолизам, так как в большинстве случаев плоскость перелома проходит по апофизарной хрящевой зоне. Наиболее часто встречается отрыв медиального надмыщелка плечевой кости. Его смещение связано с натяжением внутренней боковой связки и сокращением большой группы мышц, прикрепляющихся к надмыщелку. Нередко отрыв этого надмыщелка у детей сочетается с вывихом костей предплечья в локтевом суставе. При разрыве капсульно-связочного аппарата смещенный костный отломок может внедриться в полость локтевого сустава. В подобном случае происходит ущемление апофиза в плечелоктевом сочленении;

возможен парез локтевого нерва. Последствия несвоевременной ди­ агностики внедренного в полость сустава оторванного медиального надмыщелка могут быть тяжелыми: нарушение артикуляции в су­ ставе, тугоподвижность, гипотрофия мышц предплечья и плеча вследствие частичного выпадения функции руки. Извлечь костно-хрящевой фрагмент из полости сустава можно четырьмя способами: 1) при помощи однозубого крючка (по Н. Г. Дамье);

2) воспроизведением вывиха костей предплечья с последующим повторным вправлением (во время манипуляции от ломок может быть извлечен из сустава и репонирован);

3) в процессе оперативного вмешательства;

4) по методу В. А. Андрианова. Способ закрытого извлечения ущемленного медиального надмыщелка плечевой кости из полости локтевого сустава по Андрианову состоит в следующем. Под общим обезболиванием поврежденную руку удерживают в разогнутом положении и вальгируют в локтевом суставе, что приводит к расширению суставной щели с медиальной стороны. Кисть руки отводят в радиальную сторону для натяжения разгибателей предплечья. Легкими качательными движениями пред­ плечья и толчкообразным давлением по продольной оси конечности медиальный надмыщелок выталкивают из сустава, после чего про­ изводят репозицию. Если консервативное вправление не удается, по­ казана открытая репозиция с фиксацией медиального надмыщелка. Перелом головчатого возвышения плечевой кости (эпифизеолиз, остеоэпифизеолиз, перелом эпифиза) является внутрисуставным пе­ реломом и наиболее часто встречается у детей в возрасте от 4 до 10 лет. Повреждение сопровождается разрывом капсульно-связочного аппарата, а смещение костного отломка происходит кнаружи и книзу;

нередко наблюдается ротация головчатого возвышения до 90° и даже до 180°. В последнем случае костный отломок своей хрящевой поверхностью бывает обращен к плоскости излома пле­ чевой кости. Столь значительное вращение костного отломка зави­ сит, во-первых, от направления силы удара и, во-вторых, от тяги прикрепляющихся к латеральному надмыщелку большой группы мышц-разгибателей. При лечении детей с переломом головчатого возвышения пле­ чевой кости надо стремиться к идеальной адаптации костных от­ ломков. Неустраненное смещение костного фрагмента нарушает ар­ тикуляцию в плечелучевом сочленении, приводит к развитию псев­ доартроза и контрактуре локтевого сустава. При эпифизеолизах и остеоэпифизеолизах головчатого возвышения с небольшим смеще­ нием и ротацией костного отломка до 45—60° производят попытку консервативного вправления. Во время репозиции (для раскрытия суставной щели) локтевому суставу придают варусное положение, после чего давлением на костный отломок снизу вверх и снаружи кнутри производят вправление. Если репозиция не удается, а ос­ тавшееся смещение грозит возникновением стойкой деформации и контрактуры, возникает необходимость оперативного вмешательства. Открытая репозиция также показана при смещении и ротации ко­ стного фрагмента более чем на 60°, так как попытка вправления в подобных случаях почти всегда безуспешна. Кроме того, во время ненужных манипуляций усугубляются уже имеющиеся повреждения капсульно-связочного аппарата и прилежащих мышц, излишне трав­ мируются эпифиз и суставные поверхности костей, образующих локтевой сустав. Удобен оперативный доступ к локтевому суставу по Кохеру. После репозиции костные отломки фиксируют двумя перекрещенными спицами Киршнера. Хороший результат достига­ ется с помощью компрессирующего устройства, предложенного В. П. Киселевым и Э. Ф. Самойловичем.

Дети, перенесшие указанную травму, подлежат диспансерному наблюдению в течение 2 лет, так как не исключено повреждение ростковой зоны с образованием в поздние сроки деформации.

14.7. ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ ПРЕДПЛЕЧЬЯ Переломы костей предплечья у детей занимают первое место среди всех переломов костей конечностей. Возникают они чаще в резуль­ тате непрямой травмы при падении на вытянутую руку. Наиболее типичными переломами в области проксимального кон­ ца лучевой кости являются эпифизеолизы или остеоэпифизеолизы со смещением головки лучевой кости либо переломы, когда плоскость перелома проходит через метафиз в поперечном направлении. Пе­ реломы собственно головки лучевой кости исключительно редки и наблюдаются только у детей в возрасте 14—15 лет. Лечение зависит от степени смещения головки лучевой кости. Ос­ тавшееся смещение в пределах */з поперечника кости и под углом до 15° не отражается на функции конечности, так как по мере роста про­ исходит самокоррекция. При смещении головки лучевой кости под уг­ лом до 60—70° ее суставная поверхность ротируется и движение в плечелучевом суставе становится невозможным. При таких смещениях показана закрытая одномоментная репозиция по Свинухову. Репозицию сложных переломов производят, как правило, под общим обезболиванием и периодическим рентгенологическим кон­ тролем. Руку сгибуют под прямым углом в локтевом суставе. По­ мощник осуществляет противотягу за среднюю треть плеча. Хирург, обхватив предплечье пальцами обеих рук, осуществляет тягу по оси плеча и полные ротационные движения (положение крайней супи­ нации и пронации). После 10—12 подобных движений предплечье переводят в положение полной пронации и одномоментно медленно разгибают до 180°. Как правило, удается добиться хорошего сопо­ ставления отломков без дополнительных мероприятий. После репо­ зиции руку сгибают в локтевом суставе до прямого угла, сохраняя предплечье в пронированном положении. При смещении головки лучевой кости под углом до 80—90° закрытая репозиция может быть выполнена по Баирову: чрескожное вправление по принципу рычага при помощи иглы или спицы Киршнера. Оперативное вмешательство показано при полном отрыве головки лучевой кости с полным смещением и при неудаче консервативных методов вправления. Производят репозицию методом внедрения по Ру (сопоставление без внутренней фиксации) или осуществляют трансэпифизарный остеосинтез спицей Киршнера. Удаление головки лучевой кости, как это рекомендуется у взрослых, детям противо­ показано. Эта операция является калечащей, так как приходится удалять эпифизарный хрящ, за счет которого происходит рост лу­ чевой кости в длину (25 % от роста лучевой кости);

в дальнейшем возникают отклонения оси предплечья кнаружи и неустойчивость сустава.

Перелом локтевого отростка локтевой кости встречается в ос­ новном у детей старшей возрастной группы и возникает в результате прямого удара. При оценке данных рентгенологического исследова­ ния следует помнить, что ядро окостенения локтевого отростка появляется поздно (к 10—12 годам) и может быть фрагментированным. Последнее обстоятельство приводит к диагностической ошибке: нормальная структура локтевого отростка принимается за оскольчатый перелом. Лечение консервативное. Руку фиксируют в гипсовой лонгете в положении максимального разгибания. Оперативное вме­ шательство применяется при значительном смещении, неэффектив­ ности консервативного лечения, повторном переломе локтевого от­ ростка со смещением, а также при сложных комбинированных пе­ реломах и вывихах костей, образующих локтевой сустав, в сочетании с отрывом локтевого отростка. Остеосинтез осуществляется в основ­ ном П-образным швом или компрессионными винтами. Переломы диафизов костей предплечья у детей младшего возраста чаще бывают неполными, наблюдаются надломы по типу зеленой ветки или ивового прута;

у старших детей возможны полные или надкостничные переломы. Как правило, дистальные концы обеих костей предплечья смещаются к тыльной поверхности, образуя угол, открытый к разгибательной поверхности предплечья. При поднадкостничных переломах, надломах по типу зеленой ветки возможны диагностические ошибки, так как клиническая картина скудная и лишь рентгенография помогает поставить правильный диагноз. Если перелом не распознан, кость постепенно прогибается и через некоторое время обнаруживается ее искривление вследствие неправильного срастания отломков. Изолированные переломы локтевой кости у детей встречаются относительно редко. В то же время при переломе локтевой кости возможно сочетание перелома с вывихом головки лучевой кости — перелом Монтеджи и повреждение Брехта (перелом в области про­ ксимального метафиза локтевой кости). При этих переломовывихах нередки диагностические ошибки. Недиагностированный и невправленный вывих головки лучевой кости может вызвать ограничение движений в локтевом суставе и его стабильность. Чтобы диагности­ ровать даже небольшой подвывих головки лучевой кости, достаточно провести ось этой кости на снимке локтевого сустава в боковой проекции (линия Смита) и в переднезадней проекции (линия Гин­ збурга). Этапы вправления и репозиции переломовывиха Монтеджи представлены на рис. 14.7. Супинированное предплечье сгибают в локтевом суставе с одно­ моментной тягой по оси предплечья и производят давление на выступающую головку лучевой кости спереди назад и снаружи кнутри. При этом одномоментно удается установить отломки лок­ тевой кости. Руку сгибают в локтевом суставе под углом 60—70° и фиксируют в гипсовой лонгете сроком на 4—5 нед. При диафизарных переломах костей предплечья со смещением наибольшие трудности при репозиции возникают при косой и по­ перечной плоскостях перелома. В этой ситуации, когда костные Рис. 14.7. Этапы вправления и репозиции переломовывиха Монтеджи.

I — момент р е п о з и ц и и ;

II — репозиция завершена.

отломки с трудом удерживаются во вправленном положении, можно воспользоваться методом, который помогает справиться с трудным переломом: репозицию и фиксацию осуществляют при максимальном разгибании руки в локтевом суставе, по прямой оси руки. Если при репозиции не удается установить отломки в точное анатомическое положение конец в конец и остается допустимое смещение, то нет необходимости производить многократные повторные попытки за­ крытой репозиции. В процессе роста избыточная костная мозоль рассасывается, функция предплечья восстанавливается полностью, а форма предплечья исправляется. В этих случаях гипсовую лонгету накладывают в положении максимальной супинации во избежание срастания отломков локтевой и лучевой костей в месте перелома, так как это нарушает ротационные движения.

При переломах костей предплечья в дистальной трети со сме­ щением наиболее целесообразна репозиция «на перегиб». Травма­ толог одной рукой фиксирует предплечье и большим пальцем упи­ рается в дметальный отломок лучевой кости, а другой рукой осу­ ществляет тягу по длине и умеренно разгибает кисть. При давлении на дистальный фрагмент он скользит по центральному отломку и после сопоставления край в край кисть переводят в положение сгибания. Вправленные отломки фиксируют гипсовой лонгетой. Показания к оперативному вмешательству крайне ограничены;

неудача при консервативном лечении, интерпозиция мягких тканей, неправильно срастающиеся и неправильно сросшиеся переломы, от­ крытые переломы с обширным повреждением мягких тканей. Эпифизеолизы и остеоэпифизеолизы дистального конца лучевой кости занимают первое место среди этого вида повреждений. Репо­ зиция должна быть щадящей и полной, так как повреждение эпифизарного хряща может отразиться на росте кости в длину и вызвать деформацию типа Маделунга, которая с годами может увеличиться. При неправильно срастающихся эпифизеолизах и остеоэпифизеолизах дистального конца лучевой кости закрытая репозиция воз­ можна в первые 12 дней с момента травмы;

начиная с 13-го дня, оставшееся смещение можно устранить при помощи компрессионно-дистракционного аппарата Илизарова. Дети подлежат диспансерному наблюдению в течение 1,5—2 лет.

14.8. ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ КИСТИ Переломы костей запястья у детей встречаются чрезвычайно редко. Они возникают в результате прямой травмы, при падении на ладонь с вытянутой рукой. Чаще всего страдает ладьевидная кость, реже — полулунная. При клиническом обследовании, по тыльной поверхности в области лучезапястного сустава отмечается болезненная припух­ лость. Максимальная боль при пальпации соответствует локализации поврежденной кости. Сгибание и разгибание, приведение и отведе­ ние, а также ротационные движения болезненны. На рентгенограм­ мах определяется перелом, плоскость которого проходит в попереч­ ном направлении. Иммобилизация осуществляется гипсовой лонгетой, наложенной с ладонной стороны от головок пястных костей до проксимальной трети предплечья в положении легкого тыльного разгибания кисти. Срок фиксации 5—6 нед. Такой длительный срок иммобилизации обуслов­ лен недостаточным кровоснабжением костей запястья и возможностью развития асептического некроза в отдаленные сроки после травмы. Переломы пястных костей чаще наблюдаются у мальчиков, явля­ ются следствием травмы, полученной в драке. Наиболее типичны суб­ капитальные переломы IV и V пястных костей с угловым смещением под действием удара и тяги межкостных и червеобразных мышц с об­ разованием угла, открытого в ладонную сторону. При переломах со смещением производят репозицию под проводниковой или местной анестезией с последующей фиксацией в гипсовой лонгете.

Перелом в области проксимального метафиза I пястной кости, остеоэпифизеолиз или эпифизеолиз (перелом Беннета) возникают в результате чрезмерного ладонного сгибания I пястной кости, при­ чем происходит внутрисуставной отрыв костного фрагмента от ос­ нования пястной кости. Вправление производят вытяжением за I палец при отведении и разгибании I пястной кости с одновременным давлением на сместившийся к тыльной поверхности проксимальный костный отломок. Срок иммобилизации — до 3 нед. Переломы фаланг пальцев кисти — преимущественно результат прямого воздействия силы, причем, как правило, удар приходится по тыльной поверхности пальцев или по длиной оси (удар мячом во время игры, удар во время драки и др.). Обычно наблюдаются переломы без смещения или с незначительным угловым смещением. Угол открыт к сгибательной поверхности пальцев. У детей младшего возраста встречаются неполные переломы. При играх в ручной мяч возникают переломы тыльного отдела основания дистальной фалан­ ги, сочетанные с разрывом сухожильного растяжения разгибателя пальца. Нередко наблюдается отрыв небольшого костного фрагмента вблизи сустава. При показаниях к репозиции применяют обезболивание по методу Оберега—Лукашевича. Если у ребенка перелом или эпифизеолиз проксимального конца дистальной фаланги с разрывом сухожильного растяжения разгибателя пальца, показана иммобилизация в гипсовой лонгете при максимальном разгибании концевого межфалангового сустава и сгибании под прямым углом выше межфалангового со­ членения. При переломах дистальной фаланги с размозжением мяг­ ких тканей (чаще всего при ущемлении дверью) не следует спешить с отсечением ушибленных тканей и фаланги. В подобных случаях может быть выполнена первичная кожная пластика кожным лос­ кутом на ножке, выкроенным на ладонной поверхности кисти, для закрытия скальпированной раны пальца, особенно с обнажением и выстоянием кости дистальной фаланги. Эта операция предупреждает процесс грубого рубцевания с деформацией дистальной фаланги, при этом восстанавливается тактильная чувствительность.

