WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ЭФФЕРЕНТНАЯ ТЕРАПИЯ (в комплексном лечении внутренних болезней) Под редакцией А.Л. Костюченко Відскановано Dr.Atavus’oм aka R.A.S. (R.A.S.Lab) R.A.S.Lab OCR Санкт-Петербург Фолиант 2003 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Пересадка печени возможна на стадии алкогольного цирроза. Показания к ее проведению, по мнению зарубежных исследователей [49], должны включать в себя абстиненцию в течение по крайней мере, 6 мес, отсутствие психических нарушений и внепеченочных проявлений алкогольной болезни, адекватное социально-экономическое положение. При возобновлении злоупотребления алкоголем у таких пациентов алкогольное поражение печени рецидивирует. Цирроз печени. Прогрессирование любой формы хронического заболевания, несмотря на консервативное лечение, ведет к развитию цирроза печени с присоединением портальной гипертензии и сопутствующих ей осложнений. Причем, исходя из наличия активной мезенхимальной реакции, предлагается выделять активный и неактивный циррозы. Характерные для цирроза морфологические изменения реализуются в возникновение асцита. Причиной этого варианта исхода хронического гепатита может быть также снижение онкотического давления плазмы крови за счет снижения продукции печенью лабильных протеинов и повышение активности ангиотензин-ренин-альдостероновой системы на фоне циркуляции эндогенных вазодилататоров. Накопление асцитической жидкости ведет к повышению внутрибрюшного давления с подъемом диафрагмы, что ограничивает дыхательную функцию легких, тем более что у более чем 10% таких больных асцит сопровождается правосторонним плевральным выпотом различной выраженности. При прогрессировании асцита и сохранении системной вазодилатации происходит снижение системного артериального кровотока и может развиться тяжелая нефропатия, так называемый гепаторенальный синдромОт 42 до 73% больных циррозом печени погибают в течение 1 года с момента появления клинически значимого асцита. Основой лечения асцита при болезнях печени считается ограничение потребления воды и поваренной соли и назначение патогенетически оправданных диуретиков. Препаратом первого выбора считается антагонист альдостерона — спиронолактон (Альдактон, Верошпирон), который назначают, начиная со 100 мг/сут, в возрастающих дозах до 400 мг/сут. Действие других калийсберегающих диуретиков, в частности амилорида, менее результатйВно. При тяжелом асците и появлении периферических отек°в комбинируют антагонисты альдостерона с петлевыми диуретиками например, с фуросемидом. Новый петлевой диуретик — топасемид (Унат), имеющий более длительный период выведения, имеет в данной клинической ситуации преимущества перед фуросемидом, оказывая более выраженное натрийуретическое действие [30]. Целью диуретического воздействия является увеличение диуреза не более чем на 500 мл/сут. Добиваться большего эффекта не следует, так это может привести к снижению ОЦК и волемически обусловленным гемодинамическим расстройствам с нарушением функции почек. Однако постепенно развивается рефрактерность к диуретикам. Асцит считают диуретико-рефрактерным, если для поддержания диуреза доза антагонистов альдостерона достигает 300-400 мг/сут, а фурасемида — 120—160 мг/сут [47]. Применение парацентеза с удалением значительной части асцитической жидкости (до 10 л) не решает проблемы купирования диуретико-рефрактерного асцита. Учитывая значительную гипоальбуминемию и безвозвратную потерю лабильных протеинов в удаляемую асцитическую жидкость, создается опасность значительных нарушений гемодинамики. Приходится использовать заместительную терапию альбумином до 6—8 г донорского альбумина на 1 л удаляемой при парацентезе жидкости, и это считается стандартом безопасности [18]. Несмотря на доказанную успешную альтернативу использования в таких случаях препаратов Декстрана 70 [25] — в наших условиях Полиглюкина, Неорондекса, Полиглюсола или препаратов гидроксиэтилированного крахмала (Хэс-стерил Fresenius, рефортан, стабизол Berlin Chemi, инфукол Serum-Werk Bernburg) — следует не забывать об опасности их длительного применения. Речь идет о развитии приобретенного тезаурисмоза при частом использо-" вании этого кровезаменителя с блокадой фагоцитарной активности непаренхиматозных клеток печени. Это ятрогенное последствие использования синтетических коллоидов определенно значимо, если учитывать возможность развития у данных пациентов такого тяжелого осложнения асцита, как бактериальный перитонит. Смертность от асцит-перитонита может достигать 40% Даже при своевременном использовании современных антибактериальных химиотерапевтических средств [26]. Кроме того, следует учитывать, что неоднократная эвакуация асЦитической жидкости приводит к критическому снижению содержания белка в плазме крови, тяжелой трофической недостаточности. Асцитическая жидкость содержит 10—25 г белка / л жидкости, большая часть которого представлена альбумином Соотношение А/Г существенно выше, чем в плазме крови больного. Поэтому асцитическая жидкость определенно биологически ценный субстрат, что послужило формированию идеи внутривенной реинфузии жидкости, полученной при парацентезе. Метод реинфузии асцитической жидкости применяется в двух вариантах: прямое вливание нативной жидкости [4, 9, 10] или реинфузия ее после экстракорпоральной концентрации с помощью лиофилизации [8] либо ультрафильтрации или каскадной фильтрации [15, 35, 46]. Прямое переливание удаляемой асцитической жидкости (созданием активного контура перитонеальный дренаж — системная вена) выявило возможность развития серьезных токсико-аллергических реакций. Такие реакции особенно часты в тех случаях, когда реинфузия проводится на фоне активного цирроза и асцитическая жидкость содержит значительное количество денатурированного альбумина и слущенного мезотелия, токсических веществ как следствия активности воспалительного процесса в печени. Это заставляло применять асцитосорбцию (при включении в активный перфузионный контур колонки с угольным сорбентом) или внутриконтурную обработку АЖ светом низкоэнергетического гелий-неонового лазера или озонированием переливаемой жидкости. Борисовым А.Е. и соавт.[3] при использовании такого подхода установлено, что непосредственный эффект курса реинфузии такой АЖ в 49% случаев приводит к тому, что асцит разрешался или становился транзиторным. Но почти в 30% наблюдений терапевтический эффект отсутствовал, асцит сохранялся.. Отсюда возникли два принципиально важных подхода — обеспечение наибольшей оптимизации состава АЖне только ее концентрацией, но и существенной модификацией состава с извлечением патологически опасных примесей. Это было решено нами за счет концентрации АЖ с последующим ее замораживанием для осаждения криопреципитата и последующей сорбции, что обеспечивало регулируемую фракционную реинфузию [17] и создавало возможность переноса такого пособия из хирургической клиники в терапевтическую. Для этого вся АЖ, забранная при парацентезе с соблюдением асептики, в ближайшее время после заготовки подвергалась ультрафильтрации с использованием стандартного диализатора ДИП-02—02. Это позволяло уменьшить объем заготовленной жидкости в 3—4 раза с сохранением в ней белка. Полученный концентрат АЖ быстро замораживали в бытовом морозильнике при температуре — 20 °С и хранили в таком виде. Непосредственно перед использованием необходимое количество концентрата размораживали и подвергали сорбции в изолированном перфузионном контуре на сорбенте Актилен. Показано, что с помощью такой криомодификации АЖ достигали удаления примесей и ЭТС — олигопептидов и молекул средней массы (в 3 раза), билирубина, мочевины в 1,5—2 раза. При этом содержание общего белка в концентрате не менялось (рис. 5.1), а содержание альбумина оставалось практически тем же. Такая модификация АЖ приближает ее по составу к плазме крови и дает возможность использовать ее как кровезаменитель в условиях перфузионной или хирургической операции. Реинфузию криомодифицированного концентрата АЖ в объеме 2—3 л проводили за 1—2 сеанса в течение 1—2-х дней. Она проходила без существенных реакций и позволяла купировать "ис- 5.1, Концентрация белка в асцитической жидкости в ходе ее обработки: УФ — ультрафильтрация, КС — криосорбция.

обычное для таких больных снижение концентрации плазменного белка в ответ на лапароцентез (рис. 5.2). Установлено, что после реинфузии концентрата заметно улучшалась функция почек, что проявлялось увеличением темпа диуреза, который иногда превышал объем реинфузированного концентрата АЖ, а также отчетливым снижением азотемии без существенного снижения уровня глобулинов. Это заставило расширить терапию в направлении патогенетического воздействия. А.С. Логинов и Ю.Е.Блок [6] обоснованно относят как ХАГ, так и завершающие их циррозы к органоспецифическим аутоиммунным заболеваниям. Это подтверждают и данные наших Установлено, что такой вариант гемокорригирующей перфузии не приводит к заметному снижению концентрации плазменного белка и не сказывается на показателях красной крови и содержании тромбоцитов в периферической крови таких пациентов, а также на активности плазменных факторов свертывания. у всех больных наблюдали иммунокорригирующий эффект такого варианта плазмообмена. Характерной чертой было отчетливое замедление СОЭ как интегрального показателя острофазовых реакций. В протеинограмме значимо изменялось соотношение альбуминов и глобулинов. Снижение концентрации у-глобулина сопровождалось сопряженным уменьшением плазменной концентрации иммуноглобулинов всех классов (рис. 5.3). Одновременно существенно снизился уровень ЦИК. Отмечено также изменение функциональных показателей клеточного иммунитета с активацией супрессорных механизмов. Снижение Рис. 5.2. Динамика концентрации общего белка сыворотки крови больных с резистентным асцитом.

исследований с выявлением специфических антител к клеткам печени, гипергаммаглобулинемии с увеличением содержания иммуноглобулинов и ЦИК одновременно с наличием асцита [17]. Учитывая доказанные факты участия иммунных механизмов в формировании цирроза печени и сохранение такой активности даже на фоне напряженного диуретико-резистентного асцита, считали оправданным использование концентрата АЖ для плазмозамещения при проведении операций иммунокорригирующего плазмафереза таким пациентам.

Рис. 5.3. Динамика содержания иммуноглобулинов в плазме крови под влиянием плазмообмена.

избыточного аутоиммунного ответа сказалось и на других показателях активности цирроза, в частности уменьшилась концентрация билирубина в сыворотке крови с нормализацией активности сывороточных аминотрансфераз, особенно АлАТ.

Противопоказанием для проведения такой операции считали декомпенсированную стадию цирроза печени, а также угрозу рецидива кровотечения из варикозных вен пищевода при неустойчивом гемостазе после недавно перенесенного эпизода кровотечения. Вне эпизода кровотечения варикозное расширение вен пищевода даже IV степени не считали противопоказанием к проведению перфузионной операции ЭГК. Достигнутый эффект экстракорпоральных операций иммунокоррекции поддерживали назначением базисной терапии с длительным применением препаратов ГКС до дозы 30 — 35 мг преднизолона в сутки или этимизола по 0,3 мг в сут, либо делагила по 25 мг/сут. Следует признать, что такое решение, кроме того, позволяет снизить необходимость в хроническом парацентезе при упорно персистирующем асците. В целом значимая эффективность предлагаемых вариантов экстракорпоральной детоксикации и гемокоррекции при заболеваниях печени колеблется от 66 до 50%. Об этом свидетельствует собственный клинический опыт ее применения в Клиническом Центре экстракорпоральной детоксикации ВМедА у 344 больных за последние 10 лет (табл. 5.1).

Таблица 5. Результаты использования эфферентной терапии при заболеваниях печени Диагноз заболевания хороший 121 Хронический активный гепатит (ХАГ) ХАГ с исходом в цирроз печени Механическая желтуха и холестатический гепатит Цирроз печени с диуретико-резистентным асцитом Всего 43 27 12 203 (59,0%) Результат ЭКГ удовлетво- неудовлетворительный рительный 47 26 12 9 94 (27,3%) 14(7,7%) 24 (25,8%) 5 (11,4%) 4 (16,0%) 47 (13,7%) Итого 182 93 44 25 Альтернативой хроническому парацентезу считается наложение трансюгулярных портосистемных шунтов, перитонеоюгу шунтов, например, шунта с клапаном Le Veen в случаях, е поддающихся консервативному лечению. Однако, такая опен рация не показана при выраженной печеночно-клеточной недостаточности из-за высокой операционной летальности, а также при указании на кровотечение из расширенных вен пищевода в анамнезе. У некоторых больных при асците, рефрактерном к диуретикам, выживаемость в течение 1 года составляет менее 50%, что заставляет обсуждать возможность трансплантации печени. По более поздним данным S. Hillaire и соавт. (1993), выживаемость больных с успешно наложенным шунтом более 67% через 3 года — 55,2%. Тем не менее перитонеовенозное шунтирование должно рассматриваться как вмешательство с высоким хирургическим риском и применяться только при неэффективности современных возможностей неоперативного лечения. Следует представлять, что за исключением асцитов, возникающих в связи с блокадой лимфатических путей на уровне грудного лимфатического протока, развитие значительного асцита свидетельствует об печеночно-клеточной дисфункции. Скрининговая шкала печеночно-клеточной дисфункции, по Чай-лдуПью (Chield-Pugh), основана всего на пяти признаках, причем ведущим из них следует считать наличие выраженной энцефалопатии в виде различных психоневрологических расстройств (табл. 5.2). Печеночная энцефалопатия (ПЭ) развивается вследствие печеночно-клеточной недостаточности и портосистемного шунтирования венозной крови. Этот синдром является закономерным осложнением цирроза печени и может развиваться после хирургической коррекции портальной гипертензии, наложения портокавальных анастомозов или других портосистемных шунтов. Хотя патогенез ПЭ до конца не выяснен, при циррозах печени ведущая роль в поражении ЦНС принадлежит такому нейротоксину, как аммиак, продукту распада кишечных белков и жизнедеятельности кишечных бактерий, а также токсинам энтеробактеРий. Другие патогенные факторы (меркаптаны, производные метионина, жирные кислоты с короткой цепью, фенол) при Циррозах печени имеют меньшее значение. Неионизированный аммиак легко проникает через гематоэнцефалический барьер, Неточные мембраны нейронов и мембраны митохондрий. В митохондриях идет ферментативная реакция, в результате которой лярных Таблица 5. Скрининг печеночно-клеточной недостаточности по Чайлду-Пью Признаки А Билирубин, мкмоль/л Альбумин, г/л Состояние питания Асцит Психоневрологические расстройства <35 >35 Отличное Нет Нет Градации В 36-50 34-30 Хорошее Легко контролируется Минимальные С >51 <29 Плохое Резистентный Кома Примечание. Каждый из приведенных показателей в градации А оценивается в 1 балл;

эти же показатели в градации В оценивают в 2 балла, а в градации С — в 3 балла. По суммарным показателям выделяют три уровня ПКН: адаптационно допустимая — 5-6 баллов, значительная — 7-9 баллов и предельная ПКН — более 9 баллов.

из иона аммония и а-кетоглютарата образуется глутамат. В связи с оттоком а-кетоглютарата снижаются окисление глюкозы и синтез АТФ, что ведет к энергетическому голоданию мозговых клеток [33]. Кроме того, аммиак способствует проникновению нейротоксических ароматических кислот в ЦНС и оказывает неблагоприятное влияние на постсинаптические структуры мозга [50]. Синдром ПЭ при наличии хронического портосистемного шунтирования может развиться при наличии умеренной выраженности печеноклеточной недостаточности, что определяется рядом неблагоприятных условий. К ним следует отнести: • повышенное потребление белка, особенно животного, с пи щей;

• инфекцию, особенно кишечную и внутрибрюшинную, в том числе скрытую, как, например асцит-перитонит;

• желудочно-кишечное кровотечение;

• запор;

• дегидратацию;

• электролитные расстройства, гипокалиемию и алкалоз.

