WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЭРВИНГ ГОФФМАН Символы классового статуса 1 I Термины статус, позиция и роль использовались как взаимозаменяемые для обозначения набора прав и обязанностей, который управляет поведением лиц,

действующих в некотором данном социальном качестве. Как правило, права и обязанности статуса фиксируются со временем при помощи внешних санкций, приводимых в действие законом, общественным мнением и угрозой социально экономической потери, и такого рода внут ренних санкций, которые встроены в представление человека о себе и рож дают чувства вины, раскаяния и стыда. Статус может ранжироваться по шкале престижа согласно количеству со циальной ценности, которое вкладывается в него в сопоставлении с другими статусами в том же секторе социальной жизни. Индивид может оцениваться по шкале уважения в зависимости от того, в какой степени его исполнение приближается к идеалу, установленному для данного конкретного статуса2. Совместная деятельность, основанная на дифференциации и интегра ции статусов, — универсальная характеристика социальной жизни. Этот вид гармонии требует от обладателя каждого статуса действовать по отноше нию к другим таким образом, чтобы при этом передавалось впечатление, что его представление о себе и о них совпадает с их представлением о себе и о нем. Следовательно, такой рабочий консенсус требует адекватной ком муникации по поводу представлений о статусе. Права и обязанности статуса часто плохо приноровлены к требованиям обычной коммуникации. Нередко развиваются специализированные сред ства демонстрации собственной позиции. Такие знаковые средства были на званы статусными символами3. Это сигналы, отбирающие для данного лица статус, который ему вменяется, и способ, каким другие с ним обращаются. Статусные символы зримо разделяют социальный мир на категории лиц, тем самым помогая поддерживать солидарность внутри каждой категории и Измененная версия этой статьи была представлена в качестве доклада на ежегодном собра нии Общества социальных исследований Чикагского университета в 1949 году. Автор бла годарен У. Ллойду Уорнеру за наставничество и Роберту Армстронгу, Тому Бёрнсу и Анже лике Чоут за критику. Различие между престижем и уважением заимствовано у Кингсли Дэвиса. См.: Davis K. A Conceptual Analysis of Stratification // American Sociological Review. Vol. VII. June 1942. P. 309—321.

42 Эрвинг Гоффман враждебность между разными категориями4. Статусные символы необходи мо отличать от коллективных символов, которые служат отрицанию различия между категориями, с тем чтобы члены всех категорий могли соединяться в утверждении единого морального сообщества5. Статусные символы обозначают позицию, занимаемую обладателем ста туса, а не то, как он ее занимает. Следовательно, их необходимо отличать от символов уважения, обозначающих степень, в которой лицо исполняет обя занности своей позиции в соответствии с идеальными стандартами;

особый ранг его позиции здесь значения не имеет. Например, Крестом Виктории в британской армии награждают за героическое выполнение задачи незави симо от того, что это за задача, и независимо от воинского звания лица, ко торое ее выполняет. Это символ уважения. Он ценится выше схожего с ним ордена, называемого Крестом Георга. С другой стороны, есть знаки отли чия, которые обозначают звание подполковника. Это статусный символ. Он говорит о чине лица, которое его носит, но ничего не говорит об уровне, ко торого достигло это лицо в выполнении обязанностей, вменяемых его чину. Он ранжирует данное лицо выше человека, носящего знаки отличия капита на, хотя на самом деле капитана, возможно, ценят выше, чем подполковни ка, с точки зрения уважения, причитающегося доблестным воинам. Лица, занимающие одну и ту же социальную позицию, обычно обладают схожим паттерном поведения. Следовательно, каждый элемент поведения лица является знаком его социальной позиции. Знак позиции может быть статусным символом только тогда, когда он используется с некоторой регу лярностью как средство социального «размещения» лица, которое его про изводит. Любой знак, дающий надежное свидетельство позиции того, кто его произвел, — неважно, пользуются ли им как свидетельством позиции обыватели или социологи, — может быть назван удостоверением статуса. Эта статья посвящена давлениям, оказывающим влияние на поведение вследст вие того факта, что символ статуса не всегда оказывается очень хорошим удостоверением статуса. Итак, по определению, статусный символ несет в себе категориальное зна чение, то есть служит идентификации социального статуса лица, которое его производит. Но вместе с тем он может нести и экспрессивное значение, то есть выражать точку зрения, стиль жизни и культурные ценности лица, ко торое его производит, и удовлетворять потребности, создаваемые несбалан сированностью деятельности в его конкретной социальной позиции. На пример, обычай драться на дуэли был в Европе на протяжении трех столе тий символом дворянского статуса. Категориальная значимость этой прак тики была настолько хорошо известна, что право чувствовать или наносить такого рода обиду, которая вела к дуэли, редко распространялось на низшие Самый общий подход к изучению статусных символов, известный автору, можно найти у Г. Спенсера в «Основаниях социологии» (том II, часть IV, «Церемониальные институты»). 4 См.: Simmel G. Fashion // International Quarterly. Vol. X. P. 130—155. (В рус. переводе: Зиммель Г. Мода // Избранное. Т. 2. Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996. С. 266—291.) 5 См.: Durkheim E. The Elementary Forms of the Religious Life. Trans. S. W. Swain. N. Y., 1926. Особенно р. 230—234.

