WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«М. А. ЭЛЬКИН ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ХИРУРГИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ РУК И З Д А Т Е Л Ь С Т В О «МЕДИЦИНА» Ленинградское отделение, 1971 УДК 617.57-057-089 М. А. Элькин, 1971 г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

а) временное освобождение от работы с организацией амбулаторного или стационарного лечения больного;

б) временный перевод на другую работу с целью устранения фактора перенапряжения или микротравматизации и для закрепления результатов лечения (профбольничный лист до двух месяцев);

в) предоставление облегченных условий труда, не влекущее за собой утрату или значительное снижение квалификации;

г) определение больному группы инвалидности по профессиональному заболеванию вследствие ограничения трудоспособности с последующим рациональным трудоустройством. Первые три рекомендации обычно выносятся врачами поликлиник и медико-санитарных частей, четвертая рекомендация может быть вынесена только врачами ВТЭК. Любая из перечисленных рекомендаций имеет чрезвычайно большое значение для больного, для предприятия, на котором он работает, и, в конечном итоге, для нашего государства. Вопросы экспертизы трудоспособности больного пери артритом возникают на всех этапах заболевания. В периоды обострения болей и ограничения функции плечевого сустава (ограничение отведения и ротации плеча) проводится лечение по больничному листу. После ликвидации острых болей и при некотором повышении объема движений в плечевом суставе больной может быть допущен к работе, но не к основной, а облегченной. Перевод на облегченную работу может быть осуществлен по справке ВКК, но при этом следует помнить, что только 2 недели работы по такой справке оплачиваются из расчета среднего заработка больного, после чего оплачивается фактически выполняемая им работа. Если двухнедельного пребывания на облегченной работе по справке ВКК явно недостаточно для закрепления результатов лечения, больной имеет право на получение профбольничного листа сроком до двух месяцев. Только после продолжающегося лечения и выполнения облегченной работы, когда имеется достаточно оснований считать полученные результаты стойкими, больной допускается к своей постоянной работе. Длительность лечения по больничному листу и последующего долечивания по профбольничному листу не должны смущать врачей, склонных нередко считать возможно более раннюю выписку больных на основную работу каким-то достижением. Опыт показывает, что «скоростное» лечение плече-лопаточного периартрита (как, впрочем, и всех других профессиональных заболеваний опорно-двигательного аппарата) имеет весьма ощутимую теневую сторону в виде очень скоро наступающего рецидива, лечение которого потребует еще больше времени. Учитывая длительность пребывания на облегченной работе, не следует довольствоваться констатацией самого факта использования профбольничного листа. На практике известно совсем немало случаев, когда больной, получивший профбольничный лист, переводится на работу, мало чем отличающуюся от основной, и не получает, по существу, нужного ему режима. Длительность временного перевода на облегченную работу обусловливается и степенью ограничения функции плечевого сустава, и особенностями работы, выполняемой данным больным. В профессиях, связанных с особо выраженной нагрузкой на плечевой сустав (штукатуры, маляры, электросварщики, монтажники, проходчики, садчики и съемщики кирпича, ткачихи и т. д.), продолжительность таких переводов должна быть максимальной (2 месяца). Экспертиза трудоспособности становится особенно ответственной в тех случаях, когда длительное лечение с использованием перевода на облегченную работу все же оказывается неэффективным или нестойким, когда заболевание отличается наклонностью к рецидивам и приводит при медленном прогрессировании к возрастающему ограничению функции плечевого сустава. В этих случаях встает вопрос об ограничении трудоспособности, о непригодности больного к продолжению работы в данной профессии, о необходимости переквалификации. В некоторых случаях постоянное трудоустройство на другой работе не связано с утратой квалификации (например, перевод кочегара, работавшего на подаче твердого топлива, на работу в механизированную кочегарку), но гораздо чаще такой перевод связан с утратой или же значительным снижением квалификации, и тогда больного следует направить на ВТЭК. для перевода на инвалидность. Необходимость в такого рода направлении становится особенно ощутимой при двустороннем периартрите, а также при его сочетаниях с другими заболеваниями рук. НАРУЖНЫЙ ЭПИКОНДИЛИТ ПЛЕЧА Первые описания заболевания, известного в настоящее время под названием эпикондилита плеча, появились задолго до того, как стал известен самый термин «эпикондилит». Runge (1873) и Remack (1894) обратили внимание на своеобразное заболевание, протекающее с длительными и упорно не поддающимися лечению болями в области надмыщелков плеча. Bernhardt (1896) описывает «малоизвестную форму профессиональной невралгии» в зоне наружного надмыщелка плеча и связывает это заболевание с перенапряжением мышц, отходящих от него. В том же году Couderc опубликовал в Тулузе диссертацию о «Новой форме профессионального заболевания работников ручного труда, по-видимому, обусловленной частичным разрывом сухожилий надмыщелка». Работы Bernhardt и Couderc не привлекли к себе внимания, остались незамеченными, и после их опубликования уже описанное заболевание несколько раз заново открывалось и описывалось под различными названиями. Fere (1897) предлагает называть стойкие боли в зоне надмыщелков плеча «эпикондиалгией». Bahr (1900), Marschall (1907), Preiser (1910) отмечают, что стойкие боли в зоне наружного надмыщелка плеча, сопровождающиеся слабостью в руке, часто наблюдаются у тенни§ систов, и вводят в литературу название «теннисный локоть» (Tennis elbow), «теннисная болезнь». В 1910 г. независимо друг от друга Vulliet и Franke описывают уже известное и довольно подробно до них описанное заболевание под названием «эпикондилит плеча», и, как это нередко бывает, именно эти авторы признаются первооткрывателями эпикондилита плеча, а предложенное ими название стало наиболее употребительным. Только в англо-американской литературе чаще всего употребляется название Tennis elbow. В отечественной литературе и в официальном списке профессиональных заболеваний фигурирует «эпикондилит плеча». Только за последние 20 лет в зарубежной литературе опубликовано около двухсот работ об эпикондилите плеча, и среди них, наряду с краткими сообщениями, имеются большие исследования, в которых подытоживается опыт многих сотен наблюдений (Maurer, 1955;

P f l u g H Lunda, 1955;

Goldie, 1964, и др.). Первое упоминание об эпикондилите плеча сделал в отечественной литературе Н. А. Богораз, который в своей книге «Повреждения и заболевания локтевого сустава и предплечья» (1914) сообщил, что «причиной теннисного локтя является чрезмерное сокращение плечевой мышцы и супинатора и натяжение ладонной части боковой лучевой связки». В дальнейшем об эпикондилите плеча писали В. П. Недохлебов (1926), И. А. Голяницкий (1927), В. М. Перельман (1926), Д. И. Нагорный (1929), но после них об этом заболевании в нашей литературе не упоминается почти на протяжении 30 лет. Начиная с 1957 г. различные стороны клиники, и лечения эпикондилита плеча освещаются нами и нашими сотрудниками (М. А. Элькин, 1957—1969;

А. В. Евсюкова, 1959;

Я. Д. Шохман, 1959;

И. С. Брейдо, 1963;

М. М. Бронштейн и В. Г. Терентьева, 1965;

И. Н. Смирнов, 1965, 1969, и др.).

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА НАРУЖНОГО ЭПИКОНДИЛИТА ПЛЕЧА Клиническая картина наружного эпикондилита плеча весьма отчетлива, симптоматика одпоообразна и характерна, диагностика не представляет особых трудностей. Течение отличается длительностью, упорством, склонностью к рецидивам. Наружный эпикондилит плеча может начинаться остро, и в этих случаях всегда имеется указание либо на непосредственную травму наружного надмыщелка плеча, либо на какое-нибудь очень значительное и сверхобычное напряжение руки, связанное с поднятием большой тяжести, особенно сделанным рывком, крутым и тяжелым поворотом рычага или колеса, каким-либо другим движением, при совершении которого имела место очень напряженная пронация или супинация предплечья с форсированным сгибанием или разгибанием его. Острое начало наружного эпикондилита встречается, по нашим данным, не чаще 5%, может считаться не типичным и относится к категории посттравматических. Что касается профессионального наружного эпикондилита плеча, то для него как раз наиболее типичным и обязательным является постепенное и довольно медленное развитие, и больной не только не знает и не может назвать день начала заболевания, но, как правило, весьма неуверенно называет месяц, в котором оно началось. Наружный эпикондилит плеча всегда начинается с появления болей в области наружного надмыщелка, и эти боли описываются больными по-разному — как ноющие, тянущие, давящие, режущие и, очень редко, как жгучие. Боли в зоне наружного надмыщелка плеча в начале заболевания возникают только во время работы и не всякой работы, а связанной с необходимостью производить напряженную пронацию и супинацию предплечья в сочетании со сгибанием и разгибанием его. Постепенно боли в области наружного надмыщелка плеча усиливаются, начинают возникать и при относительно небольшом напряжении руки, и это вынуждает больного все чаще делать паузы в работе и все больше удлинять эти паузы. В некоторых случаях уже через 2—3 недели, а иногда и через несколько недель периоды вынужденного покоя становятся все более продолжительными, а попытки сократить затянувшуюся паузу становятся все менее успешными. Проходит совсем немного времени, и боли в области наружного надмыщелка плеча заметно беспокоят не только во время напряженной работы, но и при выполнении целого ряда ненапряженных движений в локтевом суставе, не связанных с работой. Больные все более отчетливо замечают, что не могут поднять и пронести на вытянутой руке даже совсем небольшую тяжесть, удержать на вытянутой руке тарелку седой, не могут повернуть ключ в замке, если это связано с небольшим усилием, не могут нарезать хлеб. Женщины отмечают, что очень рано и очень заметно утрачивается возможность выкрутить мокрое белье, провести утюжку платья. Подавляющее большинство больных уже через 4—5 недель после появления болей отмечает, что становится трудно и больно полностью выпрямить руку в локте, даже если разгибание производится без всякого напряжения. В то же время все без исключения больные отмечают, что, если рука находится в согнутом положении, а предплечье в положении, среднем между пронацией и супинацией, боли исчезают или становятся едва ощутимыми. Уже в самом начале заболевания, когда больные еще справляются с обычной работой, но отмечается значительное усиление болей от прикосновения к надмыщелку, они принимают меры предосторожности против такой травматизации надмыщелка — обертывают локтевой сустав платком или повязкой, надевают на руку импровизированные муфты и т. п. Проходит еще немного времени, и больные отмечают слабость в руке, усиление болей при самом небольшом напряжении руки. Становится не только трудно, но просто невозможно удержать в вытянутой или полусогнутой в локте руке деталь, инструмент или дома стакан с чаем, тарелку супа — больной нередко роняет их. Именно в это время продолжение работы становится невозможным, и чаще всего на этом этапе больные обращаются к врачу. До обращения к врачу многие больные самостоятельно лечатся компрессами, натираниями, теплом (грелками, горячим песком и т. д.). Боли при наружном эпикондилите плеча носят обычно строго локальный характер, и только у 4% больных мы смогли отметить иррадиацию болей в дистальном направлении к шиловидному отростку лучевой кости. Различного рода парестезии на больной руке никогда не связаны с эпикондилитом плеча и наблюдаются только при сочетании этого заболевания с вегетативным полиневритом или различного рода невралгиями и радикуло-плекситами. Усиление болей в руке в ночное время также нетипично для больных, страдающих наружным эпикондилитом плеча, и, хотя такого рода жалобы не исключают эпикондилита, чаще всего они свидетельствуют о наличии, помимо эпикондилита плеча, таких заболеваний, как радикуло-плексит или полиневрит. Исследование больного, страдающего эпикондилитом плеча, требует внимания и должно проводиться с определенной последовательностью. Еще до того, как начинается само обследование, нередко обращает на себя внимание манера больного держать больную руку. Можно без особого труда заметить, что он щадит больную руку и старается разгибать ее по возможности неполно. Это становится особенно заметно, когда больной раздевается, стягивает рубаху, снимает платье, а когда больной уже разделся и становится перед врачом, то его здоровая рука свободно вытянута вдоль туловища, тогда как больная невольно удерживается в несколько или подчеркнуто согнутом положении. Тщательный осмотр плеча и предплечья в подавляющем большинстве случаев не дает чего-либо существенного — нет ни припухлости в области надмыщелка плеча, ни покраснения кожи, ни какой-либо асимметрии. Лишь в редких случаях посттравматического эпикондилита удается увидеть ссадину или рассасывающуюся гематому в зоне надмыщелка плеча. Довольно часто наблюдаемая в зоне надмыщелка плеча гиперемия или даже пигментация кожи является результатом применения больным грелок, компрессов, натираний, смазывания йодом. Если к тому же больные повязывали руку или носили всякого рода муфты, можно отметить и некоторое местное повышение температуры, которое, конечно, нельзя рассматривать как симптом эпикондилита. У 92% обследованных нами больных отмечено некоторое ограничение объема движений в локтевом суставе. Прежде всего это относится к разгибанию предплечья. Активное разгибание предплечья осуществляется больным без особого труда и безболезненно до 160— 170°, а полное разгибание до 180° оказывается из-за возникающих болей невыполнимым или трудно выполнимым. Что касается пас сивного разгибания предплечья, то его медленно и последовательно удается осуществить полностью, хотя при этом и появляются боли в области наружного надмыщелка плеча. Пронация и супинация предплечья, находящегося в слегка согнутом положении, выполняются больным полностью и не вызывают болей, но при полностью разогнутом предплечье и пронация, и супинация несколько болезненны и немного ограниченны. Совсем другая картина возникает при напряженной пронации и супинации — эти движения вызывают отчетливую боль в области наружного надмыщелка плеча. Лучше всего этот симптом проверяется при поворачивании туго перемещающегося ключа или фиксированной руки исследующего врача. Исключительно большое значение для диагностики наружного эпикондилита имеют симптомы Thomsen, Welsch и определение силы сжатия кисти руки при помощи динамометра Коллена (динамометрия). Эти симптомы можно отнести к постоянным;

