WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

(к тому же и клубам первой полови ны XIX в. посвящена гораздо более обширная литература), вторая часть книги в большей мере фактографи И. С. РОЗЕНТАЛЬ. ческая.

«И вот общественное Для первой половины XIX в. глав мненье!» Клубы в ис- ным и наиболее представительным тории российской об- клубом заслуженно считается Москов щественности. Конец ский Английский. Большинство ис XVIII — начало XX вв. следований сосредоточено на нем на Клубная жизнь М.: Новый хронограф, столько, что существование в России Ольга Эдельман 2007. 400 с. в то же время каких-то других клу бов, и даже Петербургского Англий ского, остается на периферии внима бщественное мнение — Наконец, история клубов сама ния. Книга И. С. Розенталя этот пробел предмет малоудобный для по себе представляет несомненный восполняет, сохраняя за Московским изучения и описания: мно- интерес: как, когда и какие они воз- Английским клубом его особое место.

Огообразно, текуче, рас- никали, чем там занимались, кто вхо- Но попутно автор тонко и точно от плывчато. Тем более — на протяжении дил, как регламентировалась деятель- мечает созданное предшествующей столь значительного исторического ность клубов их уставами и властью, литературой преувеличенное пред времени, от Екатерины II до 1917 г. как формировался клубный бюджет, ставление о нем как об интеллекту Исследование такого рода темы рис- даже какие бывали злоупотребле- альном центре и оплоте московской кует превратиться в набор общих ния — все это И. С. Розенталь обсужда- оппозиционности, даже революци мест, либо произвольно выбранную ет в подробностях. Будет ли читатель онности. Да, в Московском Англий цепочку обстоятельств, иллюстри- удивлен, узнав, что и в XIX в поли- ском клубе получали и читали све рующих ту или иную дорогую авто- ция взимала с клубов регулярные не- жую европейскую периодику, и была ру тенденцию. Но, с другой стороны, законные поборы, угрожая закры- библиотека — но она отнюдь не яв общественное мнение, настроения тием, а поводы для закрытия всегда лялась самым оживленным из поме и интеллектуальное состояние обще- существовали, ибо даже в самых рес- щений клуба, почитать и поспорить ства, несомненно, требуют изучения: пектабельных заведениях баловались туда заглядывали лишь отдельные без этого полноценной истории быть запрещенными азартными играми? любители, тогда как большинство за не может. И. С. Розенталь нашел мето- Под них отводились отдельные комна- всегдатаев предпочитали вести не дологический выход, подойдя к исто- ты, в клубном обиходе именовавшие- мудрящие повседневные разговоры рии общественного мнения через ис- ся «инфернальными». И отчисления и обмениваться городскими сплет торию клубов и тем самым ограничив игроков являлись существеннейшей нями за обеденными и карточными расплывчатый главный предмет ис- статьей дохода клуба. Даже Москов- столами. Да, в клубе ворчали на пра следования четким фактологическим ского Английского. вительство и существовало некое каркасом. Попутно сам собой разре- Книга поделена на две части, гра- противостояние Первопрестольной шается бесконечно спорный вопрос: ница проходит по середине XIX в., что Петербургу. Но не следует преувели кого считать обществом? Обществен- в данном случае не является формаль- чивать оппозиционности живущего ное мнение — это чье? Зато появляет- ной датой. И. С. Розенталь показывает на покое отставного или не служив ся возможность анализа эволюции со- ощутимую разницу между клубной шего вовсе московского барства. В це става того общества, которое состояло жизнью поры, когда о крестьянской лом, для этого периода клубы пред из членов разнообразных клубов. Кро- реформе еще не было речи, и нарас- ставляли собой способ организации ме того — и этот момент весьма суще- танием иного качества общественно- досуга праздного человека, по пре ственен — рассматривая клуб как спо- сти, начиная с обсуждения великих имуществу — дворянина. Они явля соб организации досуга, исследователь реформ. Поскольку автор специа- лись не столько способом выражения получает возможность определить ме- лизировался на конце XIX — нача- общественного мнения, сколько воз сто интеллектуальной составляющей ле XX вв., части написаны несколько можностью (в том числе для предста („мнений“) в общей структуре время- по-разному, первая имеет более выра- вителей власти — членов тех же клу препровождения клубной публики. женный историографический уклон бов) с ним ознакомиться, услышать, 102 ПУ ШК ИН № У С Т Р О Й С Т В О П У Б Л И Ч Н О Й С Ф Е Р Ы В И М П Е Р С К О Й Р О С С И И n n g g a a e e h h V V C C i i X X e e w w F F e e D D r r P P w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m w w o o w w c c.

