WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«ББК 87.3 Ш 99 Главный редактор и автор проекта «Книга света» С.Я.Левит Редакционная коллегия серии: ...»

-- [ Страница 9 ] --

этого основного типа социального отношения – миры, находящиеся в моей Cairns Dorion. An Approach to Phenomenology // Farber M. (ed.). Philosophical досягаемости и в досягаемости моего партнера, пересекаются, благодаря Essays in Memory of Edmund Husserl. Cambridge, 1940. P. 8 и далее. Понятие чему образуется по крайней мере, сектор мира, находящийся в моей и его «сущностно актуальных переживаний» в работах Гуссерля найти нельзя. С общей досягаемости.

его точки зрения, каждый акт в принципе может быть схвачен в рефлексии. В очерке «Объективная реальность перспектив», перепечатанном в книге Приведенное выше изложение не вполне соответствует терминологии са «Философия настоящего», Дж.Г. Мид приходит к похожему выводу: «Присут мого Бергсона, однако, как мы надеемся, адекватно отражает его основную ствующая реальность есть возможность. Это то, чем бы она была, будь мы идею. Приведем подборку фрагментов из работ Бергсона, важных для нашей там, а не здесь» (Mead G.H. Philosophy of the Present. P. 173).

проблемы: Essai sur le donnes immdiates de la conscience (1889). P. 20 и далее, См.: Farber M.L. Loc. cit. P. 526 и далее.

94–106 (рус. пер.: Бергсон A. Опыт о непосредственных данных сознания // Хотя точка зрения, высказываемая в этой статье, во многих отношениях Бергсон A. Собрание сочинений. Т. 1. М.: Московский клуб, 1992. С. 50–155);

отличается от точки зрения Герберта Шпигельберга, мне хотелось бы обратить Matiere et Mmoire (1897). P. 189–195, 224–233 (Бергсон A. Материя и память // внимание на его очень интересную статью: Spiegelberg H. The Reality Phenome Там же. С. 159–316);

Le reve (1901) // L’nergie spirituelle. P. 108–111;

L’effort non and Reality // Philosophical Essays (op. cit.). P. 84–105, – где предпринята по intellectuel (1902) // Ibid. P. 164–171;

Introduction a la mtaphysique (1903) // La пытка проанализировать спорность и сомнительность в отношении реально pense et le mouvant. P. 233–238;

Le souvenir du prsent et la fausse recon-naissance сти. Согласно Шпигельбергу, критериями реальности служат феномены (1908) // L’nergie spirituelle. P. 129–137;

La conscience et la vie (1911) // Ibid.

готовости, устойчивости, перцептивной периферии, границ конкретных P. 15–18;

La perception du changement (1911) // La pense et le mouvant. P. 171– объектов, независимости, сопротивления и согласия.

175, 190–193;

«Fantmes de vivants» et «recherche psychique» (1913) // L’ner- James W. Principles. Vol. II. P. 290.

gie spirituelle. P. 80–84;

De la position des problemes (1922) // La pense et le Ср.: Husserl E. Ideas. General Introduction to Pure Phenomenology. L.–N.Y., mouvant. P. 91 и далее.

1931. § 55. P. 168: «Известным способом и с известной осторожностью, что За редким исключением, вульгарный прагматизм не уделяет никакого вни касается употребления слов, можно сказать и так: любые реальные единства мания проблемам конституирования сознательной жизни, заключенным в суть «единства смысла»». (Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии / Пер.

понятии ego agens или homo faber;

большинство авторов рассматривают его А.В. Михайлова. М., 1994. С. 30.) как данность. А следовательно, прагматизм по большей части представляет Здесь, видимо, нужно сделать одну оговорку. Понятие конечных областей собой всего лишь обыденное описание установки, в которой человек в по значения не предполагает никаких статических коннотаций такого рода, как вседневной жизни пребывает в мире работы, но никак не философию, ис будто бы мы должны были выбирать одну из этих областей в качестве дома, в следующую исходные предпосылки такой ситуации.

котором мы будем жить, из которого мы будем совершать вылазки вовне и в Dewey J. Human Nature and Conduct. N.Y., 1922. Part III, Section III: «The который мы будем возвращаться. Ничего подобного. За единственный день или Nature of Deliberation».

даже час наше сознание может пройти через самые разные степени напряжен См.: Mead G.H. Mind, Self and Society. Chicago, 1934. P. 173–175, 196–198, 203;

ности и принять самые разные установки внимания к жизни. Кроме того, есть The Genesis of the Self // The Philosophy of the Present. Chicago, 1932. P. 176–195, еще проблема «анклавов» – регионов, которые принадлежат к одной области особенно p. 184 и далее;

What Social Objects Must Psychology Presuppose? // значения, заключенной в другую;

как бы ни была важна эта проблема, мы не Journal of Philosophy. 1910, Vol. VIII. P. 174–180;

The Social Self // Journal of можем обсудить ее в рамках данной статьи, задача которой ограничивается схе Philosophy. 1913, Vol. X. P. 374–380. См. также замечательную книгу Альфреда матичным описанием некоторых принципов анализа. В качестве примера это Стеффорда Клейтона о Дж.Г. Миде: Clayton A.S. Emergent Mind and Education.