по крайней мере, при обследовании более 1000 больных мы отметили их во всех без исключения Рис. 11. Схема выявления симптома Томсена при переводе сжатой в кулак кисти из тыльслучаях. ного сгибания в ладонное. Симптом Thomsen (Томсена), или симптом выпадения напряженной тыльной флексии, заключается в том, что при попытке удержать сжатую в кулак кисть руки в положении тыльной флексии (экстензии) больной испытывает острую боль в области наружного надмыщелка плеча и одновременно "с ее возникновением вынужден прекратить сопротивление, после чего кисть сразу же переходит в положение ладонной флексии (рис. 11). Особенно отчетливым и ярким становится этот симптом, если он испытывается одновременно на обеих руках. Показав больному, как следует сложить руки в исходное положение, и разъяснив ему, что он должен сопротивляться попыткам врача изменить заданное положение рук, мы захватываем сложенные в кулак кисти больного и стараемся перевести их в положение ладонной флексии. Следует иметь в виду, что перевести руку здорового человека из положения экстензии в положение ладонной флексии не представляется возможным даже в том случае, когда врач гораздо сильнее обследуемого, и это совершенно понятно, поскольку приходится преодолевать большую силу разгибателей, приложенную к очень короткому рычагу, образованному пястными костями. При эпикондилите сопротивление оказывается невозможным вследствие напряжения разгибателей, отходящих от наружного надмыщелка, подвергающегося тракции. Симптом Welsch, или «симптом выпада», заключается в том, что при выбрасывании руки вперед наподобие фехтовального выпада при одновременной супинации предплечья в области наружного надмыщелка плеча появляется сильная боль, а полное выпрямление руки, как правило, не удается. И в этом случае появление болей связано с энергичной тракцией надмыщелка отходящими от него разгибателями. Инфильтрация зоны надмыщелка раствором новокаина приводит к исчезновению симптомов Томсена и Уэлша. Большое значение показателей динамометрии для диагностики наружного эпикондилита плеча обусловлено их постоянством, а также тем, что они объективно подтверждают отмечаемую всеми больными слабость руки, невозможность выполнения достаточного для выполнения работы сжатия. Само собой разумеется, что эти же показатели в динамике имеют весьма существенное значение для оценки эффективности проведенного лечения и решения вопроса о трудоспособности и профессиональной пригодности. Значение динамометрии для диагностики наружного эпикондилита плеча давно отметили В. П. Недохлебов, Д. И. Нагорный, Jungmann и др. В. П. Недохлебов утверждал, что только на основании одних низких показателей динамометра и болей в области наружного надмыщелка плеча, возникающих при сжатии динамометра, можно с полной достоверностью ставить диагноз наружного эпикондилита плеча. Для получения возможно более объективных показателей динамометра, для исключения сознательного занижения больным данных динамометрии, ее нужно, во-первых, проводить одновременно на обеих руках и, во-вторых, повторять не менее трех раз. Мы рекомендуем проводить динамометрию следующим образом. Исследуемый больной сидит за столом, сжимаемые им динамометры Коллена располагаются перпендикулярно к плоскости стола, на котором лежат предплечья больного. Сжимание динамометров производится по сигналу врача одновременно. Полученный результат записывается. После короткого (около минуты) отдыха исследование повторяется еще два раза, причем динамометры укладываются в руки больного циферблатом, обращенным к ладоням. Интервал необходим для отдыха, для некоторого успокоения от боли, причиненной больной руке проведенным сжатием. При исключении каких-либо элементов агравации каждое последующее сжатие динамометра даст всегда несколько меньшую цифру, чем предыдущее. Никогда второе, а тем более третье сжатие не даст первоначальной цифры, тем более никогда она не может оказаться больше предшествующей. Всегда каждое последующее исследование покажет снижение силы сжатия на 2—4 кг и более, и это будет наблюдаться и на больной, и на здоровой стороне. Сравнение показателей динамометров показывает, что на больной стороне имеется отставание на 10—15 иг и более, т. е. сила 6Q сжатия больной руки резко понижается. Эта разница в показаниях динамометров становится тем более значительной, что чаще всего больной оказывается правая рука, которая в норме способна сжать динамометр с большей силой, чем левая рука. Следовательно, если показатели правой (больной) и левой (здоровой) руки соответственно равны 12 и 34 кг, то истинная разница будет несколько выше, чем 22 кг. В этом удается убедиться, когда больной выздоравливает или когда повторное исследование производится после тщательной анестезии зоны надмыщелка больной руки. Поверхностная пальпация надмыщелка плеча не дает какихлибо указаний на уплотнения или патологические образования в мягких тканях зоны наружного надмыщелка. В то же время более энергичная пальпация вызывает болезненность на небольшом участке наружного надмыщелка, а иногда и несколько дистальнее его по ходу отходящих от него разгибателей. Очень важно убедиться в том, что нет болезненности по ходу плече-лучевого сочленения, которое без труда определяется в момент легкой пронации — супинации предплечья. Никогда не следует начинать пальпацию с самой болезненной зоны, с надмыщелка плеча. Вначале следует ощупать отдаленные от надмыщелка места, определить консистенцию разгибателей и, продолжая пальпацию, продвигаться постепенно и методически, не изменяя силы давления, к надлыщелку. Не следует фиксировать внимания больного па пальпации, не нужно спрашивать его об ощущениях, испытываемых им. Нужно лишь следить за поведением больного, за выражением его лица — оно красноречивее и достовернее всяких слов подскажет, когда и в каком месте возникнут боли и какова их интенсивность. Слова больного только немного уточнят, что боли были сильными, очень сильными, нестерпимыми и т. д. — в зависимости от темперамента и выносливости больного. А степень давления, вызвавшего боль, определит сам врач— иногда это будет несильное прикосновение, иногда нажим. Для диагностики и дифференциальной диагностики наружного эпикондилита плеча весьма существенное значение имеет рентгенологическое исследование. Впервые рентгенологические исследования при эпикондилите плеча выполнил Momburg (1910), который считал, что самым характерным признаком этого заболевания является периостит. Bergman (1924) утверждал, что рентгенологическое исследование может выявить некоторые признаки эпикондилита плеча только в случаях, когда заболевание длится более полугода, а в случаях более ранних обычно видимых на рентгенограмме изменений не выявляется. Д. С. Кузьмин (1940) на основании рентгенологического исследования 55 больных эпикондилитом плеча приходит к выводу, что имеется прямая зависимость между частотой видимых на рентгенограмме изменений, профессиональным стажем больных и давностью заболевания. У 24 больных рентгенологических изменений не найдено, у 18 больных найдены костные изменения в виде очаговой резорбции корки надмыщелка и мыщелка плечевой кости, у 13 больных определялись уплотнения в мягких тканях вблизи надмыщелка плеча. Д. С. Кузьмин обращает внимание на то, что у каждого четвертого больного с эпикондилитом плеча параллельно с изменениями, присущими эпикондилиту, имелись изменения в самом локтевом суставе по типу деформирующего артроза, а также образование шпор локтевого отростка. Wiesner (1952) при рентгенологическом обследовании 11G больных эпикондилитом плеча только у 13 выявил изменения в виде периостальных наслоений. Н. С. Толстопятова (1961) при обследовании 233 больных наружным эпикондилитом плеча различной давности нашла у 125 из них рентгенологические изменения, причем отметила совершенно отчетливую зависимость частоты и выраженности этих изменений от давности заболевания;

реже всего они встречались у больных, страдавших эпикондилнтом плеча до 3 месяцев, чаще всего — у болевших более 3 лет. Рентгенологическое исследование проведено у 507 наших больных, и на основании этих наблюдений представляется возможным оценить значение этого исследования для диагностики, в особенности ранней, наружного эпикондилита плеча. Прежде всего отмечается отчетливо выраженная прямая зависимость частоты положительных рентгенологических симптомов эпикондилита в зависимости от давности заболевания (табл. 7).

Таблица 7 Частота рентгенологических симптомов наружного эпикондилита плеча в зависимости от давности заболевания Количество Давность заболевания всего больных без рентгенологических симптомов с рентгенологическими симптомами До 3 месяцев От 4 до 6 месяцев От 7 до 12 » От 1 года до 2 лет Более 2 лет Всего В процентах 85 91 121 109 19 39 74 77 52 47 32 507 55. 44, Из таблицы видно и то, что в первые месяцы заболевания положительные рентгенологические признаки наружного эпикондилита плеча выявляются только у 58 из 176 больных (32,9%) и, таким образом, существенного значения для ранней диагностики не имеют. А. В. Гринберг считает, что рентгенологические изменения при эпикондилитах плеча зависят от профессионального стажа. Подобной зависимости мы не отметили. От стажа работы зависит частота заболеваемости в определенных профессиональных группах, но это уже совсем другое дело. Рентгенологические признаки наружного эпикондилита плеча бывают двух видов. Во-первых, они проявляются в виде ограниченной краевой резорбции кортикального слоя надмыщелка или наружного суставного края плеча, причем контур кортикального слоя шероховатый, неровный. Во-вторых, наряду с изменениями в кортикальном слое или без них, определяются разнообразные параоссаль Рис. 12. Параоссальные контрастные тени у наружного надмыщелка плеча при наружном эпикондилите (рентгенограммы). Объяснение в тексте.

ные обызвествления, занимающие типичное место рядом с надмыщелком плеча и охватывающие его выпуклый контур. Эти обызвествления имеют форму запятой, заостряющейся к периферии, или капли (рис. 12). Параоссальные тени весьма интенсивны, гомогенны, контуры их четкие. Тень обызвествления обычно накладывается на контур кости, но довольно часто удается видеть, что контур надмыщелка находится на некотором расстоянии от тени параоссального обызвествления. Изредка в области надмыщелка образуется узура. На схематическом рис. 13 представлены варианты рентгенологических симптомов наружного эпикондилита плеча. При повторных рентгенологических исследованиях, проведенных с большими интервалами, нередко удается отметить, что морфологические признаки эпикондилита прогрессируют в размерах и интенсивности плотности, хотя клинические признаки эпикондилита стали менее выраженными или вовсе исчезли. Рентгенологические признаки эпикондилита плеча (в отличие от таковых при плече-лопаточном периартрите) отличаются стойкостью и остаются отчетливо выраженными даже в случаях полного клинического выздоровления. На основании наблюдений, проведенных у оперированных больных, мы считаем, что параоссальные обызвествления при эпикондилите плеча локализуются в тканях, непосредственно прилегающих к надмыщелку плеча, — связках, сухожильных волокнах и мышцах— и образуются на месте бывших кровоизлияний, возникших в результате микротравматизации. Н. С. Толстопятова отмечала в параоссальных отложениях при эпикондилите плеча метапластические образования костной ткани, что только подтверждает их связь с экстравазатом. П. В. Сиповский Рис. 13. Схематическое изображение различных рентгенологических картин при эпикондилите плеча.

а — гомогенное уплотнение на широком основании;

6 — параоссалъное обызвествление;

в — шнповидные уплотнения;

г — к р а е в а я резорбция надмыщелка;

д — плоские остеофиты.

отмечает способность фокусов кровоизлияний активизировать местные тканевые процессы в сторону появления в них остеопластических потенций, причем наиболее благоприятные условия для оссификации экстравазатов создаются в предварительно поврежденной мышечной ткани. Рассматривая начальные явления наружного эпикондилита плеча как следствие множественных надрывов мышц и связок в зоне надмыщелка плеча, нетрудно объяснить и появление параоссальных образований, состоящих из солевых отложений и способных частично к оссификации. Среди 283 больных с отчетливыми рентгенологическими признаками наружного эпикондилита плеча у 32 (11,3%) обнаружены также рентгенологические признаки деформирующего артроза локтевого сустава, а у 4 выявлена картина расслаивающего остеохондрита. Подавляющая часть этих больных, и среди них все с расслаивающим остеохондритом, длительно подвергалась действию вибрации (обрубщики, электролизники алюминиевых заводов). Представляется весьма желательным правильно оценить значение рентгенологического исследования для диагностики эпикондилита плеча. На основании достаточно большого числа наблюдений мы полагаем, что для ранней и своевременной диагностики эпикондилита плеча рентгенологическое исследование не имеет никакого значения, так как у подавляющего большинства больных видимые на рентгенограмме признаки эпикондилита появляются лишь тогда, когда заболевание может считаться хроническим. Клиническая картина эпикондилита плеча одинаково отчетливо выражена в случаях, протекающих с рентгенологическими признаками и без них, а, кроме то го, при наличии рентгенологических признаков может не быть ни одного симптома эпикондилита, и трудоспособность обладателя параоссальных теней нисколько не ограничена. Значение рентгенологического исследования становится весьма ощутимым при дифференциальной диагностике эпикондилита и артрозов, остеоартрозов, расслаивающего остеохондрита локтевого сустава, которые иногда сопутствуют эпикондилиту, отягощая его течение и создавая особые условия для лечения, прогноза и принятия экспертных заключений. Важно помнить о том, что ненахождение ренгенологических признаков эпикондилита плеча на любом этапе заболевания не может служить основанием для отказа от диагноза «эпикондилит плеча», если для этого имеются достаточно убедительные данные клинического обследования. Пол. Отдельные сообщения о преимущественном или даже подавляющем преобладании того или иного пола среди болеющих эпикондилитом плеча базируются на результатах обследования определенных профессиональных групп. Например. Д. И. Нагорный на основании обследования машинистов и помощников машиниста паровозов и В. П. Недохлебов на основании обследования металлургов пришли к заключению, что наружный эпикондилит плеча встречается только у мужчин. Иначе и быть не могло, поскольку в этих профессиональных группах не было ни одной женщины. В то же время известно, что по мере большего участия женщин в промышленном производстве меняются и соотношения между болеющими эпикондилитом плеча мужчинами и женщинами. При этом можно сослаться на данные Maurer (1955), который установил, что в Швейцарии в 1933 г., на 1 болевшую эпикондилитом женщину приходилось 12 мужчин, а через 20 лет, когда резко изменилось соотношение между мужчинами и женщинами, занятыми в промышленности, на 1 болевшую эпикондилитом женщину приходилось 7 мужчин. По нашим данным, опубликованным в 1963 г., среди больных эпикондилитом плеча было 56,2% женщин и 43,8% мужчин. На основании данных, которыми мы располагали к концу 1968 г., эти соотношения несколько изменились — 51,7% женщин и 48,3% мужчин. При этом очень важно иметь в виду, что подавляющее большинство наблюдавшихся нами женщин с эпикондилитом плеча выполняло работу с большим напряжением рук почти в тех же профессиях, что и мужчины. Возраст. Отмечено, что дети не болеют эпикондилитом плеча. Это можно, по-видимому, объяснить тем, что детские игры и гимнастические упражнения протекают без длительных, напряженных и стереотипных движений руками, столь обычных в многочисленных профессиях взрослых людей. Немалое значение имеют, конечно, и возрастание с возрастом стажа работы, и такие факторы, как увеличение ригидности мышечно-сухожилыюго аппарата, повышение склонности тканей к дистрофическим процессам и понижение их возможностей к репарации. Мы не наблюдали больных наружным эпикондилитом плеча моложе 23 лет. Наблюдавшиеся нами 1138 больных наружным эпикондилитом плеча распределяются по возрасту следующим образом: 21—30 лет 31—40 » 41—50 » 51—60 » 314 (27,5%) 582 (51,1%) 148 (13,2%) 94 ( 8,2%) Локализация. Преобладание правостороннего наружного эпикондилита отмечается всеми авторами, которые усматривают в этом факте подверженность заболеванию наиболее нагружаемой руки. Насколько заметно преобладание правостороннего эпикондилита плеча, видно из данных, приведенных в табл. 8.

Таблица 8 Локализация наружного эпикондилита плеча Рука правая левая обе Авторы Наблюдений М. М. Н. В.

М. ЯС. А.

Бронштейн, В. Г. Терентьева Дьяченко, Н. И. Рогожин.. Морозов, В. Г. Аникеев.... Поткин-Посадский М. А. Элькин Beckmann Maurer Pflug, Lunda Zollinger Всего В процентах.

28 92 41 33 512 96 340.

38 21 71 35 89 792 76 5 7 18 5 33 259 10 170 13 3 3 87 4 2 7 — 657 108 Следует отметить, что среди наблюдавшихся нами 259 больных левосторонним наружным эпикондилитом плеча было 28 (10,4%) левшей. Этот штрих в какой-то мере лишний раз подтверждает особую подверженность к заболеванию эпикондилитом наиболее нагружаемой руки. Что касается левостороннего эпикондилита у прав шей, то в большинстве случаев это удается объяснить особенностями работы, связанной с большей нагрузкой на левую руку. В некоторых случаях левая рука оказывалась наиболее нагружаемой из-за неполноценности правой руки (контрактура Дюпюитрена, послетравматические деформации правой кисти и т. п.). Небезынтересно и то, что у 72 из 87 наших больных с двусторонним наружным эпикондилитом плеча первой заболевала правая рука и лишь спустя некоторое время, когда нагрузка переходила на левую руку, заболевала и она. У левшей, как правило, вначале заболевала левая рука, а вслед за ней и правая. Дифференциальная диагностика наружного эпикондилита плеча. Клиническая картина наружного эпикондилита плеча выражена настолько отчетливо и заболевание протекает настолько однотипно, что диагностика его не представляет особых трудностей. Однако не следует забывать о возможном сочетании эпикондилита с некоторыми топографически близкими ему заболеваниями или о самостоятельном существовании таких заболеваний, как артрозы и артриты локтевого сустава, расслаивающий остеохондрит (болезнь Кенига), бурситы в зоне наружного надмыщелка плеча. При артрозах, артритах и артрозо-артритах локтевого сустава движения будут болезненными и ограниченными не только при максимальном разгибании предплечья, ко также и при выполнении сгибания, пронации и супинации, проходящих без всякого напряжения. Пальпаторная болезненность окажется выраженной вне наружного надмыщелка плеча, а соответственно плече-лучевому сочленению, над локтевым отростком и в локтевой ямке. При наличии выраженного симптома Велша будет отсутствовать постоянный для эпикондилита симптом Томпсена. Чрезвычайно показательная для эпикондилита плеча разница в результатах динамометрии не отмечается при заболеваниях самого локтевого сустава. Бурсит в области наружного надмыщелка плеча встречается чрезвычайно редко, и при этом отмечается видимая в этой области припухлость, прощупываемая даже в случаях очень небольших размеров бурсита. Смещение в сторону немного болезненной сумки позволяет установить безболезненность надмыщелка плеча. Кроме того, при бурсите надмыщелковой сумки никогда не отмечается симптомов Томсена и Велша, не бывает понижения силы сжатия кисти. Расслаивающий остеохондрит протекает очень сходно с артрозом локтевого сустава, ко при нем могут быть еще и остро наступающие боли с одновременно возникающим резким ограничением объема движений в локтевом суставе из-за внутрисуставного ущемления так называемой суставной мыши. Одновременно с внезапно наступившим резким ограничением движений в локтевом суставе при этом появляется припухлость сустава. Само собой разумеется, что в таких случаях исключительно большое значение для диагностики приобретает рентгенологическое исследование.