.

.

.

d d k k o o c c c c a a r r u u t t о чем толкуют. При этом, в силу са- И С Т О Р И Я ИСТОРИЯ ИС О И Я ИС О РИ Я ИС О РИ Я И С О РИ Я ИС О РИ Я ИС О РИ Я ИС О РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС Т О РИ Я ИС Т О РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО Р И Я ИС ТО Р И Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я И С ТО РИ Я ИС Т О РИ Я ИС ТО РИ Я ИС Т О РИ Я ИС ТО Р И Я ИС ТО РИ Я ИС Т О РИ Я И С ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС Т О РИ Я ИС ТО РИ Я И С ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС Т О РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО Р И Я ИС ТО РИ Я И С ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я И С ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС Т О РИ Я И С ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я И С ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО РИ Я И С ТО РИ Я ИС ТО РИ Я ИС ТО Р И Я ИС ТО РИ Я ИС ТО Р И Я ИС ТО Р И Я ИС ТО Р И Я ИС ТО Р И Я И С ТО Р И Я И С ТО Р И Я И С ТО Р И Я ИС Т О Р И Я И С ТО Р И Я И С ТО РИ Я И С Т О Р И Я ИС Т О Р И Я И С ТО Р И Я И С Т О Р И Я ИС Т О Р И Я С С С Я С Я С Я С Я С И Я С И Я С И Я С И Я С И Я С И Я С О И Я мого состава членов, из сферы взгля дов, которые могли быть озвучены в клубе, был исключен наиболее ра дикальный оппозиционный сегмент.

А количество и структура клубов — их в тот период было сравнительно немного и каждый собирал относи тельно много членов, принадлежав ших к достаточно широкой соци альной страте — придавали им роль скорее объединяющую и нивелирую щую различия во взглядах и положе нии членов.

С эпохой великих реформ произо шли изменения и в наборе тем, ста- няли определенный сегмент общест- просветительскую работу: устраи новившихся предметом клубного об- ва, сколько стали средством выраже- вали лекции, кружки самообразова суждения, и в составе членов. Клубы ния различий и специфики тех или ния, доступные библиотеки и сыгра стали демократичнее, а сохранявший иных групп. ли заметную роль в формировании аристократические традиции Англий- Особая статья — рабочие клубы, по- „рабочей интеллигенции“. С другой ский клуб утратил центральное поло- являвшиеся с начала XX в. В отличие стороны, грань, отделявшая легаль жение в общественной жизни Моск- от других сословий, рабочие от из- ные рабочие организации от неле вы. Возникли клубы интеллигенции, бытка досуга не страдали и от хожде- гальных политических партий, была клубы, объединявшие политических ния в клуб хотели получать пользу. весьма тонка, и те же рабочие клубы единомышленников разных мастей, Тяга самих рабочих к образованию, могли служить ширмой ориентиро литературно-артистическую богему, понимание пользы образования для вавшимся на рабочую среду социал- наконец, рабочие клубы. В то же вре- изменения своего социального стату- демократам.