Хотя ПЭ нередко развивается спонтанно при декомпенсированном циррозе печени, ряд факторов способствует ее развитию. В первую очередь, это электролитные расстройства вследствие диуретической терапии, поносов и рвоты, гиповолемия в результате лапароцентеза и кровотечения, хирургического вмешательства. Следует отметить, что больные циррозом печени очень чувствительны к опиатам, бензодиазипинам и другим седативным средствам. Клинические проявления ПЭ включают в себя ментальные и психические расстройства, нервно-мышечные расстройства и характерные изменения ЭЭГ. Ранние проявления характеризуют эмоциональная лабильность, раздражительность, головная боль, нарушения сна, тремор рук и грубые нарушения почерка, снижение памяти и неудача с пробой на обратный счет от 20. Появление в распоряжении клиницистов портативных приборов (таких как Ammonia Checker) позволяет контролировать уровень аммиака в крови и ликворе по ходу лечения. Купирование энцефалопатии наиболее успешно, если его начинают на первых стадиях этого синдрома при устранении факторов, способствующих его развитию и прогрессированию [18]. Основными направлениями базисной терапии ПЭ различной выраженности, вплоть до метаболической комы, являются: • ограничение белка в питании, как в энтеральном, так и в па рентеральном, особенно стандартных аминокислотных сме сей, содержащих ароматические кислоты;

• коррекция электролитных нарушений, прежде всего гипокалиемии;

• деконтаминация кишечника и его освобождение от азотосодержащих веществ и лекарств;

• энтеросорбция (прерывание печеночно-кишечного кругообо рота токсических субстанций);

• использование средств, нейтрализующих клеточные эффек ты циркулирующих токсических субстанций — глутаминовая кислота (?), аргинин (Гепастерил А, Эукол), орнитин (Орницетил, Гепа-Мерц), обеспечивающих связывание аммиака. Деконтаминация кишечника достигается применением невсасывающихся антибиотиков — канамицина, тобрамицина, полимиксина Б, а освобождение кишечника — в идеале, применением лактулозы (Дюволак, Ливолак, Порталак). Ее назначают По 30 — 45 мл 2—3 раза в день до достижения послабляющего эффекта (дефекация — 2—3 раза в день). Этот синтетический диса харид не всасывается в тонком кишечнике, но в толстой кишке под влиянием лактобактерий разлагается с освобождением ионов водорода, что связывает свободный аммиак и увеличивает его диффузию из крови в кишечник. Закисление кишечного содержимого создает условия для подавления роста бактероидов, являющихся основными продуцентами аммиака. За счет осмотического эффекта лактулоза почти в 2 раза увеличивает объем кала и уменьшает время транзита по толстой кишке, способствуя выведению бактерий и продуктов их жизнедеятельности. Санирующий эффект лактулозы может быть усилен сочетанием с канамицином. Альтернативой лактулозе могут быть только высокие сифонные клизмы на фоне применения невсасывающихся антибиотиков. Энтеросорбция с помощью угольных сорбентов (полифепан, ФАС-э, СКТ-6А ВЧ) или Энтероката может быть применена для закрепления полученного терапевтического эффекта после выведения больного из энцефалопатии. Основу санации внутренней среды составляет применение средств, нейтрализующих аммиак во внутренней среде организма. Средствами первого выбора являются препараты: L-орнитин-Ь-аспартата (Гепа-Мерц) и L-орницетил-а-кето-глютарата (Орницетил). Их действие на обмен аммиака обусловлено несколькими механизмами, прежде всего образованием из него мочевины [34, 43, 45]: • орнитин включается в мочевинный цикл в качестве субстрата (на этапе синтеза цитруллина);

• орнитин является стимулятором карбомаил-фосфататсинтетазы I (первого фермента синтеза мочевины);

• аспартат также включается в мочевинный цикл (на этапе синтеза аргинин-сукцината). Кроме того, аспартат станови ться субстратом для синтеза глутамина, участвуя в связыва нии аммиака в перивенозных гепатоцитах, мозге и даже дру гих тканях. Клинический опыт применения препаратов L-орнитина У больных циррозом печени с порто-печеночной энцефалопатией и гипераммониемией свидетельствует о том, что он является быстродействующим и безопасным средством для ликвидации психомоторных нарушений при снижении гипераммонием ии [14]Это воздействие не исключает других лечебных мероприятий, имеющих не синдромальную, а патогенетическую направлен ность, например, купирование портальной гипертензии, стимуляция диуреза и применение экстракорпоральных методов детоксикации. Некоторые исследователи допускают применение наружного лимфодренирования с замещением удаляемой токсичной лимфы детоксицированной асцитической жидкостью с неизменным непосредственным положительным эффектом такого варианта активной детоксикации [3]. У больных с циррозом печени, особенно протекающим с диуретико-резистентным асцитом, возможно и другое угрожающее жизни состояние. Оно чаще всего определяется как гепаторенальный синдром (ГРС), если его рассматривать только как быстро прогрессирующую почечную недостаточность у больных циррозом печени. Хотя острая азотемия у таких больных может представлять и классическую ОПН, связанную с острым тубулярным некрозом, эта форма считается особым видом тяжелой почечной дисфункции. M.Epstein [24] определяет ГРС как необъяснимую почечную несостоятельность у больного с болезнью печени в отсутствии клинических, лабораторных и анатомических доказательств других известных причин ОПН. Тем самым эта патология отделяется от других расстройств, которые могут быть определены как псевдо ГРС и вызываются токсическими, гематологическими, неопластическими, гемодинамическими причинами или инфекционными процессами. Важность дифференциации последнего синдрома состоит в том, что повреждающее действие таких расстройств может быть купировано, если оно устанавливается достаточно рано и они адекватно лечатся. ОПН такого типа может развиваться довольно быстро, возникая у больных, у которых за несколько дней до развития ГРС еще сохранялся нормальный уровень креатинина крови. Хотя во многих случаях явной причиной является уменьшение эффективного ОЦК за счет парацентеза, интенсивной диуретической терапии или гастродуоденального кровотечения, имеются случаи, когда ГРС развивается в отсутствие видимой причины. Как правило все больные с ГРС имеют напряженный асцит, далеко зашедшее хроническое заболевание печени и портальную гипертен'зию. Совершенно очевидно, что ГРС может развиваться и у пациентов с минимально выраженной желтухой и умеренными внешними проявлениями печеночной дисфункции. Среди ятроГе нных факторов развития значительной почечной дисфункции при циррозе печени следует отметить применение нестероидных противовоспалительных средств, особенно препаратов индометацина. Патогенез ГРС определяется несколькими факторами, роли которых еще нельзя считать окончательно установленными: • уменьшением эффективного ОЦК при снижении способно сти к спонтанной реституции;

• внутрипочечным перераспределением кровотока при актива ции ангиотензин-рениновой системы;

• снижением продукции простагландинов или скорее дисба лансом между вазоконстрикторными и вазодилататорными метаболитами арахидоновой кислоты;

• повышением активности симпатической нервной системы, что ведет к вазоконстрикции почечных микрососудов и уме ньшению почечной фильтрации;

• системной эндотоксинемией как следствия неполной инак тивации микробно-токсической информации, поступающей из кишечника, или через портосистемные шунты. Следует подчеркнуть, что ГРС — функциональное почечное нарушение, возникающее в контексте портальной гипертензии и печеночной недостаточности. Недавняя согласительная конференция Международного Асцит-клуба [19] определила основные диагностические критерии этого синдрома — пять главных и пять дополнительных. Главные критерии 1. Хроническая или острая патология печени с явной пече ночной недостаточностью и портальной гипертензией. 2. Креатинин сыворотки крови менее 1,5 мг% (130 мкМ/л) или 24ч-клиренс креатинина (ССГ24) менее 40 мл/мин. 3. Отсутствие избыточных потерь жидкости (почечных или желудочно-кишечных) — циркуляторного шока, бактериальной инфекции или недавнего использования нефротоксичных ле карственных средств. 4. Нет существенного улучшения почечной функции после отмены диуретиков или быстрой плазмоэкспансии вливанием 1,5 л солевого кровезаменителя (уменьшение креатинина сыво ротки до 1,5 мг% или повышения ССГ24Д0 40 мл/мин).

5. Протеинурия меньше 500 мг/сут и нет УЗИ-доказательств обструктивной уропатии или паренхиматозного заболевания почек. Дополнительные критерии 1. Объем мочеотделения < 500 мл/сут. 2. Натрий мочи > 10 мМоль/л. 3. Осмоляльность мочи > осмоляльности плазмы. 4. Эритроциты в моче < 50 клеток в большом поле. 5. Натрий сыворотки крови < 130 мМоль/л. Лабораторный скрининг ГРС может быть основан всего на четырех критериях (табл. 5.3).

Таблица 5. Дифференциальный диагноз острой азотемии у больных с заболеваниями печени Критерии U/PCr Na мочи, ммоль/л Осмоляльность мочи Мочевой осадок Преренальная азотемия < 30 :1 < 10 На 100 мОсм/кг > осмоляльности плазмы Гепаторенальный синдром > 30: 1 < 10 На 100 мОсм/кг > осмоляльности плазмы ОПН < 20 : 1 > 30 Равна осмоляльности плазмы Цилиндры, почечный эпителий При этом следует учитывать возможность ошибок в определении уровня креатинина (ложное снижение) на фоне гипербилирубинемии, особенно при использовании биохимических анализаторов-автоматов [32]. В дополнение этот синдром по темпу развития может быть Разделен на два типа: тип /(быстро прогрессирующая ОПН в течение 2 нед) и тип II (медленное нарастание почечной дисфункции — на протяжении месяцев). Исходя из этих критериев установлено, что ГРС — действительно нередкое осложнение цирроза Печени. Наблюдая большое количество неазотемических больПых циррозом печени, Gines A. et al. [31] сообщили о почти 40% в °зможности развития такого синдрома на протяжении последующих 5 лет у пациентов с асцитом печеночного происхождения.

Только в половине случаев были выявлены такие предрасполагающие факторы, как бактериальная кишечная инфекция или гастро-интестинальное кровотечение. ГРС — тяжелое осложнение цирроза с медианой выживаемости всего 1,7 нед. Важно, что эти авторы показали, что низкая концентрация иона Na (< 133 мМоль/л), отсутствие гепатомегалии и высокая активность ренина в плазме (> 3,5 мкг/л) независимо связаны с высоким риском развития ГРС. Микроскопически почки больных с ГПС нормальны и могут быть даже пересажены больным, ожидающим пересадки почек [Koppel M.N. et al., 1969]. Действительно, физиологической основой ГРС является интенсивная интраренальная вазоконстрикция, которая обусловлена снижением эффективного ОЦК. Когда развивается портальная гипертензия, артериальное кровообращение становится гипердинамическим с чревной и периферической вазодилатацией. Это снижает эффективный ОЦК из-за задержки натрия и воды через стимуляцию ренин-ангиотен-зинальдостероновой системы и неосмотическую секрецию антидиуретического гормона. Позднее, когда в ходе болезни печени развивается асцит и внеклеточная жидкость теряется в полости брюшины, нарастает истощение внутрисосудистого объема жидкости, несмотря на максимальную «жадность» почек к воде и Na. Окончательно истощение объема жидкости становится настолько существенным, что возникает афферентная артериолярная вазоконстрикция. Клубочковая фильтрация драматически снижается и развивается ГРС. Возможно, в это время важную роль играет почечное выделение эндотелина. Если вазоконстрикция сохраняется долго или если по ходу болезни происходят дополнительные патологические события (инфекция, диарея, кровотечение), на вазоконстрикцию накладывается острый тубулярный некроз. Лечение больных с ГРС должно строиться на доказательном исключении других видов почечных дисфункций и факторов, способствующих развитию данного синдрома. Общие мероприятия включают уменьшение поступления в организм больного натрия, коррекцию расстройств кислотно-основного равновесия, анемии и купирование энцефалопатии. Специальные терапевтические мероприятия традиционно включают реинфузию асцитической жидкости, применение вазодилататоров, использование гемодиализа или гемофильтрации. Реинфузия асцити ческой жидкости, особенно модифицированной, в значительной мере решает проблему поддержания эффективного ОЦК у таких больных. Попытки регионального использования как неспецифических вазодилататоров — ацетилхолина и папаверина, так и специфических — фентоламина, а также стимуляция вазодилататорных бета-адренергических рецепторов изопротеренолом не дали существенного эффекта даже на коротком интервале времени. Прямая стимуляция почечных допаминэргических рецепторов допамином обеспечила только умеренный эффект с небольшим увеличением мочеотделения и экскреции натрия. И только использование перорального аналога PgE1 по 0,4 мг три раза в день в сочетании с инфузией альбумина, по данным J.Fevery et al. [29], повышало объем мочи в 3—4 раза с уменьшением уровня креатина сыворотки и купированием гипонатриемии. В соответствии с принципами доказательной медицины гемодиализ неэффективен у больных с ГРС. Единичные публикации о восстановлении почечной функции у таких пациентов скорее относятся к развитию острой почечной патологии на фоне хронических заболеваний печени [39]. Кроме того, следует учитывать гемодинамическую нестабильность, связанную с тяжелой печеночной патологией, в ответ на подключение к аппарату для гемодиализа. Исходя из этого, предпочтение отдается использованию продолженной артерио-венозной или вено-венозной гемофильтрации, что позволяет эффективно удалять избыточную тканевую жидкость без проявления гемодинамической нестабильности [23]. Если подвести итоги этой трудной проблемы, то при определении тактики ведения такого больного можно опираться на достаточно простой алгоритм (рис. 5.4). Считается, что такое решение позволяет поддерживать состояние больных, ожидающих пересадки печени. К сожалению, многие терапевтические меры, предложенные на протяжении последних десятилетий для поддержания функции почек у таких больных, оказались недостаточно эффективными [40]. Радикально проблему ГРС может решить только пересадка печени. Установлено, что ортотопическая пересадка печени, считающаяся в настоящее время реально эффективным методом при поздних стадиях заболевания печени, приводит к реституции почеч Особенности тактики в случаях поражения печени при болезнях обмена, среди которых следует упомянуть идиопатический гемохроматоз и болезнь Вильсона—Коновалова, будут рассмотрены в главе 9.

Литература 1. Апросина З.Г., Серов В.В. Хронические вирусные заболевания печени: патои морфогенез, клиническая характеристика//Терапевт. арх. — 1995. — Т.67, №5. - С. 77-80. 2. Бацков С. С. Клиническая гепатология сегодня: успехи и проблемы//Актуа льные вопросы клиники, диагностики и лечения. — СПб: ВМедА. — 1997. — С. 17-20. 3. Борисов А.Е., Андреева Г.Н., Ибадилъин А.С. и др. Реинфузия асцитической жидкости при циррозе печени//Эфферентная терапия. — 1996. — Т. 2, №2. — С. 36-41. 4. Журавлев В.А., Сухорукое В.П., Шишкин Б.А. Реинфузии асцитической жид кости при лечении асцитов у больных циррозом печени//Сов. медицина. — 1983. - №2. - С. 95-97. 5. Крель /Т.Е., Игнатова Т.М., Апросина 3. Г. и др. Опыт лечения хронического гепатита С интерфероном-2Ь, человеческим лейкоцитарным интерфероном-а и ком плексом цитокинов//Клинич. фармакол. терапия. — 1996. — №1. — С. 24—27. 6. Логинов А.С, Блок Ю.Е. Хронические гепатиты и циррозы печени. — М.: Медицина, 1987. — 269 с. 7. Лопаткина Т.Н. Алкогольная болезнь печени//Новый мед. журн. — 1995. — Т.1, №1. -С.16-19. 8. Лыткин М. И., Еременко В.П., Катаева Г.А. О возможности реинфузии ас цитической жидкости // Вестн. хирургии. — 1972, Т. 127, №7. — С. 71-74. 9. Мансуров Х.Х. О патогенезе и лечении асцита при циррозах печени//Клинич. медицина. — 1981. — №1. — С. 12-15. 10. Моргунов Г.А., Юдаев И.Ю., Прохоров М.Ю. и др. Об использовании по вторных массивных внутривенных реинфузии асцитической жидкости в комп лексной терапии диуретико-толерантных асцитов при циррозе печени//Физиология и патология органов пищеварения. — Новосибирск: Наука, СО, 1986. — 135 с. 11. Нейко В.Е., Процюк Е.П., Нейко Е.Л., Гайдаш В.Д. Лечение больных хрони ческими диффузными заболеваниями печени с применением этимизола. — Киев: Вища школа, 1990. — 109с. 12. Николау А.В., Гельд В.Г., Волкова Р.А. Применение плазмафереза в лечении больных хроническим деструктивным туберкулезом легких//Экстракорпоральная детоксикация и гемокоррекция в клинической практике. Труды Воен.- мед. акад. - Т. 233. - СПб: ВМедА, 1993. - С. 62-64. 13. Подымова С.Д. Болезни печени. М.: Медицина, 1993. — 544 с. 14. Подымова С.Д., Надинская М.Ю., Буеверов А.О. Печеночная энцефалопа тия: применение Гепа-Мерца и методы контроля его эффективности//Клинич. Фармакол. терапия. — 1996. — №1. — С. 19-21.

Рис. 5.4. Острая почечная недостаточность ных функций у больных с ГРС. По данным зарубежных авторов, актуриальная выживаемость на протяжении 2 лет не отличается от выживаемости пациентов без признаков этого синдрома [21]. Реально имеются два терапевтических подхода в предупреждении ГРС у пациентов, ожидающих пересадки печени. Первый состоит в длительной инфузии простагландинового препарата терлипрессина до момента трансплантации печени. Это лекарственное средство вызывает чревную и периферическую вазоконстрикцию, но уменьшает активность системы ренин-ангиотензин-альдостерон, что приводит к восстановлению функции почек. Проблема — в доступности лекарства: как только введение его прекращается, ГРС рецидивирует [42]. Другое паллиативное решение — в наложении трансюгулярного внутрипеченочного портосистемного шунта [20]. Представленные аспекты терапевтической гепатологии не исчерпывают всего объема лечения с применением эфферентных методов так называемых диффузных заболеваний печени.