14.9. ВЫВИХИ ВЕРХНЕЙ КОНЕЧНОСТИ Травматический вывих головки плечевой кости у детей встречается редко. Наблюдается в основном в старшей возрастной группе. Ме­ ханизм повреждения, который приводит к вывиху головки плечевой кости у взрослых, в детском возрасте вызывает травматический эпифизеолиз или остеоэпифизеолиз. Этому способствуют большая эластичность и прочность капсульно-связочного аппарата у детей. Наиболее типичным смещением головки плечевой кости у детей при травматическом вывихе является нижнеподкрыльцовое. Диагноз не представляет затруднений. Следует дифференциро­ вать от перелома в области проксимального конца плечевой кости. Рентгенологическое исследование уточняет диагноз. Вправление травматического вывиха производят по способу Кохера или Джа нелидзе. Опыт лечения детей с данной патологией показывает, что восстановление конгруэнтности сустава нередко происходит до пол­ ного завершения всех моментов вправления. Срок иммобилизации — до 2 нед. ЛФК и физиопроцедуры рекомендуются до полной реа­ билитации. При занятии спортом на ближайшие 3 мес исключают борьбу и прыжки с упором на руки. При соблюдении всех сроков реабилитации релюксации не наблюдается. Сложность анатомического строения локтевого сустава, состоя­ щего из сочленения плечевой, локтевой и лучевой костей, а также своеобразие капсульно-связочного аппарата создают предпосылки для возникновения разнообразных вывихов костей предплечья. Эти повреждения занимают первое место среди всех вывихов, встреча­ ющихся в детском возрасте. Вывихи сопровождаются значительным повреждением капсульно-связочного аппарата и нередко сочетаются с переломом костей предплечья, отрывками надмыщелков плечевой кости. Нарастающий отек и смещение костей могут привести к сдавлению сосудов и нервов и тяжелым последствиям. Выделяют наиболее характерные повреждения: 1) вывих обеих костей пред­ плечья;

2) изолированный вывих головки лучевой кости и подвывих той же кости;

3) переломовывих — вывих с сопутствующим пере­ ломом локтевой кости в области проксимального метаэпифиза, с эпифизеолизом или остеоэпифизеолизом головки лучевой кости или с переломом шейки лучевой кости со смещением головки, переломом головки мыщелка плечевой кости, повреждениями типа Монтеджи. Задний или задненаружный вывих костей предплечья возникает в результате падения на вытянутую и разогнутую в локтевом суставе руку. Вследствие резкого переразгибания в локтевом суставе кости предплечья смещаются кзади или кзади и кнаружи, а плечевая кость дистальным концом разрывает суставную сумку и смещается кпереди. При пальпации области локтевого сустава в локтевом сгибе удается прощупать выступающий суставной конец плечевой кости, а при задненаружном вывихе четко определяется головка лучевой кости. Хорошим дифференциально-диагностическим клиническим признаком является определение треугольника Гюнтера и признака Маркса. Всегда надо иметь в виду возможность перелома плечевой кости в области дистального метаэпифиза. Чрезмыщелковый перелом пле­ чевой кости нередко принимают за травматический вывих костей предплечья и производят безуспешные попытки вправления, которые еще больше травмируют параартикулярные ткани, способствуют увеличению отека и кровоизлияния. При вывихе костей предплечья без отрыва костной ткани, как правило, не наблюдается кровоиз­ лияния в мягкие ткани в области локтевого сустава. На рентгено­ граммах особое внимание обращают на медиальный надмыщелок плечевой кости, который при вывихе костей предплечья нередко смещается по апофизарной линии и при разрыве суставной капсулы может внедриться в полость сустава. После вправления (или само­ вправления) костный отломок может ущемиться в плечелоктевом сочленении, что обычно приводит к тугоподвижности сустава.

Рис. 14.8. Варианты травматических вывихов костей предплечья у детей.

Наиболее типичные возможные варианты травматических выви­ хов костей предплечья у детей представлены на рис. 14.8. Необходимо возможно более раннее одномоментное вправление вывиха костей предплечья под проводниковой анестезией или общим обезболиванием. Приемы вправления наиболее характерного задненаружного вывиха костей предплечья у детей состоят в следующем (по А. В. Итинской). Одной рукой травматолог охватывает нижнюю треть плеча и большим пальцем нащупывает головку лучевой кости. Другой рукой охватывает предплечье в нижней трети и производит тракцию по длине, ротирует и переводит предплечье в положение максимальной супинации. Вправление осуществляют без большого физического насилия, быстро, без сгибания или разгибания пред­ плечья. После вправления движения в локтевом суставе становятся возможными почти в полном объеме. При оставшемся подвывихе выявляется характерное пружинящее сопротивление при попытке согнуть или разогнуть предплечье. После вправления вывиха про­ изводят контрольное рентгенологическое исследование (до наложе­ ния гипсовой лонгеты!) с целью выявления возможного отрывного перелома с ущемлением костного фрагмента в полости сустава, а также восстановления конгруэнтности суставных поверхностей. За­ тем накладывают заднюю гипсовую лонгету от головок пястных костей до верхней трети плеча в среднефизиологическом положении сроком на 7 дней. В восстановительном периоде надо соблюдать несколько рекомендаций: тепловые процедуры должны быть уме­ ренными, лечебную физкультуру надо проводить без боли, массаж области локтевого сустава противопоказан. Родители ребенка дол­ жны быть предупреждены о длительности восстановительного пе­ риода. Подвывих головки лучевой кости встречается исключительно у детей преддошкольного возраста. Его называют также «вывих от вытягивания» или «болезненная пронация маленьких детей». По­ вреждение наблюдается главным образом у детей в возрасте от 1 года до 3 лет. В дальнейшем частота этого повреждения резко снижается, а у детей старше 6 лет представляет исключение. Причиной, вызывающей подвывих головки лучевой кости, явля­ ется обычно движение, при котором рука ребенка, находящаяся в вытянутом положении, подвергается резкому растяжению за кисть или нижний конец предплечья по продольной оси конечности чаще вверх, иногда вперед. Из анамнеза удается установить, что ребенок оступился или поскользнулся, а взрослый, который вел его, держа чаще всего за левую руку, потянул за нее, чтобы удержать ребенка от падения. Иногда такое растяжение руки происходит во время игры, когда его, взяв за обе руки, вращают вокруг себя, или при надевании и снимании узкого рукава. В некоторых случаях взрослые указывают, что рука при этом хрустнула. Механизм данного повреждения можно представить следующим образом: резкое потягивание за руку по продольной оси конечности приводит к тому, что головка лучевой кости частично выскальзывает из пока еще недостаточно развитой кольцевой связки, в которой как бы ущемляется. С. Д. Терновский указывал на такие возрастные анатомические особенности связочного аппарата и костно-мышечной системы у детей до 3-летнего возраста, как более позднее развитие наружной части дистального мыщелка плечевой кости, слабость мышц и тонкость суставной сумки. Кроме того, капсула сустава между плечевой костью и головкой лучевой кости шире и образует складку, которая вдается в полость сустава. Указанные анатомиче­ ские особенности несомненно способствуют подвывиху головки лу­ чевой кости у детей младшего возраста. Какова бы ни была причина, вызвавшая повреждение, ребенок вскрикивает от боли, после чего сразу перестает двигать рукой и держит ее с тех пор в вынужденном положении, вытянув вдоль туловища, слегка согнув в локтевом суставе. Механизм травмы и клиническая картина всегда типичны. Рука ребенка свисает вдоль туловища, подобно парализованной, в поло­ жении легкого сгибания в локтевом суставе и пронации. Особенно болезненны ротационные движения. При пальпации иногда удается определить наиболее болезненную точку, которая локализуется в проекции головки лучевой кости. На рентгенограммах локтевого сустава патологических изменений не обнаруживается. Вправление подвывиха головки лучевой кости в первые сутки после травмы производится легко и без предварительного обезбо­ ливания. Предплечье осторожно переводят в положение сгибания под прямым углом в локтевом суставе, что для ребенка болезненно, захватывают кисть больного одноименной рукой, фиксируя при этом запястье, а другой рукой обхватывают локоть и, слегка надавливая большим пальцем для контроля на головку лучевой кости, делают движение полной супинации. При этом ребенок испытывает неко­ торую боль, а палец вправляющего ощущает щелканье или легкий хруст. Ребенок сразу успокаивается и буквально через несколько минут начинает свободно пользоваться рукой, как здоровой. В неко­ торых случаях вправление сразу не удается и данный прием приходится повторить 2—3 раза. В иммобилизации нет необходимости. Травматический вывих фаланг пальцев кисти у детей встречается относительно редко. Повреждение происходит в результате чрез­ мерного переразгибания пальцев. Наиболее часто у детей возникает вывих в пястно-фаланговом сочленении I пальца кисти. При полном вывихе активные и пассивные движения отсутствуют, при неполном отмечаются ограничение движений и умеренная деформация. Ди­ агноз уточняют после рентгенографии. Вправление неосложненного вывиха обычно не вызывает затруднений. При интерпозиции сухо­ жилия длинного сгибателя I пальца и ущемлении его между головкой пястной кости и проксимальной фалангой пальца может потребо­ ваться оперативное вмешательство.

14.10. ПЕРЕЛОМЫ БЕДРЕННОЙ КОСТИ Переломы бедренной кости у детей составляют 4% от всех случаев переломов костей конечностей и требуют, как правило, стационар­ ного лечения. По локализации различают переломы в области про­ ксимального отдела бедренной кости (эпифизеолизы и остеоэпифизеолизы головки, переломы шейки), чрез- и подвертельные пере­ ломы, отрывы (апофизеолизы) большого и малого вертелов, диафизарные переломы и переломы в области дистального метаэпифиза бедренной кости. Повреждения проксимального метаэпифиза бедренной кости, в частности травматические эпифизеолизы и остеоэпифизеолизы го­ ловки и переломы шейки бедренной кости, в детском возрасте встречаются крайне редко. Они возникают в результате падения с большой высоты на одноименный бок или при ударе непосредственно в область большого вертела. Редкость подобных переломов у детей объясняется эластичностью костной ткани и толстым слоем эпифизарного хряща шейки бедренной кости. Эпифизеолизы и остеоэпи­ физеолизы головки бедренной кости чаще всего возникают на па­ тологическом фоне у больных, имеющих гормональный сдвиг. Клиническая картина характерна. Нога слегка ротирована кна­ ружи и приведена вследствие рефлекторного сокращения ягодичных мышц. Положительный симптом «прилипшей пятки». Боль в области тазобедренного сустава усиливается при пассивных и активных дви­ жениях. Большой вертел при переломах со смещением стоит выше линии Розера—Нелатона. Рентгенологическое исследование уточня­ ет диагноз. При травматических эпифизеолизах головки и переломах шейки бедренной кости без смещения показана длительная иммобилизация конечности на отводящей шине Белера или гипсовой повязке с тазовым поясом, наложенной в положении отведения и внутренней ротации. Срок иммобилизации от 2 до 3 мес с последующей дли­ тельной разгрузкой (до 1,5—2 мес). При переломах со смещением костных отломков применяют скелетное вытяжение на функцио­ нальной шине Белера с максимальным отведением ноги. Спицу Киршнера проводят через дистальный метафиз бедренной кости. Применение лейкопластырного вытяжения при указанных повреж­ дениях недостаточно, так как не удается устранить смещение от­ ломков и исправить шеечно-диафизарный угол. У детей со «свежими» эпифизеолизами и остеоэпифизеолизами со смещением головки бедренной кости весьма эффективна одно­ моментная закрытая репозиция костных отломков. Ее производят под общим обезболиванием и рентгенологическим контролем. Чрескожный остеосинтез осуществляют пучком спиц Киршнера (4—5 спиц) с иммобилизацией в кокситной гипсовой повязке. При неудаче консервативного лечения переломов шейки бедренной кости пока­ зано оперативное вмешательство с остеосинтезом. Наиболее типичными осложнениями при указанных переломах являются образование посттравматической варусной деформации и развитие асептического некроза головки бедренной кости. При пе­ реломах шейки бедренной кости у детей сроки иммобилизации должны быть максимальными (до 2—4 мес) с последующей раз­ грузкой травмированной конечности (до 6 мес);

целесообразны ле­ карственная терапия, физиопроцедуры, электромагнитная стимуля­ ция и др. Изолированный перелом большого вертела возникает в случае приложения насилия непосредственно к большому вертелу. Отломки обычно не смещаются (удерживаются мощным сухожильным рас­ тяжением, покрывающим поверхность большого вертела). Функция конечности страдает обычно мало. Рентгенограмма подтверждает диагноз. В травматологии детского возраста большее значение имеет изолированный перелом малого вертела бедренной кости, который относится к отрывным переломам (апофизеолиз) и возникает в результате кратковременного и резкого напряжения подвздошно-поясничной мышцы. Наиболее типичным примером может служить повреждение, полученное при прыжке через спортивный снаряд с разведенными ногами. Клинически определяются боль в области перелома, затруднение приведения ноги и сгибания в тазобедренном суставе. Лечение состоит в иммобилизации конечности на функци­ ональной шине Белера или в гипсовой лонгете сроком до 3—4 нед. Перелом диафиза бедренной кости у детей относится к наиболее частым повреждениям и локализуется в основном в средней трети (60%). В 29% случаев перелом возникает в нижней трети и в 1% — в проксимальном конце бедренной кости. Чаще всего пере­ ломы возникают при падении с высоты или во время подвижных игр, катания на коньках, лыжах и с ледяных горок. Наиболее тяжелые повреждения бедренной кости у детей наблюдаются при уличной транспортной травме.

