WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«ЭРНСТ КАССИРЕР ПОЗНАНИЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ПОНЯТИЕ О СУБСТАНЦИИ И ПОНЯТИЕ О ФУНКЦИИ ПРЕДИСЛОВ1Е. ...»

-- [ Страница 8 ] --

ваемо и выводимо, какъ истинное, лишь тогда, когда удалось указать простыя чувственныа содержанiя, изъ которыхъ оно складывается. И идеи «рефлексiи», который первоначально занимали, казалось, особенное положенiе, подъ конецъ начинаютъ измеряться гЬмъ же масштабомг». Оне обладаютъ истинно п о л о ж и т е л ь н ы м ъ содержанiемъ лишь постольку, поскольку ихъ можно выразить непосредственно въ qacTHUXb, данныхъ въ воззренiи, образахъ представленiя. Особенно ясно видно это на понятiи б е з к о н е ч н а г о, которое потому только становится добычей критики, что, какъ оказывается, обозначаемое имъ содержанiе никогда не р е а л и з у е т с я въ фактическомъ представленiи, но всегда состоитъ лишь въ указанiи на безгранично возможное мысленное движенiе виередъ. Хотя, съ точки зренiя логики и математика, общее правило этого движенiя впередъ составляете сущность и истину беэконечнаго, но для психологическаго способа разсмотренiя оно необходимо носить на себе печать чистаго отрицания. Ведь въ сфере этого способа разсмотренiя еще не найдено достаточнаго выраженiя для своеобразiя и значимости отношенiи. Но какъ ни оттесняется на заднiй планъ мысль объ этихъ отношенiяхъ, она сызнова возвращается обратно. Какъ тень, имеющая неизвестную сущность и происхожденiе, она постоянно примешивается снова къ яснымъ и определепнымъ впечатленiямъ воспрiятiя и воспоминанiя. Можно вместе съ Беркли насмехаться надъ безконечно-малыми величинами математики, какъ надъ «духами почившихъ количествъ»,—эти духи не даютъ себя прогнать. Анализъ наталкивается здесь на последнiй остатокъ, котораго онъ не можетъ ни понять, ни устранить. Понятiя, оказавшiяея при фактическомъ научномъ ихъ употребленiи очень важными и плодотворными, никогда не переходятъ въ те элементы, которые психологическое разсмотренiе считаетъ единственными носителями «объективности»;

ихъ значенiе основывается на томъ, что они удаляются отъ того типа реальности, который считается здесь образчикомъ, и умышленно переступаютъ черезъ него. Но более глубокое основанiе этого спора заключается въ томъ, что психологическая критика вовсе не освободилась еще въ этомъ пункте внутренне отъ техъ предпосылокъ, противъ которыхъ она борется. То понятiе, противъ котораго нападаетъ съ особенной резкостью н настойчивостью Локкъ,—это понятiе о с у б с т а н ц i и. Онъ направляете все оружiе насмешки противъ допущенiя того самостоятельнаго, отдiленнаго и дишеннаго качествъ «нечто», которое принимаютъ въ качеств* «носителя» чувственныхъ качествъ. Снова и снова показываетъ онъ намъ, какъ при такомъ допущенiи извращается подлинная значимость науки, ибо въ нечто совершенно пустое по содержанiю и неизвестное вкладывается «объясненiе» для того, что, съ точки зрiнiя опыта, для насъ самое знакомое и известное. Какое то загадочное «я не знаю что> поднимается до степени логическаго основанiя вс'Ьхъ по истине доступныхъ знанiю качествъ и свойствъ. Локкъ думаетъ, что этой своей полемикой противъ понятiя о субстанцiи онъ попалъ въ настоящее ядро всякой метафизики и всякаго схоластическаго объясненiя действительности. И дело этой критики представляется, невидимому, законченнымъ, после того какъ Юмъ перенесъ результатъ ея съ внiшняго опыта на внутреннiй. Какъ прежде была устранена субстанцiя в е щ и, такъ—кажется - теперь устранена субстанцiя «я»;

и въ томъ и въ другомъ случае на место субстанцiи становятся ассоцiативныя связи представленiй. ТЬмъ не мен^е, по отноiпенiю къ физической и психической действительности, возводимой на этой основе, за общей категорией субетанцiальности сохраняется ея решающее значенiе. Только n p и м е н ен i я этой категорiи стали иныя, между темъ какъ сама она незаметно укрепила свое прежнее положенiе и свои прежнiя привилегiи. Субстанцiальность «души» устранена лишь кажущимся образомъ, ибо она продолжаетъ жить въ субстанцiальности чувственнаго «впечатленiя». По прежнему продолжаетъ царить убежденiе что лишь то должно разсматриваться, какъ истинно «действительное» и какъ основа всего действительна«), чтб существуетъ лишь само по себе и изъ себя, чтб постижимо и понятно, какъ изолированная сущность (Bestand). Здесь лежитъ неизменная и существенная сторона всей сознаваемой действительности, между темъ какъ все связи, вносимыя позже между особыми содержанiями, являются простынь прибавленiемъ духа, а, значить, и выраженiемъ произвольнаго побужденiя силы воображенiя, а не объектив ной связи самихъ вещей. Этотъ результата образуетъ какъ бы о т р и ц а т е л ь н о е доказательство той силы, которой все еще обладаетъ субстанцiалистская концепцiя. Лишь только делается попытка мыслить себе чистыя понятiя о связи, а особенно понятiя о причине и следствии, не какъ впечатденiя и копiи вещей, какъ исчезаетъ также и ихъ логическое содержанiе. То, чтб само не есть «впечатаете», то, темъ самымъ, простая ф и к ц i я. И эта фивцiя нисколько не выигрываете во внутренней ценности отъ того, что она, повидимому, обоснована въ «природе» самого духа и, поэтому, появляется при определенныхъ условiяхъ съ некотораго рода общезначимостью и правильностью. Новая психологiя пыталась въ теченiе долгаго времени избегнуть скептическихъ следствiй юмовскаго ученiя, не изменяя радикальнымъ образомъ тйхъ п о с ы л о к ъ, на который оно опирается. Въ ТБХЪ понятiяхъ, которыми она оперировала, для нея народилась новая форма «действительности», которая сперва была принята съ полной наивностью и доверчивостью. Все особенности психологического анализа были теперь вложены непосредственно» въ качестве свойствъ, въ психическiй объектъ. Такъ создалась та форма самообмана и иллюзiи, которую Джемсъ вскрылъ и описалъ подъ названiемъ «психологической иллюзiи» (the psyhologist's fallacy). Т* средства, которыми мы пользуемся, чтобы и з о б р а з и т ь определенный психическiй факгь и сделать его простымъ образомъ д о с т у п н ы м ъ с о о б щ е н ! ю, разсматриваются, какъ реальные моменты, заключенные въ самомъ этомъ факте. Точка зренiя разсудочнаго наблюденiя и расчлененiя подставляется незаметно на место действительнаго переживанiя *). Ученiе о «простыхъ» основвыхъ элементахъ, изъ которыхъ будто бы составляется любое состоянiе соэнанiя, представляетъ собой типическiй примеръ этого возвренiя. Те посдеднiя части, который еще въ состоянiи различить наше понятiе, становятся въ то же время абсолютными перво-атомами, изъ которыхъ созидается б ы т i e сущаго. Но прiобретенное такимъ образомъ бытiе остается, несмотря на все, двойственнымъ въ самомъ себе. Въ немъ постоянно *) Ср. James, „Principles of Psychology", т. l, стр. 196 и ел., 278 и ел.

