WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«« ТРАВМАТОЛОГИЯ И ОРТОПЕДИЯ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ В 3 ТОМАХ Под редакцией члена-корр. РАМН Ю. Г. Ш А П О Ш Н И К О В А МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 6/J.3 ТРАВМАТОЛОГИЯ том1 МОСКВА «МЕДИЦИНА» 1997 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Используя перечисленные доступы, удается осмотреть 95% су­ ставного пространства: суставные поверхности болыпеберцовой и таранной костей, обе лодыжки, таранно-лодыжечные суставы, дель­ товидную связку, таранно-малоберцовые связки, синовиальные кар­ маны с жировыми подушками. Оперативные вмешательства на голеностопном суставе под кон­ тролем артроскопа выполняют при трансхондральных переломах и рассекающем остеохондрите, деформирующем артрозе (иссечение отслаивающегося хрящевого фрагмента, хондропластика с рассвер­ ливанием субхондральной костной пластинки и пр.). Артроскоп используют также для удаления внутрисуставных тел, костно-хрящевых разрастаний при «импинджемент»-синдроме, для рассечения спаек при фиброзе суставной полости, синовиальной патологии (ре­ вматоидный артрит, пигментно-виллезный синовит, хондроматоз), для частичной синовэктомии, при септическом артрите (рис. 2.6). В последние годы артроскопия голеностопного сустава стала разви­ ваться и внедряться достаточно быстро и широко благодаря усовершен­ ствованию систем артроскопов, артроскопических инструментов и видеоартротехники, применяемой при оперативных вмешательствах. Описана также техника исследования подтаранного сустава. Показания к диагностической артроскопии плечевого сустава — боли, нестабильность и ограничение функции сустава. Достоинством артроскопической диагностики является точность диагноза благодаря возможности прямого осмотра области повреждения. По сравнению с артротомией при артроскопии возможна визуальная и инструмен­ тальная ревизия всей полости сустава с внутрисуставными и око­ лосуставными структурами. При артроскопии с достоверностью выявляют полный или час­ тичный разрыв ротаторов, повреждение внутрисуставной порции сухожилия двуглавой мышцы, губы суставной впадины и капсульно-связочного аппарата в целом, дегенеративные изменения сустав­ ного хряща при деформирующем артрозе, рассекающем остеохонд­ рите, поражение синовиальной оболочки, внутрисуставные тела и пр. Точные данные, полученные при артроскопии, позволяют оп­ ределить лечебную тактику (консервативное или хирургическое ле­ чение), оценить возможности артроскопического оперативного вме шательства, объем операции, ее характер, выбрать рациональный оперативный доступ, прогнозировать исход лечения. Благодаря артроскопии стала возможной диагностика таких но­ зологических форм заболевания, как «импинджемент»-синдром, свя­ занный с дегенеративным процессом в подакромиальном простран­ стве сустава, чаще диагностируют повреждения ротаторов плеча, установлена связь рецидивирующих вывихов плеча с повреждением хрящевой губы впадины сустава. Огромным достижением следует считать тот факт, что благодаря развитию артроскопии «плечевого сустава больные с подобными ранее консервативно леченными за­ болеваниями стали получать действенную хирургическую помощь. Исследование выполняют под общим обезболиванием в положе­ нии больного лежа на «здоровом» боку с подвешенной и отведенной рукой. Такое положение лучше всего достигается при использовании специальных приспособлений. Классический доступ для введения артроскопа задний — на 2 см ниже и кнутри от задненаружного края плечевого отростка лопатки. Передний доступ у клювовидного отростка используют для введения ирригационной иглы, инструментов. Первыми в поле зрения попа­ дают внутрисуставная порция сухожилия длинной головки двуглавой мышцы плеча, головка плечевой кости, суставная впадина с фиб­ розной губой. Сухожилие двуглавой мышцы плеча проходит косо к задневерхнему краю губы и крепится до передневерхнего ее края. Верхняя, передняя и задняя стенки полости имеют вид гладких капсульных растяжений (расширений). Передняя стенка имеет слож­ ное строение из-за располагающихся на ней связок и отверстий. Верхняя суставно-плечевая связка натянута у основания клювовид­ ного отростка и прикрепления сухожилия длинной головки двуглавой мышцы плеча в верхнепереднем углу впадины. Средняя суставноплечевая связка вплетается в передний край губы или крепится вдоль шейки лопатки. Она очень вариабельна по форме и размерам, что зависит от выраженности входов в подлопаточный заворот. Вход может быть один — над связкой или входов два (второй располагается у нижнего ее края). Над верхним краем связки проходит хорошо выраженное сухожилие подлопаточной мышцы. Нижняя суставноплечевая связка крепится у передненижнего угла впадины, при узкой средней связке она начинается выше. Верхний утолщенный край связки имеет важное значение в стабилизации плечевого су­ става. Ротаторы плеча находятся под акромиальным отростком ло­ патки ниже коракоакромиальной связки и плотно связаны с капсулой сустава в верхненаружном и заднем отделах. Их осматривают со стороны субакромиального пространства. Субакромиальная сумка — потенциальное пространство, в которое можно ввести артроскоп, но хорошо выражена она лишь при реактивном синовите, «импинджемент»-синдроме. Из этого положения исследуют верхнюю поверх­ ность ротаторов, нижнюю поверхность акромиона и ход коракоак­ ромиальной связки. Знание нормальной анатомии внутрисуставных структур помо­ гает избежать ошибочной интерпретации их артроскопических про явлений. За патологию часто принимают нормальную вырезку на переднем крае суставной впадины, натянутый верхний край средней суставно-плечевой связки, различные входы в подлопаточную сумку, обнаженный участок кости позади головки плечевой кости. Для передней нестабильности плечевого сустава характерны по­ вреждения Банкарта (отрыв передней губы и связок) и Хилла — Сакса (в задненаружном секторе головки плечевой кости). В по­ следнем случае проводят дифференциальную диагностику с нор­ мальной возрастной бороздой в этой области. Для повреждения характерны шероховатость поверхности, костно-хрящевые шипы, диффузный характер поражения. Нормальное поле расположено несколько ниже и четко отграничено от края хряща. При задней нестабильности артроскопически нередко диагности­ руют повреждение губы в задневерхнем отделе. Описаны небольшие надрывы ротаторов и губы в задненижнем отделе, при задних са­ мопроизвольных вывихах — разрывы задневерхнего края губы. В по­ лости сустава при артроскопии находят свободные тела — хрящевые, костные, фрагменты оторванной части губы, свисающие фиброзные волокна при разрывах ротаторов. Очень характерны изменения при синовитах, ревматоидном артрите субакромиального пространства, «импинджемент»-синдроме. Асептический некроз головки плечевой кости клинически проявляются как «импинджемент»-синдром. Основные виды операций на плечевом суставе — удаление внут­ рисуставных тел, мобилизация сустава при его фиброзе, синовэктомии, шов ротаторов, декомпрессия субакромиального пространства при дегенеративном поражении ключично-акромиальной связки с фиброзом коракоакромиальной, фиксация хрящевой губы и капсульно-лигаментарного комплекса при нестабильности сустава, хондропластика головки плечевой кости и пр. Особенностью этих опе­ раций, поскольку их выполняют без жгута, является необходимость интенсивной ирригации сустава и коагуляции. На операцию деком­ прессии субакромиального пространства уходит до 30 л раствора Рингера или изотонического раствора хлорида натрия, достаточная видимость обеспечивается применением специального аппарата для дозированной ирригации сустава, в ходе операции используют артроскопический электрокоагулятор. Техника артроскопии л о к т е в о г о с у с т а в а более сложна, выполнять ее необходимо с большей тщательностью и осторожно­ стью, чем артроскопию коленного сустава, так как артроскоп и инструменты проходят через глубокие мышечные слои в непосред­ ственной близости от важных сосудисто-нервных структур. Исследование предпочтительно выполнять под общим обезболи­ ванием. Достаточно хороший обзор обеспечивает артроскоп диамет­ ром 4 мм и углом обзора 30°, однако более тонкие артроскопы — диаметром 2,7 мм удобнее. Больной находится в положении на спине. Рука, согнутая в локтевом суставе под углом 90°, подвешена за предплечье и кисть, инструменты вводят при туго заполненном жидкостью суставе. Предварительно маркером на кожу наносят анатомические ориентиры. Пунктируют сустав, как обычно, снаружи между наружным надмыщелком плечевой кости, концом локтевого отростка и головкой лучевой кости. Наиболее часто используют три доступа: передненаружный, передневнутренний и в отдельных слу­ чаях — задненаружный. В случае использования передненаружного доступа в локтевой сустав, согнутый под углом 90° и заполненный раствором Рингера (или изотоническим раствором хлорида натрия), через небольшой надрез кожи вводят канюлю с обтуратором точно на 3 см дистальнее и на 1 см кпереди от наружного надмыщелка плечевой кости. Стилет перед проколом капсулы меняют на тупой обтуратор и конец его направляют строго перпендикулярно к центру сустава. При этом доступе артроскоп проходит через короткий лучевой разгибатель кисти приблизительно в 12 мм от лучевого нерва. Осматривают наружный и внутренний мыщелки плечевой кости (они лучше видны при разгибании), коронарный отросток локтевой кости (при сгиба­ нии). При медленном подтягивании артроскопа находят головку лучевой кости. Передневнутренний доступ находится на 2 см дистальнее и на 2 см кпереди от медиального надмыщелка плечевой кости. Техника введения артроскопа аналогична описанной выше. Артроскоп про­ ходит через сухожильную часть круглого пронатора, а затем — через лучевую часть поверхностного сгибателя пальцев. При хорошо растянутом суставе срединный нерв остается на 1 см кнаружи, а плечевая артерия — еще дальше от артроскопа. Через этот доступ осматривают головку плечевой и лучевой кости, при пронации и супинации видна кольцевидная связка. Подтянув артроскоп и на­ правив оптику в сторону локтевой кости, осматривают коронарный отросток;

доступ чаще используют как дополнительный для введения инструментов под контролем артроскопа, введенного через передненаружный доступ. Задненаружный доступ расположен приблизительно на 3 см проксимальнее верхушки локтевого отростка у наружного края трех­ главой мышцы. Этот доступ менее опасен, для его применения не требуется большое растяжение суставной полости. Через заднена­ ружный доступ осматривают ямку локтевого сустава, задний отдел плечевой кости, верхушку локтевого отростка. Его чаще используют для введения инструментов при артроскопической операции. В полость сустава не рекомендуют вводить анестетики из-за возможности пареза срединного нерва. По окончании исследования необходимо оценить состояние сосудисто-нервного пучка. Артроскопию локтевого сустава редко выполняют при острой травме. Основные показания к исследованию — неясная причина болей в суставе, синовиты, блокады, ограничение движений. Метод высокоинформативен при выявлении ранних дегенеративных изме­ нений суставного хряща, остеохондральных повреждений, асепти­ ческого некроза головки лучевой и плечевой кости, кристаллических синовитов, внутрисуставных тел. В процессе исследования могут быть произведены оперативные вмешательства без артротомии: удаление внутрисуставных тел, ис сечение остеохондральных повреждений, частичная синовэктомия. Менее эффективна артроскопическая хондропластика при дегенера­ тивных процессах. Артроскопию т а з о б е д р е н н о г о с у с т а в а начали активно применять с начала 80-х годов. Показания к исследованию — «непонятные» боли, ограничение подвижности сустава, блокады, синовиты, оценка состояния хряща головки бедренной кости и су­ ставной впадины. Положительные результаты получены при артроскопических опе­ рациях по поводу внутрисуставных тел, хондроматоза, ревматоидного артрита, пигментно-виллезного синовита (синовэктомия, химический синовиоцентез). Преимущества артроскопической диагностики перед диагностической артротомией тазобедренного сустава очевидны. Исследование выполняют под общим обезболиванием или эпидуральной анестезией. Для полноценного осмотра сустава на опе­ рационном столе осуществляют тракцию конечности до 40—50 кг в положении абдукции (45°) и небольшого сгибания (10°) в суставе. Описаны передненаружный и наружный доступы. При использовании наружного доступа положение больного на спине или боку, противоположном стороне поражения. Тракцию сустава осуществляют путем накожного вытяжения за голень. По­ ложение сгибания и отведения конечности обеспечивают расслаб­ ление переднего отдела капсулы. Непосредственно над большим вертелом вводят иглу диаметром 6 мм под углом 30° к шейке бедренной кости. Положение ее предпочитают контролировать по рентгеновским снимкам. В полость сустава вводят 20—40 мл изо­ тонического раствора натрия хлорида и в процессе исследования для большего растяжения суставной щели заполняют ее под давле­ нием. Параллельно игле через кожный разрез вводят троакар с проводником, а затем — артроскоп. Два дополнительных разреза делают на 3—4 см кпереди (для введения ирригационных игл) и 3—4 см кзади (для ведения инструментов) от места введения артроскопа. В случае необходимости положение артроскопа и инстру­ ментов можно менять местами. При ротации бедра удается осмотреть всю поверхность головки бедренной кости и круглую связку. При выполнении артроскопии через передненаружный доступ место введения артроскопа находят на пересечении горизонтальной линии, проходящей через симфиз, и вертикальной — через передневерхнюю ость подвздошной кости. Иглу длиной 15 см вводят во впадину под углом 45° в краниомедиальном направлении под рен­ тгенологическим контролем. Убедившись в правильном положении иглы, инъецируют 30 мл изотонического раствора хлорида натрия и через кожный разрез вместо иглы или параллельно ей вводят сначала канюлю троакара с направителем, а затем — телескоп. Положительный опыт диагностики сложных повреждений и за­ болеваний тазобедренного сустава, а также артроскопических опе­ раций, включая артропластические, позволяет с оптимизмом отне­ стись к дальнейшему развитию артроскопического метода и приме­ нению его для изучения и лечения патологии тазобедренного сустава.