мя изменилась и социальная функция са соединилась с просветительскими Умная, добротная книга И. С. Ро клубов, у них появились совершенно устремлениями демократически на- зенталя несомненно пополняет наши новые задачи: творческие, идеологи- строенной интеллигенции и реали- представления о развитии русского ческие, образовательные. После ма- зовывались через клубы. Потому ра- общества, полезна методологически нифеста 17 октября 1905 г. легальные бочие клубы вели в первую очередь и интересна как чтение.

политические партии и течения раз ных оттенков создавали свои клубы, которые таким образом становились одной из форм организации полити ческой активности. Вторая часть кни- МОГИЛЬНЕР М. Homo ги насыщена богатым фактическим imperii: История материалом, в значительной части физической антропо новым или же никогда не подвер- логии в России (конец В тупиках гавшимся обобщению под таким уг- XIX – начало XX вв.).

лом зрения. И. С. Розенталь показыва- М.: Новое литератур большой науки ет, как клубы отражали разнообразие ное обозрение, 2008.

Ольга Эдельман и возрастающую вариативность обще- 512 с.

ства. Уделяет внимание бытовым под робностям клубной жизни (устрой ство помещения, что ели, во что втор — редактор известного По сути, это первая история россий играли). Описывает механизм поли- журнала «Ab Imperio» Мари- ской антропологической мысли, о бо цейского контроля над клубами и по- на Могильнер, представля- гатстве и разнообразии которой не по лицейско-коррупционные скандалы, Ает эту книгу во введении дозревают не только современные которые к началу XX в. становились как результат многолетней рабо- историки, но и антропологи, изучаю гласными, попадали в газеты и дохо- ты: «Эта книга — о возникновении щие постсоветское (постимперское) дили до суда (самое шумное — дело и эволюции категории расы в Россий- пространство […]. Это книга о про московского градоначальника гене- ской империи, точнее — о становле- цессах саморегулирования и саморе рала А. А. Рейнбота и его помощника нии науки физической антрополо- формирования в империи, о пределах полковника В. А. Короткого). Контроль гии в России, о том, какие основные модернизационных проектов россий этот, впрочем, не очень мешал уча- направления она принимала и на ка- ских интеллектуалов, о мысленном стникам революционного подполья кую культурную и политическую моделировании массового имперско пытаться использовать клубы в своих роль претендовала. Эта книга — о лю- го общества и о проблемах модерного видах. Более серьезным препятстви- дях, которые открыли для себя науч- национализма в империи» (с. 5).

ем могло быть противодействие са- ное понятие „раса“ и восприняли его В принципе, постановка пробле мих членов клуба. В пореформенное как важнейшую категорию анализа мы интересна вдвойне. Физическая время клубы уже не столько объеди- российского имперского общества. антропология во второй половине « » Т Е О Р И Я И С Т О Р И И П Е Р Е Д Л И Ц О М И М П Е Р С К О Г О ПУ ШК ИН № ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ М. А. В ОЛОШИН.

Пейзаж Крыма. 1918 ( РГАЛИ ) n n g g a a e e h h V V C C i i X X e e w w F F e e D D r r P P w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m w w o o w w c c.

.

.

.