обнаруживаются признаки и особенности, которые не могутъ быть объяснены и выведены изъ простого суммированiя отдiльныхъ частей. Ч'Ьмъ далiе подвигается впередъ самонаблюдение, и чiмъ более оно освобождается при этомъ отъ предубъчкденiй, ТБМЪ бол&е выступаютъ наружу новыя проблемы. Свою первую формулировку оне получаютъ вначале съ ограниченной точки зрiшiя спецiальнаго интереса. Вопросы, объединяющееся психологически въ понятiй о к а ч е с т в е ф о р м ы ( G e s t a l t q u a l i t t ), д а ю т ъ первый толчокъ къ новому пересмотру общихъ основныхъ понятiй. Здесь мы имеемъ передъ собой особенно поразительные примеры того, что не всякое пространственное или временное целое, находимое нами въ опытi, можетъ быть представлево, кавъ простой аггрегативный комплексъ его отд'Ьльныхъ частей. Когда наше сознанiе следить и лостигаетъ некоторую простую м е л од iю, то вначале кажется, что все наличное въ немъ при этомъ содержанiе должно заключаться и сводиться къ воспрiятiю отд'Ьльныхъ т о н о в ъ. Но более внимательное изсЛ'Ъдованiе покавываетъ, что подобное описанiе не передаетъ истиннаго положенiя вещей. Съ помощью перехода въ другой тонъ мы можемъ добиться того, что все отдельные звуки, нзъ которыхъ первоначально состояла для насъ мелодiя, исчезнуть и будутъ заменены другими, и, однако, мы все-таки будемъ чувствовать въ ней самой е д и н с т в о и узнаемъ ее. Специфическое своеобравiе и характеристичное свойство, которымъ она обладаетъ для насъ, не можетъ, такимъ образомъ, зависать отъ особенности этихъ элементовъ, такъ какъ, несмотря на перемены въ этой особенности, сама мелодiя сохраняется, какъ таковая. Два совершенно различныхъ комплекса звуковыхъ ощущенiй могутъ представлять для насъ о д н у и ту же мелодiю, и, съ другой стороны, два комплекса, состояние изъ тождествеяныхъ элементовъ, приводятъ къ совершенно различнымъ мелодiямъ, поскольку посл'Ьдовательность этихъ элементовъ въ обоихъ случаяхъ различная. Это замiчанiе можно перенести отъ случая единства «звуковыхъ формъ» на случай единства «пространственныхъ формъ». И въ пространстве мы навываемъ определенный фигуры «подобными» другъ другу, т. е. разсматриваемъ ихъ съ точки аренiя ихъ чисто геометрическаго понятiя, какъ подобный, хотя оне сводятся къ каче ственно совершенно различнымъ отдъмьнымъ пространственнымъ ощущенiямъ. Это сознанiе т о ж е с т в а такихъ цедыхъ, которыя отличаются другъ отъ друга во всiхъ своихъ составныхъ частяхъ, требуетъ если не особеннаго объясненiя, то, во всякомъ случай, особеннаго психологическаго обозначенiя. Это обозначенiе содержится въ понятiй качества формы, которое, разумеется, не даетъ никакого определеннаго решетя, но только.ограничиваетъ прежде всего п р о б л е м у. То, что связываетъ многообразный содержанiл представленiя въ о д н у основную психическую форму, то не можетъ заключаться ни въ одномъ изъ этихъ содержанiй, а также не въ простомъ аггрегативномъ соединенiи ихъ. Здесь мы имЬемъ передъ собой скорее новую функцiю, которая въ то же время воплощается въ некоторое самостоятельное о б р а з о в а н i е, обладающее определенными свойствами. Надо признать за эмпирически фактъ наличность подобныхъ образованiй и получающiйся, благодаря этому, прироста въ содержанiй, независимо отъ твхъ теоретическихъ предпосылокъ, исходя изъ которыхъ можно его толковать *). Мы имеемъ уже подобное теоретическое т о л к о в а н i е тогда, когда мы стараемся объяснить свойственное сложнымъ психическимъ образованiямъ единство не изъ простой с о в м е с т н о й нал и ч н о с т и ( B e i s a m m e n ) ихъ частей, но изъ ихъ взаимныхъ в л i я н i и другъ на друга. Нельзя отрицать того—говорить иногда— что мелодiя является по отношенiю къ отдельнымъ, входящимъ въ *) Ср. особ. Ehrenfels „Ueber Gestaltqualitten", Yiertelj. f. wiss. Philos., XIV (1890), стр. 249 и ел., а также Meinong, „Zur Psychologie der Kompleyionen u. Relationen" Zeitsch. f. Psychol. u. Physiol. der Sinnesorgane II. (1891), стр. 245 и ел.—Психологическое изсл'Ъдовате проблемы „качествъ формы", несомненно, выиграло бы въ общемъ значенiи, если бы оно подошло ближе къ соотвЪтстаующимъ логнческимъ проблемамъ, имЂющимъ здЪсь такое непосредственное отношенiе. Какъ покэзываютъ уже вышеприведенные психологическiе примеры, д^ло идетъ адЪсв о томъ общемъ процессъ высвобождена и самостоятельнаго полаганiя с о д е р ж а н i я о т н о ш е н ! я, которое им'Ьетъ основное значенiе и характерно особенно для обшврныхъ областей м а т е м а т и к и (подробнее см.гл. Ш).Возможность сохранить некоторое отношенiе и н в а р i а н т н ы м ъ по его значенiю, въ то время какъ члены отношенiя испытываютъ многообразн'Ьбшiя преобразованiя, лишь освещается съ новой стороны в укрепляется въ чисто психологическомъ разсмотр-Ьнiи.

нее, звукамъ н*которымъ самостоятельнымъ содержанiемъ;

но для объясненiя этого факта нЬтъ нужды вовсе вводить, помимо обычныхъ элементовъ ощущенiя и представленiя, еще какiя-то совершенно новые. Образовать цiлое — означаетъ въ психологическомъ смысл* просто д е й с т в о в а т ь, какъ ц*лое. Не одн* только части, какъ таковыя, но и весь комплексъ ихъ высвобождаетъ постоянно опредiленныя особенныл д*йствiя на наши чувства и наши представденiя;

и именно благодаря этимъ д*йствiямъ, которыя исходятъ изъ комдпекса и, значитъ, зависимы отъ порядка элементовъ внутри него, мы судимъ о сходств* или несходств*, о равенств* или неравенств* ц*лыхъ совокупностей. Это объясненiе въ своемъ общемъ прим*ненiи д*даетъ, повидимому, излишнимъ всякое допущенiе особыхъ представленiй и понятiй объ отношенiяхъ. Передъ нами опять-таки простое воспрiятiе, которое не только р*шаетъ вопросъ насчетъ чувственныхъ свойствъ, какъ цвътъ, звукъ, запахъ, вкусъ, но которое даетъ намъ также св*д*нiя о единств* и множеств*, о постоянств* и изм*ненiи, о временной посл*довательности и о временной длительности содержанiй. Вiiдь вс* эти характеристики отличаются отъ простыхъ чувственныхъ ваечатл*нiй лишь т*мъ, что он* являются «д*йствiями» не отд*льныхъ раздраженiй, но комплексовъ раздраженiй. Подобно тому, какъ опред*ленное колебанiе эеира вызываетъ въ насъ впечатл*нiе опред*леннаго цв*та, такъ и опред*ленная комбинация и соединенiе раздраженiй, д*йствующихъ на наше сознанiе, вызываютъ въ немъ впечатл*нiе сходства или различiя, ивм*ненiя или постоянства. Такъ, наприм*ръ, когда въ насъ вызываютъ различный ввуковыя ощущенiя черезъ оиред*ленные промежутки времени, мы можемъ изм*рить другъ относительно друга длины им*ющихся зд*сь паузъ и говорить ват*мъ или о бол*е быстромъ или о бол*е медленномъ чередованiи. Зд*сь н*тъ никакой нужды въ особенномъ духовномъ акт* «сравненiя> промежутке въ времени: достаточно принять простое допущенiе, что комплексъ быстрiе сл*дующихъ другъ за другомъ отд*льныхъ звуковъ производить особенное д*йствiе, отличное отъ д*йств!я, наступающаго при большемъ разстоянiи между звуками *). Но если прослiдить до конца *) См. Schumann, „Zur Psychologie der Zeitanschaaimg. Ztsch. fr Psych."XViI( 1889), стр. 106 и ел.—Для критики Шумана см. особенно рав за этой попыткой объясненiя, то вскор* открываешь заключающейся въ ней теоретикопознавательный п о р о ч н ы й в р у г ъ. Совокупность чистыхъ м ы с л е й объ отношенiяхъ сводится зд*сь къ фактическому дiйствiю, исходящему отъ опредiленныхъ многообразiй;

а между т*мъ простое прим*ненiе т о ч к и з р i н i я причины и сд*детвiя заключаетъ въ себ* частную, спецiальную мысль объ отношенiи. Отношенiе вовсе не таково, что мы можемъ перейти» отъ знанiя онред*ленныхъ причинныхъ связей къ пониманiю понятiй объ отношенiяхъ вообще;

должно, наоборотъ, предположить уже заран*е то, что обозначають эти понятiя, чтобы говорить осмысленно о причинныхъ связяхъ д*йствительности. Психологическое объясненiе, исходя ивъ фактическихъ элементовъ и оказываемаго ими въ совокупности психическаго совершенiя д*йствiя, предполагаетъ уже т*мъ самымъ все то, о логическомъ оправданiи чего идеть р*чь. Въ начал* изсл*дованiя оно принимаеть вещественный мiръ, въ которомъ госаодствуютъ различный объективный отношенiя;