ГЛАВА РЕНТГЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА Вопросам рентгенодиагностики патологии костей и суставов в ми­ ровой литературе посвящено большое количество работ, в том числе фундаментальные руководства, последние из которых — «Клини­ ческая рентгенорадиология» (в пяти томах) под редакцией Г. А. Зедгенидзе (1984) и «Рентгенодиагностика в педиатрии» (в двух томах) под редакцией В.И.Баклановой и М. А. Филиппкина (1988). Во избежание повторений мы не описываем в этой главе общие и теоретические вопросы данной проблемы. Используя многолетний опыт работы рентгенологического отделения в условиях специали­ зированного учреждения, остановимся лишь на тех аспектах рент­ генологического исследования и диагностики, которые имеют наи­ большее практическое значение в травматологии и ортопедии. В настоящее время в клиническую практику прочно вошли такие методы диагностики, как компьютерная томография (КТ), магнит­ но-резонансное (MP) и ультразвуковое исследование, термография. Однако практика показывает, что при несомненных достоинствах этих методов они являются дополнительными и применяют их по четким показаниям. В то же время в повседневной практике ос­ новным и незаменимым, в первую очередь при травмах и заболе­ ваниях опорно-двигательного аппарата, остается рентгенологический метод. В любом случае врач-рентгенолог обязан соблюдать основное правило рентгенологии — «максимум информации при минимальном облучении больного», а это возможно лишь при условии проведения направленной рентгенографии с учетом предварительного клиниче­ ского диагноза. Четко определенная клиницистом цель исследования позволяет максимально ограничить количество снимков, точно ло­ кализовать область исследования, правильно выбрать проекции и условия рентгенографии. Стремление же уменьшить лучевую на­ грузку должно подчиниться оптимальным условиям диагностики. Так, в травматологии необходимы рентгенограммы либо повреж­ денного сегмента в двух взаимоперпендикулярных проекциях для определения наличия и направления смещения отломков. На осно­ вании снимка в одной проекции перелом может ошибочно тракто­ ваться как вколоченный, что особенно часто бывает при переломе шейки бедренной кости и проксимального отдела плечевой кости. Рентгенограммы в боковой и аксиальной проекциях позволяют вы­ явить угловые смещения, устранение которых является обязатель­ ным условием лечения внутри- и околосуставных переломов. Для исключения диагностических ошибок необходимо помнить правила травматологии: при подозрении на перелом диафиза пле чевой или бедренной кости необходимо проводить рентгенографию близлежащего сустава, при переломах костей предплечья и голени — всего сегмента конечности с захватом соответствующих суставов. Перелом Монтеджи нередко расценивают лишь как перелом лок­ тевой кости, поэтому в этих случаях у детей обязателен снимок локтевого сустава для своевременного выявления вывиха головки лучевой кости. У некоторых больных приходится производить рен­ тгенографию не только в двух основных проекциях, а й в допол­ нительных нетипичных укладках и косых проекциях (для выявления патологического очага). Количество снимков увеличивается при фун­ кциональном исследовании позвоночника, при сколиозе (в положе­ нии лежа и стоя). Иногда изменения на поврежденной стороне настолько слабо выражены, что для сравнения делают снимок ана­ логичного участка на неповрежденной стороне (например, при по­ дозрении на разрыв межберцового синдесмоза, остеоэпифизеолизе наружной лодыжки у детей, начальных изменениях головки бед­ ренной кости при болезни Пертеса). Первым признаком патологи­ ческого процесса может быть остеопороз, который можно диагно­ стировать только при сравнении с аналогичным сегментом на про­ тивоположной стороне. При одиночном патологическом очаге количество снимков не­ редко бывает больше, при полиоссальных формах заболевания (фиб­ розная дисплазия, дисхондроплазия и другие наследственные сис­ темные заболевания скелета) чаще всего можно ограничиться по­ лучением рентгенограмм в одной проекции. В этих случаях изме­ нения настолько типичны, что рентгенолога интересует лишь факт наличия или отсутствия их в той или иной кости. Следует помнить, что для выявления некоторых элементов па­ тологического костного очага или травматического повреждения ко­ сти применяют нетипичные условия рентгенографии и специальные проекции. Так, для выявления контуров и структуры мягкотканного компонента опухоли, нежных периостальных наслоений, известко­ вых вкраплений малой интенсивности производят «мягкие» снимки. При процессах, сопровождающихся склерозом кости, необходима рентгенография повышенной жесткости. Иногда этого оказывается недостаточно, и приходится прибегать к томографии (например, для выявления «гнезда» остеоид-остеомы). При болезни Пертеса первым поражается передний сегмент головки бедренной кости, поэтому в начальных стадиях рентгенограмма в переднезадней проекции не­ информативна. В то же время на снимке, выполненном в положении Лаунштейна, отчетливо видно даже незначительное уплощение и уплотнение головки. Рентгенограмму в этой проекции обязательно выполняют при подозрении на юношеский эпифизеолиз головки бедренной кости, так как головка при этом заболевании смещается кзади, что нередко не обнаруживают на рентгенограмме в переднезадней проекции. При подозрении на травму верхних шейных по­ звонков необходима рентгенография (G—Си) через рот для исклю­ чения ротационного подвывиха Сь Контрастные методы исследования (артрография, артропневмог рафия суставов, миелография позвоночника) в некоторых случаях позволяют получить ценную информацию (например, выявление внутрисуставных тел, изменений при пигментно-ворсинчатом синовите, грыжевых выпячиваний межпозвоночных дисков). В некоторых случаях, например при травмах позвоночника у детей, весьма эффективна зонография. Термин «зонография» принят в 1962 г. Международной комиссией по рентгенологической аппа­ ратуре для обозначения томографии с небольшим углом качания трубки (до 10°). Зонография значительно более информативна, чем обзорная, прицельная рентгенография, особенно при исследовании позвоночника: устраняется суперпозиция ребер, лопаток, верхнего плечевого пояса, легочного рисунка. Большое значение имеет информация, получаемая при контр­ астном исследовании сосудов — ангиографии. Область применения этого высокоинформативного метода исследования широка и про­ должает увеличиваться. Ангиография позволяет не только уточнить диагноз, но и в некоторых случаях выбрать патогенетически обос­ нованную лечебную тактику.

3. 1. РЕНТГЕНОДИАГНОСТИКА ПОВРЕЖДЕНИЙ КОСТЕЙ И СУСТАВОВ Травма костей плечевого пояса, крупных суставов и длинных трубчатых костей верхней конечности, кисти. Повреждения клю­ чицы чаще происходят в старшем детском и юношеском возрасте при прямой травме или падении на плечо. Различают переломы средней трети ключицы, ее акромиального и грудинного концов. Источником диагностических ошибок при переломах в средней трети ключицы может быть ее анатомическое S-образное искривление. Для того чтобы устранить проекционное искажение, можно реко­ мендовать, помимо рентгенограммы в прямой переднезадней про­ екции, сделать снимок в следующей проекции. Больному в поло­ жении на спине под грудной клетку ниже лопаток подкладывают валик, в результате чего плечевой пояс запрокидывается. Централь­ ный луч скошен краниально под углом 60—80. Практически по­ лучается боковая рентгенограмма ключицы. При травме грудинного конца ключицы у лиц в возрасте 20—25 лет следует помнить о возможном наличии эпифизарного ядра окостенения, которое появ­ ляется в возрасте 18—20 лет и сливается с телом ключицы после 25 лет. Переломы лопатки встречаются сравнительно редко, возникают при падении на спину или в результате прямого удара. Чаще наблюдаются поперечные переломы тела лопатки ниже ости лопатки, реже — переломы шейки и отростков, исключительно редко — продольные переломы тела лопатки, которые в отличие от других, как правило, сопровождаются значительным расхождением отлом­ ков. Особо следует остановиться на травме акромиально-ключичного сочленения. В норме верхняя поверхность ключицы расположена выше акромиального отростка лопатки, что нередко трактуют как подвывих ключицы. Лишь ступенеобразная деформация нижнего контура сочленения в результате даже незначительного проксималь­ ного смещения ключицы свидетельствует о повреждении акромиально-ключичного сочленения. При этом следует помнить, что вывих или подвывих ключицы возможен лишь при разрыве клювовидноключичной связки. Оссификаты, которые нередко видны на рент­ генограммах в области верхушки клювовидного отростка, свидетель­ ствуют о разрыве клювовидно-ключичной связки в прошлом. При диагностике повреждений плеча на любом уровне, как пра­ вило, проводят стандартную рентгенографию в двух проекциях, единственной особенностью которой является исследование плече­ вого сустава для исключения вывиха головки плечевой кости при переломе ее проксимального конца. В таких случаях выполнить аксиальную рентгенограмму невозможно из-за болезненности при отведении плеча и она не показана во избежание вторичного сме­ щения отломков. Рекомендуется шире использовать рентгенографию плечевого сустава в боковой проекции через грудную клетку с неповрежденной стороны (луч направляют через подмышечную впа­ дину). Описывая рентгенодиагностику переломов костей предплечья, нужно остановиться на следующих моментах. Перелом головки лу­ чевой кости всегда внутрисуставной, так как суставная сумка при­ крепляется по краю суставного хряща головки. При этом смещение отломков головки, как правило, незначительное, поскольку ее ок­ ружает прочная кольцевидная связка. При переломе шейки лучевой кости (внесуставном) головка остается на месте, а дистальный от­ ломок смещается кнутри и ротируется внутрь вместе с кистью. Изолированный перелом диафиза локтевой кости, как правило, сочетается с вывихом головки лучевой кости, а изолированный перелом диафиза лучевой кости может сопровождаться вывихом головки локтевой кости, задним вывихом локтевой кости в локтевом суставе с отрывом венечного отростка. Эти особенности переломов костей предплечья следует учитывать при рентгенографии: рентге­ нограмма предплечья должна захватывать локтевой и лучезапястный суставы. Правильная трактовка рентгенологической картины при переломе лучевой кости в типичном месте (дистальный метафиз) очень важна, так как, с одной стороны, это наиболее частый вид перелома, а с другой — правильная репозиция является залогом дальнейшего восстановления функции кисти. В норме суставная поверхность лучевой кости наклонена в локтевую сторону под углом 65—70° и в ладонную сторону под углом 5—10°. При переломе эти соотношения нарушаются: кисть с дистальным отломком лучевой кости ротируется и смещается в тыльную сторону. Цель репозиции — устранение данного смещения (контролируется путем повторной рентгеногра­ фии). Особенности рентгенологического исследования при повреждени­ ях кисти состоят в следующем. Ни один перелом не просматривают так часто, как перелом ладьевидной кости. В то же время переломы среднего и проксимального отделов этой кости никогда не срастаются самостоятельно, даже у детей и подростков, что очень неблагопри­ ятно влияет на прогноз функции кисти. Помимо рентгенографии в двух стандартных проекциях, для выявления перелома ладьевидной 3 кости необходимы две дополнительные рентгенограммы в /А, иног­ да — томография, а если диагноз остается неясным — повторная рентгенография через 2—3 нед. При травме проксимального ряда костей запястья следует помнить о довольно частом переломе трех­ гранной кости. Костный отломок при этом располагается,по тыльной поверхности и выявляется на рентгенограмме в боковой проекции. Из повреждений полулунной кости чаще наблюдается вывих. Возможны чрезладьевидно-перилунарный вывих кисти, когда полу­ лунная кость остается на месте, а остальные кости запястья вместе с дистальным отломком ладьевидной кости смещаются в тыльную сторону, и вывих полулунной кости со смещением в ладонную сторону и ротацией на 90—180°. Из переломов пястных костей наибольшее практическое значение имеет перелом ладонного угла основания I пястной кости (перелом Беннетта), который нередко сопровождается вывихом дистального фрагмента. Субъективные ощущения при этом переломе, как правило, слабо выражены, и больные обращаются за помощью в большинстве случаев поздно. Характерный симптом — болезненность при противопоставлении I пальца остальным — является показанием к выполнению при­ цельного рентгенологического исследования I пястной кости. Травма грудной клетки. Переломы ребер и грудины в последние годы встречаются значительно чаще вследствие увеличения коли­ чества автомобильных травм. Наиболее часты переломы ребер сред­ них, реже — передних и задних отделов. Переломы XI и XII ребер происходит крайне редко, так как их передние отделы не прикреп­ лены и свободно оканчиваются в мягких тканях. Переломы на границе костной и хрящевой частей, а также хрящевой дуги рен­ тгенологически не диагностируются. При подозрении на перелом ребер исследование необходимо начинать с выполнения обзорного снимка грудной клетки, а затем провести прицельное исследование участков, где предполагается перелом. При этом нужно исключить наличие гемоторакса, гемопневмоторакса и подкожной эмфиземы, которые нередко возникают при переломе ребер. Переломы грудины, как правило, бывают поперечными и лока­ лизуются в области тела грудины или на границе рукоятки и тела грудины. Синостоз между ними окостеневает в возрасте 30—35 лет, поэтому любое разъединение данных сегментов в возрасте старше 30 лет следует считать переломом. Травма позвоночника. В этой главе не дано описание рентге­ нодиагностики травматических компрессионных переломов тел по­ звонков, так как в случае получения качественных рентгенограмм в боковой проекции она обычно не вызывает затруднений. У лиц среднего и пожилого возраста врач-рентгенолог нередко сталкивается с необходимостью дифференцировать обычный травматический и патологический перелом. Чаще всего приходится наблюдать так называемую дисгормональную платиспондилию, для которой харак­ терно уплощение нескольких или многих позвонков на фоне выра­ женного остеопороза. Подобная картина может отмечаться не только в старческом возрасте, но также у лиц среднего и даже молодого возраста независимо от гормональных нарушений. В основе платиспондилии лежит системный остеопороз — генетически обусловленное многофакторное заболевание. Происходящие при нем изменения необходимо дифференцировать от таковых при миеломной болезни и метастазах злокачественных новообразований. В первом случае решающую роль играет лабораторное исследование, во втором — онкологический анамнез и выявление первичного очага. При оди­ ночном метастазе компрессионный перелом тела позвонка обуслов­ лен образованием очага деструкции и уплощением позвонка без выхода за пределы его объема. Следует учитывать неадекватность силы травматического воздействия. При воспалительных процессах компрессия тел позвонков возникает, как правило, на фоне разру­ шенных межпозвоночных дисков и контактных очагов деструкции в смежных отделах позвонков. Не нужно забывать и о возможной врожденной клиновидной или бабочковидной деформации тел позвонков. Врожденный клиновид­ ный позвонок обычно меньше соседних, прилежащие к нему диски недоразвиты, нередко наблюдаются аномалии отростков. Перелом поперечных отростков встречается в основном в поясничном отделе, при этом, как правило, отломки смещаются книзу вследствие тяги мышц. Изолированные переломы суставных отростков встречаются крайне редко;

обычно они сопровождают подвывихи и вывихи тел позвонков и чаще возникают в шейном отделе позвоночника. Сме­ щение тела позвонка кпереди сопровождается вывихом или подвы­ вихом дугоотростчатых суставов различной степени выраженности или переломом суставных отростков. Особенно трудна диагностика одностороннего ротационного подвывиха шейных позвонков. В трав­ матологической практике данные изменения чаще встречаются в области G—Си. На рентгенограмме в переднезадней проекции, полученной при рентгенографии через рот, наиболее важным диагностическим рент­ генологическим признаком является асимметрия щелей между бо­ ковыми массами С] и верхними суставными фасетками тела Си. На стороне подвывиха кпереди данная щель шире, и в результате бокового смещения в неповрежденную сторону краеобразующим на стороне поражения является боковой контур Си. Зубовидный отро­ сток, который в норме занимает срединное положение, оказывается «смещенным» в сторону подвывиха, щели между ним и боковыми массами атланта выглядят асимметрично — на стороне подвывиха щель уже. Следует учитывать, что данная асимметрия не является абсолютным симптомом ротационного подвывиха, так как положение зубовидного отростка может изменяться при физиологических по­ воротах головы, однако в сочетании с асимметрией щелей атлантоокципитального сустава подтверждает диагноз ротационного под­ вывиха С\.

