WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«ТРАВМАТОЛОГИЯ И ОРТОПЕДИЯ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ В 3 ТОМАХ Под редакцией члена-корр. РАМН Ю. Г. Ш А П О Ш Н И К О В А В МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 (31*3 ТРАВМАТОЛОГИЯ том 2 й МОСКВА ...»

-- [ Страница 2 ] --

а — компрессия тела Суц, сцепившийся вывих Су|, перелом остистого отростка Су|! б — после открытого вправления переломовывиха, переднего корпородеза Суц-Тп|. случаях в поврежденном сегменте отмечаются кровоизлияние, рас­ слоение передней продольной связки (реже разрыв), снижение вы­ соты диска, его разрыв. Во всех сомнительных случаях необходим рентгенологический контроль с маркировкой дисков иглой. Выкра­ ивают П-образный лоскут в области поврежденного сегмента, вклю­ чающий диск и по х1 г тел выше- и нижележащего позвонков. С помощью специальных фрез, тонких долот удаляют поврежденный диск, замыкательные пластинки смежных позвонков до задней про­ дольной связки, чтобы полностью устранить сдавление спинного мозга. Вывих устраняют с помощью тракции по оси с последующим переразгибанием. В образовавшийся дефект вводят аутотрансплантат, взятый из крыла подвздошной кости больного. Размер транс­ плантата должен быть на 3—4 мм больше размера дефекта между позвонками. Трансплантат фиксируют трансоссально лавсановыми швами к выше- и нижележащим позвонкам. Ушивают лоскут пе­ редней продольной связки. Рану послойно ушивают наглухо. Послеоперационная фиксация воротником Шанца, в последу­ ющем — ортопедическими корсетами или гипсовой повязкой (рис. 1.21).

Наиболее распространены методики оперативного вмешательства при шейном остеохондрозе по Робинзону—Смиту, Кловарду, Бейли и Беджли, Юмашеву, Фурману (рис. 1.22). Грудной и поясничный отделы позвоночника. Из переднебокового доступа возможно осуществление стабилизирующих операций при неосложненных переломах позвонков. При смещении костных фрагментов в сторону позвоночного канала выполняют декомпрессивно-стабилизирующие операции. Показания к переднему спондилодезу при неосложненных пере­ ломах грудных и поясничных позвонков: а) раздробленные, «взрывные» переломы тел позвонков;

б) вертикальные переломы тел позвонков;

в) компрессионные клиновидные переломы III степени тяжести;

г) оскольчатые переломы со смещением задневерхнего фрагмента;

д) застарелые переломы с выраженным болевым синдромом, не поддающиеся консервативному лечению;

е) увеличение кифотической деформации после консервативного лечения;

ж) нестабильность поврежденного сегмента позвоночника после консервативного лечения с болевым синдромом. Переднее сдавление спинного мозга. Наиболее распространен­ ным методом при оперативном лечении осложненных нестабильных компрессионных переломов с развитием типичного переднего (дав­ ления спинного мозга (клином Урбана) является выполнение пере­ дней декомпрессии спинного мозга и переднего расклинивающего корпородеза ауто- или аллотрансплантатами. Преимуществом передней декомпрессии спинного мозга является то, что доступ осуществляется через компремированное тело по­ звонка. Это позволяет исключить дополнительную травматизацию спинного мозга хирургическим инструментарием во время опера­ тивного вмешательства. Одномоментное выполнение переднего рас­ клинивающегося корпородеза приводит к восстановлению правиль­ ных анатомических взаимоотношений поврежденного сегмента по­ звоночника. Основные переднебоковые доступы к телам грудных и пояс­ ничных позвонков. Доступ к телам первых двух грудных позвонков лучше осуществлять спереди, как и к нижнешейному отделу по­ звоночника. При необходимости декомпрессии спинного мозга на уровне Thi—Thin указанный доступ расширяют за счет продольного рассечения рукоятки грудины или вычленением ключицы. Отслаи­ вают фасцию и максимально разводят края раны;

сосудисто-нервный пучок отводят кнаружи. Увеличение операционного поля за счет рассечения грудины позволяет манипулировать на телах Thi—Thm. При отведении сосудов и разведении раны возможно повреждение верхнего купола плевры, который идет от грудино-ключичного со­ членения косо вниз к средней линии соединения рукоятки с телом грудины. Доступ к телам Thiv—Thvii. Для выделения переднебоковой поверхности IV—VII грудных позвонков используют правосторонний переднебоковой чресплевральный доступ по межреберью соответст­ вующего поврежденного позвонка. Особенностью данного доступа является то, что с целью получения удобного для манипулирования на телах обзора поврежденного сегмента (ширина и глубина раны, угол операционного действия) следует резецировать ребро, распо­ ложенное выше поврежденного тела позвонка, остеотомировать ни­ жележащее ребро, а также отсечь мышцы, прикрепляющиеся к углу лопатки (широчайшая мышца спины, частично большая и малая ромбовидные мышцы). Отведя угол лопатки к средней линии и кверху, максимально ранорасширителем разведя края раны, полу­ чают возможность выделить переднебоковые поверхности от I до VII позвонка. При повреждении двух и более тел позвонков, чтобы расширить операционный доступ, следует под надкостниц но остео­ томировать у шейки нижерасположенное ребро. Для выделения переднебоковой поверхности тел рассекают плевру на уровне по­ врежденного сегмента, тупо отслаивают ее кнутри и кнаружи, вы­ деляют и перевязывают (можно коагулировать) сегментарные сосу­ ды. Переднюю продольную связку Н-образно рассекают и отслаивают от тела позвонка. Следует помнить, что на переднебоковой повер­ хности тел расположена выступающая полуокружностью дуга не­ парной вены. Чтобы избежать ее повреждения, необходимо пред­ варительно перевязать и пересечь межреберные вены в зоне по­ вреждения тел позвонков, что позволяет отвести непарную вену к средней линии без непосредственной ее перевязки. При оскольчатых переломах со сдавлением вены осколками, частичном ее поврежде­ нии целесообразно перед манипуляцией на телах позвонков пред­ варительно перевязывать вену выше и ниже повреждения. Доступы к телам средних и нижних грудных позвонков. Про­ изводят разрез по межреберью на один сегмент выше поврежденного позвонка. По линии кожного разреза рассекают поверхностную фас­ цию, широчайшую и нижнюю зубчатую мышцы спины. По средней линии разрез доходит до длинной мышцы спины. Рассекают меж­ реберные мышцы (при необходимости можно резецировать ребро). При максимальном разведении краев раны становится доступной переднебоковая поверхность поврежденного позвонка и смежных с ним тел. При переломах XII грудного позвонка и необходимости передней декомпрессии спинного мозга разрез проводят по десятому межре­ берью. Для увеличения операционного поля и доступа к телу XII грудного и I поясничного позвонков дополнительно пересекают внутригрудную фасцию и латеральные ножки диафрагмы — обна­ жается заднебоковая и переднебоковая поверхности нижних грудных и I поясничного позвонков. Доступ к Thxii—La. При переломах тела I поясничного позвонка, необходимости передней декомпрессии спинного мозга важен доступ, обеспечивающий возможность манипуляций на переднебоковой по­ верхности как минимум XII грудного и первых двух поясничных позвонков. Это достигается использованием чресплеврально-чрездиафрагмального забрюшинного доступа к телам позвонков. Разрез Рис. 1.23. Схема реберно-параректального забрюшинного доступа по Соутвику— Робинзону.

а — линия вскрытия забрюшинного пространства;

б — обнажение переднебоковой поверхности тел позвонков: 1 — межпозвоночный диск;

2 — тело позвонка;

3 — аорта;

4 — мочеточник;

5 — брюшина;

6 — поясничный симпатический ствол;

7 — поясничные кровеносные сосуды.

производят по ходу десятого межреберья справа и далее косо вниз до прямой мышцы живота. Рассекают кожу, клетчатку, поверхно­ стную фасцию, волокна широчайшей мышцы спины и межреберные мышцы, затем мышцы живота (наружная косая, внутренняя косая, поперечная). Влажным тупфером отслаивают брюшину от боковой стенки живота, большой поясничной мышцы, затем от диафрагмы, отступя 4—5 см от XII ребра. Отслаивая брюшину и освобождая подвздошную область и часть диафрагмы, делают возможным от­ ведение купола печени, надпочечника и почки, мочеточника вне полости операционного воздействия, исключается возможность их повреждения. Затем рассекают внутригрудную фасцию с париеталь­ ной плеврой по ходу межреберного промежутка от верхнего края XI ребра. Косо вниз рассекают диафрагму до латеральной ее ножки. Края диафрагмы берут на «держалки» и ранорасширителем макси­ мально разводят края раны. На уровне нижнегрудных позвонков продольно рассекают медиастинальную плевру, расслаивают под­ вздошную мышцу, выделяют и перевязывают сегментарные сосуды. Н-образно рассекают переднюю продольную связку и поднадкостнично отделяют кнутри вместе с прилегающими тканями — стано­ вится доступной переднебоковая поверхность тел нижних грудных и верхних поясничных позвонков. Переднебоковой доступ к телам LH—Si. При переломах тела II поясничного позвонка показан реберно-параректальный забрюшин Рис. 1.24. Реберно-паховый доступ по Чаклину.

а — линия вскрытия забрюшинного пространства;

б — обнажение переднебоковой поверхности тел поясничных позвонков: 1 — левая общая подвздошная артерия;

2 — левая общая подвздошная вена;

3 — поясничный симпатический ствол;

4 — аорта;

5 — брюшина;

6 — большая поясничная мышца;

7 — нерв полых органов и бедра.

ный доступ по Соутвику—Робинзону (рис. 1.23). Послойно рассекают мягкие ткани по ходу XII ребра, затем мышцы живота параллельно и отступя 2—3 см от крыла подвздошной кости. Резецируют ребро, отслаивают брюшину внутрь, освобождая подвздошную область вверх до диафрагмы и ее латеральной.ножки. Разрез в верхнем отделе живота не следует проводить по наружному краю влагалища прямой мышцы живота, так как возможно повреждение брюшины из-за ее интимного спаяния с фасцией. На уровне верхних пояс­ ничных позвонков брюшная аорта располагается по передней по­ верхности тел позвонков несколько слева, вена занимает правую переднебоковую поверхность, но располагается несколько кпереди от тел. Поэтому отслойку передней продольной связки следует выполнять в стороны вместе с ножками диафрагмы и мышцами. Таким образом, исключается контакт с магистральными сосудами данной области и опасность их повреждений. При повреждении тел I и II поясничного позвонков предпочтение следует отдавать пра­ востороннему доступу. При повреждении тел нижних поясничных позвонков чаще всего используется левосторонний реберно-паховый доступ по Чаклину (рис. 1.24). Производят послойный разрез мягких тканей начиная от края реберной дуги и до проекции лонного сочленения. Отсла­ ивают тупо брюшину от боковой и задней стенок живота, затем отводят кнутри — обнажается подвздошная область. В рану высту­ пают подвздошно-поясничная мышца, которая покрывает боковую Рис. 1.25. Схема переднего спондилодеза по Чаклину при спондилолистезе.

а — иссечение межпозвоночного диска вместе с к о с т н ы м и дефекта костным трансплантатом. пластинками;

б — замещение Рис. 1.26. Схема впадения восходящих поясничных вен в общие подвздошные вены на уровне Lrv.

поверхность тел позвонков, аорта, место бифуркации аорты и под­ вздошные артерия и вены. На уровне переднебоковой поверхности тел IV—V поясничных позвонков хорошо видна полая вена. Для обнажения переднебоковой поверхности тел следует выделить, пе­ ревязать и пересечь поясничные сосуды в зоне поврежденного сег­ мента. При необходимости манипуляций на V позвонке необходимо перевязать венозную ветвь на уровне I крестцового позвонка, так как при попытке смещения подвздошной вены может произойти разрыв ствола вены с последующим обильным, трудно останавли­ ваемым кровотечением. Этот доступ был предложен В. Д. Чаклиным в 1931 г. для ра­ дикальной операции на телах позвонков по поводу спондилолистеза (рис. 1.25). Обнажив переднюю поверхность позвонков, долотом иссекают клин из Lv и крестца, захватывая тонкую костную пла­ стинку нижней поверхности тела Lv, полностью диск и верхнюю поверхность крестца. Полученный дефект заполняют транспланта­ том, взятым из болыпеберцовой кости. Учитывая особенности расположения сосудов на уровне Lrv—SH, И. М. Митбрейт предложил правосторонний доступ для переднего спондилодеза. Преимуществом этого доступа является то, что нижняя полая вена в поясничном отделе смещена вправо и соединение общих подвздошных вен происходит не на середине тела Liv, a правее, тем самым становится более свободный подход к области Lv—Sn. Крестцовые вены расположены либо посередине диска, либо левее (рис. 1.26). Подвздошные сплетения расположены также влево от средней линии. Все это облегчает подход к телам Lrv—SH. ЭТИМ же доступом можно пользоваться при опухолевом, воспалительном поражении Lrv—S». Возможен и чрезбрюшинный доступ к телам Lv—Sn по Мюллеру.

Недостатками этого доступа являются контакт с кишечником, частое развитие в послеоперационном периоде динамической непроходи­ мости, возможное развитие воспалительных, спаечных процессов. Этот доступ не нашел среди отечественных ортопедов широкого признания. В ряде случаев происходит перелом нижнегрудных и поясничных позвонков на различных уровнях. Чаще наблюдается перелом Thix— Thxi в сочетании с переломом Lm—Lv. Для одномоментной мани­ пуляции на грудных и поясничных позвонках используется чресплеврально-чрездиафрагмальный внебрюшинный доступ. Разрез вы­ полняют по межреберью соответственно перелому грудного позвонка (обычно десятое межреберье). На уровне верхнего края ребра разрез мягких тканей направляется вниз параллельно крылу подвздошной кости до лона. Обнажив переднебоковую поверхность тел позвонков, можно манипулировать на различных отделах позвоночника от Thviii до Liv.