между т*мъ сперва дiло им*ло такой видъ, будто вся эта действительность можетъ и должна быть выведена изъ простыхъ ощущенiй, какъ изъ единственныхъ данныхъ чистаго опыта, безъ прим*си какого-нибудь иного элемента. Этоть поворотъ не представляетъ, конечно, ничего удивительнаго, ибо зд*сь фактически возстановдяется та iерархiя проблемъ, которая первоначально была перевернута. Въ области сознанiя намъ эмпирически изв*стны и даны вовсе не отд*льные элементы, складывающееся затвмъ въ различный наблюдаеыыя д*йствiя;

наоборотъ, мы им*емъ уже всегда передъ собой разнообразно расчлененное и упорядоченное отношенiями всякаго рода многообразiе, которое можно разложить на отд*льныя составныя части лишь съ помощью абстракцiи. Вопросъ зд*сь никогда не можетъ итти о томъ, какъ переходить отъ частей къ ц*лому, но, наоборотъ, о томъ, какъ переходить отъ ц*лаго къ частямъ. Эдементы никогда не имiются налицо вн* какой бы то ни было формы связи, и попытка вывести изъ аихъ возможные виды связи неизбежно вертится въ кругу. «Реаденъ» въ смысл* опыта и пси. сужденiя Мейнонга „ber Gegenstnde hherer Ordnung u. deren Verhaltniss zur inneren Wahrnehmung. Ztschr. f. Psych. XXI (1899), стр. 236 и ел28 хилогическаго нереживанiя всегда лишь совокупный результата, а отдельные слагающiе его им^ють лишь значенiе гипотетически хъ элементовъ значенiе и правомерность которыхъ измеряется темъ, могутъ ли они въ своемъ соединенiи представить сызнова совокупность явленiй. Такямъ образомъ, и въ сфере самого психологическаго наследован! я постепенно замолкли спекулятивныя попытки отрицать собственное значенiе чистыхъ отношенiй, заменяя его простыми комксами ощущенiй. Руководящiй здесь идеалъ логическаго «объясненiя» былъ, правда, въ обшемъ сохраненъ;

но было признано и было высказано,что нашъфактическiй опытъ и наши действительныя, эмпирически-психологическiя познанiя, не удовлетворяютъ этому идеалу. Подобно тому, какъ мы должны принять въ качестве последнихъ фактовъ определенные классы простыхъ ощущенiй, такъ мы должны—стали насъ теперь уверять—признать на ряду съ этимъ и известныя специфическiя отношенiя, въ роде отногаенiй единства и множества, сходства и различiя, пространственной совместности и временной длительности въ качестве основныхъ, несводимыхъ далее данныхъ сознанiя. «Разумеется», замечаетъ одинъ представитель этого воззренiя, «разумеется, это не значитъ объяснять вещи, но это значитъ предпочитать честную бедность мнимому богатству» *). Повидимому, остается еще о д и н ъ выходъ, дозволяющiй намъ сызнова растворить абстрактное многообразiе отношенiй въ единстве одного единаго причиннаго происхояденiя. То, что недоступно чисто психологическому способу разсмотренiя, то, кажется, можетъ удаться ф и з i о л о г и ч е с к о м у объясненiю и толкованiю. Общiе признаки отношенiй, наблюдаемые одинаково во всехъ отношенiяхъ, независимо отъ ихъ качественнаго различiя, оказываются вместе съ темъ о б щ и м ъ с о с т а в о м ъ содержанiя ощущенiя, какъ такового, для котораго, следовательно, нужно искать соответственной общей части въ относящихся сюда физiологическихъ процессахъ. Но не трудно показать это сходство въ физическихъ основахъ всякаго воспрiятiя, независимо отъ того, къ какой области оно относится. Органы чувствъ вместе съ отнов сящимися къ нимъ нервными центрами представляются, конечно, на первыхъ порахъ аппаратами весьма различнаго строенiя и свойствъ. Но, темъ не менее, они образуютъ, въ конце концовъ, некоторе единство, поскольку они сложены все изъ одного и того же матерiала, изъ нервныхъ элементовъ, по известнымъ общимъ принципамъ «Если на нихъ действуютъ внешнiя раздраженiя, то, разумеется, вызванныя въ нихъ процессы.должны быть различны, поскольку различны физико-химическiя свойства раздраженiй и, приспособленная къ этому функцiя первыхъ воспринимающихъ аппаратовъ. Но въ то же время процессы эти должны быть одинаковы иди сходны, поскольку одинаковы во внешнемъ мiре способъ связи раздраженiй въ одно целое и внутри органовъ чувствъ основныя свойства нервнаго вещества и общiя принципы ихъ строенiя... Въ о с о б е н н ы хъ свойствахъ происходящихъ при виденiи, слышанiи, и пр. возбуасденiй леясигь причина того, что мы ощущаемъ ихъ душевныя действiя, какъ нечто, совершенно различное, какъ светлое, громкое, горькое;

въ с х о д н ы х ъ же чертахъ этихъ самыхъ раздраженiй кроется причина того, что, въ зависимости отъ обстоятельствъ, все эти впечатленiя сознаются нами, какъ длительный, или перемежающаяся, или изменчивыя и пр.». Нервные процессы, лежащiе въ основе «воззренiй» пространства и времени, единства и множества, постоянства и измененiя, «заключаются, следовательно, въ техъ же самыхъ процессахъ, которые соответствуютъ ощущенiямъ, но заключаются лишь въ общихъ всемъ этимъ процессахъ чертахъ, которыхъ мы, конечно, еще не можемъ указать ближайшимъ образомъ» *). Это объясненiе, которое, на первый вчглядъ, оперируетъ исключительно средствами современныхъ естественно научныхъ воззренiй, по принципу своему возвращается обратно къ аристотелевскому ученiю объ общемъ чувстве. Правда, здесь нетъ для постиженiя отношенiй особеннаго органа, какъ для воспрiятiя отдельныхъ чувственныхъ качествъ;

но и здесь имеется своего рода общiй органъ, благодаря которому мы воспринимав иъ въ себя реальныя отношенiя внешнихъ объектовъ. Но если бы это причинное объясненiе *) Bbbinghaus, loc. cit, стр. 442 и ел.

) Ebbinghaus, „Grundzge der Psychologie", 2 изд. Lpz., 1905, стр. 462.

должно было означать въ то же время и логическую дедукцiю значимости понятiй объ отношенiяхъ, то оно заключало бы въ себ* то самое orepov яротароу, которое мы уже встретили раньше. В*дь, чтобы объяснить п р е д с т а в л е н i е равенства или различiя, тождества или сходства, оно должно, очевидно, вернуться къ равенству или различiю въ в е щ а х ъ, въ частности, въ периферическихъ и центральныхъ органахъ воспрiятiя. Понятiе о бытiи, изъ котораго здiсь исходятъ, содержись, следовательно, въ себ* уже вс* т* к а т е г о р i а л ь н ы е п р и з н а к и, которые потомъ извлекаются изъ него сызнова на пути психо-физiологической дедукцiи. С о д е р ж а н i е и с т и н ы втихъ признаковъ должно быть предположено напередъ, хотя способъ, какимъ они доходятъ до сознанiя у индивидуальнаго субъекта, можегъ быть доступенъ какомунибудь—правда, лишь гипотетическому — объясненiю. Но каждое чисто физiологическое изображенiе состава вещей должно оставить въ твни тотъ именно пунктъ, который особенно важенъ. Тождество или сходство во внiшнихъ раздраженiяхъ никогда не достаточны, чтобы объяснить психологическiй коррелатъ этихъ отношенiй. Физически равное должно быть признано и обсуждено, к а к ъ равное, фактически различное должно быть постигнуто, к а к ъ различное, чтобы могло им*ть м*сто то высвобожденiе общаго содержанiя воззр*нiя изъ особеннаго содержанiя ощущенiя, которое зд*сь предполагается. Такимъ образомъ, никогда нельзя обойтись безъ чистыхъ функцiй полаганiя единства и множества, какъ таковыхъ, и нельзя также заменить ихъ обращенiемъ къ объективнымъ физiологическимъ причинамъ. Требованiе показать и изобразить ихъ съ помощью способа разсмотр*нiя, не выходящаго изъ рамокъ чисто психическихъ явленiй, не обращающегося къ гипотетическимъ основамъ посл*днихъ, остается нетронутымъ. Такимъ образомъ, со вс*хъ сторонъ мы получаемъ указанiе на необходимость обратиться ко второй крупной области психологическаго изслiдованiя, которая вначал* была заброшена и отодвинута на заднiй планъ. На ряду съ психологiей ощущенiя становится психологiя мышленiя, въ которой съ самаго начала царить совершенно иная формулировка проблемы и совершенно новая расцiнка отношенiй между «абсолютными» и «относительными > элементами сознанiя.