15. ПоляченкоА.П. Реинфузия концентрата асцитической жидкости, получен ного методом ультрафильтрации, больным с циррозом печени и портальной гипертензией: Автореф. лис... канд. мед. наук. М., 1987. — 21 с. 16. Серов В.В., Лапши К. (ред). Морфологическая диагностика заболеваний печени. — М.: Мед., 1989. — 335 с. 17. Хохлов А. В., Вельских А. П., Костюченко А.Л. Эфферентные методы влече нии циррозом обусловленного резистентного асцита//Эфферентная тера пия. - 1996. - Т.2, №1. - С. 36-40. 18. Alderley М., O,Grady J. Hepatic disorders. Features and appropriate manage ment // Drugs. - 1995. - Vol. 49, №1. - P. 83-102. 19. Arroyo V., Gines P., Gerbes AL et al. Definition and diagnostic criteria of refrac tory ascites and hepatorenal syndrome in cirrhosis//Hepatology. — 1996. — Vol. 23, №2. - P. 164-176. 20. Brensing K.A, Textor J. Shrunk H et al. Transugular intrahepatic portosystemic stentshunt for hepatorenal syndrome//Lancet. — 1997. — Vol. 349. — P. 697-698. 21. Conwa T.A., Morris C.A., Goldstein R.M. et al. Long term survival and renal func tion following liver transplantation in patient with and without hepatorenal syndrome//Transplantation. — 1991. — Vol. 52, №4. — P.428-435. 22. Desmet V., Gerber M., Hoofnagle J.M. et al. Классификация хронического ге патита: диагностика, определение степени тяжести и стадии течения//Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. — 1995. — Т. 5, №2. — С. 38-45. 23. Epstein М., Perez G.O., Bedoya L.A., Molina R. Continuos arteriovenous ultrafil tration in cirrotic patients with ascit or renal failure//lntern.J. Artif. Organs. — 1986. - Vol. 9, №3. - P. 253-259. 24. Epstein M. Hepatorenal syndrome//Acute Renal Failure/Ed, by J.V.Lazarus & B.M.Brenner. Churchill Livingstone, New York, 1993. — P. 231-245. 25. Fassio E., Terg R., Landeira G. et al. Paracentesis with Dextran 70 vs paracentesis with albumine in cirrhosis with tense ascites: results of randomised study//J. Hepa tol. - 1995. - Vol.14, №2. - P.310-316. 26. FelisartJ., Rimola A., Arroyo et al. Cefotaxime is more effective than is ampicillin-tobramycin in cirrhosis with severe infections.//Hepatology. — 1985. — Vol. 5, №4. - P. 457-462. 27. FenerJ., Csomos G. Alkogolbeclingte Leberkrankungen. Bei Zirrhose jetz hohere Uberlebens — Chance//Aitzl. Pracis. — 1990. — H. 42. — S. 16-18. 28. Ferenci P., Dragosics D., Dittrich H. et al. Randomised controlled trial of silimarin treatment in patients with cirrhosis of the liver//J Hepatol. — 1989. — Vol. 9, №1. - P.105-113. 29. Fevery J., Van Custem E., Nevens F. et al. Reversal of hepatorenal syndrome by peroral misoprostol and albumin administration//.!. Hepatol. — 1990. — Vol. 11, №2. -P. 153-158. 30. Gerbes A., Bertheau-Reitha U., Falkner С et al. Advantages of the new look diu retic torasemide over furosemide in patients with cirrhosis and ascites//.!. Hepa tol. - 1993. - Vol.12, №5. - P. 353-358. 31. Gines A., EcorsellA., Gines P et al, Incidence, predictive factors, and prognosis of the hepatorenal syndrome in cirrhosis with ascites//Gastroenterology. — 1993. — Vol. 105, №2. - P. 229-236. 32. Halstead A.C., Nanji A.A. Artefacturial lowering of serum creatinin in the presen ce of hyperbilirubinemia//JAMA. - 1984. - Vol. 251, №1. - P.38-41.

33. Haussinger D. Nitrogen metabolism in liver: structural and functional organisati on and physiological relevance//Biochem. J. — 1990. — Vol. 267, №2. — P. 281-290. 34. Hendricks R., Hellwey H.-R. Therapie von Leberkrankungen mit oral verabreichtem Ornitin-Aspartat//Med. Welt. - 1984. - Vol. 35. - S. 59-6-600. 35. Hwang E.R., Sherman R.A., Mehta S. et al. Dialitic ascitic ultrafiltration in refrac tory ascites//Amer. J. Gastroent. — 1982. — Vol. 77, №9. — P. 652-654. 36. Johnson P.J., McFarline I.G., Edelston A.L. The natural course and heterogeneity of autoimmunetype chronic active hepatitis//Semin. Liver Dis. — 1991. — Vol.11, №2. - P. 187-196. 37. Jomes E., Bergasa N. The pruritus of cholestasis: from bile acids to opiate antagonists//Hepatology. -1990. - Vol.11, №1. - P. 84-87. 38. Kaplan M.M. Primary biliary cirrhosis//New Engl. J. Med. — 1987. — Vol. 316, №5. - P. 521-528. 39. Keller F., Wagner K., Lenz T. etal. Hemodialysis in «hepatorenal syndrome»: re port on two cases//Gut. - 1985. - Vol. 926, №2. - P.208-214. 40. Laffi G., L Villa G., Gentilini P. Pathogenesis and management of the hepatore nal syndrome//Semin. Liver Dis. — 1997. — Vol. 349. — P. 697-698. 41. LaRusso N.F., Wiesner R.H., LudwigJ., MacCarty R.L. Primary sclerosing cholangitis//New Engl. J. Med. — 1984. — Vol. 310, №8. — P. 899-903. 42. Le Monte O. Hepatorenal syndrome — autcome after liver transplantation//Nephrol. Dialis. Transplant. - 1998. - Vol.13, №1. - P.20-22. 43. Leweling H. Effects of ornithine aspartat on plasma ammonia and plasmas amino acids in patients with liver cirrhosis//Hepatology. — 1990. — Vol. 10, Suppl. 1. — P. 28. 44. Markus B.H., Dickson E.R., Grambsch P.M. etal. Efficacy of the liver transplan tation in patients with primary biliary cirrhosis//New Engl. J. Med. — 1989. — Vol. 320, №9. — P. 1709-1713. 45. Muller-Kengelbach P. Behandlung chronischen Leberschaden mit Ornithin-Aspartat//Therapiewoche. — 1986. — Vol. 36. — P. 3743-3749. 46. Rossaro L., GraziottoA., Bonato С etal. Concentrated ascitic fluid reinfusion af ter cascade filtration in tense ascitis//Dig. Dis. Sci. — 1993. — Vol. 38, №5. — P. 903-908. 47. Runyon B. Refractory ascites//Semin. Liver Dis. — 1993. — Vol. 13, №4. — P. 342-351. 48. Schworer H, Ramadori C. Treatment of pruritus: a new indication for serotonin type 3 antagonists//.!. Clin. Invest. — 1993. — Vol. 71, №4. — P. 659-662. 49. Sherlock S. Alcogolic liver disease//Lancet. — 1995. — Vol. 343. — P. 227-229. 5ft Sherlock S., Dooley J. Hepatic encephalopathy//Deseases of the liver and biliary system. — Blackwell scientific Publications. — 1993. — P.86-101. 51. Vergani D., Vieli-Vergani G. Type II autoimmune hepatitis. What is role of the hepatitis С virus?//Gastroenterology. — 1993. — Vol. 104, №10. — P. 1870-1873.

ГЛАВА ЭФФЕРЕНТНАЯ ТЕРАПИЯ ПРИ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ПОЧЕК Опыт лечебного применения методов эфферентной терапии в нефрологической практике насчитывает более 20 лет. Речь идет прежде всего о гемокоррекции, носящей патогенетический и синдромальный характер. При этом в данной главе не рассматриваются известные и хорошо разработанные методики диализного лечения, служащие в качестве заместительного механизма при глубоких нарушениях почечных функций. Основные направления эфферентной терапии — детоксикация, реокоррекция и иммунокоррекция [8] — в полной мере реализуются при заболеваниях почек в силу чрезвычайного разнообразия этиопатогенетических процессов и их клинических проявлений. Ключевой проблемой современной нефрологии можно считать гломерулонефриты. Основные механизмы их развития и прогрессирования схематично представляются следующим образом [82]. На первых этапах ведущую роль играют гуморальные факторы, индуцируя иммуноопосредованное острое воспаление в клубочках. Далее включаются процессы миграции иммунокомпетентных клеток с их активацией (моноциты, нейтрофилы, тромбоциты, лимфоциты). Это приводит к усиленной продукции ранних цитокинов (ИЛ-1, ФНО), стимулирующих выработку ИЛ-6 и других медиаторов воспаления. Позднее источником цитокинов становятся активированные клетки мезангия клубочков. Особую роль выполняют многочисленные факторы роста, выделяемые клетками в ходе иммунного ответа, что, в частности, приводит к пролиферации мезангия с последующими фиброзными изменениями. Ряд медиаторов (простагландины, лейкотриены и др.) специфически нарушают сосудистую проницаемость, целостность мембран и клубочковую гемодинамику.

Все это создает предпосылки для запуска и реализации неиммунных механизмов прогрессирования гломерулонефритов, которые в целостном организме практически всегда протекают параллельно с иммунными процессами. Среди них выделяют гемодинамические (системная и внутрипочечная артериальная гипертензия) и метаболические механизмы. Важнейшим звеном расстройства гемодинамики служит внутриклубочковая гипертензия и гиперфильтрация, что доказано исследованиями последнего десятилетия, проводимыми под руководством Б. Бреннера (США). Итогом нарушений внутрипочечной гемодинамики становится мультифакторное поражение клубочков с запуском процессов нефросклероза. Среди метаболических механизмов наиболее важны гиперлипидемия, рост внутриклеточного кальция, гиперкоагуляция, повышенное содержание в крови глюкозы, мочевой кислоты. Большинство указанных механизмов в качестве мишени поражает не только гломерулы, но и тубулоинтерстициальный аппарат. Это, в свою очередь, становится самостоятельным звеном дальнейшего усугубления функциональной несостоятельности почек. Таким образом, особенности патогенеза каждой нозологической формы ложатся в основу построения индивидуальной стратегии эфферентной терапии нефрологических больных.

ПЕРВИЧНЫЕ НЕФРОПАТИИ Хронический гломерулонефрит (ХГН) Морфологическая вариабельность ХГН характеризуется целым рядом клинико-лабораторных синдромов, каждый из которых на том или ином этапе развития заболевания может стать объектом приложения методов гемокоррекции. Нефротический синдром (НС) — клинико-лабораторный симптомокомплекс, включающий массивные отеки, потерю белка с мочой более 3,5 г в сутки, гипо- и диспротеинемию, гиперлипидемию. Как правило, НС отражает тяжелое поражение нефронов в целом, обширное повреждение базальных мембран, высокую иммунологическую активность, сочетается с артериальной гипертензией, инфекционными осложнениями, ДВС-синдромом, высокой вязкостью крови на фоне гиперлипидемии [72, 89]. Комплексная медикаментозная терапия с использованием цитостатиков, стероидов далеко не всегда приводит к ремиссии основных проявлений НС. С этих позиций логичным стало широкое применение плазмафереза (ПФ) в качестве действенного средства иммуно- и реокоррекции при ХГН с НС [35, 57, 59, 66, 151]. Весьма эффективным он оказался при резистентности НС к медикаментозным средствам базисной терапии [31, 46, 131]. Неоднократно подчеркивалась целесообразность сочетания эфферентных методов и комплекса иммуносупрессоров — циклофосфан, преднизолон, в том числе в виде пульс-терапии [29, 36]. В ряде случаев получен хороший эффект от плазмафереза в качестве монотерапии ХГН [98]. В то же время клиническая практика выявила и ряд недостатков метода — реальную опасность дальнейшего снижения белка крови на фоне эксфузий плазмы, частое развитие «феномена рикошета», не всегда благоприятное воздействие на систему гемостаза [73]. Шагом вперед стала разработка метода криосорбционной модификации аутоплазмы (др. название — криоплазмосорбция — КПС)[14], во многом лишенного побочных эффектов ПФ. Его внедрение в комплексную терапию больных ХГН с НС показало значительные преимущества перед традиционными способами гемокоррекции [6, 44, 52, 92]. Существенным моментом технологии КПС стала реинфузия изъятой плазмы, что практически исключило гипопротеинемические коллапсы в ходе лечения НС, позволило сохранять приемлемый уровень общего белка и альбуминов в циркуляции. В приведенных работах показано, что КПС лучше элиминирует липиды, фибриноген, мочевую кислоту, в несколько раз более эффективно снижает уровень протеинурии по сравнению с ПФ. Установлено достоверно более высокое реокорригирующее действие КПС. При этом в ходе плазмообмена криосорбированной аутоплазмой в количестве 2—3,5 объемов циркулирующей плазмы снижалась вязкость крови, улучшались реологические свойства эритроцитов, восстанавливался почечный функциона льный резерв [83, 84]. Патогенетическую значимость метода при ХГН подтвердили работы И.А. Кузнецова [44, 45] установившего достоверное снижение ряда цитокинов в крови (ИЛ-1, ФНО) в ходе эфферентной терапии с использованием КПС, что клинически совпадало с ремиссией НС. Показана также высокая степень элиминации фибронектина — белка, участвующего в патогенезе иммуновоспалительных процессов, а также циркулирующих иммунных комплексов при КПС больных ХГН [37, 52]. В.И.Мазуров и соавт.[52], отмечая положительное влияние КПС на внутрипочечную гемодинамику, гемореологический и иммунокорригирующий эффекты, предлагают рекомендовать данный метод эфферентной терапии в качестве метода выбора при ХГН. Наличие стойких отеков, рефрактерных к стандартной терапии, у больных ХГН с НС в ряде случаев может быть купировано изолированной ультрафильтрацией [52]. Острый нефритический синдром. Активный ХГН с высоким уровнем иммунного воспаления клубочков часто манифестирует как «острый нефритический синдром» (термин предложен Д.Камероном в 1979 г.). Он характеризуется протеинурией, гематурией (чаще — массивной), возникновением или нарастанием артериальной гипертензии, отеков, олигурией, иногда — острой почечной недостаточностью. Возможно также развитие сердечной недостаточности, почечной эклампсии. Включение в комплекс лечебных мероприятий (в ряде случаев — неотложных) иммунокорригирующего плазмафереза, а при наличии гипопротеинемии — криоплазмосорбции потенцирует эффект базисной иммуносупрессии, предупреждает тяжелые ренальные и экстраренальные осложнения [36, 88, 155]. В качестве одного из вариантов допустима плазмосорбция (фракционная, беспрерывная), в ряде случаев — в комбинации с гемосорбцией и гемодиализом [42]. Синдром артериальной гипертензии (АГ). Часто развивается при различных формах ХГН, отражая, с одной стороны, напряжение прессорных механизмов (гиперволемия, рост содержания натрия, компонентов системы ренин-ангиотензин-альдостерон, Других вазопрессоров), с другой стороны — развитие процессов артерио- и нефросклероза. Применение современных групп гипотензивных препаратов — ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента, блокаторов рецепторов ангиотензина-Н и серотониновых рецепторов, антагонистов кальция, диуретиков и др.. как правило, позволяет стабилизировать гемодинамику на длительное время. Однако в ряде случаев прогрессирующее повреждение эндотелия сосудов, активация тромбоцитов, нейтрофилов, лимфоцитов с выбросом цитокинов, факторов роста и других биологически активных веществ приводят к миоэндотелиальной пролиферации с сужением просвета сосудов почек. Клинически это проявляется как синдром злокачественной артериальной гипертензии. Типичные признаки этого синдрома — резистентность к гипотензивной терапии, АД выше 220/130—140 мм рт. ст., ангиопатия, геморрагии, левожелудочковая недостаточность, энцефалопатия, развитие хронической почечной недостаточности [95]. В подобных случаях целями экстракорпоральной гемокоррекции становятся: снижение уровня АД, повышение эффективности гипотензивных препаратов, возможность уменьшения их дозировки, ограничение побочных (в том числе тубулотоксических) действий медикаментов. В ряде работ показаны хорошие клинические результаты плазмафереза (2—4 сеанса с интервалом 3—4 дня) при рефрактерной АГ за счет таких возможных механизмов, как деблокирование рецепторного аппарата, улучшение микроциркуляции в сосудах почек, элиминация прессорных аминов, ангиотензина II и других компонентов системы ре-нинангиотензин-альдостерон. Дополнительно достигался эффект реокоррекции [43]. Снижения выраженности АГ удавалось достичь и в ходе выполнения плазмообменов на кримодифицированную аутоплазму, что сочеталось с осаждением перекис-номодифицированных липопротеидов, уменьшением поглощения липопротеидов низкой плотности макрофагами в 7—14 раз [38]. Ю.А.Лопухин и соавт.(1996) считают возможным применять при быстро прогрессирующих формах артериальной гипертензии плазмообмен аутоплазмой или комбинацию плазмафереза с лазерным облучением крови для снижения АД и увеличения чувствительности больных к лекарственной терапии. Учитывая роль активированных тромбоцитов в функционально-морфологических изменениях сосудов почек с развитием синдрома злокачественной артериальной гипертензии, представляется перспективным сочетанное применение у больных ХГН с АГ криоплазмосорбции с тромбоцитаферезом. «Нефрогенная» гиперлипидемия. За последнее десятилетие гиперлипидемия прочно вошла в ряд доказанных механизмов про грессирования гломерулонефритов [81, 82]. Показано повреждающее действие липидных депозитов, включающих липопротеины низкой плотности (ЛПНП), апо-В, апо-Е, на капилляры клубочков. Захват липопротеинов клетками мезангия приводит к их пролиферации, расширению мезангиального матрикса. Усиленная реабсорбция липидов в канальцах вызывает тубулопатию. Активация перекисного окисления липидов способна образовывать мутантные комплексы липопротеинов, служащие в качестве аутоантигена. Результатом является запуск антительной реакции с формированием циркулирующих иммунных комплексов липопротеин —антитело, их фиксацией в тканях почек с местной повреждающей реакцией [61, 136]. Длительное существование гиперлипидемии при нефротическом синдроме достоверно повышает частоту ишемической болезни сердца и коронарного атеросклероза [101]. В то же время медикаментозная терапия нарушений липидного обмена, в том числе с использованием группы статинов [156], далеко не всегда приносила результат, особенно на фоне снижения функции почек [138]. Исходя из основных звеньев патогенеза, комплексная терапия нарушений липидного обмена при гломерулонефритах включает прежде всего эфферентные методы: плазмаферез [151];

криоплазмосорбцию [6];

аферез липопротеинов низкой плотности — ЛПНПаферез [76, 121]. Более выраженный и длительный эффект отмечался при сочетанном применении методов гемокоррекции и длительного курса липолитических препаратов из группы статинов [52, 53].