го оставленного без внимания круга проблем приведем следующую: всякое 452 проектирование в мире работы, как мы увидели, является само по себе фан ства для борьбы с ним, за исключением «антивируса», столь же невидимого тазированием, а также включает своего рода теоретическое созерцание, хотя и столь же для нас недосягаемого.

и не обязательно такое, какое характерно для научной установки. См. выше, c. 418 и далее.

21 Loc. cit. S. 306–312, особенно § 111, где, в частности, говорится о разли Нет необходимости и говорить, что эту форму эпохе не следует путать с чии между модификацией нейтральности (в строгом смысле) и фантазией. эпохе, ведущим к феноменологической редукции, посредством которой зак лючается в скобки не только субъективность мыслителя, но и весь мир. Те Эта ситуация была тщательно проанализирована Гуссерлем в «Идеях», § 103, а также в: Erfahrung und Urteil. Prague, 1939. S. 99 и далее, 370 и далее. оретическое мышление следует охарактеризовать как принадлежащее к «ес Principles of Psychology. Vol. II. P. 289. тественной установке», если здесь (иначе, нежели в тексте) использовать этот Erfahrung und Urteil. § 74a. S. 359 и далее;

см. также: Farber M.L. Loc. cit. термин в противоположность «феноменологической редукции». О двусмыс P. 525 и далее. Надо заметить, что термин «переживание» употребляется ленности термина «естественный» см.: Farber M.L. Loc. cit. P. 552.

здесь Гуссерлем в узком смысле, как Erfahrung. По поводу последней проблемы см.: Kaufmann Felix. Methodology of the Erfahrung und Urteil. §§ 39–42. S. 195–214. Social Sciences. N.Y., 1944. Chapter IV.

26 Здесь мы отвлекаемся – как от не относящихся к задаче нашего исследова См. лекцию Бергсона «Mechanism du Reve» (1901), перепечатанную в L’Energie spirituelle. P. 91–116, особенно p. 111. ния – многочисленных взаимозависимостей между всевозможными система То, что сон является состоянием сознания, свободным от апперцепций, ми вопросов и ответов (аристотелевскую проблему универсальной апорети отличает мир сновидений от мира фантазмов. Воображающее Я продолжа ки), а также от частной проблемы ключевых понятий, т.е. таких понятий, ет апперцептировать, но схема интерпретации, применяемая им к тому, что введение которых разделяет прежде гомогенную область исследования на оно воспринимает в апперцепции, радикально отличается от той, которую части, из которых одни релевантны для рассматриваемой темы, а другие не применяет к тем же апперцепциям бодрствующее Я в мире работы. релевантны.

28 Сам Фрейд, однако, в отличие от многих своих последователей, особо под См. выше, с. 428.

черкивал, что его «душевная топография» во всех отношениях открыта для Farber M.L. Loc. cit. P. 525.

ревизии и, как и вся теоретическая надстройка психоанализа, имеет пока См. выше, с. 431.

незавершенный характер и подлежит постоянному изменению. (См. статью Ср.: Farber M.L. Loc. cit. P. 457, 460;

Husserl E. VI Logical Investigation.

Фрейда «Психоанализ» в Encyclopaedia Britannica. 14th ed. Vol. 18, p. 673.) §§ 47–48.

29 См. выше, примечание 20. Ср.: Farber M.L. Loc. cit. P. 491.

30 Ср.: Husserl E. Die Krisis der Europischen Wissenschaften und die Transzen- Конкретные проблемы, заключенные в понятии мнимого, или кажущегося на dentale Phnomenologie // Philosophia. Vol. I. Beograd, 1936. P. 124–129. (Рус. пер.: стоящего, не могут быть здесь проанализированы. С точки зрения нашей зада Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология // чи достаточно сослаться на употребление этого термина У. Джемсом: James W.

Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994. С. 86–90.) Principles of Psychology. Vol. I. P. 608 и далее, 641 и далее.

31 См. выше, с. 423–424. См. выше, с. 434 и далее.

32 Это не значит, что фундаментальная тревога не является главным мотивом, Но она сразу же появляется, как только научный наблюдатель включает в побуждающим людей заняться философствованием. Напротив, философия – поле наблюдения самого себя, как, например, в знаменитом принципе нео это одна из попыток (возможно, важнейшая) преодолеть фундаментальную пределенности Гейзенберга. В таком случае происходят так называемые кри тревогу. Бессмертный, говорит ангел в системе Фомы Аквинского, не испы зисы в основаниях науки. Они представляют собой лишь одну из форм об тывал бы нужды стать философом. Однако, совершив скачок в царство тео щей диалектической ситуации, схематично описанной в тексте.

ретического созерцания, человек осуществляет специфическое эпохе фунда См. статью автора: The Problem of Rationality in the Social World // Economica ментальной тревоги, заключая в скобки ее и все ее импликации. (London). Vol. X, 1943. P. 131–149, особенно р. 143 и далее;

а также его ра Надеюсь, что это утверждение не будет превратно понято как несущее в нее упомянутую книгу, особенно S. 247–286.