II.

Общiя проблемы, заключенный въ ученiи о «качеств* формы», получили бол*е р*зкое выраженiе въ преобразованiи, полученном^, этимъ ученiемъ въ теорiи «фундированныхъ содержанiй» («fundierte Inhalte>). Зд*сь уже ясн*е,обнаруживается, что вступающiе вмiств съ этимъ въ психологiю вопросы им*ютъ своей задачей не простое расширенiе области ея, но внутреннее преобразованiе ея понятiя. Имеются двi формы психическихъ «предметовъ>, противостоящихъ опред*леннымъ образомъ другь другу. Надъ простыми ощущенiями, надъ качествами различныхъ чувствъ возвышаются «предметы высшаго порядка», носителями ио порой которыхъ являются эти элементарныя содержанiя, но которыя все-таки не растворяются въ нихъ. Мы не можемъ, разумеется, говорить о рав е н с т в * или р а з л и ч i и, о е д и н с т в * или м н о ж е с т в *, не мысля ихъ въ то же время, какъ равенство или различiе, единство или множество чего-то. Но это «что то> можетъ, съ другой стороны, изм*ниться произвольнымъ образомъ, оно можетъ являться цвiтомъ или звукомъ, запахомъ или вкусомъ, понятiемъ иди сужденiемъ—ко всему этому прим*нимы высказыванiя о различiи иди единств*—при чемъ это нисколько не затрагиваетъ собственнаго з н ач е н i я этихъ осеовныхъ мыслей. Такимъ образомъ отсутствiе самостоятельности, повидимому, присущее чистымъ отношенiямъ въ ихъ фактическомъ обпаруженiи и какъ бы въ ихъ психическомъ существованiи, не исключаете совершенной самостоятельности ихъ своеобразнаго з н а ч е н i я. Общезначимыя отношенiя, о которыхъ идетъ~^ эдiсь р*чь, не существуют^ какъ отграниченный во времени или въ пространств* части психической или физической действительности, но они <им*ются» («bestehen») просто въ силу необходимости, приписываемой нами опред*леннымъ высказыванiямъ. Кто представляетъ себ* четыре реальныхъ предмета, тотъ вовсе не ставить рядомъ съ ними четверку, какъ особую часть действительности, хотя для своего сужденiя о числовомъ отношенiй онъ притязаете на определенную объективную истину и значимость. Такимъ образомъ, отношенiямъ между существованiями противостоятъ и д е а л ь. н ы я о т н о ш е н i я (Idealrelationen). И этому раздичiю соот вiтствуетъ далее характеристическая противоположность въ iерархiи познанiй, относящихся къ этимъ предметамъ. Повсюду, гдi сужденiе относится къ объекту фактической действительности, касаясь кавой-нибудъ отдельной черты его, оно неизбежно бываетъ ограничено нiкоторымъ опред'iленнымъ моментомъ времени и места, т. е. сводится къ высказыванiю, имеющему чисто эмпирическую значимость. Этому случаю, въ которомъ мы приписываемъ никоторой отдельной вещи отдельное же, ставшее известнымъ изъ опыта, свойство, прогивостоить другой случай, когда видъ зависимости между двумя элементами а и b опредiленъ и однозначно предуказанъ самой «природой» членовъ. Объ идеальныхъ отношенiяхъ этого рода возможны сужиенiя, убЪжденiе въ истинности которыхъ не нуждается въ проверки на различныхъ, разсматриваемыхъ последовательно, случаяхъ. Ихъ истина познается разъ навсегда путемъ ^смотренiя н е о б х о д и м о с т и связи. Такимъ образомъ, эмпирическимъ сужденiямъ о предметахъ опыта противостоять <апрiорныя» сужденiя о «фундированныхъ предметахъ». Если психическiе «феномены», какъ звукъ или краска, можно лишь констатировать просто въ ихъ качестве фактовъ, то съ «метафеноменальными» предметами, какъ равенство или сходство, связываются сужденiя, которыя произносятся съ сознанiемъ ихъ вневременной и необходимой значимости. На место чисто фактическаго констатированiя здесь выступаетъ систематическое iгЬлое некоторой связи обоснованiя, элементы которой взаимно обусловливаютъ и требуютъ другъ друга *). Но какъ ни энергично стремится эта теорiя расширить области проблемъ психологiи за ея традицiовныя границы, и онавъ о д н о м ъ пункте все еще находится подъ влiянiемъ традицiонной теорiи образованiя понятiй. Она примыкаетъ къ простымъ содержанiямъ ощущенiя, какъ признаннымъ даннымъ, чтобы, начиная отсюда, проложить себе дорогу къ более сложнымъ образованiямъ. Невозможно отделить «предметы высшаго порядка» отъ какихъ-нибудь *) Подробнее о теорiи.фундированныхъ содержавiй" и „предметовъ высшаго порядка" см. особенно у Menong'a „Z. f. Psychologie" XXI, 182 н ел., ср. также Hfler „Zar gegenw. Naturphilosophie", стр. 75 и ел.

элементовъ воспрiятiя, въ аоторыхъ они обоснованы (fundiert), не вырывая у нихъ опоры подъ ногами. Но обратное подоженiе не имеетъ никакой силы: если «высшее» («Superius») опирается необходимо на «низшее» («Inferiora»), то это последнее характеризуется, въ свою очередь, темъ, что оно существуеть само по себе и само собой. Поднимающаяся надъ этими низшими данными отношенiя являются какимъ -то второстепеннымъ, добавочнымъ результатомъ;

ихъ бытiе или небытiе нисколько не затрагиваетъ состава элементовъ и не можетъ ни обосновать его ни повредить ему. Но более точный анализъ устраняетъ и эту последнюю видимость самостоятельности простого. На место отношенiя последовательности и iерархiи содержанiй оно устанавливаетъ отнощенiе строжайшей коррелативности. Какъ отношенiе нуждается въ указанiи на элементы, такъ и эти последнiе нуждаются въ указанiи на какую-нибудь форму отношенiя, въ которой только они и получаютъ прочныя и постоянныя значенiя. Каждое абстрактное выс к а з ы в а н i е о некоторомъ «низшемъ» („Inferius") разсматриваегь это последнее уже съ точки зренiя какого-нибудь отношенiя, съ которымъ мы связываемъ соответствующее содержанiе. «Фундамента» всегда определимъ и определенъ лишь, какъ фундаментъ воэмсжныхъ отношенiй. Иллюзiю создаегъ здесь на первыхъ порахъ то обстоятельство, что совокупность отношенiй, въ которую можетъ вступить какое-нибудь отдельное содержанiе, въ немъ заложена, действительно, какимъ-нибудь образомъ, но вовсе.не осуществлена въ немъ фактически сначала. Нуженъ рядъ сложныхъ интеллектуальныхъ операцiй, нужна непрекращающаяся работа абстракцiи, чтобы превратить здесь «потенцiадьное» логическое содержанiе въ «актуальное» содержанiе. Но возможность отделить какое-нибудь содержанiе отъ того или иного отдельнаго логическаго определенiя и разсматривать его какъ бы д о этого определенiя, не означаетъ вовсе, что его можно лишить всякихъ формъ определеяiя. Сознанiя, какъ с о з н а н i я, не было бы не только тогда, когда мы устранили бы мысленно чувственные феномены, въ роде звуковъ и красокъ, запаховъ и вкусовъ, но и тогда, когда мы устранили бы и «метафеноменальные» предметы, какъ множество и число, тождество и различiе. Его составъ заключенъ во взаимной сопринадлежности обоихъ моментовъ, изъ которыхъ ни одинъ нельзя ставить впереди другого въ качеств!) «перваго» и первоначальнаго. Отсюда падаетъ, поэтому, новый свить на старый психологическiй споръ между «эмпиризмомъ» и «нативизмомъ». Нетрудно заметить, что и здесь источникъ спора въ неясной постановке проблемы. Представляйте ли собой, спрашиваютъ въ этомъ сЛучае, общiя черты, замечаемый въ ощущенiяхъ, представляютъ ли ихъ единство и множество, ихъ пространственный распорядокъ, ихъ большая или меньшая продолжительность,—признаки, которые такъ же непосредственны, какъ и различiя сампхъ ощущенiй, и которые, следовательно, постигаются вместе съ ними, или же они образуютъ скорее позднейшiй продуктъ д у ш е в н а г о с р а в н е нiя, которое одно только и придаетъ определенную форму матерiалу воспрiятiя, являющемуся самому по себе неупорядоченнымъ? Иными словами, существуетъ ли особенная духовная деятельность, которая приводить къ установление этихъ чертъ, или же оне iтplicite прямо д а н ы въ первомъ акте воспрiятiя, какъ его составныя части? Въ этихъ вопросахъ, однако, незаметно переходятъ другь въ друга две различный логическiя точки зренiя. На место логическаго разделенiя моментовъ поэнанiя становится раздiiленiе во времени определенныхъ психическихъ содержанiй—и после этого пытаются решить другь съ другомъ и другь черезъ друга обе эти, совершенно разнородный, проблемы. Съ точки зреяiа «нативизма» показываюсь, что даже самое первичное состоянiе сознанiя, какое только можно принять или придумать, обнаруживает!., какую-нибудь форму пространственно-временной или логической связи;