ЛОГОС 4—5(39) классы. Вместе с тем дуэль несла в себе важное экспрессивное значение;

она наглядно воплощала представление, что истинный мужчина является опас ным объектом, существом с ограниченным терпением, которое не позволит любви к жизни обуздать преданность собственным принципам и собствен ному самоуважению. В целом, мы должны исходить из того, что любой эле мент поведения значим в той или иной степени и в категориальном, и в экс прессивном его качестве. Статусные символы используются, потому что больше соответствуют требованиям коммуникации, чем права и обязанности, которые они обозна чают. Между тем сам этот факт делает необходимым, чтобы статусные сим волы были отличны и отдельны от того, что ими обозначается. Следователь но, всегда есть возможность, что символы будут использованы «мошенниче ским» образом, то есть будут обозначать статус, которым претендующее на него лицо на самом деле не обладает. Тогда мы можем сказать, что непрерыв ный процесс использования статусных символов в социальных взаимодей ствиях требует механизмов, ограничивающих возможности ложной репре зентации. Мы можем подойти к изучению статусных символов, классифици ровав воплощенные в них ограничительные механизмы. Имея в виду этот подход, мы можем провести различие между двумя важ ными видами статусных символов: профессиональными символами и классовыми символами. Эта статья посвящена в основном классовым символам. Есть, видимо, два основных типа профессиональных символов. Один из них принимает форму подтверждающих документов, которые с предпола гаемой авторитетностью удостоверяют квалификацию и трудовую исто рию данного лица. При установлении трудовых отношений нередко прихо дится полагаться на такого рода символы. Они защищены от подделки пра вовыми санкциями и, что важнее, пониманием того, что почти наверняка поступит подтверждающая информация. Другой тип профессионального символа вступает в действие после того, как трудовое отношение было уста новлено, и служит разграничению уровней престижа и власти внутри фор мальной организации6. В целом, профессиональные символы прочно связываются с одобрен ным референтом специфическими и признанными санкциями, во многом так же, как строго связываются с ним символы социальной касты. В случае социального класса, однако, символы играют роль, менее ясно контролиру емую авторитетом и в некоторых отношениях более значимую. Независимо от того, как мы определяем социальный класс, мы должны иметь в виду дискретные, или прерывные, уровни престижа и привиле гий, где доступ на любой из этих уровней, как правило, определяется ком плексом социальных качеств, среди которых ни одно и ни два не являют ся необходимо существенными. Символы классового статуса, как правило, обозначают не специфический источник статуса, а скорее нечто, основан 6 Примерами были бы отдельные кабинеты, сегрегированные помещения для еды и т. д. Обсуж дение статусных символов в формальных организациях см.: Barnard C. Functions and Pathology of Status Systems in Formal Organizations // Industry and Society / Ed. by W. F. Whyte. N. Y., 1946. Chap. 4, p. 46—83.