У детей встречаются эпифизеолизы и остеоэпифизеолизы дистального конца бедренной кости со смещением костных отломков кпереди и в боковую сторону. Повреждение возникает при прямом механизме травмы и нередко сопровождается значительным смеще­ нием. У детей грудного возраста, особенно страдающих рахитом, наблюдаются характерные переломы по типу ивового прута в нижней трети бедренной кости. В подобных случаях только рентгенологи­ ческое исследование помогает поставить диагноз. Диагностика не представляет трудностей при наличии классиче­ ских признаков: боль, нарушение функции, изменение контуров бедра, крепитация отломков, патологическая подвижнось. Лечение детей с переломами диафиза бедренной кости, как и взрослых, состоит из трех основных этапов: 1) вправление перелома;

2) удержание в правильном положении до консолидации перелома;

3) восстановление функции поврежденной конечности. Основной метод лечения — вытяжение, различное в зависимости от возраста ребенка и характера перелома. Неудовлетворительные результаты лечения при переломах бедренной кости со смещением в большинстве случаев объясняются применением гипсовых повязок, которые не гарантируют от вторичных смещений с образованием деформаций типа галифе. Детей до 3-летнего возраста с переломами бедренной кости лечат вертикальным вытяжением по Шеде. Вытяжение осуществляют при помощи лейкопластыря, полоски которого приклеивают к наружной и внутренней поверхностям бедра и голени. Во избежание пролежней в области лодыжек в петлю лейкопластыря вставляют дощечку-рас­ порку. Ногу, разогнутую в коленном суставе, подвешивают на любой раме (удобнее всего дуга Назарова) с грузом от 1,5 до 3 кг. При достаточном грузе ягодица на больной стороне должна быть при­ поднята над плоскостью кровати на 2—3 см. У беспокойных детей, которых трудно удержать в правильном положении, применяют вертикальное вытяжение за обе ноги, что удобно для ухода за ребенком. Бедренная кость в этом возрасте нормально срастается в среднем за 2—3 нед. При лейкопластырном вертикальном вытяжении по Шеде дей­ ствие растягивающей силы передается мышцам через покрывающие их мягкие ткани. Поэтому лучший эффект наблюдается в случае приложения силы на возможно большей площади. Максимальный растягивающий эффект достигается в области проксимальных концов наклеенных полос. Поэтому лейкопластырь накладывают на всю конечность независимо от уровня перелома. К осложнениям при накожном вытяжении относятся ссадины и фликтены на коже, ма­ церация кожи, сползание повязок и пролежни, увеличение смещения отломков. У детей старше 3 лет применяют классическое скелетное вытя­ жение на функциональной шине Белера при помощи спицы Киршнера, которую проводят через проксимальный метафиз большеберцовой кости ниже ее бугристости, реже — через нижний метафиз бедренной кости (в основном при эпифизеолизах и остеоэпифизео лизах со смещением головки, переломах шейки, под- и чрезвертельных переломах бедренной кости). Одномоментная закрытая ре­ позиция под общим обезболиванием с периодическим рентгеноло­ гическим контролем показана при поперечных переломах бедренной кости с большим смещением отломков на 3—5-е сутки с момента наложения скелетного вытяжения. Тот же метод применяют при переломах в нижней трети бедренной кости или эпифизеолизах и остеоэпифизеолизах, когда дистальный отломок ротируется и уходит кпереди и наверх. В последнем случае ногу, согнутую в коленном суставе, после репозиции фиксируют гипсовой повязкой. Оперативное вмешательство при переломах бедренной кости по­ казано при неудаче консервативного лечения, интерпозиции мягких тканей между отломками, открытых переломах со значительным повреждением мягких тканей и при неправильно сросшихся пере­ ломах. Опыт лечения детей с переломами бедренной кости показал, что в большинстве случаев открытая репозиция производится по поводу переломов в области проксимального конца. Интрамедуллярный металлоостеосинтез бедренной кости стержнем Богданова, гвоздем ЦИТО и др. практически не отражается на росте кости в длину. Срок консолидации перелома бедренной кости зависит от харак­ тера повреждения, стояния отломков в процессе лечения, а также возраста и общего состояния ребенка к моменту повреждения. У детей моложе 3 лет кости срастаются к концу 3-й недели, от 4 до 7 лет — к концу 4—5-й недели, а у детей старшей возрастной группы — примерно через 1,5 мес. Сроки иммобилизации удлиня­ ются у детей ослабленных, страдающих гиповитаминозом, рахитом, больных туберкулезом, а также при патологических и открытых переломах, оставшихся допустимых смещениях костных отломков. В процессе допустимы угловое смещение до 10° в плоскости движения конечности, а также укорочение в пределах от 1 до 1,5 см, которое с ростом бедра всегда компенсируется. Варусное или вальгусное отклонение оси бедра, а также ротационные смещения следует устранять полностью. Укорочение более 2 см остается и может отразиться на функции ноги, изменить походку, правильное поло­ жение таза и вызвать компенсаторное искривление позвоночника.

1 4. 1 1. ПОВРЕЖДЕНИЯ КОЛЕННОГО СУСТАВА Повреждения области коленного сустава у детей встречаются отно­ сительно часто;

ведущее место занимает гемартроз. Более сложные повреждения наблюдаются при внутри- и околосуставных переломах, таких как перелом межмыщелкового возвышения болыыеберцовой кости, перелом или вывих надколенника, отрыв костно-хрящевого фрагмента мыщелка бедренной кости, эпифизеолиз и остеоэпифизеолиз костей, образующих коленный сустав, повреждение менисков и капсульно-связочного аппарата коленного сустава. Повреждения менисков коленного сустава у детей встречаются редко и лишь в старшем возрасте. Мениски повреждаются чаще всего при спортивных травмах, прыжках, быстром повороте бедра при прочно фиксированной голени, ударе по мячу и пр. Медиальный мениск повреждается чаще латерального. Это обстоятельство обус­ ловлено более тесной связью с поперечной и боковой связками сустава, его сумкой, вследствие чего медиальный мениск более фиксирован, чем латеральный, и чаще подвергается травмам. Ос­ новными признаками являются локальная боль по внутренней по­ верхности коленного сустава на уровне суставной щели, периоди­ чески возникающие симптомы блокады коленного сустава, появление выпота в суставе;

в дальнейшем — гипотрофия четырехглавой мыш­ цы бедра, боли при ходьбе, особенно при спускании по лестнице, чувство неуверенности при ходьбе и прыжках. Обычные рентгено­ граммы, выполненные в двух проекциях, а также пневмоартрография не позволяют получить каких-либо данных для суждения о наличии повреждения мениска. Наиболее информативна артроскопия колен­ ного сустава, которая должна выполняться практически во всех случаях травматического гемартроза, хронического рецидивирую­ щего синовита той же этиологии, блокад сустава и др. Консервативное лечение при травме менисков (без блока!) у детей весьма эффективно и включает в себя фонофорез с гидро­ кортизоном, парафиновые аппликации, ношение наколенника, мас­ саж, ЛФК и др. Менискэктомия при отрывах мениска производится в процессе оперативной артроскопии или артротомии. Вывих надколенника у детей возникает в результате прямого удара по его краю или вследствие резкого сокращения четырех­ главой мышцы бедра при наружной ротации и отведении голени. Предрасполагают к вывиху надколенника врожденные и приобре­ тенные деформации костно-мышечной системы опорно-двигатель­ ного аппарата, в первую очередь genu valgum, а также уплощение мыщелков бедренной кости. Клиническая картина травматического вывиха надколенника характерна: конечность слегка согнута в коленном суставе, активные движения невозможны, пассивные резко ограничены, болезненны. При пальпации определяются сме­ стившийся надколенник и обнаженный дистальный мыщелок бед­ ренной кости. Консервативное лечение состоит во вправлении вы­ виха надколенника при расслабленной четырехглавой мышцы, ко­ торое достигается сгибанием конечности в тазобедренном суставе и разгибанием в коленном. Иммобилизация осуществляется в гип­ совом туторе. При привычном вывихе надколенника показано оперативное лечение. Внутрисуставные переломы костей, образующих коленный сус­ тав, сопровождаются разрывами суставной сумки и кровоизлиянием в полость сустава. Небольшие по своим размерам костные фрагменты в области метаэпифиза вследствие прямого или непрямого механизма травмы, как правило, смещаются по длине и ширине. Сухожильные растяжения мышц и связок, которые прикрепляются к костным фрагментам, усугубляют смещение и ротацию отломков. Следует отметить, что плоскость перелома нередко проходит по ростковой зоне или пересекает ее при эпиметафизарных переломах. При внут рисуставных переломах необходима тщательная адаптация костных отломков для восстановления конгруэнтности суставных поверхно­ стей, что отражается на восстановлении нормальной функции трав­ мированной конечности. Следует учитывать, что даже у детей, у которых анатомо-физиологические особенности позволяют при не­ которых видах переломов рассчитывать на самоисправление в про­ цессе роста, невправленные костные отломки могут вызвать стойкую контрактуру сустава или деформацию конечности. По мере роста ребенка эти нарушения могут усугубляться, если повреждена рос­ тковая зона.

14.12. ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ ГОЛЕНИ Переломы костей голени у детей по частоте занимают третье место среди переломов костей конечностей. Они составляют 53% от всех переломов костей нижней конечности. Различают эпифизеолизы и остеоэпифизеолизы проксимального и дистального концов большеберцовой кости (часто с сопутствующим повреждением малоберцовой кости), диафизарные переломы, отрывы межмыщелкового возвыше­ ния и, редко, бугристости большеберцовой кости, переломы собст­ венно дистального эпифиза большеберцовой кости и переломы ло­ дыжек. Перелом межмыщелкового возвышения большеберцовой кости возникает при падении или ударе по согнутому коленному суставу, когда происходит смещение мыщелков бедренной кости кнаружи или кнутри, что влечет за собой перелом бугорков межмыщелкового возвышения. При чрезмерной ротации голени кнаружи может про­ изойти отрыв межмыщелкового возвышения в результате напряже­ ния передней крестообразной связки. Рентгенологическое исследование коленного сустава в двух про­ екциях имеет решающее значение. При повреждении межмыщел­ кового возвышения большеберцовой кости применяют в основном консервативное лечение (пункция гемартроза, иммобилизация в гипсовом туторе до 3 нед, физиопроцедуры и ЛФК до полной реабилитации) и лишь при отрывах со значительным смещением и ротацией показаны артротомия, репозиция и остеосинтез. Эпифизеолиз и остеоэпифизеолиз проксимального конца боль­ шеберцовой кости обусловлены прямой травмой, встречаются редко и требуют точной адаптации костных фрагментов с фиксацией в гипсовой лонгете. Особое внимание следует обратить на «безобидные» поднадкостничные переломы у детей младшей возрастной группы в области проксимального метафиза большеберцовой кости с неболь­ шим угловым смещением (угол, как правило, открыт кнаружи). При отсутствии адекватной репозиции в последующем формируется выраженное вальгусное отклонение оси голени, которое может по­ требовать оперативного вмешательства и корригирующей остеото­ мии. Дети, перенесшие указанные повреждения, должны находиться под диспансерным наблюдением ближайшие 1,5—2 года для своев­ ременного выявления нарастающей деформации.

В механизме возникновения перелома диафиза костей голени у детей основную роль играет непрямая травма в результате падения. Повреждение обусловлено перегибом или вращением голени при фиксированной стопе. Подобный механизм травмы вызывает вин­ тообразные или косые переломы одной или двух берцовых костей. Прямое действие травмирующей силы приводит к поперечным пе­ реломам. Для косых и винтообразных переломов характерны сме­ щение по длине, прогиб с углом, открытым кнутри, и ротация периферического отломка кнаружи. При переломах со смещением клиническая картина ясно выражена, а при под надкостничных пе­ реломах берцовых костей у детей моложе 5—6 лет крайне бедный симптомокомплекс. Обычно отмечаются умеренная болезненность над уровнем перелома и незначительная травматическая припух­ лость. Ребенок щадит больную ногу, хотя иногда и наступает на нее. Рентгенологическое исследование уточняет диагноз. При лечении детей с косыми и винтообразными диафизарными переломами обеих костей голени следует помнить о том, что при иммобилизации в гипсовой лонгете без коррекции (тракция по длине и вальгусное отклонение стопы) к концу 1-й недели возможно вторичное смещение отломков. Отмечается, как правило, прогиб кзади, кнаружи и возможно ротационное смещение. При указанных переломах со смещением костных отломков наиболее целесообразна методика, предложенная Н. Г. Дамье. После травмы, независимо от степени смещения костных отломков, детям дошкольного возраста накладывают лейкопластырное вытяжение, а детям школьного воз­ раста показано скелетное вытяжение за пяточную кость на шине Белера сроком от 2 до 3 нед. В последующем травмированную конечность фиксируют лонгетно-циркулярной гипсовой повязкой до консолидации перелома. Угловые смещения до 10° полностью ком­ пенсируются в процессе роста и не требуют дополнительных мани­ пуляций. Для повреждений в области дистального метаэпифиза большеберцовой кости у детей характерен заднемаргинальный перелом со смещением эпифиза с частью метафиза кзади. При закрытой репо­ зиции могут возникнуть технические трудности для устранения указанного смещения. Чтобы преодолеть сопротивление со стороны сокращенной икроножной мышцы, достаточно во время репозиции согнуть ногу в коленном суставе почти под прямым углом, при этом сопоставление отломков будет выполнено без затруднений и излишней травмы ростковой зоны. Затем ногу разгибают в коленном суставе и фиксируют конечность в гипсовой лонгете при слегка согнутой стопе в голеностопном суставе (рис. 14.9). Самое серьезное внимание при травмах костей голени у детей надо обращать на перелом внутренней части дистального эпифиза большеберцовой кости, так как вследствие повреждения ростковой зоны в указанной области в отдаленные сроки может наблюдаться варусная деформация, которая с ростом будет прогрессировать, что потребует оперативной коррекции. В связи с этим больные с по­ вреждениями в области метафизов берцовых костей должны нахо Рис. 14.9. Закрытая репозиция при метаэпнфизеолизе дистального конца большеберцовой кости со смещением кзади.

а — рентгенограмма;

б — техника репозиции.

диться под диспансерным наблюдением ортопеда-травматолога не менее 2 лет. Детей с открытыми переломами костей голени лечат по общим правилам. Прямым показанием к оперативному вмешательству и остеосинтезу является значительная травма с обширным поврежде­ нием мягких тканей конечности. Эффективен чрескостный остеосинтез в компрессионно-дистракционном аппарате Илизарова или репонирующем устройстве Волкова—Оганесяна. Показаны гиперба­ рическая оксигенация, гнотобиологическая изоляция, антибактери­ альная терапия, использование гелий-неонового лазера, ультразвука, электромагнитной терапии и др. Посттравматический остеомиелит при открытых переломах у детей как осложнение встречается в 4% наблюдений.