ОЧЕРК АНАТОМИИ ОБЛАСТИ НАРУЖНОГО НАДМЫЩЕЛКА ПЛЕЧА И ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ НАРУЖНОГО ЭПИКОНДИЛИТА ПЛЕЧА К наружному надмыщелку плеча кольцеобразно прикрепляются и берут свое начало локтевая мышца (m. anconeus), локтевой разгибатель кисти (m. ext. carpi ulnaris), общий разгибатель пальцев (m. ext. digitorum communis), длинный и корокий лучевые разгибатели кисти (mm. ext. radialis longus et brevis), плечелучевая мышца (m. brachioradialis), супинатор (m. supinator) (рис. 14). На верхней полуокружности наружного надмыщелка в него вплетаются волокна медиальной головки трехглавой (m. triceps) и плечевой (т. brachialis) мышц. На передней и нижней поверхности надмыщелка возникает боковая лучевая связка (lig. collaterale radialis), с которой достаточно интимно связаны общий разгибаРис. 14. Мышцы, отходящие от наружного надтель пальцев (m. ext. мыщелка плеча. digitorum communis), ко/ — m. brachio r a d i a l i s ;

2 — т. extensor carpi r a d i a l i s longus;

3 — m. extensor carpi r a d i a l i s breyis;

4 — роткий лучевой разгиm. extensor digitorum;

5 — m. extensor carpi u l n a r i s ;

6 — m. anconeus. батель кисти (m. ext. carpi radialis brevis), собственный разгибатель V пальца (m. ext. digiti quinti proprius) и супинатор. Фасции плеча плотно прикрепляются к наружному надмыщелку и интимно связаны с надкостницей и сухожилиями мышц. Зона прикрепления сухожилий, апоневрозов и связок к надмыщелкам плеча представляет собой своеобразное анатомическое образование — энтез или инсерцию — где соприкасаются различные и иногда плохо дифференцированные ткани, имеющие общее мезенхимальное происхождение. Кровоснабжение наружного надмыщелка плеча осуществляется четырьмя крупными артериями: a. collateralis media, a. collateralis radialis, a. interossea recurrens, a. recurrens radialis (рис. 15). Иннервация наружного надмыщелка плеча осуществляется ветвями лучевого нерва и крупным кожным нервом (п. cutaneus antibrachii dorsalis lat), являющимся конечной ветвью п. musculo cu taneus и проходящим несколько латеральнее локтевого отростка. Наиболее существенными из этих нервных ветвей являются г, muscularis anconei.r. profundus radialis, r. superficialis n. radialis (рис 16).

Рис.

15. Кровоснабжение наружного надмыщелка плеча.

/ — a. collateralis media;

2 — a. collateralis radialis;

3 — a. recurrens radialis;

4 — a. intero^sea recurrens.

Рис. 16. Иннервация наружного надмыщелка плеча. / — п. radialis;

2 — п. cutaneus lantebrachii posterior;

3 — г. muscuiaris anconei;

4 — r. profundus n. radialis;

5 — r. superficiaiis n. radialis;

6, 7 — r. collateralis;

8— epicondylus lateralis.

Слизистая сумка в области наружного надмыщелка плеча встречается чрезвычайно редко, и некоторые анатомы (например, Lanz и Wachsmuth) делают особое примечание о непостоянстве этого обра зования. Goldie, оперировавший 58 больных с наружным эпикондилитом плеча, не встретил надмыщелковую сумку ни у одного из них. При тщательной ревизии надмыщелка у 127 оперированных больных мы встретили надмыщелковую сумку только один раз. Mordeya считает большой локтевой угол существенной анатомической предпосылкой для возникновения наружного эпикондилита плеча и утверждает, что среди больных эпикондилитом особенно много людей с такой аномалией развития. Мы не смогли установить среди больных наружным эпикондилитом плеча статистически достоверного преобладания людей с большими локтевыми углами. Патологическая анатомия наружного эпикондилита плеча изучена недостаточно, причем особенно мало сведений имеется о патологической анатомии начальных стадий заболевания. Совсем недавно приходилось основываться не столько на патологоанатомических исследованиях, сколько на различного рода умозаключениях об изменениях в тканях зоны наружного надмыщелка плеча при эпикондилите. Так, Wustmann (1954), отмечая недостаточность наших знаний об изменениях в тканях при эпикондилите плеча, полагал, что в результате перенапряжения мышц, отходящих от надмыщелка, в них нарушается обмен, происходит скопление недоокисленных продуктов и, вследствие этого, коллоидное набухание тканей, повышение в них онкотического давления. Возникает асептическое воспаление, которое вызывает боли. Дальнейшее течение процесса приводит к хроническим дегенеративным изменениям в мышцах, связках и в самом надмыщелке плеча. Между тем, хотя сведений о патологической анатомии эпикондилита было и немного, Wustmann имел возможность сослаться хотя бы на исследования Goeldel (1920), Meherin u. Cooper (1950), Toledo и Schajewicz (1951). Goeldel исследовал кусочки тканей, иссеченных у наружного надмыщелка плеча при операции по поводу эпикондилита, и нашел отчетливо выраженный фиброз мышечной ткани с очаговыми метапластическими новообразованиями в ней. Meherin и Cooper при исследовании иссеченных у больных эпикондилитом плеча кусочков тканей, прилегающих к надыыщелку плеча, обнаружил во всех без исключения случаях дегенеративные изменения в местах перехода сухожилий в мышцы. В некоторых случаях обнаруживалось отложение солей кальция в мягких тканях и круглоклеточная инфильтрация в них. Контрольные исследования кусочков тканей, иссеченных на здоровой руке у того же больного и у здоровых людей, подобных изменений не выявили. Toledo и Schajewitz выявили при аналогичных исследованиях фиброзные изменения в мышечной ткани, иссеченной у самого надмыщелка плеча, и гиперплазию надкостницы, покрывающей надмыщелок. Наиболее обстоятельные патологоанатомические исследования наружного эпикондилита плеча выполнил Goldie (1964). Гистологическому исследованию подвергся материал, полученный при опера ции 58 больных;

в 45 случаях в материал включалась часть наружного надмыщелка плеча, апоневроз и подсухожильный участок. Автор подчеркивает, что ничего похожего на слизистые сумки в зоне надмыщелка он не встретил. В большинстве случаев надкостница надмыщелка была тусклой и отмечались явления периостита. Сухожилия в месте их перехода к надмыщелку оказывались во всех случаях измененными, отмечалось расщепление волокон, участки надрыва, фибробласты, круглоклеточная инфильтрация. В апоневрозе Рис. 17. Периваскулярная круглоклеточная инфильтрация разгибателей у места их отхождения от наружного надмыщелка плеча.

обнаруживались гиалиновая дегенерация, сосудистые и круглоклеточные включения и отложения кальция. На основании своих исследований Goldie категорически отрицает попытки идентифицировать эпикондилит с бурситом (Osgood), плече-лучевым синовитом (Hurley, Noore) и одним только периоститом (Zettel, Schneider). На основании собственных исследований мы можем прибавить к сказанному выше, что явления дегенерации, соединительнотканного замещения, круглоклеточной инфильтрации распространяются также и на мышечную ткань, прилегающую к надмыщелку плеча (рис. 17). Таким образом, при эпикондилите плеча имеется асептический дегенеративно-воспалительный процесс, в который вовлечены, кроме самой кости, все ткани, прилегающие к надмыщелку плеча. Эпикондилит плеча является своеобразным тендо-мио-фасцио периоститом, и такое вовлечение в процесс Множества Неоднородных тканей делает его весьма упорным по своему течению. Немногочисленные наблюдения (Meherin и Cooper, Goldie) дают основание предполагать, что в далеко зашедших случаях эпикондилита имеется и хронический, иногда фибропластический, миозит, намного утяжеляющий течение болезни и затрудняющий лечение.

НАРУЖНЫЙ ЭПИКОНДИЛИТ ПЛЕЧА И ПРОФЕССИЯ Несмотря на то, что специальных исследований о значении профессиональных факторов в развитии эпикондилита плеча нет, об этом вскользь или более подробно упоминают многие авторы. Bernhart, впервые давший развернутое описание клинической картины эпикондилита плеча, считал, что это заболевание является профессиональным и возникает вследствие перенапряжения. Couderc не только писал об этом заболевании как о «новой форме профессионального заболевания работников ручного труда», но и утверждал, что оно обусловлено частичным разрывом сухожилий мышц, прикрепляющихся к надмыщелку плеча. Однако было немало высказываний о причинах эпикондилита плеча, в которых значение профессиональной нагрузки обходилось молчанием. Некоторые авторы (Marschall, Jesen, Seegmuller, Fischer) склонялись к тому, что эпикондилит плеча не что иное, как своеобразная невралгия или неврит кожных веточек в зоне наружного или внутреннего надмыщелка плеча, и возникают эти изменения в нервах по самым различным причинам — от случайной травмы до осложнений гриппа. Высказывалось мнение, согласно которому наружный эпикондилит плеча является не чем иным, как бурситом надмыщелковой сумки (Osgood, 1922), и, хотя доказано, что надмыщелковая сумка встречается чрезвычайно редко, а бурсит надмыщелковой сумки почти никогда не встречается, до сих пор имеются авторы, рассматривающие эпикондилит как бурсит (Ф. Р. Богданов, 1960, и др.). Momburg (1910) впервые высказался о том, что эпикондилит плеча прежде всего обусловлен периоститом, возникающим в месте перехода мышц к надмыщелку плеча. Впоследствии эту точку зрения поддержали Eichler (1921), Bahls (1954) и другие, но при этом утверждали, что, помимо периостита, имеют место изменения связок и мышц у места их прикрепления к надмыщелку, возникающие вследствие микротравматизации от перенапряжения. Определяя эпикондилит плеча как тендомиофасцит в зоне надмыщелка плеча, Albee (1931) считает возникновение его следствием длительной тяги и травматизации. Некоторые авторы утверждают, что, помимо перенапряжения мышц и их чрезмерной тракции, связанной с выполнением работы и приводящей к надрывам в зоне надмыщелка, известное значение имеет и расстройство кровообращения. Так, Ettore, Erb, Tomsen, Baumbuch, Eichner, Scheller и другие считают, что в отличие от сгибателей разгибатели предплечья получают кровь через маленькие артериальные веточки, а это создает условия для возникновения ишемии при выполнении работы, требующей повышенного кровоснабжения мышц. Выше, при рассмотрении вопросов этиопатогенеза периартрита, мы отмечали наметившуюся за последние годы тенденцию к объяснению многих заболеваний первичным остеохондрозом шейного отдела. Такая же тенденция проявляется и в отношении эпикондилита плеча. Reischauer, Я. Ю. Попелянский, А. И. Арутюнов и М. К- Бротман не признают эпикондилит плеча «местным заболеванием» и считают его частным проявлением синдрома заболевания шейных дисков. Bartschi-Rochaix и Reischauer считают местное лечение эпикондилита плеча консервативными, ортопедическими и хирургическими методами неоправданным, поскольку это заболевание, по их мнению, является вторичным острым проявлением патологии шейных дисков. В такого рода утверждениях и рассуждениях увлеченности гораздо больше, чем фактов. Теория дискогенного происхождения эпикондилита плеча не может дать ответа на целый ряд чрезвычайно существенных вопросов. Совершенно неясно, почему у подавляющего большинства больных, страдающих дискогенными радикулоплекситами, нет ничего похожего на эпикондилит плеча;

почему преобладает заболевание правой руки;

почему среди больных эпикондилитом плеча свыше 90% занимающихся напряженным ручным трудом;

почему у подавляющего большинства больных эпикондилитом нет никаких признаков спондилеза или остеохондроза шейного отдела. Schroter исследовал рентгенологически шейный отдел позвоночника у 500 больных эпикондилитом плеча, но только у 114 из них (22,8%) нашел изменения, присущие деформирующему спондилезу или остеохондрозу, причем только у меньшей части этих больных имелись неврологические симптомы шейного остеохондроза. Нами (М. А. Элькин, 1969) обследован рентгенологически шейный отдел позвоночника у 200 больных эпикондилитом плеча, причем эти больные направлялись на рентгенографию без отбора, подряд. При этом лишь у 32 больных (16%) были обнаружены изменения в шейном отделе позвоночника, преимущественно в виде деформирующего спондилеза, и лишь у 11 из них установлен отчетливый дискоз. Кроме того, при обследовании нескольких профессиональных групп с целью установления частоты изменений шейного отдела позвоночника в зависимости от рабочей позы и напряжения плечевого пояса нами было установлено, что такие изменения особенно часты в тех профессиях, где никогда не наблюдалось эпикондилита плеча. Остро возникающий «корешковый конфликт» протекает совсем не так, как медленно развивающийся эпикондилит плеча.