44 Эрвинг Гоффман ное на конфигурации источников. Так что если мы встречаем индивида, который манипулирует символами, как выясняется, мошенническим обра зом, — демонстрирующего знаки, но при этом обладающего лишь сомни тельным притязанием на то, что они обозначают, — мы часто не можем обосновать нашу установку ссылкой на его специфические недостатки. Кроме того, когда бы мы ни давали оценку классового статуса человека, множественность детерминант классовой позиции заставляет нас с необ ходимостью соотносить и взвешивать предпочтительные социальные ха рактеристики человека и менее предпочтительные. Мы можем ожидать, что в ситуациях, где требуются комплексные социальные суждения, точ ная социальная позиция лица будет неясной и, в некотором смысле, будет заменяться полем разночтений и сомнений. Репрезентации Я, попадаю щие в это поле, могут не находить нашего одобрения, но мы не можем до казать, что это ложные репрезентации. Независимо от того, как мы определяем социальный класс, мы должны соотносить его с правами, которые осуществляются и уступаются и кото рые, не будучи конкретно сформулированными в законе или договоре, неиз менно признаются на практике. Против лиц, представляющих себя облада телями классового статуса, который бы осведомленное большинство им не предоставило, не могут быть применены правовые санкции. Такого рода на рушители совершают наглость, а не преступление. Кроме того, классовые выгоды обычно соотносятся с установками превосходства, которые офици ально или слишком открыто не обсуждают, и предпочтительным положени ем в плане работы, услуг и экономических обменов, которое открыто или официально не одобряют. Мы можем согласиться, что индивид ложно себя представил, но, исходя из наших собственных классовых интересов, не мо жем сделать слишком ясным для себя, для него или для других, как именно он это сделал. Помимо этого, мы склонны оправдывать свои классовые вы годы, прикрываясь «культурными» ценностями, которые каждый в данном обществе предположительно уважает, — в нашем обществе, например, обра зованием, мастерством и талантом. В результате этого лицам, которые предъявляют публичное доказательство обладания любимыми ценностями их общества, не может быть открыто отказано в статусе, которого их симво лы позволяют им требовать. Итак, в целом, классовые символы используются не столько для того, чтобы истинно или ложно представить свою позицию, сколько для того, чтобы повлиять на суждение других лиц о ней в желаемом направлении. Мы будем и дальше употреблять термины «ложное представление» и «мошенни чество», но что касается вопросов социального класса, то эти термины надо понимать в том ослабленном звучании, в каком их оставляет вышеприведен ное обсуждение. II Каждый классовый символ воплощает в себе одно или несколько средств ог раничения его превратного использования. К числу наиболее типичных от носятся следующие ограничительные средства.

ЛОГОС 4—5(39) (1) Моральные ограничения. Как систему экономического договора делает эффективной готовность людей признавать легитимность прав, лежащих в основании этой системы, так и использование некоторых символов делают эффективным внутренние моральные ограничения, удерживающие людей от ложного представления самих себя. Эти уколы совести выражаются, как правило, разными, но функционально эквивалентными способами. Напри мер, в западном обществе некоторые лица, которые впервые могут позво лить себе последовать образцу показного потребления высших классов, воз держиваются от этого на основании религиозного сомнения, культурной брезгливости, этнической и расовой лояльности, экономической и граждан ской уместности или даже неприкрытого «чувства своего места»7. Конечно, эти самоограничения (в каких бы формах они ни выражались) подкрепля ются давлением мнения как со стороны собственной исходной группы дан ного лица, так и со стороны того класса, чьи символы оно может превратно использовать. Однако действенность этих внешних санкций определяется отчасти той готовностью, с которой они подкрепляются интернализован ными моральными ограничениями. (2) Ограничения, неотъемлемые от самих символов. Одно из решений пробле мы ложной репрезентации базируется на такого рода символе, который ощутимо заключает в себе явное использование самих прав или характерис тик, которые он символизирует. Мы символизируем наше богатство, демон стрируя его, нашу власть — пользуясь ею, а наше мастерство — реализуя его. В случае богатства, например, беговые лошади, большие дома и драгоценно сти очевидно предполагают, что денег у их владельца по крайней мере не меньше, чем можно было бы выручить на свободном рынке за эти символы. Использование ряда объектов как неотъемлемых символов богатства пред ставляет особую проблему, ибо мы должны принять во внимание, почему им может назначаться очень высокая рыночная ценность. Экономисты иногда говорят, что здесь мы имеем случай «реальной редкости», то есть соединения низкого предложения с высоким спросом. Между тем одна только редкость не квалифицирует потребительский объект как статусный символ, поскольку есть неограниченное число других видов редких объектов. Полотна какого нибудь неумелого любителя могут быть крайней редкостью, но в то же время почти не иметь какой либо ценности. Почему тогда мы придаем высокую цен ность экземплярам одного вида редкого объекта и не придаем ее экземплярам другого вида объекта, схожего с первым и в равной степени редкого? Иногда делаются попытки объяснить огромные различия в рыночной цен ности объектов, схожих по типу и одинаково редких, путем указания на «экс прессивное» различие между ними. (Эта же рационализация используется иногда для объяснения различия в рыночной ценности между «оригиналами» и «репродукциями».) Во многих случаях опознаваемое различие такого рода не только существует, но может также использоваться для ранжирования объ Моральные ограничения применяются и ко многим иным типам статусных символов, неже ли классовые. Например, в западном обществе женщины чувствуют, что им до достижения определенного возраста приличествует воздерживаться от использования символов сексу альной привлекательности, а по достижении определенного возраста — все более от него отказываться.