1.8.4. Операции передней декомпрессии спинного мозга, переднего расклинивающего корлородеза В зависимости от уровня перелома тела позвонка осуществляют один из доступов к телам позвонков. Определяют предварительную зону повреждения позвоночника путем осмотра и пальпации. В остром периоде травмы хорошо видны участок повреждения мягких тканей, кровоизлияния, деформации тела позвонка, выстояние ко­ стных отломков, их соотношение с сосудами. В грудном отделе над уровнем травмы продольно рассекают медиастинальную плевру, а в поясничном отделе отсекают ножки поясничной мышцы (на уровне Li—Lm), и мышца расслаивается продольно. Затем следует приступать к мобилизации и лигированию сегментарных межреберных сосудов. Обычно необходимо выделить две артерии и вены. Сосуды лежат в клетчатке на телах позвонков. Поэтому с помощью коагуляционных пинцетов, сосудистых дисекторов можно без особых трудностей мобилизовать сосуды и пере­ вязать их шелком либо коагулировать, затем сосуды пересекают. Ориентиром для нахождения сосудов служат межпозвоночные диски. После мобилизации и пересечения сосудов выполняют продольный разрез передней продольной связки, которая интимно спаяна с телом позвонка и свободно лежит на дисках. Разрез захватывает повреж­ денное тело и по половине смежных с поврежденным позвонков. Дополнительно по переднебоковой поверхности неповрежденных тел делают поперечный разрез связки и мягких тканей. Формируют П-образный лоскут, включающий плевру (мышцы в верхнепояс­ ничном отделе позвоночника), сосудистые образования, продольную связку и часть дисков. С помощью распатора лоскут полностью смещают с боковой и передней поверхностей до боковой поверхности противоположной операционному доступу стороны. Под лоскут под­ водят овальный элеватор — таким образом аорта и вена защищены от возможного повреждения. Затем приступают к удалению повреж денного позвонка и дисков. Фрагменты компремированного тела, смежные с ним диски удаляют с помощью цилиндрических фрез типа Кловарда, Юмашева. Фрезу устанавливают на боковой и ча­ стично на передней поверхностях тела позвонка. Ход ее должен быть направлен к спинномозговому каналу. Глубина высверливания в грудном отделе не должна превышать 2,0—2,5 см, а в пояснич­ ном — 3 см. При большей глубине высверливания можно повредить заднюю продольную связку, венозное сплетение, твердую мозговую оболочку и корешки спинномозговых нервов. Длинными ножницами, кюретками полностью удаляют поврежденный диск, острыми ло­ жечками — задние отделы компремированного позвонка, т. е. до­ стигается передняя декомпрессия спинного мозга. Острым тонким долотом удаляют замыкательные пластинки смежных неповрежден­ ных тел до задней кортикальной пластинки. Образованная ниша имеет форму трапеции, основанием обращенной кзади. Подготав­ ливают соответствующей формы костный трансплантат. Придается тяга по оси позвоночника, переразгибание, и в полученный паз вбивают костный трансплантат. Трансплантат готовят либо из крыла подвздошной кости больного, либо из аллокости;

его прикрывают сформированным ранее лоскутом, который ушивают лавсаном. Перед ушиванием раны обязательно дренируют плевральную полость (рис. 1.27;

1.28). При травме грудного отдела позвоночника используется заднебоковой экстраплевральный доступ. При этом становится возможным удалить заднебоковую поверхность тела и осуществить заднебоковой межтеловой спондилодез трансплантатами. Наиболее сложен выбор метода оперативного лечения при оскольчатых переломах и переломовывихах, когда повреждается за­ дний и передний опорные комплексы. Типичная ламинэктомия в подобных случаях не устраняет переднего сдавления, что приводит к эффекту «удавки». После ламинэктомии остается переднее сдавление спинного мозга смещенным телом (осколком) позвонка. Вышеи нижерасположенные дужки от ламинэктомированных позвонков сдавливают спинной мозг сзади. Ламинэктомия, особенно когда уда­ ляют суставные отростки, увеличивает нестабильность поврежден­ ного сегмента позвоночника, что ведет к вторичному смещению отломков, развитию кифотической деформации и усилению невро­ логических проявлений травмы спинного мозга. В последнее время наибольшее распространение при поврежде­ ниях заднего опорного комплекса в сочетании с оскольчатыми пе­ реломами тела позвонка получили заднебоковые доступы для де­ компрессии спинного мозга и этапные методы хирургического ле­ чения. Для фиксации компрессионных переломов нижнегрудного и поясничного отделов позвоночника (в том числе сопровождающихся повреждением заднего комплекса связок) используют лавсановую ленту, а для фиксации переломовывихов позвонков применяют металлические пластины, закрепляя их винтами за остистые от­ ростки.

3—1284 " • а а — перелом тела позвонка и зона его резекции позвонка замешено костным трансплантатом.

б (обозначена пунктиром);

б — тело Рис. 1.27. Схема частичного замещения тела позвонка и переднего спондилодеза.

а б • Рис 1.28. Полное замещение тела позвонка по Цивьяну (схема).

а — перелом поясничного позвонка;

б — део>ект после резекции тела и двух смежных дисков;

в — в дефект компактно уложены спонгиозные трансплантаты.

Большинство из предложенных методов оперативной фиксации переломовывихов и компрессионных переломов, сопровождающихся повреждением заднего комплекса связочного аппарата позвоночника, в достаточной степени обеспечивают стабильность поврежденного участка позвоночника на период, необходимый для заживления перелома. Известно, что без своевременного восстановления связоч­ ного аппарата оперативным путем богато иннервированная ткань связок пролиферирует. Рубцовая ткань обладает несравненно худ­ шими механоэластическими свойствами по сравнению с тканью межостистых и надостистой связок (более подробно об этом см. далее). Следовательно, после удаления металлического фиксатора (проволоки, стяжки, пластины) создаются условия, при которых надежная стабильность в области бывшей травмы не может быть обеспечена в должной степени. Исключение составляет способ фик­ сации компрессионных переломов позвоночника лавсановой лентой, которая не требует удаления. Важная роль связочного аппарата в обеспечении стабильности позвоночного столба убедительно пока­ зана в работах большинства отечественных и зарубежных исследо­ вателей. Прав Я. Л. Цивьян, утверждавший, что ламинэктомия не может не сказаться отрицательно на статике и динамических слож­ ных функциях позвоночника. Передние опорные структуры позво­ ночника, и без того склонные к дегенеративно-дистрофическим про­ цессам, в этих новых условиях повышенной избыточной нагрузки не могут не претерпевать количественно более глубоких изменений. В конце концов это приводит к новым качественным изменениям в области ламинэктомии и всего позвоночника в целом. Разработка вопросов оперативного лечения изолированных повреждений заднего комплекса связок позвоночника стала возможной с введением конт­ растных методов исследования межостистых связок. Представляет интерес методика оперативной пластики повреж­ денных межостистых связок лавсановым материалом и разорванной надостистой связки — дубликатурой заднего листка тораколюмбальной фасции. Применение в клинике лавсановой плетеной нити обусловлено тем, что она лишена недостатков, присущих гофрированному лав­ сановому сосуду. Проведенные испытания механической прочности плетеного лав­ санового шнура показали, что он может с успехом применяться для восстановления разорванных межостистых связок. В клинике для пластики связочного аппарата обычно используют двойную лавса­ новую нить. К оперативной пластике должны быть строгие показания: по­ вреждения надостистой и межостистой связок у лиц относительно молодого возраста, профессия которых связана со значительными физическими напряжениями. Последнее обстоятельство может при­ вести к повторному разрыву рубцово-измененных связок у больных, леченных с помощью корсета, особенно на фоне возрастных деге­ неративных изменений. Операцию производят под местной анестезией 0,5% раствором новокаина (150—200 мл). Вначале по линии остистых отростков анестезируют кожу и подкожную клетчатку. Затем проводится более глубокая анестезия по бокам остистых отростков. После рассечения кожи, жировой клетчатки и поверхностной фасции проводят анестезию мышечного футляра. Инъекционную иглу вка­ лывают непосредственно сбоку от остистого отростка в краниальном направлении до дужки и вводят 15—20 мл 0,5% раствора ново­ каина. Таким образом достигают анестезии заднего отдела позво­ ночника с обеих сторон остистых отростков на протяжении пред­ полагаемой пластики. Такая анестезия делает безболезненной пла­ стику связок и избирательное переразгибание травмированного отдела позвоночника для сближения остистых отростков. Всем 3* больным за 35—40 мин до начала операции внутривенно вводят нейроплегические смеси. Техника оперативного вмешательства. Кожный разрез проводят над остистыми отростками. Рассекают подкожную клетчатку и по­ верхностную фасцию. Длина кожного разреза должна включать не менее трех межостистых промежутков и межостистых связок. Мягкие ткани тупо отслаивают от надостистой связки и заднего листка пояснично-грудной фасции с обеих сторон остистых отростков. Про­ водят визуальное и инструментальное обследование задних связок позвоночника. После подтверждения характера и уровня поврежде­ ния задних связок рассекают задний листок пояснично-грудной фас­ ции непосредственно с боков остистых отростков и надостистой связки. Ножницами и распатором освобождают от мышц остистые отростки, ограничивающие поврежденные межостистые связки. За остистые отростки и с боков от них параллельно разорванной связке с помощью изогнутых зажимов Бильрота проводят 4—5 циркулярных витков двойной лавсановой плетеной нити (№ 8—10). Перед ук­ реплением лавсанового шнура поврежденному отделу позвоночника придают положение гиперлордоза, что обеспечивает максимальное сближение остистых отростков. В этом положении лавсановый шнур завязывают тремя узлами (I этап операции). При разрыве надостистой связки, а также при отсутствии ее укрепляют задний связочный комплекс дубликатурой из листка пояснично-грудной фасции, который подшивают к 3—4 остистым отросткам (II этап операции). Это особенно важно при разрыве надостистой связки. Задний листок пояснично-грудной фасции отсепаровывают на 3—5 см латерально с обеих сторон остистых от­ ростков. Мобилизованный таким образом край заднего листка фасции с одной стороны подшивают шелковыми швами как можно дальше к внутренней поверхности фасции другой стороны, а затем несколь­ кими швами прикрепляют к подлежащим остистым отросткам. Свободный край пояснично-грудной фасции пришивают в виде дубликатуры и фиксируют по средней линии несколькими швами к остистым отросткам и связкам. Рану послойно ушивают. При необходимости в ране оставляют резиновые выпускники. Пластика межостистых связок, а также укрепление надостистой связки дубликатурой заднего листка фасции обеспечивают стабиль­ ность травмированного сегмента позвоночника, позволяют присту­ пить к ранним и эффективным занятиям лечебной гимнастикой в вертикальном положении с нагрузкой позвоночника, вести контроль за операционной раной.

ГЛАВА ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ Переломом кости (fractura ossis) называется нарушение ее целости под влиянием внешнего насилия. Переломы могут быть травматические и патологические (нетрав­ матические). Патологические переломы возникают при остром и хроническом остеомиелите, несовершенном остеогенезе, гиперпаратиреоидной остеодистрофии, костных кистах, доброкачественных и злокачественных опухолях костей, при метастазах в кость (чаще других метастазируют в кость опухоли молочных желез, почек, предстательной железы, легких, желудка и др.). Выделяют переломы открытые и закрытые. Кожа над переломом и другие мягкие ткани при открытом переломе могут быть повреж­ дены травмирующей силой, ломающей кость, — это первично-от­ крытые переломы;

если мягкие ткани и кожа перфорированы изнутри острым концом отломка — это вторично-открытый перелом. При вторично открытом переломе рана обычно небольшая, равна диа­ метру конца отломка, перфорирующего кость. Как при первично открытом, так и при вторично открытом переломе имеет место первичное микробное загрязнение зоны перелома, поэтому при том и другом переломе возможны нагноение и остеомиелит. Закрытые переломы могут быть полными и неполными. При неполных переломах целость всей кости не нарушена. Это краевые переломы, отрывы бугорков костей. По локализации различают переломы диафизарные, метафизарные и эпифизарные (рис. 2.1). Нарушения целости кости у детей и подро­ стков по ростковой зоне называются эпифизеолизами. Эпифизарные переломы обычно внутрисуставные. Метафизарные переломы называ­ ют еще околосуставными. В зависимости от высоты расположения вы­ деляют переломы в нижней трети кости, средней трети и верхней трети. Следует различать понятия «отломок» и «осколок». В отломке есть все составные части кости, т. е. если это отломок при диафизарном переломе, то он непременно имеет костный канал. Отломков бывает два (при одинарном переломе), три (при двойном переломе), четыре (при тройном переломе) (рис. 2.2). Выделяют многооскольчатые, а также крупнооскольчатые переломы. По направлению плоскости излома различают переломы попе­ речные, косые, винтообразные, продольные. Переломы бывают без смещения отломков и со смещением от Рис. 2.1. Диафизарные (а-а), метафизарные (б-б) и эпифизарные (в-в) переломы. Рис. 2.2. Двойной перелом бедренной кости.

I — субкапитальный перелом шейки;

II — диафизарный перелом;

а, б, а — три отломка;

г — осколок.

Рис. 2.3. Смещения отломков бедренной кости.

а — по длине;

б — по ширине;

в — под углом к оси (типичное запрокидывание кзади конца периферического отломка тягой икроножной мышцы);

г — ротационное (по периферии).

ломков. Смещение может быть первичным: возникает в момент перелома под влиянием травмирующей силы и вторичным: возникает под влиянием сокращения (ретракции) мышц;

на рентгенограммах обычно видим вторичное смещение отломков. Различают смещения отломков по длине, ширине, под углом к оси и ротационные (рис. 2.3). Угловые смещения кости в сегменте с двумя длинными костями (предплечье, голень) называют еще аксиальным смещением. В отличие от углового оно трудноустранимо при закрытой репозиции. С клинической точки зрения важно различать переломы ста­ бильные и нестабильные. Стабильные переломы имеют поперечную линию излома. При нестабильных переломах (косые, винтообразные) из-за нарастающей после травмы мышечной ретракции обязательно появляется вторичное смещение. Переломы могут быть вколоченными, когда торец или острая грань торца одного отломка внедряется в торец другого отломка. Классическим примером вколоченного перелома может быть абдукционный перелом шейки бедренной кости. При таком переломе ретракция мышц, окружающих тазобедренный сустав, усиливает сцепление (вколочение) отломков, исключает возможность их сме­ щения. Вколоченные переломы встречаются и при переломе вер Рис. 2.5. Отрывной перелом ме­ диальной лодыжки при пронационной (а) и латеральной лодыжки при супинационной (б) травмах голеностопного сустава Рис. 2.4. Перелом бедренной ко­ сти от сгибания. Большой стрел­ кой показано направление трав­ мирующей силы;

разрыв кости на стороне растяжения (а), выкалы­ вание треугольного осколка на стороне сжатия (б). тельной области. У лиц пожилого и старческого возраста это вколочение устранять не следует, так как оно способствует более быстрому сращению перелома. Повреждающее усилие при переломе определяет характер пере­ лома и направление линии излома. По рентгеновскому снимку, видя направление линии излома, форму отломков, можно представить механогенез перелома. Перелом от сгибания (рис. 2.4) характери­ зуется разрывом кости на стороне растяжения ее (сторона, проти­ воположная направлению сил, сгибающих и ломающих кость) и выкалыванием треугольного осколка на стороне сжатия кости. Пе­ релом от сдвига возникает, когда одна кость, упираясь в другую, под влиянием усиливающихся внешних сил, превышающих проч­ ность кости, ломает, сдвигает ее. Переломы от сдвига бывают в голеностопном суставе: 1) перелом внутренней лодыжки при супинационном механизме травмы голеностопного сустава (лодыжка сдвигается упирающейся в нее таранной костью, линия перелома приближается к вертикальной);

2) перелом заднего края большеберцовой кости при чрезмерном подошвенном сгибании стопы (та­ ранная кость упирается в задний край большеберцовой кости и сдвигает его);

3) перелом переднего края большеберцовой кости при чрезмерном тыльном сгибании стопы (таранная кость упирается в передний край большеберцовой кости и сдвигает его);

4) перелом наружного края большеберцовой кости (в зоне нижнего межберцо­ вого синдесмоза) при пронационном механизме травмы голеностоп­ ного сустава (наружный край большеберцовой кости сдвигается упирающейся в него таранной костью). Противоположен сдвигу отрывной перелом, когда участок кости открывается резко сократившимися мышцами или связками при чрезмерном движении в суставе (рис. 2.5). Это отрывной перелом медиальной лодыжки при пронационном механизме травмы — дель­ товидная связка отрывает внутреннюю лодыжку;

линия перелома всегда горизонтальная и часто на уровне суставной щели. Это отрывной перелом латеральной лодыжки при супинационном меха­ низме травмы, когда пяточно-малоберцовая связка отрывает вер­ хушку наружной лодыжки;

линия перелома горизонтальная. При отрывных переломах надкостница часто рвется не на одном уровне с линией перелома, подворачиваясь «фартуком» между отломками, исключая возможность их полной репозиции. Компрессионные переломы возникают при воздействии разруша­ ющих сил по продольной оси кости. Это часто переломы тел по­ звонков при падении с высоты, переломы пяточных костей, лучевой кости при падении на согнутую или разогнутую кисть. Переломы от вращения возникают в результате непрямого дей­ ствия пары сил кручения (рис. 2.6). Это чаще переломы костей голени при падении человека, когда стопа фиксирована, а тело вращается вместе с голенью вокруг стопы. Возникают спиральные переломы большеберцовой кости. Ломается и малоберцовая кость внизу на уровне межберцового синдесмоза или вверху под головкой. Следует также различать понятия «перелом», «переломовывих», Рис 2.6. Перелом большеберцовой кости от действия сил кручения. Малоберцовая кость сломана под головкой.