Эпикондилит плеча может протекать в сочетании с остеохондрозом шейного отдела и на фоне обусловленных им неврологических синдромов, но он не является следствием патологии шейного отдела и не является одним из симптомов остеохондроза. Сочетание шейного остеохондроза с эпикондилитом плеча может ухудшить прогноз, затруднить лечение, осложнить течение эпикондилита плеча, но это уже совсем другой вопрос. Наблюдения, накопленные на протяжении многих лет и достигающие более тысячи, позволяют утверждать, что это заболевание особенно часто возникает у людей, выполняющих работу, связанную со значительным напряжением рук, с пронацией и супинацией предплечья, сочетающимися со сгибанием и разгибанием его. Еще в конце прошлого столетия Berngardt утверждал, что наружный эпикондилит плеча возникает вследствие перенапряжения прикрепляющихся к нему мышц и является заболеванием профессиональным. Couderc не только называл эпикондилит плеча заболеванием профессиональным, но также ясно и определенно указывал на то, что он возникает вследствие частичного разрыва сухожилий мышц, отходящих от наружного подмыщелка плеча. Следует отметить, что точка зрения Couderc оказалась наиболее современной из всех высказанных по вопросу о причинах возникновения наружного эпикондилита плеча. Интерес к вопросам этиопатогенеза эпикондилита плеча возрос после длительного перерыва в двадцатых годах, и с этого времени появляется все больше и больше высказываний в пользу преобладающего значения профессиональных факторов. В. П. Недохлебов при обследовании 390 рабочих различных профессий нашел у 69 выраженную клиническую картину эпикондилита плеча, причем особенно часто это заболевание отмечалось среди нагревальщиков на рейдерах, слесарей, шлифовщиков, шишельников и глиномялов, т. е. среди рабочих, профессия которых связана с наибольшим напряжением рук. В. П. Недохлебов установил, что среди 50 стажированных утюжильщиков около половины страдали наружным эпикондилитом плеча. И. П. Каллистов, изучавший профессиональные заболевания утюжильщиков, считает эпикондилит плеча наиболее типичным и часто встречающимся заболеванием в этой профессиональной группе, и только стенозирующие лигаментиты встречаются в ней чаще эпикондилита плеча. Д. И. Нагорный при обследовании 360 паровозных машинистов, помощников машинистов и кочегаров нашел у 70 из них (19,4%) эпикондилит плеча. Столь частую заболеваемость эпикондилитом плеча у работников этих профессий Д. И. Нагорный объясняет тем, что их работа связана с большим напряжением рук, в частности частым и напряженным'сгибанием и разгибанием предплечья, сочетающимися с его пронацией и супинацией. Wiesner относит эпикондилит плеча к типичным и наиболее часто встречающимся заболеваниям слесарей, кузнецов, утюжилыци ков, пекарей, работа которых требует постоянного и значительного напряжения рук. Schrotter считает эпикондилит плеча наиболее типичным профессиональным заболеванием столяров, каменщиков, монтажников, швей, машинисток. Glomm считает, что эпикондилиту плеча чаще других подвержены слесари, токари, каменщики. Имеются указания на то, что эпикондилитом плеча заболевают музыканты, особенно пианисты (С. Л. Тимофеев, Jungrnann), скрипачи (Ba'hr), дирижеры (Blechner). Эпикондилит плеча у теннисистов описан уже в конце прошлого века и считался настолько типичным заболеванием занимающихся этим видом спорта, что даже был назван «теннисным локтем». Однако в настоящее время известно, что эпикондилит плеча не является «привилегией» одних только теннисистов. В специальном исследовании «О периостозах у спортсменов» Welsch отмечает, что наружный эпикондилит плеча часто встречается у теннисистов, фехтовальщиков, метателей диска и молота, гранаты и копья, игроков в гольф. М. Я. Дьяченко и Н. И. Рогожина предпочитают называть эпикондилит плеча «эпикондилотенонитом от перенапряжения» и отмечают, что это заболевание наблюдалось преимущественно среди лиц, работа которых характеризовалась однообразными движениями кисти и предплечья и повторяющейся пронацией и супинацией. В. А. Поткин-Посадский, наблюдавший на протяжении двух лет 41 больного с эпикондилитом плеча, подчеркивает, что 36 из них были работниками физического труда, при выполнении которого требуются однотипные движения рук, состоящие из постоянного напряжения с частыми сгибаниями и разгибаниями в локтевом суставе при одновременной пронации и супинации;

трое из них были спортсменами. А. 3. Медведовский, склонный объяснять эпикондилит плеча заболеванием кожных веточек лучевого нерва, усматривает причину этого неврита в длительном вращении предплечья и резких разгибаниях в локтевом суставе и утверждает, что он возникает у лиц физического труда. Д. И. Рубин наблюдал эпикондилит плеча у столяров, штамповщиков, тестомесов и шоферов, работа которых требует многократного повторения движений в локтевом суставе. М. М. Бронштейн и В. Г. Терентьева наблюдали эпикондилит плеча у 44 больных, из которых подавляющее большинство работали токарями и слесарями. Наши собственные представления о подверженности определенных профессиональных групп заболеваемости эпикондилитом плеча складывается из данных, взятых из двух источников: во-первых, из перечня профессий, которыми занимались наблюдавшиеся нами 1138 больных наружным эпикондилитом плеча;

во-вторых, из результатов обследования некоторых профессиональных групп, предпринятого с целью выявления у них различных профессиональных заболеваний рук. Среди обследованных нами 1138 больных с эпикондилитом плеча чаще всего встречались токари (47), обрубщики (39), судосборщики (37), грузчики (34), слесари (32), прессовщики (31), рубщики, вырубщики, штукатуры, плотники, каменщики, садчики и съемщики кирпича и т. д. Как и всякие другие, построенные на экстенсивных показателях, приведенные нами данные не могут претендовать на полное и объективное отражение подверженности той или иной профессиональной группы эпикондилиту плеча. Однако и эти данные с достаточной объективностью подтверждают, что эпикондилит наблюдается у работников, выполняющих работу, связанную со значительным напряжением рук. Токарь и утюжильщик, плотник и шлифовщик выполняют как будто бы весьма несхожие работы, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что все они обязательно выполняют напряженную пронацию и супинацию предплечья, и эти движения очень часто сочетаются с разгибанием и сгибанием его. Выполнение этих напряженных движений возможно только при значительном сокращении отходящих от наружного надмыщелка плеча разгибателей. И чем тяжелее закрепить патрон или чем тяжелее утюг, тем больше шансов у токаря и утюжильщика заболеть эпикондилитом плеча. Подтверждается положение, высказанное Bellin du Coteau, — для возникновения наружного эпикондилита плеча нужно большое напряжение самого надмыщелка и отходящих от него мышц. Помимо 1138 больных, у которых наружный эпикондилит плеча был признан профессиональным заболеванием, мы наблюдали около 100 больных, профессия которых не давала никакого указания на возможность значительного напряжения, столь типичного для профессионального эпикондилита плеча. И в подавляющем большинстве случаев оказывалось, что эпикондилит возник у них или после травмы, или после не связанного с профессией большого напряжения руки (катание на лодке, игра в теннис, поднятие большой тяжести и т. п.). У машинисток, чертежников, сортировщиков бумаги и т. п. заболевание возникало, как правило, после выполнения сверхурочных, авральных работ. Для выявления профессиональных заболеваний верхних конечностей от перенапряжения нами обследовано 1029 рабочих (146 садчиц и съемщиц кирпича, 132 работницы хлебозаводов, 170 упаковщиц электродов, 106 вырубщиков подошв, 98 закройщиков обуви, 90 фрезеровщиков обуви, 127 мясообвалыциков, 160 алмазчиков художественного стекла). Контрольной группой служили продавщицы (146) универсальных магазинов. В исследуемые группы включались работники, имеющие стаж работы в данной профессии не менее 3 лет и одинакового возраста. Результаты, полученные при этих исследованиях, позволяют сделать некоторые выводы.

Съемщицы снимают с транспортера одновременно по 2 кирпича и ставят их на металлические полки.Укладчица снимает со стола полку с 4 кирпичами и устанавливает на рейки вагонетки. Через каждые 2 часа съемщица и укладчица меняются местами. Вес кирпича-сырца составляет 4,25 кг, подсушенного кирпича для садки — 3,8 кг, сухого при сортировке — 3 кг. Следовательно, перемещая одновременно по 2 кирпича, работницы имеют дело с весом 6—8,25 кг. При укладке кирпичей-сырцов, находящихся на полках (вес полки — 2,5 кг), на рейки вагонетки работница одновременно перемещает тяжесть весом 19,5 кг. Первая подавальщица у туннельных печей также, кроме кирпичей, переносит полки. Таким образом, при одновременной нагрузке величина груза достигает 20 кг, что не превышает допустимой для женщин величины, но, поскольку такая операция повторяется почти беспрерывно на протяжении смены, в итоге создается суммарная нагрузка, исчисляемая десятками тонн. Обследованные работницы работают в положении стоя, и при этом им приходится поворачиваться то в одну, то в другую сторону, вытягивать вверх руки, нагибаться. Взятие, перемещение и укладка кирпича, так же как и сортировка его, требуют стереотипного тысячекратного сгибания и разгибания предплечья при одновременной его пронации и супинации. Можно без преувеличения сказать, что работа укладчиц и сортировщиц кирпича представляет собой своеобразную модель для изучения последствий нагрузки на локтевой сустав и наружный надмыщелок плеча. При помощи динамометрии получены отчетливые показатели утомления мышц обеих рук работниц к концу смены: у 14 из 16 обследованных при вычислении коэффициента статического усилия было установлено, что мышечная Таблица 9 выносливость падала примерно наполовину по сравнению с Заболевания верхних конечностей у работниц кирпичных заводов исходной. У работниц кирпичных завоКолидов выявлена высокая поражаеПроХарактер поражения чество мость опорно-двигательного апработниц цент парата, о чем свидетельствуют данные, приведенные в табл. 9. 146 100 Обследовано работниц 106 72,6 Работа, выполняемая работ- Всего больных.... 54 36,3 Миозит предплечий ницами хлебозаводов, по харак- Периартрит 35 24,0 теру движений руками весьма Эпикондилит плеча 10 6,9 сходна с работой садчиц, укладчиц и съемщиц кирпича. Однако суммарный вес передвигаемых за смену грузов и вес однократно передвигаемого груза у работниц хлебозаводов в пять раз меньше. По-видимому, это обстоятельство и сыграло существенную роль в том, что эпикондилит плеча у работниц хлебозаводов встречался значительно реже, чем у работниц кирпичных заводов: только у 3 из 132 обследованных. Значительно реже обнаружены у работниц хлебозаводов и такие заболевания, как миозит предплечий и плечелопаточный периартрит. Работа упаковщиц электродов проходит в темпе, не меньшем, чем у работниц хлебозаводов и кирпичных заводов, но объем движений в локтевых суставах и напряжение, связанное с перемещением груза (однократным и суммарным), значительно меньше. Среди 170 упаковщиц только у 2 выявлен наружный эпикондилит плеча. Весьма показательны результаты обследования трех профессиональных групп рабочих-обувщикоз, работа которых существенно отличается по нагрузке, падающей на руки. При обследовании 106 вырубщиков у 14 из них установлен наружный эпикондилит плеча, тогда как среди 90 фрезеровщиков эпикондилит найден у 4, а среди 98 закройщиков — у 3. Работа вырубщика подошв на обувных фабриках заключается в следующем. Подошвы вырубаются прессом при помощи металлических форм (штанцев) высотой 7—8 см и весом от 3,5 до 5 кг. Вырубщик берет форму правой рукой, так называемым цилиндрическим движением, устанавливает ее на материале и нажимает ногой на педаль пресса. На протяжении 1 минуты производится в среднем 10 вырубов. Во время работы штанец постепенно заполняется вырубленными подошвами и вес его нарастает. Весь процесс взятия и установки штанца ведется правой рукой, лишь при сравнительно небольшой помощи левой руки. Чем выше квалификация вырубщика, тем меньше после вырубки деталей остается неиспользованного материала, непригодного для получения деталей. Это требует искусства менять штанцы и устанавливать их таким образом, чтобы после вырубки на заданной поверхности материала (кожи или ее заменителей) оставалась только ажурная сетка. Работа вырубщика сдельная и оплачивается в зависимости от количества обработанной поверхности (в дециметрах). В процессе работы очень часто приходится менять штанцы, набор которых установлен перед вырубщиком на специальной подставке, расположенной на уровне груди рабочего. Нетрудно представить себе, что работа вырубщика требует непрерывного сгибания и разгибания предплечья с одновременной пронацией и супинацией его при переносе штанца и укладке его в надлежащую позицию на вырубаемой поверхности. Работа фрезеровщиков каблука и уреза, так же как работа закройщиков верха, значительно отличается от работы вырубщика подошв прежде всего тем, что при ней нет такого напряжения от перемещения груза — однократного и суммарного;

у этих профессиональных групп напряжение носит скорее характер статического, объем движений по тип}' сгибание-разгибание в локтевом суставе совсем невелик, а пронация-супинация производится относительно в небольшом объеме. Работа мясообвалыциков требует большого напряжения правой руки, которая удерживает с большой силой нож и производит отде ление мяса от костей. Степень нагрузки зависит и от того, какие туши (крупного или мелкого скота) приходится обрабатывать. Частые и напряженные сгибания-разгибания в локтевом суставе в сочетании с пронацией и супинацией совершаются непрерывно на протяжении всей рабочей смены. Среди 127 обследованных нами мясообвалыциков у 11 обнаружен эпикондилит правого плеча. Заболевания рук у мясообвалыциков характеризуются частым сочетанием с вегетативным полиневритом, обусловленным воздействием низкой температуры обрабатываемого мяса (А. Б. Маевский). Обработка художественного стекла ведется на абразивных кругах алмазчиками, граверами и шайбочниками. Алмазчик — традиционное название гранильщиков и шлифовщиков художественного стекла, оставшееся от того времени, когда эти работы производились с помощью алмазов, — наносит глубокие грани на изделие, прижимая его с силой к вертикально расположенному вращающемуся кругу. Гравер наносит неглубокие грани на изделие, прижимая его снизу к абразивному кругу. Шайбочник снимает глубокие грани на плоских горизонтально вращающихся кругах. На обрабатываемую поверхность изделия постоянно подается вода, стекающая на руки рабочего. Таким образом, работа во всех перечисленных профессиях требует значительного, преимущественно статического, напряжения рук, связана с охлаждением и увлажнением, своеобразной рабочей лозой и с нерезким воздействием вибрации вращающегося абразивного круга. В зависимости от степени напряжения рук, всю группу рабочих, обрабатывающих художественное стекло, можно разделить на наиболее нагружаемую подгруппу алмазчиков крупных изделий и шайбочпиков (86) и менее нагружаемую подгруппу алмазчиков мелких изделий и граверов (74). При обследовании всей группы рабочих, обрабатывающих художественное стекло, у 9 из 160 обнаружен наружный эпикондилит плеча, причем в наиболее нагружаемой подгруппе было 9, а в менее нагружаемой подгруппе 3 больных эпикондилитом плеча. Н. М. Эсаиашвили показала, что у алмазчиков художественного стекла нередко наблюдаются вегетативные полиневриты, миозиты предплечий и довольно редко — неврит локтевого нерва. При обследовании 146 продавщиц универсальных магазинов (эта группа служила контрольной) мы не выявили ни одного случая эпикондилита плеча. Приведенные данные свидетельствуют о несомненной связи наружного эпикондилита плеча с характером работы и прежде всего с напряжением рук, с теми усилиями, которые необходимы по роду работы для выполнения сгибания и разгибания, а также пронации и супинации предплечья. В то же время становится совершенно ясным, что эпикондилит плеча — это не какое-то редкое заболевание, наблюдаемое у теннисистов, а очень часто встречающееся профессиональное заболевание. Социальная значимость наружного эпикондилита плеча определяется не только тем, что он часто встре чается, но и тем, что он трудно поддается лечению и лишает больных трудоспособности на длительное время, а некоторых из них вынуждает переменить профессию.

ЛЕЧЕНИЕ НАРУЖНОГО ЭПИКОНДИЛИТА ПЛЕЧА КОНСЕРВАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ Медикаментозное лечение эпикондилита плеча применялось довольно широко до начала тридцатых годов, т. е. до того времени, когда это заболевание еще рассматривалось некоторыми авторами (Franke, Duckwort и др.) как своеобразное проявление ревматической инфекции. Применялись салицилаты, пирамидон, хинин. В настоящее время в самом начале заболевания и при его обострениях нередко назначают пирамидон, анальгин, реопирин и бутадион. На основании очень многих наблюдений можно утверждать, что такое лечение почти никогда не проводится независимо от других назначений и лишь иногда приводит к некоторому уменьшению болей в области надмыщелка плеча. Рассматривать медикаментозное лечение наружного эпикондилита плеча как самостоятельный метод и оценивать его эффективность не представляется возможным. Иммобилизация. В подавляющем большинстве работ, посвященных наружному эпикондилиту плеча, отмечается, что больной всегда стремится к созданию покойного положения для руки, что иммобилизация руки сразу же приводит к ликвидации или уменьшению боли. Первостепенное значение для проведения правильной иммобилизации имеет, конечно, не только сам лонгетт, но и то, как он наложен. Съемный гипсовый (или пластмассовый) лонгетт следует накладывать по методике, разработанной Spitzi (1930).