этимъ, думаютъ, удалось свести логическую ценность связей къ ценности простого ощущенiя. Существуетъ—продолжаютъ затемъ—такое же непосредственное сознанiе отношенiй^ какъ и непосредственное сознанiе звуковъ и красокъ. Во внутреннемъ воспрiятiи, въ простомъ « f e e l i n g », мы схватываемъ такимъ не точно образомъ значенiе «и» и «но», «если» и «поэтому», какимъ мы постигаемъ значенiе такихъ содержанiй, какъ «голубое» или «холодное». Такимъ образомъ, совершенно излишнимъ оказывается «actus purus» интеллекта, такъ какъ все то, что онъ долженъ былъ бы произвести, содержится уже въ первыхъ данныхъ самого воспрiятiя *). Если отнестись критически къ этой концепцiи, то въ ней следуетъ отметить общую и доминирующую т е н д е н ц i ю отъ частнаго примененiя ея. Прежде всего здiiсь следуетъ подчеркнуть следующее: моментъ порядка не находится къ моменту содержанiя ни въ какомъ временнбмъ отнощенiи—«передъ» и «после», «раньше» или «позже». Только анализъ можетъ провести это различiе въ первоначально единомъ матерiале даннаго. Въ этомъ смысле правильно утвержденiе, что уже элементарнейшiй фактическiй составь содержитъ въ себе общiе форменные элементы. Но это не оправдываете заключенiя, будто эти элементы являются, такимъ образомъ, уделомъ чистой п ас с ив н о с т и восприниманiя. Правильно здесь скорее обратное заключенiе: хоть фактъ, что для насъ не существуетъ ни одного содержанiя сознанiя, которое не было бы сформировано какимъ-нибудь образомъ и расчленено сообразно определеннымъ отношенiямъ, доказываетъ, что нельзя отделить процессъ восприниманiя отъ процесса с у ж д е н i я. Только благодаря элементарнымъ а к т а м ъ с у ж д е н i я, отдельное содержанiе постигается, какъ членъ опредеденнаго порядка, и лишь такимъ / образомъ оно укрепляется въ самомъ себе. Тамъ, где это отрицаютъ, тамъ и само сужденiе понимаютъ лишь во внешнемъ смысле сравнивающей деятельности, которая въ позднейшемъ акте присоёдиняетъ къ,некоторому уже существуещему и данному «субъекту» предикатъ. Конечно, подобная деятельность представляется по отношенiю къ тому материалу, надъ которымъ она оперируетъ, чемъ-то случайнымъ и произвольными будетъ ли производиться эта деятельность, или она будетъ прекращена, но матерiалъ"*готъ остается такимъ, каковъ онъ есть, и сохраняетъ гЬ признаки, которыя присущи ему до всякой логической обработки. Но сужденiе въ своей собственной форме не означаете вовсе подобнаго произвольнаго акта;

оно означаетъ скорее форму объективирующаго определения вообще, благодаря которой какое-нибудь *) См. „James", The Prineiples of Psychology", I. стр. 244 и ел.;

ср. особенно П, стр. 148.

частное содержанiе отличается, какъ таковое, и въ то же время систематически включается въ никоторое многообразiе. Нельзя абстрагировать отъ этой формы, не теряя въ то же время вс'Ъхъ качественныхъ различiй по содержанiю. Поэтому, если—съ точки зр-Ьнiя чистаго о т н о ш е нi я во времени,—отношенiя «яреднаходимы» нами о д н о в р е м е н н о съ содержанiями ощущенiя, то все-таки верно и то, что само это «нахожденiе» содержитъ узке въ себе элементарный формы духовной работы. Если мы вообразимъ себе, что эти формы исчезли, то исчезнетъ вместе съ гЪмъ и всякая возможность дальн-Ьйшаго приложенiя самого понятiя сознанiя. Чтб бы ни было и ни обозначало тогда само по себе данное содержанiе, для насъ, для единства «я> (Selbst) оно бы не существовало, ибо «я» констатируется лишь въ изв'Ьстномъ виде д'вятельности. Постиженiе опредфленныхъ отношенiй между предметами психологически необходимо связано съ определенными видами «апперцепцiи единства» *). Такимъ образомъ, неразрывная коррелапiя ощущенiй съ чистыми мыслями объ отношенiяхъ, если последовательно провести ее, учить какъ разъ обратному, ч^мъ то, что изъ нея первоначально выводили: она показываете не пассивность «я» въ постиженiи этихъ мыслей, но, наоборотъ, моментъ активности, свойственный каждому процессу воспрiятiя, поскольку онъ существуете не одинъ и самъ по себе, а принадлежите къ с о в о к у п н о с т и сознанiя и опыта.,Можно, действительно, пытаться вывести отношенiя изъ ощущенiя (Sensation);

но тогда уже въ само ощущенiе вкладываюгъ признаки, идущiе дальше изолированнаго единичнаго впечатленiя. Оно зд^сь уже не абстракцiя «простого» ощущенiя (Empfindung);

оно обозначаете только начальное, еще не расчлененное содержанiе сознанiя вообще, для котораго, однако, всегда существенны определенныя уже отношенiя и связи, ведущiя отъ него къ другимъ элементамъ. Еще яснее обнаруживается это при разсмотренiи той частной проблемы, которая всегда стояла въ центре спора между омпиризмомъ» и «нативизмомъ>. Участь различныхъ теорiй решается *) См. объ этомъ, главныиъ образомъ, разсужденiя, Th. Lipps'a, „Einheiten u. Relationen, Eine Skizze zur Psychologie der Appercepstion", Lpz. 1902.