46 Эрвинг Гоффман ектов в соответствии с каким нибудь признанным эстетическим или чувствен ным стандартом оценки. Это различие в переживаемой ценности между отно сительно похожими объектами не кажется, между тем, достаточно важным са мо по себе, чтобы служить оправданием очень разной рыночной ценности, которая им назначается. Для объяснения высокой цены, назначаемой некото рым редким объектам, мы должны соотнести ее с теми социальными выгода ми, которые получают их владельцы, показывая это свое имущество другим лицам. Тот факт, что какой то один объект, а не другой, в равной степени ред кий, был выбран для использования в качестве статусного символа, объясня ется всего лишь экспрессивным превосходством этого объекта. (3) Естественные ограничения. Ограниченное предложение некоторого ви да объектов может быть относительно легко увеличено, но не увеличивается, потому что у людей нет мотива это делать или потому что существует строгая социальная санкция против этого. В то же время ограниченное предложение некоторых видов объектов не может быть увеличено никакими средствами, хотя бы отдаленно доступными в данное время, даже если может быть мотив сделать это. Эти объекты были названы «естественными редкостями». Естественная редкость некоторых объектов обеспечивает один из видов гарантии того, что число лиц, приобретающих эти объекты, не будет на столько велико, чтобы эти объекты стали бесполезными в качестве симво лов выражения вызывающего зависть отличия. Следовательно, естествен ная редкость — один из факторов, который может фигурировать в некото рых символах статуса. Мы вновь можем заметить, что не все редкие виды объектов высоко ценятся. Также мы должны заметить, что не все высоко це нимые редкие объекты являются статусными символами;

это можно уви деть, скажем, на примере некоторых радиоактивных веществ. В случае неко торых статусных символов основания редкости, между тем, представляют особую аналитическую проблему. Если мы будем рассуждать о ней таким об разом, то сможем заметить тот факт, что, хотя свою наиболее очевидную роль редкость играет как элемент неотъемлемых символов богатства, име ются символы статуса, которые оберегаются фактором естественной редко сти, но не могут быть напрямую куплены и проданы. В целом, основания естественной редкости можно искать в некоторых особенностях физического производства или физической структуры симво ла. Разумеется, при этом может быть найдено не одно, а несколько основа ний, скомбинированных в одном и том же символе. Самое очевидное основание редкости может быть обнаружено, пожалуй, в объектах, которые изготовлены из материала, очень нечасто встречающе гося в природном мире, и которые не могут быть произведены синтетичес ки из менее редкого сырья. Такое основание редкости присутствует, скажем, в случае очень крупных бездефектных алмазов. Основание редкости обнаруживается в том, что можно было бы назвать «исторической закрытостью». Высокая ценность может придаваться про дуктам, которые восходят доказуемым образом к действующим лицам, за крывшим свое производство, на том основании, что рост предложения стал теперь физически невозможным. В Новой Англии, например, связь семьи с судоходным делом может надежно использоваться как символ статуса, по ЛОГОС 4—5(39) скольку этого дела, в его прежнем смысле, уже не существует. Аналогичным образом, в качестве символа статуса может использоваться «основательная» мебель из твердой древесины, независимо от стиля ее изготовления и мас терства изготовителя.