Быстропрогрессирующий гломерулонефрит (БПГН) БПГН — относительно редкий вариант поражения почек, но зато отличающийся широким спектром клинико-лабораторных синдромов, короткими сроками формирования терминальной хронической почечной недостаточности (ХПН). Выделяется первичный идиопатический БПГН с образованием «полулуний» в 40—70% клубочков, быстрым развитием ХПН. Кроме того, возможно появление синдрома подострой или быстро прогрессирующей ХПН под маской БПГН при це лом ряде первичных (острый гломерулонефрит, ХГН) и вторичных нефропатий: люпус-нефрит, синдром Гудпасчера, некротизирующие васкулиты и т.д. [17, 21, 30, 103, 145]. Основными механизмами патогенеза первичного БПГН служат: образование и циркуляция аутоантител к гломерулярной базальной мембране (ГБМ) с диффузным поражением клубочков и, как правило, без вовлечения легких в патологический процесс;

формирование гломерулонефрита с иммунными депозитами, циркуляцией иммунных комплексов, криоглобулинов и продуктов деградации фибриногена. В клинической картине как первичного, так и вторичного вариантов БПГН преобладают «острый нефритический синдром», нефротический синдром, ранняя артериальная гипертензия с исходом в синдром злокачественной АГ. Полисиндромность, быстрые темпы развития, опасные осложнения ставят БПГН в ряд нефрологических заболеваний с наиболее тяжелым течением и пессимистическим прогнозом. Основу активной терапии, по современным воззрениям, составляет комплексное применение цитостатиков и стероидов (чаще в виде пульс-терапии) в сочетании с эфферентными методами. Первый опыт использования плазмафереза в лечении БПГН при синдроме Гудпасчера принадлежит C.Lockwood et al. [129, 130]. В последующие годы плазмаферез прочно занял место в лечении различных форм БПГН [100, 110, 124, 140, 141], чаще всего в виде эксфузии 2—4 л плазмы ежедневно или через день [16, 55, 116]. При этом наилучший результат экстракорпоральной гемокоррекции достигался у больных БПГН с циркулирующими антителами к ГБМ [30]. Ряд авторов [114, 150] показал, что комбинация иммуносупрессии и плазмафереза в лечении БПГН более эффективна, чем изолированное применение иммунодепрессантов. В результате сочетания базисной и эфферентной терапии удавалось достигать ремиссий БПГН до года и более [108]. Курс интенсивного плазмафереза (до 10 операций) в комбинации с пульс-терапией цитостатиками и преднизалоном позволяют исключить феномен «рикошета» с нарастанием титра антител, достичь длительной ремиссии, в ходе которой сохраняется поддерживающая терапия иммуносупрессорами [56]. Эффективно также использование сверхвысоких доз циклофосфана и стероидов с одновременным курсом криоплазмосорбции всего до 5-7 опе раций с частотой 2 раза в неделю [92]. В ряде случаев в комплекс лечебных мероприятий при БПГН включается гемосорбция [70].

ВТОРИЧНЫЕ НЕФРОПАТИЙ Поражение почек при диффузных заболеваниях соединительной ткани Волчаночный нефрит. Материалы о поражении почек при системной красной волчанке (СКВ) впервые опубликовали еще в 1903 г. Д.Голловей и Д. Маклеад (цит. по Б.И.Шулутко, 1995 [96]). В настоящее время клинические проявления волчаночного нефрита (ВН) выявляются у 40—80% больных СКВ, а морфологические изменения в почках — у 80—100%.Поражение почек при СКВ длительное время может быть единственным клинико-лабораторным проявлением основного заболевания. Более того, почечная патология оказывает доминирующее влияние на выживаемость больных СКВ [33]. В основе формирования ВН лежит иммунокомплексное поражение почек с наличием иммунных депозитов, содержащих антиген ДНК и антитела к ней. В генезе генерализованного васкулита участвуют также антиэндотелиальные антитела, являющиеся маркером ВН [60]. Морфология ВН представлена выраженной пролиферацией мезангия, эпителиальными полулуниями, грубыми повреждениями базальной мембраны, тубулоинтерстициальным компонентом. Характерны также фибриноидный некроз и гиалиновые микротромбы в просветах капилляров гломерул. Особенностями клинической картины и течения ВН являются частое развитие НС, артериальной гипертензии, признаки внепочечных органных нарушений, быстрое прогрессирование почечной несостоятельности с вовлечением сердца, легких, нарастанием легочно-сердечной недостаточности. В ряде случаев и так достаточно тяжелое и проградиентное течение ВН приобретает черты БПГН, причем морфологические исследования почек на данном этапе у 15-20% больных выявляют картину гломерулонефрита с полулуниями, занимающими более половины клубочков. И.Е.Тареева и соавт.[80] выделяют быстропрогрессирующий ВН с бурным развитием почечной недостаточности, эпизодами анурии. Именно для этих вариантов ВН предложены наиболее агрессивные схемы медикаментозной терапии, включающие комбинации пульс-терапии, прежде всего циклофосфана в сверхвысоких дозах (до 20 мг/кг массы тела), метилпреднизолона до 3 г в течение трех суток [94, 99]. Внедрение современных схем иммуносупрессии позволило повысить «почечную» пятилетнюю выживаемость пациентов с ВН с 5 до 55% за последние годы [81]. Важное место в лечении ВН занимают эфферентные методы, применяемые прежде всего в качестве иммунокоррекции. Показаниями служат также синдром повышенной вязкости, тромбоцитопеническая пурпура, осложненная криоглобулинемия [78]. Широко применяются: плазмаферез в количестве 3—6 операций с удалением за одну процедуру 40—60 мл плазмы [109, 127, 130, 144];

гемосорбция [32]. При этом доказана необходимость сочетания тех или иных видов эфферентных методов с медикаментозными средствами базисной иммунодепрессии [126, 128], что приводит к положительным результатам у 60% больных люпуснефритом. Перспективным направлением можно считать иммуносорбцию, способную селективно элиминировать ЦИК, антитела к ДНК и другие агрессивные субстанции. Среди показаний к эфферентной терапии при ВН выделяют [12]: • развитие люпус-нефрита с НС;

• высокая степень активности иммунопатологического про цесса, несмотря на проведение базисной медикаментозной терапии;

• стероидная зависимость с вынужденным постоянным нарас танием дозы кортикостероидов;

• невозможность лечения цитостатиками и гормонами в связи с побочными эффектами или осложнениями (цитопенический синдром, инфекции, артериальная гипертензия). Рекомендуется селективное использование различных эффе рентных методов при ВН на фоне курсового лечения циклофосфаном и стероидами: • плазмаферез — при высоком уровне ЦИК, иммуноглобули нов;

• сочетание плазмафереза с плазмолейкоцитаферезом — при нормальном или повышенном количестве лимфоцитов пери ферической крови в сочетании с нарушением функции Т-лимфоцитов;

• плазмообмен криосорбированной аутоплазмой — при нефротическом синдроме. При подостром течении ВН плазмаферез (в среднем до 1,2 л за одну операцию) у большинства больных приводит к купированию НС, регрессии мочевого синдрома, снижению дозы иммуносупрессоров. Несколько более эффективно сочетание плазмафереза с плазмолейкоцитаферезом (до 4,5—7,0 • 109). Криоплазмосорбция по сравнению с другими использованными методами превосходит их по степени снижения суточной потери белка, выраженности гипотензивного действия, уменьшения титров антинуклеарного фактора, LE-феномена, сохранности уровня общего белка и альбуминов в крови. Лимитирующим фактором для успешного применения эфферентных методов при ВН служит сформировавшаяся ХПН [12, 99]. При быстропрогрессирующем ВН, неуклонном развитии нефротического синдрома, злокачественной артериальной гипертензии наиболее эффективна интенсивная пульс-терапия циклофосфаном и метипредом, синхронизированная по времени введения с плазмаферезом и рассчитанная на срок до года. В ближайшем будущем возможно появление новых схем и программ интенсивной терапии: синхронизация иммуносорбции и ударных доз циклофосфана, плазмафереза и иммуноглобулина G и др. [78]. Склеродермическая нефропатия. Первое клинико-морфологическое описание острого поражения почек при системной склеродермии (ССД) принадлежит Н. С. Moore, Н. L. Sheehan (1952) [135]. Склеродермическая нефропатия (СН) развивается, как правило, в первые три года с момента начала заболевания. Основными механизмами патогенеза являются тяжелые повреждения сосудистого (прежде всего микроциркуляторного) русла специфическими для ССД антителами к эндотелию, пролиферация гладкомышечных клеток интимы, резкие нарушения гемореологии, микроциркуляции, отложение ЦИК в базальных мембранах клубочков и канальцев [22, 24, 25], активация системы РАА.

Для острой СН характерны: быстрое снижение клубочковой фильтрации в 2—3 раза, развитие синдрома злокачественной артериальной гипертензии с поражением сердца, энцефалопатией, геморрагическими осложнениями, почечная недостаточность. Хроническая СН, составляющая до 90% случаев, имеет клинико-лабораторную картину, соответствующую хроническому гломерулонефриту. Тяжелые поражения почек свойственны такому варианту ССД, как «перекрестный (overlap) синдром»—сочетание ССД с другими заболеваниями соединительной ткани: полимиозит/дерматомиозит, синдром Шарпа, системная красная волчанка, синдром Шегрена, ревматоидный артрит [24], которое наблюдается при подостром течении ССД с преобладанием иммуновоспалительного компонента в картине болезни. Основу базисной терапии СН составляют антифиброзные средства (Д-пеницилламин, диуцифон, мадекассол), цитостатики (циклоспорин-А, циклофосфан, метотрексат). Широко применяются также стероиды, сосудистые средства (вазодилататоры, ангиопротекторы), ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента, простагландины. Показаниями для включения эфферентных методов в комплексное лечение СН считают: • острый характер нефропатии;

• развитие синдрома злокачественной артериальной гипертен зии;

• высокая иммунопатологическая активность;

• торпидное течение. В качестве оптимального сочетания методов рекомендуются плазмаферез, плазмолейкоцитаферез, гемосорбция, гемофильтрация [26, 67, 115], что позволяет существенно снизить уровень антиэндотелиальных антител, ЦИК, фибриногена, улучшить гемореологию, отчасти купировать основные клинико-лабораторные синдромы тяжелой склеродермической нефропатии.

Поражение почек при ревматоидном артрите Вовлечение почек в висцеральные проявления ревматоидного артрита (РА) происходит более чем в половине случаев (Насонова В.А., 1989), 15—20% больных РА погибают от терминальной ХПН. Основные механизмы патологии почек [96]: • иммунокомплексное воспаление с отложением ЦИК на гломерулярной базальной мембране и развитием диффузного хронического гломерулонефрита;

• иммунокомплексный васкулит с преимущественным вовле чением сосудов мелкого калибра с их некротизированием или облитерацией, формированием гломерулита;

• развитие хронического тубулоинтерстициального нефрита на фоне длительного приема Д-пеницилламина, кризотерапии, нестероидных противовоспалительных препаратов. Однако наиболее частой формой патологии почек при РА яв ляется такое осложнение основного процесса как амилоидоз по чек [82]. Характерный для РА васкулит с яркой клинико-лабораторной картиной гломерулита требует активной базисной терапии цитостатиками в сочетании с эфферентными методами, среди которых оптимальным следует считать комбинацию плазмафереза с плазмолейкоцитаферезом [67]. Диффузный ХГН, возникающий при РА, морфологически представлен, как правило, мезангиально-пролиферативными формами с малой выраженностью лабораторных критериев (изолированный мочевой синдром) или мембранозной нефропатией с более значительной протеинурией вплоть до нефротического синдрома [87, 97]. В этих случаях базовая иммуносупрессивная терапия дополняется криоплазмосорбцией, что чаще всего позволяет купировать основные клинические проявления. Амилоидоз и хронический тубулоинтерстициальный нефрит в настоящее время не относятся к показаниям для эфферентной терапии, а базисная терапия РА на фоне этих почечных осложнений требует либо отмены при поражении канальцев, либо серьезных изменений при амилоидозе (темпы его развития могут Ускоряться за счет приема стероидов и цитостатиков). В то же время клинический опыт в ряде случаев показывает более эффективное восстановление почечных функций при хроническом тубулоинтерстициальном нефрите за счет включения в терапию таких эфферентных методов, как криоплазмосорбция. Возможным механизмом этого становится иммунокорригирующий эффект на уровне базальной мембраны канальцев.

Поражение почек при системных васкулигах Иммунокомплексные васкулшпы Патология почек при геморрагическом васкулите. Клиническая картина геморрагического васкулита (болезни Шенляйна—Геноха) с поражением почек наиболее полно описана в 1904 г. W. Osier. В настоящее время почечные нарушения при геморрагическом васкулите (ГВ) составляют в среднем 30—40% случаев [82]. В основе патогенеза лежит иммунокомплексный процесс с вовлечением почечных капилляров. Наиболее типичным клинико-морфологическим вариантом считается диффузный хронический гломерулонефрит, чаще — мезангиально-пролиферативный, с относительно благоприятным течением, изолированным мочевым синдромом, иногда — макрогематурией. Значительно тяжелее протекает очаговый гломерулит, при котором морфологически выявляются участки фибриноидного некроза, отдельные полулуния, клинические проявления характеризуются острым нефритическим синдромом, нарастанием почечной недостаточности. В ряде случаев может наблюдаться типичная картина быстропрогрессирующего гломерулонефрита с наличием полулуний более чем в 50% клубочков, выраженным нефротическим синдромом, артериальной гипертензией, галопирующей почечной несостоятельностью [22, 96, 111]. При вариантах гломерулита и БПГН (составляющих у взрослых до 20—30%) стандартные назначения ангиопротекторов, стероидов не дают результата. Показаны цитостатики, в том числе в виде пульс-терапии, в сочетании с преднизолоном, антикоагулянтами. Эфферентная терапия должна включать плазмаферез [3, 17, 39, 57], а в случаях БПГН — криоппазмосорбцию [92]. Используется также селективный плазмаферез с криогепаринопреципитацией [54].