себе уничижительные коннотации. Термин «бодрствование» в том смысле, в См.: Husserl E. Formale und Transzendentale Logik. S. 172–173, 200–201, каком он употребляется в этой статье, не содержит в себе никаких оценок. 205–215, особенно S. 209, 212.

Автор вовсе не придерживается точки зрения некоторых так называемых Fink Eugen. Die phnomenologische Philosophie Edmund Husserl’s in der gegen «философов жизни», особенно модных в Германии, будто бы в жизни как wrtigen Kritik (с предисл. Э. Гуссерля) // Kant Studien. Berlin, 1933. S. 319–383.

таковой больше достоинства, чем в теоретическом мышлении. Loc. cit. Chapter XVII B, особенно p. 558 и далее.

34 См. выше, c. 411. Loc. cit. P. 559–560. Третий парадокс, называемый «логическим парадок Чтобы овладеть этими гипотетическими реальностями или оказывать на сом трансцендентальных детерминаций», самый важный из трех (хотя и не них влияние, мы, однако, должны вовлечь их в пределы своей досягаемос для тех проблем, которые поставлены в этой статье), связан с вопросом о ти. Например: обычное допущение, что детский паралич вызывается неви том, равнозначна ли логика задаче решения проблем, возникающих в сфе димым маленьким вирусом, который проходит даже сквозь поры глиняной ре детерминации базисных трансцендентальных отношений.

посуды, может быть как обоснованным, так и необоснованным. И пока этот См. статью автора: Scheler’s Theory of Intersubjectivity and the General Thesis вирус находится вне нашей досягаемости – точнее говоря, за пределами на of the Alter Ego // Philosophy and Phenomenological Research. 1942 (March).

шей зоны манипулирования, – мы не можем изготовить эффективные сред P. 323–347, особенно p. 335–337.

454 книге о символизме1, а также в работе «Процесс и реальность»2, * Символ, реальность и общество усматривают начало символической референции в восприятии, а именно, в интегративном соединении перцептов в модусе презентационной непосредственности с перцептами в модусе каузальной действенности, происходящем в нашем обыденном …Не от Бога ли истолкования?

восприятии. Чарльз Моррис в книге «Знаки, язык и поведение» Быт. 40, 8.

определяет знак (а этот термин употребляется им в более ши роком смысле) как нечто, направляющее поведение по отно I. Вводные замечания шению к чему то такому, что не является в данный момент сти мулом. Конкретное событие или объект, например звук или 1. Некоторые спорные положения в нынешней дискуссии метка, функционирующие в качестве знака, называются знако о знаках и символах носителем (sign vehicle);

организм, для которого нечто является знаком, – интерпретатором;

то нечто, которое позволило бы вы полнить всю последовательность реакции, к которой под воз Нынешняя дискуссия вокруг проблемы символической рефе действием знака предрасположен интерпретатор, – обознача ренции являет нашим глазам несколько удручающих моментов.

(а) Во первых, есть целая группа терминов, таких, как «мет емым (denotatum) данного знака;

а условия, при которых знак осуществляет обозначение, – его означаемым (significatum).

ка» (mark), «индикация», «знак», «символ» и т. д., которые, не Если знак производится его интерпретатором и выступает в смотря на усилия лучших умов, как будто противятся всякой качестве заместителя какого то другого знака, с которым он попытке дать им точное определение. Различие, которое при нято проводить между естественными и условными знаками, синонимичен, то он называется символом;

в противном случае он называется сигналом.

позволяет подводить под эти термины столь разные феноме С точки зрения К.Дж. Дюкасса4, знаковое отношение не ны, как нимб вокруг луны, указывающий на дождь, отпечаток существует независимо от разума, а имеет сущностно психоло лапы животного, звонок в дверь, светофор, значки, использу гическую природу. Интерпретация есть особого рода менталь емые в нотной грамоте, жесты одобрения и т. д. Термин «сим ное событие, состоящее в том, что сознание чего либо приводит вол» используется для обозначения не менее разнородных фе нас к осознанию чего то другого. В качестве интерпретируемо номенов: символами считают имена и языковые выражения;

го выступают либо знаки, либо символы. Знак в собственном кроме того, льва называют символом мужества, круг – символом смысле слова порождает мнение или приводит нас к выдвиже вечности, крест – христианским символом спасения, флаг – нию утверждения, в то время как символ просто побуждает символом нации, букву О – символом кислорода, «Моби Дика» разум подумать о чем то другом, не производя утверждений.

или «Процесс» Кафки – символом человеческого существова Джон Уайлд5 критикует теории Морриса и Дюкасса за ис ния. Более того, некоторые авторы считают, что термином толкование знаковых отношений как причин, а не как объектов «символ» можно обозначить построение научной теории, та знания. Оба, по его мнению, упустили из виду тот факт, что ес нец дождя у зуньи, роль Королевы в Британском Содружестве.