При этом следует помнить, что иммобилизации подлежат не столько, и самое важное, не только локтевой сустав, сколько кисть. Повязка должна охватывать нижнюю треть плеча, предплечье и заканчиваться у кончиков пальцев. При этом предплечье должно быть согнутым под углом в 90° и находиться в положении легкой пронации, а кисть должна быть в положении легкой дорсальной флексии (экстензии), пальцы должны быть слегка согнутыми, а I палец должен находиться в оппозиции к II—III пальцам. Наложенный по сгибательной поверхности плеча, кисти и предплечья лонгетт создает при соблюдении перечисленных условий физиологический покой, исключающий напряжение разгибателей и следующую за этим тракцию наружного надмыщелка плеча. Мы останавливаемся на этих общеизвестных деталях потому, что, к сожалению, убеждались, как часто о них забывают или ими пренебрегают, сводя на нет иммобилизацию и ее результаты. Возникает вопрос — можно ли считать, что иммобилизация, пусть даже длительная, приводит к выздоровлению. Ответить на этот вопрос, ссылаясь на литературные источники, затруднительно. Дело в том, что, оценивая результаты иммобилизации (впрочем, как и многих других методов лечения), авторы прибегают к таким формулировкам, как «исчезновение болей», «значительное улучшение», «хороший результат» и т. д., но совершенно умалчивают о том, восстановилась ли трудоспособность больного, насколько устойчивым оказался непосредственный результат лечения. Так, например, Hanson и Harwic пишут, что в результате лечения иммобилизацией 12 из 16 больных вылечились через месяц. Wiesner лечил 23 больных эпикондилитом плеча иммобилизацией по Spitzi. У 20 из них после 40,3 дней лечения (в среднем) наступило выздоровление. Создается впечатление, что подавляющее большинство больных излечивается в относительно короткий срок чрезвычайно простым способом. Однако в сообщениях этих авторов нет ни одного слова о профессиях леченных иммобилизацией больных, об отдаленных результатах, о трудоспособности этих больных. Из 40 наших больных наружным эпикондилитом плеча с давностью Заболевания до двух месяцев только 4 смогли вернуться к своей профессии и продолжать ее, у остальных 36 рецидив заболевания наступил не позже, чем через месяц после окончания лечения. Что касается больных с эпикондилитом большей давности, то иммобилизация у них оказалась еще менее эффективной. Следовательно, лечение иммобилизацией не может применяться как самостоятельный способ лечения наружного эпикондилита. Иммобилизация на тот или иной срок может рассматриваться только как один из элементов в комплексном лечении эпикондилита. Физиотерапия эпикондилита плеча. Нет, пожалуй, такого метода физиотерапии, который бы не нашел применения в лечении наружного эпикондилита плеча. Опубликованы десятки работ, посвященных результатам физиотерапии эпикондилита, но при ознакомлении с ними невозможно ответить на вопрос об эффективности описываемого лечения. Либо крайне невелико количество анализируемых наблюдений, либо все сводится к субъективным ощущениям больного до и после лечения, а вопросы трудоспособности больного и длительности достигнутого результата обходятся молчанием. Ванны влажные и суховоздушные (Chawannaz.Margo, Jungmann, Wiesner), обертывания (Jungmann, Wiesner), повязки с ихтиоловой мазью (Wiesner, Schrotter) применялись с «обнадеживающим результатом». Сторонников и противников имеет диатермия (Bergmann, Jungmann, Wustmann и др.) но и в отношении этого метода ничего конкретного не приводится. Некоторые авторы весьма положительно отзываются о рентгенотерапии эпикондилита плеча (Sandrock, Hanack, Schanz и др.). Rikarz и Wustmann утверждают, что рентгенотерапия является самым действенным из всех консервативных методов лечения эпикондилита, и прибегнуть к хирургическому лечению дозволительно только в случае, если она оказалась неэффективной. В то же время достаточно убедительных доводов в пользу этого метода лечения не приводится. На основании своих 19 наблюдений у нас не сложилось впечатления о сколько-нибудь заметной эффективности рентгенотерапии эпикондилита плеча даже в случаях небольшой давности заболевания. Ни длительного улучшения, ни, тем более, стойкого выздоровления в результате рентгенотерапии мы не отметили. Между тем, курс лечения складывается из 10 облучений, каждое из которых доходит до 300 г. Сведения о терапевтическом эффекте фарадизации, терапии ультразвуком и ультрафиолетовыми лучами, а также УВЧ-полем настолько отрывочны, что высказаться более определенно по этому поводу мы не можем. Десятки наших больных подвергались одному или в различной последовательности нескольким из перечисленных физиотерапевтических воздействий, но между ними или сразу вслед за ними следовали другие методы лечения, и в такой сложной комбинации значение каждого из них представить просто невозможно Широкое распространение получила парафинотерапия наружного эпикондилита плеча, но и этот метод обычно применяется в комбинации с другими, что исключает возможность объективной оценки его. Мы можем только весьма определенно высказаться о том, что в случаях остро протекающих или обостряющихся эпикондилитов парафинотерапия приводит лишь к усилению болей. В случаях затяжного течения эпикондилита плеча и в особенности в тех случаях, когда ему сопутствует миозит разгибателей, парафинотерапия, безусловно, показана. Не следует чередовать сеансы парафинотерапии с ионофорезом новокаина и с новокаиновыми блокадами. При такой лечебной чересполосице мы наблюдали в области надмыщелка плеча дерматиты и длительные десквамации эпидермиса. Массаж. Как метод лечения эпикондилита плеча, массаж получил почти единодушное осуждение (И. М. Перельман, Bergmann, Tavernier и др.). Мы неоднократно могли убедиться в том, что независимо от давности заболевания массаж всегда приводил к усилению болей. Нередко для лечения эпикондилита прибегают к опрыскиванию зоны наружного надмыщелка плеча хлорэтилом. Мы не можем привести ни одного довода в пользу такой терапии, но вместе с тем не раз видели после нее повреждения кожи. Очень часто больным эпикондилитом плеча назначают ионофорез новокаина, но обычно как один из компонентов комплексного лечения. Мы не можем отметить, что эффективность иммобилизации оказывалась более выраженной, если за время иммобилизации проводилось несколько сеансов ионофореза новокаина. Можно также утверждать, что в тех случаях, когда после новокаиновых блокад или инъекций гидрокортизона остаются нерезкие боли в области надмыщелка плеча, несколько сеансов ионофореза новокаина сглаживают боли. На протяжении последних 10—12 лет много внимания уделяется терапевтическому действию диадинамических токов Бернара. В Советском Союзе диадинамотерапию эпикондилита плеча впервые стал применять с 1958 г. Г. Б. Кацнельсон. В основе обезболивающего действия диадинамического тока лежит непосредственное торможение болевой чувствительности или повышение болевого порога, а также стимуляция трофических процессов, нарушенных при болевых синдромах (нормализация кровообращения и тканевого обмена, рассасывание периневральных отеков, поддерживающих болевые ощущения). Обезболивающее действие диадинамического тока сказывается уже после 2—3 сеансов продолжительностью от 3 до 5 минут. На основании 205 наблюдений Г. Б. Кацнельсон установил, что выздоровление больных эпикондилитом плеча, лечившихся диадинамическими токами, наступает в 1 5 Ч ' о, длительное улучшение — в 32,7%, улучшение — в 41,2%, отсутствие эффекта — в 11,1%. Отчетливо выраженный и длительный эффект диадинамотерапии отмечен в случаях недавнего заболевания. По нашим наблюдениям, стойкое выздоровление с полным восстановлением трудоспособности наступило у 18 из 137 больных эпикондилитом плеча (12%), причем у этой небольшой группы больных заболевание длилось не более одного месяца. В. И. Козлова проводила лечение больных эпикондилитом одним только диадинамическим током и сочетаниями этого тока с ионофорезом новокаина и адреналина. Наиболее быстрый и стойкий терапевтический эффект получен при полном курсе лечения (18 сеансов) диадинамическими токами в сочетании с ионофорезом новокаина и адреналина. Обезболивание зоны наружного надмыщелка плеча. С целью обезболивания наружного надмыщелка плеча Vulliet еще в 1910 г. предложил вводить в прилегающие к нему ткани и в него спирт. В дальнейшем чрезвычайно широкое распространение получило лечение эпикондилита плеча инъекциями раствора новокаина различных концентраций. В зону наружного надмыщелка плеча вводился 0,5% раствор новокаина (Leriche и др.), 0,1% раствор (Massart), 2% раствор (Fenz, Roessler). Наряду с восторженными заметками об исключительной эффективности инъекций новокаина (часто их называют новокаиновыми блокадами), появилось немало весьма скептических высказываний, авторы которых говорили не только о малой эффективности, но даже о полной безуспешности этого метода лечения. Например, Tavernier, Welsch и другие утверждали, что лечение эпикондилита плеча инъекциями новокаина оказывается "эффективным лишь до той поры, пока больной не приступает к работе. Сравнивая успехи, полученные Massart при лечении эпикондилита плеча инъекциями новокаина, со своими собственными наблюдениями и сообщениями других авторов, Tavernier не без иронии пишет, что «Massart был счастлив как никто». Техника инъекций новокаина при наружном эпикондилите плеча освещена в литературе недостаточно, и проводятся эти инъекции, в чем мы убеждались много раз, по-всякому. В частности, некоторые врачи довольствуются введением раствора новокаина в мягкие ткани у надмыщелка, другие стараются ввести раствор в самый надмыщелок. Применяются и самые различные концентрации новокаина— от 0,25 до 2%, в разных количествах — от 3—5 до 20 мл. Мы рекомендуем придерживаться следующей методики инъекций новокаина: концентрация — 0,5%;

количество — 10—15мл. Инъекция производится при помощи тонкой инъекционной иглы, которая вкалывается несколько дистальнее наружного надмыщелка плеча с таким расчетом, чтобы раствор веерообразно распространялся под фасцией и внутримышечно в зоне плато разгибателей. Внутрикостно раствор новокаина вводить не следует из-за болезненности, немотивированности и некоторой опасности такого введения. При инъекции раствора новокаина следует избегать попадания его в плече-лучевой сустав из-за большой болезненности этой манипуляции и небезопасности ее. Опыт показал, что курс лечения можно ограничить четырьмя инъекциями и выполнять их следует с интервалом в два дня. Эффективность инъекций новокаина заметно возрастает, если на 8—10 дней проводить иммобилизацию кисти и предплечья, хотя нередко больные недовольны иммобилизацией (чаще всего выражают недовольство иммобилизацией женщины). Результаты лечения инъекциями новокаина в сочетании с иммобилизацией прослежены нами у 127 больных в течение года. Только у 39 из них отмечено стойкое выздоровление. У 68 отмечен удовлетворительный результат (часть года они выполняли постоянную работу без ограничений, а часть года в несколько облегченных условиях). Лечение оказалось неэффективным у 28 больных (22%). Имеются отдельные сообщения о лечении эпикондилита плеча инъекциями новокаина со спиртом (С. Л. Тимофеев, А.Ф.Кондратюк). По данным А. Ф. Кондратюка, 'такое лечение дает хороший результат почти в половине случаев. Имеются отдельные сообщения о высокой эффективности лечения эпикондилита плеча новокаиновой блокадой звездчатого узла (Leriche и Fonten, Wustmann, Fenz и др.), но этот метод не нашел заметного распространения за рубежом и не применяется в Советском Союзе. Мы перечислили немало методов лечения эпикондилита плеча, но оценить эффективность их на основании авторских сообщений очень трудно, а порой и просто невозможно. Для подтверждения этого сошлемся на типичные работы. В докладе на Межобластной конференции курортологов и физиотерапевтов в Куйбышеве (март 1960 г.) А. Д. Голендберг сообщил о результатах лечения 72 больных эпикондилитом плеча. Относя эпикондилит к «фасцикулярным миопатозам или миофасцикулитам», автор предлагает комплексную терапию. В самом начале заболевания и при обострении болей необходима иммобилизация предплечья и кисти на 7—14 дней. В этом периоде целесообразна блокада в «области болевых точек» растворами новокаина и промедола, УВЧ, электрофорез дионина или новокаина. При затяжном течении эффективны аппликации грязей, парафина или озокерита, диатермия и особенно массаж Показаны также радоновые ванны. Продолжительность лечения в таких случаях обычно 2—3 месяца с перерывом на 10—14 дней. Заканчивая свое сообщение, А. Д. Голендберг пишет: «При такой комплексной терапии, даже при затяжном течении заболевания, обычно наступает благоприятный исход». А. 3. Медведовский на основании 10 наблюдений утверждает, что эпикондилит плеча — это не что иное, как неврит кожных ветвей лучевого нерва, и лечить его нужно иммобилизацией руки, ионофорезом новокаина, ручными ваннами и приемом внутрь пирамидона. Длительно болеющие нуждаются во временном трудоустройстве. Совершенно очевидно, что из такого рода описаний нельзя составить представления об эффективности комплексного лечения, о значении отдельных его компонентов. Более определенно высказывается Bianchi: «Физиотерапия при лечении эпикондилита чаще бесполезна, иногда вредна...». Гидрокортизонотерапия наружного эпикондилита плеча. Техника инъекций гидрокортизона не отличается от вышеописанной техники новокаиновых блокад. Единственная дополнительная деталь заключается в том, что до введения смеси раствора новокаина с гидрокортизоном следует обезболить нужную зону раствором новокаина. Эта дополнительная деталь рекомендуется из соображений наименьшей болезненности последующей инъекции гидрокортизона. Так как пронация или супинация предплечья несколько меняют анатомические соотношения мягких тканей по отношению к надмыщелку, нужно следить за тем, чтобы рука больного во время выполнения инъекции лежала на столе, касаясь его ульнарным краем предплечья, согнутой в локте под углом 90°, причем большой палец при этом направлен перпендикулярно кверху. Следует остерегаться от введения гидрокортизона в головку лучевой кости и в плече-лучевой сустав. Для предотвращения такой возможности следует еще до прокола кожи точно определить ощупыванием головку лучевой кости и направить кончик инъекционной иглы немного проксимальнее. Гидрокортизон следует всегда вводить вместе с раствором новокаина. После предварительной инъекции одного только раствора новокаина в шприц набирается 6—8 мл 0,5% раствора новокаина и сюда же добавляется 25 мг (1 мл) хорошо взболтанной взвеси гидрокортизона. Инъекции (обычно не более 3) проводятся с интервалом в 2 дня. По вопросу о количестве инъекций, показанных на один курс лечения гидрокортизоном, единого мнения нет, так же как нет и мотивированного обоснования того или иного количества инъекций. Мы убедились в том, что если две— три инъекции гидрокортизона не приводят к ощутимому эффекту, то этого удастся достигнуть, доводя количество инъекций до 5 —7 и более.