d d k k o o c c c c a a r r u u t t XIX в. стала новым направлением кам». А если под «имперскими прак- «Русский антропологический жур в науке, от нее ожидали откровений тиками» и в самом деле понимать нал», который «форматировал науч и прорывов в понимании человека все, что делалось и думалось на про- ный язык, определял доминантный и человеческого сообщества, иска- странствах империй, — то в чем во- круг проблем, маргинализировал ли возможность соединения гумани- обще смысл этой безграничной де- одни направления и утверждал дру тарного знания с естественно-науч- финиции? Автор книги от вопросов гие» (с. 34). М. Могильнер указывает, ным, точнее даже, видимо, перевода об адекватности и правомерности сво- что антропология в России, как и в Ев традиционной сферы гуманитарных ей методики старательно уклоняется, ропе, «на максимально обобщенном наук на некие прочные биологиче- делая вид, что пользуется инструмен- уровне» явилась «продуктом струк ские и физиологические основания. тарием апробированным настолько, турных процессов модернизации ев Таким образом, история физической что любые сомнения неуместны. ропейских обществ и распростране антропологии — это в не- ния империалистических котором роде история за- „практик“. Слом старых со ведших в никуда масштаб- циальных иерархий, фор ных интеллектуальных мирование протомассовых поисков. Одна из состав- обществ демократизиро ляющих краха этого на- вали понятия «культуры» учного направления была и «цивилизации» […] Оби в том, что очень быстро лие новой информации усилия ученых позитиви- о неевропейских наро стов по измерениям чере- дах и культурах, непосред пов, носов и пропорций ственные контакты с ними тела у разных народностей только интенсифицирова оказались удобнейшим, из- ли невротические опасе любленным аргументом ния людей «старого света» расистских теорий. Таким в связи с возможной реля образом, М. Могильнер тивизацией их культуры в принципе права, рассмат- как неоспоримой и абсо ривая антропологию в не- лютной высшей точки че посредственной связи с са- ловеческой цивилизации» моописанием имперских (с. 38 – 39). Беда в том, что обществ. Проблема в том, примерно этим «макси что она не считает нужным проверить Выполняя заявленную програм- мально обобщенным уровнем» М. Мо и оговорить меру и границы примени- му, М. Могильнер начинает — нет, гильнер и ограничивается. В ее рабо мости своего теоретического инстру- не с возникновения антропологиче- те нет решительно ничего из того, ментария к реальному историческому ской научной школы и направления, на что вправе рассчитывать чита материалу. М. Могильнер с навязчи- но со «складывания антропологиче- тель книги по истории некогда про вой частотой оперирует определения- ской парадигмы» в России. Оформ- цветавшего научного направления.

ми «имперское / колониальное», сво- лялась эта парадигма постепенно Удивительно, но автор сумела напи дя весь предмет исследования к этой «в процессе переориентации передо- сать свой 500-страничный труд, вовсе плоскости и будто желая загипнотизи- вой части академического сообщества не затронув ни историю науки вооб ровать читателя и не позволить задать (и просвещенного общества в целом) ще, ни историю антропологии в част вполне правомерные вопросы. Быть на идеи дарвинизма» (с. 28), ранние ности, не говоря уже о включении может, самой М. Могильнер представ- энтузиасты антропологии видели предмета в контекст истории общест ляется, что определение «имперский» в ней «логическое завершение экс- венно-политической мысли. Герои ее можно относить решительно ко все- пансии эволюционной теории в сфе- книги кажутся вообще к собственно му, произраставшему и происходив- ру знаний о природе, включая чело- истории мысли отношения не имею шему в пределах государства, именуе- века» (с. 30). Каким образом, кстати, щими: они создают «проекты», «фор мого империей. Но это совершенно дарвинизм, возникший как раз в рам- матируют язык описания» и делают неочевидно;

напротив, очевидно, что ках естественных наук, ухитрился со- прочие странные на взгляд скромно выбранная автором тема имеет зна- вершить экспансию в них же, автор го практикующего историка вещи.

чительно большее число измерений. не поясняет. А переходит к описанию Собственно, вся история возникно Почему, к примеру, задача изучения, оформления научных обществ и ка- вения антропологии как направле описания, классификации, установ- федр. Антропологи работали не толь- ния М. Могильнер сводит сначала к ления родства народов, населяющих ко и не столько на университетских «складыванию антропологической Российскую империю, однозначно кафедрах (чему мешала междисцип- парадигмы в России», а затем ее «нор сводится М. Могильнер к «импер- линарность этого нового направле- мализации», под каковой подразу ским практикам»? А заодно и усилия ния), сколько в общественных орга- мевается создание университетских врачей-гигиенистов, поверивших низациях, лидировало среди которых кафедр. Странным образом повество в пользу антропологических изме- состоявшее при Московском универ- вание оживляется и наполняется ис рений, и криминологов, искавших ситете Императорское общество лю- торической конкретикой, лишь когда «физический тип преступной лично- бителей естествознания, антропо- доходит до вопросов финансирова сти» — также к «имперским практи- логии и этнографии, выпускавшее ния новорожденного научного на « 104 ПУ ШК ИН № Т Е О Р И Я И С Т О Р И И П Е Р Е Д Л И Ц О М И М П Е Р С К О Г О » ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ М. А. В ОЛОШИН.