«вывих и перелом в пределах одного сегмента». Переломовывихи бывают в суставах, когда наряду с вы­ вихом имеется перелом кости, образующей сустав: например, переломовывихи в голеностопном суставе, переломовывихи в тазобедренном суставе, переломо­ вывихи позвонков, переломовывихи в коленном сус­ таве, локтевом суставе, плечевом суставе. Вывих и перелом в пределах одного сегмента конечности бы­ вают, когда травмирующая сила ломает диафиз кости (например, от чрезмерного сгибания) и вывихивает один из суставных концов этой кости или вывихивает головку другой кости при повреждениях предплечья. Перелом и вывих бедренной кости бывают при авто­ мобильных авариях, когда пострадавший получает удар в колено приборным щитком машины: ломается бедро на уровне диафиза и вывихивается кзади головка бедра. Примером перелома и вывиха в пределах одного сегмента могут быть повреждения предплечья Галеацци и Монтеджа. В первом случае ломается от сги­ бания лучевая кость в нижней трети предплечья и вывих наступает в дистальном лучелоктевом сочленении;

во втором случае ломается локтевая кость в верхней или средней трети предплечья и вывихи­ вается головка лучевой кости.

2.1. ДИАГНОСТИКА ЗАКРЫТЫХ ПЕРЕЛОМОВ Типичными при переломах являются жалобы на боль в месте перелома и невозможность пользоваться поврежденной конечно­ стью. Эти симптомы особенно выражены при диафизарных пере­ ломах и отсутствии иммобилизации поврежденной конечности. Они могут быть нечеткими при вколоченных околосуставных пе­ реломах. Боль как симптом перелома может отсутствовать у по­ страдавшего с тяжелыми сочетанными или множественными пе­ реломами, когда тяжесть состояния обусловлена другими, более тяжелыми повреждениями или осложнениями травмы: кровотече­ нием, пневмотораксом, шоком, повреждением полых органов жи­ вота, требующих лечения по жизненным показаниям. Поэтому часто диагностируются с запозданием (по прошествии острого пе­ риода травмы) переломы, не имеющие ярких клинических про­ явлений: переломы позвоночника, вколоченные переломы шейки плечевой кости. Анамнез повреждения имеет существенное значение в диагно­ стике перелома. Необходимо выяснить обстоятельства получения травмы, по возможности — механизм повреждения, что позволит установить определенный тип перелома.

Потеря сознания в момент травмы свидетельствует о повреждении головного мозга. Рассказ пострадавшего о кровотечении из носа и ушей помогает заподозрить перелом основания черепа. Указание на сдавление груди во время травмы при дальнейшем исследовании позволяет исключить возможность резкого повышения при этом давления в системе верхней полой вены, т. е. синдром сдавления груди. Сдавление или удар на уровне живота и таза предполагает обязательное тщательное обследование, исключающее возможность повреждения полых или паренхиматозных органов живота, почек, мочевого пузыря, уретры. Большое значение имеют сведения о перенесенных ранее забо­ леваниях, указания о заболевании костей (остеомиелит, дистрофи­ ческие процессы, опухоли и др.) для выяснения патологических переломов. Необходимо выяснить также частоту и количество по­ требляемых пострадавшим спиртных напитков и возможность ал­ когольной зависимости;

возможность анафилактической реакции на новокаин, антибиотики и другие лекарственные препараты.

2.2. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ПЕРЕЛОМОВ Без учета клинических проявлений возможны случаи рентгеноло­ гической гипердиагностики, и, наоборот, часто остается неисполь­ зованной в полной мере возможность рентгенологического метода. Целесообразно делить клинические признаки переломов на до­ стоверные (безусловные) и вероятные. К достоверным признакам относятся укорочение поврежденного сегмента, патологическая по­ движность в месте перелома и крепитация костных отломков. Сле­ дует заметить, что проверять крепитацию отломков следует лишь в крайних случаях, так как эта попытка может быть причиной усиления болей. Достоверные признаки перелома выявляются чаще при диафизарных переломах длинных трубчатых костей, переломах ключицы и ребер. При переломах коротких трубчатых костей, метаэпифизарных переломах, неполных переломах достоверные при­ знаки имеют несравненно меньшее значение или отсутствуют. Более того, поиски «во что бы то ни стало» достоверных признаков могут причинить вред больному. Поэтому большое значение имеет выяв­ ление вероятных признаков: деформация на месте перелома, ло­ кальная болезненность при пальпации, боль в месте перелома при осевой нагрузке, характерное положение конечности. Например, заметное на глаз укорочение ноги и наружная ротация стопы (на­ ружный край ее лежит на постели) заставляют заподозрить перелом шейки или вертельной области бедренной кости;

вальгусная дефор­ мация стопы, отек зоны голеностопного сустава характерны для пронационного переломовывиха в голеностопном суставе. Большое значение имеет и такой симптом, как боль в месте перелома при пальпации кости. При переломе ребер, особенно реберных хрящей, этот симптом может быть единственным признаком перелома. В слу­ чае винтообразного перелома болыпеберцовой кости почти всегда бывает сломана и малоберцовая кость, но на рентгенограмме лишь места перелома болыпеберцовой кости перелома малоберцовой кости не видно. Боль при пальпации ее под головкой или чуть выше синдесмоза дает основание поставить диагноз перелома. Пальпация позволяет определить перелом копчика, крестца, се­ далищных костей, лодыжек, костей предплечья, плеча и голени. Отек тканей при переломе не является достоверным признаком, но сглаженность поясничного желоба — важный смптом перелома позвоночника. Диагноз подтверждает пальпация, при которой оп­ ределяется выстояние остистого отростка поврежденного позвонка. Большое значение имеет изучение характера кровоизлияния в ткани (гематома, кровоподтек). Быстрое появление после травмы значи­ тельно распространенного кровоизлияния обычно свидетельствует о переломе с большой зоной повреждения (например, быстро нара­ стающая гематома промежности позволяет диагностировать тяжелый перелом костей таза). Кровоизлияние над сосцевидным отростком (за ухом) характерно для перелома височной кости и позволяет поставить диагноз перелома основания черепа. Надо помнить, что место перелома может располагаться в отдалении от зоны кровоиз­ лияния — кровь распространяется по межфасциальным щелям. По­ этому при переломе ключицы кровоизлияние может появиться на передней поверхности груди, при переломах шейки плеча — в области локтевого сустава. Важный симптом перелома — деформация поврежденного сег­ мента. Она может быть обусловлена смещением отломков и крово­ излиянием в мягкие ткани. Выраженная деформация бывает при смещении отломков, особенно при угловом смещении и смещении по длине. При косых и винтообразных переломах и относительно небольшом смещении по длине может быть выраженное смещение по периферии. Поврежденный сегмент надо всегда тщательно срав­ нивать со здоровым, используя измерение для выявления небольших укорочений, ротационных отклонений и отклонений по оси при околосуставных и внутрисуставных переломах. При осмотре пострадавшего обращают внимание на положение конечностей. Различают положение активное, пассивное и вынуж­ денное. По характеру пассивного положения можно с большой долей вероятности поставить правильный диагноз. Например, пассивно свисающая кисть свидетельствует о повреждении лучевого нерва. Вынужденное положение может быть вызвано болевыми ощущени­ ями или вывихом в суставе. Например, приведение бедра с внут­ ренней ротацией его и небольшим сгибанием в коленном суставе характерно для заднего вывиха в тазобедренном суставе. При диафизарных переломах, когда многие признаки нарушения целости кости налицо, нарушение функции (не может поднять над постелью ногу, не может встать на нее) воспринимается как само собой разумеющееся. Чем беднее симптоматика перелома, тем большее значение приобретает этот симптом как сигнал «бедствия» и обя­ зывает к тщательным поискам повреждения. Симптом нарушения функции особенно важен при диагностике сопутствующих перелому повреждений нервных стволов. При за крытых переломах плечевой кости, особенно переломах в нижней трети ее, может быть поврежден лучевой нерв. При переломах хирургической шейки плеча обычно поврежден подкрыльцовый нерв: после срастания перелома больной не может отвести руку, нарастает атрофия дельтовидной мышцы. Подголовчатый перелом малоберцо­ вой кости (этот перелом часто сопутствует перелому болыпеберцовой кости) сопровождается повреждением общего малоберцового нерва, который проходит в непосредственной близости от этой кости, позади ее головки и шейки. Характерны отвисание стопы, невозможность тыльного сгибания ее, отсутствие чувствительности на тыле стопы и в первом межпальцевом промежутке. Особое значение имеют симптомы повреждения магистральных артерий при закрытых переломах. Разрыв артерии с образованием гематомы, напряженной или пульсирующей, когда диагноз повреж­ дения артерии ясен, встречается редко. Чаще в момент первичного смещения (при травме) в результате перерастяжения артерии рвется ее интима и возникает тромбоз на участке повреждения. Наиболее опасны в отношении повреждения артерий вывихи в коленном су­ ставе, передний вывих бедра (головка сзади придавливает бедренную артерию), низкие переломы бедренной кости и высокие переломы болыпеберцовой кости, вывихи в плечевом и локтевом суставах. Вероятность нарушения магистрального артериального кровотока при закрытых переломах и вывихах значительно повышается у лиц пожилого и старческого возраста, у которых при первичном сме­ щении отломков вследствие перегибания кальцинированной артерии ломается атеросклеротическая бляшка. Она закрывает просвет ар­ терии — присоединяется тромбоз. Ранними симптомами артериальной непроходимости являются боли в дистальном отделе конечности, усиливающиеся при уклады­ вании ее на шину для вытяжения;

похолодание стопы или кисти, явно заметное при сравнении с температурой неповрежденной ко­ нечности;

отсутствие пульса на артериях дистальнее места перелома или вывиха (сравнивают со здоровой конечностью);

бледность кожи и западение подкожных вен. При обнаружении этих симптомов необходима срочная помощь сосудистого хирурга, иначе ишемия может стать необратимой. Тогда появляются «поздние» признаки ее: отсутствие активных движений в суставах стопы и кисти, контра­ ктура мышц, нарушение чувствительности дистальных отделов. При большинстве закрытых переломов рентгенодиагностика за­ нимает ведущее значение. Это исследование необходимо не только для подтверждения диагноза перелома и его документирования. Очень важно травматологу на основании рентгенограмм составить представление о характере смещения отломков, направлении линий перелома и наличии дополнительных трещин, свидетельствующих о раскалывании отломка. Эти сведения нужны для определения лечебной тактики, выбора типа остеосинтеза. Рентгенологическое исследование важно и в процессе лечения. Оно определяет полноту репозиции, правильность положения фиксирующей конструкции, отсутствие вторичного смещения (по спадению отека), появление и формирование костной мозоли. Хирург и травматолог должны со­ блюдать правила выполнения рентгенограмм при переломах. Первое правило: делают снимок всего поврежденного сегмента, а не только места явного перелома, т. е. на снимке должен быть виден не только диафиз, но и верхний и нижний концы кости. При переломах плюсневых костей необходимо сделать полный снимок всей стопы, тогда бывают видны вывихи этих костей в предплюснево-плюсневом суставе (из-за большого отека и гематомы клиническое исследование не позволяет поставить этот диагноз). Второе неукоснительное правило рентгенодиагностики: снимок должен быть выполнен обязательно в двух проекциях. По рентге­ нограмме в одной проекции часто невозможно поставить диагноз перелома вообще, а тем более судить о степени смещения отломков. Это правило надо соблюдать при любой локализации перелома, иначе возможны грубые ошибки в диагнозе и лечении. Например, при лечении вытяжением подвертельного перелома бедренной кости и выполнении рентгенограмм только в переднезадних проекциях (часто трудоемко получить снимки в боковых проекциях) врач видит на таких рентгенограммах полное или почти полное сопоставление отломков и, удовлетворившись этим, продолжает вытяжение. На выполненной позже рентгенограмме в боковой проекции обнаружи­ вается запрокидывание кзади конца центрального отломка, т. е. имеет место полное смещение, а лечение вытяжением без ради­ кальной коррекции безуспешно. Остеосинтез перелома шейки бед­ ренной кости при возможности выполнения рентгенограммы только в прямой проекции на операционном столе недопустимо, так как правильное положение гвоздя в головке и шейке на таком снимке может оказаться ошибкой. На рентгенограмме в боковой проекции, выполненной после операции, обнаруживается, что гвоздь прошел мимо головки — спереди или сзади ее. Травматолог часто поступается правилом двух проекций, если выполнить большую рентгенограмму бывает сложно. Например, при переломе шейки плечевой кости укладка предполагает наложение кассеты на надплечье и направление рентгеновского излучения со стороны подмышечной впадины при отведенной руке. Однако отвести сломанную руку невозможно, поэтому рентгенолаборант, врач-рент­ генолог и травматолог довольствуются прямой проекцией. Рентге­ нограмму верхнего конца плечевой кости в боковой проекции удобно получить, если больного поставить боком, поврежденным плечом к кассете, а луч направить через грудь при запрокинутой на голову здоровой руке. Кроме стандартных двух проекций — прямой и боковой, при необходимости выполняют рентгенограммы с косым направлением луча. Они особенно показаны при выявлении очагов асептического некроза головки бедренной кости, переломов суставных концов ко­ стей. Третье правило: рентгенограммы должны документировать ос­ новные периоды лечения перелома. Снимки обязательно должны быть выполнены сразу после репозиции и наложения повязки;

через 8—12 дней, после спадения отека, так как возможно раннее вто­ ричное смещение;

через 30 дней после репозиции, так как возможно позднее смещение. В это время еще можно исправить положение повторной репозицией или другим методом;

после снятия гипсовой повязки и далее по мере необходимости контроля полноты сращения. При лечении вытяжением вторые снимки должны быть сделаны в первые 2—3 дня для подтверждения полноты репозиции, затем после коррекции вытяжения. Через 14 дней необходимо подтвердить правильность стояния отломков, а также после прекращения вытя­ жения и наложения гипсовой повязки. При лечении вытяжением переломов костей голени надо делать по возможности снимки всего сегмента, а не только места перелома, так как на небольших рент­ генограммах плохо видны небольшие угловые смещения, в частности вальгусная деформация большеберцовой кости, которая неизбежно наступает в силу особенностей анатомического строения голени и если вытяжение осуществляется без вынесения блока горизонтальной рамы шины в медиальную сторону.