въ зависимости отъ ответа на вопросъ о психологическомъ происхожденiи и психологическомъ значенiи п р е д с т а в л е н i я о прос т р а н с т в е. Если удастся вывести п р о с т р а н с т в о изъ непространственныхъ, отличающихся другъ отъ друга лишь по качеству и интенсивности, ощущенiй, то нетъ никакихъ принципiальныхъ препятствiй, мешающихъ проведенiю этого объясненiя для всехъ различныхъ основныхъ видовъ отношенiя вообще. Но вскоре обнаруживается, что эмпирическая теорiя, пытаясь вывести возникновенiе пространственнаго порядка изъ одного матерiала воспрiятiй и изъ простыхъ основныхъ силъ ассоцiативной связи, должна при этомъ изменить своему собственному методическому идеалу. Ведь не можетъ быть никакого сомненiя въ томъ, что нельзя указать подобнаго вовникновенiя — разъ его нужно по истине принять—въ нашемъ фактическомъ о п ы т е. Любой опыта, каковъ бы онъ ни былъ, всегда обнаруживаете какую-нибудь примитивную форму <совместности > отдельныхъ элементовъ, а, значитъ, и тотъ специфическiй моментъ, въ которомъ первоначально коренятся все, даже сложнейшiя, пространственныя формы. Если попытаться идти дальше этого психологическаго факта, если попытаться показать, какъ самъ порядокъ возникаете и развивается изъ просто безпорядочнаго, то при этомъ прибегаютъ къ гипотезе, которая въ двоякомъ направленiи выходите изъ границъ опыта. Съ одной сто-" роны мы вовсе не знаемъ простого, никакимъ образомъ не л о к ал и з и р о в а н н а г о воспрiятiя, а, съ другой, мы точно такъ же ничего не знаемъ объ особенной фунщiи души, съ помощью которой она на основанiи безсознательных ь «умозаключенiй> превращаете первоначально безформенное въ оформленное. Можно всячески судить о методическомъ праве подобныхъ понятiй, но было бы ошибочно и опасно принимать ихъ за выраженiе конкретныхъ ф а ктовъ. И здесь, такимъ образомъ, критики «эмпирическихъ» теорiй пространству—какъ она дана была въ настоящее время въ особенности Штумпфомъ и Джемсомъ — остается правой, поскольку она подчеркиваете, что простая «ассоцiацiя», какъ таковая, не можетъ с о з д а т ь никакого новаго психическаго содержанiя. Никакое простое повторенiе и перестанавливанiе содержанiй не могло бы при дать имъ пространственности, если бы эта последняя не была какимъ-нибудь образомъ заложена въ нихъ *). Но и зд-всь связь во времени обоихъ факторовъ отнюдь не показываетъ ихъ л о г и ч е с к о й равноценности. Если критика познанiя отличаетъ формы пространства и времени отъ содержанiя ощущенiя и разсматриваетъ ихъ, какъ самостоятельную проблему, то она при этомъ нисколько не нуждается въ гипотез* о р е а л ь н о й р а з д й л ь н о с т и ихъ въ какой-то миеической первоначальной стадiи сознанiя. *) Ср. наприм*ръ, Джемса цит. соч. II, 270, 279 и т. д.—Влiянiе общей схемы аесоцiацiонной психологiи обнаруживается, однако, и у критиковъ ея въ томъ обстоятельств*, что они могутъ утверждать первоначальность пространствен наго п о р я д к а, лишь превращая его въ особое и первоначальное с о д е р ж а н i е воспрiятiя. Пространственный порядокъ—такъ разсуждаегь въ особенности Штумпфъ—былъ бы непостижимъ и непонятенъ безъ лежащаго въ основанiн его положительнаго абсолютнаго содержанiя. Только это еодержанiе придаетъ ему то своеобразiе, въ силу котораго оно отличается отъ другихъ порядковъ. „Чтобы отличать другъ отъ другъ различные iiорядки, мы должны признать повсюду особое абсолютное содержанiе, по отношенiю къ которому им*етъ м*сто порядокъ. И такимъ же образомъ пространство есть не просто порядокъ, но то, чЪм-ь пространственный порядокъ отличается отъ другихъ порядковъ" („Ueber den psycholog. Ursprung der Raumvorstellung 0, стр. 15, ср. стр. 275). Но въ этомъ аргумент* соединены дв* различныхъ, не отдiленныхъ строго другъ отъ друга, точки зр*нiя. Что каждое отношеяiе есть отношенiе о чемъ-нибудь и, значить, предполагаетъ какой-нибудь „фундаментъ", на которомъ оно опирается—это, пожалуй, можно принять, хотя и зд*сь слъ-дуетъ помнить, что зависимость совершенно взаимная, такъ что «фундаментъ» столько же нуждаются въ отношенiи, сколько это последнее нуждается въ фундамент*. Но изъ этого вовсе не слiдуетъ, что то, что составляетъ своеобразие оiiредiiленнаго принципа порядка должно, въ свою очередь, само быть признакомъ по содержанiю (inhaltliches Merkmal) упорядоченныхъ элементовъ. Если бы мы приняли это, то мы должны были бы подъ конецъ приписать содержанiю столько особенныхъ„качествъ" сколько существует* видовъ связывания его съ другими содержанiями и отнесенiя его къ нимъ. Нужно было бы признать спецвфическiя свойства воспрiятiя не только для пространственнаго порядка, но и для порядка временного, а дал*е и для вс*хъ видовъ качественная и количественнаго сравненiя. Но вообще не ясно, какимъ образомъ простое различiе по содержанiю Она утверждаете, и защищаетъ лишь ту простую мысль, что сужденiя, опирающаяся и строящiяся на этихъ формахъ отношенiя, обладаютъ собственной характеристической значимостью, которая не присуща простымъ высказыванiямъ о наличности нiкотораго, даннаго въ опред'вленномъ мйстЬ и времени, ошущенiя. Единое первоначально содерясанiе дифференцируется, когда мы узнаемъ, что оно содержись въ себi начало для двухъ различныхъ системъ сужденiй, отдъменныхъ другъ отъ друга по своему д о с т о и н с т в у. Въ зависимости отъ того, выдвигаемъ ли мы въ этомъ содержанiи специфическiй моментъ отд'Ьльнаго воспрiятiя—голубое и красное, жесткое или гладкое и т. д.,-—или же смотримъ только на общiя сравниваемыхъ элементовъ должно послужить къ тому, чтобы определить и разеортировать различные возможные способы ихъ отношенiя. Если два порядка должны быть отличены, к а к ъ п о р я д к и, то должно существовать какое-нибудь средство сознанiя, благодаря которому можно постигнуть в и д ъ с а м о й с в я з и, какъ таковой, и отграничить его отъ другихъ видовъ. Если приписываюсь сознанiю способность отличать другъ отъ друга простыл данныя восырiятiя, то непонятно, почему должно отказать ему въ такой же способности для многообразныхъ первичныхъ ф у н к ц i й коордннированiя. Вол*е глубокое основанiе имеющейся зд*сь трудности коренится, невидимому, не столько въ самой психологiи, сколько въ обычномъ пониманiи и опред*ленiи логики. Логика въ своей традицiонной форм* основывается на иде* т о ж д е с т в а и старается,въ конечномъ счет*, свести къ ней вс* виды свявыванiя и заключения. Если же тождество принимается за выражение вообще формы отношенiя, то, разум*ется, p а з л и ч i е^отношенiй, для котораго тоже необходимо требовать вывода и объясненiя, можетъ быть обосновано исключительно въ содержанiи отнесенныхъ другъ къ другу элементовъ. Но между т*мъ именно современное развитiе логики вырвало у этой концепцiи изъ подъ ногь почву, показавъ со все большей ясностью, что невозможно свести различныя формы с у ж д е н i я къ одному единственному типу тождества. (Подробн*е объ этомъ см., напр., у lonas Cohn, „Voraussetzungen und Ziele des Erkonnens", стр. 85 и ел.). Подобно тому, какъ мы вынуждены признать зд*сь первоначальное множество разнообразных^ синтезовъ отношенiи (R, R', R" и т. д.), которые не сводимы взаимно другъ къ другу, такъ и психологическое разсмотр*нiе должно признать подъ конецъ различiя, которыя относятся къ виду самого „апперцептивнаго связыванiя", не находя при эюмъ своего выражения въ какомъ-нибудь особенномъ качеств* содержанiя ощущенiя.

отношенiя, возникающiя между этими особенными отяошенiями, — въ зависимости отъ этого получаются сужденiя, относящiяся къ совершенно различному типу о б о с н о в а н i я. Разумеется? психологiя въ рамкахъ своей задачи, въ силу которой она описываетъ и расчленяетъ только мышленiе, какъ временной процессъ, а не содержанiе м ы с л и м а г о, не можетъ проследить и 069зреть этотъ процессъ логическаго обособленiя въего совокупности. Только въ конечномъ результате становится ясной тенденцiя всего процесса;

только вполне развитая и расчлененная по единымъ рацiональнымъ принципамъ с и с т е м а г е о м е т р i и заключаетъ въ себе завершающую характеристику пространственнаго момента. Если, однако, психологiя более не въ состоянiи обосновать этой характеристики, то она все-таки нигде не должна, съ другой стороны, противоречить ей. Ея собственное разсмотренiе проблемъ отношенiя приводить ее скорее съ внутренней необходимостью къ такому пункту, въ которомъ начинается новое направленiе изследованiя. Отделенiе момента отношенiя отъ момента содержанiя—къ которому она приводится съ принудительной силой — остается въ ней, такъ сказать, п р о л е п т и ч е с к и м ъ и получаетъ свое полное разъясненiе и подтвержденiе только въ некоторой расширенной области. Даже чисто эмпирико-экспериментальное разсмотренiе душевныхъ явленiй указываетъ характернымъ образомъ на подобное развитiе проблемъ. Здесь все более и более обнаруживается стремленiе применять экспериментальный методъ не просто къ фактамъ чувственнаго воспрiятiя, но устанавливать съ его помощью въ его основныхъ чертахъ сложные процессы логическаго п о н и м ан i я *). Но и здесь обнаруживается все яснее, что опорой и носятелемъ этого процесса являются не конкретный представленiя о вещахъ и не прямые о б р а з ы воспрiятiя. Пониманiе простейшаго п р е д л о ж е н ! я — е с л и желать понять его, к а к ъ п р е д л о ж е н i е, въ его определенной логически-грамматической структур*—требуетъ элементовъ, которые не поддаются вовсе конкрет*) Сжатое и хорошее ивложенiе этого психологаческаго направленiя изсдiдованiя можно найти у Messer'a.Empfindung u. Denken", Lpz., 1908.