Травма костей таза, крупных суставов и длинных трубчатых костей нижней конечности, стопы. Повреждения костей таза можно разделить на две основные группы: 1) изолированные переломы отдельных костей без нарушения целости тазового кольца;

2) пе­ реломы с нарушением целости тазового кольца. К 1-й группе по­ вреждений костей таза относятся отрывы костных фрагментов в местах прикрепления мышц, переломы крыла подвздошной кости и крестца. Следует подчеркнуть, что переломы копчиковых позвон­ ков практически не встречаются (в связи с их подвижностью), но возможны их вывихи и подвывихи. При переломах 2-й группы необходимо помнить «правило бублика»: последний всегда ломается не менее чем в двух местах, поэтому, обнаружив перелом одной из костей или двух костей (лонной и седалищной) на одной стороне, следует целенаправленно искать повреждение тазового кольца дру­ гой локализации (перелом костей переднего полукольца таза с другой стороны, разрыв симфиза или крестцово-подвздошного со­ членения). При подобных повреждениях тазового кольца во избе­ жание повторных рентгенограмм и поворотов больного целесообразно получить прямую рентгенограмму с использованием луча, скошен­ ного каудально под углом 30°. Это позволяет определить на одном снимке смещение отломков не только во фронтальной, но и в сагиттальной плоскости. Особого внимания заслуживает исследование вертлужной впади­ ны при подозрении на вывих головки бедренной кости. Смещение головки кверху, книзу, «центральный вывих» в переднезадней про­ екции с переломом дна вертлужной впадины без труда диагности­ руют на рентгенограмме. Однако при правильном соотношении ко­ стей тазобедренного сустава в данной проекции нельзя делать за­ ключение об отсутствии смещения головки бедренной кости кзади или кпереди. Следует помнить, что вывих или подвывих головки кзади, как правило, сопровождается переломом заднего края верт­ лужной впадины (отломки видны на рентгенограмме). В этих слу­ чаях, кроме рентгенограммы в переднезадней проекции, необходимо сделать рентгенограмму тазобедренного сустава в «собственно боко­ вой» проекции — в положении больного на поврежденном боку с наклоном неповрежденной стороны к плоскости стола на 25-30 "С. При повреждениях костей и суставов нижней конечности, как правило, достаточно проведения стандартной рентгенографии в двух взаимно перпендикулярных проекциях, однако следует помнить, что при косых и спиральных переломах диафиза большеберцовой кости обычно наблюдается перелом проксимального конца малобер­ цовой кости, поэтому при рентгенографии голени должна быть заснята область коленного сустава. Особенности рентгенодиагностики повреждений опорно-двига­ тельного аппарата у детей. Анатомо-физиологические особенности растущей кости, наличие рентгенопрозрачных ростковых зон, ос­ новных и добавочных ядер окостенения нередко становятся причи­ нами значительных затруднений, возникающих при диагностике травм у детей, в связи с чем требуется специальный подход к ее проведению. Кости детей тоньше и менее прочны, чем у взрослых, однако они отличаются значительной эластичностью и гибкостью. Снаб­ женная большим количеством кровеносных сосудов надкостница лучше защищает детскую кость при травме. Этим объясняется одна из особенностей переломов у детей — они нередко поднадкостничные, типа зеленой ветви. При этом наблюдается незначительная деформация кортикального слоя, которую нередко не обнаруживают рентгенологи. Наиболее часто встречаются поднадкостничные пере­ ломы в области костей предплечья. Вторая особенность переломов у детей — травматические остеоэпифизеолизы. У детей метафизарный отдел кости менее прочен, чем ростковая зона, поэтому по­ вреждение происходит в субхонд рал ьной области. Наиболее часто наблюдаются травматические эпифизеолизы в области лучезапястного сустава. Диагностические ошибки особенно часто возникают при травме локтевого сустава. Во избежание ошибок необходимо знать сроки появления ядер окостенения костей сустава и возрастные особенности каждого из них. Нормальную возрастную фрагментацию нередко принимают за травматическое повреждение, в частности это касается блока плечевой кости. Косвенным признаком перелома блока яв­ ляется нарушение правильных соотношений костей локтевого сустава в боковой проекции [Тер-Егиазаров Г. М., 1975]. При переломе проксимальный конец локтевой кости вместе с отломком блока смещен кверху и кпереди, что на рентгенограмме проявляется чрез­ мерным наслаиванием тени метафиза локтевой кости на головчатое возвышение и головку лучевой кости. Поскольку медиальный надмыщелок плечевой кости в ряде случаев окостеневает в нескольких точках (причем иногда на одной стороне), подобную картину при наличии травматического анамнеза нередко трактуют как перелом. Рентгенодиагностика отрывного перелома (вернее остеоапофизеолиза) медиального надмыщелка плечевой кости в некоторых случаях сопряжена со значительными трудностями. При отрыве надмыщелка на рентгенограмме в переднезадней проекции расстояние между апофизом и метафизом плечевой кости неравномерно увеличено, очертания апофиза со стороны метафиза неровны, ось апофиза смещена относительно исходного состояния — надмыщелок обычно смещается медиально и книзу. Данные изменения отчетливо выяв­ ляются при сравнении рентгенограмм поврежденного и неповреж­ денного локтевых суставов. Локтевой отросток, как правило, имеет не менее двух точек окостенения, первая из них появляется в 7—9, вторая — в 10—11 лет. Дифференцируя их от травматических отломков, следует помнить, что эти точки окостенения, как правило, лишены нормальной костной структуры и на рентгенограмме имеют вид интенсивной тени (глыбки извести). Синостоз локтевого отростка наблюдается в возрасте 15—18 лет, поэтому необходимо учитывать, что перелом локтевого отростка локализуется у основания, т. е. дистальнее ростковой зоны апофиза.

Подвывих головки лучевой кости у детей встречается часто, однако во многих случаях диагностика его сопряжена со значитель­ ными трудностями. Необходимо помнить следующее правило: ось проксимального конца лучевой кости (выше уровня бугристости), продолженная до головчатого возвышения плечевой кости, делит его на две равные части. Это правило действительно для любой проекции. При смещениях головки лучевой кости ось делит голов­ чатое возвышение на две неравные половины. Структурные особен­ ности дистального отдела плечевой кости у детей обусловливают частые надмыщелковые переломы плеча. На рентгенограмме лок­ тевого сустава в боковой проекции о наличии перелома свидетель­ ствует проекция головчатого возвышения кзади от продольной оси диафиза плеча (в норме оно проецируется кпереди). На рентгено­ граммах плечевого сустава не следует принимать за перелом рост­ ковую зону головки плечевой кости, которая в переднезадней про­ екции имеет треугольную форму. Латеральный конец акромиального отростка лопатки окостеневает в нескольких точках обызвествления, которые появляются после 13 лет. Эти точки в течение нескольких лет характеризуются неправильными очертаниями и бесструктур­ ностью, и нередко при обследовании их принимают за травматиче­ ские отломки или остеохондропатию. Следует помнить, что послед­ няя в этом отделе вообще не встречается, перелом же, как правило, локализуется в области основной окостеневшей части отростка. Причиной диагностических ошибок при переломе лопатки может служить наличие самостоятельной точки окостенения нижнего угла лопатки. Эта точка выявляется в возрасте 16—18 лет в виде сер­ повидного фрагмента, отделенного от основной части лопатки го­ ризонтальной волнистой линией. Следует помнить, что при переломе плоскость этого фрагмента всегда располагается значительно выше и имеет косое направление. В области тазобедренного сустава в возрасте 13—15 лет появ­ ляется точка окостенения верхненаружного отдела вертлужной впадины, которую не следует принимать за перелом. Наиболее трудна у детей диагностика разрыва У-образного хряща и трав­ матических эпифизеолизов головки бедренной кости без смещения. Нередко установить диагноз можно лишь по более поздним рен­ тгенологическим признакам — преждевременному синостозированию зон роста, резорбции в области головки, появлению периостальной мозоли. При дифференциальной диагностике травмати­ ческого и юношеского эпифизеолиза головки бедренной кости сле­ дует помнить, что травматический (всегда остеоэпифизеолиз) обычно встречается в возрасте 6—8 лет и ему предшествует тяжелая травма. При юношеском эпифизеолизе (всегда «чистый» эпифизеолиз), обычно наблюдающемся в возрасте 12—14 лет, травма в анамнезе может вообще отсутствовать либо возможна небольшая травма, которая лишь способствует выявлению имею­ щегося эпифизеолиза. Проводя исследование коленного сустава, следует помнить о возможности дольчатого надколенника и не путать последнее с переломом. При дольчатом надколеннике кон туры смежных фрагментов гладкие, покрыты замыкающей пла­ стинкой, закругленные. Среди травматических повреждений ко­ ленного сустава у детей чаще встречается эпифизеолиз дистального эпифиза бедренной кости. Диагностика его затруднена до 4—5 лет, поскольку в этом возрасте эпифиз значительно меньше ши­ рины метафиза и отделен от него широкой эпифизарной зоной. Вариабельность окостенения дистального эпифиза болыпеберцовой кости нередко служит причиной диагностических ошибок. Заметим, что появление в возрасте 9—13 лет у верхушки внут­ ренней лодыжки добавочного ядра окостенения нередко принимают за перелом. Ядро сливается с основной частью эпифиза в 12—14 лет. При травме медиального отдела голеностопного сустава может произойти эпифизеолиз медиального отдела эпифиза, при этом медиальный отдел ростковой зоны выглядит расширенным, а в центральном отделе эпифиза видна вертикальная линия перелома. При травме латерального отдела голеностопного сустава чаще воз­ никает эпифизеолиз наружной лодыжки. При остеоэпифизеолизе большеберцовой кости линия перелома метафиза от ростковой зоны поднимается вверх, происходит отрыв крупного фрагмента клиновидной формы от задненаружного отдела метафиза. На переднезадней рентгенограмме данный вид перелома обнаруживается с трудом, поэтому необходима рентгенограмма в боковой проекции. В тех случаях, когда ядер окостенения еще нет и эпифизарные зоны широкие, диагноз можно установить ретроспективно: на рен­ тгенограмме, сделанной на 10—12-й день после травмы, появляется периостальная мозоль. Кроме того, в сомнительных случаях для сравнения следует выполнить рентгенограмму аналогичного непов­ режденного сустава. При рассмотрении повреждений стопы следует остановиться на трех локализациях, при которых иногда возникают диагностические ошибки. Ядро окостенения бугристости V плюсневой кости всегда распо­ ложено по длиннику кости, в то время как плоскость перелома всегда горизонтальна. Необходимо помнить о наиболее частом на­ личии сверхкомплектных костей стопы — os tibialae externum (в медиальном отделе ладьевидной кости) и os trigonum (в заднем отделе таранной кости), которое иногда трактуют как отрыв костного фрагмента. Особое место в травматологии детского возраста занимают ком­ прессионные переломы тел позвонков. Трудности, возникающие при их диагностике, объясняются тем, что клинические и рентгеноло­ гические симптомы этих переломов, как правило, слабо выражены. Рентгенологическое исследование необходимо начинать с обзорной рентгенографии позвоночника в прямой и боковой проекциях, так как больные нередко не могут точно локализовать боль, а перелом может быть множественным и не всегда повреждены рядом распо­ ложенные позвонки. Затем производят прицельные рентгенограммы и в случае необходимости зонографию.

4—1192 Более чем в 80% случаев у детей встречается перелом двух и более позвонков. Следует подчеркнуть, что при этом речь идет не о патологически измененном позвоночнике, когда на фоне остеопороза возникает компрессия тел многих позвонков. Подобная платиспондилия на фоне «идиопатического остеопороза подростков» описана J. W. Schpranger и соавт. (1974). Дифференциальная диаг­ ностика в этих случаях основывается на тщательно собранном анам­ незе и клинической картине. Один из наиболее часто встречающихся рентгенологических признаков компрессионного перелома — кли­ новидная деформация тела позвонка. Индекс клиновидности — со­ отношение высоты переднего и заднего отделов тела позвонка — у детей до 12 лет в норме составляет 0,8—1,0. При компрессионном переломе индекс клиновидности уменьшается, однако его цифровое значение менее достоверно, чем сравнение индекса клиновидности предположительно поврежденного позвонка с индексом естественной клиновидности других позвонков того же больного. Еще одним важным признаком перелома тела позвонка является снижение вы­ соты его центрального отдела. У большинства детей до 12 лет центральный отдел позвонка выше его заднего отдела, реже — равен ему (чем младше ребенок, тем более выражены эти различия). Убедительными признаками компрессионного перелома являются изменение выпуклой формы и уплощение верхней площадки тела позвонка. Аналогичные изменения нижней площадки тела позвонка, как правило, менее постоянны и менее выражены. Более редкие признаки компрессионного перелома тел позвонков у детей — уп­ лотнение структуры проксимального отдела тела позвонка, дефор­ мация передневерхнего угла, изменение вентрального контура тела. Проблема диагностики компрессионных переломов тел позвонков у детей не решена, поэтому требуется ее дальнейшее изучение. У детей, особенно до 10 лет, часто встречается ротационный подвывих Ci, что объясняется анатомическими особенностями су­ мочного аппарата данной области. Капсула атлантоаксиального су­ става спереди и в боковых отделах образует свободно свисающие складки. В момент резкого поворота и наклона головы может про­ изойти ущемление капсулы. При этом возникает резкая боль и отмечается стойкий наклон головы с ограничением ротационных движений. На рентгенограмме, произведенной через открытый рот, выявляется асимметрия щелей между зубовидным ростком Сп и боковыми массами атланта, а также щелей боковых сочленений С-С„. В заключение следует подчеркнуть, что основой правильной рентгенодиагностики является знание анатомо-физиологических, клинических и рентгенологических особенностей детского организма. Правильная и своевременная диагностика костной травмы у детей является основой эффективного лечения и профилактики осложне­ ния.

3.2. РЕНТГЕНОДИАГНОСТИКА ОРТОПЕДИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ, ОПУХОЛЕЙ И ОПУХОЛЕПОДОБНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ СКЕЛЕТА Не останавливаясь на рентгенодиагностике отдельных нозологиче­ ских форм заболеваний и не давая их подробной характеристики, в данном разделе автор лишь отмечает специфику рентгенологиче­ ского исследования при диагностике некоторых заболеваний опор­ но-двигательного аппарата. Уместно напомнить мнение одного из основоположников отечественной костной рентгенологии С. А. Рейнберга о том, что рентгенология — это сугубо клиническая дисциплина и рентгенологическое исследование скелета проводят по четким клиническим показаниям, их результаты дополняют и уточняют предварительный клинический диагноз. От клинициста зависит пра­ вильный выбор области, объема и условий рентгенографии. В ка­ честве иллюстрации можно привести лишь несколько примеров. При подозрении на болезнь Пертеса или юношеский эпифизеолиз головки бедренной кости обязательны рентгенограммы в положении Лаунштейна, так как при стандартной рентгенографии можно не обнаружить патологию, что приведет к выбору ошибочной лечебной тактики. При спондилолизе и спондилолистезе на обычных рентге­ нограммах в двух взаимно перпендикулярных проекциях далеко не всегда видна патология. Нередко лишь при функциональной рент­ генографии, особенно в положении разгибания, обнаруживают щель в межсуставном отделе дужки и нестабильность тела позвонка. Функциональное рентгенологическое исследование позвоночника по­ зволяет выявить нестабильность отдельных позвонков и при дист­ рофических изменениях межпозвоночных дисков. При системных поражениях скелета, особенно в случаях наслед­ ственной патологии, предварительный клинический диагноз особенно важен. Практика показала, что, несмотря на фактически тотальное поражение скелета, нет необходимости производить большое коли­ чество рентгенограмм и подвергать больного, особенно ребенка, излишнему облучению. При каждом из таких заболеваний сущест­ вуют две—три области скелета, рентгенологическое исследование которых позволяет получить максимум информации для установ­ ления диагноза. Однако правильный выбор этих областей зависит исключительно от квалификации клинициста. Например, при по­ дозрении на спондило-эпифизарную дисплазию, мукополисахаридоз IV типа обязательна рентгенография позвоночника в боковой про­ екции для исключения ахондроплазии и гипохондроплазии — переднезадняя рентгенограмма поясничного отдела позвоночника. Для подтверждения диагноза множественной эпифизарной дисплазии не­ редко достаточно сделать рентгенограмму коленных суставов. Боль­ шое значение имеет правильный выбор условий рентгенографии. При повышении прозрачности костной ткани (остеопороз, начальные стадии деструкции) необходимы «мягкие» снимки, при процессах, сопровождающихся уплотнением, склерозом тканей, требуется более «жесткий» режим рентгенографии. Томография, снимки с прямым увеличением помогают выявить очаги разрежения в толще склероза 4* или мелкие очаги деструкции в неизмененной костной ткани. Не­ редко большие трудности в выявлении патологического очага, оп­ ределении его размеров, взаимоотношений с окружающими тканями возникают при поражении позвоночника, таза, черепа. В такой ситуации неоценимую помощь может оказать компьютерная томо­ графия. В заключение еще раз подчеркнем, что рентгенография не яв­ ляется самостоятельным методом диагностики и эффективна лишь в сочетании с квалифицированным клиническим обследованием больного. Основой правильной диагностики является целенаправ­ ленное рентгенологическое исследование после установления обос­ нованного предварительного клинического диагноза.