14.13. ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ СТОПЫ И ПАЛЬЦЕВ Среди повреждений стопы и пальцев у детей первое место занимают ушибы мягких тканей и растяжения связок. Примерно 5% состав­ ляют переломы костей. Повреждения чаще возникают в результате прямого механизма травмы и наблюдаются при падении с высоты, ушибе твердым предметом или о неподвижный предмет. Наиболее тяжелыми повреждениями являются переломы пяточной и таранной костей. Перелом пяточной кости чаще всего возникает в результате падения с высоты на вытянутые ноги без амортизации при призем­ лении. Характерным повреждением является компрессия кости. При переломах без смещения или с незначительным смещением накладывают лонгетно-циркулярную гипсовую повязку с обязатель­ ным моделированием свода стопы. Лечение при переломах пяточной кости со значительным смещением представляет большие трудности, так как закрытая репозиция практически невозможна из-за неболь­ ших размеров костных отломков, а неустраненное смещение при­ водит к изменению походки, болям в ногах и быстрой утомляемости ребенка. При переломах со смещением отломков происходит изме­ нение так называемого угла суставной части бугра пяточной кости — пяточно-таранного угла. В норме линия, соединяющая высшую точку переднего угла сустава (таранно-пяточный) с высшей точкой его задней суставной поверхности, и линия, идущая вдоль верхней поверхности бугра пяточной кости, образуют угол в пределах от 20 до 40°. При тяжелом переломе пяточной кости со смещением от­ ломков этот угол может быть равен нулю. В связи с безуспешностью одномоментной репозиции при пере­ ломах пяточной кости со смещением рекомендуется скелетное вы­ тяжение за пяточную кость в двух взаимно перпендикулярных направлениях. После сопоставления отломков и появления первич­ ной костной мозоли (ориентировочно через 3 нед) вытяжение сни­ мают и накладывают лонгетно-циркулярную гипсовую повязку на срок до 2 мес с последующим ношением супинаторов в течение 1—1,5 года.

Перелом таранной кости у детей встречается крайне редко и чаще всего бывает без смещения костных отломков. Клиническая картина аналогична таковой при внутрисуставных повреждениях: сглаженность контуров сустава, усиление боли при движении в голеностопном суставе, кровоподтек и гемартроз. Лечение при пе­ реломах таранной кости со значительным смещением состоит в попытке закрытой репозиции, а при неудаче последней показано оперативное вмешательство. Перелом плюсневых костей у детей возникает в результате па­ дения твердого предмета на стопу, при ударе ногой о какой-либо твердый предмет во время подвижных игр. Характерно повреждение, когда ребенок попадает стопой во вращающееся колесо велосипеда. При переломе плюсневых костей без смещения или с незначитель­ ным смещением лечение состоит в наложении глубокой гипсовой лонгеты от кончиков пальцев стопы до верхней трети голени с обязательным хорошим моделированием свода стопы. При переломах со смещением производят одномоментную закрытую репозицию под местным обезболиванием или под наркозом. Срок иммобилизации — около 3 нед. Переломы фаланг пальцев стопы происходят обычно в резуль­ тате падения на палец тяжелого предмета или сдавления пальцев. Чаще всего повреждаются дистальные (ногтевые) фаланги (чаще I пальца стопы). При переломах без смещения накладывают лейкопластырную повязку циркулярно в несколько слоев. В случае перелома дистальной фаланги I пальца можно наложить гипсовую лонгету в виде колпачка. Срок иммобилизации — около 2 нед. При переломах проксимальных фаланг со смещением показаны репозиция с последующей иммобилизацией в гипсовой лонгете и, редко, вытяжение.

14.14. ТРАВМАТИЧЕСКИЙ ВЫВИХ ГОЛОВКИ БЕДРЕННОЙ КОСТИ Вывихи головки бедренной кости в тазобедренном суставе в резуль­ тате травмы у детей встречаются редко, в основном в старшем возрасте. Происходят они под действием непрямой травмы значи­ тельной силы (падение с высоты, автомобильная травма). У детей наблюдаются главным образом задневерхние (подвздошные) вывихи головки бедренной кости, реже встречаются зад ненижние (седалищ­ ные) и передненижние (запирательные) вывихи. Передневерхние (надлонные) вывихи у дети бывают исключительно редко. Клиническая картина зависит от характера и степени смещения головки бедренной кости. На первый план выступают резкая боль в тазобедренном суставе, утрата функции и вынужденное положение больного. Активные движения невозможны, пассивные сопровожда­ ются болью и пружинистым сопротивлением. При наиболее типич­ ном для детского возраста подвздошном (задневерхнем) смещении головки бедренной кости нога слегка согнута в тазобедренном суставе и ротирована кнутри, большой вертел смещен кверху и кзади (на рушена линия Розера—Нелатона), положительный симптом Гориневской (симптом «прилипшей пятки»). Рентгенологическое исследование обязательно, так как помогает уточнить диагноз и решить вопрос о выборе метода вправления. Дифференциальный диагноз проводят с травматическим и юноше­ ским эпифизеолизом головки бедренной кости, шеечными, чрез- и подвертельными переломами. Лечение травматического вывиха состоит в немедленном щадя­ щем вправлении головки бедренной кости под общим обезболива­ нием. В травматологии детского возраста приемлемы все известные методы вправления, однако предпочтение следует отдавать способу Кохера. После завершения иммобилизации ребенку не разрешается нагрузка на больную конечность в течение 3—4 нед. Целесообразны физиотерапевтические процедуры. За детьми, перенесшими травма­ тический вывих головки бедренной кости, целесообразно установить динамическое наблюдение в течение 1,5—2 лет для окончательного суждения о результатах перенесенной травмы и лечения. Вывихи надколенника и костей голени у детей, как правило, обусловлены врожденной патологией. Растяжение и разрыв капсульно-связочного аппарата голеностопного сустава возникают вследст­ вие подвертывания стопы — резкой аддукции и одновременной супинации. Вывих таранной кости у детей является редкостью и встречается лишь при ее переломе.

14.15. ПЕРЕЛОМЫ ПОЗВОНОЧНИКА Характерны компрессионные переломы, которые относятся к серь­ езным повреждениям опорно-двигательного аппарата. Они занимают относительно скромное место в травматологии детского возраста (1—2%), однако при неправильном лечении могут привести к ин­ валидности (асептический некроз позвонка, кифосколиоз и др.). Это объясняется анатомо-физиологическими особенностями растущего организма. Позвоночник у детей обладает повышенной гибкостью благодаря большей высоте межпозвоночных хрящевых дисков, проч­ ности связочного аппарата и подвижности на всех уровнях позво­ ночного столба. Наиболее частой причиной повреждения является падение с высоты (дерево, качели, крыша сарая, гаража или дома) или на уроках физкультуры, тренировках, при прыжках в воду и др. Повреждения, вызванные действием силы, сгибающей позвоноч­ ник дугой, наблюдаются при падении с высоты на ягодицы, при кувырке, падении на голову и др. Резкое рефлекторное защитное сокращение мышц-сгибателей спины создает значительную нагрузку на передний отдел позвоночника, особенно в области физиологиче­ ского кифоза (в среднегрудном отделе). В результате превышения предела физиологической сгибаемости происходит клиновидная ком­ прессия. При подобных повреждениях не исключена и травма эла­ стичных межпозвоночных хрящей и дисков. Для компрессионных переломов позвонков у детей характерны следующие симптомы: «посттравматическое апноэ» (затруднение при 16—1284 дыхании в момент травмы), умеренная боль в области повреждения, ограничение подвижности в позвоночнике, болезненность при на­ грузке по оси позвоночного столба, напряжение мышц спины в месте повреждения, иррадиирующие опоясывающие боли в животе. Неврологическая симптоматика с парезами и параличами конечно­ стей и нарушение функции тазовых органов встречаются редко, они наблюдаются в основном при переломах тел позвонков со смещением и спондилолистезе. При незначительном компрессионном переломе позвонков клиническая симптоматика настолько бедна, что легко допустить диагностическую ошибку. Однако при тщательных паль­ пации и перкуссии удается определить наиболее болезненную точку, которая соответствует поврежденному позвонку. При давлении на надплечья и голову (осторожно!) пациент ощущает боль в области травмированного позвонка. Сгибание, разгибание и ротационные движения ребенок выполняет с некоторой осторожностью. В по­ врежденном отделе отмечается защитное болевое напряжение мышц спины — «мышечный валик». При травме среднегрудного отдела позвоночника отмечается до­ вольно характерная жалоба детей на затруднение при дыхании вплоть до кратковременной задержки. Для повреждения шейных позвонков характерно вынужденное положение головы, напряжение мышц шеи и ограничение вращательных движений и наклона головы. Компрессионные переломы позвонков у ряда больных (26%) сопро­ вождаются посттравматическим радикулярным синдромом, который обусловлен раздражением корешков спинномозговых нервов и моз­ говых оболочек. Имеются наблюдения, когда компрессия нескольких позвонков симулировала симптоматику острого живота, а ошибки в диагностике приводили к напрасной лапаротомии. Для компрессионного перелома тела позвонка характерны сле­ дующие рентгенологические признаки: клиновидная деформация различной степени, сползание замыкательной пластины с образо­ ванием клиновидного выступа, ступенчатая деформация передней поверхности тела позвонка, нарушение топографии межсегментар­ ной борозды, увеличение межпозвоночного пространства, образова­ ние кифотических искривлений позвоночника вследствие смещения заднего отдела тела позвонка в позвоночный канал, подвывих в межпозвоночных суставах. Кроме того, на спондилограмме можно выявить уплотнение структуры поврежденного позвонка, углубление талии, нарушение целости замыкательной пластинки, а также бо­ ковое снижение высоты тела позвонка на рентгенограмме в переднезадней проекций. Для уточнения диагноза могут быть исполь­ зованы дополнительные методы исследования: рентгенография в латеропозиции, томография поврежденного участка позвоночника, ра­ диоизотопное исследование, электромиография. Основная задача лечения детей с компрессионными переломами заключается в возможно ранней и полной разгрузке переднего отдела позвоночника. Это достигается вытяжением. При повреждении шей­ ного или верхнегрудного отдела позвоночного столба вытяжение осуществляют с помощью петли Глиссона, ниже XIV грудного по звонка — при помощи лямок за подмышечные впадины и реклинатора. Лечебную физкультуры назначают с 1-го дня и проводят по 5 периодам. Ношение корсета рекомендуется при переломах трех и более позвонков (особенно нижнегрудных и поясничных), а также при осложненных переломах позвоночника. Восстановление высоты поврежденного тела позвонка происходит в течение 1,5—2 лет, что и определяет срок диспансерного наблюдения. Г. М. Тер-Егиазаров придерживается более активной тактики: раннее корсетирование с реклинацией (корсет из поливика) и адек­ ватные лечебная физкультура, массаж мышц спины и физиотера­ певтические процедуры.

14.16. ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ ТАЗА Закрытые переломы костей таза у детей относятся к группе тяжелых повреждений. Они составляют около 4% от всех переломов костей и встречаются в основном в возрасте 8—14 лет. Степень тяжести находится в тесной зависимости от осложнений со стороны тазовых органов. От ранней диагностики этих осложнений и своевременного и рационального оперативного вмешательства зависит благоприят­ ный исход. Причиной переломов костей таза у детей чаще всего является автомобильная травма — сдавление таза колесами автомобиля. На втором месте по частоте — падение с высоты, обвалы, рельсовая травма. Реже наблюдаются отрывные переломы в результате силь­ ного мышечного напряжения. Это чаще всего отрыв наружноверхней передней ости при сильной тракции этого сегмента портняжной мышцей во время спортивных игр или гимнастических упражнений. Таков же механизм отрыва передненижней ости вследствие напря­ жения прямой мышцы бедра и отрыва седалищного бугра (апофиза) при выполнении гимнастического элемента «шпагат». Таким обра­ зом, для характеристики повреждений костей таза и его органов у ребенка определенное значение имеют анатомические и физиоло­ гические особенности детского таза: слабость связочного аппарата в лонном и крестцово-подвздошном сочленениях;

наличие хрящевых прослоек, отделяющих все три тазовые кости;

эластичность тазового кольца вследствие гибкости детских костей. У детей, например, вместо типичного двустороннего вертикального перелома подвздош­ ных костей, наблюдающегося у взрослых, происходят разрыв и разъединение подвздошно-крестцового сочленения в основном на одной стороне. У детей различают следующие повреждения костей таза: 1) изо­ лированные переломы отдельных костей без нарушения целости тазового кольца;

2) переломы с нарушением целости тазового кольца;

а) переломы переднего отдела тазового кольца с повреждением седалищной и лобковой костей с одной или обеих сторон, разрыв лонного сочленения или сочетание этих травм;

б) переломы заднего отдела тазового кольца, к которым относятся переломы крестца, подвздошной кости и разрыв крестцово-подвздошного сочленения;

16* в) двойные переломы типа Мальгеня;

3) переломы вертлужной впадины;