Морской пейзаж. 1924 ( РГАЛИ ) n n g g a a e e h h V V C C i i X X e e w w F F e e D D r r P P w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m w w o o w w c c.

.

.

.

d d k k o o c c c c a a r r u u t t правления: тут автор приводит сум- ем ожидаешь, пожалуй, появления о Р. Л. Вейнберге, ИСТОРИЯ мы с точностью до рубля, подробно на следующих страницах «имперско- крещеном иудее, сообщает о сроках и условиях профес- го революционного движения», за- петербургском профессоре, занимав сорских контрактов. Дает М. Могиль- тем с облегчением обнаруживаешь, шемся краниологическими измере нер и сжатые биографические очерки что, нет, не появилось. ниями и изучавшем в медицинской крупнейших ученых. Но сама по себе Чем тогда, полтораста лет назад, клинике черепа эстонцев, латышей научная деятельность описана исклю- антропология взволновала умы? и поляков, М. Могильнер замечает:

чительно как «парадигма», а затем Чем потом (кроме очевидного ис- «сложно сказать, от лица кого — коло «нормализация» (включая финан- пользования немецким фашизмом низатора или колонизируемого — го сирование). Нигде в объемном тру- в частности и расизмом вообще) раз- ворил Вейнберг-антрополог» (с. 299).

де М. Могильнер не найти и намека на интеллекту альную историю.

XIX в., тем более для мыслящего русского об щества второй его полови ны — эпоха позитивизма (сдавшего позиции, пожа луй, только после Второй мировой войны и шока от появления атомной бомбы), эпоха, увлечен ная научным поиском как средством преобразова ния мира и человека, ви девшая в естественных (и в меньшей мере — в гу манитарных) науках пер спективу достижения соци ального мира, избавления от болезней и дефектов цивилизации. Такого рода сверхзадача вменялась но вым направлениям, и уж (предпо- очаровала? Что дала и чего не дала? Чем руководствовался и как форму ложу, ибо М. Могильнер не говорит Об этом в книге ничего нет. Есть опи- лировал свою задачу сам Вейнберг — об этом ни слова, ни буквы) тем бо- сание нескольких основных направ- неважно. Может быть, М. Могильнер лее так увлекшей публику физи- лений, связанных с именами круп- располагает данными, позволяющи ческой антропологии. Чего от нее нейших антропологов, работавших ми оценивать научные труды Вейн ожидали? Точного, объективного, об- в ведущих научных центрах (Моск- берга в категориях колониальности, основанного знания о человеческом ва, Петербург, Казань, Киев). Эти на- но с читателем она ими не делится, разнообразии, народах и расах? Клю- правления М. Могильнер определя- исходя из постулируемой самооче ча к пониманию происхождения че- ет как «либеральную антропологию видности своих оценок. А она, оче ловека? Основы для массовых сани- имперского разнообразия», «антро- видность эта, весьма напоминает дог тарно-гигиенических мероприятий? пологию имперского однообразия», матическую убежденность советских Эти вопросы тем более правомерны, «антропологию многонационально- обществоведов, вменявших персона поскольку в России второй половины сти» и пр. Автор приводит характери- жам истории «классовое сознание», XIX в. в естественных науках работали стику взглядов и работ этих ученых, а то и «чутье» на основании их соци люди, в разной степени оппозицион- но, будучи выдержана в той же пло- ального происхождения и независи ные самодержавию, рассматривавшие скости «имперского / колониального», мо от взглядов и мнений самого пре науку как альтернативу официальной она дает примерно такое же представ- парируемого персонажа.