ГЛАВА КОМПЬЮТЕРНАЯ И МАГНИТНО-РЕЗОНАНСНАЯ ТОМОГРАФИЯ 4. 1. КОМПЬЮТЕРНАЯ ТОМОГРАФИЯ С тех пор, как в 1972 г. на ежегодном конгрессе Британского института радиологии было сделано сообщение о клиническом при­ менении компьютерной томографии (КТ), открыты широкие диаг­ ностические перспективы этого метода. Благодаря КТ впервые в широкой клинической практике стала возможна визуализация струк­ тур головного мозга. Сущность метода сводится к математической обработке и вос­ созданию изображения тканей на срезе. Каждый участок исследу­ емых тканей имеет свой коээфициент абсорбции. Этот участок тканей размером в несколько кубических миллиметров кодируют и учитывают при компьютерной обработке полученных данных. Ско­ рость исследования с помощью современных аппаратов увеличена во много раз по сравнению со скоростью, которую обеспечивали первые клинические образцы аппаратов. Плотность тканей сравни­ вают с плотностью воды (нулевая отметка) и плотностью воздуха (—500 ЕД). Плотность костных тканей может быть выражена в плюсовых величинах, но не более 500 ЕД. На этом принципе основана денситометрия тканей вообще и костных структур в час­ тности. Попытки дополнительного внутрисосудистого контрастиро­ вания в настоящее время утратили актуальность в связи с увели­ чением разрешающей способности аппаратов новых поколений. Компьютерная томография информативна в диагностике внут­ рисуставных и околосуставных повреждений, заболеваний опухоле­ вого генеза с выходом процесса за пределы кости. При повреждении позвоночника стала возможна визуализация костных структур вок­ руг спинного мозга и его корешков (рис. 4.1—4.5). При внутриче­ репных повреждениях КТ оказывает неоценимую помощь в составлении плана оперативного вмешательства. Трудно назвать какой-либо раздел травматологии и ортопедии, где КТ не оказалась бы полезной (рис. 4.6). На современном уровне планирование опе­ раций по поводу опухолей опорно-двигательного аппарата невоз­ можно без КТ. При сложных переломах вертлужной впадины (рис. 4.7—4.10) она позволяет тщательно спланировать оперативное вмешательство, что в свою очередь предопределяет успех лечения. Благодаря КТ удается установить истинные границы разрушения (рис. 4.11—4.16). Выявление ранних стадий асептического некроза головки бедренной кости и уменьшения плотности костных структур Рис 4.1. Подвывих Ci.

Рис 4.2. Фронтальный срез (реконструкция) на уровне атлантозатылочного соеди­ нения и Ci—Сп Рис. 4.3. Компрессионный перелом тела Li. Рис. 4.4. Компьютерный срез на уровне диска Lv и Si. Остеохондрома.

Рис 4.5. Два среза (а, б) на уровне крестца. Пере­ лом на уровне межпозвон­ ковых отверстий справа. Р и с 4.6. Компьютерная то­ мограмма плечевых суста­ вов.

Р и с 4.7. Компьютерная то­ мограмма тазобедренных суставов. Перелом задней стенки вертлужной впади­ ны слева.

Р и с 4.8. Сложный перелом вертлужной впадины спра­ ва.

Рис 4.9. Перелом дна вертлужной впадины справа.

способствует более ранней диагностике ряда аваскулярных некрозов. При сложных переломах сегментов конечностей, особенно при внут­ ри- и околосуставных переломах, КТ позволяет уточнить тип пе­ релома и вид смещения отломков, обратить особое внимание на наличие ротационных смещений. Выявление интерпозиции костных отломков в тазобедренном суставе является прямым показанием к выполнению оперативного вмешательства, поэтому в подобных си­ туациях КТ оказывает неоценивую помощь. Отмечены большие разрешающие возможности КТ в исследова­ нии мягких тканей, причем оказалось возможным дифференцировать их отек от мягкотканных образований, выявить опухолевую инва­ зию. Возможна дифференциальная диагностика липом и липосарком в связи с различием изображения контуров на аксиальном срезе. С 1975 г. КТ применяют для уточнения диагноза при травме и патологии позвоночника и спинного мозга. Углубленное обследова­ ние как взрослых, так и детей, получивших травму головного мозга и находящихся в коме, позволяет уточнить локализацию и границы травматических разрушений, степень «дислокации» мозговых струк­ тур, выраженность отека головного мозга и на основании полученных данных составить план специализированной медицинской помощи. При сочетанных повреждениях КТ селезенки, печени, почек обеспечивает раннюю и предельно точную диагностику повреждений жизненно важных органов наряду с травмой опорно-двигательного аппарата.

4.2. МАГНИТНО-РЕЗОНАНСНАЯ ТОМОГРАФИЯ Ядерный магнитный резонанс (ЯМР-томография) имеет значитель­ ные преимущества перед другими методами диагностики поврежде­ ний опорно-двигательного аппарата, опухолей, дегенеративных из­ менений и воспалительных процессов. Метод не связан с использо­ ванием ионизирующей радиации. Применение мощного магнитного Рис 4.10. Перелом задней стенки вертлужной впадины, вывих бедра.

а — срез на уровне крыши вертлужной впадины;

б — срез тазобедренного сустава дистальнее предыдущего на 10 мм: видна интерпозиция костных отломков.

Рис. 4.10. Продолжение.

в — срез на уровне дуги Адамса: в вертлужной впадине интерпонированы отломки задней стенки;

г — срез на уровне малого вертела: видны пустая вертлужная впадина и часть нижнего полюса головки бедренной кости, вывихнутой кзади.

Рис 4.11. Компьютерный срез на уровне суставной площадки болыпеберцовой кости.

Рис. 4.12. Остеобластокластома проксимального эпифиза большеберцовой кости.

Рис 4.13. Параостальная сар­ кома на уровне проксимально­ го эпиметафиза болыпеберцо­ вой кости. поля, включаемого и выключаемого с большой частотой, стало возможным благодаря внедрению в клиническую практику сложной техники на основе сверхпроводимости. Протон водорода, входящего в состав тканей организма, способен изменять свою ориентацию в магнитном поле, а после его выключения возвращаться в обычное положение. Эти отклонения регистрируют с помощью современной аппаратуры, что позволяет делать многочисленные фронтальные и сагиттальные срезы. Чем больше воды в тканях, тем ярче свечение этой зоны на срезе, и, наоборот, чем меньше воды, например в кортикальной кости, тем темнее изображение. Потенциальные возможности ЯМР-томографии в диагностике по­ ражений скелетно-мышечной системы были установлены в первых клинических наблюдениях, проведенных в 1983—1984 гг. Особенно информативны получаемые с помощью ЯМР данные о состоянии Рис. 4.16. Остеоид-остеома верхнепереднего полюса головки бедренной кости (6 по­ слойных срезов). ПО костного мозга;

большое значение имеет контрастность мягких тка­ ней, а также возможность выполнения тонких срезов в любых плоскостях. ЯМР-томография менее чувствительна к металлическим артефактам, которые выводят из строя систему анализа компью­ терного томографа. При анализе данных, полученных при исследовании на ЯМРтомографе, следует учитывать, что сильный сигнал дает белый цвет, самый слабый — черный (получают от кортикального слоя кости). Изменения, регистрируемые с помощью ЯМР-томографа, обычно неспецифичны: воспаление, травма и опухолевое пораже­ ние могут выглядеть на экране сканера одинаково, поэтому при интерпретации полученных данных полезно использовать инфор­ мацию, предварительно полученную с помощью традиционных методов диагностики. ЯМР позволяет выявить отек мягких тканей вокруг опухолевой инфильтрации, идентифицировать повреждения связок и сухожилий (благодаря высокой контрастности изображе­ ния этих структур удается обнаружить повреждения в разных плоскостях), отличить растяжение от разрыва сухожилия, что важно для клинической практики. ЯМР-томография полезна в ранней диагностике костных опухолей, а также при определении их интрамедуллярной и экстрамедуллярной протяженности, что позволяет выбрать адекватный вид и объем органосохраняющей операции (рис. 4.17). ЯМР-томография имеет преимущества перед другими методами диагностики при оценке субкортикальных процессов и патологиче­ ских переломов. Особенно эффективна она при оценке степени инвазии опухоли в позвоночном канале и диагностике опухолей, локализующихся рядом со спинным мозгом. ЯМР-томография более эффективна, чем компьютерная томография, при определении гра­ ниц мягкотканных опухолей. Изменения, возникающие в костном мозге при остеомиелите, хо­ рошо регистрируются с помощью ЯМР-томографии. Снижение интен­ сивности сигнала свидетельствует об изменении концентрации жидкой среды. ЯМР позволяет выявить целлюлиты и мелкие абсцессы. Значение ЯМР-томографии при повреждениях в зоне плечевого сустава состоит в выявлении анатомических нарушений, особенно при тугоподвижности и разрыве манжетки ротаторов. На ЯМРтомограммах хорошо видны нарушения анатомии локтевого сус­ тава. Неоценимо значение ЯМР-томографии при изучении патологии кисти и запястья, так как при этом четко визуализируются нервы, связки, сухожилия, кровеносные сосуды, контурируются структуры в карпальном канале. У больных с патологией тазобедренного сустава ЯМР наиболее полезен при ранней диагностике ишемических некрозов головки бедренной кости (рис. 4.18—4.19). Он позволяет диагностировать это состояние значительно раньше, чем радионуклидное исследова­ ние или обычная рентгенография. Особенно подозрительны негомо­ генные, кольцевидные, в виде опоясывающего ободка в субхонд ( ральной зоне, изменения сигнала. С помощью ЯМР-томографии выявляют выпот в тазобедренном суставе (рис. 4.20). Очень эффективен ЯМР в диагностике повреждений мягкотканных структур коленного сустава. Он обеспечивает хорошие резуль­ таты диагностики при рассекающем остеохондрите, кистах менисков и синовиальной оболочки, интраартикулярном расположении опу­ холи, скоплении жидкости в суставе (рис. 4.21). ЯМР обеспечивает визуализацию анатомических структур в зоне голеностопного сустава. Он весьма полезен для ранней диагностики ишемического некроза тела таранной кости. С помощью ЯМР можно следить за процессами консолидации костной ткани. ЯМР-томография дает хорошие результаты при диагностике патологических состояний эпидурального пространства. С ее по­ мощью можно дифференцировать послеоперационный фиброз, спонтанную или травматическую гематому, абсцесс, метастазы опухоли, лимфому, лейкоз, экстрамедуллярный гемопоэз. При па­ тологии интрадурального пространства позволяет различить опу­ холи, менингиомы и другие процессы, локализующиеся вне спин­ ного мозга. Таким образом, изложенное выше свидетельствует о том, что КТ- и ЯМР-томография на современном этапе развития науки и практики являются важнейшими компонентами комплексного об­ следования больных с травмами и заболеваниями опорно-двигатель­ ного аппарата.

Рис 4.17. Остеобластома головки бедренной кости. МР-томограмма. — аксиальный срез: яркое свечение на передней поверхности шейки бедренной кости;

б — фронтальный срез того же сустава;

в — сагиттальный срез.

' из Рис. 4.18. ЯМР-томограммы тазобедренного сустава. Асептический некроз, ранняя стадия (до рентгенологических изменений). Рис. 4.18. Продолжение.

Рис. 4.19. ЯМР-томограмма тазобедренного сустава в сагиттальной и фронтальной плоскостях. Асептический некроз (неравномерная структура) головки бедренной ко­ сти. Рис. 4.19. Продолжение.

Рис. 4.20. Срез на уровне тазобедренного сустава. Остеоид-остеома головки бедренной кости. Рис. 4.20. Продолжение.

Рис. 4.20. Продолжение.

Рис. 4.21. Сагиттальные срезы на уровне коленного сустава. Хондромное тело коленном суставе. ГЛАВА АНГИОГРАФИЯ Внутрисосудистые контрастные методы исследования позволяют по­ лучить точную информацию о состоянии сосудистого русла, его изменениях, наличии повреждений, их локализации, протяженно­ сти, развитии, окольного кровотока, опухолевого роста. В течение длительного периода времени в травматологии и ортопедии эта информация не была востребована, однако в связи с развитием новых направлений — микрохирургии, эндоваскулярной хирургии, органосохраняющих операций при опухолях костно-суставной сис­ темы, появилась необходимость в точной оценке кровоснабжения конкретной области или органа. В настоящее время в клинике травматологии и ортопедии ангиографию применяют в следующих случаях: при диагностике повреждений магистральных сосудов, анев­ ризм и другой сосудистой патологии;

при повреждениях сосудов в анамнезе, ишемии конечности неясной этиологии, определении оче­ редности выполнения восстановительных операций, прогнозировании исходов лечения, принятии решения о сохранении конечности;

перед внутрисосудистыми вмешательствами (эндоваскулярная хирургия), пластическими операциями на сосудах с использованием микрохи­ рургической или традиционной техники, некоторыми реконструк­ тивными операциями на кисти;

у больных с врожденными пороками развития. Серийная ангиография необходима для оценки состояния сосудов реципиентной и донорской областей при подготовке к пе­ ресадке аутотрансплантатов на сосудистой ножке. При костной па­ тологии ангиографию проводят с целью уточнения характера про­ цесса и нозологической формы опухоли, диагностики рецидива, установления распространенности опухоли и ее взаимоотношения с магистральными сосудами, решения вопросов, связанных с выпол­ нением органосохраняющих операций. Ангиографию осуществляют в конце клинического обследования после проведения общих анализов крови и мочи, определения со­ держания в крови билирубина, трансаминаз, общего белка, сахара, остаточного азота, изучения коагулограммы и выполнения (в случае необходимости) электрокардиографии. Исследование проводят на специальной ангиографической рентгеновской установке, при этом делают снимки всех фаз кровотока в исследуемой области — арте­ риальной, капиллярной (фаза микроциркуляции) и венозной. Серию ангиограмм составляют 10—12 рентгеновских снимков, произведен­ ных с определенным интервалом. Ангиограммы, помимо обычной маркировки, имеют нумерацию в соответствии с временем и после­ довательностью их выполнения.