4) переломовывихи. Представленная классификация дает возможность на основании данных клинического и рентгеноло­ гического исследований пострадавшего поставить правильный диагноз, заранее предугадать возможность тех или иных ос­ ложнений и своевременно принять соответствующие меры к их устранению. Изолированные переломы тазовых костей протекают легко и обычно без осложнений. Сюда относятся прямые переломы седа­ лищных костей или, реже, лонных костей, возникающие от прямой травмы, а также переломы наружнопередней верхней ости под­ вздошной кости, которые могут быть прямые и отрывные. При полном переломе передневерхней ости отломок в результате сокра­ щения портняжной мышцы может сместиться на значительное рас­ стояние. Общее состояние при этих повреждениях обычно остается вполне удовлетворительным. Ребенок жалуется на более или менее резко выраженные локальные боли в месте перелома. Кровоподтек и гематома могут проявиться спустя 12—24 ч после травмы. Для уточнения диагноза во всех случаях при подозрении на перелом костей таза необходим рентгеновский снимок, захватывающий, как правило, весь таз в целом и по возможности поясним но-крестцовый отдел позвоночника. Совершенно недопустимо получать рентгенограммы отдельных костей таза. Такие снимки могут послужить причиной серьезных диагностических ошибок. Закрытые переломы костей таза с нарушением целости тазового кольца без повреждения внутренних органов могут быть одиночными или множественными. При одиночных переломах чаще всего нару­ шается целость переднего полукольца в области лонных или седа­ лищных костей. При множественных переломах может произойти перелом передней части кольца с обеих сторон с образованием костных фрагментов, напоминающих по форме бабочку. Одновре­ менный перелом переднего и заднего полуколец, описанный впервые Мальгенем, относится к очень тяжелым повреждениям костей таза. В таких случаях происходит типичное смещение отломков — ме­ диальный фрагмент лобковой кости смещается книзу, латераль­ ный — кверху и кнаружи. Общее состояние ребенка обычно тяжелое, выражены явления шока. При осмотре выявляется асимметрия передневерхних остей подвздошных костей. В области лонного сочленения иногда опреде­ ляется крепитация отломков. Резко болезненна пальпация места повреждения кости. Больной не может поднять вытянутую ногу — положительный симптом «прилипшей пятки». На локализацию пе­ релома указывают наличие припухлости, гематома и ссадины. Для некоторых видов переломов костей таза характерно вынужденное положение больного. Например, при разрыве лонного сочленения отмечается положение на спине с согнутыми в коленных суставах и приведенными конечностями. При переломе переднего тазового кольца характерно положение с согнутыми в коленных суставах и отведенными ногами (положение лягушки, по Волковичу). Диагноз уточняют при рентгенологическом исследовании костей таза и об­ ласти тазобедренных суставов. У детей переломы костей таза могут осложниться сопутствующим повреждением мочеиспускательного канала или мочевого пузыря. Чаще всего повреждения наблюдаются при переломах, располага­ ющихся ближе к симфизу лонных костей, и переломах типа Мальгеня. Задержка мочеиспускания и гематурия нередко отмечаются при переломах костей таза без нарушения целости мочевого пузыря и мочеиспускательного канала. Эти явления могут быть рефлектор­ ными и обусловлены спазмом сфинктера мочевого пузыря или ге­ матомой промежности вследствие мелких повреждений слизистой оболочки мочевого пузыря, сопутствующего перелома костей таза. Разрыв мочевого пузыря — это обычно следствие гидростатического давления на стенку, которая повреждается у верхушки, в месте перехода пристеночной брюшины на дно пузыря. Реже стенка мо­ чевого пузыря повреждается острым краем костного фрагмента. Разрыв мочевого пузыря может быть внутрибрюшинным и внебрюшинным. При внебрюшинном разрыве моча изливается в околопу­ зырную клетчатку, образуя мочевые затеки в полости таза, в забрюшинном пространстве. Состояние больного тяжелое. Диагноз внебрюшинного разрыва мочевого пузыря иногда затруднен из-за отсутствия симптомов раздражения брюшины. Отмечаются боль вни­ зу живота, дизурические явления. Мочевой пузырь пустой, не оп­ ределяется ни пальпаторно, ни при перкуссии, однако имеются непрерывные позывы на мочеиспускание без выделения мочи или с выделением незначительного количества кровянистой мочи. В более поздние сроки появляется тестоватая болезненная припухлость в паховых областях. Внутрибрюшинный разрыв мочевого пузыря характеризуется перитонеальными явлениями. Иногда удается оп­ ределить наличие свободной жидкости в брюшной полости: перкуторно обнаруживается притупление в боковых отделах живота при положении больного на спине, исчезающее при повороте на бок. При ректальном обследовании выявляют нависание и отек пузырно-прямокишечной складки брюшины в результате скопления в ней мочи. Дизурические явления имеют в основном такой же характер, как при внебрюшинных повреждениях. Повреждения мочеиспускательного канала наблюдаются в основ­ ном у мальчиков при переломах переднего полукольца таза или переломах типа Мальгеня. При полном разрыве между передним и задним отрезками мочеиспускательного канала может образоваться некоторый диастаз. Для разрыва уретры характерны следующие симптомы: уретроррагия — выделение крови из наружного отверстия уретры;

острая полная задержка мочи при переполненном и растянутом мочевом пузыре;

отек и гематома в области промежности и мошонки. При переломах костей таза у детей, кроме обычных противо­ шоковых мероприятий, производится внутритазовая анестезия по Школьникову—Селиванову (от 60 до 150 мл 0,25% раствора ново каина в зависимости от возраста). Если есть подозрение на повреж­ дение уретры, к а т е т е р и з а ц и я п р о т и в о п о к а з а н а. Она опасна дополнительными повреждениями в местах надрывов и раз­ рывов, травматична, болезненна и малоинформативна. Лучшим ди­ агностическим методом является уретроцистография, которая при разрыве мочеиспускательного канала или мочевого пузыря дает четкую рентгенологическую картину повреждения на основании затека контрастного вещества в парауретральную или паравезикальную клетчатку. v Необходимо помнить, что одним из тяжелых сопутствующих повреждений при переломе костей таза может быть травматический разрыв диафрагмы (чаще слева) со смещением части органов брюш­ ной полости в грудную. В связи с этим при переломах костей таза рентгеноскопия органов грудной клетки с изучением контуров ди­ афрагмы обязательна. Плевральная пункция противопоказана, так как возникает угроза ранения стенки кишки, желудка или парен­ химатозного органа. При переломах костей таза различной локализации у детей ведущим методом лечения является консервативный. Оперативное вмешательство может быть показано при разрывах симфиза с боль­ шим расхождением, при сопутствующих повреждениях уретры, мо­ чевого пузыря, диафрагмы и др.

14.17. ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ПЕРЕЛОМЫ Патологические переломы возникают у детей с заболеваниями костей скелета при воздействии незначительной травмирующей силы. При­ чиной таких переломов могут быть несовершенное костеобразование, фиброзная и хрящевая остеодисплазия, авитаминоз (рахит, цинга), воспалительные заболевания (остеомиелит, туберкулез) и др. Несовершенное костеобразование — врожденная ломкость костей невыясненной этиологии. При этом заболевании переломы возможны при незначительном силовом воздействии: у детей раннего возра­ ста — при пеленании) перекладывании их, у более старших детей — при попытке сесть, встать на ноги — и т. п. Переломы сопровож­ даются болезненностью, патологической подвижностью и деформа­ цией, припухлостью и крепитацией. Встречаются поднадкостничные переломы и переломы с полным смещением. Чаще бывают переломы нижних конечностей, затем верхних и ребер. Клинически несовершенное костеобразование проявляется иск­ ривлением конечностей вследствие множественных повторяющихся переломов или надломов костей, мышечной гипотрофии, наличием голубых склер, иногда «янтарных зубов» и понижением слуха. При врожденной форме уже у новорожденного обращает на себя внимание искривление конечностей с прогибом костей кнаружи или кпереди. В области переломов нередко пальпируется плотная костная мозоль. Число переломов у таких «стеклянных детей» бывает значительным. Несмотря на хрупкость костей, переломы быстро срастаются, однако в результате мышечной гипотрофии, неполной адаптации костных отломков, «эластичности» костной мозоли возникают деформации костей. Для заболевания характерны мягкость и податливость костей черепа у детей раннего возраста, что является причиной деформации головы у детей старшего возраста (в основном в переднезаднем направлении), На рентгенограмме кости представляются нежными и тонкими, особенно тонкий кортикальный слой: губчатое вещество прозрачное и имеет едва заметный рисунок. Ясно бывают видны сросшиеся переломы. Вследствие множественных переломов конечности дефор­ мированы и укорочены. При несовершенном костеобразовании лечение переломов сво­ дится в основном к тщательной репозиции, надежной иммобилизации до полной консолидации. Сроки фиксации перелома несколько уд­ линяются, несмотря на то что образование костной мозоли проис­ ходит быстро и в обычные возрастные сроки, но она еще длительное время остается «эластичной», в результате чего сохраняется воз­ можность деформации конечности при сросшемся переломе. Кроме локального лечения перелома, проводят общеукрепляющее лечение: ультразвуковые облучения, поливитамины, эргокальциферол (витамин D), рыбий жир, препараты кальция, соляной кислоты с пепсином. Целесообразно назначение анаболического гормона метандростенолона (неробол), гормона щитовидной железы тиреокальцитонина внутримышечно. Лечение может проводиться и в амбу­ латорных условиях с соблюдением всех рекомендаций лечащих вра­ чей стационара. При часто повторяющихся переломах с выраженной и значи­ тельной деформацией конечностей рекомендуется оперативное ле­ чение, которое состоит в основном в корригирующей остеотомии, интрамедуллярном остеосинтезе и костной ауто- или аллопластике для стимуляции репаративной регенерации костной ткани. Кроме несовершенного костеобразования, патологические пере­ ломы наблюдаются при заболеваниях, нарушающих нормальную анатомическую структуру кости. Патологический перелом в большинстве случаев является первым симптомом костной кисты и остеобластокластомы. В результате незна­ чительной травмы в области наиболее частой локализации патологи­ ческого очага: проксимальный метафиз плечевой кости, проксималь­ ный и дистальный метафизы бедренной и проксимальный метафиз болыпеберцовой костей — возникает боль, отмечаются умеренная при­ пухлость и кровоизлияние, деформация. Отмечается потеря функции. Большого смещения костных отломков, как правило, не наблюдается, в связи с этим патологическая подвижность и крепитация нехарактер­ ны для переломов у детей с наличием костной кисты или остеобласток­ ластомы. Диагноз патологического перелома устанавливают после рентгенологического исследования (рис. 14.10). Формирование кисты кости является по существу дистрофическим процессом. Тип кисты зависит от биомеханических условий в том или ином отделе опорно-двигательного аппарата, от остро возника­ ющих при аневризмальных или растянутых во времени солитарных Рис. 14.10. Патологический перелом плечевой кости при наличии костной кисты.

кист нарушений гемодинамики в кости. Большинство солитарных кист локализуется в проксимальных отделах трубчатых костей. Чаще поражаются плечевая (56%) и бедренная (23%) кости. Процесс деструкции развивается медленно, бессимптомно и проявляется па­ тологическим переломом. Большинство аневризмальных кист лока­ лизуется в губчатых костях с богатым артериальным кровоснабже­ нием (позвонки;

кости таза;

концы костей, образующих коленный сустав). В анамнезе у всех больных имеется травма. Первыми симптомами являются легкая боль, ощущение неудобства, скован­ ность. Клинико-рентгенологические проявления кист костей требуют проведения дифференциальной диагностики солитарных кист с фиб­ розной дисплазией, неостеогенной фибромой, гиперпаратиреозом, эозинофильной гранулемой. Аневризмальные кисты необходимо от­ личать от хондромиксоидной фибромы, остеогенной саркомы. Показания к консервативному или оперативному лечению зави­ сят от фазы патологического процесса, обширности поражения и данных кистографии, ангиографии, радиоизотопного исследования, биопсии и др.

При недостатке витаминов D и С возникает патологическая хрупкость костей. При рахите и цинге у детей младшего возраста наблюдаются переломы. Достаточно незначительной травмы или неловкого движения, чтобы у ребенка, болеющего рахитом, произо­ шел перелом. Такие переломы, как правило, возникают в нижней трети бедренной кости и на костях предплечья. Часто они бывают поднадкостничными. Жалобы на боли незначительны, и перелом нередко просматривается;

в таких случаях только при развитии мозоли и искривлении конечности выявляется бывший перелом, что подтверждается рентгенограммой. Полные рахитические переломы срастаются медленно и требуют наряду с надежной иммобилизацией энергичного противорахитического общего лечения. Реже встречаются изменения в костях при цинге. При недостатке витамина С во второй половине первого года жизни ребенка, редко после года, могут возникнуть кровоизлияния в области эпифизарной линии, которые распространяются под надкостницу. Обычно крово­ излияния возникают в области верхнего или нижнего конца бед­ ренной кости, верхнего конца болыпеберцовой кости, в ребрах и плечевой кости. На месте кровоизлияния костные балки разруша­ ются и нарушается целость кости. Клинически отмечаются припух­ лость в области конечности, резкая болезненность при движениях и ощупывании конечности, утолщение. Иногда удается пальпировать флюктуацию под мышцами. Кожа над местом наиболее болезненной припухлости напряжена и блестяща. Конечность находится в вы­ нужденном положении. На коже — мелкие петехии, десны опухают и приобретают синеватый цвет, при наличии зубов бывает гингивит. На рентгенограмме обнаруживается тень вокруг диафиза, ко­ торую дает кровоизлияние, а иногда отделение эпифиза от метафиза. Отделение эпифиза, кроме того, определяют на рентгено­ грамме по изменению положения ядра окостенения: тень ядра окостенения лежит не по средней линии, а смещается в сторону от оси конечности. Заболевание цингой с поражением костей встречается при не­ правильном и неполноценном питании, направильном искусственном вскармливании. Иногда дети с поражением костей, обусловленным авитаминозом С, имеют «упитанный» вид;

признаки истощения отсутствуют, так как у детей сохранена масса тела, хотя они по­ лучают однообразное неполноценное питание. Диагностика затруднена, когда еще нет большой гематомы и жалобы ребенка неопределенны. В этот период ухаживающие за ребенком отмечают, что прикосновение к нему и перекладывание вызывает плач. При появлении припухлости, резкой местной бо­ лезненности, повышении температуры тела возникает подозрение на воспалительный процесс — эпифизарный остеомиелит, флегмону. Ошибка в диагностике приводит к тому, что больному делают разрез, во время которого обнаруживают только кровоизлияние, а после оперативного вмешательства выявляется истинный характер забо­ левания.

Общее лечение авитаминоза С, правильное питание, создание покоя выраженной конечности быстро улучшают состояние ребенка. При воспалительных заболеваниях может разрушиться костная ткань, что ведет к патологическому перелому. К таким заболеваниям у детей относятся остеомиелит и туберкулез. Значительная деструк­ ция костной ткани при остеомиелите может сопровождаться пато­ логическим переломом. Они чаще всего наблюдаются в нижнем метафизе бедренной кости и в области шейки ее или в верхней трети плечевой кости. Кость, измененная патологическим процессом, может сломаться под влиянием незначительного насилия, часто почти неуловимого. Поэтому такого характера переломы называют самопроизвольными (спонтанными). Распознавание патологического перелома при остеомиелите не представляет трудностей. Часто дети начинают жаловаться на уси­ ление боли в конечности. При полных переломах со смещением определяются патологическая подвижность, деформация и укороче­ ние конечности. Часто перелом обнаруживают случайно, во время перевязок. Уточняет диагноз рентгенологическое исследование. Патологические переломы при остеомиелите иногда сопутствуют обострению воспалительного процесса, при недостаточной иммоби­ лизации возникают деформации и укорочение конечности, в редких случаях образуются ложные суставы. При туберкулезном поражении возможны патологические пере­ ломы не только вследствие разрушения кости, но и в результате развития дистрофических процессов в костях всей пораженной ко­ нечности — остеопороза и атрофии.

Г Л А В А ПОВРЕЖДЕНИЯ ПЕРИФЕРИЧЕСКИХ НЕРВОВ В последние 20 лет в связи с прогрессом общебиологических и технических знаний отмечаются заметные достижения в хирургии периферических нервов. Повреждения нервов являются одним из частых и тяжелых видов травм, которые обусловливают полную или частичную нетрудоспособность, вынуждают больных менять профессию и нередко становятся причиной инвалидности. В повсед­ невной клинической практике, к сожалению, допускается значи­ тельное число ошибок диагностического, тактического и техниче­ ского порядка.

151.