Вслед за первой инъекцией гидрокортизона настоятельно рекомендуется освободить больного от работы и до прекращения инъекций провести иммобилизацию руки. Уже очень скоро после распространения гидрокортизонотерапии эпикондилита плеча о ее эффективности стали высказываться в самых восторженных выражениях;

создавалось впечатление, что нелегкая проблема лечения эпикондилита плеча решена вполне успешно. Так, например, А. Кендалл утверждал, что более 90% больных полностью излечиваются после первой же инъекции гидрокортизона. Bohler и Aichler.Grewe, Beckmann, Huth, Poretta, Jones, Wahl, Albou, Gualtieri отметили, что хороший непосредственный результат лечения эпикондилита плеча гидрокортизоном получен у 346 из 466 больных (78°о). Эти данные свидетельствовали, если и не об абсолютном } спехе, то все же о весьма высокой эффективности инъекций гидрокортизона. Однако эти авторы, так же как и некоторые отечественные (А. А. Коркус, Т. 3. Шапиро и др.), умалчивали об отдаленных результатах лечения, которые, как известно, очень часто и не в лучшею сторону отличаются от непосредственных. Правда, Grewe утверждал, что через 6 месяцев после инъекций гидрокортизона результат оказывался гораздо лучшим, чем через 4 недели, но объяснения такому поразительно парадоксальному успеху не приводил. Вслед за весьма положительными отзывами и об эффективности инъекций гидрокортизона начинают появляться и совсем другие. Grossberger отмечает, что из 8 больных эпикондилитом плеча, лечившихся инъекциями гидрокортизона, только 2 выздоровели, у 2 было незначительное улучшение, у 4 никакого улучшения не наступило. Jedrzejewski считает, что по своей эффективности гидрокортизон ничем не отличается от новокаина, a Salamon и N^akas называют инъекции гидрокортизона самым неэффективным из всех известных им методов лечения эпикондилита плеча. И. С. Брейдо, проследивший в течение года 24 больных эпикондилитом плеча, лечившихся инъекциями гидрокортизона, отмечает, что 23 из них выздоровели. Н. С. Морозов и В. Г. Аникеев установили стойкое выздоровление 61 из 69 больных эпикондилитом плеча, лечившихся этим методом, причем он оказался неэффективным только при заболевании большой давности. На основании 140 наблюдений И. Н. Смирнов считает этот метод эффективным в 85% случаев;

результаты оказывались особенно хорошими при давности заболевания не более 2—3 недель, но таких больных было всего 24. О хороших результатах лечения наружного эпикондилита плеча инъекциями гидрокортизона сообщают М М Бронштейн и В. Г. Терентьева, К. В. Владимиров и Я- Н. Симуков, В М. Ждан и И. И. Берейшик, А. Т. Тройников, А. Н. Геллер, П Г. Швальб, Л. И. Таирова, А. Е. Кучеренко, Е. А. Екимова. Подавляющее большинство авторов, пишущих о лечении эпикондилита плеча инъекциями гид рокортизона, не касается вопроса о том, к какой работе и когда приступали их больные по окончании курса лечения, хотя этот вопрос имеет первостепенное значение и в зависимости от его решения находятся результаты лечения., Нами изучены результаты лечения эпикондилита плеча инъекциями гидрокортизона у 468 больных (204 мужчины и 264 женщины), которые выполняли работу, связанную с большим напряжением рук. В зависимости от давности заболевания (до 3 месяцев и от 3 месяцев до 3 года) больные отнесены в I или II группу. При всей условности такого деления на две группы, оно все же представляется желательным, Так как патологические изменения с течением времени становятся более выраженными, вероятность их обратимости уменьшается, а резистентность к гидрокортизону возрастает. Учитывать эффективность инъекций гидрокортизона независимо от давности заболевания, как это делают многие авторы, нам представляется неправильным. В первой группе (342 больных) с давностью заболевания менее 3 месяцев 16 больных не отметили никакого улучшения после инъекций гидрокортизона. Некоторое улучшение (уменьшение болей в области надмыщелка плеча, сглаживание симптомов Томсена и Велша, улучшение показателей динамометра) отмечено у 57 больных, но уже на протяжении трех месяцев после окончания лечения (через 4—6 недель после возвращения на постоянную работу) у них наступал рецидив болезни, и они были вынуждены снова приступить к лечению, прервав для этого постоянную работу. Таким образом, стойкий результат лечения установлен у 269 (78,8%) больных I группы, которые продолжили работу в своей профессии, причем 224 из них работали без каких-либо ограничений, а 45 — в несколько облегченных условиях. Во II группе (126 больных) результаты лечения оказались несколько хуже — только 79 (62%) выздоровели полностью и остались на постоянной работе, у 47 больных (38%) инъекции гидрокортизона либо вовсе не дали эффекта, либо он оказался кратковременным, и более 3 месяцев после лечения они не могли работать в своей профессии. Значительное количество тщательно проведенных наблюдений позволяет нам утверждать, что инъекции гидрокортизона дают результат лучший, чем другие консервативные методы лечения, но и этот метод далек от идеального и проблему лечения наружного эпикондилита плеча не решает. Следует отметить и то, что лечение инъекциями гидрокортизона оказывается эффективным в описанных пределах только при условии освобождения больного от работы на 8—12 дней и последующего перевода на облегченную работу по профбольничному листу на 4—6 и даже 8 недель (в зависимости от тяжести выполняемой больным постоянной работы). Выписка на постоянную работу сразу же после окончания лечения инъекциями гидрокортизона приводит к еще более скромным результатам — рецидив эпикондилита в таких случаях наступает почти у половины больных. После инъекций гидрокортизона больные отмечали резкое усиление болей в области надмыщелка плеча, а нередко и далеко за пределами этой области. Такое обострение болей в некоторых случаях наступало вслед за инъекцией, но чаще всего возникало спустя полчаса-час. Иногда обострение болей достигало такой силы, что больные наотрез отказывались от повторных инъекций. У УЧОгих больных боли после инъекции гидрокортизона длились от нескольких часов до суток. Очень важно отметить, что такого рода обострение болей наблюдалось почти всегда только после первой инъекции;

вторая и последующие инъекции проходили несравненно менее болезненно. Предотвратить возникновение болей введением раствора новокаина большей концентрации практически не удается. Такие обострения нужно иметь в виду и назначать больным анальгин, люминал и т. п. Примерно у 10% больных после инъекции гидрокортизона повышается до 37—38° температура тела, изредка имеет место повышение температуры до 39°. Назавтра температура, как правило, снижается до нормы. Иногда у больных отмечаются аллергические реакции в виде сыпи по всему телу и быстро проходящего зуда. В таких случаях димедрол и пирамидон с анальгином или промедол быстро приводили к ликвидации реакции. После инъекций гидрокортизона наблюдаются и более серьезные осложнения. В частности, описаны тяжелые флегмоны и абсцессы плеча, протекающие с септическими явлениями и не всегда ликвидирующиеся после однократного разреза. Такие осложнения впервые описаны нами (М. А. Элькин, 1964). Впоследствии о них писали уже не раз (М. М. Бронштейн и В. Г. Терентьева, И. Н. Смирнов, М. А. Элькин и И. В. Шеремет). При этом нельзя не отметить, что такого рода осложнения почти не наблюдаются при всякого рода новокаиновых блокадах, выполняемых гораздо чаще, чем инъекции гидрокортизона. По-видимому, эти осложнения возникают не столько от погрешностей в асептике, сколько в результате резкого понижения сопротивляемости тканей в очаге некробиоза, вызываемого гидрокортизоном. Это побудило нас ввести в практику обязательное применение антибиотиков (добавление к новокаину и гидрокортизону 50 000 или 100000 ЕД пенициллина). После этого таких осложнений мы не наблюдали. Особое место в лечении наружного эпикондилита плеча занимают некоторые бескровные ортопедические манипуляции. Исходя из того, что «теннисный локоть» возникает вследствие остеохондроза или спондилоартроза С5—С0, Р. Мэнь предлагает для лечения вытяжение шейного отдела позвоночника и очень высоко оценивает этот метод. Mills считает эпикондилит плеча следствием изменений в плечелучевом суставе, возникающих в результате травматизации и приводящих к образованию в нем спаек, затрудняющих нормальные двр жения. Для устранения этих спаек Mills предлагает производить резкое форсированное разгибание с одновременным энергичным вытяжением предплечья. Это предложение поддерживают Marl in, Ogilvi и Trethowan. Описанные манипуляции проводились четыре месяца, после чего получался хороший результат. Авторы не пишут об отношении больных к такого рода манипуляциям и не уточняют, что означает в их понимании хороший результат. Cyriax утверждает, что при наружном эпикондилите плеча вся патология развивается у места отхождения короткого лучевого разгибателя кисти, и предлагает для лечения усиленную пронацию и супинацию предплечья сочетать с форсированным его разгибанием. В Советском Союзе ортопедическое лечение эпикондилита плеча не получило распространения и, как нам кажется, оно не может претендовать на роль патогенетической терапии, поскольку построено на неверных взглядах о сущности этого заболевания.

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ Несовершенство консервативного лечения наружного эпикондилита плеча отмечалось со времени описания этого заболевания;

отмечалось, что это лечение не только требует длительного времени, но далеко не всегда приводит к стойкому выздоровлению больного. В зависимости от того, каким представлялся им этиопатогенез, хирурги предлагали различные операции, рассматривая их как «крайнее средство», допустимое только после безуспешного длительного консервативного лечения. Fischer рассматривал эпикондилит как своеобразный неврит кожных веточек лучевого нерва и в соответствии с этим предлагал иссекать в зоне наружного надмыщелка плеча овальный лоскут кожи вместе с подкожной клетчаткой. Эта операция, как и следовало ожидать, оказалась безрезультатной и никем не повторялась. Один из авторов термина «эпикондилит», Franke, предложил для полной ликвидации болей сдалбливать надмыщелок плеча. Эту операцию дважды выполнил Goeldel и один раз Май, причем оба автора остались вполне довольными полученными результатами. Однако после сообщения Dubbs о значительном нарушении функции разгибателей предплечья эта операция никем больше не повторялась. Выше отмечалось, что некоторые авторы склонны были рассматривать наружный эпикондилит плеча как бурсит надмыщелковой сумки либо бурсит плече-лучевого сочленения. Исходя из таких предпосылок, предлагалось производить раздавливание сумки, а в тех случаях, когда она после раздавливания восстанавливалась или оказывалась неподатливой, иссекать ее (Osgood). О случаях иссечения слизистых сумок при наружном эпикондилите плеча сообщили И. А. Голяницкий, Carp, Schmidt и др. Эта операция не получила сколько-нибудь заметного распространения, что и не удивительно, поскольку надмыщелковые слизистые сумки встречаются чрезвы чайно редко, а бурсит этих сумок не имеет ничего общего с наружным эпикондилитом плеча. В 1926 г, на ортопедическом конгрессе в Кельне Hohmann сообщил о предложенной им операции, которая была с успехом применена для лечения 4 больных хроническим наружным эпикондилитом плеча, до этого длительно и безуспешно лечившихся различными консервативными методами. Впоследствии эта операция стала основным методом хирургического лечения наружного эпикондилита плеча и, благодаря своей доступности, простоте и безопасности, получает все большее распространение. В 1930 г. Hohmann сообщил еще о 12 операциях по своему способу;

у 11 больных с хроническим наружным эпикондилитом плеча наступило стойкое выздоровление. В сообщениях довоенного времени (Май, 1931;

Boshamer, 1934) и особенно в послевоенные годы (Henkel, Bianchi, Spencer и Harndon, Thormer и Weber, Hainzl и др.) дается высокая оценка эффективности операции Hohmann даже в тех случаях, когда длительное консервативное лечение оказалось безуспешным. Например, Glomm изучил отдаленные результаты операции Hohmann у 33 больных, занимавшихся тяжелым физическим трудом (каменщики, сверловщики, строительные рабочие). Трудоспособность после операции полностью восстановилась у 30, и только 3 вынуждены были сменить профессию. Glomm возражает против того, чтобы операция рассматривалась как крайнее средство и применялась только после очень длительного консервативного лечения. Он считает, что результаты операции окажутся гораздо лучшими, если больной будет оперирован возможно раньше. Makowsky сообщает о том, что из 78 больных наружным эпикондилитом плеча, лечившихся в Тюбингенской университетской поликлинике, 13 были оперированы после того, как консервативное лечение (гипсовый лонгетт на 14 дней, глубокая рентгенотерапия, новокаиновые блокады) оказалось безуспешным, и они не могли продолжать работу монтера, швеи, продавца, зубного врача. Из 13 оперированных больных 11 вернулись на свою работу через 4—6 недель после операции, у 2 боли вскоре возобновились, и понадобилось длительное лечение, прежде чем они смогли работать. Операция Hohmann описана самим автором очень скупо, и мы приводим описание этой операции более подробно, включив в нее ряд деталей, выработанных на основании собственного опыта. Больной лежит на спине. Рука, согнутая в локтевом суставе под прямым углом и несколько отведенная, находится на подставке или на придвинутом к операционному столу столике, касаясь его ульнарным краем предплечья и кисти. Первый палец на протяжении операции обращен кверху. После обработки операционного поля производится инфильтрационная анестезия 0,5% раствором новокаина, в который добавляется 100 000 ЕД пенициллина, подкожной клетчатки и мышц в зоне наружного надмыщелка плеча и несколько дистальнее его. Дугообразный разрез длиной до 4 см обращен своей выпуклос тью кнаружи и, начинаясь несколько проксимальнее надмыщелка, окаймляет его и заканчивается дистальнее. Тщательный гемостаз. После разведения краев раны острыми крючками ощупыванием определяется наружный надмыщелок, и несколько дистальнее его (на расстоянии 2—2,5 см) производится серпообразная насечка разгибателей у места их перехода в мышцы (рис. 18). Иногда при этом немного надсекаются и сами мышцы. Для предотвращения вскрытия плече-лучевого сустава перед насечкой сухожилий находят головку лучевой кости и от нее отходят несколько кнутри. Проверка гемостаза. Глубокие швы не накладываются. Кожа с клетчаткой зашивается несколькими швами, накладывается давящая повязка. Иммобилизация руки до снятия швов. После снятия швов иммобилизация прекращается, и больному рекомендуют производить движения рукой в полном объеме, увеличивая постепенно нагрузку. Через 15—20 дней после операции больной выписывается на облегченную работу сроком на 4—6 недель и только после этого допускается к постоянной работе. Объективным показателем эффективности хирургического лечения служит заметное и все возрастающее повышение показателей динамометра, а также сглаживание и полное Рис. 18. Схема операции фасциомиотенотомии по Хоману. исчезновение симптома Томсена. Несколько дольше сохраняется симптом Велша, и поэтому более длительным должно быть пребывание на облегченной работе тех больных, которым по роду своей работы приходится выполнять форсированное и часто повторяющееся сгибание и разгибание в локтевом суставе. Следует отметить, что даже в случаях очень быстрого восстановления функции руки и исчезновения ряда ведущих симптомов эпикондилита болезненность надмыщелка при пальпации его остается надолго, и больные стараются оградить это место от возможной травматизации. Существует несколько модификаций операции Hohmann. Например, Pirker, Hackel предложили производить фасциомиотомию подкожно из разреза-прокола. Michele и Kjueger, Poretta и Jonnes производят широкое и глубокое рассечение разгибателей, усматривая в этом залог большей радикальности. Из этих же соображений Spencer и Herndon, Stark и Kudr предложили сочетать фасциомиотомию с субпериостальной отслойкой сухожилий у места их отхождения от надмыщелка или отслойку надкостницы в этой зоне, a Garden считает нужным удлинять сухожилие короткого лучевого разгибателя. Boshamer предлагает иссечение круглой связки плече-лучево го сочленения вместе с хрящевой пластинкой головки лучевой кости, a Kaplan — денервацию наружного надмыщелка. Эти операции не нашли распространения. Первая в Советском Союзе операция фасциомиотомии по Hohmann при^наружном эпикондилите плеча была сделана нами в 1956 г.

К-в А., 40 лет, стропаль и сортировщик деталей. Около 2 лет ощущает боли в области наружного надмыщелка правого плеча. Несколько месяцев тому назад боли усилились, не может захватывать детали специальными клещами и удерживать их плотно зажатыми. На протяжении 6 месяцев лечился иммобилизацией, ионофорезом новокаина, новокаиновыми блокадами. Кратковременное улучшение сменяется возобновлением болей, которые беспокоят уже и при небольшом напряжении. Неоднократно переводится на облегченную работу, но не может справиться и с ней. Отмечается резко выраженная пальпаторная болезненность наружного надмыщелка правого плеча, показатели динамометра справа ниже на 18 кг, разгибание в правом локтевом суставе безболезненно только до 160°, а дальше осуществляется с болями Симптомы Томсена и Велша выражены отчетливо. Операция фасциотеномиотомии сделана 10 декабря 1956 г. Швы сняты через 8 дней, а еще через 2 дня снят лонгетт, наложенный сразу после операции. Пальпация наружного надмыщелка болезненна, симптом Томсена не вызывается, симптом Велша выражен отчетливо. Показания динамометра на обеих руках одинаковы. Через 24 дня после операции выписан на облегченную работу (освобожденный бригадир), а через 4 недели после этого — на постоянную работу. Наблюдение на протяжении дв>х лет показало, что из всех симптомов, наблюдавшихся до операции, осталась только болезненность наружного надмыщелка, при энергичной пальпации. Постоянную работу продолжает без ограничений, жалоб не предъявляет.