Контрастирование периферического сосудистого русла сопряжено с определенными трудностями, связанными с небольшим диаметром артерий и выраженной склонностью их к спазму, особенно у детей. В связи с этим у детей до 8—10 лет исследование необходимо проводить под наркозом, причем обязательным условием является периартериальное введение раствора новокаина в месте пункции или катетеризации. У детей старше 10 лет и взрослых исследование выполняют преимущественно под местной анестезией после пред­ варительной премедикации: внутримышечного введения промедола, димедрола, атропина в соответствующих дозах. Помимо традиционных катетеризационных методов исследова­ ния, которые широко применяют при исследовании центральных отделов сосудистой системы, полноценного селективного заполнения сосудов исследуемой области можно добиться путем чрескожной (открытой) пункции иглой периферического сосуда: подкрыльцовой, плечевой, лучевой, бедренной, задней большеберцовой, тыльной артерии стопы. Иглу малого диаметра типа троакара устанавливают в ретроградном или антеградном направлении (рис. 5.1). Применение металлических проводников на периферических сосудах нежела­ тельно во избежание усиления их спазма. Иглу вводят в сосуд на глубину 2—2,5 см под контролем непрерывной струи крови, которая является ориентиром вместо металлических приспособлений. Сосуды шеи, надплечья, плеча и всей верхней конечности можно исследовать путем чрескожной пункции подкрыльцовой или плечевой артерии в верхней трети, при этом иглу устанавливают в ретроградном направлении. При исследовании сосудов предплечья и кисти удобна пункция плечевой артерии на уровне мыщелков, в месте наилучшей пульсации. Исследование сосудов позвоночника, таза, нижней ко­ нечности осуществляют по методу Сельдингера или путем пункции периферических артерий, при этом необходимо щадить сосуды опор­ ной конечности. При исследовании поврежденной конечности для введения контрастного вещества по возможности нужно использовать ее же сосуды. Ангиография — метод инвазивный. При ее проведении возможны осложнения, которые связаны с воздействием на психоэмоциональ­ ную сферу обследуемого (стресс), техникой вмешательства на со­ судах (тромбозы, аневризмы), применением контрастного вещества (анафилактический шок). В кабинете ангиографии необходимо иметь соответствующие лекарственные средства и оборудование для ока­ зания экстренной помощи. Внутрисосудистое контрастное исследо­ вание проводят с согласия больного, у детей — с согласия родителей. Во избежание возникновения осложнений при ангиографии по­ стоянно проводят их профилактику. Она начинается с тщательного подбора больных: сбор анамнеза, осмотр, определение показаний и противопоказаний, знакомство больного с задачами и методом ис­ следования. Постоянно ведут борьбу со спазмом артерий: осущест­ вляют достаточную премедикацию, обязательно выполняют периартериальную анестезию независимо от вида обезболивания, внутриартериально вводят раствор новокаина или тримекаина, приме Рис. 5.1. Чрескожная пун­ кция правой плечевой ар­ терии. Игла установлена в антеградном направлении.

няют тепло на периферические отделы конечности, используют иглы и катетеры небольшого диаметра, щадящие способы ангиографии периферических сосудов, по возможности без применения металли­ ческих проводников. Обязательно наблюдение за состоянием боль­ ного и кровообращением в сосудах конечности в момент исследования и в течение 3—4 сут после него. После удаления иглы или катетера из сосуда обязательно рукой прижимают артерию в течение 15— 30 мин до прекращения артериального кровотечения. На место пун­ кции артерии накладывают стерильный ватно-марлевый давящий валик, больному назначают строгий постельный режим на 24 ч. После бинтования валика проверяют пульс на дистальной части конечности: он должен быть отчетливым. Для предупреждения тромбоза артерии после открытой пункции или катетеризации на образовавшуюся рану периферического сосуда накладывают новый сосудистый шов. Он отличается от традицион­ ного шва через три слоя стенки тем, что его накладывают с про­ шиванием двух слоев: наружного и среднего, внутренний — инти­ му — не прошивают. При затягивании шва края внутреннего слоя сближают до соприкосновения и восстанавливают естественную скользящую поверхность интимы. Шовный материал не проникает в просвет сосуда. В послеоперационном периоде явлений сосудистой недостаточности в исследованной конечности не наблюдается. При повторной ангиографии этой области обнаруживают хорошую про­ ходимость и отсутствие деформации периферической артерии в месте наложения сосудистого шва. Важным моментом в профилактике осложнений является строгое соблюдение асептики в кабинете ан­ гиографии. Проведение постоянной профилактики позволяет избе­ жать тяжелых осложнений и значительно снизить частоту легких (до 1,87%), в связи с чем'ангиография является вполне безопасным исследованием. Ангиография при травме. Такое исследование проводили в ос­ новном у пострадавших с тяжелой травмой. Выявленные у обсле­ дованных больных повреждения отнесены, согласно классификации, предложенной А. В. Каштаном и О. Н. Марковой (1975), к открытым переломам III—IV, реже ИБ и ИВ степени тяжести. Возраст паци­ ентов — от 2 до 70 лет. Исследование проводили в разные сроки: в 1—2-е сутки, в течение 5 лет и более с момента травмы, пре­ имущественно при осложненном течении переломов. Симптомы острой недостаточности кровообращения в конечности выявлены у 4,3% больных с переломами, у 9,3% с повреждениями мягких тканей. У остальных обследованных проявления острой со­ судистой недостаточности в момент травмы не определялись или маскировались тяжелым течением перелома. При ангиографии окклюзия магистральных артерий обнаружена у 81,26% обследованных, стеноз — у 2,64%, окклюзия глубоких вен без повреждения артерий — у 14,6%. Таким образом, магист­ ральные сосуды в травмированном сегменте были повреждены у 98,5% пострадавших. Клинико-ангиографические сопоставления показали, что основ­ ной причиной повреждения магистральных артерий и вен была тяжелая травма (у 65,3% обследованных), на втором месте — спицы фиксирующих аппаратов (у 12,5%), причем на голени, при пере­ ломах которой спицевые аппараты применяли чаще, чем при по­ вреждениях других областей, спицевые повреждения артерий диаг­ ностированы у 18,05% обследованных. Третье место среди причин повреждений занимал тромбоз артерий (рис. 5.2) (9,6%), затем следовали вскрытие гнойников (5,7%), перевязка артерий при кро­ вотечении (3,8%), спицы скелетного вытяжения (1,9%), гипсовая повязка (0,9%). Тромбозы магистральных артерий поврежденного сегмента ха­ рактеризовались множественностью и большой протяженностью. Так, тромбоз одной артерии выявлен у 49,8%, двух — у 38,9%, всех артерий — у 7,8%, ветвей первого порядка — у 3,5% больных (рис. 5.3). У 2 /з больных протяженность артериальных окклюзии составляла 7 см и более. При повреждении всех артерий сегмента конечность сохраняли лишь в тех случаях, когда протяженность артериальных окклюзии равнялась 1—2, редко — 3 см (рис. 5.4) при условии развития наиболее экономичных внутриартериальных коллатералей (6,9%). У большинства (84,7%) больных функцио­ нировали менее экономичные межартериальные коллатерали, что приводило к развитию симптома заместительного кровотока — сим­ птома «обкрадывания» (рис. 5.5). Клинико-ангиографические сопо­ ставления показали их функциональную недостаточность. Матема­ тическая обработка полученных данных статистически достоверно Рис 5.2. Лнгиограмма правой голени, артериальная фаза. Окклюзия передней и задней большеберцовых артерий. Громбоз передней большеберцовой артерии при полной окклюзии сопровождающих ее глубоких вен.' Рис. 5.3. Ангиограмма правой голени, артермальная фаза. Окклюзия передней большеберцовой и малоберцовой артерий. Большая протяженность окклюзии, мало коллатералей.

показала, что частота окклюзии при травме зависела от тяжести повреждений и не коррелировала с их характером (мягкотканные, костные, открытые, закрытые). Частота артериальных окклюзии и функция коллатералей также зависели от области повреждения (плечо, предплечье, кисть, бедро, голень, стопа). Обширные тромбозы артерий в поврежденном сегменте, как пра­ вило, сопровождались «содружественной» окклюзией одноименных глубоких вен на том же или большем протяжении. Глубокие вены часто тромбировались выше уровня травмы, поверхностные вены — на уров­ не повреждения и Рубцовых изменений кожи. Емкость артериального и венозного русла уменьшалась в общей сложности на 36—48,2%, т. е. развивалась хроническая посттравматическая артериовенозная недостаточность кровоснабжения поврежденного сегмента. У 14,6% больных были обнаружены окклюзии только глубоких вен на уровне травмы и проксимально от нее, а также поверхностных вен;

артериальные окклюзии у них не выявлены. У этих больных Рис 5.4. Ангиограмма ле­ вой стопы. Окклюзия всех артерий голени. Дефект наполнения размером око­ ло 3 см в задней большеберцовой артерии в нижней трети голени с развитием внутриартериальных коллатералей, через которые стопа и снабжается кровью.

Рис 5.5. Ангиограмма пра­ вой кисти, артериальная фаза. Окклюзия лучевой артерии. Кровоснабжение кисти через одну локтевую артерию с «обкрадывани­ ем» кровотока в ее естест­ венном регионе (III—IV пальцы).

Ри. 5.6. Ангиограмма лево­ го плеча,артериальная фа­ за. Сохранена проходи­ мость плечевой артерии. Тромбоз глубокой плечевой вены.

возникла хроническая посттравматическая венозная недостаточность (рис. 5.6). При сопоставлении частоты окклюзии в артериальной и венозной сети при артериовенозной и венозной недостаточности статистически достоверно установлено, что венозные окклюзии пре­ обладали. Следовательно, даже при артериовенозной посттравмати­ ческой недостаточности артериальный приток был больше, чем ве­ нозный отток, т. е. редуцированное кровообращение в поврежденном сегменте не развивалось. Известно, что редуцированное кровообра­ щение создает наилучшие условия для кровотока в поврежденных тканях [Кунцевич В. В., 1979], но для его развития необходимо равновесие между притоком и оттоком крови. Такое равновесие отсутствует у больных с хронической посттравматической артерио­ венозной и венозной недостаточностью, вследствие чего у них воз­ никает венозная гипертензия, образуются артериовенозные шунты, развивается венозный застой, замедляется артериальный кровоток, слабо функционируют коллатерали. Все эти нарушения отчетливо видны на ангиограммах. Помимо обширных окклюзии в венозной сети, нарушение оттока крови от дистальных отделов конечности после травмы вызывают образовавшиеся посттравматические рубцовые ткани и повреждения i периферических нервов. Установлено, что трофические функции периферических нервов осуществляются через кровеносную систему. При их повреждении резко замедляется венозный отток в зоне иннервации, ухудшается функция коллатералей, не контрастируются мышечные артериальные ветви, замедляется осевой кровоток по магистральной артерии. В связи с этим своевременное наложение шва на поврежденный периферический нерв будет способствовать улучшению венозного оттока и кровоснабжения конечности (вос­ становление трофической функции). Нами совместно с Н. П. Ивановой, Л. А. Болховитиновой и С. В. Седовой (1984, 1986, 1989) было установлено влияние несво­ бодной кожной пластики и стебля Филатова на кровоснабжение конечности. Ангиографию- проводили до и после операции. После удаления обширных рубцов с подлежащими измененными тканями и замещения их полнослойным несвободным лоскутом кожи улуч­ шался венозный отток, скорость артериального кровотока увеличи­ валась в 2—2,5 раза, начинали функционировать новые коллатерали. Часто без дополнительных операций восстанавливалась функция пальцев у больных с электроожогом, срастались несросшиеся пере­ ломы, ликвидировались лимфостаз и трофические язвы. Наблюдение за динамикой сосудистых изменений в процессе сращения переломов показало, что в острый период травмы (до 1 мес) преобладали изменения в венозной сети. В течение 1-го года по сравнению с острым периодом травмы увеличивалось количество окклюзии магистральных артерий и сопровождающих их глубоких вен. К 2 годам отмечалось ухудшение микроциркуляции в зоне несросшегося перелома, увеличивалось количество изолированных окклюзии глубоких вен. Через 3—4 года статистически достоверного увеличения частоты ангиографических симптомов не выявлено. Спу­ стя 5 лет и более вновь увеличилось количество окклюзии глубоких вен. Аналогичная динамика сосудистых изменений выявлена при проведении повторных операций: каждая новая операция ухудшала сосудистый статус. Таким образом, установлено, что скрытые, не­ распознанные и нелеченые сосудистые повреждения, сопровождаю­ щие открытые переломы III, ПБ и ИВ степени тяжести, прогрес­ сируют. Лечение их необходимо проводить одновременно с восста­ новлением целости кости и функции конечности. Следствием ишемии верхней конечности и электроожогов явля­ ются выраженные изменения сосудов: окклюзии артерий и вен на большом протяжении со слабым развитием коллатерального крово­ тока, обширными участками плохо снабжаемых кровью тканей, артериовенозным сбросом крови проксимально от Рубцовых тканей (рис. 5.7). Результаты исследований показали, что лечение данной группы больных необходимо начинать с выполнения операций, улуч­ шающих кровообращение, — иссечения рубцов и тканей, плохо снабжаемых кровью (клинически — рубцы и участки индурации кожи, подкожной жировой клетчатки), с пластикой дефекта несво­ бодным кожным лоскутом или свободным кожно-мышечным транс­ плантатом на сосудистой ножке.

П92 Рис. 5.7. Ангиограмма правой кисти предплечья, артериальная фаза. Последствия электроожога. Окклюзия лучевой и локтевой артерии на большом протяжении со слабым развитием коллатералей.

Повреждения мягких тканей предплечья часто приводят к тя­ желым неврогенным деформациям кисти. На ангиограммах окклюзия сосудов предплечья выявляется у 92,5%, рубцовая деформация — у 7,5% обследованных. Повреждение локтевого нерва на предплечье сопровождается окклюзией одноименной или двух артерий в 90% случаев, а срединного — в 60%. В зоне поврежденного нерва на обширных участках снижено кровоснабжение, что является одной из причин его замедленного восстановления после наложения шва (рис. 5.8). В связи с этим срединный нерв восстанавливается лучше, чем локтевой. Одновременное восстановление целости артерий, нер­ вов и сухожилий предплечья в остром периоде травмы приводит к полному восстановлению функции кисти в короткие сроки. Эта операция патогенетически обоснована, и ее нужно проводить в Рис. 5.8. Лнгиограмма правого предплечья. Окклюзия локтевой артерии на всем протяжении после ранения мягких тканей предплечья и повреждения локтевого нерва.

полном объеме сразу после травмы с использованием микрохирур­ гической техники. При тяжелой травме кисти повреждаются ладонные дуги, общие и собственные артерии пальцев, сосуды предплечья и соответству­ ющие вены. Основной симптом этих повреждений — окклюзия. На основании данных, полученных при ангиографии, разработан способ оценки кровоснабжения каждого пальца и кисти по состоянию кро­ вотока в двух областях: собственно пальцев и пясти-предплечье. Клинико-ангиографические сопоставления показали, что от состоя­ ния кровоснабжения зависят не только жизнеспособность кисти и пальцев в момент травмы, но и восстановление их функций в процессе лечения. На основании этих данных разработаны показания к перемещению пальца при операции полицизации, способ прогно­ зирования восстановления подвижности пальцев и определения оче­ редности выполнения восстановительных операций. Перед микрохирургическими операциями ангиографию проводят с целью оценки состояния сосудов реципиентной и донорской об­ ластей. В случае отсутствия у больного общих клинических проти­ вопоказаний результаты ангиографии являются основанием для при5* ч Рис. 5.9. Исследование донорской и реципиентной зон перед микрохирургическими операциями.

а — ангиограмма левого плеча (реципиентная область);

б — ангиограмма правой голени (донорская область).