тественный знак (например, «Дым – знак огня») реально свя (б) Во вторых, если и есть видимость согласия относительно зан со своим означаемым (signatum) независимо от того, ока того, что человек, по словам Кассирера, есть animal symbolicum, зывает ли он на нас воздействие;

с другой стороны, некоторые то нет никакого согласия по поводу того, где именно в челове естественные знаки – такие, как понятия и образы фантазии – ческом мышлении начинается процесс, называемый симво являются формальными знаками, вся суть которых состоит в лизацией. Некоторые авторы, как, например, А.Н. Уайтхед в своей обозначении, спецификации ноэтического дара с помощью чего то иного, нежели они сами. Формальные знаки – просто * Schutz A. Symbol, Reality and Society // L. Bryson, L. Finkelstein, H. Hoagland, R.M. MacIver (eds.). Symbols and Society: Fourteenth Symposium on Science, знаки, и не более того, тогда как другие естественные знаки, Philosophy and Religion. N.Y., 1955. P. 135–202. Пер. В.Г. Николаева.

называемые инструментальными, характеризуются тем, что их 456 бытие не исчерпывается выполняемой ими функцией обозна ложенных подходов, совершенно сбивает нас с толку и застав чения. (Дым определенно есть нечто большее, нежели знак ляет думать, что трудности поиска единого подхода связаны не огня.) Условные знаки, в отличие от естественных, не связаны только с терминологией. Краткий анализ еще двух групп спор «реально» с тем, что они обозначают. Согласно предложенно ных проблем лишь укрепляет нас в этом подозрении.

му Уайлдом общему определению природы знакового отноше (в) Как мы увидели, у большинства авторов речь идет о (ре ния, знак есть нечто, способное являть познавательной спо альной или психологической) связи между знаком и означае собности что то отличное от него самого как объекта. мым или между символом и значением. Споры развертывают Эрнст Кассирер6 отличает знаки (или сигналы), которые ся вокруг того, является ли связь между двумя членами этой являются операторами и частью физического мира бытия, от пары обратимой или нет. Согласно Уайтхеду, сам по себе тот символов, являющихся десигнаторами и частью человеческого факт, что в основе двух членов, устанавливающих символичес мира значения. Первые, даже когда они понимаются и исполь кую референцию, лежит некоторый общий элемент, еще не зуются как сигналы, обладают физическим или субстанциаль определяет, который из них будет символом, а который значе ным бытием;

символы же имеют только функциональную зна нием. Нет таких компонентов опыта, которые были бы толь чимость. Знаки, или сигналы, относятся к вещи, которую они ко символами или только значениями. Символическая рефе обозначают, уникальным и жестко закрепленным способом;

ренция устанавливается между двумя компонентами сложного человеческий символ, в свою очередь, не жесток и не стати опыта, каждый из которых может быть узнан непосредствен чен, он подвижен. С точки зрения Сьюзен К. Лангер7, которая но. Чаще символическая референция идет от более сложного в значительной степени придерживается теорий Кассирера, компонента как символа к более простому как значению10. По знак указывает на существование в прошлом, настоящем или мнению г жи Лангер, знак и объект, не выступай они в этом будущем некоторой вещи, события или состояния. Знаки суть качестве для субъекта, или интерпретатора, были бы взаимо заместители своих объектов, о которых они оповещают заменяемыми. Как гром может быть знаком того, что сверкну субъектов. Таким образом, знаковое отношение является три ла молния, так и молния может означать, что сейчас будет адическим: оно включает в себя субъект, знак и объект. Сим гром. Сами по себе они просто соотнесены друг с другом.

волы, в свою очередь, являются носителями представления об Только когда что то из них становится воспринимаемым, а объектах;

символы непосредственно «означают» не вещи, а другое (которое воспринять труднее или даже вообще невоз именно представление о них. Поэтому любая символическая можно) – вызывающим наш интерес, мы действительно имеем функция требует наличия четырех членов: субъекта, символа, дело с принадлежащим термину означением11. Согласно Уайлду, представления и объекта. При этом мы понимаем, что в смыс мы берем этот член пары как знак, известный нам лучше, чем ловую конфигурацию (pattern) входит не сам акт представле его означаемое, а следовательно, как знак, от него отличный.

ния, а то, что в нем представляется. Подобно Кассиреру, г жа Отпечаток, оставленный лапой животного, более доступен по Лангер рассматривает имя как простейший тип символа для знанию, чем само животное. Вместе с тем, знак может реаль именуемой им вещи и называет эту сложную связь денотаци но означать означаемое и в том случае, когда в действительно ей символа, тогда как более непосредственная связь символа с сти ни то, ни другое нам не известно. Знаки обнаруживают, а ассоциируемыми с ним представлениями, которые он переда не создают12.