2.3. ОСЛОЖНЕНИЯ ПЕРЕЛОМОВ Одним из осложнений закрытого перелома является кровопотеря. Кровотечение из сломанной кости продолжается до 3—5 сут. Многие хирурги почему-то кровотечение и кровопотерю связывают только с повреждением магистрального сосуда и наружным кровотечением или кровотечением в полость. Кровотечение всегда бывает при закрытом переломе. Согласно исследованиям Clark (1951), В. Ф. Пожарисского (1972), кровопотеря при переломе заднего полукольца таза может достигать 2—3 л, переднего полукольца таза — 0,8 л, бедренной кости — 0,5—2,5 л, голени — 0,5—1,0 л. Особенно опасно кровотечение у больных по­ жилого и старческого возраста при переломах подвздошных костей и крестца, подвертельных и чрезвертельных переломах бедренной кости, высоких переломах большеберцовой кости. У больных с мно­ жественными переломами кровопотеря может составлять 2—3 л и более. Жировая эмболия — редкое, но тяжелое осложнение переломов. Она чаще бывает у тех пострадавших, у которых не был диагно­ стирован шок и поэтому не проводилась противошоковая терапия. Считают, что жировая эмболия развивается вследствие нарушений тканевого кровообращения при шоке. Патологическое депонирование крови в капиллярах, ацидоз в результате гипоксии, нарушение химизма крови являются звеньями патогенетической цепи. В кли­ нике чаще наблюдается смешанная форма эмболии — и мозговая, и легочная. Клинически жировая эмболия проявляется внезапным ухудше­ нием состояния больного («светлый промежуток» от нескольких часов до 2 дней). Первый симптом — изменение сознания постра­ давшего вследствие нарастающей гипоксии головного мозга вплоть до потери сознания. Важными признаками жировой эмболии явля ются учащение дыхания, цианоз кожи и слизистых оболочек (ги­ поксия!), повышение температуры тела до 39°С и выше (очевидно, центрального генеза). Имеются рассеянные симптомы поражения коры головного мозга, подкорковых образований и ствола: сглажен­ ность носогубной складки, отклонение языка, расстройство глотания, менингеальные симптомы. На рентгенограммах легких отмечаются симптомы отека — картина «снежной метели». Очень важно дифференцировать жировую эмболию от нараста­ ющей внутричерепной гематомы, так как и в том, и в другом случае имеется «светлый промежуток». При гематоме четче выражены оча­ говые симптомы поражения одного полушария, менее выражены симптомы поражения подкорковых областей и ствола мозга. Для гематомы характерна и брадикардия, нет такой одышки и гипоксии, как при эмболии. Помогают специальные методы исследования: картина «снежной метели» на рентгенограммах легких, смещение срединных структур мозга на эхоэнцефалограммах при гематоме, повышение давления цереброспинальной жидкости и кровь в це­ реброспинальной жидкости при гематоме. Большое значение имеет изучение глазного дна: могут быть видны капли жира в капиллярах глазного дна при эмболии;

расширение вен и сглаженность контуров зрительного нерва при гематоме. Наряду с общими осложнениями закрытых переломов могут быть и местные осложнения. К ним в первую очередь следует отнести внутренний пролежень, который часто бывает при полном смещении отломков большебрецовой кости. Внутренний пролежень значитель­ но затрудняет использование многих методов лечения.

2.4. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ ПЕРЕЛОМОВ Основными задачами лечения пострадавшего с переломом являются спасение жизни пострадавшего и сохранение конечности, восста­ новление целости кости и анатомической формы сустава, функции поврежденной конечности и трудоспособности пострадавшего. Пострадавшего с закрытым переломом обследуют в специализи­ рованном отделении. В приемном покое больницы должна быть возможность тщательного осмотра пострадавшего (теплое помеще­ ние, хорошее освещение) и выполнения специальных исследований (ЭКГ, эхоэнцефалография). Прежде всего травматолог оценивает общее состояние больного: в сознании или без сознания, есть ли нарушения дыхания (частота дыханий в минуту), частота и качество пульса, уровень артериального давления, признаки кровопотери. Пострадавшего в тяжелом состоянии, обусловленном сдавлением мозга гематомой, внутренним кровотечением в грудь или живот при повреждении полых органов живота, сопутствующих закрытому перелому повреждениях магистральных артерий, сразу переводят в реанимационное отделение или в операционную, где параллельно с противошоковыми и реанимационными мероприятиями завершают подробное обследование и заводят историю болезни. Если нет уг­ рожающего состояния — изолированный неусложненный перелом, то обследование больного и запись истории болезни завершают в приемном покое. При изолированном переломе и вывихе запись местного статуса должна быть завершена описанием состояния пуль­ сации магистральных артерий ниже места повреждения. В случае политравмы (автомобильная авария, падение с высоты) в истории болезни описанием «нормы» исключаются все возможные повреждения скелета и внутренних органов. К сожалению, иногда травматолог видит явное повреждение, например диафизарный пе­ релом, и не обращает внимания на некоторые «второстепенные» повреждения, которые затем становятся ведущими и * определяют судьбу больного. Каждому больному в приемном покое должна быть сделана элек­ трокардиограмма. Больные с сопутствующими терапевтическими за­ болеваниями, старческого возраста и долгожители в приемном покое должны быть осмотрены терапевтом. Недопустимо переохлаждение больного в приемном покое и при внутрибольничной транспортировке, в рентгеновском кабинете. По­ этому пострадавшего надо уложить на каталку с матрацем и накрыть одеялом. Больных с политравмой (множественные и сочетанные повреж­ дения), переломами бедра и голени, позвоночника и таза для исключения дополнительных травм в приемном покое переклады­ вают с носилок «скорой помощи» на специальный деревянный щит с матрацем, простынями, одеялом, подушкой. Щит устанав­ ливают на каталку и больного перевозят в рентгеновский кабинет, затем в операционную для наложения скелетного вытяжения или выполнения операции;

на этом же щите больного укладывают на кровать. Размеры щита таковы, что он умещается на каталке, на перевязочном и операционном столах, не застревает в дверях и лифте. Репозиция отломков при переломе. Важные условия лечения перелома — полная репозиция отломков и надежная их фиксация, допускающая функциональную нагрузку на конечность до завер­ шения процесса консолидации отломков. Несомненна роль репози­ ции и фиксации отломков в устранении посттравматических изме­ нений в мягких тканях, восстановлении кровообращения и трофики поврежденного сегмента и всей конечности. Вправление и фиксация отломков должны быть выполнены незамедлительно после госпита­ лизации пострадавшего, если нет к этому противопоказаний: шок, невосполненная кровопотеря, необходимость оперативного лечения по поводу внутричерепной гематомы, повреждения органов груди, живота и таза. Даже при перечисленных состояниях под наркозом в начале операции (или после стабилизации показателей гемоди­ намики при лечении шока и кровопотери) должны быть непременно устранены вывихи в суставах и смещение отломков при диафизарных переломах. В случае противопоказаний к одномоментной репозиции и фик­ сации отломков на период выведения пострадавшего из тяжелого состояния (иногда это занимает 2—3 сут и более) осуществляется временная лечебная иммобилизация переломов, рассчитанная на обездвиживание поврежденного сегмента. Для временной иммоби­ лизации преплечья, плеча и голени используют глубокую гипсовую лонгету, аппарат для чрескостного остеосинтеза, в простейшем ва­ рианте из двух колец. Временная лечебная иммобилизация бедрен­ ной кости при переломах бедра и голени одной ноги, обоих бедер может быть осуществлена на шине Белера гипсовыми лонгетами по Митюнину. Удобны также рамочные стержневые аппараты для внеочагового чрескостного остеосинтеза и спицевые аппараты для такого же остеосинтеза, так как после улучшения состояния больного могут быть завершены постепенная репозиция и окончательная иммоби­ лизация этими же аппаратами. Репозиция отломков при переломах костей может осуществляться одномоментно или в максимально короткие сроки. Одномоментная репозиция может быть выполнена вручную, с помощью специальных аппаратов или оперативно. Репозиция по­ степенная, производится или скелетным вытяжением, или аппара­ тами для внеочагового чрескостного остеосинтеза. Выбор способа репозиции определяется характером перелома, временем, прошедшим с момента травмы, состоянием мягких тканей и общим состоянием пострадавшего. Одномоментная закрытая репозиция обычно завершается нало­ жением гипсовой повязки. Она широко используется при лечении переломовывихов в голеностопном суставе, при переломах нижнего метаэпифиза лучевой кости. Важными условиями успешного завершения ручной репозиции являются полное обезболивание зоны перелома и расслабление ок­ ружающих мышц. Лучшим в этом отношении является наркоз. Полное обезболивание и хорошую релаксацию обеспечивает внут­ ривенный наркоз. Он удобен при вправлении в плечевом, локтевом, тазобедренном и коленном суставах. При репозиции переломовы­ вихов в голеностопном суставе, переломов лучевой кости в типичном месте внутривенный наркоз не совсем удобен, поскольку кратко­ временное обезболивание не позволяет надежно удержать отломки во вправленном состоянии в момент наложения гипсовой повязки и до затвердения ее. В этих случаях лучше использовать провод­ никовую анестезию. Закрытое одномоментное вправление с помощью аппаратов произ­ водится при переломах лучевой кости в типичном месте (аппараты Иванова, Соколовского). Недостатком этих индустриальных аппара­ тов является то, что вытяжение осуществляется за II—III—IV и V паль­ цы, в то время как для успешной репозиции необходимо вытяжение за I палец кисти, являющийся продолжением оси лучевой кости. Этого недостатка лишен аппарат для репозиции переломов лучевой кости в типичном месте Воронина. Вытяжение осуществляется двумя манже­ тами: одну надевают на I палец, вторую — на II и III пальцы. Одномоментная репозиция перелома не показана при болезнен­ ном состоянии кожных покровов (пузыри, пролежни, дерматит) и резком отеке конечности.

^ В зависимости от способа фиксации отломков после репозиции различают четыре основных метода лечения переломов: 1) метод постоянного вытяжения;

2) лечение гипсовыми повязками;

3) метод внутриочагового остеосинтеза, когда конструкция проходит через место перелома;

4) метод внеочагового чрескостного остеосинтеза, когда приспособления, фиксирующие перелом, не проходят через место перелома. Лечение переломов методом скелетного вытяжения. Вытяжение относится к древнейшему лечебному методу. Еще Гиппократ описал несколько приемов вытяжения. Оно осуществлялось одномоментно ременными петлями на аппаратах, действующих при помощи блоков, рычагов, воротов. В 1839 г. в Америке James для осуществления постоянного вы­ тяжения предложил каучуковый пластырь. С этого времени лейкопластырное вытяжение получило широкое распространение. В формировании метода постоянного вытяжения большая роль принадлежит теории Championniere о функциональном лечении пе­ реломов и учению Zuppinger о среднефизиологическом положении конечности. Championniere (1893) пришел к выводу, что при переломах с малой тенденцией к смещению не следует производить фиксацию, а целесообразно сразу приступить к массажу и ранним движениям. Надо отметить, что идеи Championniere легли в основу формиру­ ющегося в настоящее время функционального метода лечения пе­ реломов, когда после устранения вытяжением смещения по длине, ротационного и углового смещения и после появления первичной спайки между отломками через 2—3 нед после начала вытяжения накладывают укороченную гипсовую повязку или даже гипсовый или поливиковый тутор и дальнейшая консолидация идет наряду с восстановлением функции поврежденной конечности. Zuppinger (1909) обосновал необходимость полусогнутого поло­ жения конечности при лечении переломов постоянным вытяжением. Разработка вопроса о среднефизиологическом положении конечности связана и с именем Henschcn (1908). Им определен термин «среднефизиологическое положение» — положение конечности, при ко­ тором движения в суставах в сторону сгибания и разгибания равны. Напряжение всех мышц должно быть минимальным и равномерным, а собственная тяжесть конечности должна быть уравновешена по­ сторонней силой. Этим Henschen сформулировал и принцип покоя, который до сих пор является основным при лечении переломов постоянным вытяжением. Формулировка Steinmann нового метода лечения переломов была предопределена работами Heineke (1900) и Codivilla (1904). Heineke предложил для одномоментной репозиции переломов голени вытя­ жение щипцами за пяточную кость. Codivilla применял вытяжение за гвоздь, проведенный через мыщелки бедра, для исправления деформации после остеотомии. После исправления деформации он сразу накладывал гипсовую повязку. Steinmann использовал прием Codivilla: груз 5—15 кг крепится к гвоздю, проведенному через мыщелки бедренной кости, вытяжение проводят в полусогнутом положении конечности не более 4 нед. В 1907 г. он сообщил об успешном лечении 160 больных с перело­ мами бедренной кости. Этот год и считается началом истории по­ стоянного скелетного вытяжения. Дальнейшее совершенствование метода связано с именем Klapp (1914), предложившего вытяжение проволокой, Herzberg (1918) — скобу для натяжения проволоки;

Beck (1924) канал для проволоки просверливал специальным бором;

Kirschner (1922, 1927) для вы­ тяжения предложил хромированную спицу диаметром 1,5 мм, ко­ торую проводил специальным направителем. Большое значение для развития и становления функционального лечения переломов в России имели работы К. Ф. Вегнера (1864— 1940). Он основал в Харькове один из старейших научно-исследо­ вательских институтов травматологии. Здесь в 1910 г. он вперые в России применил постоянное скелетное вытяжение для лечения перелома бедренной кости. В 1926 г. была издана книга К. Ф. Вег­ нера «Переломы и их лечение». В ней изложены основные приципы лечения переломов скелетным вытяжением с учетом физиологии и биомеханики мышц и суставов. Активным последователем К. Ф. Вегнера был М. И. Ситенко. Он совершенствовал метод ске­ летного вытяжения, широко пропагандировал и внедрял его в трав­ матологических и хирургических отделениях. Принципиальным усовершенствованием постоянного вытяжения было предложение Н. К. Митюнина (1966) демпферировать системы вытяжения. Идея демпферирования и другие усовершенствования общих и частных сторон вытяжения были развиты Н. К. Митюниным и его учеником В. В. Ключевским в клинике травматологии и ор­ топедии Ярославского медицинского института. Постоянное вытяжение является одним из четырех основных методов лечения переломов. Вытяжение показано при закрытых и открытых диафизарных, около- и внутрисуставных переломах как самостоятельный метод лечения, так и при подготовке к остеосинтезу. Трудно провести четкую грань между показаниями к посто­ янному вытяжению и оперативному лечению. Эти показания опре­ деляются многими условиями: локализацией перелома;

характером перелома: при меньшей плоскости излома (поперечные переломы) показана операция;

обеспеченностью отделения необходимым инс­ трументарием и фиксаторами, уровнем оперативной подготовки травматолога. Главное при определении показаний — не следует противопоставлять консервативные и оперативные методы лечения. Они должны дополнять друг друга в интересах больного. Метод постоянного вытяжения имеет свои положительные сто­ роны и недостатки. К положительным сторонам следует отнести простоту выполне­ ния, обучения и оснащения;

доступность наблюдения за повреж­ денной конечностью и возможность выполнения специальных ис­ следований, функционального лечения и физиотерапия;

доступность применения, если противопоказаны другие методы.