идеологии, в частности — официаль- ление об их научной мысли, как рас- Помимо (и вследствие) неумерен ному православию. Атеисты, проти- пластанная шкурка белки — о белке ного теоретизирования и схематиза вопоставлявшие науку социальным в лесу. ции книга М. Могильнер грешит еще предрассудкам и религиозным суеве- Исторической фактуры в книге не- и столь же неумеренным употребле риям (об их антиклерикальной ин- оправданно мало, взгляды и позиции нием наукообразного терминологи тенции М. Могильнер, как и о мно- лидеров научных направлений изло- ческого новояза. Из книги выносишь гом другом, не обронила ни слова). жены не слишком последовательно, впечатление, что антропологи были Почему М. Могильнер считает воз- лишены хронологии и, следователь- заняты чем-то вроде переопределе можным говорить, например, о том, но, внутреннего развития и сведены ния и переописания антропологиче что авторитет либерала и корифея к противопоставлению «имперского ского проекта в контексте формати Д. Н. Анучина «определял лицо рос- разнообразия» «имперскому однооб- рования языка имперского дискурса.

сийской имперской антропологии» разию», «колониальным и национа- Или, может, я ошибаюсь, речь наобо (с. 198)? С нехорошим предчувстви- лизирующим практикам» и пр. Так, рот о форматировании языка антро « » Т Е О Р И Я И С Т О Р И И П Е Р Е Д Л И Ц О М И М П Е Р С К О Г О ПУ ШК ИН № В ИКТОР П ИВОВАРОВ. Сверчок на печи. 2001. Холст, масло, n n g g a a e e h h V V C C i i X X e e w w F F e e D D r r P P w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m w w o o w w c c.

.

.

.

d d k k o o c c c c a a r r u u t t пологического проекта в контексте их собственным языком — маргина- несшую смерть миллионам людей, переопределения имперского дис- лизируют себя. но без его руководства война с на курса, или что-то еще такое. Эти сло- В сущности, создается впечатление, цистской Германией, вероятно, закон ва спокойно можно располагать в лю- что история антропологии М. Могиль- чилась бы поражением».

бом порядке. Примечательно, что нер не интересует. Она — лишь по- 2. Сталин «всеми силами добивал авторы солидных, фундаментальных вод для теоретизирующих рассужде- ся успеха антигитлеровской коалиции исторических исследований, проч- ний об «имперском/ колониальном». и стремился к тому, чтобы этот союз но входящих в анналы историогра- С равным успехом таким поводом был сохранен и после войны. Хотя его фии, такого жонглирования терми- могло послужить что угодно другое: политические и практические шаги нологией избегают. Терминология издание школьной азбуки, торгов- способствовали началу холодной вой хороша в строго определенном месте ля ситцевыми тканями на внутрен- ны, в его замыслы это не входило… и для строго определенных целей, нем рынке, правила взимания на- На рубеже 40 – 50-х гг. он пытался до при неумеренном употреблении, вы- логов и сборов, — все сгодится, чтоб биться снижения напряженности водя себя за рамки нормального ли- на понятном лишь посвященным, от- в отношениях с Западом».

тературного языка, любители нау- форматированном языке потолковать 3. Послевоенный режим в ста кообразно выражаться — пользуясь об имперских практиках. линском СССР «сильно отличался от предвоенного периода. Он был ме нее репрессивным, более национали стическим и в своей повседневной практике не зависел в такой степени GEOFFREY ROBERTS. Stalin’s от воли и капризов Сталина».