ет, называется его коннотацией. В последней своей книге И все же, вопреки мнению этих авторов, отстаивающих по «Ощущение и форма»8 г жа Лангер, похоже, расширила свое ложение о взаимозаменяемости знака и означаемого (по край определение «символа». Теперь символ понимается ею как ней мере, в отношении «естественных» знаков), обыденное любое средство, с помощью которого мы становимся способ мышление отказывается признать, что огонь может быть зна ны к производству абстракции9. ком дыма, боль – знаком стона, а физический объект – знаком Приведенный выше обзор нескольких теорий, относящих понятия. И особенно сложной становится эта дилемма, как ся к проблеме сигнификативной, или символической, рефе только мы принимаем во внимание язык. Эту проблему ясно ренции, хотя затрагивает всего лишь некоторые образцы пред сформулировал еще Аристотель в начале своего сочинения «Об 458 истолковании» (16а: 4 и далее): «Итак, то, что в звукосочетани если и в самом деле, как многие считают, любое знаковое или ях, – это знаки (Аристотель использует здесь слово «symbola») символическое отношение заключает в себе, по крайней мере, представлений в душе, а письмена – знаки того, что в звукосо три члена, одним из которых является субъективность интерпре четаниях. Подобно тому как письмена не одни и те же у всех [лю татора, то не допускается ли молчаливо тем самым, что этот ин дей], так и звукосочетания не одни и те же. Однако представле терпретатор уже установил коммуникацию со своим собратом, ния в душе («pathemata tes psyches»), непосредственные знаки а стало быть, что знаковое или символическое отношение с которых (здесь Аристотель использует не слово «symbolon», как самого начала является общественным? Или: возможны ли раньше, а слово «semeion», т.е. «знак») суть то, что в звукосочета знаковые или символические отношения в границах частной ниях, у всех [людей] одни и те же, точно так же одни и те же психологической или духовной жизни единичного индивида?

предметы, подобия (homoiomata) которых суть представления»13. И если да, то в какой степени он может разделять их с други Здесь мы имеем довольно сложную связь: обозначающее име ми? Не могут ли мои фантазии, сновидения и заключенная в нуемую вещь физическое событие (звучание или письмена на них символическая система тоже быть способны к обобществ бумаге), коннотирующее с представлением, к которому оно лению? Предполагают ли интерсубъективность художествен относится. Это самым определенным образом необратимые ное творчество, религиозный опыт, философствование? В свою отношения. То же относится и ко всем символическим рефе очередь, если существуют частные и публичные символы, влия ренциям более высокого порядка. ет ли на структуру первых, вторых или и тех и других особая со (г) Другой вопрос, вызывающий споры, касается интер циокультурная среда, и если да, то в какой степени? Не может ли субъективного характера знаков в самом широком смысле. В обстоять дело таким образом, что нечто, являющееся знаком рамках настоящей дискуссии нам хотелось бы обойти внима или символом для одного индивида или одной группы, не име нием бихевиористский тезис, который столь талантливо отста ет знакового или символического значения для другого индивида ивали Джордж Г. Мид, Чарльз Моррис и др. Стало быть, нас и другой группы? Более того, могут ли интерсубъективность не будут интересовать ни сигнальные функции некоторых зна как таковая, общество и сообщество как таковые переживать ков, ни проблема так называемого языка животных, во всех ся иначе, нежели посредством употребления символа? Далее:

иных отношениях чрезвычайно интересная. Последуем за символ ли творит общество и сообщество, или сам символ есть Аристотелем, который говорил, что «имя есть… звукосочета порождение общества, навязываемое индивиду извне? Или это ние с условленным значением (kata syntheken)» («Об истолко взаимосвязь между обществом и системой символов представ вании», 16а: 19)14. Аристотель поясняет, что ввести это ограни ляет собой такого рода процесс, что все символы или, по край чение необходимо, поскольку ничто по своей природе не ней мере некоторые из них, имеют источник в обществе, но, является именем, нечто становится именем только тогда, когда единожды установившись, оказывают, в свою очередь, обрат становится символом (16а: 26 и далее)15. Далее он добавляет, ное влияние на структуру самого общества?

что нечленораздельные звуки, какие, например, издают жи вотные, обладают значимостью, но ни один из них не образу 2. План дальнейшего исследования ет имени (onoma). Таким образом, языковые знаки и вообще искусственные знаки являются, согласно Аристотелю, вопро сом условностей. Но понятие условности предполагает суще Эта группа вопросов будет особенно интересовать нас в насто ствование общества, а также возможность некоторого рода ящей статье, хотя, конечно, было бы тщетно надеяться на не коммуникации, с помощью которой можно бы было устано что большее, нежели получение весьма неполного каталога вить эту «условность». открытых вопросов. Однако даже с этой скромной задачей Итак, наш вопрос приобретает более общую форму: верно нельзя справиться без некоторой подготовительной работы, ли это утверждение для иных знаков, нежели языковых? Или которую мы предлагаем осуществить в три этапа.

оно верно для всех знаков, кроме естественных? Или, быть Первым делом мы обратимся к вопросу о том, каким обра может, для последних тоже? Или, в еще более общей форме: зом оказывается, что в обыденном языке, как и в философской 460 дискуссии, вокруг некоторого набора терминов («знак», «мет еще одном смысле трансцендирует за рамки актуальных пере ка», «символ», «индикация» и т.д.), нацеленных на обозначе живаний индивида.