Патология почек при узелковом полиартериите. Почечные проявления узелкового полиартериита (УП) встречаются в 60—80% случаев. Наиболее существенными звеньями патогенеза поражения почек при УП являются иммунокомплексные процессы с отложением депозитов ИК и комплемента, нарушение клеточного иммунитета с усилением синтеза антител к ДНК, эндотелиальным клеткам, активацией полиморфноядерных нейтрофилов и моноцитов. В 10% случаев выявляются антитела к цитоплазме нейтрофилов. Характерно поражение преимущественно средних и мелких сосудов по типу некротизирующего артериита, резкие нарушения микроциркуляции. У 1/3 больных определяется развитие хронического гломерулонефрита, мембранозно-пролиферативного, часто с появлением полулуний. Клиническая картина складывается из изолированного мочевого синдрома, иногда — нефротического синдрома, ранней и стойкой артериальной гипертензии, часто принимающей злокачественное течение сравнительно быстрого формирования почечной недостаточности [96]. Высокая и резистентная гипертензия, как правило, ограничивает использование больших доз стероидов. Широко применяется циклофосфан, иногда в виде пульс-терапии [69], в комбинации с плазмаферезом [75] или криоплазмосорбцией, антикоагулянтами, ангиопротекторами. Патология почек при эссенциалъной (смешанной) криоглобулинемии. Заболевание, связанное с циркуляцией иммуноглобулинов М, G, которым свойственна преципитация при температуре ниже 37°С. Поражение почек встречается в 30—55% случаев [104]. Циркулирующие иммунные комплексы, содержащие криоглобулины, осаждаются в капиллярах клубочков с развитием картины хронического гломерулонефрита, преимущественно мезангиально-пролиферативного, с доброкачественным течением. В более тяжелых случаях возникает быстропрогрессирующий гломерулонефрит с полулуниями, сопровождаемый тяжелым нефротическим синдромом, артериальной гипертензией, нарушением функции почек вплоть до острой почечной недостаточности [120]. Данная патология часто ассоциируется с вирусом гепатита В [17, 19, 22]. Патология почек в силу тяжести, полиорганности поражения и темпов прогрессирования во многом определяет исход эс сенциальной смешанной криоглобулинемии (ЭСК) и, как правило, требует достаточно агрессивной терапии. Она включает применение цитостатиков (циклофосфан, хлорбутин), вплоть до пульс-терапии в комбинации со стероидами. Иммуносупрессия дополняется плазмаферезом [1, 10, 39, 118, 132, 146], а также селективным удалением криоглобулинов — криоглобулинаферезом [127, 133]. Некротизирующие васкулиты Патология почек при гранулематозе Вегенера (ВГ). Данное заболевание характеризуется сочетанием некротизирующего ангиита с образованием гранулем и висцеральной триады — поражение ЛОР-органов и верхних дыхательных путей, легких и почек. При этом частота вовлечения почек в патологический процесс достигает 60—80% случаев. Чаще всего первые признаки патологии почек проявляются через 2—5 мес с начала заболевания. Основное звено патогенеза — действие антител к цитоплазме нейтрофилов, которые определяются только в активной фазе болезни и почти не встречаются в ремиссии. Морфологически поражение почек при ВГ характеризуется картиной хронического гломерулонефрита, чаще мезангиально-пролиферативного. В 20% патология почек приобретает форму быстропрогрессирующего гломерулонефрита с морфологией некротического гломерулита, наличием полулуний. В этом варианте клиническая картина представлена нефротическим синдромом, макрогематурией, умеренной артериальной гипертензией, нарастанием почечной недостаточности [69], максимальными титрами антител к цитоплазме нейтрофилов. Пятилетняя выживаемость данной категории больных составляет 42% [75]. Основу современной терапии ВГ с поражением почек составляют цитостатики в виде пульсов циклофосфана до 1000 мг внутривенно через 10—12 дней, в сочетании с преднизолоном до 60 мг в сутки. Общая длительность иммуносупрессии составляет до 2 лет. Показаниями к плазмаферезу является развитие быстропрогрессирующего гломерулонефрита, предпочтительно — до появления развернутой картины ХПН [75, 119]. Патология почек при микроскопическом полиартериите. Микроскопический полиартериит (МПА) — системный некротизирующий васкулит мелких сосудов — практически в 100% приводит к поражению почек, при этом за счет общности патогенеза с гранулематозом Вегенера имеется достаточно много схожих висцеральных проявлений. К ним можно отнести поражение легких в виде альвеолитов, слизистой оболочки носа и верхних дыхательных путей (но без свойственной ВГ деструкции). Особенностью МПА является отсутствие гранулем, частое присоединение клинической картины геморрагического васкулита, полинейропатии. Основной точкой приложения патогенетических механизмов служат капилляры микроциркуляторного русла и почечные клубочки. Морфологически у 2/3 больных отмечаются признаки хронического гломерулонефрита. В 1/3 случаев возникает быстропрогрессирующий гломерулонефрит, клинически манифестирующий нарастанием почечной недостаточности, нефротическим синдромом;

в то же время артериальная гипертензия не характерна [75]. Высокочувствительным и специфичным маркером МПА являются антинейтрофильные цитоплазматические антитела-АНЦА [5]. Принципы активной терапии с использованием цитостатиков, кортикостероидов соответствуют общим подходам к лечению некротизирующих васкулитов. Эфферентные методы в качестве компонента комплексной терапии прежде всего показаны при БПГН в варианте плазмафереза или плазмообмена криосорбированной аутоплазмой [67].

Миеломная нефропатия Первое описание миеломной нефропатии (МНП) в полной клинической картине множественной миеломы сделано О. Калером в 1889 году. МНП — наиболее часто встречающееся (в 30—50% случаев) и грозное проявление миеломной болезни. Почечная недостаточность занимает лидирующее положение среди причин летальных исходов. Почки поражаются как в прямой связи с миеломой, так и в зависимости от расстройств метаболизма, инфекционных осложнений, побочных эффектов медикаментов. Среди наиболее частых вариантов — амилоидоз (в 10-15%), гломерулосклероз, специфические тубулоинтерстициальные нарушения за счет плазмоцитарной инфильтрации («миеломная почка»), гиперкальциемия, гиперурикемия, пиелонефрит, интерстициальный нефрит. Воз можны также изменения в клубочках с морфологической картиной «гломерулопатии» или даже гломерулонефрита — умеренная мезангиальная пролиферация, расширение мезангиального матрикса, утолщение гломерулярной базальной мембраны. Клиническая картина МНП складывается из протеинурии, в 15—20% достигающей нефротических величин, но редко сопровождающейся классической картиной нефротического синдрома (как правило, без отеков, гиперлипидемии, гипоальбуминемии);

характерны проявления синдрома повышенной вязкости, к которому относятся кровоточивость слизистых оболочек, геморрагическая ретинопатия, нарушения периферического кровотока, синдром Рейно, энцефалопатия. В крови — выраженная гиперпротеинемия за счет парапротеинов, иногда — криоглобулины. Тубулоинтерстициальные нарушения существенно нарушают функции почек вплоть до почечной недостаточности в 40—60% случаев МНП [96, 107, 113]. Лечение МНП представляет собой современные схемы полихимиотерапии с использованием различных цитостатиков, кортикостероидов. Показаниями для эфферентной терапии, в частности, плазмафереза (2—3 раза в неделю, с удалением 1 — 1,5 л плазмы за одну операцию) служат: синдром повышенной вязкости, высокий уровень парапротеинов в крови, кровоточивость при нормальном количестве тромбоцитов, наличие мезангиальной пролиферации клубочков с признаками гломерулонефрита [18, 67, 122, 139, 153]. Учитывая патогенетическую роль парапротеинов (белка Бенс-Джонса) в развитии МНП в процессе их реабсорбции на уровне проксимального канальца, высокая гипер- и диспротеинемия может быть поводом для проведения плазмафереза даже без развернутой симптоматики синдрома повышенной вязкости [96, 148]. Еще более выражен синдром гипервискозности при макроглобулинемии Вальденстрема за счет высокого содержания иммуноглобулина М, а также простой или смешанной криоглобулинемии. Клинические проявления принимают опасный характер прежде всего в виде парапротеинемической комы, связанной с нарушением кровообращения в артериолах и капиллярах головного мозга. Возможно также развитие иммунокомплексного гломерулонефрита. В данных условиях плазмаферез является методом выбора, в том числе по неотложным показаниям [17].

Диабетическая нефропатия Диабетическая нефропатия (ДНП) объединяет целую группу вариантов поражения почек при сахарном диабете I и II типов. Еще Ричард Брайт отмечал ухудшение прогноза больных сахарным диабетом при появлении протеинурии. В 1936 г. Киммельстил и Уилсон описали специфические изменения клубочков в виде «диабетического гломерулосклероза». Для сахарного диабета I типа (ИЗСД) наиболее характерны синдром Киммельстила — Уилсона и иммунокомплексный гломерулонефрит (чаще мембранозно-пролиферативный). При II типе (ИНСД) встречается атеросклеротический нефроангиосклероз. Независимо от типа сахарного диабета могут возникать пиелонефрит, папиллярный некроз. Частота ДНП достигает 50—60% при ИЗСД, в меньшей степени она характерна для ИНСД. Патогенетически значимыми для возникновения ДНП являются такие факторы, как циркуляция большого количества гликопротеидов, модифицированных липидов, наличие ЦИК с преимущественным содержанием IgG [13], при осаждении которых на гломерулярной базальной мембране возможно ее повреждение, появление мезангиальной пролиферации. Эти морфологические маркеры ДНП могут выявляться уже на первом году фиксированного сахарного диабета [96]. Важнейшее место в нарушении почечных функций занимает внутриклубочковая гиперфильтрация и гипертензия, которые приводят к падению почечного функционального резерва, массивным липидным депозитам в почках, усугубляя морфофункциональные механизмы ДНП [28, 93, 123]. Существенное значение в генезе ДНП имеют вазоактивные факторы. Так, нарастание уровня вазоконстрикторов — эндотелина-1, тромбоксана А2, а также падение концентрации вазодилататора простациклина наряду с нарушением почечной гемодинамики приводят к активации тромбообразования с повреждением почечного фильтра, стимулируют пролиферацию клеток мезангия [91]. Характерны также изменения канальцев с их атрофией, фиброз интерстиция, у 10% больных отмечается папиллярный некроз. Почечные сосуды (приводящая и отводящая артериолы) подвергаются ранней гиалинизации, прослеживается также артерионефросклероз.

Клиническая картина ДНП при I типе сахарного диабета включает возможный нефротический синдром, артериальную гипертензию, присоединение инфекции мочевыводящих путей, быстрое прогрессирование ХПН. При II типе (ИНСД) нефропатии в большей степени свойственна непостоянная протеинурия, раннее нарушение клубочковых и канальцевых функций [96]. Основу профилактики и лечения ДНП составляет комплекс мероприятий по контролированию и стабилизации гипергликемии, применение патогенетически эффективных ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента, ангиопротекторов, блокаторов кальциевых каналов. С учетом возможной нефротоксичности многих сахароснижающих препаратов О.А. Нагибовичем (1998) отмечена нефропротективная роль глюренорма при ДНП у больных ИНСД. Несмотря на современные возможности методов контроля гликемии, диетотерапии, медикаментозного лечения, консервативный подход, особенно у больных ИЗСД I типа, требует дополнительных усилий по элиминации многочисленных повреждающих факторов. Это, в частности, ЦИК, гликопротеины, липиды, мочевая кислота, компоненты ренин-ангиотензин-альдостероновой системы, эндотелины, антитела к инсулину. Необходима также коррекция гемореологических расстройств. С этой целью в комплекс лечения включаются эфферентные методы: плазмаферез, плазмолейкоцитаферез, гемоксигенация, криоплазмосорбция, энтеросорбция [13, 67, 75].

Гиперурикемическая нефропатия Гиперурикемическая нефропатия — ГНП (уратная, подагрическая) развивается при первичной гиперурикемии на почве генетически обусловленного дефицита ряда ферментов пуринового обмена или носит вторичный характер при системных заболеваниях крови, гемолитической анемии, псориазе, саркоидозе, амилоидозе, поликистозе почек, анальгетической нефропатии, проведении полихимиотерапии. Патогенетически возникновение ГНП связано с увеличением синтеза мочевой кислоты, сниженным ее выведением через почки, отложением уратов в тканях и индуцированием хронического иммуновоспалительного процесса с участием моноцитов, макрофагов, Т- и В-лимфоцитов, нейтрофилов. Гиперлипидемия с отложением липидных депозитов в клубочках и стенках сосудов почек служит одним из факторов прогрессирования ГНП. Развитие нефропатии может предшествовать формированию классических суставных и полиорганных проявлений подагры. Частота нефропатии при подагре составляет 30—60% [9, 96]. Клинически ГНП протекает в следующих вариантах: • острая блокада почечных канальцев за счет массивной преци питации кристаллов мочевой кислоты, обструкции нефронов, что приводит к развитию острой почечной недостаточ ности;

чаще встречается при вторичных гиперурикемиях;

• нефролитиаз возникающий у 20—40% больных подагрой, в основном при гиперпродукции мочевой кислоты;

• хронический тубулоинтерстициалъный нефрит — отложение кристаллов в области собирательных трубок с поражением интерстиция полиморфной клеточной инфильтрацией, рос том активности фибробластов и последующим склерозом;

• хронический иммунокомплексный гломерулонефрит — чаще мезангиально-пролиферативный, иногда — мембранозно-пролиферативный с выраженным тубулоинтерстициальным компо нентом, прогрессирующим формированием хронической по чечной недостаточности [58]. Основные клинические синдромы — подагрический артрит, гиперлипидемия, которая часто ассоциируется с гипергликемией, артериальная гипертензия, ХПН. На ранних этапах нефропатии появляется микроальбуминурия, считающаяся маркером начального этапа поражения почек [47]. В последующем ГНП свойственен стойкий умеренно выраженный мочевой синдром, гипоизостенурия. Лечение ГНП включает рациональную диету;

группу урикодепрессоров, снижающих синтез пуринов;

урикозуретиков, способствующих росту выведения мочевой кислоты почками, а также комбинированные препараты. Эффективным является использование экстракорпоральных методов: криоплазмосорбция, плазмаферез, энтеросорбция [51, 67, 77].

Гемолитико-уремический синдром Гемолитико-уремический синдром (ГУС) характерен при некоторых острых кишечных инфекциях, брюшном тифе, беременности, травмах. Преимущественно наблюдается у детей до 5—7 лет, реже — у взрослых, проявляется сочетанием острой почечной недостаточности, гемолитической анемии, тромбоцитопении, ДВС-синдрома с микроангиопатией. К патогенетическим механизмам относятся воздействие бактериальных токсинов, резкое снижение активности простациклина, повреждение эндотелия сосудов. При морфологических исследованиях почек определяется массивный кортикальный, иногда канальцевый некроз — гистологическая основа острой почечной недостаточности [50]. Тесно примыкает к данной нозологической форме и другое заболевание — тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (болезнь Мошковиц), описанная в 1925 г, имеющая сходную этиологию, общие патогенетические механизмы и клинические проявления. Для подавляющего большинства больных ГУС и болезнью Мошковиц характерно острое прогрессирующее течение. Объединяет их также и крайне низкая эффективность традиционного медикаментозного лечения — стероиды, антикоагулянты, антиагреганты [106, 134, 137]. Единственным методом, позволяющим добиться успеха в лечении больных обеих категорий, является интенсивный плазмаферез или плазмообмен с восполнением массивными трансфузиями донорской плазмы [4, 71, 131, 143, 152].

Важнейшие звенья патогенеза включают нарушение уродинамики со стазом мочи, активизацию флоры, повреждение базальной мембраны канальцев и переход острого воспаления на ткань интерстиция. На фоне сохраняющегося стаза и сниженной резистентности почек возможна генерализация процесса вплоть до сепсиса, полиорганных нарушений. В 10—15% случаев течение ОП осложняется острой почечной недостаточностью [62, 96]. Выраженный эндотоксикоз, возможность ДВС-синдрома, опасность органных осложнений, расстройства гемореологии требуют наряду с активной и адекватной антибактериальной терапией применения методов детоксикации и экстракорпоральной гемокоррекции. Широко используется плазмаферез [2, 41, 48], в том числе в акушерской практике [11, 27, 63]. Кроме того, в ряде случаев острого гнойного пиелонефрита возможно сочетание плазмафереза, гемосорбции и ксеноспленоперфузии [7], плазмафереза и плазмосорбции [49]. Для достижения максимального детоксикационного и реокорригирующего эффектов при остром пиелонефрите К.Я.Гуревич и соавт. [23] рекомендуют проводить плазмаферез, плазмосорбцию или плазмообмен с предварительным внутривенным введением суточной дозы антибиотиков. При этом показанием к началу эфферентной терапии считается отсутствие результата стандартной консервативной терапии ОП в течение 72 ч от начала заболевания. Комплексное лечение позволяет надежно купировать основные клинико-лабораторные симптомы, исключить тяжелые осложнения.

Хронический пиелонефрит ПИЕЛОНЕФРИТЫ Острый пиелонефрит Острый пиелонефрит (ОП)—неспецифическое воспалительное заболевание. Среди этиологических факторов — кишечная палочка, протей, клебсиелла, стафилококк, энтерококк, стрептококк, в том числе в виде ассоциаций.

Хронический пиелонефрит (ХП) — хроническое иммунообусловленное воспаление слизистой оболочки мочевыводящих путей и паренхимы почек, при котором инфекция играет роль пускового механизма иммунного ответа. Заболевание развивается на фоне нарушения уродинамики, ослабления местного иммунитета мочевого тракта. Среди этиологически значимых возбудителей — кишечная палочка, протей, клебсиелла, стафилококки, нейссерия, хламидии, уреаплазма, микоплазма, возможно участие вирусов.

Первично повреждая слизистую оболочку мочевых путей, эпителий канальцев, интерстициальную ткань, хроническое воспаление в дальнейшем вовлекает в патологический процесс клубочковый аппарат с ишемией и повреждением капилляров с развитием капиллярно-паренхиматозного блока [96, 97]. В ряде случаев при тяжелых обострениях хронического пиелонефрита возникают клинико-лабораторные синдромы, медикаментозная терапия которых не всегда эффективна. Это прежде всего общая интоксикация, нарушения гемореологии, возможность генерализации инфекции на фоне иммунодефицита, почечная недостаточность. При этом показана эфферентная терапия с иммунокорригирующим, детоксикационным и реокорригирующим действием — плазмаферез, его сочетание с плазмосорбцией, плазмообмен, энтеросорбция, иногда — УФО крови [15, 64, 86].

Сверхострое отторжение Развивается в первые минуты или часы после формирования анастомозов между сосудами донорской почки и реципиента. Сверхострое отторжение вызвано наличием у реципиента лимфоцитотоксических антител к антигенам донорской почки. Как правило, еще в ходе операции на эндотелии почечных сосудов реализуется реакция с фибриноидным некрозом, массивным тромбообразованием и прекращением кровотока в трансплантате. Реакция завершается удалением пересаженной почки [34].

Ускоренное отторжение Данный вариант отторжения возникает в первые четыре дня с момента операции и несет в себе черты как гуморальных, так и клеточных механизмов патогенеза. Его клинические проявления включают олигурию, азотемию, гипертермию, артериальную гипертензию, возрастание размеров и плотности трансплантата. Иммуносупрессивная терапия проводится с использованием антитимоцитарного глобулина в течение 2 недель в дозе 3-5 мг/кг в сутки, при неэффективности — ОКТ-3 (препаратом моноклональных антител к антигену СД-3 на человеческих Т-лимфоцитах). Наиболее эффективно снижает уровень антилимфоцитарных антител к ткани трансплантата интенсивный плазмаферез, который должен комбинироваться с иммуносупрессорами [90, 112].