Недостатки постоянного вытяжения: возможность инфицирования тканей вокруг спиц, трофических расстройств кожи при использо­ вании лейкопластырного и клеевого вытяжения, неполное обездви­ живание отломков, вынужденное длительное нефизиологическое по­ ложение в постели, гиподинамия и гипокинезия больного, громоз­ дкость аппаратуры, ограничение транспортировки больного даже в пределах одного лечебного учреждения, трудоемкость обслуживания больного, находящегося на постельном режиме, затруднение физи­ ологических отправлений и гигиенического туалета. Скелетное вытяжение противопоказано при тяжелых сбчетанных и множественных повреждениях, требующих проведения противо­ шоковых и реанимационных мероприятий;

при большой зоне по­ вреждения мышц (трудоемкость сопоставления отломков вследствие неравномерного растяжения мышц-антагонистов, возможность пе­ рерастяжения сосудов и нервов), некритическом поведении больного (психические заболевания, острый психоз, старческий маразм, опь­ янение), воспалении в зоне перелома и месте проведения спиц;

при заболеваниях, приводящих к резким изменениям тонуса мышц (па­ резы, параличи, судороги, миопатия и др.);

при жировой эмболии. При лечении переломов скелетным вытяжением следует соблю­ дать 5 принципов. П е р в ы й п р и н ц и п — вытяжение должно осуществляться в среднефизиологическом положении конечности (рис. 2.7;

2.8). В т о р о й п р и н ц и п — вытяжение должно осуществляться в положении абсолютного физиологического покоя. Оба принципа по­ лно представлены в книге К. Ф. Вегнера «Переломы и их лечение» (1926). К. Ф. Вегнер указал, что нельзя устранить напряжение в мышцах одного сегмента конечности, если не расслаблены мышцы других Рис. 2.7. Среднефизиологическое положение руки при лечении вытяжением пере­ ломов плечевой кости: отведение плеча на 30—35°, сгибание в локтевом суставе до 110° (по К. Ф. Вегнеру). Рис 2.8. Среднефизиологическое положение ноги при лечении постоянным вытя­ жением переломов бедра и голени: сгибание в коленном и тазобедренном суставах до 140° (по К. Ф. Вегнеру). Рис. 2.9. Демпферирование систем скелетного вытяжения.

сегментов. Следовательно, чтобы восстановить полное равновесие всех мышц какой-нибудь конечности, т. е. устранить напряжение во всех мышцах, необходимо поставить все суставы в среднее по­ ложение и создать для конечности устойчивое положение покоя. Иными словами, то положение, при котором в конечности до­ стигается общее и полное расслабление мускулатуры, есть полусог­ нутое положение во всех суставах при условии полного устранения силы тяжести. Это положение К. Ф. Вегнер и назвал положением абсолютного физиологического покоя. Экспериментальные и клинические исследования показали не­ достатки обычно применяемых в системах вытяжения роликовых блоков и подвесок из хлопчатобумажного шнура. Вследствие трения в системах потеря силы вытяжения в покое составляет 60% от величины груза, а при попытке придать грузу равномерное движение вверх (исправление положения конечности, занятия лечебной физ­ культурой) сила вытяжения увеличивается на 240—600%. Возни­ кающие колебания силы вытяжения во много раз превышают порог растяжения поперечно-полосатой мышцы, поэтому нарушают покой мышц и сопоставление отломков. В эксперименте показано, что колебания силы вытяжения осо­ бенно велики при быстрых движениях в поврежденной конечности: нарушение покоя груза, кашель больного. Так, при подвешивании груза на хлопчатобумажном шнуре сила вытяжения при грузе 4 кг увеличивается до 28,6 кг, а при использовании стального троса — до 338 кг

сталь марки 65-Г. Демпферирование усиливается еще и тем, что для подвешивания груза применяется капроновая леска.

Она обладает меньшим (0,121) трением, чем хлопчатобумажный шнур (0,285) и стальной трос (0,342). Сила вытяжения в покое при демпферированной системе равна массе висящего груза, а при дви­ жениях больного увеличивается лишь на 5—17%. Возникающие колебания силы вытяжения меньше порога различения мышц по­ врежденной конечности. Больные не испытывают боли, охотнее занимаются лечебной физкультурой. Таким образом, демпферирование позволяет в полной мере воплотить идеи функциональности при лечении переломов постоянным скелетным вытяжением. Т р е т и й п р и н ц и п — принцип противовытяжения. Посколь­ ку вытяжение осуществляется за периферический отломок, то противовытяжение должно осуществляться массой тела больного. По­ этому во многих руководствах по травматологии для осуществления противовытяжения рекомендуется поднимать ножной конец кровати в зависимости от величины груза на 30—70 см. Однако положение больного в постели с поднятыми ногами и опущенными по отно­ шению к ним туловищем и головой уподобляется положению Трендел енбурга, к которому вынужденно прибегают хирурги при опе­ рациях на органах живота и таза. Нефизиологичность этого поло­ жения проявляется затруднением оттока венозной крови от мозга к сердцу, увеличением центрального венозного давления, перегруз­ кой правого сердца, смещением кишечниха к диафрагме, поднятием диафрагмы и уменьшением легочной вентиляции. Первый симптом неблагополучия больных на вытяжении — расстройство сознания, а самое частое осложнение — пневмония. По мнению А. В. Каплана (1967), поднимать ножной конец кровати для противовытяжения недопустимо при лечении пожилых больных и стариков, а также больных с сочетанными повреждениями головного мозга, груди и живота. При использовании демпферного скелетного вытяжения репозиция может быть обеспечена небольшими грузами (3—6 кг). Ч е т в е р т ы й п р и н ц и п — принцип противопоставления отломков. Этот принцип осуществляется установлением перифери­ ческого отломка по оси центрального (для этого надо учитывать типичные смещения отломков при переломах). Для устранения угловых смещений отломков и смещений по ширине со времен Барденгейера использовались боковые вправля­ ющие петли и давящие пелоты. Однако петли и пелоты сдавливают мягкие ткани, поэтому могут возникать расстройства лимфатиче­ ского и венозного оттока, увеличивается возможность тромбоза вен и эмболии. По этой причине нельзя применять большие грузы на вправляющие петли, воздействовать на короткие отломки и устра­ нять смещения при несвежих переломах. Значительные преимущества имеет постоянное боковое скелетное вытяжение. Его просто и удобно осуществлять штыкообразно изо­ гнутыми спицами по методике Block. На 4—5 см выше и ниже линии перелома через концы отломков проводят спицы Киршнера (рис. 2.10). На конце спицы, противоположном направлению вы­ тяжения, крампонными щипцами или кругообразными плоскозуб­ цами делают штыкообразный изгиб высотой 3—4 мм. За другой а б в Рис. 2.10. Методика наложения бокового скелетного вытяжения (схема).

а — спица проведена через кость;

б — сделан ступенеобразный изгиб;

в — изгиб проведен до кости.

конец спицы штыкообразный изгиб устанавливают на кость. Он свободно проходит через мягкие ткани, поэтому дополнительных разрезов делать не надо. Конец спицы, противоположный направ­ лению вытяжения, укорачивают так, чтобы он был под кожей. При боковом скелетном вытяжении мягкие ткани не сдавливаются, по­ этому возможны использование больших грузов при несвежих пе­ реломах и воздействие на короткие отломки. Особенно показано боковое скелетное вытяжение при центральных переломовывихах и подвертельных переломах бедренной кости. П я т ы й п р и н ц и п :— постепенность нагрузки. Существует несколько приемов вправления отломков постоянным вытяжением. Наибольшее распространение в нашей стране получил прием по­ степенного вправления возрастающим грузом с уменьшением его после репозиции. Груз увеличивают постепенно на 0,5—1,0 кг. На 2-е сутки от начала лечения следует выполнить контрольную рент­ генограмму, произвести, если нужно, коррекцию вытяжения и до­ биться репозиции к концу 3-х суток — заканчивается репозиционная фаза лечения. Максимальный груз удерживается 2 нед. В это время следует обеспечить максимальный покой поврежденной конечности. Сохраняющееся сопоставление отломков должно быть подтверждено рентгенологически через 2 нед от начала лечения. К концу 2-й фазы груз постепенно уменьшают до начального. Затем следует 3-я фаза — от первых признаков мозоли до достаточной консолидации. Клинически это подтверждается тем, что больной может поднять поврежденную конечность. Скелетное вытяжение прекращают и конечность фиксируют гипсовой повязкой, захватывающей суставы, расположенные рядом с поврежденным сегментом. Это так называ­ емый комбинированный способ лечения. Фиксация гипсовой повяз­ кой продолжается еще около 2 мес, затем повязку снимают и начинают разработку движений в суставах.

Рис. 2.11. Скелетное вытяжение на модифицированной шине Бёлера при низком переломе бедренной кости.

Более прогрессивно функциональное лечение переломов. После завершения вытяжения гипсовую повязку накладывают по типу тутора на поврежденный сегмент или гипсового сапожка (при пе­ реломах голени). Увеличение нагрузки на конечность и восстанов­ ление функции происходят параллельно с завершением сращения, что сокращает сроки нетрудоспособности на 1,5—2 мес. При переломах вертельной области бедренной кости, низких косых переломах большеберцовой кости, внутрисуставных переломах бедренной и большеберцовой костей, высоких переломах большеберцовой кости целесообразно по окончании скелетного вытяжения наладить петлевое вытяжение за голеностопный сустав на шине с шарикоподшипниковыми блоками и начать интенсивную разработку движений в суставах поврежденной конечности. Через 4—5 нед петлевое вытяжение прекращают и больной начинает ходить с ко­ стылями, увеличивая постепенно нагрузку на ногу. Унификация приемов постоянного скелетного вытяжения. Цель унификации — уменьшить число аппаратов и приспособлений для вытяжения, исключить накожное вытяжение, упростить системы вытяжения, сделать их более эстетичными. Для создания любой системы вытяжения необходимы спицы для вытяжения и дрель для проведения спиц, скобы для натяжения спиц, демпферы (цилиндрические стальные пружины), леска, под­ веска для груза Аренберга, грузы 0,5;

1 и 2 кг, шина с шарико­ подшипниковыми блоками для лечения переломов нижней конеч­ ности, надкроватная рама, телескопические кронштейны с шарико­ подшипниковыми блоками конструкции Минского НИИ травмато­ логии и ортопедии, отводящая шина для лечения переломов плечевой кости. Вытяжение за локтевой отросток локтевой кости удобно осуществлять с помощью штыкообразно изогнутой спицы. Унифицированные системы скелетного вытяжения применяют при лечении переломов шейки бедра и вертельной области, диафи зарных и низких переломов бедренной кости, переломов костей голени (рис. 2.11). Лечение переломов гипсовыми повязками. Гипсовая повязка для лечения переломов впервые была применена в 1851 г. голландскими врачами Матиссеном и Вандерлоо. В 1854 г. Н. И. Пирогов опуб­ ликовал опыт использования гипсовых повязок при оказании помощи раненым с огнестрельными переломами. Спустя 90 лет после внед­ рения гипсовых повязок в травматологию С. С. Юдин еще раз под­ черкнул роль гипсовых повязок в лечении переломов: «В медицине часто бывает, что позабытый или обновленный способ лечения при улучшенной технике или уточненных показаниях начинает давать результаты, о которых прежде можно было только мечтать». Прошло еще около 50 лет, но и теперь гипсовые повязки не утратили своего ведущего значения в лечении переломов. Гипсовая повязка обладает рядом положительных свойств: рав­ номерно и плотно прилегает к телу, быстро отвердевает, легко снимается. Правильно наложенная гипсовая повязка хорошо удер­ живает сопоставленные отломки. Гипс — высушенный при температуре 100—130°С сульфат каль­ ция. Просушенный гипс легко растирается в мелкий белый порошок. Гипс обладает гидрофильными свойствами, потому его надо хранить в плотно закрывающемся металлическом ящике или стеклянных банках. Лучшим является гипс марки М400, который застывает при температуре воды 15°С за 10 мин, а при 40°С — за 4 мин. Для проверки качества гипса используют ряд проб. На ощупь порошок гипса должен быть тонкого равномерного помола, без кусков и крупинок, при смешивании его с водой не должно быть запаха тухлых яиц (сероводорода).

Проба на затвердение. Смешать равные количества гипса и воды, сметанообразную кашицу размазать по тарелке тонким слоем. Через 5—6 мин гипс должен затвердеть и при постукивании издавать звук твердого тела. Снятая с тарелки пластинка не должна крошиться и деформироваться при надавливании. Для ускорения застывания гипса берут горячую воду (40—50°С) или добавляют известковое молоко. Чтобы замедлить затвердение гипса, применяют холодную воду, добавляя к ней половину столовой ложки поваренной соли, молока, крахмального клейстера или жидкого столярного клея.

Удобно пользоваться заводскими гипсовыми бинтами, герметично упакованными. Можно готовить гипсовые бинты из нарезанной мар­ ли, у которой отрезают кромку. Длина марлевого бинта не должна превышать 3 м. Бинты готовят трех размеров: из куска марли, разрезанного на три части, получают широкий бинт (23 см), на 4 части — средний (17 см), на 6 частей — узкий (10—11 см). Существует 2 вида гипсовых повязок — гипсовая повязка с ватно-марлевой, фланелевой или трикотажной прокладкой и бес­ подкладочная гипсовая повязка. Гипсовая повязка с ватно-марлевой прокладкой имеет ряд недостатков: вата может сбиваться и давить на тело;

кроме того, часто наблюдается плохая фиксация костных отломков при использовании подкладочных повязок. Наибольшее распространение в качестве прокладки получили трикотажный бинт и трикотажный чулок, который предохраняет кожу от потертостей и в то же время обладает всеми преимуществами бесподкладочной гипсовой повязки. Бесподкладочную гипсовую повязку накладывают прямо на кожу, которую ничем не смазывают, волосы не сбривают. При наложении гипсовых повязок важно предохранить наиболее выступающие части тела от давления. Н е д о с т а т к и гипсовой повязки: возможность вторичного смещения отломков после спадения оте­ ка, особенно при косых переломах;

возможность сдавления мягких тканей конечности при нараста­ нии отека. Поэтому нельзя накладывать глухую гипсовую повязку на свежий перелом;

возможность тромбоза поверхностных и глубоких вен, особенно у больных, страдающих варикозным расширением вен. В последу­ ющем могут развиться посттравматические отеки, а в худшем слу­ чае — тромбоэмболия;

нарастающая атрофия мышц и тугоподвижность суставов, тре­ бующие в дальнейшем продолжительной восстановительной терапии;

ненадежность фиксации при высоких переломах голени, пере­ ломах костей предплечья, поскольку из-за мягких тканей бедра в первом случае и плеча во втором сохраняется подвижность в ко­ ленном и локтевом суставах. Трудно выполнить иммобилизацию гипсовой повязкой при переломах ключицы, плечевой кости, шейки бедра и подвертельных переломах бедренной кости. Об этих недостатках надо всегда помнить и находить пути их предупреждения. Самое опасное осложнение — возможность сдавления конечности в гипсовой повязке нарастающим отеком. Сдавливаются вены, еще больше ухудшается венозный отток, нарушается кровоснабжение нервных стволов и мышц — формируется в дальнейшем синдром Зудека или ишемическая контрактура Фолькманна, может развиться даже необратимая ишемия конечности. Для предупреждения этих осложнений травматологи и хирурги должны знать, что нельзя на свежий перелом накладывать глухую гипсовую повязку, что лоигетная гипсовая повязка, фиксированная бинтом, — это та же глухая повязка. Поэтому после затвердения лонгеты (1—IV2 ч) бинт про­ дольно рассекают на протяжении всей лонгеты, края повязки не­ сколько разводят и лонгету забинтовывают натуго вновь. Больного предупреждают, что конечность должна находиться в возвышенном положении (выше уровня сердца);

в случае нарастания отека и сдавления в повязке бинты, фиксирующие ее, должны быть рассе­ чены. Для борьбы с нарастающим отеком высокоэффективно подвеши­ вание конечности на пружинах к надкроватной раме. Для предуп­ реждения тромбоза вен больные должны получать антикоагулянты (ацетилсалициловая кислота — по 0,25 г 3 раза в день), препараты, улучшающие реологию крови.