нятия решения о пересадке аутотрансплантата на сосудистой ножке с разработкой конкретного плана операции — «свободы выбора» реципиентных сосудов, места наложения анастомоза, способа обра­ зования новой сосудистой связи, необходимости использования аутовенозной вставки и др. Данные, полученные при ангиографии, в основном подтверждались на операции [Гришин И. Г., 1985]. Пра­ вильная предоперационная оценка состояния сосудов реципиентной и донорской областей — непременное условие снижения частоты осложнений в момент операции и в послеоперационном периоде (рис. 5.9). Ятрогенные повреждения сосудов — не редкость. На ангиограммах их обнаруживают после оперативных вмешательств — форми­ рования трансплантата из малоберцовой кости, алкоголизации ро­ стковых зон, введения лекарств в пупочную артерию у новорож­ денных, длительной внутрисосудистой катетерной терапии инфек­ ционных осложнений, ангиографии, удаления опухолей. Анализ клинико-ангиографической картины позволяет расценивать указан­ ные тромбозы как следствие длительного спазма артерии. Спазм артерий легко возникает вследствие неадекватного растяжения со­ судистого пучка во время его выделения или смещения крючками во время операции, спицами фиксирующих аппаратов, при нару­ шении техники выполнения внутриартериальных исследований и вмешательств, неадекватных действий в случаях внутриартериального введения лекарств. Для предотвращения сосудистого спазма, а следовательно, и сосудистых тромбозов рекомендуются проведение паравазальной бло­ кады магистральных сосудов выше того уровня, на котором произ­ водят вмешательство, внутриартериальное введение растворов но­ вокаина, тримекаина, папаверина, но-шпы при обнаружении спазма магистральной артерии во время операции. Необходимо проводить периартериальную анестезию магистрального сосуда перед его пе­ ревязкой для предупреждения стеноза и тромбоза конца перевязан­ ного сосуда. При исследовании сосудов ампутационной культи ко­ нечности, на которой имеются трофические язвы, обнаруживают тромбоз или стеноз конца перевязанного сосуда на протяжении 10—15 см с уменьшением кровоснабжения тканей культи и слабой компенсацией кровотока за счет редких артериальных ветвей от расположенной выше проходимости части магистральной артерии. Аналогичные изменения на том же уровне происходят и в соответ­ ствующих магистральных венах. Новорожденным перед введением лекарств в артерию и по окон­ чании его, помимо выполнения периартериальной анестезии, необ­ ходимо вводить раствор новокаина или тримекаина внутриартериально в соответствующих дозах. Все растворы подогревают до 37°С и вводят медленно. Те же правила необходимо соблюдать при ис­ пользовании катетера для длительных внутриартериальных влива­ ний. Перечисленные мероприятия позволяют предотвратить возник­ новение длительного сегментарного спазма магистральных артерий, вен, а в последующем их тромбоза. Сосудистые изменения при патологической функциональной перестройке костной ткани. При болезни Пертеса и асептическом некрозе головки бедренной кости у детей измерение диаметра пяти артерий, снабжающих кровью тазобедренный сустав на поврежден­ ной и неповрежденной сторонах, позволило установить статистиче­ ски достоверное уменьшение диаметра каждой из них и суммарного сосудистого бассейна на стороне поражения тазобедренного сустава по сравнению с показателями, полученными при исследовании не­ поврежденной стороны, т. е. наличие гипоплазии артериального рус­ ла. В отличие от болезни Пертеса при асептическом некрозе гипо­ плазия усугублялась нарушением формирования сосудистого русла в виде развития редких анатомических вариантов. Атипичные со­ судистые варианты наблюдались лишь на стороне поражения. Ги­ поплазия артерий, как правило, сочетается с гипоплазией сопро­ вождающих их глубоких вен, в результате чего формируется врож­ денная артериовенозная недостаточность кровоснабжения данного региона. При асептическом некрозе головки бедренной кости еще один фактор вызывает нарушение кровоснабжения тазобедренного сустава — это положение Лоренца I при вправлении головки, когда она сдавливает бедренные сосуды. Таким образом, результаты ан­ гиографии подтвердили наличие гипоплазии региональной сосуди­ стой сети тазобедренного сустава на стороне поражения. Признаки Рис. 5.10. Ангиограмма левой голени. Гипоплазия передней большеберцовой артерии.

дисплазии сосудистой сети более выражены при асептическом не­ крозе, который является следствием врожденного вывиха бедра у детей. При асептическом некрозе головки бедренной кости у взрослых получены однотипные ангиографические данные, которые свиде­ тельствуют о том, что кровоснабждение пораженного тазобедренного сустава нарушено на макро- и микроциркуляторном уровне: у всех обследованных выявлена сосудистая недостаточность артериовенозного типа с преобладанием венозного застоя, ведущая к нарушению микроциркуляции. Патологическая функциональная перестройка костей голени и стопы наблюдалась преимущественно у спортсменов. У них выявлена сосудистая недостаточность кровоснабжения артериовенозного и ве­ нозного типа. На ангиограммах аплазия (рис. 5.10) и гипоплазия артерий (соответственно и глубоких вен) голени обнаружены у 28,5% обследованных, тогда как в норме подобные анатомические варианты сосудистой сети наблюдаются не чаще чем в 1,21 % случаев [Лужа Д., 1973 ]. Помимо того, были выявлены редкие варианты развития подкожных вен. У этих же больных наблюдался синдром икроножных мышц. Полученные данные нельзя не связать воедино. Наблюдения показали, что аномалии развития сосудов конечностей часто сопровождаются недоразвитием мышц, сухожилий, фасций, связочного аппарата. В связи с этим нельзя исключить, что у спортсменов и артистов балета, у которых выявлены дисплазии сосудов, могли быть аномалии фасциальных влагалищ и мышечных сосудов, которые препятствовали оттоку крови от работающей мыш­ цы конечности. Клиницисты отмечают, что только фасциотомия и туннелизация кости в зоне ее перестройки снимают болевые ощу­ щения у спортсменов. Помимо врожденных сосудистых аномалий, вызывающих хрони­ ческую или острую артериовенозную недостаточность, в развитии па­ тологической функциональной перестройки костной ткани играют роль приобретенные заболевания артерий и вен. Наиболее часто встре­ чается недостаточность венозного оттока, хотя клинических проявле­ ний острого тромбофлебита в анамнезе не отмечено. Необходимо уточ­ нить причину хронической венозной недостаточности: какое участие в ее развитии принимает микротравма и какое — врожденные анома­ лии глубокой венозной сети? Пока на эти вопросы нет ответов. В заключение можно сделать вывод о том, что один из основных патогенетических факторов, обусловливающих патологическую фун­ кциональную перестройку костной ткани конечности, — сосудистая недостаточность кровообращения пораженного сегмента, которая яв­ ляется следствием скрытых врожденных аномалий развития сосудов или приобретенных заболеваний. Врожденные аномалии развития костно-суставной системы. Эти дефекты сочетаются с различными отклонениями от нормы в стро­ ении сосудистой сети. Данные изменения разнообразны, но все они связаны с аплазией, гипоплазией, несвоевременной редукцией, т. е. с нарушениями эмбрионального развития сосудистой сети конечно­ сти. При определенных видах костных аномалий выявляют ангиодисплазию сосудистой сети, что свидетельствует о тесной взаимо­ связи развития сосудистой и костно-суставной систем. При врожденном частичном гигантизме и макродактилии верхней конечности (аномалии гиперпластического типа) наблюдаются из­ менения в дистальных отделах артериальной сети: нарушено фор­ мирование ладонных дуг, общих и собственных пальцевых артерий. Преобладают изменения в венозной системе: аплазия и гипоплазия глубоких вен предплечья, плеча, крайние формы редукции повер­ хностной венозной сети. Наряду с этим выявляют варикозные из­ менения по типу ангиоматоза, флебэктомий с задержкой контраст­ ного вещества в течение 1—2 мин, что свидетельствует о наличии тяжелой формы хронической венозной недостаточности, которая является одним из основных симптомов истинного врожденного ги­ гантизма верхней конечности. Установление этого факта патогене­ тически сближает врожденный частичный гигантизм верхней ко­ нечности с синдромом Клиппеля—Треноне.

.

Рис. 5.11. Ангиограмма левой кисти, артериальная фаза. Аплазия I пальца в сочетании с гипоплазией лучевой артерии.

К аномалиям гипопластического типа относятся гипоплазии пальцев, амниотические деформации, камптодактилия, эктродак тилия, брахидактилия. При камптодактилии наблюдаются аплазия или гипоплазия одной из собственных артерий II—V пальцев и соответствующих вен, гипоплазия артерий предплечья. Для ос­ тальных аномалий характерна синдактилия. В случае мягкотканнои синдактилии общие пальцевые артерии делятся ниже обычного уровня — на уровне диафиза основных фаланг, что необходимо учитывать при выполнении операции. При костной форме син­ дактилии оба пальца снабжаются кровью из одной собственной пальцевой артерии. У всех больных данной группы нарушено формирование ладонных дуг, ослаблено питание пальцев, особенно средних и ногтевых фаланг. К видам продольной дисмелии предплечья и кисти отнесены гипоплазии, аплазии пальцев, косорукость. При этом на ангиограм мах недоразвитие I или I и II пальцев сочетается с аплазией, реже с гипоплазией лучевой артерии (рис. 5.11), глубокой ладонной дуги, собственных артерий и этих пальцев. При недоразвитии сосудов артериальной сети обнаруживается недоразвитие аналогичных глу­ боких вен. Лучевая или локтевая косорукость, обусловленная не­ доразвитием соответствующей кости предплечья, сопровождается аплазией или гипоплазией межкостных артерий и глубоких вен предплечья, нарушением формирования и функции поверхностных вен предплечья и плеча. Сочетание недоразвития одной кости предплечья и соответству­ ющих ее расположению пальцев (лучевая — I—II, локтевая — IV—V пальцы) характеризуется недоразвитием межкостных артерий в сочетании соответственно с аплазией или гипоплазией лучевой или локтевой артерии, сопровождающих глубоких вен предплечья, нарушением формирования поверхностных вен плеча и предплечья. Изучение особенностей сосудистой системы у этой группы больных позволяет предложить новую классификацию продольной дисмелии предплечья и кисти. При недоразвитии нижней конечности в случаях врожденного вывиха и варусной деформации у детей обнаруживалось уменьшение диаметра всех артерий тазобедренного сустава на стороне поражения. Изучение сосудов при врожденной и «дистрофической» формах ва­ русной деформации у детей показало, что эти изменения аналогичны и вызваны одной и той же причиной. Различия заключаются в том, что при врожденной форме недоразвиты сосуды двух бассейнов — тазобедренного сустава и нижней конечности, а при «дистрофиче­ ской» форме — только тазобедренного сустава. Дальнейшие клини­ ческие, рентгенологические, рентгенометрические, радионуклидные, тепловизионные исследования микроциркуляции подтвердили пред­ положение о единой диспластической природе врожденной и так называемой дистрофической варусной деформации. Эктромелия голени характеризуется выраженными изменениями сосудов в виде аплазии малоберцовой или гипоплазии малоберцовой и передней большеберцовой артерии (рис. 5.12);

наблюдаются сетевидные сосудистые структуры, артериовенозные шунты, недораз­ витые глубокие вены, крайняя степень редукции подкожных вен. В случаях врожденного ложного сустава отмечается умеренная гиперваскуляризация всей голени: функционируют артериоартериальные анастомозы, наблюдается гиперваскуляризация зоны ложного сустава;

выявляются аплазия малоберцовой артерии, гипоплазия малоберцовой и передней большеберцовой артерий, сегментарный спазм артерий на уровне ложного сустава. При недоразвитых ар­ териях обнаруживают такие же глубокие вены. Поверхностные вены имеют сетевидные структуры или характеризуются крайней сте­ пенью редукции. На неповрежденной стороне сосудистые аномалии не выявляются. В заключение можно отметить, что при аномалиях развития конечностей сосудистая система является одним из патогенетических звеньев в формировании порока развития. Это положение подтвер­ ждено сочетанием аномалий отдельных магистральных сосудов с определенным пороком развития. Возникнув в эмбриональном пе­ риоде, сосудистые аномалии сохранялись и оказывали влияние на.

Рис. 5.12. Ангиограмма первой голени и стопы. Экстрамемия малоберцовой кости. Недоразвитие малоберцовой и передней большеберцовой артерий.

постнатальное развитие пора­ женной конечности. Функция недоразвитых сосудов была недостаточной, сохранившие­ ся анатомически нормальные сосуды конечности не компен­ сировали эту недостаточность. В связи с этим у обследован­ ных больных в постнатальном периоде наблюдались два типа врожденной сосудистой недо­ статочности — артериовенозная и венозная. Первая раз­ вивалась при аплазии, гипо­ плазии магистральных арте­ рий и сопровождающих их глубоких вен, вторая — при изолированной аплазии и ги­ поплазии глубоких вен. При артериовенозной недостаточ­ ности рекомендуют широко использовать методы аутопла­ стики на сосудистой ножке, при венозной форме эти опе­ рации не показаны. При вы­ полнении традиционных опе­ ративных вмешательств необходимо учитывать результаты ангио­ графии, так как любое оперативное вмешательство на порочной конечности ухудшает сложившиеся условия кровоснабжения. Перед органосохраняющими операциями по поводу опухолей костей ангиографию выполняют для определения характера процесса и нозологической формы опухоли, ее местного распространения и взаимоотношения с магистральными сосудами. Клинико-ангиографические и морфологические сопоставления показали, что исполь­ зование ангиографии повышает возможности рентгенодиагностики в распознавании характера процесса. При пограничных процессах, особенно при пигментированном ворсинчато-узловом синовите и других моноартритах, ангиографическое и морфологическое заклю­ чения в основном совпадали (в 87,3% случаев). Рентгеноангиографические сопоставления, проводимые для уточ­ нения местного распространения и границ опухоли, показали, что размеры опухоли на ангиограммах были больше, чем на обычных рентгеновских снимках, вследствие улучшения визуализации мягкотканного компонента, выявления новых узлов и зон поражения.

13S Взаимоотношение опухоли с магистральными сосудами изучено путем сопоставления результатов ангиографии с операционными находками. На ангиограммах выявлены смещения и деформации сосудов. Выделены четыре вида деформации: вдавление стенки, циркулярное сужение просвета, тромбоз сосуда на протяжении, образование аневризм. Установлены три степени смещения: незна­ чительное, дугообразное и с образованием острого угла. Легкое отделение сосудов от опухоли возможно только при интактном отношении или незначительном смещении. Выделение сосудов ус­ ложнялось соответственно нарастанию степени их деформации и в меньшей степени зависело от смещения. У значительной части обследованных характер и объем оперативного вмешательства из­ менялись на основании ангиографической информации. Особенно эффективна ангиография в распознавании рецидивов опухоли после хирургического лечения. Рентгенологическая семио­ тика послеоперационных рецидивов опухолей сравнительно бедна, особенно при обширных резекциях с замещением дефекта аллотрансплантатом и рецидивах в мягких тканях. Ангиографические признаки рецидива соответствовали симптомам первичной опухоли и хорошо выявлялись на ангиограммах.