ОТТОРЖЕНИЕ ПОЧЕЧНЫХ АЛЛОТРАНСПЛАНТАТОВ Основу реакции отторжения составляет тканевая несовместимость против чужеродных антигенов, свойственных клеткам и тканям трансплантата. Отторжение формируется при достаточном наличии антигенов, способных запустить иммунный ответ у реципиента, а также на фоне высокой реактивности его иммунной системы. Реакция тканевой несовместимости проходит в своем формировании фазы антигенного распознавания, специфической перестройки иммунной системы с выработкой эффекторных механизмов (клеточных по типу ГЗТ и гуморальных — ГНТ) и завершается деструкцией трансплантата. В зависимости от генеза и клинических проявлений выделяются следующие варианты отторжения почечных аллотрансплантатов:

Острое отторжение Этот тип реакции может развиться на любом этапе после трансплантации почки, но чаще наблюдается в течение первого месяца с момента операции. Патогенетические механизмы острого отторжения включают иммунную реакцию к антигенам комплекса гистосовместимости, которая реализуется в ходе запуска гиперчувствительности замедленного типа. Антигены 1 и 2 классов HLA активируют цитотоксические Т-лимфоциты, макрофаги, Т-хелперы с последующим запуском синтеза целого ряда цитокинов, также участвующих в повреждении тканей трансплантата.

Клиническая картина складывается из олигурии, артериальной гипертензии, задержки жидкости, лихорадки, болевого синдрома. При лабораторных и инструментальных исследованиях обнаруживается уплотнение трансплантата со снижением кровотока в нем, рост уровня креатинина, падение экскреции натрия. Морфологически выявляется картина раличной степени тяжести артериита, лимфомоноцитарной инфильтрации, повреждения тубулоинтерстиция, в ряде случаев — очаговые инфаркты трансплантата. Лечение острого отторжения, как правило, начинается с пульс-терапии метилпреднизолоном внутривенно до 0,5 г ежедневно или через день, с курсовой дозой до 2—3 г, последующим переходом на пероральный прием преднизолона(при наличии клинического эффекта). Рефрактерность к стероидам требует использования антимоноцитарного глобулина в течение недели или препарата ОКТ-3 до двух недель. Именно при остром отторжении трансплантата наиболее широко применяются эфферентные методы, прежде всего плазмаферез [40, 65, 68, 102, 154]. Применяя плазмаферез до семи операций на курс с заменой от 2,3 до 4,8 л плазмы за сеанс, L.H.Banowsky et al. [105] добился восстановления функции трансплантата при остром отторжении у 56% больных. К показаниям для плазмафереза относят [90]: острое отторжение в ранние сроки после пересадки, резистентность к стероидам, острое отторжение в случаях повторных трансплантаций почек, предоперационную подготовку больных с высоким уровнем сенсибилизации к трансплантационным антигенам (в этом варианте проводят 5—10 сеансов до вмешательства и на 7, 14, 21 и 28-е сутки после него). Противопоказаниями считаются геморрагический синдром, тромбоцитопения ниже 50 тыс, развитие инфекционных осложнений. Кроме плазмафереза, при остром отторжении применялась плазмофильтрация — шесть сеансов с обработкой до 5 л плазмы и последующим введением 20 г иммуноглобулина G [117]. С учетом патогенеза обоснованным представляется проведение плазмолимфоцитафереза [ 149].

Хроническое отторжение Данный вариант служит наиболее частой причиной несостоятельности трансплантата в позднем послеоперационном периоде. Патогенетически значимыми механизмами являются иммунное воспаление с повреждением эндотелия почечных сосудов монокинами, освобождением факторов роста, синтезом адгезивных молекул, мезангиальной пролиферацией клубочков. Кроме иммунных процессов, активно изучаются нарушения внутрипочечной гемодинамики с возникновением гиперфильтрации в сосудах клубочков, роль артериальной гипертензии, гиперлипидемии, декомпенсированного сахарного диабета, пожилого возраста донора [147]. К мерам профилактики хронического отторжения относятся: тщательный подбор пары донор—реципиент, адекватная иммуносупрессия (что может предупредить острое отторжение), санация очаговой и профилактика раневой инфекции, предупреждение пневмоцистной и мегаловирусной инфекций, рациональное питание, контроль артериальной гипертензии. При наличии активности иммуновоспалительного процесса и прогрессирующего падения функций трансплантата (что может быть подтверждено биопсией) проводят пульс-терапию метилпреднизолоном, при недостаточной дозе циклоспорина А его дозу увеличивают [84]. Комплексная терапия активного хронического отторжения может дополняться эфферентными методами, в частности, плазмаферезом с иммунокорригирующим действием. Как при остром, так и при хроническом отторжении патогенетически оправдано использование плазмообмена, в том числе криосорбированной аутоплазмой [45].

Литература 1. Андреева Н.Е., Николаев А.Ю., Варшавский В.А. и др. Сочетание гломерулонефрита при эссенциальной смешанной криоглобулинемии с IgA-нефропатией. Эффект от лечения плазмаферезом и хлорбутином//Терапевт. арх. — 1984. — Т.56, №7. - С.97-99. 2. Астахов Ю.И. Плазмаферез в комплексном лечении пиелонефрита, ослож ненного уросепсисом и гнойной интоксикацией: Дис... канд. мед наук Барна ул. - 1993. - 137 с.

3. Баркаган 3. С, Берестова С.А. Место плазмафереза в комплексной терапии иммунных системных микротромбоваскулитов//Гравитационная хирургия кро ви. - М., 1983. - С.84-85. 4. Баркаган З.С. Геморрагические заболевания и синдромы. М. — 1988. — 518 с. 5. Бекетова Т.В., Насонов Е.Л., Семенкова Е.Н. и др. Иммунологические мето ды оценки активности некротизирующих васкулитов (гранулематоза Вегенера и микроскопического полиартрита) с поражением почек//Терапевт. арх. — 1996. — Т.68, №6. - С.50-52. 6. Белоцерковский М.В. Интенсивная коррекция нарушений липидного обме на методами эфферентной терапии: Дис. д-ра мед. наук. — СПб., 1997. 7. Белявский А.Д., Ушакова Н.Д., Поляк A.M. и др. Иммунодефицит и тактика его коррекции методами эфферентной терапии при остром гнойном пиелонефрите//Мат-лы IV Всесоюз. съезда урологов. М., 1990. — С.353-354. 8. Беляков Н.А., Гуревич К.Я., Костюченко А.Л. Концепция экстракорпораль ной гемокоррекции//Эфферентная терапия. — 1997.—Т.З, №4. — С.3—6. 9. Бреннер Б.М., Хистеттер Т.Х. Тубулоинтерстициальные заболевания почек//Внутренние болезни / Под ред. Т.Р.Харрисона. — 1995. — Т.6. — С.346—368. 10. Васильев В.И., Соловьев С.К., Чикликчи А.С. и др. Положительное воздейст вие комбинированной терапии (плазмаферез в сочетании с пульс-терапией) на лечение криоглобулинемического гломерулонефрита и язвенно-некротического васкулита у больной болезнью Шегрена//Терапевт. арх. — 1987. — Т. 59, № 11. — С.54-59. 11. Ветров В.В. Плазмаферез в сочетании с лазерным облучением крови в комплексной терапии острого пиелонефрита беременных//Эфферентная тера пия. - 1998. - Т.4, №2. - С.17-21. 12. Власенко А.Н. Роль и место плазмафереза и лимфоцитоплазмафереза в комплексной терапии диффузных болезней соединительной ткани: Дис... д-ра мед. наук. ВМедА. — СПб. — 1995. — 432 с. 13. Галенок В.А., Жук Е.А. Иммунологические аспекты патогенеза диабетиче ских ангиопатий//Терапевт. арх. — 1998. — Т.70, №10. — С.5-10. 14. Гендель Л.Л., Гуревич К.Я., Дубикайтис А.Ю., Ганопольский Е.И. Инфузионная программа для операции экстракорпоральной гемокоррекции//Эфферентная терапия.-1995.-Т.1, №3.-С. 53-55. 15. Гендель Л.Л., Антонов А.В., Серков В.Ф. и др. Использование эфферентных методов в комплексном лечени больных с острым пиелонефритом//Эфферентная терапия. - 1997.-Т. 3, №3. - С.56-59. 16. Глэссок Р.Д., Бреннер Б.М. Быстропрогрессирующий гломерулонефрит//Внутренние болезни/Под ред. Т.Р.Харрисона. М, 1995. — Т.6. — С.295-298. 17. Глэссок Р.Д., Бреннер Б.М. Гломерулопатии, связанные с полисистемными заболеваниями//Внутренние болезни/Под ред. Т.Р.Харрисона. М., 1995. — Т.6. - С.316-329. 18. Голенков А.К., ЗлаттнаА.Р., Кузьмина Э.С. и др. Лечебный плазмаферез при парапротеинемиях//Гравитационная хирургия крови. — М., 1983. — С.44—45. 19. Гордовская Н.Б., Краснова Т.Н., Браун Л.А. и др. Поражение почек при криоглобулинемии//Терапевт. арх. — 1990. — Т.62, №6. — С.113-117. 20. Гордовская Н.Б., Комягин Ю.В., Азарова В.Р., Куликова И.Ю. Криоплазмаферез в лечении нефротического синдрома у больной с криоглобулинемией и НВУ-антигенемией//Терапевт. арх. — 1994.-Т.66, №6. — С.69-70.

21. Городецкий В.М., Рыжко В.В. Плазмаферез в терапии заболеваний, обу словленных иммунной патологией//Терапевт, арх. — 1984. — Т.56, №6. — С.19-23. 22. Гринштейн Ю.И. Клинико-морфологические особенности поражения по чек при системных васкулитах//Нефрол. семинар-98. — СПб., 1998. — С.17-22. 23. Гуревич К.Я., Гендель Л.Л., Антонов А.В. и др. Использование эфферентных методов в лечении острого вторичного пиелонефрита//Лечебный плазмаферез / Мат-лы науч.-практич. конф. — СПб., 1997. — С.57-58. 24. Гусева Н.Г, Аникина Н.В., Мульдияров П.Я., Веникова М.С. Скелродермическая нефропатия: клиника, диагностика и лечение.—М., ВНИИМИ.-1986. — 61с. 25. Гусева Н.Г. Системная склеродермия и псевдосклеродермические синдро мы. — М: Мед. — 1993.-267С. 26. Гусева Н.Г. Проблемы диагностики и лечения системной склеродермии// Рус. мед. журнал. — 1998. — №8. — С.486-492. 27. Давыдов А.В. Эфферентная терапия в комплексном лечении острого пие лонефрита у беременных. Дис... канд. мед. наук. Барнаул., 1993. — 155 с. 28. Дедов И.И., Шестакова М.В. Диабетическая нефропатия (патогенез, лече ние, профилактика)//Врач. — 1996. — №5. — С. 16-20. 29. Дорофеев СБ., Тов Н.Л., Мовчан Е.А. и др. Ближайшие результаты приме нения плазмафереза у больных хроническим гломерулонефритом//Терапевт. арх. - 1991. - Т.63, №10. - С.119-122. 30. Дядык А.И., Шпилева Н.И., Багрий А.Э. и др. Быстропрогрессирующий гломерулонефрит. Обзор//Герапевт. арх. — 1995.-Т.67, №4. — С.64. 31. Еникеева З.М., Белоев С.Е., Кузинов А.И. и др. Применение плазмафереза у детей с нефротическим синдромом//Педиатрия. — 1991. — №7. — С.94-96. 32. Иваева Л.А., Карташева В.И., Назаренко П.В. и др. Предварительные резу льтаты изучения эффективности гемосорбции в лечении детей с волчаночным нефритом//Педиатрия. — 1989. — №5. — С.26-31. 33. Иванова М.М. Прогноз заболевания и особенности лечения больных сис темной красной волчанкой в различных возрастных группах//Терапевт. арх. — 1985.-Т.57, №6. - С. 125-128. 34. Ильинский И.М., Розенталь Р.Л. Патология почечных аллотрансплантатов. — Рига., 1990. — С.54-65. 35. Казакова И.А., Журавлев Д.М. Клинико-патогенетические аспекты лечеб ного применения плазмафереза у больных нефротическим синдромом//Диагностика и лечение нефропатий в стадии хронической почечной недостаточности/Сб. мат-лов V конф. нефрологов Северо-Запада России:. СПб. 1997. — С.60. 36. Карташева В.И., Донов Г.И., Фоменко Т.М. и др. Синхронизация плазмафе реза и пульс-терапии в комплексном лечении высокоактивного гломерулонеф рита у детей//Педиатрия. — 1991. — №7. — С.69-74. 37. Клепиков П.В., Цогтдояр Д., Ермоленко В.М. Применение изолированной ультрафильтрации при резистентном к действию диуретиков нефротическом отеке//Терапевт. арх. — 1989.-Т. 61, №6. — С.94-96. 38. Климов А.Н., Белоцерковский М.В., Гуревич К.Я. и др. Курсовое применение плазмообменов экстракорпорально модернизированной аутоплазмой на основе технологии криоплазмосорбции//Эфферентная терапия. — 1995-Т. 1 №3 — С.29-36. 39. Клиническое применение плазмафереза /Под ред. Д.Ненова, В.Нефедова. — Новосибирск., 1991. — 109 с.

40. Коваленко Д.В., Чернобривцев П.А., Лунева А.Г. Плазмаферез в комплекс ном лечении кризов отторжения пересаженной почки//Урология. — Киев. — 1990. - Вып.24. - С.132-134. 41. Козлов В.А., Синюхин В.И., Котлярова Т.А. и др. Антибактериальная тера пия воспалительных урологических заболеваний при применении методов экст ракорпоральной детоксикации//Урология и нефрология. — 1987. — №6. — С.22-25. 42. Коновчук В.Н., Акентьев С.А., Ротар В.И. и др. Функциональное состояние почек как критерий дифференциального подхода к лечению тяжелых эндотоксемий//Нефрол. семинар-98. СПб. — 1998. — С. 122-123. 43. Коноплева Л.В. и др. Влияние сочетанного применения гемосорбции и плазмафереза на гемореологические и гемодинамические показатели у больных гипертонической болезнью//Клинич. мед. — 1992. — №1. — С.54—56. 44. Кузнецов И.А., Мазуров В.И., Белоцерковский М.В., Шелухин В.А., Гуревич К.Я. Новый метод эфферентной терапии хронического гломерулонефрита//[ Всеросс. съезд нефрологов. — Казань., 1994. — С.205. 45. Кузнецов И.А. Функциональное состояние иммунной системы у больных различными клинико-морфологическими вариантами хронического гломерулонефрита. Дис... канд. мед. наук. СПб., 1993. — 160 с. 46. Кузнецова О.П., Воробьев П.А., Чистова B.C. и др. Применение плазмафе реза при нефротическом синдроме//Терапевт. арх. — 1988. — Т.60, №8. — С.96-98. 47. Лебедева М.В., Балкарова И.М., Лукичева Т.Н. и др. Микроальбуминурия как один из ранних диагностических признаков поражения почек у пациентов с нарушением пуринового обмена//Терапевт. арх. — 1996. — Т.68, №6. — С.40-43. 48. Лопаткин Н.А., Козлов В.А., ДанилковА.П. Плазмаферез в комплексной те рапии больных острым пиелонефритом и уросепсисом//Урология и нефроло гия. - 1985., N6. - С.3-9. 49. Лопаткин Н.А., Лопухин Ю.М. Эфферентные методы в медицине. — М. — 1989. - С.96-102, 264-280. 50. Маждраков Г., Попов Н. Болезни почек. София. — 1980. — С.562-564. 51. Мазуров В.И., Крысюк О.Б., Шелухин В.А. и др. Эффективность эфферент ной терапии у больных подагрой//Труды Воен.-мед. акад. — СПб: ВМедА, 1993. - Т.233. - С.102-106. 52. Мазуров В.И., Шелухин В.А., Кузнецов В.И. и др. Современные возможности активной терапии нефротического синдрома при хроническом гломерулонефрите//Нефрол. семинар — 1996.-СП6, 1996. — С.179-180. 53. Мазуров В.И., Шелухин В.А., Новик А.А. и др. Перспективы иммуносупрессивной терапии при хроническом гломерулонефрите//Клинич. мед. и патофизи ология. - 1996. - №1. - С.13-18. 54. Маргулис Е.Я., Савченко В.Г. Результат 5-летнего применения метода криогепаринопреципитации плазменных белков (селективного плазмафереза) у бо льных с иммунокомплексной патологией//Терапевт. арх. — 1989. — Т.61, №7. — С.65-69. 55. Милованов Ю. С, Комягин Ю.В., Николаев А.Ю. Плазмаферез в лечении быстропрогрессирующего гломерулонефрита//Терапевт. арх. — 1993. — Т.65, №6. - С.27-30. 56. Милованов Ю.С. Плазмаферез в лечении хронического гломерулонефрита//Терапевт. арх. - 1994. - Т.66, №12. - С.37-39.