Wars. From World War to Cold Эти утверждения идут вразрез War, 1939–1953. New Haven, СТ: прежде всего с традицией антиком Yale University Press, 2006. мунистической историографии (как Как заставить 468 c. (Джеффри Робертс. западной, так и российской), соглас Войны Сталина. От мировой но которой:

Сталина умереть войны к холодной войне, а) роль Сталина в победе СССР над Ярослав Шимов 1939–1953.) Германией не была решающей;

бо лее того, допущенные им ошибки в планировании военных операций се исторические исследова- нут как в России, так и за ее преде- на первом этапе войны привели к не ния, заслуживающие этого на- лами. оправданно высоким потерям;

в це именования, можно по боль- В качестве своей задачи Робертс лом победа была одержана народами Вшому счету разделить на два обозначил анализ деятельности Ста- СССР скорее не благодаря, а вопреки разряда. Ценность одних заключается лина как государственного деятеля репрессивному сталинскому режиму;

в том, что они делают достоянием об- и полководца в последние 14 лет его б) на сталинском СССР лежит ос щества новые факты, документы, сви- жизни и деятельности. В этот период новная вина за развязывание холод детельства или по крайней мере силь- СССР под руководством Сталина вна- ной войны во второй половине 40-х;

но дополняют факты уже известные. чале вел военные кампании локаль- в) Сталин сознательно не исполь Ценность других — в новизне интер- ного характера (участие в разделе зовал принесенный победой 1945 г.

претации известных фактов, в ином Польши в сентябре 1939 г., «зимняя шанс на либерализацию и реформи взгляде на них. война» 1939 – 1940 гг. с Финляндией, рование советского строя, вновь за Работа ирландского профессора аннексия трех прибалтийских стран, крутив гайки и начав в последние Джеффри Робертса «Войны Стали- Бессарабии и Северной Буковины ле- годы своей жизни новую волну мас на. От мировой войны к холодной том 1940 г.), а затем, в 1941 – 1945 гг., совых репрессий.

войне, 1939 – 1953», получившая до- колоссальную войну с нацистской Гер- Тем не менее книгу Дж. Роберт вольно заметный резонанс среди ис- манией. Вскоре после окончания ко- са нельзя считать ревизионистской.

ториков в Европе и США, относится торой началась еще одна, последняя Его подход лишь доказывает, что од ко второй из перечисленных катего- «война Сталина», правда, без битв нозначного взгляда на личность и ис рий. Робертс давно занимается исто- и боевых операций — холодная война торическую роль Сталина по-преж рией СССР периода Второй мировой между СССР и странами Запада. Осо- нему не существует, — и сам Робертс войны, он автор книг «Несвящен- бенности лидерства Сталина во время демонстрирует это, анализируя из ный союз: пакт Сталина с Гитлером» всех этих конфликтов и его историче- менения научных и политических (1989), «Советский Союз и причи- ская роль в событиях конца 30 — на- оценок, дававшихся советскому дик ны Второй мировой войны» (1995) чала 50-х гг. находятся в центре вни- татору в СССР, постсоветской России и «Победа при Сталинграде: битва, мания Джеффри Робертса. и на Западе со времен Второй миро изменившая историю» (2002). Но его Указанные автором уже во введе- вой до наших дней. Свою задачу он последняя работа, «Войны Сталина», нии основные тезисы его работы зву- толкует как одновременно дегерои привлекла наибольшее внимание — чат так: зацию и дедемонизацию Сталина, как видимо, потому, что в центре нее на- 1. Сталин «был очень способным анализ его деятельности, достижений, ходится фигура советского диктатора, и чрезвычайно успешным военным ошибок и преступлений с реалисти дискуссии об исторической роли ко- лидером. Он допустил немало оши- ческих позиций: «Эта книга — попыт торого, очевидно, еще долго не утих- бок и вел жестокую политику, при- ка вернуть Сталину человеческое из 106 ПУ ШК ИН № Б А Н А Л Ь Н О С Т Ь С Т А Л И Н А И И С Т О Р И Ч Е С К А Я Н А У К А n n g g a a e e h h V V C C i i X X e e w w F F e e D D r r P P w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m w w o o w w c c.

.

.

.

d d k k o o c c c c a a r r u u t t




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.