ДИАГНОСТИКА ПОВРЕЖДЕНИЙ НЕРВНЫХ СТВОЛОВ Повреждения периферических нервов могут быть закрытыми и от­ крытыми. Закрытые повреждения возникают вследствие удара тупым пред­ метом, сдавления мягких тканей, повреждения отломками костей, опухолью и т. д. Полный перерыв нерва в таких случаях наблюдается редко, поэтому исход обычно благоприятный. Вывих полулунной кости, перелом лучевой кости в типичном месте нередко приводят к компрессионным повреждениям срединного нерва в области карпального канала, перелом крючковидной кости может обусловить перерыв двигательной ветви локтевого нерва. Открытые повреждения в мирное время чаще всего являются следствием ранений осколками стекла, ножом, листовым железом, циркулярной пилой и т. п. Наступающие изменения проявляются в зависимости от характера и длительности воздействия трав­ мирующего агента различными синдромами расстройств функ­ ции. Выпадение чувствительности практически всегда наблюдается при повреждении периферического нерва. Распространенность рас­ стройств не всегда соответствует анатомической зоне иннервации. Существуют автономные зоны иннервации, в которых отмечается выпадение всех видов кожной чувствительности, т. е. анестезия. Затем следует зона смешанной иннервации, в которой при повреж­ дении одного из нервов участки гипестезии перемежаются с участ­ ками гиперпатии. В дополнительной зоне, где иннервация осуще ствляется соседними нервами и лишь в небольшой степени повреж­ денным нервом, определить нарушение чувствительности не пред­ ставляется возможным. Величина этих зон крайне вариабельна ввиду индивидуальных особенностей их распределения. Как правило, по­ являющаяся сразу после травмы нерва разлитая зона анестезии через 3—4 нед сменяется гипестезией. И все же процесс замещения имеет свои пределы;

если целость поврежденного нерва не будет восстановлена, то выпадение чувствительности сохраняется. Выпадение двигательной функции проявляется в форме вялого паралича мышечных групп, иннервируемых ветвями, отходящими от ствола ниже уровня повреждения нерва. Это важный диагности­ ческий признак, дающий возможность определить зону повреждения нерва. Секреторные расстройства проявляются в нарушении деятельно­ сти потовых желез;

наступает ангидроз кожи, область которого соответствует границам нарушения болевой чувствительности. По­ этому, определяя наличие и величину зоны ангидроза, можно судить о границах области анестезии. Вазомоторные нарушения наблюдаются приблизительно в тех же пределах, что и секреторные: кожа становится красной и горячей на ощупь (горячая фаза) вследствие пареза вазоконстрикторов. По истечении 3 нед наступает так называемая холодная фаза: лишенный иннервации сегмент конечности холодный на ощупь, кожа приоб­ ретает синюшный оттенок. Часто в этой области определяется по­ вышенная гидрофильность, пастозность мягких тканей. Трофические расстройства выражаются истончением кожи, ко­ торая становится гладкой, блестящей и легкоранимой;

тургор и эластичность ее заметно снижаются. Отмечается помутнение ног­ тевой пластинки, на ней появляются поперечная исчерченность, углубления, она плотно прилегает к заостренному кончику пальца. В отдаленные сроки после травмы трофические изменения распро­ страняются на сухожилия, связки, капсулу суставов;

развивается тугоподвижность суставов;

вследствие вынужденного бездействия конечности и нарушения кровообращения появляется остеопороз костей. Тяжесть повреждения нерва приводит к различным по степени расстройствам его функции. При сотрясении нерва анатомические и морфологические изме­ нения в стволе нерва не выявляются. Двигательные и чувствительные нарушения имеют обратимый характер, полное восстановление фун­ кций наблюдается спустя 1,5—2 нед после травмы. В случае ушиба (контузии) нерва анатомическая непрерывность сохраняется, имеются отдельные внутриствольные кровоизлияния, нарушение целости эпиневральной оболочки. Нарушения функций имеют более глубокий и стойкий характер, однако спустя месяц всегда отмечается их полное восстановление. Сдавление нерва может произойти от различных причин (дли­ тельное воздействие жгута, при травмах — фрагментами костей, гематомой и др.). Его степень и длительность прямо пропорцио нальны тяжести поражения. Соответственно этому расстройства вы­ падения могут быть преходящими или иметь стойкий характер, и тогда требуется хирургическое вмешательство. Частичное поражение нерва проявляется выпадением функций соответственно тем внутриствольным образованиям, которые трав­ мированы. Нередко при этом наблюдается сочетание симптомов выпадения с явлениями раздражения. Самопроизвольное излечение в подобных ситуациях наблюдается редко. Полный анатомический перерыв характеризуется гибелью всех аксонов, распадом миелиновых волокон по всему периметру ствола;

отмечается разделение нерва на периферический и центральный или они сообщены тяжем рубцовой ткани, так называемая «ложная непрерывность». Восстановление утраченных функций невозможно, очень скоро развиваются трофические расстройства, нарастает ат­ рофия парализованных мышц в денервированной зоне. Клиническая диагностика. Постановка правильного диагноза травмы нервов зависит от последовательности и систематичности проводимых исследований. О п р о с. Устанавливают время, обстоятельства и механизм трав­ мы. По направляющим документам и со слов больного определяют продолжительность, объем оказанной первой медицинской помощи. Уточняют характер болей и возникновение новых ощущений, поя­ вившихся в конечности с момента ранения. О с м о т р. Обращают внимание на положение кисти или стопы, пальцев;

наличие их типичных установок (положений) может слу­ жить основанием для суждения о характере и виде повреждения нервного ствола. Определяют цвет кожи, конфигурацию мышечных групп в заинтересованной зоне конечности в сравнении со здоровой;

отмечают трофические изменения кожи и ногтей, вазомоторные расстройства, состояние раны или кожных рубцов, являющихся следствием травмы и операции, сопоставляют расположение рубца с ходом сосудисто-нервного пучка. П а л ь п а ц и я. Получают сведения о температуре кожи кисти или стопы, ее тургоре и эластичности, влажности кожного покрова. Боли в области послеоперационного рубца при пальпации свя­ заны, как правило, с наличием регенерационной невромы централь­ ного конца поврежденного нерва. Ценные сведения дает пальпация области периферического отрезка нерва, которая при полном ана­ томическом перерыве бывает болезненной, а в случае появления проекционных болей можно предположить частичное повреждение нерва или наличие регенерации после нейрорафии (симптом Тинеля). И с с л е д о в а н и е ч у в с т в и т е л ь н о с т и. При проведении ис­ следования желательно исключить отвлекающие внимание больного факторы. Ему предлагают закрыть глаза, чтобы сосредоточиться и не контролировать зрением действия врача. Следует сравнивать ощущения от аналогичных раздражений в симметричных заведомо здоровых областях. 1. Тактильную чувствительность исследуют путем прикоснове­ ния комочком ваты или кисточкой.

2. Чувство боли определяют уколом острием булавки. Рекомен­ дуется чередовать болевые раздражения с тактильными. Исследуе­ мому дают задание определить укол словом «Остро», прикоснове­ ние — словом «Тупо». 3. Температурную чувствительность исследуют с помощью двух пробирок — с холодной и горячей водой;

участки кожи с нормальной иннервацией различают по изменению температуры на 1—2°С. 4. Чувство локализации раздражения: исследуемый указывает место укола кожи булавкой (укол наносят при закрытых глазах). 5. Чувство дискриминации двух одномерных раздражений опре­ деляют циркулем (способ Вебера). За нормальную величину диск­ риминации принимают результат исследования на симметричном участке здоровой конечности. 6. Чувство двухмерных раздражений: на коже исследуемого уча­ стка пишут буквы или рисуют фигуры, которые должны быть на­ званы больным без контроля зрением. 7. Суставно-мышечное чувство определяют путем придания су­ ставам конечностей различных положений, которые исследуемый должен распознать. 8. Стереогноз: больной при закрытых глазах должен «узнать» предмет, вложенный в его кисть, основываясь на анализе разносто­ ронних ощущений (масса, форма, температура и т. п.). Определение стереогноза особенно важно при повреждениях срединного нерва. По полученным результатам дается функциональная оценка: при сохранности стереогноза кисть человека пригодна к выполнению любой работы. Электрофизиологические методы исследования. Клинические тесты для оценки состояния функций периферического нерва должны сочетаться с результатами электродиагностики и электромиографии, которые позволяют определить состояние нервно-мышечного аппа­ рата поврежденной конечности и уточняют диагноз. Классическая электродиагностика основана на исследовании возбудимости — реакции нервов и мышц в ответ на раздражение фарадическим и постоянным электрическим током. В обычных условиях в ответ на раздражение мышца отвечает быстрым живым сокращением, а при травме двигательного нерва и дегенеративных процессах в соответствующих мышцах регистрируются червеобраз­ ные вялые сокращения. Определение порога возбудимости на здо­ ровой и больной конечностях позволяет сделать заключение о количественных изменениях электровозбудимости. Одним из су­ щественных признаков повреждения нерва является повышение порога проводимости нерва: увеличение силы импульсов тока в пораженном участке в сравнении со здоровым для получения ответа мышцы сокращением. Многолетние результаты по исполь­ зованию этого метода показали, что получаемые данные недоста­ точно надежны. Поэтому в последние годы электродиагностика в своем традиционном варианте постепенно вытесняется стимуляционной электромиографией, включающей элементы электродиагно­ стики.

В основе электромиографии лежит регистрация электрических потенциалов исследуемой мышцы. Электрическую активность мышц изучают как в состоянии покоя, так и при произвольных, непро­ извольных и вызванных искусственными раздражениями мышечных сокращениях. Выявление спонтанной активности — фибрилляций и медленных положительных потенциалов в покое представляет собой несомненные признаки полного перерыва периферического нерва. Электромиография (ЭМГ) позволяет установить степень и глубину повреждения нервного ствола. Методом стимуляционной ЭМГ (сочетание электрического раздражения нервов с одновремен­ ной записью возникающих при этом колебаний потенциала мышц) определяют скорость проведения импульсов, изучают переход им­ пульсов в зоне мионевральных синапсов, а также исследуют фун­ кциональное состояние рефлекторной дуги и др. Электромиографи­ ческая регистрация потенциалов действия может представить важ­ ные данные не только диагностического, но и прогностического характера, позволяя уловить первые признаки реиннервации. Повреждения лучевого нерва (Cv—Cvm). Повреждения нерва в подмышечной области и на уровне плеча вызывают характерное положение — «падающая» или свисающая кисть. Это положение обусловлено параличом разгибателей предплечья и кисти: прокси­ мальных фаланг пальцев, мышцы, отводящей большой палец;

кроме того, ослабляются супинация предплечья и сгибание вследствие выпадения активных сокращений плечелучевой мышцы. Травмы нерва в более дистальных отделах верхней конечности, т. е. после отхождения двигательных ветвей, проявляются только расстройст­ вами чувствительности. Границы этих нарушений проходят в пре­ делах радиальной части тыла кисти вдоль III пястной кости, включая радиальную часть проксимальной фаланги и среднюю фалангу III пальца, проксимальную и среднюю фаланги указательного пальца и проксимальную фалангу I пальца. Расстройства чувствительности протекают, как правило, по типу гипостезии. Более глубокими они почти не бывают вследствие большого количества связей между тыльными и наружными кожными нервами предплечья с тыльными ветвями срединного и локтевого нервов и поэтому редко служат показаниями к оперативному лечению. При сочетании повреждений срединного нерва и поверхностной ветви лучевого нерва прогноз благоприятнее, чем при довольно часто встречающемся сочетании травмы срединного и локтевого нервов, приводящей к тяжелым последствиям. Если при первом варианте сочетанного повреждения нервов возможно в определен­ ной степени замещение утраченной функции за счет неповреж­ денного локтевого нерва, то при втором варианте такая возмож­ ность исключена. Клинически в последнем случае выражен пара­ лич всех аутохтонных мышц кисти, имеется когтеобразная дефор­ мация. Сочетанная травма срединного и локтевого нервов гибельно сказывается на функции кисти в целом. Денервированная, ли­ шенная чувствительности кисть непригодна для выполнения ка­ кой-либо работы.

Повреждения срединного нерва (Cvin—Di). Основным клиниче­ ским признаком повреждения срединного нерва в области кисти является выраженное нарушение ее чувствительной функции — стереогноза. В ранние сроки после повреждения нерва проявляются вазомоторные, секреторные и трофические расстройства;

кожные складки сглаживаются, кожа становится гладкой, сухой, цианотичной, блестящей, шелушащейся и легкоранимой. На ногтях появля­ ется поперечная исчерченность, они становятся сухими, рост их замедляется, характерен симптом Давыденкова — «обсосанность» I, II, III пальцев;

атрофируется подкожная клетчатка и ногти плотно прилегают к коже. Степень двигательных расстройств зависит от уровня и характера повреждения нерва. Эти расстройства выявляются при травме нерва проксимальнее уровня отхождения двигательной ветви к мышцам возвышений большого пальца или изолированном повреждении этой ветви. При этом наступает вялый паралич мышц тенара, а при высоком поражении нерва присоединяется нарушение пронации предплечья, ладонного сгибания кисти, выпадает сгибание I, II и III пальцев и разгибание средних фаланг II и III пальцев. В соб­ ственных мышцах кисти в связи с их небольшой массой быстро развивается атрофия, которая начинается в течение первого месяца после травмы нерва, постепенно прогрессирует и приводит к фиб­ розной дегенерации парализованных мышц. Этот процесс продол­ жается в течение года или несколько больше. По истечении этого срока реиннервация парализованных мышц с восстановлением их функции невозможна. Атрофия выявляется в сглаживании выпук­ лости тенара. Большой палец устанавливается в плоскости остальных пальцев, формируется так называемая обезьянья кисть. Паралич охватывает короткую мышцу, отводящую большой палец кисти и мышцу, противопоставляющую большой палец кисти, а также по­ верхностную головку короткого сгибателя этого пальца. Функция отведения и прежде всего противопоставления большого пальца кисти выпадает, что является одним из главных двигательных сим­ птомов повреждения ствола срединного нерва. Нарушение чувствительности — ведущее проявление поражения срединного нерва и наблюдается всегда независимо от уровня его повреждения. Кожная чувствительность отсутствует в большинстве случаев по ладонной поверхности I, II и III пальцев, а также по радиальной поверхности IV пальца кисти;