57. Москалева Е.С., Игнатова М.С., Корнеева В.А. и др. Плазмаферез в комп лексной терапии прогрессирующих форм гломерулонефрита//Терапевт. арх. — 1994. - Т.66, №6. - С.42-45. 58. Мухин И.А., Серое В.В., Максимов Н.А. и др. Некоторые особенности гиперурекемического варианта латентного гломерулонефрита//Терапевт. арх. — 1985. - Т. 57, №6. - С.43-46. 59. Мухин Н.А. Иммунодепрессанты и быстропрогрессирующие иммуновоспалительные заболевания//Клинич. фармакол. и терапия. — 1994. — №4. — С.36-37. 60. Насонов Е.Л., Алекберова З.С., Саложин КВ. и др. Антиэндотелиальные ан титела при системной красной волчанке у мужчин: связь с поражением почек и антифосфолипидным синдромом//Терапевт. арх. — 1996. — Т.68, №6. — С.46-49. 61. Неверов Н.И., Сринивас К.В. Нефротическая гиперлипидемия и ее клини ческое значение//Терапевт. арх. — 1990. — Т. 62, №6. — С. 150. 62. Непмарк А.И., Неймарк И.И., Калинин А.П. Эфферентная терапия при хи рургических и урологических заболеваниях. — Красноярск., 1991. — С.152—156. 63. Неймарк А.И., Давыдов А.В. Использование плазмафереза в комплексном лечении больных пиелонефритом беременных//Акушерство и гинекология — 1 993. -№5. -С.1 8 -21. 64. Неймарк А.И., Яковец Я.В., Астахов Ю.М. Плазмаферез в коррекции нару шений системы гемостаза у больных острым и хроническим пиелонефритом//Эфферентная терапия. — 1996. — Т. 2, №4. — С.45-49. 65. Овчаров А.А., Левицкий Э.Р., Бектимиров Р.А. Плазмаферез при кризе от торжения пересаженной почки//Гравитационная перегрузка крови. — М. — 1983. -С.95-101. 66. Пилотович В. С, Буглова С.Е., Левин В.И. и др. Сравнительная оценка мето дов активной терапии нефротического синдрома//Эфферентная терапия. — 1996. - Т.2, №2. - С.25-28. 67. Подготовка и проведение эфферентных методов лечения/Метод, пособие для врачей под ред. Ю.М.Лопухина//Эфферентная терапия. — 1996. — Т.2, №4. - С.3-35. 68. Полозов А.Б., Львович В.Л., Осипова О.В. и др. Возможности применения плазмафереза в нефрологической практике и у реципиентов почечного трансплантата/'/Нефрол. семинар.-1996. — СПб. — 1996. — С.208-209. 69. Поражение почек при системных заболеваниях/Метод, реком. под ред. И.Е.Тареевой. М. — 1988. — 28 с. 70. ПыригЛ.А., Дранник Г.Н., Таран Е.И. и др. Влияние гемосорбции на клинико-иммунологические показатели при быстропрогрессирующем гломерулонефрите//УШ Междунар. симпоз. по гемосорбции/Тезисы докл. — Киев. — 1986. — С.78. 71. Рыжко В.В., Городецкий В.М., Алексанян М.Ж. и др. Проблемы плазмозамещения при проведении лечебного плазмафереза//Терапевт. арх. — 1989 — Т 61 №7. - С.60-65. 72. Рябов СИ. Лечение нефротического синдрома//Нефротический синд ром/Под ред. С.И.Рябова. — СПб. — 1992. — С.261-268. 73. Савицкая И.В., Дорофеев СБ., Тов Н.Л., Баркаган Л.З. Влияние лечебного плазмафереза на систему гемостаза у больных хроническим гломерулонефритом/УКлинич. медицина. — 1990. — №6. — С.65-68.

74. Самодумова М.Г., Рытин Л.Л., Попов СМ. Применение криоплазмосорбции в комплексной терапии больных с диабетической нефропатией//Нефрол. семинар 1996. - СПб. - 1996. - С.221. 75. Семенкова Е.Н., Кривошеее О.Г. Современные подходы к лечению систем ных васкулитов//Клинич. фарм. и терапия. — 1995. — №2. — С.43—46. 76. Смирнов А.В. Экстракорпоральные методы лечения гиперлипопротеидемий//Проблемы хронической почечной недостаточности/Мат-лы IV конф. неф рологов Северо-Запада России. — СПб. — 1995. — С.75-80. 77. Соколов А.А., Костюченко А.Л., Гуревич К.Я., Белоцерковский М.В. Эффе рентная терапия в комплексном лечении болезней накопления. (Пособие для врачей). — СПб. — 1998.-72с. 78. Соловьев С.К., Насонова В.А. Современные представления об интенсивной терапии системной красной волчанки//Рус. мед. журнал. — 1998. — Т.6, №18. — С.1195-1198. 79. Справочник по нефрологии под ред. И.Е.Тареевой, Н.А.Мухина. — М. — 1986. - С.64-65. 80. Тареева И.Е., Янушкевич Т.Н., Шилов Е.Н. Быстропрогрессирующий волчаночный нефрит//Терапевт. арх. — 1990. — Т.62, №6. — С.46-49. 81. Тареева И.Е., Шилов Е.Н., Краснова Т.Н. и др. Прогноз больных быстропрогрессирующим волчаночным нефритом при различных методах лечения//Терапевт. арх. — 1994. — Т.66, N6. — С.4-7. 82. Тареева И.Е. Механизмы прогрессирования гломерулонефрита//Терапевт. арх. - 1988.-Т.60, №6. - С.3-7. 83. Тишко В.В., Шелухин В.А., Зоткин Е.Г., Ващенко В.И. Изучение некоторых показателей реологических свойств крови у больных хроническим гломерулонефритом//Клинич. лабор. диагностика. — СПб. — 1996. — С.205—206. 84. Тишко В.В., Вельских А.Н., Ващенко В.И. и др. Влияние плазмообмена экстракопорально модифицированной аутоплазмы на гемореологические показатели у больных хроническим гломерулонефритом//Лечебный плазмаферез/Мат-лы науч.-практ. конф. — СПб. — 1997. — С.56. 85. Тишко В.В. Экстракорпоральная реокоррекция в комплексном лечении больных хроническим гломерулонефритом. Дис... канд. мед. наук. ВМедА. — СПб. - 1998. - 151 с. 86. Трусов В.В., Филимонов М.А., Мосеев Д.С. и др. Экстракорпоральное ульт рафиолетовое облучение крови в терапии хронического пиелонефрита//Нефрол. семинар 1996. - СПб. - 1996. - С.244-245. 87. Хамишон Л.З., Чичасова Н.В., Каневская М.З. и др. Гломерулонефрит при ревматоидном артрите//Ревматология. — 1989. — №4. — С.18-23. 88. Цыгин А.Н., Сергеева ТВ. Лечение гломерулонефрита у детей//Рус. мед. журнал. - 1998. - №9. - С.580-585. 89. Чиж: А. С. Нефротический синдром//Нефрология в терапевтической прак тике. — Минск: Вышейшая школа. — 1994. — С131—135. 90. Шабанова Л.Н., Кабаков А.Б., Акимова С.Л. Трансплантация почки. СПб. - 1998. - 48 с. 91. Шахманова М.Ш., Шестакова М.В., Чугунова Л.А. и др. Вазоактивные фак торы эндотелия сосудов у больных инсулиннезависимым сахарным диабетом с поражением почек//Терапевт. арх. — 1996. — Т.68, №6. — С.43-45. 92. Шелухин В.А., Кузнецов И.А., Белоцерковский М.В. Современные подходы к комплексной терапии быстропрогрессирующим гломерулонефритом//Клиническая морфология в нефрологии / 2-я науч.-практич. Конф. — 1994. — С.141—142.

93. Шестакова М.В., Неверов НИ., Дедов И.И. Роль внутриклубочковой гипертензии и липидов в развитии диабетической нефропатии//Терапевт. арх. — 1993. - Т.65, №6. - С.61-64. 94. Шилов Е.М. Иммунодепрессивная терапия активных форм нефрита: Дис... д-ра мед. наук в форме науч. доклада. М. — 1994. — 70 с. 95. Шулутко Б.И., Константинов Ю.В. Синдром злокачественной артериаль ной гипертензии: истины бесспорные и сомнительные//Терапевт. арх. — 1990. — Т.62, №6. -С.121. 96. Шулутко Б.И. Болезни печени и почек. — СПб. — 1995. — С.449—455. 97. Шулутко Б.И. Воспалительные заболевания почек. — СПб. — 1996. — 255 с. 98. ЮдановаЛ.С, Осипова О.В., Волошинова Е.В. и др. Плазмаферез влечении хронического гломерулонефрита//Терапевт. арх. — 1989. — Т.61, №6. — С.126-127. 99. Янушкевич Т.Н., Клепиков П.В. Применение сверхвысоких доз кортикостероидов при лечении наиболее тяжелых вариантов волчаночного нефрита//Терапевт. арх. - 1990. - Т.62, №6. - С.50-53. 100. AdlerS., Bruns F.J., Frally D.S. et.al. Rapid progressive glomerulonephritis. Re lapse after prolonged remission//Arch. Juter. Med. — 1981. — Vol.141, №7. — P.852-854. 101. Alexander J.H., Schaepel G.J., Edwards K.D. Increased incidence of coronary heart disease assosiated with combined elevation of serum triglyceride concentrations in nephrotic syndrome in man//Med. J. Austral. — 1974. — Vol.2, №4. — P. 119-122. 102. Allen N., Slapak M., Lee H. Plasma exchange in renal allograft rejection//Therapeutic Plasma Exchange / Ed.H. Gurland et al. — Berlin etc.: Springer, 1981. — P.175-190. 103. Asaba H., Rekoba S., Bergstrand A. etal. Clinical trial of plasma exchange with a memdrane filter in treatment of crescentic glomerulonephritis//Clin. Nephrol. — 1980. — Vol.14, №2. — P.60-65. 104. Balow J.E., Austin H.F., Tsokos G.C. Plasmapheresis therapy in immunological mediated rheumatic and renal diseases//Clin. Immunol. Rev. — 1984. — Vol.3, №2. — P.235-272. 105. Banowsky L.H., Cortese J., Latton J. etal. Plasmapheresis-adjunctive treatment for steroid — resistant rejection in renal transplantation//! Virol. — 1984. — №1. — P.14-16. 106. Bell W.R., Braine H.G., Ness P.M. et al. Improved survival in thrombotic thrombocytopenic purpura — hemolytic uremic syndrome//New Engl. J. Med. — 1991. - Vol.325, №4. - P.388-397. 107. Berstein S.P., Humes H.D. Reversible renal insufficiency in multiple myeloma//Arch. Intern. Med. — 1982. — Vol.142, №12. — P.2083-2086. 108. Blumenstein M., Gokel S.M., Samtleben N. et.al. Rapid progressive Glomerulo nephritis bei einem jungen Mann mit gunstigen Verlauf//Jnternist. — 1981. — Vol.22, №10. - S.649-652. 109. Bonomini V., VangelistaA., Frasca G. M. etal. Effect of plasmapheresis on cellu lar immunity abnormalities in patients with systemic lupus erythematosus//Clin. Ne phrol. - 1984. - Vol.22, №3. - P. 121-126. 110. Bruns F.J., AdlerS., Fraley D.S. etal. Long-term follow-up of agressively treated idiopatic rapidly progressive glomerulonephritis//Amer. J. Med. — 1989. — Vol.86, №4. — P.400-406.

111. Cameron J.S. Henoch-Schonlein purpura//Textbook of Nephrology/Ed. S.G.Massry, RJ.Glassock — Baltimore, Williams and Wilkins. — 1983. — P.6-104. 112. Cardella С Plasma exchange and renal transplantation//.!. Clin. Apheresis. — 1985. - Vol.2, №4. - P.405-409. 113. Cohen D.J., Sherman W.H., Osserman E.F. et al. Acute renal failure in patients with multiple myeloma//Amer. J. Med. - 1984. - Vol.76, №2. - P.247-256. 114. Couser W.G. Rapidly progressive glomerulonephritis: classification, pathogene tic mechanisms and therapy//Amer. J. Kidney Dis. — 1988. — Vol.21, №6. — p.449-464. 115. Dan P.C., Kahalen M.B., Sageliel R.W. Plasmapheresis and immunosuppressive drug therapy in scleroderma//Arthr. and Rheumat. — 1981. — Vol.24, №9. — P.1128-1138. 116. Glockner W.M., Sieberth H.G., Wichmann V.E. et al. Plasma exchange and immunosupression in rapidly progressive glomerulonephritis: a controlled multi-center study//Clin. Nephriol. - 1988. - Vol.29, №1. - P. 1-8. 117. Fassbinder W., Ernst W., Stutte H.J. et al. Behandlung der akuten vascularen Transplantatabstobung mit Plasmafiltration//Nieren-U. Hochdruck-krankh. — 1986. -№3. - S. 1 2 4 -1 3 3. 118. Ferri C, Moriconi L., Gremignai G. et al. Treatment of renal involvment in mi xed — cryoglobulinemia with prolong plasma exchange//Nephrologie. — 1986. — Vol.43, №2. - P.246-253. 119. Frasca G.M., Zoumparidis N.G., Borgino L.C. et al. Plasma exchange treatment in rapidly progressive glomerulonephritis assosiated with antineutrophil cytoplasmic autoantibodies//Int. J. Artif. Organs. - 1992. - Vol.16, №2. - P.181-184. 120. Geltner D., Kolm R. W., Corevic P.D. et al. The effect if combination therapy (steroids, immunosupressives and plasmapheresis) on 5 vixed cryoglobulinemia patients with renal, neurologic and vascular involvment//Arthritis Rheum. — 1981. — Vol.24, №12.- P.1121-1127. 121. Grutzmacher P., Vallbracht C, Scheuermann E. et al. Combined LDL — aphe resis and hemodialysis in a patient with end stage renal disease and accelerated coronary atherosclerosis//ASAIO — Trans. — 1991. — Vol.37, №3. — P.435-436. 122. Johnson W.J., Kyle R.A., Pineda F.F. et al. Treatment of renal failure assosiated with multiple myeloma. Plasmapheresis, hemodialysis and chemotherapy//Arch. In tern. Med. - 1990. - Vol.150, №5. - P.863-869. 123. Keane W.F., Kasiske E.L., O'Donnel M.D. Lipids and progressive glomerulo-sclerosis//Amer. J. Nephrol. — 1988. — Vol.8. — P.261—271. 124. Kincaid-Smith P., Anthony G.E. Plasmapheresis in rapidly progressive glomerulonephritis//Amer. J. Med. - 1978. - №65. - P.564-566. 125. Keller F., Oehlenberg В., KunzendorfV. et al. Long-term treatment and progno sis of rapidly progressive glomerulonephritis//Clin. Nephrol. — 1989. — Vol.31. — P.190-197. 126. Leaker B.R., Becker G.J., DowlingJ.P. etal. Rapid improvement in severe lupus glomerular lesions following intensive plasma exchange associated with immunosuppression//Clin. Nephrol. — 1986. — Vol.25. — P.236-244. 127. Lewis E.J. Plasmapherese. Anwendung bei der Behandlung der schweren lupus-nephritis//Aktuelle Nephrologie. — 1983. — Bd 1. — S.130-131. 128. Lewis E.J., Hunsicker L.G., Lan S.P. et al. Controlled trial of plasmapheresis therapy in severe lupus nephritis//N. Engl. J. Med. — 1992. — Vol.326. №21. — P. 1373-1379.