Деревьям, дающим материал для такой мебели, требу ется для роста так много времени, что с точки зрения текущего рынка суще ствующие леса могут рассматриваться как закрытый и ограниченный источ ник поставок сырья. Еще одна основа естественной редкости обнаруживается в объектах, чье изготовление требует привлечения значительной доли всех имеющихся средств производства. Это гарантирует уверенность в чисто физических ос нованиях того, что не появится большого числа дубликатов. В неиндустри альных обществах, например, крупные сооружения вбирают в себя значи тельную долю совокупного труда и всех строительных материалов, имею щихся в данное время в данном регионе. Это условие соблюдается также в случае некоторых художников и мастеров, чья совокупная жизненная выра ботка принимает форму небольшого числа выдающихся предметов, харак терных для их изготовителя. Наконец, мы можем обратить внимание на то, что лицо, приобретающее символ, может само обладать качествами, которые сравнительно эксклю зивно связывают его с производством символа. Такова, например, связь творца с его произведением искусства, ставшим символом статуса. Таким же образом дети могут отчасти разделять статус своих родителей не только потому, что между ними существует доказуемая связь, но и потому, что число детей, которых может родить женщина, строго ограничено. Фа милия может в этом случае использоваться как символ статуса на том осно вании, что ее можно законно приобрести только от рождения или посредст вом выхода женщины замуж за потомка этого рода. Схожая основа редкости обнаруживается в характеристиках социально го взаимодействия. Вообще говоря, личная связь с индивидами высокого статуса используется как символ статуса. Одной из причин того, что это воз можно, служит тот факт, что существует физический предел для числа лиц, с которыми любой конкретный индивид может быть близко связан. Это ог раничение базируется на том, что личные отношения предполагают взаим ную интеграцию вокруг широкого круга деятельностей, и, исходя из време ни и вероятности, индивид не может быть связан таким образом с большим количеством лиц. Наконец, спектакль, играемый данным актерским составом, неизбежно «играется для» аудитории ограниченного размера. Это связано с ограниче ниями человеческого зрения и слуха. Этот актерский состав может повто рить свое представление для другой аудитории, но такое представление не может быть воспроизведено в том смысле, в каком это возможно в случае кинематографа. Только в кино одно и то же представление может «давать ся» в разных местах одновременно. Таким образом, посещение театра мо жет использоваться как символ статуса, тогда как визит в кинотеатр, в це лом, не может. (4) Ограничения со стороны социализации. Важный символ членства в дан ном классе демонстрируется в неформальном взаимодействии. Он состоит 48 Эрвинг Гоффман в такого рода актах данного лица, которые впечатляют других уместностью и приятностью его общих манер. В умах присутствующих такое лицо мыс лится «человеком нашего круга». Впечатления этого рода, видимо, основы ваются на реакции на многочисленные частности поведения. Последние за ключают в себе элементы этикета, одежды, умения себя держать, жестикуля ции, интонации, произношения, лексики, мелких телесных движений и ав томатически выражаемых оценок касательно сущности и деталей жизни. Эти мелочи поведения образуют, так сказать, социальный стиль. Статусные символы, основанные на социальном стиле, воплощают в се бе ограничительные механизмы, часто действующие в соединении друг с другом. Обычно нас впечатляет целостный характер манер данного лица, так что мы, на самом деле, редко можем уточнить и разложить по пунктам те конкретные акты, которые произвели на нас впечатление. Следовательно, мы обнаруживаем, что неспособны разложить желаемый стиль поведения на части, достаточно малые и определенные, чтобы стало возможным их си стематическое освоение. Также мы обнаруживаем, что символическая ценность придается тому вос принимаемому различию, которое существует между актом, выполняемым не обдуманно под невидимым руководством знакомства и привычки, и тем же са мым актом или подражанием ему, выполняемым с осознанным вниманием к деталям и самосознательным вниманием к производимому эффекту. Кроме того, манеры, предписываемые членам класса, обычно являются миниатюрным выражением их стиля жизни, их представления о себе, а так же психологических потребностей, порождаемых их повседневной деятель ностью. Иначе говоря, социальный стиль имеет глубокую экспрессивную значимость. Стиль и манеры класса, следовательно, психологически не под ходят тем, чьи жизненные переживания имеют место в другом классе. Наконец, мы должны заметить, что члены класса часто вырабатывают исключительность именно в тех ситуациях, где преподается категориальная значимость конкретного акта. Это отчасти объясняет тот обычный социаль ный факт, что один класс может пользоваться как символом актом, о кото ром другой класс не знает, что он таким образом применяется8. Односторон ний символизм этого типа может встречаться даже тогда, когда лицами, вы полняющими акт, являются лица, не знающие, что он означает. (5) Ограничения самосовершенствования. Во многих обществах хобби, за ключающие в себе воспитание «вкусов» и совершенствование в искусствах, спорте и художественных промыслах, использовались как символы классо вого статуса. Экспертов наделяют престижем, а экспертность базируется на долгом сосредоточении внимания и требует его. Эффективным источником такого рода символа стало, например, владение иностранными языками. Было бы банальностью сказать, что все, доказывающее, что в прошлом на недоходные занятия была потрачена уйма времени, чаще всего использу ется как классовый символ. Но временные затраты — не единственное огра ничение, встающее на пути самосовершенствования. Самосовершенствова Возможно, структурная модель для такого рода символа обнаруживается в «пароле» и услов ном знаке тайного общества.