В настоящее время мы располагаем 127 наблюдениями над больными, оперированными по поводу наружного эпикондилита плеча. Среди них было 4 оперированных на обеих руках. У 93 (73,2%) больных наступило полное выздоровление, и они вернулись к постоянной работе, которую выполняют без каких-либо ограничений. У 18 больных (14,1%) наступило значительное улучшение, и они продолжали работать в своей профессии, но с некоторыми ограничениями (без большого напряжения — обработка меньших деталей, сборка малогабаритных изделий, механическая шлифовка и т. п.). У 16 больных не отмечено существенного улучшения, симптоматика наружного эпикондилита плеча осталась такой же, как и до операции. Эти больные были вынуждены из-за ограничения трудоспособности переменить профессию. Таким образом, у 12,7% оперированных хирургическое вмешательство оказалось неэффективным. Следует отметить, что из 127 оперированных нами больных 115 страдали эпикондилитом плеча не менее полугода и до операции длительно лечились различными методами, и только 12 подверглись операции в первые 2 месяца от начала заболевания. В этом, по-видимому, кроется одна из причин безуспешности операции. Второй и не менее существенной причиной неудачи фасциотеномиотомии является, по нашему мнению, то, что наружный эпикондилит плеча нередко проходит одновременно с далеко зашедшим миозитом разгибателей, и в этом случае один из ведущих симптомов — понижение силы сжатия кисти — остается и влияет на результат. Все больные оперированы нами амбулаторно, и ни в одном случае мы не наблюдали каких-либо осложнений. Существенным достоинством хирургического лечения наружного эпикондилита плеча является стойкость полученных результатов, а также то, что после операции трудоспособность восстанавливается гораздо быстрее, чем в результате консервативного лечения. О высокой эффективности хирургического лечения наружного эпикондилита плеча сообщает А. В. Евсюкова. Я. Д. Шохман сравнил результаты консервативного и хирургического лечения эпикондилита в одной из медико-санитарных частей Ленинграда и пришел к выводу, что после операции трудоспособность восстанавливается в два раза быстрее, причем результат хирургического лечения отличается исключительной стойкостью. И. Н. Смирнов у 38 из 40 оперированных больных получил отличный результат. Некоторые авторы склонны к явной гиперболизации достоинств хирургического лечения наружного эпикондилита плеча. Например, Hainzl на основании собственных 13 наблюдений считает операцию фасциотеномиотомии «исцеляющей». Это, к сожалению, не соответствует действительности, хотя хирургическое лечение наружного эпикондилита плеча более эффективно, чем консервативное. Об этом свидетельствуют данные, приведенные в табл. 10.

Таблица Результаты лечения наружного эпикондилита плеча Результат лечения Метод лечения Всего наблюдений хороший удовлетворительный неудовлетворительный Иммобилизация Новокаи новые блокады Гидрокортизонотера пи я Операция Hohmann Всего В процентах 468 762 40 303 93 57, 4 2 60 45 18 16, 34 28 120 25, Таким образом, эффективность иммобилизации и новокаиновых блокад невелика, а результаты инъекций гидрокортизона и хирургического лечения также оставляют желать лучшего. Проблема лечения наружного эпикондилита плеча еще далека от успешного разрешения. Совершенно очевидна необходимость возможно более ранней диагностики и терапии наружного эпикондилита плеча. Всякого рода схемы лечения грешат догматичностью, но бесплано вость в лечении еще не означает индивидуализации. Мы полагаем, что в лечении наружного эпикондилита плеча следует придерживаться определенного плана, и на основании своего опыта предлагаем его в следующем виде. Лечение должно начинаться с инъекций гидрокортизона, причем на весь период лечения рука иммобилизуется в съемном лонгетте. Больной освобождается от работы на время инъекций и на 2—3 недели после этого. После получения отчетливого терапевтического эффекта больного следует выписать на облегченную работу сроком на 4—6, а иногда и на 8 недель (профбольничный лист). Только после этого больной допускается к постоянной работе. Если консервативное лечение оказывается совершенно неэффективным или результат нестойкий и через несколько недель наступает рецидив, показано хирургическое лечение. Операцию фасциотеномиотомии нельзя считать каким-то актом отчаяния и прибегать к ней лишь после многократно повторяющихся длительных курсов консервативного лечения. Следует помнить и о том, что всякого рода «скоростное» лечение, тенденция к возможно более быстрой выписке больного на работу заканчивается провалом — рецидив наступает очень быстро, а повторное лечение требует еще большего времени. В системе лечения больных наружным эпикондилитом плеча огромное значение имеет рациональное временное трудоустройство. Одной лишь пометки о выдаче больному профбольничного листа явно недостаточно. Лечащий врач обязан совместно с цеховым врачом проследить за тем, чтобы больному была предоставлена работа, при выполнении которой исключены моменты, способствующие напряжению разгибателей предплечья и тракции наружного надмыщелка плеча, т. е. предотвращению тех моментов травматизации, которые обусловливают возникновение наружного эпикондилита плеча и служат помехой для его ликвидации. В частности, нельзя мириться с часто практикующимся оставлением больного на той же работе, но только с ограничением нагрузки (уменьшение норм выработки, чередование основной работы с какими-либо заданиями). Неприемлемо также уменьшение разовой нагрузки при увеличении количества манипуляций, что приводит в итоге к сохранению или даже увеличению суммарного груза, перемещаемого за смену. Продолжительное лечение и далеко не всегда благоприятный исход наружного эпикондилита плеча требуют от врача вдумчивого отношения ко всем вопросам рационального трудоустройства больного.

ЭКСПЕРТИЗА ТРУДОСПОСОБНОСТИ Экспертиза трудоспособности при наружном эшгкондилите плеча часто сопровождается типичными ошибками, возникающими в одних случаях от недооценки тяжести этого заболевания, а в дру гих — от недооценки имеющихся и не полностью использованных лечебно-организационных мер. Первые экспертные заключения о трудоспособности больного наружным эпикондилитом плеча выносятся врачами ВКК поликлиник и медико-санитарных частей, и именно здесь обычно совершается самая частая и типичная ошибка. Эта ошибка заключается в том, что после нескольких дней или 1—2 недель лечения, когда боли в области наружного надмыщелка плеча значительно уменьшаются, а иногда и проходят, больной признается полностью трудоспособным и выписывается без всяких ограничений на свою постоянную работу. Это за очень редким исключением приводит к тому, что боли быстро восстанавливаются, вновь определяются очень отчетливо все основные симптомы болезни, и больного приходится освободить от работы. Лечение начинается заново, но эффективность его на этот раз нередко менее выражена, чем совсем недавно. К тому же не всегда можно повторить то, что применялось совсем недавно (например, нельзя уже через 3—4 недели повторить инъекции гидрокортизона). К сожалению, опыт недавней неудачи не всегда заставляет лечащего врача изменить неверную тактику, и когда после повторного лечения наступает сколько-нибудь заметное улучшение, больной снова выписывается на основную работу. Подобная практика приводит не только к резкому удлинению сроков лечения, чего хотел избегнуть врач, но и к ухудшению прогноза, к повышению количества неблагоприятных исходов. В итоге такой порочной практики «скоростного» лечения без использования рационального временного трудоустройства получаются наихудшие результаты. Вторая не менее типичная ошибка заключается в том, что после длительного лечения с получением непосредственного удовлетворительного результата больной опять-таки сразу выписывается на постоянную работу, которая требует большого напряжения и ведется в быстром темпе. Этот резкий переход из одного состояния в другое без промежуточной адаптации также нередко приводит к срыву и рецидиву заболевания. Третья ошибка заключается в том, что формально больной после лечения переводится на облегченную работу, а по существу эта работа явно неприемлема для больного эпикондилитом плеча. Например, гибщик труб после лечения инъекциями гидрокортизона получает на 6 недель профбольничный лист, и ему предоставляется работа вахтера. Формально все складывается неплохо, но в этом кон кретном случае вахтеру приходится многократно открывать и закрывать тяжелые, с трудом передвигаемые ворота, и через 2 недели после такого трудоустройства «без напряжения рук» у больного наступает отчетливо выраженный рецидив наружного эпикондилита плеча. Четвертая ошибка несколько иного характера и заключается в том, что врачи ВКК без должного учета полноценности проведенного лечения и анализа рациональности временного трудоустрой ства (по справке ВКК или профбольничному листу) проявляют заметную тенденцию к преждевременному направлению больного на ВТЭК для перевода его на инвалидность. Направление на ВТЭК вслед за признанием ограничения трудоспособности допустимо только после использования всех доступных средств лечения, сочетающегося с временным рациональным трудоустройством. Больной с наружным эпикондилитом плеча нуждается в продолжительном лечении, которое длится не менее 3—5 недель. Вариабельность сроков лечения с освобождением от работы зависит от характера работы, выполняемой больным, и от выраженности и давности заболевания. Каким бы отличным не оказался непосредственный результат лечения, выписывать больного сразу же на постоянную работу нельзя, но сроки временного трудоустройства на облегченную работу опять-таки могут быть различными в зависимости от характера постоянной работы больного. В некоторых случаях очень целесообразно вслед за лечением предоставить очередной отпуск и только после этого перевести на облегченную работу. В других случаях, и это относится прежде всего к больным, которым осталось до выхода на пенсию по возрасту 3—4 года, не следует предоставлять профбольничный лист сразу на два месяца, а, наоборот, распределить его на два срока (один месяц в первой половине года и один месяц с добавлением справки ВКК на 2 недели во второй половине года). Таким путем часто удается довести больного до выхода на пенсию без направления на ВТЭК и необходимости поздней переквалификации. Врачи ВКК могут признать больного подлежащим направлению на ВТЭК, имея убедительные данные об исчерпывающем и рациональном использовании лечебно-профилактических мер. ВНУТРЕННИЙ ЭПИКОНДИЛИТ ПЛЕЧА О внутреннем эпикондилите плеча принято упоминать, да и то не всегда, при описании наружного эпикондилита. При этом обычно отмечается, что внутренний эпикондилит плеча встречается сравнительно редко и протекает не так длительно и тяжело, как наружный. Сведения о частоте внутреннего эпикондилита плеча весьма разноречивы, и если, например, М. М. Бронштейн и В. Г. Терентьева наблюдали его у 2%, а И. Н. Смирнов у 3%, то Т. 3. Шапиро отметил эту форму у 28%, a Beckmann даже у 40% больных эпикондилитом плеча. Достаточно полное представление о том, насколько часто встречается внутренний эпикондилит плеча, дают данные, приведенные в табл. 11. Сравнительная редкость внутреннего эпикондилита плеча объясняется некоторыми анатомическими особенностями этой области. Отходящие от внутреннего надмыщелка плеча мышцы прикрепля Таблица II Сведения о частоте внутреннего эпикондилита плеча по данным различных авторов Всего наблюдений Эпикондндит наружный внутренний Авторы М. М. Бронштейн, В. Г. Терентьева.. М. Я. Дьяченко, Н. И. Рогожина... Г. Б. Кацнельсон Д. И. Рубин М. А. Элькин Beckmann Glomm Huth a. al Lambrecht Maurer Pflug, Lunda Poretta, Jonnes Spencer, Harndon Всего В процентах 44 28 153 92 41 22 100 45 1231 33 88 60 80 492 96 128 2782 43 17 140 86 38 20 97 33 1138 19 86 53 76 438 88 124 2539 91, 1 и 3 2 3 12 93 14 2 7 4 54 8 4 243 8, ются к нему более равномерно и на площади гораздо большей, чем это имеет место в зоне наружного надмыщелка. Такое рассредоточенное и более равномерное прикрепление мышц создает при их сокращении гораздо меньшую тракцию площадки внутреннего надмыщелка и, следовательно, меньшую травматизацию периоста и мышечно-сухожильных волокон флексоров и пронаторов, меньшую опасность их надрыва. Следует учитывать также и то, что у пологого внутреннего надмыщелка плеча нет дополнительного давления на периост, которое создается у наружного из-за перегиба через него мышечно-сухожильных волокон разгибателей. Среди наблюдавшихся нами 93 больных с внутренним эпикондилитом плеча у 26 имелся одновременно и наружный эпикондилит. Таким образом, эпикондилит у внутреннего надмыщелка в «чистом виде» встретился нам у 67 больных. Внутренний эпикондилит, как и наружный, встречается чаще на правой руке (справа — 66, слева — 19, на обеих руках — 8), преимущественно у мужчин (59). Во всех наблюдавшихся нами случаях внутренний эпикондилит отмечен у работников физического труда (садчицы и съемщицы кирпича, гранильщики, электролизники, судосборщики, кузнецы и т. п.). В тех случаях, когда одновременно с внутренним отмечался и наруж ный эпикондилит плеча, обычно преобладали жалобы и обнаруживались симптомы, присущие наружному эпикондилиту. Поэтому о своеобразии клинической картины внутреннего эпикондилита плеча можно судить на основании изучения его в «чистом виде». В отличие от наружного эпикондилита плеча, иногда возникающего остро вслед за травмой наружного надмыщелка или резким форсированным движением в локтевом суставе при рывке штурвала, поднятии значительной тяжести и т. п., внутренний эпикондилит плеча, по нашим данным, всегда развивался постепенно, и боли, возникавшие при напряжении руки, развивались довольно медленно и беспокоили почти одинаково и при напряженном сгибании, и при напряженной супинации предплечья. Можно даже сказать, что боли при поднятии тяжести у больных с внутренним эпикондилитом плеча были выражены не так резко, как у больных с наружным эпикондилитом. Симптоматика внутреннего эпикондилита плеча имеет своеобразие, и последнее сводится не только к болезненности у внутреннего надмыщелка. Симптом Томсена и симптом Велша при внутреннем эпикондилите, хотя и постоянны, но выражены совсем не так отчетливо, как при наружном эпикондилите плеча. То же самое можно сказать и о данных динамометрии — понижение силы сжатия на больной руке не достигает у больных с внутренним эпикондилитом такого катастрофически низкого уровня, как при наружном эпикондилите. Что касается пальпаторной болезненности надмыщелка, то, насколько об этом можно судить, она достаточно отчетливо выражена и при внутреннем эпикондилите плеча. Очень редко боли иррадиируют дистальнее надмыщелка по ульнарному краю предплечья. Более мягкое течение внутреннего эпикондилита плеча, его возникновение не столько из-за поднятия тяжестей, сколько из-за частой и напряженной пронации и супинации предплечья, приводят к тому, что больные с внутренним эпикондилитом плеча обращаются к врачу довольно поздно, и их основная жалоба не столько на боли при поднятии тяжести, сколько на трудность напряженной пронации и супинации. Диагностика внутреннего эпикондилита плеча не встречает затруднений, а отсутствие такого образования, как плече-лучевой сустав, упрощает дифференциальную диагностику. Рентгенологические признаки внутреннего эпикондилита плеча также возникают через несколько месяцев после начала заболевания и выражаются в однообразной картине параоссальных отложений, которые имеют округлую форму и как бы повторяют контур надмыщелка (рис. 19). Картины различных по форме параоссальных образований, описанных при наружном эпикондилите плеча, при внутреннем эпикондилите почти не отмечаются. Лечение подавляющего большинства больных внутренним эпикондилитом плеча проводится консервативными методами. Физиотерапевтические процедуры (диадинамотерапия, ионофорез новокаина, парафинотерапия и т. д.) оказываются малоэффективными даже в самом начале заболевания и в самом лучшем случае приводят только к небольшому и весьма кратковременному уменьшению болей. Новокаиновые блокады зоны внутреннего надмыщелка плеча (для одной инъекции мы применяем 0,5% раствор новокаина в количестве до 10 мл;