129. Lockwood СМ., Boulton-Jones J.M., Lowenthal R.M. et al. Recovery from Go odpasture's syndrome after immunosuppressive treatment and plasmapheresis//Brit. med. J. - 1975. - Vol.2. - P.252-254. 130. Lockwood СМ., Rees A.J. et al. Plasma exchange and immunosupression in the treatment of fulminant immuno-complex crescentic nephritis//Jancet. — 1977. — Voll, №8002. - P.63-67. 131. McGinley E., Watkins R., McLay A. et al. Plasma exchange in the treatment of mesangiocapillary glomerulonephritis//Nephron. — 1985. — Vol.40, №4. — P.385-390. 132. McKenzie R. G. et al. Glomerulonephritis secondary to mixed polyclonal cryoglobulinaemia: response to immunosuppression and plasmapheresis//Austral. N.-L. J. Med. - 1981. - Vol.11, №5. - P.529-533. 133. McLeod В., Sassetti R.J. Plasmapheresis with return of cryoglobulinemia//Blood. - 1980. - Vol.55, №5. - P.866-870. 134. Moake J.L. TTP — desperation, empiricism, progress//New Engl. J. Med. — 1991. — Vol.325, №4. — P.426-428. 135. Moore H.C., Sheehan H.L. The Kidney of scleroderma//Lancet. — 1952. — Vol.1. - P.68-70. 136. Moorhead J.F., Chan M.K., El-Nahas M. et al. Lipid nephrotoxicity in chronic progressive glomerular and tubulointerstitial disease//Lancet. — 1982. — Vol.2. — P.13O9—1311. 137. Obrador G.T., Ziegler Z.R., Shadduck R.K. et al. Effectiveness of cryosupernatant therapy in refractory and chronic relapsing thrombotic thrombocytopenic purpura//Amer. J. Med. - 1993. - Vol.42, №2. - P.217-220. 138. Olbricht C.J. Patholophisiology and therapy of lipid abnormalities in renal disease//Klin. Wochenschz. - 1991. - B.69, H.5. - S.455-462. 139. Ressel J., Fitzharri M., Corringham R. et al. Plasma exchange vs. peritoneal dia lysis for removing Вепсе-Jones protein//Brit. Med. J. — 1978. — Vol.2. — P.1397. 140. Rifle G, Chalopin J.M., Zech P. et al. Treatment of idiopathic glomerulonephri tis by immunodepression and plasma exchange. A prospective randomised study//Proc. Europ. Dialys. Transplant. Ass. — 1980. — Vol.18. — P.493-502. 141. Rizzo G.J., Shires D.I., Rifkin S. Plasmapheresis treatment of rapidly progressive glomerulonephritis//Dialys a. Transplan. — 1981. — Vol.10, №2. — P.126-129. 142. Roberts A. W., Gillett E.A., Fleming S.J. Hemolitic uremic sindrome — thrombo tic thrombocytopenic purpura: outcome with plasma exchange//]. Clin. Apheresis. — 1991. — Vol.6, №2. — P.150-154. 143. Rock G., Shumak K., Kelton J. et al. Thrombotic thrombocytopenic purpura: outcome in 24 patients with renal imairment treated with plasma exchange//Transfusion. - 1992. - Vol.32, №5. - P.710-714. 144. Samtleben W., Lysadht M.J., Gurland H.J. Plasma exchange in lupus nephritis: rationale and clinical expirience//Dialys. Transplant.- 1985. — Vol.14, №4. — P.213-217. 145. Sanz G.D., Barbolla M.L., Fernander J. et al. Plasmapheresis in the treatment of extracapillary glomerulonephritis//Med. Clin. (Bare). — 1980. — Vol.74. — P.337-341. 146. Schifferli J.A., Berclaz R-, Ryser J.E. et al. Neutropenia in patient with essential cryoglobulinemia type I: rapid reversal dy plasmapheresis//Amer. J. Med. — 1989. — Vol.86, №1. - P.138-140. 147. Schmidt P. Is chronic renal transplantat rejection a non-immunological phenomenon?//Lancet. — 1986. — №8508,— P.693.

148. Soiling К., Soiling J. Clearance of Вепсе-Jones proteins during peritoneal dialy sis or plasmapheresis in myelomatosis associated with renal failure//Contr. Nephrol. — 1988. - Vol.68, №3. - P.259-262. 149. Stegmayr В., Svalander C, Persson H. Reversal of kidney transplant rejection af ter plasmarymphocytapheresis//Transplant. Proc. — 1988. — Vol.20, №4. — P.455-456. 150. Stevens M., Bone J. Follow-up prednisolone dosage rapidly progressive crescentic glomerulonephritis successfully treated with pulse methylprednisolone or plasma exchange//Proc. EDTA. - 1984. - Vol.21. - P.594-599. 151. Suzaki K. Effects of plasmapheresis on familian type 111 hyperlipidemia associa ted with glomerular lipidosis, nephrotic syndrome and diabetic mellitus//Atherosclero sis. - 1990. - Vol.80, №3. - P.181-189. 152. Thysell H., Oxelius V.A., Norlin M. Succesful treatment of hemocytic uremic syndrome and thrombotic thrombocytopenic purpura with fresh frosen plasma and plas ma exchange//Acta Med. Scand. - 1982. - Vol.212, №3. - P.285-288. 153. Valbonesi M. Cascade filtration in management of paraproteinemic and immu ne complex disease//Plasma Separation and Plasma Fractionation / Ed. M. Lysaght, H. Gurland. — Basel etc.: Karger. — 1983. — P.245-253. 154. Vangelista A., Frasca G.M., di Felice A. et al. Wirkung der Plasmapherese bei Nierentransplantation — eine kontrollierte Studie//Ztschr. Vrol. Nephrol. — 1986. — №6. - S. 311-316. 155. Walker R.G., Becker G.J., d'ApiceA., Kinkaid-Smith P. Plasma exchange in the treatment of glomerulonephritis and other renal diseases//Aust. N.Z.J. Med. — 1986. — Vol.16. - P.828-838. 156. Wheeler D.C., Varghese Z., Moorhead J.F. Hyperlipidemia in nephrotic sindrome//Amer. J. Nephrol. - 1989. - №9. - Suppl.l. - P.78-84.

ГЛАВА ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНАЯ ГЕМОКОРРЕКЦИЯ В ЭНДОКРИНОЛОГИИ Большая вероятность возникновения трудно купируемых патологических состояний, патогенетически связанных с прогрессированием эндокринных заболеваний, позволяет рассматривать их нередко как показание для ЭГК. В некоторых случаях такие состояния представляют вариант продукционной ЭнИ: роль эндогенных токсических субстанций в такой ситуации могут играть активные гормоны. В то же время в генезе эндокринной патологии нередко ведущую роль играют аутоиммунные процессы, такие как избыточное антителообразование и образование иммунных комплексов;

Поэтому экстракорпоральная иммунокоррекция может быть включена в программу лечения таких пациентов.

ЗАБОЛЕВАНИЯ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ Наибольшее разнообразие патологических явлений, в коррекции которых могут быть использованы методы эфферентной терапии, представляют заболевания щитовидной железы, и в первую очередь — тиреотоксикоз. Тиреотоксикоз — полиэтиологичный клинико-биохмический синдром, являющийся следствием избытка тиреоидных гормонов трийодтиронина — Тз и тироксина — Т4 в крови с избыточным их действием на органы и ткани всего организма с типичным для тиреотоксикоза гиперметаболизмом. В большинстве случаев тиретоксикоз является следствием гиперфункции щитовидной железы — гипертиреоза. Наиболее часто он протекает в форме аутоиммунного тиреотоксического зоба (болезнь Пери—Гревса—Базедова), хотя эта патология может рассматриваться и более широко. В окончательной формулировке она должна определяться как диффузный гиперпластический гиперфункцинальный зоб, тиреотоксикоз, инфильтративная офтальмопатия. Имеются определенные особенности этой патологии, среди которых можно отметить тот факт, что женщины болеют в 5 раз чаще мужчин. Кроме того, выявлена семейная предрасположенность к тиретоксическому зобу, что определяется при наличии в системе HLA таких маркеров, как HLA B8 и HLA DR3. Известно, что организация данного патологического процесса определяется органозависимым клоном Т-хелперов, чувствительным к антигенам клеток щитовидной железы;

при дефиците Т-супрессоров, обусловленном наследственным дефектом. Считают, что для таких пациентов характерен генетический дефект в VI хромосоме, что определяет генетически обусловленный дефект функции Т-супрессоров. Эти изменения субпопуляций лимфоцитов обеспечивают стимуляцию В-лимфоцитов к синтезу антител к рецепторам тиреотропного гормона (ТТГ) на поверхности тиреоидных клеток. Антитела занимают его место, активируют функцию и стимулируют гиперплазию щитовидной железы. Такие антитела к рецептору цитоплазматических мембран под общим названием TSI или TR-ab не являются строго специфичными и обнаруживаются также у больных с подострым тиреоидитом. Наряду с антителами типа TSI могут быть обнаружены антитела к другим тиреоидным аутологичным антигенам, например к тиреоглобулину, нуклеарному компоненту, микросомальной фракции. Аутоиммунный характер носят и другие проявления этого заболевания — офтальмопатия и своеобразное поражение кожи и подкожно-жировой клетчатки голеней, называемое претибиальной миксидемой. Таким образом, патологическое изменение в иммунной системе пациентов ведет к избыточному образованию тиреоидстимулирующих и тиреотропинстимулирующих антител. Щитовидная железа приобретает автономность, выходит из-под гипотала-могипофизарного контроля, а синтез ТТГ подавляется избытком тиреоидных гормонов. Клиническая картина тиреоксикоза по сути дела является клиникой гормонального эндотоксикоза с выраженным гиперметаболизмом. Она характеризуется:

• разбитостью, эмоциональной лабильностью, спонтанными сердцебиениями;

• повышенной утомляемостью, трудностью сосредоточиться, изменением трудовой активности;

• чувством жара, снижением толерантности к теплу, тремором, ко торый особенно четко проявляется при попытках его скрыть;

• снижением массы тела, пищеварительными расстройствами, в частности, диареей;

• выраженной мышечной слабостью, одышкой. Наконец, для иммунообусловленного тиреотоксикоза характерны выпячивание глазных яблок и широкое раскрытие глазных щелей с редким миганием (симптомы Дальримпля и Штельвага), а также «классические» глазные симптомы — Грефе, Кохера, Мебиуса и Еллинека, которые раньше в сочетании с наличием диффузного зоба являлись основанием для постановки клинического диагноза базедовой болезни. Классическим методом определения выраженности тиреотоксикоза и связанного с ним гиперметаболизма еще недавно считалось определение общего потребления кислорода на уровне основного обмена. Величина потребления Ог±10% должной величины рассматривалась как эутиреоидное состояние. Соответственно, при повышении основного обмена до + 20 % можно было говорить о тиреотоксикозе умеренной степени, 20—30% — значительной степени, и, наконец, потребление Ог > 30% от должной величины должно было рассматриваться как предельный тиреотоксикоз. Наличие гиперметаболизма у таких пациентов подтверждают гипохолестеринемия и умеренная гипогликемия. В настоящее время при установлении тяжести тиреотоксикоза правилом является проведение скрининговых исследований гормонов в крови. Характерным для диффузного тиреотоксического зоба (ДТЗ) считается значительное повышение уровня Т3 и Т4 и снижение уровня ТТГ. Обычно базальный уровень Тз повышен в большей степени, чем Т 4. В тех же случаях, когда тиреотоксикоз вызван ТТГ-продуцирующей аденомой гипофиза, повышенный уровень Тз и Т4 будет определяться на фоне повышенного уровня ТТГ. Аутоиммунный характер органного поражения подтверждает реакция Бойдена, в основе которой лежит агглютинация эритроцитов, нагруженных антигенами щитовидной железы, в присутствии сыворотки крови больного. У лиц с ДТЗ в крови обнаруживаются антитела к рецепторам ТТГ — тиреостимулирующие иммуноглобулины [11]. Основой медикаментозой терапии тиреотоксикоза в настоящее время считаются препараты тиоурацила: тиамазол — Мерказолил, метизол ICN Polfa, тиразол или пропилтиоурацил — Карбимизол, пропицил. Иммунодепрессивное действие тиамазола в сочетании с непосредственным подавлением синтеза тиреоидных гормонов обусловливает признание за этим средством значения препарата первого выбора. Обычная доза тиамазола — 30 мг/сут в течение 4—8 недель до устранения тиреотоксикоза с переходом на поддерживющие дозы в 10—15, иногда 5 мг/сут. При тяжелом тиреотоксикозе можно начать с дозы 40—60 мг препарата. Критерием достижения эффекта является отсуствие клинических проявлений тиреотоксикоза, нормальный уровень Т 3, Т 4 и ТТГ в крови и уменьшение захвата 131J на 50%. Длительность поддерживающей терапии тиамазолом, которая может привести к инволюции зоба, составляет 1—2 года (иногда 5—10 лет). При невозможности отменить тиамазол в связи с ухудшением состояния при переводе на поддерживающую дозу препарата больных следует направлять на хирургическое лечение. Однако тиамазол является препаратом, не безразличным для организма больного, и нередко дает различные осложнения от наиболее частых кожных высыпаний до агранулоцитоза у 0,5% больных, принимающих мерказолил более 4—6 мес. Альтернативой препаратам тиоурацила считается лития карбонат (0,3 г — 3 раза в день), иногда в сочетании с преднизолоном. Этот препарат также не безразличен для больных и может давать органные осложнения как не опасные для жизни (холестаз с желтухой, острые артропатии в первые 4—8 нед терапии), так и угрожающие жизни в виде полиурии, крупного тремора, нарушения A-V-проводимости и сердечных блокад. В случаях нетяжелого тиреотоксикоза в качестве другой альтернативы тиамазолу (мерказолилу) может быть использован неорганический йод (в форме раствора Люголя), который в максимальной дозировке применяют не более 3—4 нед. Начинают с 30—40 капель 3 раза в день, а затем отходят от начальной дозы по 3 капли за неделю. Показаниями к экстракорпоральной гемокоррекции считаем: • необходимость быстрого снятия тиреотоксикоза в случаях подготовки больного к хирургической операции в связи с бо льшим зобом, доставляющим больному косметические или функциональные неудобства;

• побочные эффекты антитиреоидных препаратов, затрудняю щие достижение необходимой медикаментозной коррекции тиреотоксикоза;

• сопутствующие тиреотоксикозу иммунозависимые органопатологии, среди которых наиболее соответствует этим показа ниям эндокринная офтальмопатия. Операцией первого выбора при тиреотоксикозе является плазмаферез с плазмосорбцией, учитывая патогенетически обоснованную необходимость сочетания в такой комбинированной операции иммунокорригирующей и детоксикационной направленности. Обычно курс в 2—3 операции позволяет достичь эутиреоза. «Чистый» плазмаферез не позволяет добиться устойчивого эутиреоза, и тиреотоксикоз возобновляется через 3 сут после завершения достаточно интенсивного курса гемокоррекции [9]. Альтернативной операцией может быть гемосорбция на угольных адсорбентах, иногда в сочетании с ГБО в терапевтических одноместных барокамерах [7]. Эффективность гемосорбции повышается при придании гемосорбенту повышенных каталитических свойств за счет его предперфузионной обработки 3% раствором перекиси водорода в количестве 10 мл. Для достижения эутиреоза обычно достаточно короткого курса в 2 операции: после каждого сеанса наступала нормализация показателей Т з и Т4, тогда как уровень ТТГ сохранялся исходным. Причем купирование тиреотоксикоза начиналось уже на 15—20 минуте после начала сеанса: исчезало беспокойство пациента, снижалась тахикардия и тахипноэ, уменьшался типичный для тяжелого тиретоксикоза тремор кистей. При кратковременном существовании мерцательной аритмии после сеанса гемосорбции обычно восстанавливался синусовый ритм [9]. Одновременно гемосорбция способствует снижению антиоксидантной активности крови, что должно угнетать окисление йодида в атомарный йод в митохондриях тиреоцитов, а следовательно, снижает и синтез тиреоидных гормонов. Необходимость в ЭГК особенно ощутили хирурги-эндокринологи и широко применяют ее в тех случаях, когда больной с явным тиреотоксикозом поступает в хирургический стационар по поводу другого заболевания, требующего срочного вмешательства. В этих случаях применение одного сеанса гемосорбции может стать фактором непосредственной подготовки к такому вмешательству. Плазмообмен с плазмосорбцией может быть использован у беременных пациенток с тяжелым тиреотоксикозом для уменьшения проявления тиреотоксикоза и избежания токсичности средств, обычно применяемых для их купирования [25]. Это позволяет достичь благоприятного родоразрешения, иногда даже без преходящего тиреотоксикоза у младенцев. Существует еще одна аутоиммунная органопатология, в большинстве случаев патогенетически связанная с поражением щитовидной железы, — эндокринная офтальмопатия. Ее развитие может предшествовать, сочетаться или следовать даже за купированием тиреотоксикоза. Около 5% больных с несомненной офтальмопатией не имеют или не имели тиреотоксикоза [32]. Более того, эта патология может быть связана с аутоимунным тиреоидитом Хашимото или первичным гипотиреоидизмом. И, напротив, иногда можно встретить пациентов с тиретоксическим зобом, у которых нет офтальмопатии. В настоящее время считают, что эндокринная офтальмопатия, особенно если она значительно выражена, является абсолютным показанием для ЭГК. В основе патологии лежит появление клона цитотоксических лимфоцитов и цитотоксических аутоантител, чувствительных к антигенам глазных мышц и ретробульбарной клетчатки. Эти лимфоциты и антитела инфильтрируют ретробульбарную клетчатку и глазные мышцы, вызывая хроническое иммунное воспаление, венозный стаз в сосудах орбиты с увеличением объема ретробульбарной клетчатки. В дальнейшем поражаются глазодвигательные мышцы. Высказывается предположение об отечной и миопатической стадиях эндокринной офтальмопатии как стадиях единого патологического процесса с преимущественными нарушениями в ретробульбарной клетчатке или экстраокулярных мышцах орбиты. Это обусловливает развитие проптоза глазных яблок и диплопии. Считают, что цитотоксические антитела образуются и в щитовидной железе. Начальные проявления офтальмопатии присущи значительному по тяжести тиреотоксикозу и выявляются в форме симптомов Грефе и Кохера на фоне умеренного экзофтальма, который придает лицу больного выражение ужаса. Эти симптомы разрешаются по мере купирования тиреотоксикоза, однако они могут приобретать и самостоятельное течение. Важным диагностиче ским тестом является выявление сенсибилизации лимфоцитов к антигенам клетчатки и глазодвигательных мышц в реакции торможения миграции лейкоцитов (РТМЛ) с этими антигенами. Опасными для больного следует считать III и IV степени офтальмопатии: • /// степень характеризуется выраженным периорбитальным отеком, проптозом, двоением в глазах, нарушением движе ния глазных яблок, химозом, болями в глазах, слезотечени ем;

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.