Чтобы предупредить тромбоз вен, не следует загипсовывать паль­ цы при наложении гипсовой повязки на нижнюю конечность по­ страдавшим с переломами плюсневых костей, повреждением голе­ ностопного сустава, голени и бедра. Сгибая пальцы, больной может напрягать мышцы голени. Это предупреждает атрофию мышц и тугоподвижность в суставах. Атрофию мышц, тугоподвижность в суставах и остеопороз пре­ дупреждают, обеспечивая раннюю нагрузку на конечность в гипсовой повязке. Для этого к подошве на уровне свода пригипсовывают каблук или стремя-перекат. Больной начинает нагружать ногу с костылями. Нагрузку увеличивают по мере исчезновения болей в ответ на нагрузку в месте перелома и доводят до полной (больной ходит без дополнительной опоры) к моменту снятия повязки. Для предупреждения вторичного смещения отломков в гипсовой повязке ее надо накладывать очень тщательно: при повреждениях голеностопного сустава — до нижней трети бедра, голени — до верхней трети бедра;

при повреждениях коленного сустава повязка должна быть с тазовым поясом, такую же повязку накладывают при переломах бедренной кости. При подвертельных переломах повязка должна быть кокситная, т. е. захватывать и бедро до ко­ ленного сустава на здоровой стороне. Для предупреждения вторич­ ного смещения по показаниям целесообразно проводить фиксацию отломков после репозиции чрескожно проведенными спицами (на­ пример, при лечении переломов лучевой кости в типичном месте и при лечении переломовывихов в голеностопном суставе). Такая фиксация позволяет осуществлять иммобилизацию укороченной гип­ совой повязкой, что в свою очередь предупреждает тромбозы вен, эмболии, атрофию мышц и контрактуры в суставах. Лечение переломов методом очагового остеосинтеза. Очаговый остеосинтез может быть выполнен накостными конструкциями (на­ костный остеосинтез) и конструкциями, вводимыми в костный канал отломков (интрамедуллярный остеосинтез). Накостный остеосинтез может быть осуществлен короткими кон­ струкциями (короткие пластины, серкляжи, болты, шурупы) и кон­ струкциями из длинных пластин, крепящихся к отломках большим числом (8—12) шурупов. Обеспечивая полное сопоставление торцов отломков, накостный остеосинтез короткими конструкциями не дает жесткой фиксации перелома. Более того, под действием больших рычаговых нагрузок на кость вокруг коротких конструкций воз­ никает резорбция костной ткани и остеосинтез становится через 2—3 нед нестабильным. Поэтому после накостного остеосинтеза короткими конструкциями необходимо выполнить дополнительную внешнюю иммобилизацию конечности гипсовой повязкой, как если бы остеосинтеза не было вообще. Иммобилизация должна продол­ жаться до полного сращения перелома. После снятия гипсовой по­ вязки требуется длительное время для восстановления функции обездвиженной конечности. Если учесть возможность таких тяжелых осложнений открытого очагового остеосинтеза, как нагноение раны, остеомиелит, несращение и ложный сустав, то положительные сто роны его: возможность полного сопоставления отломков, сохранность внутрикостного кровообращения — теряют свое значение. Накостный остеосинтез длинными пластинами (конструкции си­ стемы АО, пластины конструкции ЦИТО и Сибирского отделения АН) обеспечивает жесткую фиксацию отломков и полное сопостав­ ление их. Поэтому после операции нет необходимости во внешней иммобилизации поврежденной конечности и функция ее восстанав­ ливается параллельно со сращением перелома или даже раньше. В этом преимущества накостного остеосинтеза длинными пластина­ ми. Существенные недостатки метода — травматичность операции, повреждение мышц и надкостницы на большом протяжении отлом­ ков, возможность нагноения раны и послеоперационный остеомие­ лит, травматичность удаления пластин. В нашей стране опыт ис­ пользования длинных накостных конструкций, обеспечивающих же­ сткую фиксацию перелома, только еще накапливается в крупных травматологических клиниках. Широкое внедрение его в травмато­ логических отделениях страны позволит дать реальную оценку и сделать нужные выводы о целесообразности его использования при лечении переломов. Интрамедуллярный остеосинтез осуществляется стержнями. Ос­ теосинтез стержнями — общепринятый и наиболее широко приме­ няемый способ соединения отломков. В 1961 г. существовало более 20 видов стержней;

только для остеосинтеза бедренной кости пред­ ложено свыше 20 моделей стержней. Предложено много приемов введения стержней. В зависимости от этого и формы стержней разработаны более или менее ориги­ нальные способы остеосинтеза и их многочисленные модификации, часто называемые по имени авторов. В США распространен остео­ синтез по Rush, в западноевропейских странах — по Kuntsher, в нашей стране — по Дуброву, по Богданову. В основе остеосинтеза стержнями лежат следующие принципы. П е р в ы й п р и н ц и п — заклинивание малоэластичного мас­ сивного стержня, заполняющего по возможности весь костномозговой канал соединяемых фрагментов кости (остеосинтез стержнями Дуб­ рова, Крупко, ЦИТО, Беркутова и др.). Для усиления заклинивания некоторые стержни имеют винтовую поверхность (стержень-винт Крупко, стержень-винт Сиваша, витой стержень Петрова). С целью достижения заклинивания в костномозговой канал вво­ дят по два длинных стержня или рассверливают костномозговой канал, подгоняя его под стержень. Применяют также стержни, имеющие специальные устройства для заклинивания, — выдвижные части. В т о р о й п р и н ц и п — фиксация отломков костей немассив­ ными эластичными стержнями [стержни Rush, Hackethal, Богданова, Корхова, плоские титановые стержни, стержни Эндера]. Т р е т и й п р и н ц и п — соединение отломков короткими и тонкими стержнями («репонирующими стержнями», по определению А. Н. Беркутова, 1958): фиксаторами Фридланда, короткими стер­ жнями по Беркутову, тонкими стержнями при открытых переломах по Bbhler (1943). Остеосинтез репонирующими стержнями распро­ странения не получил. Положительные стороны остеосинтеза стержнями: 1) стержни являются наиболее часто применяемыми и самыми универсальными из всех фиксаторов. Посредством стержней возмо­ жен остеосинтез всех диафизарных переломов, а при некоторых приемах введения стержней — остеосинтез метафизарных и около­ суставных переломов;

2) производство большинства стержней несложно;

3) техника остеосинтеза стержнями несложна и не требует многих специальных приспособлений и инструментов (при открытом способе остеосинтеза);

4) стержни, проходящие на большом протяжении в отломках костей, имеют много точек фиксации, что уменьшает механическую нагрузку на костную ткань, усиливает прочность соединения от­ ломков. Такой большой площади опоры не имеет ни одна другая конструкция;

5) при остеосинтезе стержнями более благоприятные отношения образующих рычагов, чем при синтезе короткими конструкциями;

6) интрамедуллярная фиксация стержнями сопровождается мень­ шим, чем при экстраоссальном остеосинтезе, повреждением окру­ жающих кость тканей и, следовательно, меньшим расстройством экстраоссального кровоснабжения кости;

7) стержни, особенно массивные, находясь в месте прохожденияанатомической оси кости, служат протезом, воспринимающим на­ грузку до сращения кости;

8) стержни служат осью, к которой фиксируют многие осколки и несколько фрагментов при многооскольчатых и многофрагментных переломах костей;

9) остеосинтез стержнями можно сочетать с применением других конструкций, создавая таким путем хорошее и устойчивое соеди­ нение осколков и отломков («комбинированный остеосинтез»), — остеосинтез стержнями и круговыми швами;

10) применение стержней позволяет производить остеосинтез при дефекте костной ткани, возникающем после удаления многих мелких свободных осколков;

11) посредством остеосинтеза можно достигнуть устойчивого со­ единения отломков костей и тем самым создать благоприятные условия для оперативных вмешательств на сосудах, нервах и сухо­ жилиях, для кожной пластики;

12) после остеосинтеза стержнями чаще, чем при остеосинтезе другими конструкциями, возможно дальнейшее лечение без гип­ совой повязки или громоздких гипсовых повязок (особенно это важно для стариков). Это имеет значительное преимущество при лечении множественных переломов конечностей и сочетанных по­ вреждениях;

13) посредством некоторых приемов введения стержня в кость можно изменить его направление — «направить стержень» («уп­ равлять стержнем»);

14) обычно, за редким исключением, операция удаления стержня после сращения перелома проста и менее травматична, чем удаление балок, пластин. Отрицательные стороны остеосинтеза стержнями: 1) изготовление и полирование составных стержней сложной формы сечения, особенно трубчатых, сложно, поэтому стержни могут быть недостаточно качественными;

2) возможна коррозия даже монолитных стержней из высокока­ чественных марок стали;

3) возможны деформация и перелом стержней из-за недостаточ­ ной прочности металла;

4) возможны искривления стержня, влекущие за собой дефор­ мацию оперированного сегмента конечности. Круглые стержни, а также трубчатые, квадратные, крестообразные стержни обладают одинаковым сопротивлением на изгиб во всех плоскостях. Трубчатые с прорезью, желобоватые, углообразные в сечении стержни легко приобретают спиральные искривления при сгибании в одной пло­ скости и сплющиваются при сгибании в другой плоскости. Плоские и овальные стержни наиболее эластичны при сгибании в определенной плоскости, но не склонны к спиральным изгибам;

5) интрамедуллярный остеосинтез стержнями приводит к разру­ шению костного мозга и вызывает расстройства кровообращения. На основании этого Bohler рекомендовал производить остеосинтез не массивными, а тонкими стержнями;

6) при остеосинтезе стержнями возможны дополнительные пе­ реломы концов отломков и даже продольное раскалывание фраг­ ментов кости. Это может случиться при выборе слишком массивного стержня, несоответствии прямого стержня естественному искривле­ нию кости;

7) массивные стержни, действующие. поршнеобразно, при вве­ дении в костномозговой канал вызывают повышение в нем давления и могут вызвать жировую эмболию;

8) прямые стержни не обеспечивают необходимой фиксации при околосуставных переломах;

9) прямые стержни могут вызвать выпрямление физиологической кривизны при остеосинтезе бедренной и большеберцовой костей, лучевой и локтевой костей;

10) возможна миграция стержня;

11) возможно вращение отломков на стержне;

12) в некоторых случаях при удалении стержня после сращения переломов возможны значительные затруднения. Операция удаления стержня становится весьма травматичной;

13) остеосинтез стержнями опасен нагноением раны и остеоми­ елитом. Остеомиелит распространяется в этих случаях на всю длину отломков. В настоящее время основными материалами для изготовления фиксаторов костей являются титан и нержавеющая сталь, хотя последняя вследствие подверженности коррозии и неполной индиф­ ферентности к тканям не считается идеальным материалом.

Впервые Leventhal в 1951 г. сообщил об успешном использовании для лечения переломов титановых винтов и пластин. В отечественной литературе первое сообщение о применении титана для остеосинтеза в клинике принадлежит проф. Н. К. Митюнину. Титан и его сплавы обладают более высокой, чем нержавеющая сталь, прочностью. В то же время он представляет собой весьма пластичный материал по сравнению с нержавеющей сталью, тан­ талом и сплавами кобальта. Это имеет важное значение при фик­ сации переломов костей, позволяя хирургу моделировать конструк­ ции в соответствии с задачей остеосинтеза и физиологической кри­ визной костей. Существенные преимущества перед другими приемами остеосин­ теза имеет антеградный внутрикостный остеосинтез стержнями после закрытой репозиции. Во время операции на ортопедическом столе специальными устройствами выполняют репозицию диафизарного перелома, антеградно вводят проводник-направитель, по которому высверливают костномозговой канал отломков и вводят стержень, соответствующий диаметру сверла. Этот вид остеосинтеза не требует внешней иммобилизации и позволяет сразу начать восстановление функции поврежденной конечности. Резко сокращаются возможность инфицирования зоны перелома, травматизация надкостницы и мышц. Поэтому сращение переломов наступает быстрее. За последние годы все большее распространение приобретает закрытый остеосинтез титановыми стержнями прямоугольного сече­ ния. Толщина стержня 3, 4 или 5 мм в зависимости от скрепляемой кости. Стержни вводят антеградно. При остеосинтезе переломов болыпеберцовой кости закрытая репозиция отломков выполняется оператором вручную вытяжением по длине и устранением угловых и ротационных смещений под контролем передней грани и меди­ альной поверхности отломков. При остеосинтезе плечевой, бедренной костей и костей предплечья, если ручная закрытая репозиция не удается, то над местом перелома делают небольшой разрез (3 см) и сопоставление отломков контролируют указательным пальцем или визуально. При таком остеосинтезе, как и при закрытом, концы отломков в незначительной степени теряют кровоснабжение. Все основные методы лечения переломов делят на функциональ­ ные и нефункциональные. К нефункциональным относятся метод и приемы лечения переломов, требующих внешней иммобилизации конечности гипсовой повязкой. Это собственно лечение переломов гипсовыми повязками, остеосинтез короткими конструкциями, не­ стабильный внутрикостный остеосинтез (многие индустриальные стержни: Богданова и др. — не обеспечивают жесткого остеосинтеза), когда после операции накладывают гипсовую повязку до сращения перелома;

комбинированный метод скелетного вытяжения, когда через 4—6 нед после начала вытяжения для сокращения сроков пребывания больного в стационаре и обеспечения нагрузки конеч­ ности накладывают гипсовую повязку с фиксацией суставов, рас­ положенных рядом с поврежденным сегментом. К функциональным относятся все те методы и приемы лечения, при которых восста новление функции поврежденной конечности идет параллельно сра­ щению перелома или даже опережает его. Это чрескостный внеочаговый остеосинтез спицевыми и стержневыми аппаратами;

накост­ ный остеосинтез мощными пластинами;

жесткий внутрикостный остеосинтез;

функциональный консервативный метод, когда после репозиции диафизарного или метафизарного перелома и появления первичного сращения через 2—3 нед от начала лечения накладывают короткую гипсовую повязку или гипсовый тутор и разрешают на­ грузку на конечность, увеличивая ее по мере срастания перелома;

остеосинтез спицами-упорами по Кирсанову при иммобилизации поврежденного сегмента с самого начала гипсовыми туторами и другие приемы остеосинтеза, когда не требуется внешней иммоби­ лизации перелома гипсовой повязкой. Безусловно, будущее травматологии — в разработке и широком внедрении функциональных методов и приемов лечения переломов.

ГЛАВА ОГНЕСТРЕЛЬНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ КОСТЕЙ И СУСТАВОВ \ Исключительное разнообразие огнестрельных повреждений костей определяется, с одной стороны, характеристиками ранящего снаряда, с другой — особенностями строения кости. Сложность диагностики истинного характера повреждения, тя­ жесть сопутствующих переломам повреждений мягких тканей, общая тяжелая реакция организма на любое огнестрельное повреждение характерны для огнестрельных ранений. Существует большое число классификаций огнестрельных переломов. Лучшая классификация была предложена в конце Великой Отечественной войны 1941— 1945 гг., она представлена в капитальном руководстве «Опыт со­ ветской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Все огнестрельные переломы можно разделить по виду ранящего снаряда на пулевые, осколочные (в том числе вторичными оскол­ ками), в результате действия взрывной волны боеприпаса. Раз­ личают переломы крупно- и мелкооскольчатые, сопровождающиеся или не сопровождающиеся повреждениями других анатомических структур. С практической точки зрения целесообразна такая классифика­ ция, которая, с одной стороны, позволяет сформулировать правиль­ ный диагноз, а с другой — нацеливает на определенную последо­ вательность выполнения диагностических и главным образом лечеб­ ных процедур. Предлагаем классификацию, которая является раз­ витием классификации огнестрельных переломов из «Опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.».

КЛАССИФИКАЦИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНЫХ ПЕРЕЛОМОВ I. По виду ранящего снаряда: II. По локализации перелома: III. По характеру ранения: IV. По виду перелома: пулевые, осколочные, минно-взрывные, в результате воздействия взрывной волны диафизарные, метафизарные, эпиметафизарные открытые, закрытые, сквозные, слепые: касательные, проникающие в сустав, не проникающие в сустав неполные (краевые, дырчатые), полные, крупнооскольчатые, мелкооскольчатые. Без значительного дефекта костного ве­ щества, со значительным дефектом кост­ ного вещества. Поперечные, косые, про­ дольные 4— V. По сопутствующим повреждениям:

VI.

с повреждением, дефектом мягких тка­ ней, с повреждением магистральных ар­ терий, с повреждением магистральных вен, с повреждением нервных стволов Комбинированные Множественные Сочетанные На первый взгляд может показаться, что при огнестрельном повреждении не может быть закрытого перелома. Это не так. При воздействии взрывной волны боеприпаса (такие переломы следует относить к огнестрельным, учитывая специфические особенности действия взрывной волны, имеющие много сходного с общим воз­ действием пули или осколка) закрытый перелом — реальность. Есть основания говорить сегодня о комбинированных поврежде­ ниях, поскольку опыт показывает, что не редкость наблюдения, когда пострадавший имеет термический или химический ожог и огнестрельное ранение, механические повреждения другого проис­ хождения и огнестрель­ ное ранение. Такие по­ страдавшие требуют, ес­ тественно, и соответст­ вующего лечения, кото­ рое будет планироваться исходя из особенностей комбинированной трав­ мы, оценки ведущего в настоящий момент по­ вреждения, характера оказания помощи на предыдущих этапах. Минно-взрывные травмы практически всегда имеют комби­ нированный характер (рис. 3.1;

3.2). При пулевых, а в особенности пулемет­ ных, ранениях не ред­ кость сочетанное по­ вреждение: ранение го­ ловы, живота, груд­ ной клетки, гениталий (рис. 3.3—3.5). Есть основания соРис. 3.1. Минно- взрывная травма: множественные пере­ ломы костей стопы, голени. Рис. 3.2. Минно-взрывная травма: множественные переломы и вывихи пяточной, таранной, кубовидной костей.

Рис. 3.3. Сочетанное повреждение.

4* Рис. 3.4. Выходное отверстие при пулевом ранении современными поражающими средствами.

Рис. 3.5. Рентгенограмма костей таза пострадавшего с огнестрельными ранениями. гласиться с таким положением: дефекты костей при огнестрельном ранении могут быть первичными, т. е. образовавшимися вследствие непосредственного воздействия самого ранящего снаряда, вторичны­ ми — в результате хирургической обработки и удаления свободнолежащих, не связанных с костью отломков, и хирургическими, т. е. возникшими после оперативного вмешательства, во время которого произведены резекции отломков, секвестрэктомия. Следует иметь в виду, что одинаковые боеприпасы в различных ситуациях могут вызывать совершенно разные повреждения. Так, Дж. Ф. Кеннеди 22 ноября 1963 г. в Далласе был поражен с расстояния 88 м двумя пулями калибра 6,5 мм. Начальная скорость полета этих пуль была около 580 м/с. Первым выстрелом он был ранен в правую верхнюю половину грудной клетки;

входное и выходное отверстия были небольших размеров. Вторая пуля попала в затылок, разрушила затылочную кость на множество фрагментов, перфорировала сегмент мозга и пробила его боковые области, об­ разовала зияющее отверстие около 15 см в поперечнике [Финк, 1965]. При прохождении высокоскоростной (более 800 м/с) пули или осколка на определенном расстоянии от кости может возникнуть перелом без непосредственного контакта ранящего снаряда, в ре­ зультате так называемого бокового удара, а в сущности вследствие воздействия мощного энергетического импульса, передаваемого тка­ ням, в том числе кости, ранящим снарядом через мягкие ткани сегмента конечности. В этом случае кость повреждается без непос­ редственного контакта с ранящим снарядом. Конечно, это условно закрытый перелом, но с точки зрения выбора метода фиксации отломков кости это имеет существенное значение. Огнестрельным переломам всегда сопутствуют тяжелая кровопотеря, выраженные нарушения общей гемодинамики, регионар­ ного кровотока, микроциркуляции, сопровождающиеся гипоксией и метаболическими расстройствами, что в значительное степени связано также с одновременным поражением сосудов и нервов (табл. 3.1).

Т а б л и ц а 3.1. Частота повреждения кровеносных сосудов и нервов (по данным опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.) Локализация перелома Сопутствующие повреждения кровеносных сосудов нервов Плечо Предплечье Бедро Голень 9,7% 7,4% 8,0% 14,9% 35,6% 30,5% 10,6% 22,2% 3. 1. ДИАГНОСТИКА ОГНЕСТРЕЛЬНЫХ ПЕРЕЛОМОВ При оценке морфологической картины во время диагностики огне­ стрельного ранения, которое сопровождается переломом костей, сле­ дует исходить из нескольких общих положений: 1) диагноз огнестрельного перелома не так очевиден, как может показаться на первый взгляд;

2) наличие точечных входного и выходного отверстий не свиде­ тельствует об ограниченных повреждениях внутренних структур сегмента конечности;

3) наличие обширного выходного отверстия, наличие кости в проекции или направлении раны также не всегда свидетельствуют о переломе;

4) слепые ранения всегда должны настораживать в отношении повреждения кости;

5) к данным анамнеза следует относиться с осторожностью, по­ скольку огнестрельный перелом практически всегда сопровождается шоком, нередко ретроградная амнезия. Боль, кровотечение, функциональные нарушения сопутствуют любому ранению конечности. Патогномоничными признаками ог­ нестрельного перелома следует считать наличие раны, деформацию конечности, патологическую подвижность с крепитацией костных отломков и данные рентгенографического исследования. В случаях, когда диагностика осуществляется на догоспитальном этапе, значительно лучше, если врач или средний медицинский работник, поставив диагноз перелома при отсутствии такового, на­ ложит хорошую транспортную иммобилизацию, которая, кстати, полезна и при любой ране сегмента конечности. Большие трудности вызывает диагностика фрагментов пуль, ос­ колков боеприпасов, вторичных осколков и инородных тел. В этих случаях необходимо многопроекционное рентгенографическое исс­ ледование. Большую помощь в современных условиях для выявления инородных тел, в том числе нерентгеноконтрастных, оказывают компьютерная томография, ультразвуковое исследование, ЯМР-томография.

3.2. ЛЕЧЕНИЕ ОГНЕСТРЕЛЬНЫХ ПЕРЕЛОМОВ На догоспитальном этапе оказания помощи прежде всего необходимы обезболивание и иммобилизация. Данные ЦИТО свидетельствуют, что при наложении обычной стандартной транспортной шины частота шока снижается примерно в 2 раза по сравнению со случаями иммобилизации мягкой повязкой. Если удается на месте происше­ ствия наложить гипсовую лонгету, проявления шока можно свести к минимуму. Огромную роль играет немедленная инфузионная те­ рапия;

чем скорее начаты адекватные реанимационные мероприятия, тем лучше ближайший и отдаленный результаты лечения.

3.2.1. Хирургическая перелома обработка огнестрельного Хирургическая обработка огнестрельного перелома состоит из тех же элементов, которые типичны для любой огнестрельной раны: рассечение раны, иссечение нежизнеспособных тканей, гемостаз, элементы реконструкции и остеосинтез при переломе. Следует подчеркнуть, что огнестрельная рана — совершенно самостоятельный вид повреждения. Необходимо отвергнуть мнение ряда специалистов, которые ставят знак равенства между огне­ стрельной раной и повреждением, нанесенным, например, холодным оружием. Диалектические законы не перестали действовать в живой природе, и количество энергии, передаваемой при воздействии ог­ нестрельного снаряда, неизбежно переходит в качественные изме­ нения окружающих раневой канал живых тканей. Классическая огнестрельная рана, образованная пулей или ос­ колком боеприпаса, имеет в своей структуре зону непосредственного разрушения тканей снарядом — раневой канал, зону первичного раневого некроза и зону «молекулярного сотрясения» по Н. И. Пирогову. Эти зоны отчетливо определяются и при ранении костного вещества, а не только мягких тканей. Лечить раненого без учета этих важнейших факторов сегодня нельзя. Зона первичного раневого некроза при огнестрельном переломе — это те ткани, которые находились в непосредственной близости к раневому каналу и обречены на неизбежную гибель, процесс их повреждения необратим. Зона «молекулярного сотрясения» представляет особый интерес. Действительно, в результате передачи тканям значительного коли­ чества кинетической энергии, трансформации ее в тканях наступают изменения, обусловленные не только расстройством микроциркуля­ ции, обмена, но и рядом механохимических эффектов, которые и определяют в конечном счете степень поражения клеточных структур этой зоны. Следовательно, необходимо разрабатывать методы, искать средства, уменьшающие эти нежелательные явления, прежде всего препараты мембранотропного действия. Таким образом, зона «молекулярного сотрясения» — это участок или участки тканей, включая костную, находящихся в состоянии, которое без соответствующих лечебных мероприятий пойдет по пути прогрессирования необратимых изменений или по пути восстанов­ ления морфологии и функции в случае осуществления адекватных лечебных мер. Конфигурация и объем зон «молекулярного сотрясения» различны в зависимости от характера боеприпаса, его баллистических харак­ теристик, конфигурации. Эта зона есть всегда, даже при скорости ранящего снаряда 150 м/с. От того, какие условия — благоприятные и/или нет — для ее развития имеются в послеоперационном периоде, зависит степень обширности нагноения, а также то, подвергнутся или нет некрозу участки тканей, находящиеся в состоянии «пара­ биоза». Безусловно, одной из основных мер, обеспечивающих бла гоприятные условия для восстановления морфологии и функции пострадавших тканей и прежде всего в зоне «молекулярного сотря­ сения», является хирургическая обработка. При планировании проведения первичной хирургической обра­ ботки при огнестрельном переломе следует прежде всего оценивать масштабы и характер повреждения. Рекомендации, которые пред­ писывают учитывать прежде всего вид примененного оружия, могут быть приняты с большими оговорками. Одно и то же оружие при попадании его боеприпаса с различного расстояния и при воздействии с одного расстояния в разные анатомические области производит разные типы разрушений. Точно сказать, каким видом боеприпаса поражен конкретный раненый, возможно только при находке пули в раневом канале. Однако и это дает не очень много, если неизвестно расстояние, с которого был сделан выстрел. Поэтому хирург при определении тактики хирургической обработки должен исходить не из того, какой тип боеприпаса вызвал поражения, а каковы масштабы повреждения. Хирургическую обработку огнестрельного перелома следует производить независимо от срока поступления пострадав­ шего. Это правило, из которого практически не должно быть иск­ лючений. При обширных огнестрельных ранах любой локализации, осо­ бенно при так называемых минно-взрывных повреждениях, следует отдать предпочтение наркозу, но и в этом случае очень полезно выполнить футлярную новокаиновую блокаду 0,25% раствором но­ вокаина. Хорошо зарекомендовала себя проводниковая анестезия. Сле­ дует иметь в виду одно обстоятельство, которое заключается в следующем. Конечно, при одновременном поступлении небольшого числа раненых и достаточном количестве анестезиологов, наркоз­ ных аппаратов и необходимых для проведения общего обезболи­ вания препаратов, безусловно, при хирургической обработке ог­ нестрельных переломов следует применять современное общее обезболивание. На качество лечения влияют неблагоприятные внешние обстоя­ тельства: большой поток раненых, нехватка времени, усталость персонала. Преимущество в оказании помощи отдают тем раненым, у которых на первый план выступают вопросы сохранения жизни. Это раненые с повреждениями груди и живота. При одномоментном поступлении значительного числа постра­ давших, особенно если в их числе окажутся раненые с полостными ранениями, не исключен дефицит сил и средств для оказания полноценной анестезиологической помощи, прежде всего раненым с огнестрельными переломами конечностей. В этом случае хирургтравматолог будет вынужден прибегать к другим средствам обез­ боливания, применять кетамин (кеталар) и местную анестезию в виде футлярных блокад, анестезию поперечного сечения, работать по принципам обезболивания, созданным А. В. Вишнев­ ским. При относительно небольших огнестрельных ранах конечностей без переломов костей возможно использование местного новокаинового обезболивания с соответствующей премедикацией. Вопрос о том, следует или не следует производить хирургическую обработку огнестрельной раны, в каждом конкретном случае должен решаться индивидуально. Хирург-травматолог не должен пользо­ ваться шаблонами в выработке тактики при огнестрельных перело­ мах. Даже в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. хирургическая обработка не выполнялась примерно в 35—40% слу­ чаев. Вряд ли есть основания расширять показания к отказу от нее, учитывая относительно большую тяжесть ранений, нанесенных со­ временными боеприпасами огнестрельного оружия. Рассечение. Рассечение раны при огнестрельном переломе следует производить через раневой канал, преследуя три цели: 1) создание хорошей экспозиции поврежденных и здоровых тка­ ней, без чего невозможно обеспечить условия, при которых можно отличить явно погибшие ткани от здоровых, выполнить полноценную стабилизацию костных отломков;

2) обеспечение декомпрессии заключенных в мышечных футля­ рах тканей с целью создания условий для максимально быстрого восстановления микроциркуляторного кровотока. Поэтому фасции следует рассекать не только по ходу волокон, но и делать допол­ нительные насечки в начале и в конце разреза. Это особенно касается широкой фасции бедра;