ГЛАВА РАДИОНУКЛИДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Открытие в конце XIX в. А. Беккерелем (1896) явления радиоак­ тивности и дальнейшее его широкое изучение [Склодовская-Кюри М., Кюри П., 1898;

РезерфордЭ., Содди Ф., 1903;

Жолио-Кю­ ри Ф., Жолио-Кюри И., 1934, и др.] способствовали появлению новой медицинской дисциплины — ядерной медицины, в том числе медицинской радиологии. Одно из основных мест в ней прочно заняла радионуклидная диагностика, в которой используют дости­ жения таких фундаментальных наук, как ядерная физика, химия, биология, клиническая медицина. Основная причина популярности этой молодой науки в том, что научно-теоретическая медицина остро нуждается в тех возможностях диагностики, которые обеспечивают радионуклидные исследования как способ выявления индивидуальных особенностей патологического процесса, позволяющий планировать и осуществлять патогенетиче­ ски обоснованное лечение, как консервативное, так и хирургическое. Использование меченых тройных индикаторов позволяет про­ никнуть в суть физиологических и патологических процессов, об­ наружить такие тонкие детали в исследуемых системах, что на основании результатов радионуклидных тестов можно выявить до­ клинические признаки нарушений в организме. Это обстоятельство в связи с необходимостью непосредственной верификации резуль­ татов радионуклидного исследования обусловливает чрезвычайную важность проблемы контроля правильности диагностического заклю­ чения о функциональном состоянии или структурно-топографиче­ ском статусе. Визуализацию внутренних органов, физиологических систем и патологических образований с помощью радиоактивных индикаторов впервые предложили проводить в начале 50-х годов. В ее основе лежала топографическая регистрация инкорпорированных гамма-излучающих нуклидов с помощью двигающегося над объектом иссле­ дования сцинтилляционного детектора. Этот метод получил название «радионуклидное сканирование» (от англ. to scan — пристально разглядывать, разложить изображение). Однако для такого поэтап­ ного просмотра с помощью сканирующего устройства требуется много времени, которое зависит от размеров исследуемого поля, интен­ сивности излучения и заданной статистической точности результа­ тов. Этих недостатков лишены гамма-камеры, в которых информация о распределении радиофармпрепарата (РФШ получается одновре­ менно по всему полю детектора, а благодаря коллимационному | устройству возникающие в кристалле сцинтилляции точно соответ­ ствуют области расположения источника излучения в объекте ис­ следования. В связи с обсуждением вопросов радионуклидной диагностики скелета для понимания кинетики введенного в организм остеотропного РФП необходимо остановиться на некоторых особенностях физиологии костной ткани. Первые попытки ученых раскрыть тайну строения кристаллов костной соли были предприняты 100 лет назад. Еще в 1862 г. немецкий ученый Ф. Хоппе высказал предположение, что костные кристаллы имеют структуру апатита. Название «апатит» (от греч. — «вводить в заблуждение») было введено в 1790 г. Оно вполне оправданно, так как на протяжении многих лет ученые не смогли достичь единства взглядов относительно кристаллографии апатитов. Только благодаря применению рентгеноструктурного ана­ лиза удалось установить природу и ультраструктуру минеральной фазы костной ткани. Кость как один из видов соединительной ткани, составляющий основу скелета, помимо механических, выполняет биологические функции, связанные с участием в обмене веществ и кроветворении. В зависимости от химического состава среды на поверхности минерального компонента кости путем обмена ионов происходят чрезвычайно быстрые изменения. Если учесть, что на скелет человека в среднем приходится 18% массы тела, то активная поверхность костной ткани составит примерно 2 км2. Важную роль в физиологии и патологии костной ткани играет стронций. Обмен стронция тесно связан с обменом кальция. Строн­ ций конкурирует с кальцием за место в кристаллической решетке гидроксиапатита. При недостатке в пище кальция поглощение ске­ летом стронция значительно больше нормы, и, наоборот, при упот­ реблении пищи, богатой солями кальция, стронций интенсивно вы­ водится из организма. Такой характер обмена имеет важное значение в связи с возможным избыточным поступлением стронция в организм из окружающей среды вследствие повышения его концентрации в атмосфере. В костной ткани в течение всей жизни человека про­ текают взаимосвязанные процессы созидания и разрушения, мета­ болические процессы как минеральных, так и органических компо­ нентов кости;

этот обмен специфичен, и его интенсивность в ряде случаев превышает активность метаболизма таких органов, как печень, кожа и др. Связь костной ткани с сосудами, а через них с центральной нервной системой, обеспечивающей обменные фун­ кции костной ткани, делают ее весьма лабильной. 4S 85 87 135 18 Остеотропные радионуклиды Ca, Sr, Sr, Ba, F и др. хорошо поглощаются костными структурами. Фиксация их и неравномерное распределение в минеральной части кости использованы для диаг­ ностики. Отмеченная за последние годы тенденция к использованию в остеологии " Т с в сканографических исследованиях обусловлена такими его свойствами, как малая энергия фотонов, короткий период полураспада и чистый гамма-излучатель. В 1971—1972 гг. начали использовать полифосфатные соединения, меченные ""Тс, поскольку его физические характеристики в наибольшей степени отвечают требованиям сканирования. Большое значение имело создание нового остеотропного препарата, пригодного для диагностики поражений скелета. Выбрана группа дифосфонатов (бисфосфонатов), которые используют для лечения различных расстройств кальциевого обмена: оссифицирующего прогрессивного миозита, болезни Педжета и раз­ личных кальцинозов. Недавно проведенные исследования показали, что некоторые бисфосфонаты, примененные в высоких дозах, могут изменять метаболические свойства клеток, особенно клеток костной ткани, а также оказывают противовоспалительное действие. При парентеральном введении основная часть всосавшихся бисфосфона­ тов захватывается костной тканью, что, по-видимому, отражает высокое сродство этих соединений к минеральным веществам, вхо­ дящим в состав костей, и создает основу для их применения в сканировании скелета. Бисфосфонаты чрезвычайно быстро покидают кровеносное русло, но высвобождение их из скелета, наоборот, происходит медленно и, по-видимому, зависит от скорости обновления костной ткани. Благодаря увеличению кровотока поглощение меченого соединения может возрасти в 3 раза. Более высокие цифры накопления изотопа обусловливаются, в частности, за счет формирования новой кости. В результате этого активность может увеличиться в 15 раз. Мягкие ткани не задерживают меченый фосфонат. Несмотря на более низкое по сравнению с диафизом содержание кальция в трабекулярной кости (метафиз бедренной кости), здесь задерживается несколько большее количество фосфатов. Это объясняется тем, что во всех возрастных группах здесь происходит более интенсивный обмен веществ, поэтому образуется больше незрелой кости, больше ее поверхность и значительнее васкуляризация. Таким образом, рад ион у кл ид ну ю диагностику можно определить как распознавание патологических изменений отдельных органов и систем с использованием радиофармакологических препаратов. Ме­ тод основан на регистрации и измерении излучений от введенных в организм РФП или радиометрии биологических проб. Исследование с использованием меченых соединений позволяет проследить их движение и распределение в органах и тканях организма и, что особенно важно, не влияет на течение физиологических процессов. В зависимости от цели и задач исследования выделяют 6 основных методов радионуклидной диагностики: радиометрию, радиографию, радиометрию всего тела, сцинтиграфию, радиометрию биологических проб, радионуклидное исследование in vitro. Останавливаться на каждом методе нет необходимости, так как они описаны во многих руководствах по радиоизотопной диагностике. Взрослым "Тс-фосфонат вводят из расчета 5—7 МБк на 1 кг массы тела, детям — в дозе, уменьшенной соответственно возрасту. Через определенное время после введения РФП проводят динами­ ческое и статическое исследования с использованием гамма-камеры с компьютером, сканера, приборов для радиометрии, радиографии и профилографии. Статическую гамма-сцинтиграфию выполняют через 3—4 ч после введения РФП, в эти же сроки осуществляют сканирование, радиометрию и профилографию. В случае необходи­ мости осуществляют динамическое исследование, которое начинают сразу после введения препарата. Как правило, его проводят для определения характера регионарного кровоснабжения с количест­ венным определением фаз кровотока в исследуемых областях опор­ но-двигательного аппарата. Данные регистрируют в течение первых 4—5 мин. Способ основан на том, что после введения РФП в первые 15 с препарат поступает в артериальное русло, затем переходит в венозное, после чего начинает скапливаться в патологическом очаге. Регистрируя активность гамма-излучения в симметричных участках пораженной и непораженной конечности, получают достаточно точ­ ную сравнительную информацию о состоянии кровообращения в поврежденной области. В клинике травматологии и ортопедии внедрение изотопного метода диагностики позволило получить представление о функци­ ональном состоянии сосудов в различных тканях. Принцип иссле­ дования в данном случае состоит во введении в тканевое депо (кожу, подкожную, жировую клетчатку, мышцу, сустав, кость) индикатор­ ного количества радионуклида и последующей регистрации скорости его выхода из тканей (клиренс). Анализ результатов исследования основан на определении периода времени, в течение которого из места введения выводится 50% изотопа: по этим данным устанав­ ливают величину тканевого кровотока. В этих исследованиях ис­ пользуют в основном 24 Na и 133Хе. Скорость накопления и выведения РФП, сама по себе являющаяся важным показателем функциональ­ ного состояния органов и тканей, может быть измерена с помощью радиометрии и радиографии. В поле зрения радиологов, применяющих нуклиды с диагности­ ческой целью, всегда находятся проблемы безопасности их приме­ нения, поэтому разработаны и внедрены в повседневную клиниче­ скую практику предельно допустимые дозы облучения с учетом различных категорий обследуемых. В основу этих разработок было положено представление о том, что риск, связанный с облучением при проведении исследования, должен быть значительно меньшим, чем возможные последствия отсутствия диагностической информа­ ции, необходимой для решения вопроса о лечении больного. Основная цель радионуклидных исследований в остеологии за­ ключается в обнаружении радиоасимметрии, которая наблюдается при формировании костной ткани любого генеза — при опухолевом и реактивном костеобразовании, патологической и физиологической перестройке и является ранним симптомом патологического процес­ са, так как обнаруживается задолго до рентгенологических прояв­ лений. В исследованиях суставов хорошо зарекомендовали себя Т с пертехнетат, а также "Тс-фосфаты, поскольку при поражении суставов в процесс часто вовлекаются прилежащие участки кости. ш Накопление " Тс-пертехнетата в пораженных суставах связано с усиленной перфузией этих участков, поэтому в настоящее время Тс-пертехнетат является лучшим препаратом в диагностике си Рис. 6.1. Гиперфиксация радиофармпрепарата в вертельной области. Чрезвертельный перелом, идет консолидация.

новитов, а "шТс-фосфат используют при сопутствующих поражениях костной ткани (остеопороз, остеомалярия, ревматоидные артриты и др.) и воспалительных заболеваниях суставов. Большое значение имеет степень кровоснабжения головки бед­ ренной кости при переломе ее шейки, асептическом некрозе головки бедренной кости, коксартрозе и других заболеваниях тазобедренного сустава (рис. 6.1). Вопрос о характере лечения и выборе способа оперативного вмешательства решают на основании не только рент­ генологической картины, но и главным образом результатов изо­ топного исследования. При свежих переломах шейки бедренной кости радионуклидное исследование целесообразно проводить с прогностической целью. Если через 1 мес после перелома хорошо визуализируется бедренная кость и плохо — ее головка, то это свидетельствует о плохой реваскуляризации головки, что впоследствии может привести к ее некрозу. Нарушение кровоснабжения головки бедренной кости при переломах ее шейки, особенно субкапитальных, нередко обрекает лечение, направленное на достижение консолидации, на неудачу. В то же время при сохранении питания головки не всегда целесо­ образно производить эндопротезирование. В такой ситуации чрез­ вычайно важно иметь данные о состоянии ее кровоснабжения. Ни один из методов объективного обследования больного, включая рен­ тгенологический, не позволяет получить точные сведения об этом.

Радионуклидные исследования, проводимые в процессе комплек­ сного предоперационного обследования больного, дают возможность получить необходимую информацию в виде динамического измене­ ния уровня накопления РФП в зависимости от состояния крово­ 8S снабжения головки. При использовании Sr наличие активности в головке бедренной кости через 7 сут свидетельствует о ее жизне­ способности. Полученные данные хирург использует при решении вопроса о характере операции: остеосинтез или эндопротезирование. В случае полного замещения тазобедренного сустава в послеопера­ ционном периоде нередко возникает микроподвижность ножки эндопротеза, что вызывает боли, а также приводит к неустойчивости и расшатыванию эндопротеза. После хирургического и консервативного лечения внутрисустав­ ных переломов у части больных развивается тугоподвижность в суставе как следствие образования оссификатов. Сроки их появ­ ления и созревания индивидуальны. При удалении незрелых ос­ сификатов возникает их рецидив, что влечет за собой рецидив тугоподвижности. Ни клинически, ни рентгенологически опреде­ лить степень зрелости оссификата невозможно. При определении времени удаления оссификатов решающее значение имеют резуль­ таты радионуклидного исследования, проведенного с целью уста­ новления степени их зрелости, позволяющего получить качествен­ ную и количественную характеристику состояния остеогенеза в исследуемой области. При сравнении величины фиксации РФП в пораженном суставе и симметричном непораженном получают величину относительного коэффициента (ОК), по которому судят о степени зрелости осси­ фиката. ОК, равный 1,5 и меньше, свидетельствует о зрелости оссификата и целесообразности его хирургического удаления. ОК более 1,5 указывает на наличие незрелого оссификата и является основанием для отказа от выполнения оперативного вмешательства в данное время. В зависимости от величины ОК проводят повторное радионуклидное исследование, после которого дают рекомендации хирургу о возможности хирургического удаления оссификата. Если при повторном радионуклидном исследовании величина ОК по-преж­ нему выше 1,5, то назначают еще одно исследование;

повторные исследования проводят в срок от 3 мес до 1 года (рис. 6.2). Затруднения вызывает ранняя диагностика остеомиелита, осо­ бенно у детей. Рентгенологически признаки становятся выражен­ ными обычно на 10—15-й день от начала заболевания или могут вообще не проявиться в связи с проведением антибиотикотерапии. Наиболее трудна диагностика поражений шейки бедренной кости, тазобедренного сустава и костей таза. Положительные результаты радионуклидного исследования позволяют начать раннее лечение даже при отрицательных рентгенологических данных. В случае обо­ стрения длительно существующего остеомиелита из-за выраженного склероза в области пораженной кости трактовка рентгенологических изменений крайне затруднена и не всегда достоверна. Наличие множества послеоперационных полостей не позволяет выявить среди Рис. 6.2. Посттравматический артрит локтевого сустава. Гиперфиксация пирофосфата технеция.

них активные. Трудна также дифференциальная диагностика ак­ тивных костных очагов. В данном случае достоинства радионуклидной диагностики трудно переоценить. При выборе метода лечения ложных суставов и несросшихся переломов важно знать потенциальные возможности репаративной регенерации костной ткани, т. е. иметь представление о кровоснаб­ жении и активности минерального обмена в костной ткани в зоне ложного сустава. С этой целью проводят исследование с помощью радионуклидов: 85Sr, 67 Ga, "Тс-полифосфата. Пониженное накоп­ ление РФП в области ложного сустава свидетельствует о снижении репаративных возможностей организма, что обусловливает необхо­ димость проведения стимулирующей терапии и особенно тщатель­ ного выбора метода оперативного вмешательства. Ценная информация может быть получена при обследовании больных с множественной экзостозной хондродисплазией (МЭХД). С помощью радионуклидных исследований выявлены особенности клинического течения МЭХД у детей и подростков, установлена их зависимость от характера поражения костей экзостозами и возра­ стной динамики роста скелета. Разработана комплексная программа клинических и лабораторных исследований с целью определения критериев прогнозирования течения этого заболевания. Результаты анализа клинического течения и определения кри­ териев активности роста экзостозов позволяют разделить их на Рис. 6.3. Компрессионный перелом Thvn—Thvm.