на тыле кисти чувстви­ тельность нарушается в области дистальных (ногтевых) фаланг I, II, III пальцев и радиальной части дистальной фаланги IV пальца. Наступает полная потеря стереогностического чувства, т. е. способ­ ности «видеть» предмет при закрытых глазах посредством ощупы­ вания его пальцами. При этом пострадавший может пользоваться кистью только под контролем зрения. Замещение чувствительности, выпавшей после полного перерыва основного ствола срединного нерва, происходит только до определенного уровня, преимущест­ венно в краевых зонах области кожной анестезии, за счет перекрытия ветвей срединного нерва в этих областях поверхностной ветвью лучевого нерва, наружным кожным нервом предплечья, а также поверхностной ветвью локтевого нерва. Сегментарное повреждение ствола срединного нерва ведет к вы­ падению чувствительности на определенном участке кожи кисти, размеры которого строго соответствуют числу нервных волокон, иннервирующих этот участок. Нередко частичное повреждение сре­ динного нерва обусловливает мучительные боли по ладонной по­ верхности кисти (иногда типа каузалгий). Секреторные расстройства характеризуются резким гипергидрозом кожи на ладони в зоне ветвления срединного нерва или ангидрозом и шелушением эпидер­ миса. Интенсивность расстройств (чувствительных, двигательных, вегетативных) всегда соответствует глубине и протяженности пора­ жения нервного ствола. Повреждение локтевого нерва (Cvn—CVIH). Ведущий клиниче­ ский симптом повреждения локтевого нерва — двигательные нару­ шения. Ответвления от ствола локтевого нерва начинаются только на уровне предплечья, в связи с этим клинический синдром его полного поражения на уровне плеча до верхней трети предплечья не меняется. Определяется ослабление ладонного сгибания кисти, невозможно активное сгибание IV и V, частично III пальцев, не­ возможно сведение и разведение пальцев, особенно IV и V, отсут­ ствует приведение большого пальца по динамометру. Выявляется значительная потеря мышечной силы в пальцах кисти (в 10—12 раз меньше, чем в пальцах здоровой кисти). По истечении 1—2 мес после травмы начинает проявляться атрофия межкостных мышц. Особенно быстро обнаруживается западение первого межкостного промежутка и области возвышения мизинца. Атрофия межкостных и червеобразных мышц способствует резкому вырисовыванию кон­ туров пястных костей на тыле кисти. В отдаленные сроки после травмы происходит вторичная деформация кисти, которая приобре­ тает своеобразную форму когтя в результате ладонного сгибания средних и дистальных фаланг IV—V пальцев (вследствие паралича червеобразных мышц, сгибающих проксимальные фаланги и разги­ бающих средние и дистальные), а также в результате атрофии мышц возвышения мизинца (гипотенара). При сжатии пальцев в кулак кончики IV, V пальцев не достигают ладони, сведение и разведение пальцев невозможно. Нарушается противопоставление мизинца, отсутствуют царапаю­ щие движения им. Нарушения кожной чувствительности при повреждении локтевого нерва всегда наблюдаются в зоне его иннервации, однако протя­ женность участков полной анестезии изменчива вследствие инди­ видуальных особенностей ветвления нерва, а также в зависимости от распределения ветвей соседних — срединного и лучевого — нервов. Нарушения захватывают ладонную поверхность локтевого края кисти вдоль IV пястной кости, половину IV пальца и полностью V палец. На тыле кисти границы расстройств чувствительности проходят вдоль третьего межкостного промежутка и середины про­ ксимальной фаланги III пальца. Однако они весьма вариабельны.

Вазомоторные и секреторные нарушения распространяются по локтевому краю кисти, границы их несколько больше границ рас­ стройств чувствительности. Сегментарное повреждение наружного отдела ствола локтевого нерва в средней трети предплечья ведет к выпадению чувствитель­ ности на ладонной поверхности кисти при минимальной выражен­ ности их на тыле;

в случае ранения внутренней части ствола соотношения обратные. Повреждения седалищного нерва (Uv-v—Si-ш). Высокие повреж­ дения нерва приводят к нарушению функции сгибания голени в коленном суставе вследствие паралича двуглавой, полусухожильной и полуперепончатой мышцы. Нередко травма нерва сопровождается жестокой каузалгией. В симптомокомплекс входят также паралич стопы и пальцев, утрата рефлекса пяточного сухожилия (ахиллов рефлекс), выпадение чувствительности по задней поверхности бедра, всей голени, за исключением ее медиальной поверхности и стоп, т. е. симптомы повреждения ветвей седалищного нерва — большеберцового и малоберцового нервов. Нерв крупный, его средний диаметр в поперечнике в проксимальном отделе 3 см. Нередки сегментарные поражения ствола, проявляющиеся соответствующей клинической картиной с преимущественным выпадением функций, ведающих одной из его ветвей. Повреждения малоберцового нерва (Liv-v—Si). Формируют ствол нерва корешки (Liv-v—Si). Нерв смешанный. Повреждение малоберцового нерва приводит к параличу разгибателей стопы и пальцев, а также малоберцовых мышц, обеспечивающих поворот стопы кнаружи. Чувствительные нарушения распространяются по наружной поверхности голени и тыльной поверхности стопы. Вслед­ ствие паралича соответствующих групп мышц стопа свисает, по­ вернута кнутри, пальцы согнуты. Характерна походка больного при травме нерва — «петушиная», или перонеальная: больной высоко поднимает ногу и опускает затем ее на носок, на устойчивый наружный край стопы, и только тогда опирается на подошву. Ахил­ лов рефлекс, обеспечивающийся болыпеберцовым нервом, сохраня­ ется, боли и трофические расстройства обычно не выражены. Повреждения большеберцового нерва (Liv—SHI). Нерв смешан­ ный, является ветвью седалищного нерва. Иннервирует сгибатели стопы (камбаловидную и икроножную мышцы), сгибатели пальцев стопы, а также заднюю большеберцовую мышцу, осуществляющую поворот стопы кнутри. Задняя поверхность голени, подошвенная поверхность, наружный край стопы и тыльная поверхность дистальных фаланг пальцев обеспечиваются чувствительной иннервацией. При повреждении нерва выпадает ахиллов рефлекс. Чувстви­ тельные нарушения распространяются в границах задней поверхно­ сти голени, подошвы и наружного края стопы, тыльной поверхности пальцев в области дистальных фаланг. Являясь в функциональном отношении антагонистом малоберцового нерва, вызывает типичную нейрогенную деформацию: стопа в положении разгибания, выра женная атрофия задней группы мышц голени и подошвы, запавшие межплюсневые промежутки, углубленный свод, согнутое положение пальцев и выступающая пятка. Во время ходьбы пострадавший опирается в основном на пятку, что выраженно затрудняет походку, не меньше чем при повреждении малоберцового нерва. При поражении большеберцового нерва, как и при поражении срединного, нередко наблюдается каузалгический синдром, а также значительны вазомоторно-трофические расстройства. Тесты двигательных расстройств: невозможность сгибания стопы и пальцев и поворот стопы кнутри, невозможность ходьбы на носках из-за неустойчивости стопы.

15.2. ЛЕЧЕНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ ПЕРИФЕРИЧЕСКИХ НЕРВОВ 15.2.1. Консервативное лечение Консервативно-восстановительное лечение имеет не меньшее зна­ чение, чем оперативное вмешательство на нерве, особенно при сочетанных повреждениях. Если во время операции создаются ана­ томические предпосылки для прорастания аксонов из центрального отрезка нерва в периферический, то задача консервативного лече­ ния — предупреждение деформаций и контрактур суставов, про­ филактика массивного рубцевания и фиброза тканей, борьба с бо­ левым синдромом, а также улучшение условий и стимуляция репаративных процессов в нерве, улучшение кровообращения и тро­ фики мягких тканей;

поддержание тонуса денервированных мышц. Мероприятия, направленные на достижение этих целей, следует начинать сразу же после травмы или оперативного вмешательства и проводить комплексно, по определенной схеме, соответственно стадии регенеративного процесса вплоть до восстановления функции повреждений конечности. В курс лечения включается медикаментозно-стимулирующая те­ рапия, ортопедические, лечебно-гимнастические мероприятия и фи­ зиотерапевтические методы. Оно проводится всем больным как в дооперационном, так и в послеоперационном периоде, объем и про­ должительность его зависят от степени нарушений функции постра­ давшего нерва и сопутствующих повреждений. Комплекс лечения следует проводить целенаправленно, с избирательным подходом в каждом конкретном случае. Лечебную гимнастику проводят в течение всего периода лечения, а в наиболее полном объеме — по истечении срока иммобилизации конечности. Целенаправленные активные и пассивные движения в суставах поврежденной конечности продолжительностью 20—30 мин 4—5 раз в день, а также движения в облегченных условиях — физические упражнения в воде оказывают положительное влияние на восстановление нарушенной двигательной функции. Использо­ вание элементов трудотерапии (лепка, шитье, вышивание и т. п.) способствует выработке различных двигательных навыков, приоб ретающих автоматический характер, что благоприятно сказывается на восстановлении профессиональных навыков. Массаж значительно улучшает состояние мягких тканей в власти перенесенной травмы или операции, активирует крово- и лимфо­ обращение, повышает тканевый обмен мышц и улучшает их сокра­ тительную способность, предупреждает массивное рубцевание, ус­ коряет рассасывание инфильтратов мягких тканей в области бывшей травмы или оперативного вмешательства, что несомненно способ­ ствует регенерации нервов. Больного следует обучать элементам массажа, что позволит проводить его 2—3 раза в день в течение всего курса восстановительного лечения. Применение физиотерапевтических методов предполагает быст­ рейшее рассасывание гематомы, предупреждение послеоперацион­ ного отека и ликвидацию боли. С этой целью больному на 3—4-е сутки после операции назначают электрическое поле УВЧ и токи Бернара по 4—6 процедур, а в дальнейшем при наличии болевого синдрома — электрофорез новокаина по методике Парфенова, элек­ трофорез кальция и др., на 22-е сутки — электрофорез лидазы (12—15 процедур), что стимулирует регенерацию нерва и препят­ ствует формированию грубых рубцов. В этом периоде показаны также ежедневные озокеритопарафиновые аппликации, способству­ ющие рассасыванию инфильтратов, ослаблению боли, а также раз­ мягчающие рубцы, улучшающие трофическую функцию нервной системы и тканевый метаболизм, уменьшающие тугоподвижность в суставах. ^^ Для поддержания тонуса и предотвращения развития атрофии денервированных мышц рационально применение электростимуля­ ции импульсным экспоненциальным током силой 3—5 мА, длитель­ ностью 2—5 с с ритмом 5—10 сокращений в минуту в течение 10—15 мин. Электростимуляцию следует проводить ежедневно или через день;

на курс 15—18 процедур. Этот метод способствует сохранению сократительной способности мышц и их тонуса до на­ ступления реиннервации. Медикаментозное лечение направлено на создание благоприятных условий для регенерации нерва, а также на стимуляциюсамого процесса регенерации. Курс медикаментозной терапии целесообразно проводить следующим образом: на 2-е сутки после операции на­ значают инъекции витамина B i2 по 200 мкг внутримышечно, который способствует росту аксонов травмированного нерва, обеспечивает восстановление периферических нервных окончаний и специфиче­ ских связей поврежденного нерва. Инъекции витамина Bi2 следует чередовать через день с введением 1 мл 6% раствора витамина Bi (20—25 инъекций на курс). Такая методика введения витаминов группы В ослабляет развитие тормозных процессов в ЦНС, ускоряет регенерацию нервных волокон. В течение 2 нед назначают дибазол с никотиновой кислотой в порошке, что оказывает спазмолитическое и тонизирующее действие на нервную систему. Спустя 3 нед от начала курса лечения следует вводить АТФ (по 1 мл 2% раствора;

25—30 инъекций) и пирогенала по индивиду­ альной схеме, которые благотворно влияют на репаративный про­ цесс, стимулируют его. В комплекс лечения следует включить также электрофорез галантамина, который способствует повышению функциональной ак­ тивности нейрона, улучшает проведение возбуждения в нервно-мы­ шечных синапсах вследствие инактивации фермента холинэстеразы. Галантамин вводят с анода в виде 0,25% раствора;

продолжитель­ ность процедуры 20 мин, на курс 15—18 процедур. Длительность и объем комплексного консервативно-восстанови­ тельного лечения определяются числом, уровнем и степенью повреж­ дения периферического нерва, а также наличием сопутствующих травм. После операции невролиза, а также в случаях успеха нейрорафии в области дистальной трети ладони и на уровне пальцев достаточно проведение одного курса консервативно-восстановительного лечения. После нейрорафии в более проксимальных отделах кисти, пред­ плечья и плеча, а также на уровне голени, бедра, учитывая ори­ ентировочный срок регенерации аксонов и реиннервации перифе­ рических нервных аппаратов, необходимо повторить курс лечения через 1,5—2 мес. Как правило, курс восстановительного лечения, начатый в стационаре, заканчивается в амбулаторных условиях под контролем оперировавшего хирурга. Вначале признаки восстановления чувствительности в виде па­ рестезии появляются в зоне, близлежащей к уровню повреждения нерва;

с течением времени улучшается чувствительность в более дистальных отделах конечности. В случае отсутствия признаков регенерации в течение 3—5 мес после операции при полноценном консервативно-восстановительном лечении следует рассмотреть воп­ рос о повторном оперативном вмешательстве. Санаторно-курортное лечение в Цхалтубо, Евпатории, Саки, Мацесте, Пятигорске и др. показано через 2—3 мес после нейрографии. Используют такие лечебные факторы, как грязевые апп­ ликации, бальнеолечение. 15.2.2. Оперативное лечение Показания к операции. Основными показаниями к оперативному вмешательству на поврежденных периферических нервах являются наличие двигательных выпадений, нарушение чувствительности и вегетативно-трофические расстройства в зоне иннервации заинте­ ресованного нерва. Опыт лечения больных с травмами нервов свидетельствует, что чем раньше выполняется восстановительная операция, тем полнее возобновляются утраченные функции. Операция на нерве показана во всех случаях нарушения проводимости по нервному стволу. Срок между травмой и операцией следует максимально сокращать. В случаях неудачи первичного шва нерва (нарастание атрофии мышц, чувствительных и вегетативных расстройств) возникают пря­ мые показания к повторной операции.

Наиболее благоприятным временем для вмешательства считается срок до 3 мес со дня травмы и 2—3 нед после заживления раны, хотя и в более поздний период операции на поврежденном нерве не противопоказаны. При повреждениях нервов кисти оптимальный срок для восстановления их целости составляет не более 3—6 мес после травмы. В этот период наиболее полно восстанавливаются функции нерва, в том числе двигательная. О полном нарушении проводимости по нервному стволу свиде­ тельствует следующее: паралич определенной группы мышц, ане­ стезия в автономной зоне заинтересованного нерва с ангидрозом в тех же пределах, отрицательный симптом Тинеля, отсутствие со­ кращения мышц при электродиагностике — раздражении нерва выше уровня повреждения и постепенно ослабевающие, а затем исчезающие сокращения мышц, под воздействием импульсного тока ниже уровня повреждения. Оперативное лечение может быть осуществлено и в более поздние сроки после травмы нерва, если вмешательство по тем или иным причинам не выполнено ранее. Следует отметить, что при этом нельзя рассчитывать на значительное улучшение моторной функции нервов. Особенно это относится к мышцам кисти, где быстро на­ ступают дегенеративные изменения в связи с небольшими размерами их. После операции почти во всех случаях устраняется очаг ирри­ тации, улучшается чувствительность и исчезают вегетативно-тро­ фические нарушения. Эти изменения благотворно влияют на фун­ кцию поврежденного органа. Восстановительная операция на по­ врежденном нерве независимо от срока, прошедшего после травмы, всегда в большей или меньшей степени улучшает функцию конеч­ ности в целом. Невролиз. Неполный перерыв или сдавление нервного ствола проявляется нерезкими трофическими и чувствительными наруше­ ниями в автономной зоне иннервации заинтересованного нерва. При этом развивается рубцовый процесс в эпиневрии, что впоследствии может вызвать образование рубцовой стриктуры с нарушением про­ водимости. После ушибленно-рваных ран или тяжелых сочетанных травм конечностей особенно части развивается диффузный рубцовый процесс, ведущий к сдавлению нервных стволов. В подобных случаях наблюдаются расстройства чувствительности и вегетативные нару­ шения, глубина которых прямо пропорциональна степени сдавления. В этих ситуациях при неэффективности полного курса консерва­ тивного лечения после травмы нерва показан невролиз — бережное иссечение рубцов эпиневрия, что устраняет компрессию аксонов, способствует улучшению кровоснабжения нерва и восстановлению проводимости на данном участке. Оперативный подход к нерву должен быть тщательно продуман и осуществлен с большой методичностью и максимально бережным отношением к тканям. Нервный ствол обнажают вначале в зоне заведомо здоровых тканей и постепенно мобилизуют по направлению к области повреждения, при этом следует сохранить целость эпи­ неврия, а также сосудов, сопровождающих и питающих нерв.