ЛОГОС 4—5(39) ние требует еще дисциплины и упорства, то есть требует, чтобы человек ис ключил из сферы своего внимания все отвлекающие дела и конкурирующие интересы, которые могли бы помешать осуществлению намерения на про тяжении долгого периода времени. Это ограничение на неподобающее при своение символов особенно эффективно, когда велик промежуток между подготовкой и демонстрацией результатов. Интересный пример самосовершенствования обнаруживается в таком качестве, как «сдержанность», которой классы во многих разных обществах придают высокую ценность. Здесь дается социальное применение дисцип лине, необходимой для отведения в сторону и удержания под контролем на стойчивых стимулов повседневной жизни, с тем чтобы можно было свобод но задерживать внимание на тончайших различиях, которые в противном случае остались бы незамеченными. В каком то смысле сдержанность есть форма негативного самосовершенствования, ибо оно заключает в себе уме лый отвод внимания от многих областей опыта. Примером служит японская чайная церемония в дзэнский период буддизма. В западном обществе нега тивные и позитивные аспекты самосовершенствования, как правило, ком бинируются, образуя то, что называют «разборчивостью» в отношении пи щи, питья, одежды и обстановки. (6) Органические ограничения. Ограничения, связанные с манерами и само совершенствованием, дают посредством соответствующих символов свиде тельства относительно того, как и где индивид провел значительную часть своего прошлого. Свидетельства, касающиеся прежней деятельности, име ют принципиальное значение, поскольку классовый статус базируется не только на социальных качествах, но и на продолжительности времени, в те чение которого лицо ими обладает. В силу самой природы биологического роста и развития усвоенные паттерны поведения обычно дают гораздо ме нее надежное видение прошлого данного лица, чем приобретенные измене ния в его физическом строении9. Например, в Британии состояние кистей рук и рост у мужчин и вторичные половые признаки у женщин являются символами статуса, которые базируются, в конечном счете, на долговремен ных физических последствиях диеты, труда и среды. III Лица, занимающие одно и то же социальное положение, ведут себя множест вом способов, которые являются общими для всех, кто занимает это положе ние, и специфичными для них. Некоторые элементы, отбираемые из всего разнообразия этой деятельности, используются для специальной цели обозна чения статуса. Эти элементы отбираются вместо других возможных отчасти потому, что несут в себе сильный экспрессивный компонент и воплощают в се бе механизмы, ограничивающие их использование для ложной репрезента ции. Тип классового сознания, развивающийся в обществе, можно понять че рез разграничение, проводимое между теми элементами характерного поведе 9 Использование наследуемых характеристик как символов статуса типичным образом обнару живается, конечно, в кастовом, а не в классовом обществе.