следующие группы: 1) экзостозы с «нормальной» активностью роста (преимущественно узкобазальные). 2) экзостозы с повышенной активностью роста (широкобазальные): а) с признаками равномерного костеобразования (равномерное накопление РФП в проекции экзостоза), б) с признаками неравномерного костеобразования;

3) экзостозы, трансформировавшиеся во вторичную хондрому (неравномерное накопление РФП в проекции экзостоза). Выделить перечисленные выше группы клинического течения МЭХД стало возможным после включения в комплекс методов обследования больных радионуклидного исследования. При сомнительном диагнозе перелома позвоночника основным является радионуклидный метод, так как при наличии перелома позвонков всегда наблюдается гиперфиксация РФП в зоне перелома. В данном случае можно провести сравнение накопления радиоак­ тивности в этой зоне и соседних позвонках или другом участке скелета. При компрессионных переломах повышенное включение РФП в зоне повреждения наблюдается с первых дней после травмы, наиболее интенсивное накопление — через 2—6 нед. На таком уровне оно сохраняется в течение 2—4 мес с момента повреждения, а в более отдаленные сроки по мере заживления перелома включение изотопа в костную мозоль уменьшается (рис. 6.3). Изменения в костной ткани в месте приложения чрезмерных напряжений в течение длительного периода времени состоят в на­ рушении равновесия процессов резорбции и созидания с преобла­ данием остеокластической реакции. В кости создается «окно рани мости», где при продолжении действия напряжений даже меньшей интенсивности может произойти перелом. Радионуклидное исследо­ вание позволяет обнаружить патологическую функциональную пе­ рестройку кости в ранние сроки при неубедительных рентгенологи­ ческих данных и осуществить контроль за течением перестроечного процесса. Для того чтобы сохранить профессиональную работоспо­ собность у спортсменов и артистов балета, необходимо провести раннюю радионуклидную диагностику «усталостного» состояния ко­ сти с целью предотвратить стрессовый перелом. Результаты радионуклидных исследований при открытых переломах костей голени являются основанием для прогнозирования сроков консолидации у больных с политравмой разной степени тяжести. Отсутствие дина­ мики в накоплении РФП является признаком несращения перелома или присоединения инфекции. В костной онкологии радионуклидную диагностику для опреде­ ления распространенности процесса и наличия метастазов начали использовать раньше, чем при других видах патологии опорно-дви­ гательного аппарата. Объемные образования в костях можно вери­ фицировать только с помощью биопсии, показания к которой имеют определенные ограничения. Казалось бы, «верифицирующим аген­ том» могли бы служить результаты рентгенографического исследо­ вания костной системы. Однако на большом клиническо-диагностическом материале показано, что выявляемые с помощью остеотропных меченых индикаторов очаговые изменения в костях, имеющие остеобластический характер, рентгенологически обнаруживают спу­ стя несколько месяцев или даже 1—1,5 года. Для выявления рас­ пространенных метастазов в костной системе целесообразнее при­ менять радионуклиды с длительным периодом полураспада — ^Sr или ш Ва. В этом случае повышенная лучевая нагрузка на больного оправдана. Однако в последние годы применяют в основном ""Тс с различными фосфатными комплексами. В отечественной и зару­ бежной литературе имеется большой материал, посвященный этой проблеме. В настоящее время актуальна проблема дифференциальной неинвазивной диагностики злокачественного процесса. Мы проводим исследования по программе, в которой основное зачение имеет определение динамики ОК в течение 1-го часа (75 измерений с записью на компьютер) и через 1 сут после введения РФП. Анализ характера фиксации РФП в опухоли и сроков его стабилизации должен стать основным методом верификации диагноза. Остеоид-остеома — часто встречающаяся у детей доброкачест­ венная опухоль кости остеогенного происхождения со своеобразным течением. На ранних стадиях заболевания, не диагностируемых на рентгенограммах и не влекущих за собой деформаций, больные страдают от сильных ноющих болей, которые не стихают в покое и усиливаются по ночам. Однако при статической радионуклидной сцинтиграфии даже на самых ранних стадиях заболевания отмечено значительное накопление РФП в патологическом очаге, при этом ОК достигает 10,0 и больше.

Лечение врожденных ложных суставов костей конечности — одна из наиболее сложных и нерешенных проблем реконструктивно-восстановительной хирургии. Перспективным способом, позволя­ ющим восстановить опорную функцию пораженной конечности у больных, потерявших надежду на выздоровление, является свободная васкуляризованная костная или кожно-костная аутопластика в со­ четании с компрессионно-дистракционным остеосинтезом, компен­ сацией укорочения и коррекцией деформации. С помощью радионуклидных исследований можно не только контролировать динамику изменения кровообращения в голени, а следовательно, и жизнеспо­ собность васкуляризованных аутотрансплантатов, но также количе­ ственно оценивать активность репаративного процесса и тем самым заранее прогнозировать патологическое течение консолидации. У больных с компрессионным спинальным синдромом даже при наличии отчетливой неврологической симптоматики для решения вопроса о методе лечения, помимо рентгенологического, нужно про­ вести рентгеноконтрастное и радионуклидное исследования для оп­ ределения проходимости субарахноидального пространства. Послед­ ний является наиболее функциональным и позволяет получить точ­ ную информацию об уровне блокирования ликворных путей и сте­ пени нарушения проходимости. Создание компьютерных томографов способствовало зарождению надежд на то, что с помощью этого метода можно будет верифи­ цировать структурно-топографические находки при исследовании паренхиматозных органов и мягких тканей. Однако по мере накоп­ ления клинико-диагностического опыта становилось ясно, что в ряде случаев, когда ткани, составляющие объемное образование, по плот­ ности мало отличаются от тканей исследуемого органа, обнаружить структурно-топографические особенности с помощью этого способа невозможно, а радионуклидная диагностика позволяет это сделать. Из перспективных направлений развития радионуклидной диагно­ стики следует отметить те, которые связаны с усовершенствованием и созданием новых видов и классов меченых соединений. Это прежде всего разработка новых остео-, органо- и туморотропных соединений, метки, в которые будут вводить перед выполнением диагностических исследований с помощью коротко- и ультракороткоживущих радио­ нуклидов. Следует еще раз подчеркнуть, что возможности радионуклидной диагностики еще не до конца изучены и чем шире в клинической практике и научных исследованиях будут применять радионуклидный метод, тем скорее эти возможности будут раскрыты.

ГЛАВА БИОМЕХАНИЧЕСКИ? И ЭЛЕКТРОМИОГРАФИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ 7.1.

БИОМЕХАНИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ Для описания и оценки функционального состояния опорно-двига­ тельного аппарата у больных с ортопедическими и посттравмати­ ческими заболеваниями применяют разнообразные методы исследо­ вания. Они подробно описаны в специальной литературе, поэтому в данной главе рассмотрены наиболее часто применяемые методы, имеющие диагностическую ценность. Методы биомеханических исследований верхней конечности дол­ гое время были представлены лишь гониометрией и динамометрией. В настоящее время установлено, что необходимые для клиники данные можно получить лишь с помощью комплекса методов, по­ зволяющих регистрировать пространственные, временные, кинема­ тические, динамические и регуляторные параметры. Для определения амплитуды движений в суставе применяют гониометрию. Для проведения измерений чаще всего применяют обычный транспортир. Использование же с этой целью потенциометрических датчиков (их описание приведено далее) позволяет измерить амплитуду, рассчитать темп движения, зарегистрировать его угловую скорость и угловое ускорение. Широкое распространение получила динамометрия. Этот метод основан на использовании серийно выпускаемых обычных динамо­ метров или тензодинамометров. При работе с тензометрическими датчиками исследователь имеет возможность зарегистрировать не только величину силы, но и сам процесс изменения усилия. Эти традиционные методы исследования в последнее время применяют в комплексе с новыми методами, позволяющими измерять линейные ускорения маятникообразных движений в суставе (акселография), находить зависимость микродвижений периферического сегмента су­ става от величины угла в суставе (треморогониография) и статиче­ ской силы мышц (тремородинамография). Разработка этих новых методов исследований [Ефимов А. Н. и др., 1985] стала возможной благодаря использованию пьезоакселорометра, созданного в Инсти­ туте прикладной физики РАН. Арсенал методических приемов, используемых при исследовании нижних конечностей, значительно шире;

их применяют в основном для получения характеристик вертикальной позы и ходьбы человека. Одной из основных характеристик вертикальной позы человека является п о л о ж е н и е п р о е к ц и и о б щ е г о ц е н т р а м а с с ы т е л а н а о п о р н о й п л о щ а д к е. Для е е определения используют измерительную платформу, опирающуся на динамомет­ рические датчики. Перед исследованием на бумажный бланк, по­ крывающий платформу, наносят контурограмму стоп, а затем по показаниям регистрирующего прибора на том же бланке находят точку, куда проецируется общий центр массы тела. По положению его проекции относительно срединно-сагиттальной плоскости можно судить о распределении нагрузки на ноги. Несколько десятилетий назад исследователи пользовались дина­ мометрическими платформами собственной конструкции, а в насто­ ящее время сведения о проекции общего центра массы тела могут быть получены с помощью серийно выпускаемых динамометрических платформ. С их помощью можно зарегистрировать колебания про­ екции общего центра масс тела во фронтальной и сагиттальной плоскостях, т. е. получить сведения об устойчивости стояния чело­ века. Эта методика, получившая название «ста бил о г р а ф и я», была разработана В. С. Гурфинкелем и соавт. (1952). Не потерял своего значения при определении характеристик вертикальной позы больного ф о т о м е т р и ч е с к и й м е т о д — фотографирование через координатную сетку. Метод достаточно прост и в то же время позволяет получить документально подтвер­ жденные сведения о взаиморасположении звеньев тела, контуре позвоночника, форме треугольников талии и т. д. Однако более совершенными являются методы, основанные на стереометрическом, или галогеновом, эффекте, с помощью которых можно, не прикасаясь к человеку, получать данные о конфигурации его тела. Значительно больше методов предназначено для описания ходь­ бы, ее кинематических, динамических и электрофизиологических характеристик. Широкое распространение получила п о д о г р а ф и я — метод определения длительности отдельных периодов шага, основанный на использовании дорожки с металлическим покрытием и обуви, снабженной электрическими контактами. Обычно приме­ няют две контактные пластины — пяточную и носочную, при этом, кроме общей продолжительности опоры на ноги, можно зарегист­ рировать отдельные фазы шага — перекат через пятку, перекат через носок. Некоторые исследователи для получения более деталь­ ной информации о временной структуре шага увеличивают коли­ чество контактов в пяточной и носочной частях обуви. Иногда для регистрации подограммы используют вмонтированные в обувь контактные элементы, замыкающиеся при давлении подошвы на опору. При этом, естественно, отпадает необходимость в приме­ нении подографической дорожки. Исследование временной структуры шага можно провести на электроихнографе [Янсон X. Я., 1975]. Электроихнографическая до­ рожка представляет собой набор металлических струн, последова­ тельно соединенных резисторами. Помимо обычных подографических показателей, на электроихнографе последней модификации регистрируются угол разворота стопы, ширина шага, прямолиней­ ность походки.

Подография позволяет зарегистрировать длительность опоры всей стопы, ее различных отделов, продолжительность переносного и двухопорного периодов. При анализе записей можно рассчитать коэффициенты, характеризующие ритмичность ходьбы, соотношение длительности опоры различных участков стопы. При оценке пока­ зателей важно учитывать механизм их изменений. Так, нормали­ зация коэффициента ритмичности ходьбы может свидетельствовать не о восстановлении опороспособности поврежденной нижней ко­ нечности, а о появлении функциональной недостаточности второй ноги. Для изучения кинематических характеристик, как правило, применяют гониометрию. Чаще всего ее проводят с помощью п о т е н ц и о м е т р и ч е с к и х д а т ч и к о в, которые устанавливают соосно с исследуемым суставом. Бранши датчика располагают вдоль звеньев тела и фиксируют ремнями или манжетами. Основным достоинством таких датчиков является их простота. Однако при исследовании необходимо постоянно следить за сохранением ис­ ходного положения оси датчика. Потенциометрические датчики включают в электрическую схему, в результате чего угловые перемещения в суставе преобразуются в аналоговый сигнал, ко­ торый в начале или конце исследования «масштабируется». Метод регистрации межзвенных углов применяют для исследования прак­ тически всех крупных суставов;

он достаточно информативен, но при анализе результатов исследований необходимо помнить о ме­ тодических ограничениях и погрешностях, связанных с экплуатацией датчиков. Для изучения кинематики таза и позвоночника применяют г и р о с к о п и ю [Беленький В. Е., 1970]. Метод основан на использо­ вании гироскопа—прибора, сохраняющего в пространстве направле­ ние оси вращения ротора. С помощью фиксирующего устройства гироскоп прикрепляют в области крестца или на любом уровне грудного и поясничного отделов позвоночника. В случае необходи­ мости, не снимая прибора, изменяют его рабочее положение в пространстве. Ориентацию оси отсчета прибора относительно гори­ зонтальной или вертикальной оси производят по уровню, вмонти­ рованному в его корпус. Вращения, которые совершает таз или сегмент позвоночника, последовательно записывают в трех плоско­ стях — фронтальной, сагиттальной и горизонтальной. Применив несколько гироскопов, можно одновременно следить за вращениями таза и различных участков позвоночника. Гироскопию рекомендуется использовать при обследовании больных с раз­ личными заболеваниями и повреждениями позвоночника. Заметим, что для изучения кинематики ходьбы, а также бытовых и рабочих движений рук за рубежом применяют системы, основанные на оптоэлектронной технике. Эта техника позволяет следить за перемещением в пространстве маркеров, фиксированных к опреде­ ленным точкам тела. К указанным системам относятся установки «Виконт» (Англия), «Костел» (Италия), «Селспот» (Швеция), «Ко­ дак» (Германия). Достоинства этих систем очевидны: они позволяют производить полное измерение с необходимой точностью и досто­ верностью. Каждая из этих систем снабжена специализированным вычислительным комплексом. Широкое распространение получил метод р е г и с т р а ц и и о п о р н ы х р е а к ц и й. Реакция опоры, возникающая при ходьбе человека, — наиболее информативный параметр динамики локомоций, поэтому интерес к изучению опорных реакций возник давно. В опорной платформе, позволяющей зарегистрировать реакцию опо­ ры человека, чаще всего используют тензометрические датчики, с помощью которых регистрируют три проекции вектора реакции опоры (вертикальная, продольная и поперечная). Помимо трех про­ екций вектора, современные приборы позволяют зарегистрировать две координаты точки приложения вектора к платформе. Наиболее совершенным прибором, предназначенным для регистрации опорных реакций, является опорная платформа «Кистлер» (Швейцария). Это пьезоэлектрический прибор, характеризующийся очень высокими точностными показателями, рассчитанный на широкий диапазон измеряемых усилий и позволяющий, кроме всех перечисленных выше параметров, регистрировать крутящий момент в горизонталь­ ной плоскости. В последнее время для исследования опорной функции стоп начали применять динамометрическую систему «ЭМЕД» (Германия), которая позволяет получать информацию о величине нагружения дискретных участков стопы. Система «ЭМЕД» состоит из измери­ тельной платформы (с 2 или 4 сенсорами в 1 см 2 ), электронного блока для обработки информации и специализированного вычисли­ тельного комплекса. В систему входят также сенсорные стельки разных размеров, которые можно вставлять в обувь практически любого вида. Фирма-изготовитель дала прибору название «педограф», поэтому данный метод исследования целесообразно называть п е д о г р а ф и е й. Педограф позволяет определять площадь опорной поверхности стопы, величину вертикальной составляющей реакции опоры, максимальное давление в данной точке под подошвой стопы. Динамика показателей за весь период опоры представлена в виде графиков, а информация о распределении давления — в так назы­ ваемом суммарном отпечатке, напоминающем разноцветную моза­ ичную картину, причем окраска каждого участка стопы определяется величиной максимального давления. Помимо этого, педограф по­ зволяет получать отпечатки через каждые 50 мс, т. е. 15—18 изо­ бражений, возникающих при перекате стопы. В последнее время в ЦИТО функциональные возможности сис­ темы «ЭМЕД» были расширены. В суммарный отпечаток стопы для оценки картины распределения давления по топографическому прин­ ципу автоматически «вырисовывается» усредненная схема костей стопы. Кроме того, в соответствии со специальной программой вся стопа делится на зоны, давление в которых отличается на величину стандартного отклонения, т. е. на величину сигмы. Располагая таким изображением распределения давления на стопу, можно видеть зоны так называемой перегрузки. Эта информация, так же как и ряд При сгибании в коленном суставе возможны небольшие ротационные движения голени вокруг внутреннего мыщелка, высота которого больше высоты наружного мыщелка. Голеностопный сустав по форме — седловидный;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.