ние знаковой или символической референции, группируется Мы предполагаем, что каждой из этих особых трансценден так много самого разного рода идей. Сталкиваясь с такой сте ций соответствует некая специфическая форма аппрезентатив пенью синонимии, мы, разумеется, обязаны как можно более ных отношений, называемых метками, индикациями, знака ясно и недвусмысленно определить значение каждого терми ми. Всех их объединяет то, что они переживаются в реальности на, употребляемого в этой дискуссии. Почти все, кто пишет на повседневной жизни. Но это не единственная реальность, в ко эту тему, пытались это сделать, но, как видно из наших пред торой живет человек. Существуют и другие трансценденции, по варительных замечаний, не достигли в этом никакого консен мимо вышеупомянутых. На третьем этапе мы, взяв за отправную суса. Между тем, есть здесь еще одна задача, а именно: попы точку теорию, предложенную Уильямом Джемсом, вкратце таться выявить основу такого положения дел, т.е. базисные обратимся ко множественным реальностям, или «подмирам» – элементы, общие для разных концептуализаций;

более того, таким, как миры религии, искусства и науки, – которые могут если удастся это сделать, необходимо далее продемонстриро переживаться лишь в особой форме аппрезентации, за которой вать (схематично набросав своего рода типологию возможных мы зарезервировали термин «символ». Мы изучим функцию истолкований этих концептуализаций), что многие спорные символического отношения на некоторых из этих разных точки зрения, отстаиваемые разными авторами, вытекают из уровней реальности и рассмотрим его как средство взаимного применения разных схем интерпретации к одному и тому же связывания одного уровня с другим. Мы откроем для себя, что по сути феномену, которым, как мы считаем, является фено мир повседневной жизни, обыденный мир здравого смысла мен аппрезентации, изученный Гуссерлем. Его доктрины бу занимает высшее положение среди разных областей реально дут соединены с теорией множественных порядков Бергсона. сти, ибо только в нем становится возможна коммуникация с Надеюсь, эта дискуссия поможет нам установить некоторые другими людьми. Но обыденный мир есть с самого начала со принципы, которым подчиняются все типы знаковых и симво циокультурный мир, и многие проблемы, связанные с интер лических отношений и которые могли бы помочь нам в обсуж субъективностью символических отношений, берут в нем на дении более конкретных проблем. чало, определяются им и находят в нем свое решение.

Вторым нашим шагом будет исследование мотивов, побужда ющих человека использовать и развивать знаковые и символи ческие отношения с целью обретения знаний о мире, в котором II. Аппрезентация как общая форма он живет, о других людях и о себе самом. В этом параграфе знаковых и символических отношений нам придется очень схематично рассмотреть некоторые основ ные проблемы философской антропологии, а именно, место человека в космосе, который трансцендирует за рамки его эк 1. Гуссерлевское понятие аппрезентации зистенции, но в котором ему приходится искать свои точки опоры. Знаки и символы, как мы предполагаем показать, от Если попытаться отыскать общий знаменатель для разных те носятся к числу средств, с помощью которых человек пытает орий знаковых и символических отношений, изученных в пре ся примириться со своими многообразными переживаниями дыдущем параграфе, то можно сказать, что объект, факт или трансцендентности. Мы должны будем описать, как чувствен событие, называемые знаком или символом, относятся к чему но воспринимаемый мир, действительно данный индивиду в то отличному от них самих. Дым – физическая вещь, данная каждый момент его биографического существования, несет с нашему чувственному восприятию. Мы можем его увидеть, собой свои открытые горизонты пространства и времени, вы ощутить его запах, подвергнуть его химическому анализу. Но ходящие за границы актуального Здесь и Сейчас;

и кроме того, если мы берем дым не просто как физический объект, а как мы должны будем показать, как из понимания других людей индикацию огня, мы принимаем его как проявление чего то рождается общая коммуникативная среда и как общество в другого, нежели он сам. Назвав дым знаком, а огонь, на кото 462 рый он указывает, означаемым, как поступают некоторые из сказать, что передняя сторона, непосредственно схватываемая рассмотренных нами авторов, мы можем сказать, что они об в апперцепции, или данная нам в презентации, аппрезентиру разуют пару. ет невидимую заднюю сторону аналогически, что не значит, На склоне лет Гуссерль изучил общий феномен образова однако, будто это делается посредством умозаключения по ана ния пар (pairing), или спаривания (coupling), который, по его логии. Аппрезентирующий член, присутствующий в непосред мнению, является общей особенностью нашего сознания16. ственной апперцепции, спаривается, или соединяется в пару, Это та форма пассивного синтеза, которую обычно называют с аппрезентируемым.