ному (anschaulich) изображенiю. Единичныя образныя лредставленiя конкретныхъ объектовъ, къ которымъ относится высказыванiе, могутъ измениться самымъ различнымъ образомъ или даже могутъ совершенно исчезнуть, при чемъ это нисколько не влiяетъ на постиженiе единаго значенiа этого предложенiя. Следовательно, те связи цонятiй, въ которыхъ заключено это значенiе, должны быть представлены для сознанiя въ особен ныхъ категорiальныхъ актахъ, которые следуетъ признать въ качестве самостоятельныхъ, несводимыхъ далее, факторовъ любого духовнаго постиженiя. Путь, которымъ пришло къ такому пониманiю дела психологическое изследованiе, довольно любопытенъ, ц онъ опять-таки показываетъ историческую обусловленность его метода и постановки вопроса. «Мышденiе» здесь постигается и наблюдается не въ его самостоятельной деятельности;

его своеобразiе пытаются установить въ принятiи иеаотораго готоваго, извне даннаго, содержанiя. Поэтому, получающейся на этомъ пути новый факторъ кажется скорее какимъ-то парадоксальнымъ. не вполне понятнымъ о с т а т к о м ъ, сохраняющимся после анализа чемъ некоторой положительной и своеобразной основной функцiей. Но критико-познавательное разсмотренiе оборачиваетъ это отношенiе: для него этотъ самый проблематическiй «остатокъ» и есть, собственно, то первое и «понятное», изъ котораго оно исходитъ. Оно разыскиваетъ мышленiе не тамъ, где оно чисто рецептивно воспринимаетъ и отображаетъ въ себе смыслъ некоторой готовой связи сужденiя, но тамъ, где оно творить и возводить некоторую, полную смысла, совокупность положенiй. Лишь только психологiя начинаетъ следовать этому направленiю изследованiя, разсматривая мышленiе также въ конкретной целости его п р о д у к т и в н ы х ъ фунщiй, какъ первоначальная противоположность методовъ начинаетъ все более и более превращаться въ чистую коррелацiю: сама психологiя даетъ теперь первый7 толчокъ къ разсмотренiю пробдемъ, которыя должны искать своего прогрессирующаго разрешенiя въ логике я въ ея примененiи къ науке.

ОГЛАВЛЕН1Е.

Первая часть. ПОНЯТШ О ВЕЩАХЪ И ПОНЯТШ ОБЪ ОТНОШЕНШХЪ. Первая глава. КЪ ТЕОРШ ОБРАЗОВАНЫ ПОНЯТ1Й. I. Понятiе въ аристотелевской логики. — Задача и природа родовыхъ понятiй.—Проблема абстракцiи.—Метафизическiя предпосылки аристотелевской логики.—Понятiе о субстанцiи въ логик* и въ метафизики П. Психологическая критика понятiя (Беркли).—Психологiя абстракцiи.—Абстравцiя и репродукцiя.—Миллевскiй анализъ математическихъ понятiй.—Недостатки психологической теорiи абстракцiи.—Формы образованiя ряда. — Элементы и функцiи.—М*сто понятiя о вещи въ систем* логическихъ основныхъ отяошенiй Ш. Отрицательный прiемъ „абстракцiи". — Математическое понятiе и его „конкретная общность".—Критика теорiи абстракцiи (Ламбертъ и Лотце). — Предметы „перваго" и „второго порядка".—Многообразiе предметныхъ „интенцiй".— Форма ряда и членъ ряда Вторая глава. ПОНЯТШ О ЧИСЛАХЪ.

Стр.

II. Логическое обоснованiе чистаго понятiя о числ* (Дедекиндъ).—Логика отношенiй. — Понятiе прогрессiи. — Число, какъ порядковое число.—Теорiи Гельмгольца и Кронекера.— Критика номиналистическихъ нопытокъ дедукцiи Ш. Понятiе о числи и понятiе о класс*. - Рёсселевская теорiя кодичественнаго числа.—Мощность и эквивалентность.— Критика теорiи „классовъ".—Логическое опред*ленiе нуля и единицы.—Предпосылки 'понятiя о класс*л—Понятiе о род* и понятiе объ отношенiй IV. Расширенiе понятiя о чисд*. — Гауссовская теорiя отрицательныхъ и мнимыхъ чиселъ.—Геометрическое и ариеметическое обоснованiе.—Дедекиндовское объясненiе иррацiональнаго числа,—Понятiе о „с*ченiи".—Число, какъ выраженiе формы порядка и ряда Проблема трансфинитныхъ чиселъ,—Понятiе о мощности.— Созданiе трансфинитныхъ порядковыхъ чиселъ.—Два »творческихъ принципа" числа (Канторъ) Третья глава. ПОНЯТШ О ПРОСТРАНСТВ* И ГЕОМЕТР1Я.

I. Недостатки сенсуалистической дедукцiи.—Система ариеметики.—„Основы ариеметики" Фреге.—Число и „представленiе".—Содержанiя представленiя и акты представленiя..

I. Понятiе и видъ.— Методика древней геометрiи.—Понятiе о пространств* и понятiе о числ*.—Понятiя о форм* и понятiя о ряд*.—Основной прнвщшъ аналитической геомет94 рiи.—Геометрiя безконечно-малыхъ.—Величины и функцiи.. II. Геометрiя положенiя.—Воззрите и мышленiе въ принципахъ геометрiи положенiа.—Штейнеръ и Понселэ.—Зависимость геометрическихъ образовъ.—Понятiе „коррелацiи".— Принципъ непрерывности у Понселэ и у Шаля.—Индукцiя и аналогiя.—Мнимое въ геометрiи.—Ценность геометрическихъ элементовъ въ смысл* бытiя и въ смысл* связыванiя... 105 Метрическая и проективная геометрiя.—Понятiе объ ангармоническомъ отношенiй.—Построенiе Штаудта.—Проективная метрика (Кэли и Клейнъ).—Понятiе о пространств* и понятiе о порядк*. — Геометрiя и теорiя группъ 116 Ш. Комбина/горика, какъ частое „ученiе о формахъ" (Лейбницъ).—Качество и количество.—Порядокъ и мира.— Геометрiя, какъ чистая „наука объ отношенiи" (Гильбертъ).— Синтезъ творческихъ отношенiй.—Ученiе о протяженности Грассманна и его логическiе принципы.—Формы исчисленiя.—Аналивъ безконечно-малыхъ и анализъ отношенiй.— Логика идеализма и система математики IV. Проблема метагеометрiи.—Рацiональное и эмпирическое обоснованiе геометрическихъ понятiй.—Эмпиристическая система Паша.—Идеализмъ и эмпиризмъ.—Математическое и чувственное пространство.—Абстрактные основные признаки чистаго пространства.—Геометрiя и действительность... Четвертая глава. ОБРАЗОВАН1Е ПОНЯТ1Й ВЪ ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ I. Естественно-научныя понятiя и конструктивный понятiя.— Идеадъ чистаго описанiя 151 II. Предпосылки исчисленiя и измiренiя.—Понятiе о механизме.—Геометрическое понятiе движенiя. — „Субъектъ" движенiя.—Движенiе, какъ математическая »идея".... 155 Предельное понятiе и его значенiе для познанiя природы.—Идеалистическое и эмпиристическое толкованiе предiльныхъ понятiй.—Теорiя П. Дю-Буа Реймона.—Проблема „существованiя".—Отношенiе между истиной и дЗДствительностью 163 Ш. Проблема физическаго метода и его исторiя.—Понятiе опыта въ древности (Платонъ и Протагоръ).—Понятiе о природ* и понятiе о цели.—Телеологiя и математика.—Понятiе гипотезы у Кеплера и Ньютона.—Понятiе объ опыте въ математической физики.—Логическая и онтологическая „гипотеза" 174 IV. Методика естественно-научнаго познанiя Роберта Майера.—Гипотезы и законы природы.—Предпосылки физическаго „измiренiя".—Физическiй „фактъ" и физическая „теорiя".—Полученiе единицъ мъ-ры.—Проблема измiренiя времени.—Понятiе константъ.—Подтвержденiе физическихъ гипотезъ 185 Мотивъ образованiя рядовъ.—Физическiя понятiя о рядахъ. Понятiе о числе и естественно-научное понятiе 195 V. Раввитiе понятiя о вещи.—Понятiе о субстанцiи въ iонiйской натурфилософiи. — Овеществленiе чувственныхъ качествъ (Анаксагоръ и Аристотель).—Химiя и алхимiя.— Система родовыхъ понятiй и физика чувственныхъ качествъ (Бэконъ) 199 Система атомистики. — Атомистика и ученiе о числахъ.—Обоснованiе Галилеемъ понятiя объ атоме.—Столкновенiе атомовъ и постулатъ непрерывности. — «Простой» атомъ у БосЕовича и Фехнера.—Понятiе объ атом* и дифференцiальное исчисленiе.—Превращенiя понятiя объ атом*.