50 Эрвинг Гоффман ния, которые используются как статусные символы, и теми элементами, кото рые могли бы быть таким образом использованы, но не используются. Мы обрисовали шесть общих механизмов ограничения злоупотребления классовыми символами. Следует, однако, сказать, что нет ни одного способа ограничения, который смог бы устоять под натиском слишком многих мел ких обстоятельств, и ни одного ограничения, которое бы тем или иным обра зом регулярно и систематически не обходилось. Примером служит система частных школ в Великобритании, которую можно рассматривать как машину систематического производства среднего класса в обличье аристократии;

та кую же задачу решают двадцать шесть «школ обаяния» в Чикаго, имеющие, од нако, несколько иную клиентуру и ориентирующиеся на несколько иной иде альный образ. Наличие рутинных методов обхода может в какой то степени объяснить, почему утойчивые классы склонны обозначать свое положение при помощи символов, опирающихся на много разных типов ограничительных механиз мов. По всей видимости, действенность одного типа ограничения препятст вует при этом несрабатыванию другого. Таким образом группа избегает опас ности, так сказать, складывания всех своих символов в одну корзину. И на оборот, социальные ситуации, для которых важен анализ статусных симво лов, можно классифицировать по типу механизма, от которого члены класса могут слишком сильно зависеть или которым они могут пренебрегать. С точки зрения, принятой в этой статье, проблемы изучения классовых символов имеют два аспекта: один относится к классу, в котором рождается символ, другой — к классу, который его присваивает. В заключение статьи укажем на три таких двусторонних проблемных области. (1) Классовое перемещение. Социальные классы, как и отдельные их члены, по стоянно перемещаются вверх и вниз по шкале относительного богатства, вла сти и престижа. Это перемещение ложится тяжелым грузом на классовые сим волы, повышая тенденцию знаков, символизирующих позицию, к принятию роли ее вручения10. Эта тенденция, соединяясь с ограничениями, накладываю щимися на приобретение статусных символов, сдерживает подъем на социаль ные вершины тем лицам, которые лишь недавно приобрели значительную власть и богатство, и задерживает падение тех, кто недавно их потерял. Таким образом может быть гарантирована непрерывность традиции, даже если про исходит изменение в типе людей, которые эту традицию сохраняют. Как уже предполагалось, мы обнаруживаем, что источники высокого ста туса, которые некогда никем не оспаривались, исчерпываются или вступают в конкуренцию с новыми, иными источниками статуса. Следовательно, яв ляется обычным делом, когда целый класс лиц неожиданно оказывается с символами и ожиданиями, которые их экономическая и политическая пози ция не в состоянии более поддержать. Символ статуса не может навечно удержать обретенную им роль вручения статуса. Наступает время, когда со циальное падение переходит в крутое пике: члены падающего вниз класса вынуждены все больше и больше полагаться на символы, несоразмерные те Крайний случай обнаруживается в так называемой ритуальной передаче харизмы. См.: Weber M. Theory of Social and Economic Organization. Trans. T. Parsons. London, 1947. P. 366.