ассоциацией. Подробное изложение феноменологического Это всего лишь пример, приведенный с целью прояснить истолкования ассоциации выходит за рамки данной статьи. проблему аппрезентации. В шестом Логическом исследовании Мы ограничимся обсуждением той особой формы образования (§§ 14 и сл. и 26)17, а также первом томе Идей (§ 43)18 Гуссерль уже пар, или спаривания, которую Гуссерль называет «аппрезента показал, что все знаковые отношения представляют собой осо цией», или «аналоговой апперцепцией». Простейший случай бые случаи этой формы аналоговой апперцепции, или аппре образования пар, или спаривающей ассоциации, характери зентации, которая базируется на общем феномене удвоения, зуется тем, что две или более данности интуитивно даются в или образования пар. Разумеется, в этих ранних работах Гус единстве сознания, которое, по этой самой причине, конститу серль пользовался несколько иной терминологией. Однако он ирует два отличных друг от друга феномена как единство, не совершенно ясно утверждает, что если мы воспринимаем объект зависимо от того, направлено ли на них внимание. внешнего мира как самость, на основе этого схватывающего Возьмем в качестве иллюстрации наше восприятие объекта акта интуиции не выстраивается никакого схватывания более внешнего мира. Можно сказать, что в непосредственной аппер высокого уровня, т.е. никаких аппрезентативных соотнесений. С цепции вещь воспринимается как этот или другой объект, умень другой стороны, в случае сигнификативного отношения мы име шенный перспективой, прорисованный в общих чертах и т.д. ем аппрезентирующий объект, воспринятый в сфере интуиции, Вот он здесь, в соприсутствии с нами, и мы посредством актов но при этом мы не направлены на него иначе, кроме как через непосредственной интуиции схватываем объект как «самость». посредство вторичного схватывания, или fundiertes Auffassen*, Между тем, если мы, строго говоря, схватываем в апперцепции направленных на что то другое, индицируемое первым объек объект внешнего мира, тем, что мы в нашей зрительной пер том, или, согласно позднейшей терминологии Гуссерля, ап цепции реально видим, является лишь фронтальная сторона презентируемое им. Таким образом, посредством аппрезента объекта. Однако эта перцепция видимой фронтальной сторо ции мы интуитивно переживаем нечто как значимым образом ны объекта заключает в себе апперцепцию по аналогии его индицирующее или изображающее что то другое.

невидимой тыльной стороны – апперцепцию, которая, разу Переживание посредством аппрезентации обладает своим меется, есть более или менее пустое предвосхищение того, что особым стилем подтверждения: каждая аппрезентация несет мы могли бы воспринять, если бы повернули объект тыльной с собой свои особые аппрезентируемые горизонты, отсыла стороной к себе или если бы сами обошли вокруг объекта. Это ющие к последующим наполняющим и подтверждающим предвосхищение базируется на наших прошлых переживани переживаниям, а также к системам хорошо упорядоченных ях нормальных объектов этого типа. Исходя из апперцепции индикаций, в том числе новым потенциально могущим быть фронтальной стороны мы приходим к мнению, что перед нами подтвержденными синтезам и новым неинтуитивным пред деревянный куб красного цвета, и ожидаем, что невидимая восхищениям.

задняя сторона будет той же формы, того же цвета и из того же Однако это еще не все. До сих пор мы молчаливо предпо материала. Однако вполне возможно, что наше предвосхище лагали, что аппрезентация требует соприсутствия аппрезентиру ние не сбудется. Может оказаться, что невидимая задняя сто ющего члена пары с аппрезентируемым. Между тем, это всего рона деформирована, сделана из железа и синего цвета. Тем не лишь частный случай более общей ситуации. В исследовании менее, невидимая сторона будет какой то формы, какого то * Фундированных схватываний (нем.). – Прим. перев.

цвета и из какого то материала. Во всяком случае, мы можем 464 «Опыт и суждение» (§§ 34–43)19 Гуссерль показал, что пассивный 2. Различные порядки, включенные в аппрезентативную ситуацию синтез спаривания возможен между актуальным восприятием и воспоминанием, между восприятием и фантазмом (fictum) и, стало быть, между актуальными и потенциальными пережива Нам следует, однако, пойти дальше. До сих пор наше внима ниями, между схватыванием фактов и возможностей. Предпо ние было направлено на пару, образованную аппрезентирую лагаемый здесь пассивный синтез ассоциации ведет к тому, щим и аппрезентируемым объектами, как если бы ни один из что схватывание присутствующего элемента ранее конституи них не был связан с другими объектами. Однако ни в непос рованной пары «будит», или «вызывает» аппрезентируемый редственном, ни в аналоговом схватывании нет такой вещи, элемент, и при этом несущественно, является ли тот или дру как обособленный объект, обособленное переживание, кото гой восприятием, воспоминанием или фантазмом, fictum. Все рое я мог бы иметь. Каждый объект – объект, находящийся в не это, в сущности, происходит в чистой пассивности, без како котором поле;

каждое переживание несет с собой свой горизонт;

го бы то ни было активного вмешательства разума. Приведем и оба они принадлежат к порядку, обладающему особым сти пример: присутствующий перцепт «будит» затаенные в глуби лем. Например, физический объект связан со всеми другими не воспоминания, которые «начинают подниматься на поверх объектами Природы – настоящими, прошлыми и будущими – ность» независимо от того, хотим мы этого или нет. И даже пространственными, временными и причинными отношениями, более того. Согласно Гуссерлю, любая активность воспомина общая сумма которых конституирует порядок физической ния базируется на ассоциативном пробуждении, которое перед Природы. Математический объект – скажем, равносторонний этим произошло. В общем и целом, благодаря функциониро треугольник – соотносится со всеми аксиомами и теоремами, ванию пассивного синтеза конституируется единство интуи благодаря которым этот математический объект определяется, а ции не только между восприятиями и воспоминаниями, но и также со всеми теоремами и т.д., которые базируются на поня между восприятиями и фантазмами. тиях треугольности и равносторонности, правильного много Так полагал Гуссерль. На наш взгляд, теория аппрезента угольника и геометрической фигуры вообще. То же можно ска ции Гуссерля охватывает все случаи знаковых и символических зать о любом объекте и наших переживаниях его. Есть даже референций, с которыми работали разные авторы, рассмот порядок наших фантазмов и внутренний порядок наших сно ренные выше. Во всех этих случаях объект, факт или событие видений, отделяющий их от всех других царств (realms) и кон переживаются не «сами по себе», а как стоящие вместо друго ституирующий их как конечную область значения.