Понятiе матерiи и понятiе эеира.—Логическая форма физическихъ понятiй объ объектахъ.—„Действительные" и „не действительные" элементы въ физическихъ понятiяхъ объ объектахъ —Матерiя и идея VI. Понятiя пространства и времени. — Ньютоновскiя понятiя абсолютнаго пространства и абсолютнаго времени.— Система координатъ чистой механики. — Замещенiе абсолютнаго пространства небомъ неподвижныхъ звездъ.—Законъ инерцiи.—Абсолютное и идеальное пространство. — Понятiе Штрейнца о «фундаментальномътеле»—Критика попытки Штрейнтца.—Теорiя К. Нейманна: тело альфа.— Физика и онтологiя.—Пространство и время, какъ математическiе идеалы.—Абсолютное и «умопостигаемое» npo-v, странство: Ньютонъ и Лейбницъ.—Система механики Генриха Гертца.—Построенiя и конвенцiи VII. Понятiе энергiи.—Понятiе объ энергiи и чувственныя качества.—Понятiе объ энергiи и понятiе о числе.— Понятiе о мере работы.—Энергiя, какъ чистое понятiе объ отношенiи.—Формальные предпосылки энергетики.— Методъ физической абстракцiи (дедукцiя энергетики Рэнкиномъ)— Проблема абстракцiи въ современной логике.—Основное понятiе эквивалентности.—Энергiя, какъ понятiе о вещи и какъ понятiе о порядке.—Энергетика и механика— „Понятiя" и „образы".—Требованiе однородности VIII. Проблема образованiя понятiй въ химiи.—Химiя чувственныхъ качествъ;

теорiя Флогистона.—Законъ определенныхъ пропорцiй (I. Рихтеръ)—Законъ кратныхъ пропорцiй Дальтона.—Развитiе химическаго понятiя объ атоме.— Понятiе объ атоме, какъ понятiе объ отношенiи.—„Регулятивное" пользованiе понятiемъ объ атоме Понятiе валентности и теорiя типовъ.—Логическiе моменты химическаго понятiя о типахъ. —„Химическiй" и „молекулярный" типъ.—Понятiе „радикала" и теорiя „сложныхъ радикаловъ". Преобразованiе формы химической системы.—Перiодическая система эдементовъ.—Дедукцiя при химическомъ образованiи повятi#.—Химiя и математика IX. Естественно-научно епонятiе и „действительность".— Теорiя естественно-научнаго образованiя понятiА Риккерта.— Критика риккертовской теорiи. — Понятiе и созерцанiе.— Значенiя словъ и математическiя понятiя.—Понятiе, какъ лринпицъ ряда.—Общее и частное,— Понятiе, какъ выраже 265 нiе единичныхъ отношенiй. — Проблема естествен но-научныгь константъ.—Значенiя величины и отношенiя величины... Вторая часть. Система понятiй объ отношенiяхъ и проблема д*йствительности П я т а я г л а в а. КЪ ПРОБЛЕМ* ИНДУКЦШ.

I. Проблема „единичнаго случая".—Единичный случай и законъ.—„Мысленный экснериментъ".—Предпосылка ц*локупности случаевъ.—Теорiя эмпирическаго сужденiя уЛокка и у Маха.—Воспрiятiе и функцiя сужденiя.—Постулагь необходимой определенности.—„Моментъ вечности" въ эмпирическихъ суждеяiяхъ.—„Интеграцiя" единичнаго случая.— Сужденiя воспрiятiя и сужденiя опыта.—Прерывныя и непрерывный „совокупности".—Опытъ, какъ аггрегатъ и какъ система.— Индукцiя и теорiя инварiантовъ. — Абстрактный предпосылки „естественнаго объекта". — Индукцiя и анадогiя 304 II. Индукцiя и анализъ, „композитивный" и „резолютивный" методъ.—Эксперимента, какъ средство анализа.—Разложенiе на „слои отношенiй". — Основное отношенiе „общихъ" и „частныхъ" отношенiй. — „Изоляцiя" и „наложенiе".—Синтезъ отношенiй въ математик* и въ опытной наук*.—Законы и правила.—Постоянство и однозначность совершенiя.—Понятiе объ „основанiи" и математическiя отношенiя необходимости.—Оба основныхъ типа знанiя.... 325 III. Проблема законовъ природы. Законы и константы.— Основная форма опыта.—Матерiальная и формальная непрерывность фазъ опыта.—„Теорiя инварiантовъ опыта" и пояятiе объ „a priori"... • t 341 Ш е с т а я глава. ПОНЯТ1Е ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. I. Раядiленiе „субъективной" и „объективной" д*йствительности.—Значенiе понятiя объ объект*. — Переменные и постоянные элементы опыта.—Субъективированiе чувственныхъ качествъ.—Градацiя въ степеняхъ объективности. —Требованiе непрерывности „предмета".—Логическая градацiя содержанiй опыта. — Организацiя опыта. — Проблема „трансцендентности".—„Трансцендированiе" чувственнаго ощущенiя.... 349 Понятiе „представлен!я" („Reprsentation").—Теорiя чувственныхъ „видовъ". — „Подобiе" межъ сознанiемъ и предметомъ.—Преобразованiе понятiя о представлен^.—Движенiе впередъ къ „цiлокупности опыта". — Отношенiе истины и действительности 363 П. Понятiе объективности и проблема пространства. — Проблема „локализацiи". — Теорiя проэщiи и ея недостатки.—Возникновенiе представления о пространств*.—Понятiе и воспрiятiе у Гельмгольца.—Понятiе о ряд* и эмпирически предметъ.—Расчлененiе на круги объективности.—„Проэкцiя" и „селекцiя"... 370 III. Предметъ и функцiя сужденiя. — Постоянство и повторимость.—Проблема „транссубъективнаго". — Ложное понятiе „субъективности".—„Объективныя" предпосылки понятiя о „я".—Коррелацiи сознанiя „я" и сознанiя предмета н „критическiй реаливмъ". - Предметъ и необходимость мысли.—Понятiе мышленiя въ систем* критическаго идеализма.— Предметность внутри чистой математики.—„Данное" и функцiя мышленiя. — Понятiе матерiи и проблема трансцендентности.. 379 IY. Теорiя знаковъ.—Знакъ и образъ.—Законом*рное въ явленiи.—Теорiя „относительности" Гельмгольца.—Логическое и онтологическое понимание мысли объ относительности. — Физическое понятiе действительности.—Единство физическаго образа мiра, 391 С е д ь м а я глава. СУБЪЕКТИВНОСТЬ И ОБЪЕКТИВНОСТЬ ПОНЯТ1Й ОБЪ ОТНОШЕНШХЪ. Функцiонадьныя формы рацiональнаго и ампирическаго познанiя.—Взаимноотношенiя „формы" и.матерiи" познанiя. — Совокупность „вйчныхъ истинъ".—Лейбницъ и Больцано.—Понятiе объ истин* въ современной математик*. 400 Понятiя объ отношенiяхъ и активность „я". — Проблема прагматизма.—Истина и полезность.—Незавершимость опыта и критическое ^онятiе объ истин*.—Д*йствительность, какъ „проектированное единство". — Непрерывность и сходимость фазъ опыта.—Двоякая форма понятiя В о с ь м а я глава. КЪ ПСИХОЛОПИ ОТНОШЕН1Й. I. Логическiя отношенiя и проблема самосовнанiя. — Психологiя понятiй объ отношенiяхъ у Платона.—Ученiе Аристотеля о KOIVV—Психологiя „мыслей объ отношенiяхъ" у Лейбвица и у Тетенса 422 Понятiе „простого" въ новой психологiи.—Овеществленiе „простыхъ" ощущенiй.—Проблема „качества формы".—Психологическая теорiя качествъ формы.—„Ощущенiя" и „воззрiнiя" 427 II. Теорiя „фундированныхъ содеряанiй" Мейнонга. — „Феноменальные" и „метафеноменальные" предметы.—„Предметы высшаго порядка". — Споръ между эмпиризмомъ и нативизмомъ.—Моментъ воспрiятiя и момевть сужденiя.—Психологiя пространственнаго представленiя. — Функцiи координированiя и связывания.—Психологiя мышленiя. — Логика и психологiя отношенiй Издатель К. В. Кренов Познание и действительность. (Понятие о субстанции и понятие о функции).

Репринтное издание Заказное издание Формат 60x90/16. Объем 29 п. л. Бумага офсетная ЛМЫ. Печать офсетная. Зак. №3043 Тираж 1000 (Одна тысяча экземпляров). Фонд «Университетская книга» при участии издательства «Алетейя» (СПб). Отпечатано с готовых диапозитивов в Санкт-Петербургской Типографии JMb1 РАН «Наука» СПб, В.О., 9 линия, Эрнст Кассирер

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.