курс лечения складывается из 4—5 инъекций с интервалом в 1—2 дня) дают несколько лучший результат, но при этом необходимо на время лечения и на недели 2 после него освободить больного от работы, а по окончании лечения выписать на 4—6 недель на облегченную работу. Без соблюдения этих условий лечение оказывается безрезультатным из-за быстро возникающего рецидива. Более эффективны инъекции гидрокортизона в зону внутреннего надмыщелка плеча (не более 3 инъекций 0,25 мг гидрокортизона с раствором новокаина и пенициллином). У подавляющего большинства больных (78 из 93) лечение инъекциями гидрокортизона приводит к стойкому выздоровлению, но и здесь обязательное временное трудоустройство на облегченной ра- Рис. 19. Параоссальное обызвествление у внутреннего надмыщелка. боте служит залогом успеха;

без этого очень быстрый рецидив эпикондилита сводит на нет все лечение. До недавнего времени считалось, что лечение внутреннего эпикондилита плеча должно быть только консервативным, и оснований для хирургического вмешательства нет даже при полной безуспешности его. В настоящее время некоторые авторы считают, что неэффективность и нестойкость консервативного лечения служат достаточным показанием к хирургическому вмешательству (Т. С. Жевахова, Spenser a. Harndon, Wilhelm у. Gieseler). Spenser и Harndon оперировали 6 больных с внутренним эпикондилитом плеча и прибегли точно так же, как и при наружном эпикондилите, к фасциотомии с субпериостальной отслойкой сухожильных прикреплений к надмыщелку. Операция выполнялась в условиях стационара и дала хороший результат. Т. С. Жевахова предложила обнажать внутренний надмыщелок плеча и у места прикрепления лучевого разгибателя кисти и длинной ладонной мышцы иссекать кусочек надкостницы в форме ромба величиной 0,3—0,5 см. К сожалению, автор ничего не сообщает о количестве таких операций и их исходах. Wilhelm и Gieseler предложили для лечения внутреннего эпикондилита плеча операцию, названную ими «денернацией». На самом деле эта операция (рис. 20) чрезвычайно напоминает фасциоте Рис. 20. Топография зоны внутреннего надмыщелка плеча и схема операции «денервации». / — Septum intermusculare ulnare;

2 — п. u l n a r i s (оттянут книзу);

3 — Epicondylus medialis;

4 — Arctis tendineus m. flexoris carpi ulnaris;

5 — m. flexor carpi ulnaris, caput humerale;

6— mm. palmaris longus et flexor digitorum s u p e r f i c i alis;

7— m. flexor carpi radialis;

8 — m. pronator teres. Пунктирной линией обозначен разрез вокруг внутреннего надмыщелка плеча.

номиотомию по Хоману, с той только разницей, что внутренний надмыщелок окаймляется почти замкнутым по кругу разрезом, выключающим подходящие к надмыщелку нервные веточки и сухожильно-мышечные пучки. Сведений об эффективности такой операции авторы не приводят. Мы оперировали по методу Wilhelm-Gieseler двух больных. Результат оказался очень хорошим, а сама операция выполняется так же легко, как и операция Хомана. Само собой разумеется, что при выполнении такой операции следует помнить об опасной близости локтевого нерва и принять меры предосторожности против его травмы.

LOO КРЕПИТИРУЮЩИЙ ТЕНДОВАГИНИТ (ПАРАТЕНОНИТ) ПРЕДПЛЕЧЬЯ Крепитирующий тендовагинит (паратенсшит) предплечья — одно из наиболее частых заболеваний руки. Недостаточно отчетливое представление об этом заболевании и отдаленных результатах его лечения сыграли, по-видимому, немаловажную роль в том, что по установившейся традиции оно рассматривается как досадный, но малозначительный эпизод, не имеющий сколько-нибудь существенного значения для больного и не заслуживающий особенного внимания со стороны врача. Впервые о крепитирующем тендовагините («болезненной крепитации сухожилий») сообщил Velpeau (1818), указавший на то, что самым постоянным и существенным признаком этого заболевания служит особого рода треск, происходящий при перемещении сухожилий по синовиальным влагалищам. В 1867 г. в Петербурге вышла докторская диссертация Ю. Зиверта «Tenositis crepitans» (рис. 21), в Рис. 21. Титульный лист диссертации Ю. Зиверта. которой автор рассматривает некоторые вопросы этиологии и патогенеза этого заболевания с новых для своего времени позиций, высказывает ряд верных и принципиальных положений о частоте его, о том, «что не в пользу этой болезни мы должны сказать, что она представляет большую наклонность к рецидивам и что при вторичном появлении характер ее становится уже гораздо более серьезным». Ю. Зиверт справедливо отмечает особое значение «обездвиживания» в системе лечения, а крепитирующий тендовагинит предпочитает называть «крепитирующим тенозитом», подчеркивая тем самым, что патологический процесс локализуется не в сухожильных влагалищах, а в сухожилиях.

Ю, Зиверт впервые обратил внимание на"связь «крепитирующего тенозита» с профессиональным трудом, а также пытался воспроизвести это заболевание в эксперименте. Можно лишь удивляться, что эта замечательная работа почти на протяжении столетия никем не упоминалась и не цитировалась.

КЛИНИКА И ДИАГНОСТИКА КРЕПИТИРУЮЩЕГО ПАРАТЕНОНИТА ПРЕДПЛЕЧЬЯ Заболевание развивается остро, и нередко между полным здоровьем и возникновением отчетливой клинической картины проходит всего лишь несколько часов. Однако при тщательном опросе больного иногда удается установить, что за 1—2 дня до заболевания он ощущал ноющие или ломящие боли в предплечье, отмечал повышенную уставаемость руки, жжение или покалывание в предплечье, онемение его по лучевому краю. В некоторых случаях заболевание достигает максимального развития на протяжении 2—3 часов. Такое острое развитие отмечается у больных, работа которых связана не с частыми и стереотипными движениями руки, а с однократным или несколько раз повторяющимся чрезмерным мышечным напряжением (например, поднятие большой тяжести, резкий рывок рычага, напряженный поворот гаечного ключа и т. д.). Возникновению заболевания способствует ушиб или сдавление предплечья. Мы отметили, что недостаточное щажение травмированной руки, продолжение работы при наличии боли и припухлости, вызванных травмой, часто приводят к быстрому развитию крепитирующего паратенонита, который в таких случаях отличается упорным и продолжительным течением. Больные очень скоро замечают появление припухлости предплечья и почти всегда сами указывают на нее врачу, но значительно реже обращают внимание на крепитацию. Обычно не припухлость, не крепитация и даже не боли в предплечье приводят больного к врачу;

к этому его побуждает слабость в руке, из-за которой нельзя продолжать привычную работу, в особенности, если она связана со значительным напряжением. Таким образом, далеко не все больные с крепитирующим паратенонитом предплечья обращаются к врачу в первые часы или даже первые дни заболевания. Обследование больного следует проводить так, чтобы сравнивались полностью обнаженные руки. Много дает внимательный осмотр. Припухлость на больном предплечье имеет продолговатую — овоидную или колбасовидную форму, начинается обычно в зоне шиловидного отростка лучевой кости и продолжается проксимально наискось к ульнарному краю, но до него, как правило, не доходит. У подавляющего большинства больных припухлость располагается в проекции длинной отводящей I палец мышцы и его корот10?

кого разгибателя, достигает 8—10 см в длину и 3—4 см в ширину, его проксимальная граница не поднимается выше средней трети предплечья, а нижняя — дистальнее линии шиловидных отростков. На ощупь припухлость плотна и болезненна, не флюктуирует. Кожа на припухлости иногда теплее симметричного участка здорового предплечья на 0,5—1°. Крепитацию — наиболее яркий и специфический симптом — лучше других описал Ю. Зиверт: «Звук может быть похож на шум, производимый растиранием крахмала между пальцами. С течением времени этот звук усиливается и на высоте развития походит на треск, слышимый при аускультации воспаленных легких или при трении друг о друга концов переломленной кости, или же на скрип толстой, твердой кожи и на звук, издаваемый при сильном морозе сухим снегом под нашей ногой». Многочисленные описания крепитации при тендовагините и сравнение ее с аналогичными аускультативными и пальпаторными симптомами, наблюдаемыми при других патологических состояниях, не случайны. Действительно, очень трудно дать краткое и выразительное определение крепитации, тем более, что ее звучность, выраженность и стойкость зависят от интенсивности, давности и протяженности процесса. Отчетливая и звучная в первый день заболевания, крепитация очень часто назавтра становится едва ощутимой и выявляется с трудом. Крепитацию, как правило, удается определить на площади, несколько меньшей, чем зона припухлости. Для выявления крепитации достаточно одной пальпации, которую следует проводить возможно более мягко, без грубого нажима на припухлость. С особой отчетливостью крепитация выявляется, если больной в момент пальпации предплечья сгибает и разгибает пальцы и одновременно с этим производит флексию и экстензию кисти. При грубом нажиме на припухлость крепитация очень скоро перестает улавливаться или ощущаться совсем неотчетливо. Длительная флексия и экстензия кисти с одновременными движениями пальцев также приводит к исчезновению крепитации, которая возобновляется через некоторое время, если руке предоставить полный покой. Крепитацию можно выявить и аускультативно, но удается это труднее, и отчетливость ее не так выражена, как при пальпации. Мы убедились в том, что если крепитацию не удается выявить пальпаторно, то она не улавливается при помощи стетоскопа или фонендоскопа. Более чутким оказывается ухо, приложенное непосредственно к припухлости. До последнего времени при описании клинической картины крепитирующего паратенонита никогда не упоминалось о значительном понижении силы заболевшей руки и не приводились данные, свидетельствующие о постоянстве этого симптома. Между тем, показатели динамометра имеют весьма существенное значение не только и не столько для диагностики, сколько для решения неко торых вопросов экспертизы трудоспособности. Динамометрия позволяла нам установить у всех без исключения больных отчетливое понижение силы сжатия кисти заболевшей руки, причем по мере ликвидации воспалительного процесса сила руки постепенно восстанавливается, но остается пониженной еще через много дней после того, как исчезли боль, припухлость и крепитация. Мышечная сила больной руки восстанавливается Таблица 12 полностью не раньше, чем через дветри недели после исчезновения симпСнижение силы правой руки томов. (средние величины в кг) Автор при помощи динамометра Матье — Коллена установил значительСнижение силы День болезни ное снижение силы заболевшей правой руки у 72 больных с крепити14 2 рующим паратенонитом (табл. 12). 4 10,5 Миографические исследования при 7,3 6 6,4 крепитирующем паратеноните пред8 12 5,2 плечья показали значительное пони14 2,7 жение мышечного сокращения (Thomson, Plewes, Shaw). Это отмечено нами при электромиографических исследованиях, проведенных у 14 больных в первые 2—5 дней от начала заболевания. Следует помнить о том, что при обследовании больного иногда не удается выявить все основные симптомы, и только боль и понижение мышечной силы на больной руке отмечаются всегда. Что касается припухлости и крепитации, то один из этих симптомов может отсутствовать. Так, например, Szyczko указывает, что боль была постоянным симптомом у 63 обследованных, припухлость — у 56 из них, а крепчтация — только у 54. На основании 860 наблюдений мы можем отметить, что боли отмечались всегда, у 26 (3%) больных не выявлено припухлости предплечья и у 39 (4,5%) не обнаружено крепитации. Отсутствие таких классических «постоянных» симптомов, как припухлость и крепитация, объясняется тем, что больные нередко обследуются на третий и даже на четвертый день болезни и к тому же после домашнего лечения. В результате этого один из наименее стойких симптомов либо исчезает, либо становится маловыраженным. У всех без исключения больных, обследованных в первые сутки заболевания, определялись и боль, и припухлость, и крепитация. Угасание симптомов происходит в известной последовательности: прежде всего (конечно, при щажении руки) уменьшается, а затем и проходит боль;

вслед за этим ослабевает интенсивность крепитации. После этого понемногу сглаживается и исчезает припухлость. Наконец, восстанавливается мышечная сила руки. Наблюдается, хотя и редко, другая последовательность угасания симптомов, когда вначале проходит боль, затем припухлость и крепитация. В любом случае дольше всех симптомов держится слабость руки и ее быстрая утомляемость (М. А. Элькин, 1958), что необходимо иметь в виду при решении вопроса о выписке больного на работу. Иногда крепитирующий паратенонит развивается на фоне уже существующих, но не распознанных заболеваний. Например, мы наблюдали типичный крепитирующий паратенонит предплечья у токаря 49 лет, который обратился к врачу на третий день после заболевания. Через несколько дней после проведенного лечения исчезла крепитация, едва заметной стала припухлость, но боли при флексии и экстензии кисти не проходили. На рентгенограмме лучезапястного сустава, сделанной через 25 дней появления острых болей и крепитации, обнаружен асептический некроз полулунной кости, который, конечно, возник задолго до появления крепитирующего паратенонита. Крепитирующим паратенонитом поражается наиболее нагружаемая рука. Заболевание правого предплечья отмечено нами у 642 (74,7%) больных, левого — у 216 (25,1%) и обоих предплечий — у 2 больных. Двусторонний крепитирующий паратенонит описали В. А. Тварадзе, М. А. Элькин и Н. С. Окунь, Szyszko. Среди 216 больных с заболеванием левого предплечья было 17 левшей, многие больные выполняли работу, связанную с преимущественной нагрузкой на левую руку (ровничницы, планщицы). Крепитирующий паратенонит локализуется на предплечье чаще, чем на любой другой части тела (Н. Минин, А. Г. Кнеплер, М. А. Элькин, И. М. Варшавский, Rais и др.). Но и на предплечье заболевание развивается в подавляющем большинстве случаев на его тыльно-лучевой поверхности в дистальной трети. А. Г. Кнеплер отмечает, что из наблюдавшихся им 174 больных у 154 (88,5%) крепитирующий паратенонит локализовался на тыльно-лучевой поверхности предплечья, у 19—на тыле кисти и запястья и лишь у одного — по сгибательной поверхности предплечья. По данным Calberg, из 315 больных у 288 (91%) была та же локализация заболевания. Rais конкретно называет длинную отводящую I палец мышцу и его короткий разгибатель тем объектом, который поражается в 88%. По нашим данным, именно эти мышцы были поражены у 822 (95,6%) больных, тогда как разгибатели II—V пальцев страдали у 31 (3,6%), а сгибатели — только у 7 (0,8%) больных. Некоторые авторы утверждают, не приводя, впрочем, никаких доказательств, что крепитирующий паратенонит часто возникает у болеющих гриппом, ангиной, ревматизмом, фурункулезом (О. М. Руденко, Felsenreich, Bitersohl, Szyszko и др.). Мы можем утверждать, что, по крайней мере, 99% наших больных во время развития крепитирующего паратенонита и задолго до этого не болели ни одним из перечисленных заболеваний. Делались попытки установить сезонность крепитирующего паратенонита, выявить его связь с определенными климатическими факторами. Так, например, А. Г. Кнеплер, Berger и другие утверждают, что эта болезнь особенно часто возникает в холодное время года, а по мнению Calberg, Engelmann и других, она развивается чаще всего в начале весны. На основании своих наблюдений мы пришли к заключению, что крепитирующий паратенонит возникает одинаково часто в любое время года (зима — 211, весна — 224, лето — 197, осень — 228). Отмечаемые на отдельных предприятиях «вспышки» паратенонита объясняются не климатическими особенностями сезона, а переходом на другую технологию, увеличением нормы выработки, возвращением рабочих из коллективного отпуска и т. д.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.