3) широкое рассечение позволяет правильно обработать концы кости и обеспечить оптимальную в данном конкретном случае фик­ сацию отломков. Рассечение обязательно должно сопровождаться тщательным гемостазом. Хирург, проводящий хирургическую обра­ ботку раны, должен иметь достаточный набор травматологического хирургического инструментария, включая атравматичный шовный материал, сосудистые иглодержатели. При хирургической обработке огнестрельного перелома любой давности обязательно постоянное промывание раны в процессе об­ работки, лучше всего 0,25% раствором новокаина, который хорошо смывает сгустки, раневой детрит, делает ткани более различимыми с точки зрения их жизнеспособности. Производя хирургическую обработку ран у пострадавших, доставленных в поздние сроки, при развившемся нагноении, не следует бояться широко раскрыть рану, тщательно ее осмотреть, удалить имеющиеся инородные тела, по­ терявшие жизнеспособность отломки кости. Широкое раскрытие ра­ ны существенно облегчает все необходимые манипуляции, улучшает условия последующего дренирования. Иссечение. Под иссечением при огнестрельном переломе следует иметь в виду осторожное и крайне бережное удаление тех тканей, которые совершенно отчетливо находятся в состоянии необратимого повреждения и, если их не удалить, неминуемо некротизируются. Иссекать кожу, особенно на голени, предплечье, следует в самых ограниченных пределах: только явно погибшие, некротизированные участки. Всегда следует помнить, что рану в последу ющем нужно будет закрывать. К иссечению фасции следует под­ ходить осторожно и тщательно иссекать заведомо нежизнеспособ­ ные участки. Мышечную ткань иссекают до появления капиллярного крово­ течения, небольшими фрагментами, экономя каждый миллиметр мышечных волокон. Это возможно только при хорошем, достаточно широком рассечении раны и острых режущих инструментах. К со­ жалению, на сегодняшний день нет надежных, кроме глаза опытного хирурга, методов, на основании которых можно было бы со 100% уверенностью определить, какие ткани являются живыми, а которые явно некротизированы. Считается, что наличие капиллярного кро­ вотечения — признак сохраненной жизнеспособности тканей, поэ­ тому иссекают те ткани, которые не кровоточат совершенно. Мы считаем, что в зоне «молекулярного сотрясения» сохраняется микроциркуляторный кровоток, пусть недостаточный и неполноценный, а изменения касаются главным образом клеток и клеточных мембран. Конечно, граница между погибшими тканями и потенциально жиз­ неспособными весьма подвижна, во всяком случае в течение первых 12—18 ч она определенно распространяется в стороны от первичного раневого канала. Динамика этого процесса зависит от многих причин, но прежде всего от количества переданной тканями ранящим снарядом энергии. Как уже отмечалось, в настоящее время появились новые воз­ можности медикаментозного ограничения размеров зоны вторич­ ного некроза, зоны «молекулярного сотрясения». Однако это не означает, что качество проводимой хирургической обработки, тща­ тельность ее выполнения должны быть меньше. Оставленные не­ кротические или некротизирующиеся ткани неминуемо погибнут и вызовут нагноение раны при самом интенсивном местном и общем лечении. Нервные стволы при их повреждении не иссекают, а убирают только некротизированные участки. Это же относится к венам и артериям. При обработке костной раны иссечения в обычном по­ нимании этого слова не производят. Прежде всего ориентируются во взаимоотношении центрального и периферических отломков кости по рентгенограмме. Подлежат удалению только те отломки кости, которые потеряли связь с надкостницей, загрязнены. Надо крайне бережно обращаться с теми отломками кости, которые сохранили связь с надкостницей, не нарушить эту связь в процессе последующих манипуляций. Вся процедура хирургической обработки должна со­ провождаться обильным промыванием раны 0,25% раствором ново­ каина с антибиотиками (канамицин). Манипуляции на цельных, неповрежденных концах кости осуществляются только в том случае, если они имеют отчетливое загрязнение. Пользуясь острой фрезой (не кусачками!), снимают несколько слоев костного вещества, пока появится «роса». Представляется целесообразным сохранять удаленные костные отломки. Их тщательно промывают, стерилизуют и в последующем используют в виде костной стружки в случае, если, возможно, Рис. 3.6. Вид раны после завершения первичной хирургической обработки.

данному пациенту потребуется восстановительное вмешательство при последствиях перелома. В срок после ранения более 12 ч часто приходится отказываться от практики тщательного иссечения и очищения ран. Иссечение в таких случаях заменяют простой очисткой раны и удалением явно некротизированных тканей. Особое внимание уделяют созданию условий для хорошего дренирования, при этом учитывают положение конечности после операции (рис. 3.6). При обширных повреждениях мышц, особенно в области бедер и тазобедренного сустава, нередко затруднена остановка кровотечения. Иногда единственным средством гемостаза в таких случаях является тампонада большими марлевыми компрессами. Тампон обычно удаля­ ют через 1—2 дня. Драматические кровотечения возникают при раз­ рыве больших венозных стволов, особенно подмышечной вены, при этом проксимальная культя сокращается и уходит в подмышечную ям­ ку. С трудом удается «поймать» этот проксимальный конец. При таких кровотечениях может быть применен новый препарат гемостопан, ко­ торый весьма эффективен при местной аппликации в случае возник­ новения трудноостанавливаемого другими способами кровотечения. Существенно, что при первичной обработке огнестрельных пе­ реломов невозможность рентгенодиагностики весьма редко высту­ пает как значительный недостаток. Исключение представляют ог­ нестрельные ранения суставов, прежде всего тазобедренного и коленного. В этих случаях рентгенологическая картина облегчает проведение операции и, несомненно, способствует улучшению ре­ зультатов лечения. Следует помнить, однако, что даже обычная рентгенография в конкретных условиях не всегда возможна, но с этим не следует связывать отсрочку в проведении хирургической обработки огнестрельного перелома, поскольку это может повлечь за собой тяжелые, труднокупируемые осложнения вплоть до сеп­ сиса, развития анаэробной инфекции, ампутации конечности. По­ этому при отсутствии возможности выполнения рентгенографиче ского исследования, хотя оно и крайне желательно, при наличии клинических показаний к хирургической обработке последнюю следует выполнять. При хирургической обработке огнестрельного перелома последо­ вательность реконструкции должна быть следующей: сначала осу­ ществляют стабилизацию отломков кости тем или иным методом, затем — шов или пластику кровеносных сосудов. Поврежденные нервные стволы в загрязненной огнестрельной ране сшивать не следует, особенно если имеется их дефект. Шов или место пласти­ ческой реконструкции артерии (аутовенозная вставка) закрывают таким образом, чтобы полностью прикрыть эту зону мягкими тка­ нями, а рану дренируют и оставляют открытой. При слепом ранении, которое чаще всего возникает при попадании осколка боеприпаса, делают контрапертуру и вводят полимерный гофрированный дренаж или выпускник из силиконовой трубки. После завершения хирургической обработки края раны жела­ тельно инфильтрировать раствором антибиотиков. Большие сложности возникают перед хирургом при выборе метода остеосинтеза при огнестрельных переломах. Конечно, в случаях, сопровождающихся значительным дефектом костного вещества, су­ щественным загрязнением раны, при значительном сроке повреж­ дения до хирургической обработки с признаками раневой инфекции следует прибегать к внеочаговому остеосинтезу, особенно если это касается голени. В настоящее время успешно используются не только спицевые, но и стержневые аппараты, которые удобнее спицевых при фиксации отломков бедренной кости. При огнестрельных переломах, осложненных нагноением раны и с вовлечением в гнойный процесс отломков кости, следует фик­ сировать отломки кости аппаратом внешней фиксации, осуществить тщательное лечение раны, добиться купирования гнойного процесса, а затем произвести компрессию и последующую дистракцию, если возникнет значительное укорочение сегмента. В случае отсутствия укорочения при стихании воспалительного процесса лучшим способом фиксации костных отломков, который приводит к раннему восстановлению опорной функции конечности, является использование пластин ЦИТО — СОАН или других, на­ пример АО. Срок, в течение которого удается добиться купирования гнойного процесса, естественно, может быть различным, но иногда он со­ ставляет 10—12 дней после ранения. После хирургической обработки целесообразно наложить повязку с пакс-трипсином. Первичный шов на огнестрельную рану накла­ дывать нельзя! В случаях условно-закрытого огнестрельного перелома показано применение пластины типа ЦИТО — СОАН, но в тех ситуациях, когда нет большого дефекта костного вещества. Тщательно выпол­ ненная хирургическая обработка, высокая хирургическая техника, хороший гемостаз, антибиотикотерапия позволяют получить хоро­ ший результат при использовании погружного остеосинтеза.

Погружной металлоостеосинтез при огнестрельных переломах костей можно применять только в исключительно благоприятных ситуациях: при общем хорошем состоянии раненого, тщательно выполненной хирургической обработке, достаточном количестве хо­ рошо кровоснабжаемых мышц, возможности закрытия раны без натяжения, хорошем дренировании, наблюдении за раненым опе­ рировавшим хирургом. В случаях, когда по каким-либо причинам нет возможности использовать внеочаговый или погружной остеосинтез, накладывают гипсовую повязку или применяют скелетное вытяжение. При позднем поступлении раненых и нагноении раны гипсовая повязка может быть выполнена с «окном» для контроля за состоянием раны и ее лечением. Причины неудовлетворительных результатов лечения огнестрель­ ных переломов: 1) плохая иммобилизация при оказании первой помощи или первой врачебной помощи, особенно при переломах верхней трети бедра, тазобедренного, коленного сустава, внешняя иммобилизация, ведущая к расстройству кровообращения;

2) плохая хирургическая обработка, недостаточное иссечение тканей, удаление больших костных отломков;

3) зависящие от транспортировки и смены врачей плохое после­ дующее лечение, многочисленные перевязки, неправильно наложен­ ный гипс, недостаточный контроль за мягкими тканями, несвоев­ ременное рентгенологическое исследование, что ведет к гангрене, абсцедированию, увеличивает процент летальных исходов. Существенно ухудшают исходы лечения оставленные в ране инородные тела. У раненых с инородными телами летальность от анаэробной инфекции была существенно выше. Так, при определявшихся ино­ родных телах от анаэробной инфекции умерли 23,5%, от сепси­ са — 29,2%, при отсутствии инородных тел — соответственно 9,8% и 17% раненых. Остеомиелиты после огнестрельных пере­ ломов длинных костей в годы Великой Отечественной войны на­ блюдались у 32—80% раненых, а контрактуры суставов — у 22-71%. Хорошие анатомические и функциональные результаты зареги­ стрированы в 16—36,6% всех случаев огнестрельных переломов. Лучшие результаты были получены при лечении огнестрельных переломов предплечья, худшие — при переломах плеча и бедра.

3. 2. 1. 1. Огнестрельные ранения верхней конечности Заживление ран и консолидация огнестрельных переломов верхней конечности происходят благоприятнее, чем нижних. Распространен­ ная гнойная, анаэробная инфекция, остеомиелиты встречаются реже. Условиями этого являются широкие разрезы, тщательность в вы­ полнении процедуры иссечения нежизнеспособных тканей, при не­ обходимости своевременная вторичная некрэктомия, которую не следует откладывать при наличии показаний. В случае возникно вения открытых раневых и гранулирующих поверхностей не всегда может быть применен ранний вторичный или поздний вторичный шов, поэтому в таких ситуациях следует обязательно иметь в виду применение свободной кожной пластики, а при необходимости ис­ пользовать кожный стебель по Филатову. Переломы плеча. Огнестрельные ранения с переломом плечевой кости составляют около х/з всех ранений плеча. Помимо деформации или порочного положения конечности, па­ тологической подвижности в месте перелома, нарушения функции конечности, болезненности в зоне перелома, результатов" измерения длины конечности, следует принимать во внимание и такой признак, как наличие капелек жира в раневом отделяемом. Чаще всего при хирургической обработке огнестрельного пере­ лома плеча производят рассечение раны, удаление костных осколков и инородных тел, затем иссечение мягких тканей. Таким образом, при ранении плеча производят сравнительно несложные хирургические манипуляции, что объясняется относи­ тельно небольшим объемом мышц, отсутствием плотных фасциальных прослоек, меньшей загрязненностью раны, относительно высо­ ким процентом сквозных ранений. При огнестрельных ранениях плечевой области, особенно в вер­ хней трети плеча, не так редки сочетанные ранения, когда один и тот же ранящий снаряд: пуля, осколок — сначала вызывает перелом плечевой кости, а затем проникает в плевральную полость, обус­ ловливая ранение легкого, кровеносных сосудов, других анатоми­ ческих образований. В ряде случаев вместе с переломом плечевой кости возможно ранение лопатки, а костные отломки серьезно ранят мышцы над- и подлопаточной области. Поскольку направление ра­ нения мягких тканей далеко не всегда соответствует истинному направлению раневого канала, особенно важно тщательное физикальное и рентгенологическое обследование пациента, включая рен­ тгенографию грудной клетки в двух проекциях, а при необходимости и в большем числе проекций. Вопрос о необходимости торакотомии при таких ранениях следует решать исходя из твердо сложившихся принципов военно-полевой хирургии: торакотомия показана только при продолжающемся внутриплевральном неостанавливающемся кровотечении, большом гемо­ тораксе и при клапанном пневмотораксе, неустранимом консерва­ тивными мероприятиями. При тяжелых мелкооскольчатых переломах верхней трети плеча может возникнуть необходимость полного удаления проксимального конца плечевой кости. В этом случае добиваются полного заживления ран и в последующем прибегают к эндопротезированию прокси­ мального конца плечевой кости. Поскольку при таких переломах не всегда удается фиксация отломков с помощью аппарата внешней фиксации, приходится прибегать к отводящей шине, торакобрахиальной повязке. Погружной металлоостеосинтез при огнестрельных переломах костей предплечья, да и не только их, может быть применен только в исключительно благоприятных ситуациях: при по Рис. 3.7. Огнестрельный многооскольчатый перелом диафиза плеча.

общем хорошем состоянии раненого, тщательно выполненной хи­ рургической обработке, достаточном количестве хорошо кровоснабжаемых мышц, при возможности закрытия раны без натяжения, хорошем дренировании, наблюдении за больным оперировавшим хирургом. Огнестрельные переломы диафиза плеча, как правило, сквозные (рис. 3.7). Хирургическую обработку таких переломов проводят по общим правилам, тщательно оберегая лучевой нерв от дополнитель­ ной травматизации. При огнестрельном переломе плеча оптималь­ ными методами фиксации являются аппарат Илизарова, а также гипсовая торакобрахиальная повязка. При сквозных переломах плеча и обширных выходных отверстиях можно ограничиться хирургической обработкой только выходного отверстия. В этом случае обеспечиваются достаточный доступ, ус Р и с 3.8. Изолированный перелом локтевой кости (пулевое ранение).

ловия для иссечения нежизнеспособных тканей, сопоставления ко­ стных отломков и последующего дренирования. Значительное число огнестрельных переломов плечевой кости удается репонировать после хирургической обработки на отводящей шине, фиксированной к туловищу гипсовыми кольцами. Такими же кольцами фиксируют и плечо с предплечьем на шине. Если при огнестрельных ранениях плеча, предплечья по какимлибо причинам не применен аппарат внешней фиксации, можно использовать торакобрахиальную повязку в положении руки в от­ ведении. Повязка сравнительно легко переносится больными, упро­ щает последующее ведение их и при фиксации руки в течение 2—3 нед не вызывает тугоподвижности в плечевом суставе. Такую по вязку удобно накладывать в конце операции под наркозом. В про­ межутке с 5-го по 8-й день в торакобрахиальной повязке при необходимости выпиливают «окно» в проекции раны и осуществляют необходимые лечебные мероприятия, например накладывание от­ сроченных швов или свободную кожную пластику. Целесообразно делить укорочения сегментов верхней конечности на функционально компенсируемые (до 4 см), условно компенси­ руемые (4—6 см) и некомпенсируемые (более 6 см). Ранения предплечья. В госпиталь поступает 2/з раненных в пред­ плечье без признаков нагноения (рис 3.8). При условии тщательно выполненной хирургической обработки и стабильной фиксации кос­ тных отломков результаты лечения этой категории раненых могут считаться вполне удовлетворительными. Методом выбора для им­ мобилизации отломков следует считать аппараты чрескостного остеосинтеза. При огнестрельных ранениях предплечья часто прихо­ дится прибегать к свободной кожной пластике для закрытия дефектов кожи. Особенностью огнестрельных ранений предплечья является частое повреждение нервов, требующее последующего невролиза и шва нерва. Разработаны методика введения спиц на костях предплечья, а также специальный кондуктор, который позволяет проводить спицы под нужным углом. Применяя консервативные и оперативные методы лечения, уда­ ется восстановить анатомическую целость костей почти у 90% ра­ неных. Приблизительно у 10% раненых остаются стойкие дефекты, ложные суставы;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.