ЛОГОС 4—5(39) кущим расходам, и тем временем их связь с этими символами понижает цен ность этих знаков в глазах других. Другой аспект этой проблемы связан с тем фактом, что новые источники высокого статуса, как правило, позволяют приобретать дорогостоящие сим волы до того, как могут быть приобретены символы, базирующиеся на само совершенствовании и социализации. Обычно это порождает в восходящей группе ожидания, остающиеся в течение какого то времени неоправданны ми, и подрывает то уважение, с которым относятся к дорогостоящим симво лам члены других классов11. (2) Охранительные группы. Везде, где оснащение, символизирующее класс, становится сложным, может развиться охранительный персонал, задача кото рого состоит в выстраивании и обслуживании этой машинерии статуса. В на шем обществе подобный персонал включает членов таких профессиональных категорий, как домашняя обслуга, модельеры и модели, художники по интерь еру, архитекторы, преподаватели в сфере высшего образования, актеры и все возможного рода художники. Лица, занимающие эти рабочие места, обычно рекрутируются из классов, имеющих гораздо меньше престижа, чем класс, ко торому такие услуги продаются. Таким образом, есть люди, чья повседневная работа требует, чтобы они стали экспертами по манипулированию символами, обозначающими более высокую позицию, чем та, которую сами они занимают. Следовательно, здесь мы имеем институционализированный источник лож ной репрезентации, фальшивого ожидания и разночтений. Возникает интересное осложнение, когда специалист предоставляет символическую услугу множеству лиц, а символ, которому он обязан своей занятостью, содержит в себе ярко выраженный экспрессивный компонент. Так обстоит дело, например, с моделью и художником по интерьеру. В таких условиях охранитель начинает играть примерно такую же сакральную роль, как и лица, которым вверены коллективные символы общества. Тогда стано вятся возможны реализация неподобающих ожиданий охранителя и соот ветствующее понижение статуса и безопасности класса его клиентов. (3) Циркуляция символов. Систематический обход ограничений ведет к нисходящей и восходящей циркуляции символов12. Судя по всему, объектив ная структура знакового средства в этих случаях всегда видоизменяется. Бы ло бы интересно дать классификацию этих изменений или способов вульга ризации, но это не входит в задачи настоящей статьи. С точки зрения, принятой в этой статье, циркуляция символов имеет два основных последствия. Во первых, те, у кого некий символ рождается, долж ны отвернуться от того, что им знакомо и привычно, и искать снова и снова Это рассматривали как проблему нуворишей, примером которых служит сообщество Голливу да. См.: Rosten L. Hollywood. N. Y., 1941, особенно р. 163—180. См. также: Parsons T. The Motiva tion of Economic Activity // Essays in Sociological Theory. Glencoe, 1948. P. 215. (В рус. переводе: Парсонс Т. Мотивация экономической деятельности // О структуре социального действия. М.: Академический проект, 2000. С. 329—353.) Крайним случаем в США является падение со циальной ценности тех марок дорогих автомобилей, которым отдают предпочтение бога тые криминальные классы. 12 Не является редкостью, когда практики, рождающиеся в одном классе, принимаются членами более высокого класса. Примерами того, о чем идет речь, могут служить арго криминальных, 52 Эрвинг Гоффман что то такое, что еще не было испорчено. В особенности это касается групп, меньших по размеру и более специализированных, чем социальные классы, — групп, члены которых чувствуют склонность к отграничению себя от своего исходного социального класса, но не посредством движения вверх или вниз, а посредством выхода вовне. Это можно увидеть, например, в попытке джазо вых музыкантов создать ежемесячную квоту новых манер для замены тех черт своего поведения и речи, которые успели присвоить обыватели13. Второе последствие, пожалуй, более значимо. Статусные символы дают ключевую информацию, которая используется для выяснения статуса дру гих и, исходя из этого, того, как с другими следует обращаться. Следователь но, мысли и внимание лиц, вовлеченных в социальную деятельность, обыч но оказываются заняты этими знаками положения. Кроме того, мы имеем тот факт, что символы статуса нередко выражают весь образ жизни тех, у ко го этот символический акт родился. Таким образом, индивид обнаруживает, что структура его опыта в одной сфере жизни воспроизводится во всех его переживаниях в других сферах жизни. Подобного рода подтверждение ин дуцирует солидарность в этой группе и придает богатство и глубину психи ческой жизни ее членов. Однако вследствие циркуляции символов знак, экспрессивный для того класса, в котором он рождается, начинает использоваться другим классом — классом, для которого этот символ может обозначать статус, но плохо его выражает. При этом сознательная жизнь может стать бесцветной и скудной, сосредоточенной на символах, которые не слишком то ей конгениальны. Мы можем закончить статью призывом к эмпирическим исследованиям, которые проследили бы социальную карьеру отдельных статусных симво лов, — исследованиям, подобным тому, которое предпринял д р Мюллер в отношении передачи данного музыкального вкуса от одной социальной группировки к другой14. Такие исследования полезны в период, когда широ чайшая культурная коммуникация интенсифицировала циркуляцию симво лов, повысила власть охранительных групп и расширила репертуары пове дения, принимаемого как средство передачи символов статуса. Перев. с англ. Владимира Николаева этнических и театральных групп и такие мимолетные социальные помешательства, как ламбет уок [простонародный лондонский танец. — Прим. перев.]. В большинстве случаев эти пере нимаемые социальные практики выполняют всего лишь экспрессивную функцию и не ис пользуются как статусные символы. Но иногда практики, пользующиеся низкой репутаци ей, принимаются как статусные символы с целью выразить свое отношение к тем, кто не может себе позволить быть связанным с ними. 13 Из разговоров с Говардом Беккером. 14 Mueller J. H. Methods of Measurement of Aestetic Folkways // American Journal of Sociology. Vol. LI. P. 276—282.

ЛОГОС 4—5(39)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.