Лучшие результаты дает ранний невролиз, когда процесс дегене­ рации вследствие сдавления менее глубок и носит обратимый характер. Эффективность невролиза, произведенного по правильным показани­ ям, проявляется уже в ближайшие сроки после операции: улучшается или полностью восстанавливается функция заинтересованного нерва, исчезают боли и вегетативно-трофические нарушения, улучшается чувствительность, восстанавливается потоотделение. Хирургическая тактика и методика выполнения операций на периферических нервах зависят от давности травмы, характера быв­ шего повреждения и предшествующих оперативных вмешательств, степени Рубцовых изменений тканей, от уровня повреждений нерва и сопутствующих повреждений. Эпиневральный шов. До настоящего времени наиболее распро­ страненным методом реконструкции периферического нерва остается классический прямой эпиневральный шов. Это наиболее простой оперативный прием, хотя и требует известного опыта, в противном случае возможны технические ошибки. Он имеет ряд недостатков, особенно при восстановлении смешанных нервов, где требуется точ­ ное сопоставление однородных интраневральных пучков. С помощью эпиневрального шва сложно сохранить после операции достигнутую продольную ориентацию пучков. Прорастание двигательных аксонов центрального конца нерва в чувствительный аксон периферического или обратные соотношения вследствие взаимной ротации концов являются одной из причин длительного или неполного восстанов­ ления основных функций нерва. Обилие межпучковой соединитель­ ной ткани осложняет противопоставление пучков, существует ре­ альная опасность сопоставления среза центрального пучка нерва с межпучковой соединительной тканью, что затрудняет созревание и прорастание регенерирующих аксонов. В конечном итоге это ведет к формированию невромы и потере функции. Неудовлетворенность результатами хирургического лечения по­ вреждений смешанных периферических нервов побуждала врачей к поискам новых способов и видов оперативных вмешательств. Боль­ шим шагом вперед явилось применение увеличительной оптики и особенно специальных операционных микроскопов. Микронейрохи­ рургия является новым направлением в нейрохирургии перифери­ ческих нервов, сочетающим общие хирургические приемы с исполь­ зованием качественно новой техники в условиях микрополя: уве­ личительной оптики, специального инструментария и ультратонкого шовного материала. Микрохирургическая техника была введена в повседневную практику в 1976 г. и применяется постоянно, обес­ печивается операционным микроскопом фирмы «Оптон» (ФРГ), со­ ответствующим микроинструментарием и шовным материалом (8/0, 9/0 и 10/0). Гемостаз во время операции осуществляется с помощью специального микроэлектрокоагулятора. Остановка внутриневрального кровотечения и кровотечения в полости раны имеет важное, а подчас решающее значение для успеха лечения. Классический прямой эпиневральный шов возможно наложить до уровня дистального межфалангового сустава пальца. Он является наиболее целесообразным не только при обычной, но и при мик­ ронейрохирургической технике. Нервы этих областей содержат од­ нородные пучки аксонов — либо чувствительные, либо двигательные. Поэтому ротация концов нерва по оси, вероятность которой не исключается и при микротехнике, не имеет большого значения. В зонах смешанного строения периферических нервов наиболее целесообразно наложение периневральных или межпучковых швов, соединяющих однородные по функции пучки аксонов. Это необхо­ димо потому, что после освежения концов нерва внутриствольная топография срезов не совпадает, так как положение и размеры пучков на разных уровнях нерва различны. В целях идентификации внутриствольных пучков можно пользоваться схемой С. Караганчевой и электродиагностикой на операционном столе. В процессе применения эпиневрального шва была видоизменена его методика: швы одного пучка располагают выше или ниже другого вследствие резекции их в разных плоскостях, что значительно упрощает их сшивание двумя-тремя пери неврал ьным и швами, позволяет точно адаптировать концы каждого пучка в отличие от наиболее часто применяемой методики сшивания пучков в одной плоскости среза. В завершение эпиневрий обоих концов нерва сближают отдельными узловыми швами внакладку. Благодаря этому линия периневральных швов оказывается хорошо изолированной от окружающих тканей собственным эпиневрием, швы которого оказываются вне зоны меж­ пучковых швов. Пучки нерва не сдавливаются, как при обычном эпиневральном шве. Пластика нервов. Особенно большие трудности при реконструк­ ции нерва возникают в тех случаях, если имеется дефект между его концами. Многие авторы отказались от мобилизации иерва на большом протяжении, а также от чрезмерного сгибания в суставах конечности для устранения диастаза с целью сшить нерв конец в конец. Кровоснабжение периферических нервов осуществляется по сегментарному типу, причем большинство нервов имеет продольное направление вдоль эпиневрия и между пучками. Поэтому мобили­ зация нерва для устранения диастаза оправдана при отсепаровке их на протяжении не более 6—8 см. Увеличение этого предела приводит к нарушению кровообращения, которое в таких случаях может осуществляться только за счет врастания новых кровеносных сосудов из окружающих мягких тканей. Несомненно, что развива­ ющийся фиброз в стволе нерва препятствует созреванию и росту регенерирующих аксонов, что в конечном счете отрицательно ска­ жется на результатах лечения. К подобным нарушениям приводит натяжение по линии наложенных швов из-за не полностью устра­ ненного диастаза между концами нерва. По этим причинам диастаз между концами основных стволов периферических нервов величиной 2,5—3,0 см, а общепальцевых и собственно пальцевых — более 1 см является показанием к нейроаутопластике. В качестве нервадонора следует использовать наружный кожный нерв голени, так как по своим анатомическим и функциональным характеристикам он наиболее пригоден для этих целей. При пластике основных стволов нервов дефект восполняется несколькими трансплантатами, обычно 4—5 в зависимости от диаметра ствола, собранными в виде пучка, без натяжения в среднефизиологическом положении суставов конечности. Между пучком нерва и трансплантатом накладывают 3—4 стежка нитью 9/0—10/0 и эту зону дополнительно прикрывают эпиневрием. Для пластики общепальцевых и собственно пальцевых нервов обычно требуется один трансплантат в связи с их одинаковым диаметром. В большинстве случаев повреждения периферических нервов со­ четаются с повреждением сосудов, что объясняется их анатомическим соотношением. Наряду со швом или пластикой нерва необходимо параллельно осуществлять шов или пластику поврежденного кро­ веносного сосуда, что позволит оптимизировать условия регенерации восстановленного нерва в расчете на благоприятный конечный ре­ зультат лечения. Таким образом, микрохирургическая техника при операциях на периферических нервах позволяет создать оптимальные анатомиче­ ские условия для восстановления функции нервов. Особенно важно применение микрохирургической техники при операциях на сме­ шанных нервах, где требуется точное сопоставление концов нерва с последующим сшиванием его идентичных пучков.

Г Л А В А ПОВРЕЖДЕНИЯ МАГИСТРАЛЬНЫХ КРОВЕНОСНЫХ СОСУДОВ Повреждения кровеносных сосудов относятся к категории наиболее драматических по интенсивности и быстроте развивающихся по­ следствий. Пожалуй, нет другой травмы, где была бы так необходима неотложная помощь и где она не спасала бы жизнь с такой оче­ видностью, как при артериальном или венозном кровотечении. При­ чин, вызывающих повреждения кровеносных сосудов, достаточно много. Это открытые и закрытые повреждения, ранения. Среди гражданского населения у /з регистрируется одновременное по­ вреждение кровеносных сосудов и сердца, причем более чем в 80% случаев эти ранения или огнестрельного происхождения, или нане­ сены холодным оружием. Сосудистые травмы преобладают при ра­ нениях конечностей, при проникающих ранениях живота. С развитием огнестрельных средств поражения стал постепенно возрастать и удельный вес ранений кровеносных сосудов по отно­ шению к общему числу ранений. Приблизительно с 1900 г., когда на вооружении армий появились облегченные пули меньшего ка­ либра, ранений сосудов стало относительно больше. В первую империалистическую войну число ранений кровеносных сосудов достигало в среднем 0,9% по отношению к общему числу раненых. Во время войны с белофиннами не менее 54% летальных исходов на поле боя были обусловлены кровопотерей в результате ранения магистральных кровеносных сосудов. По данным различных источников, при повреждениях артерий в военных условиях частота шока составила 50—60%, в мирное время — около 50%. По данным Нгуен Хань Зы, при огнестрельных ранениях кро­ веносных сосудов на долю изолированных ранений артерий прихо­ дится 47,42%, изолированных ранений вен — 6,77%, а комбини­ рованные ранения артерий и вен составляют 45,8% от общего числа. Локализация ранений, по данным того же автора, может быть представлена следующим образом: шея (сонные артерии, яремные вены) — 8,96%, сосуды плечевого пояса и верхних конечностей — 16%, сосуды брюшной полости и таза — 11,55%, сосуды нижних конечностей — 63,40%. Травматические повреждения брахицефальных ветвей наблюда­ ются сравнительно редко и составляют около 6—7% от общего числа повреждений артерий.

Наиболее тяжелыми являются осколочные ранения, при которых происходит сочетанное повреждение артерии, вены и нервного ство­ ла, сопровождающиеся клинической картиной травматического или геморрагического шока. На сочетанные ранения артерии и нервов приходится прибли­ зительно 7% всех ранений сосудов. Травматические артериальные аневризмы приводят к различного рода осложнениям приблизительно в 12% случаев, а артериальновенозные свищи — не менее чем в 28% и прежде всего к расстрой­ ствам сердечной деятельности. По-видимому, есть основания разделить повреждения кровенос­ ных сосудов на три группы: 1) повреждения (чаще всего разрывы) артериальных и венозных стволов, возникающие при закрытых трав­ мах;

2) повреждения при открытых травмах (ранения, переломы) и 3) при огнестрельных ранениях. Важно также различать повреждения кровеносных сосудов, со­ провождающиеся дефектом сосудистой стенки, что чаще всего на­ блюдается при огнестрельных ранениях, и без ее дефекта, что характерно для ранений холодным оружием. При разрыве артерии, например в результате вывиха в коленном или локтевом суставе, обязательно возникает дефект, поскольку при растяжении все три оболочки артерии вследствие различной их механической прочности рвутся на разных уровнях. При ранении артерии возможно расслоение стенки на большом протяжении от места повреждения. Классификаций повреждений центральных и периферических кровеносных сосудов существует много, но для практических целей нужна достаточно простая классификация, из которой были бы очевидны диагностические и лечебные мероприятия (табл. 16.1). Известно, что для повреждения стенок магистрального венозного и особенно артериального ствола необходимо достаточно большое усилие, принимая во внимание высокую степень их эластичности. Даже при воздействии такого фактора, как огнестрельный снаряд (пуля или осколок), сосудистый пучок часто уходит в сторону от формирующегося раневого канала. В случае повреждения кровенос­ ного сосуда каким-либо ранящим снарядом (осколок, пуля) или обломком кости возможны следующие повреждения. 1. Повреждение части стенки артерии или вены с формированием «окна», из которого немедленно начинается артериальное или ве­ нозное кровотечение в окружающую клетчатку и наружу при до­ статочно широком просвете первичного раневого канала. Более детальное деление повреждений стенки артерии или вены на */з» 3/ч просвета ничего существенного не добавляет для диаг­ ностики и лечения. 2. Тотальное повреждение (полный перерыв) артерии или вены либо той и другой. В этом случае могут быть два варианта: а) массивное длительное кровотечение из обоих концов сосуда, ведущее к быстрой и тяжелой кровопотере;

Т а б л и ц а 16.1. Классификация ранений кровеносных сосудов Механизм травмы Характер повреждеранние Осложнения поздние Закрытое Ушиб, кратковре­ менное или длитель­ ное сдавление, пере­ растяжение (вы­ вих) Тромбоз без внеш­ них признаков на­ рушения целости стенки сосуда Надрыв стенки со­ Массивное кро­ Артериовенозсуда, полный пере­ вотечение ный свищ, на­ рыв сосуда, размозгноение, сер­ жение сосуда на дечно-сосудис­ большом протяже­ тые расстройст­ нии ва Прокол одной или То же То же обеих стенок сосу­ да, пристеночное ранение, цирку­ лярное ранение со­ суда, дефект стенки сосуда на значи­ тельном протяже­ нии Тромбоз в резуль­ тате эффекта «бо­ кового удара», при­ стеночное ранение, полный перерыв сосуда, значитель­ ный дефект стенки сосуда Открытое Ранение режущим, колющим предме­ тами, вторичными осколками кости при множественном переломе, размозжении конечности Огне­ Осколочное, пуле­ стрельное вое, в результате воздействия взрыв­ ной волны боеприпаса » » б) ввертывание интимы артерии внутрь просвета, вследствие чего кровотечение прекращается, например при травматическом отрыве конечности на уровне плечевого сустава. В этом случае кровотечение может быть умеренным. При полном перерыве круп­ ного венозного ствола ввертывания интимы внутрь не происходит, поэтому венозные кровотечения при ранениях разного происхож­ дения оказываются подчас даже более опасными, чем артериаль­ ные. В случае одномоментного повреждения артерии и сопровождаю­ щей ее вены вероятно возникновение артериовенозного свища, сущ­ ность которого в том, что через образовавшуюся в тканях полость возникает сообщение просветов магистральной артерии и вены. Это серьезное осложнение, чреватое серьезными гемодинамическими сдвигами вследствие шунтирования артериовенозного русла. Впос­ ледствии при подобных ранениях формируется артериовенозная лож­ ная аневризма. Несколько забегая вперед, можно отметить, что посттравматические, особенно огнестрельного происхождения, анев Рис. 16.1. Ангиограммы.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.