го объекта, который не дан в непосредственности переживаю Нам придется вернуться к этой проблеме позднее (в пара щему субъекту. Аппрезентирующий член «будит», «вызывает», графе VI этой статьи). Сейчас же мы должны обратить внима или «пробуждает» аппрезентируемый. Последний может быть ние на то, что во взаимосвязи спаривания каждый член пары физическим событием, фактом или объектом, которые субъект есть всего лишь один из объектов в пределах некоторого по не может воспринять в непосредственности, или чем то духов рядка, включающего в себя и другие объекты, относящиеся к ным, нематериальным;

он может быть реальным в смысле тому же царству. Если аппрезентирующим объектом является обыденной реальности или может быть фантазмом;

он может физическая вещь, относящаяся к миру природы, то этот быть одновременным аппрезентирующему члену, предшество объект связан со всеми другими физическими объектами, со вать ему, следовать за ним и даже быть вневременным. Эти бытиями и явлениями, имеющими место в царстве природы.

аппрезентативные отношения могут проявляться на разных И, подобно этому, имеется также связь между аппрезентиру уровнях: аппрезентируемый объект, в свою очередь, может ап емыми объектами и другими объектами, принадлежащими презентировать другой объект, существуют знаки знаков, сим тому же порядку, что и аппрезентируемый.

волы символов и т.д. Более того, аппрезентирующим непос Отсюда мы приходим к выводу, что в любом аппрезента редственным опытом не обязательно должно быть восприятие тивном соотнесении заключена связь между несколькими по физического объекта: это может быть воспоминание, фантазм, рядками. Это очевидно в случае, если аппрезентирующим сновидение и т.д. объектом является физическая вещь (скажем, флаг), а аппре 466 зентируемый объект принадлежит к другой сфере (республи в) порядок объектов, к которому принадлежит аппрезентиру ке, которую он обозначает). Однако и при беглом рассмотрении емый член пары, схватываемый в апперцепции просто по анало выясняется, что несколько порядков заключены в нем также и гии. Этот порядок мы будем называть «референциальной схемой»;

тогда, когда оба объекта, аппрезентирующий и аппрезентиру г) порядок, к которому принадлежит само аппрезентативное емый, принадлежат к одной и той же сфере, скажем, когда оба соотнесение, т.е. некий особый тип спаривания, или контек они физические вещи внешнего мира. И дым, и огонь – фи ста, посредством которого аппрезентирующий член соединя зические вещи, могущие быть чувственно воспринятыми. Од ется с аппрезентируемым, или, в более общей формулировке, нако в паре с невидимым огнем, т.е. в своем аппрезентативном связь, существующая между аппрезентативной и референци соотнесении, физическая вещь «дым» интерпретируется не как альной схемами. Этот порядок мы назовем «контекстуальной, воспринимаемый объект в поле интуитивного схватывания, на или интерпретативной схемой».

который мы направлены, а как носитель, средство, или по Теперь в описании аппрезентативной связи мы можем при средник вторичного схватывания, направленного на что то нять любой из этих порядков как нашу исходную базу, как другое, а именно, огонь, на который дым указывает. Таким нашу отправную точку, как нашу систему координат;

или, образом, в этом простом отношении мы находим несколько если воспользоваться выражением Гуссерля, мы можем «жить вовлеченных в него порядков. Но даже этого еще недостаточ в» любом из этих порядков. Конечно, мы можем в любое вре но. В более высоких формах аппрезентативных соотнесений я мя поменять одну систему координат на другую, и в естествен могу знать, что объект аппрезентативно указывает на другой ных установках повседневной жизни мы действительно посто объект, но либо не зная природы этого аппрезентативного со янно это делаем. Однако до тех пор, пока наше внимание отнесения, т. е. того контекста, который оно задает, либо (даже приковано к одной из этих схем как основному порядку, дру если я знаю этот контекст) не сумев установить синтез спари гие схемы кажутся произвольными, случайными или даже ча вания аппрезентирующих объектов с конкретным аппрезенти стично или полностью лишенными порядка.

руемым объектом. Например, я нахожу в книжном каталоге некоторые позиции, помеченные значком «*». Я знаю, что 3. Теория сосуществующих порядков Бергсона обычно значок «*» применяется для обозначения сноски. Од нако никакой сноски нет, и я пребываю в растерянности отно сительно того, что этот знак означает. Либо я могу распознать Бергсон посвятил проблеме отсутствия порядка знаменитый в определенных формах чернильных пятен китайские иерог параграф своей «Творческой эволюции», озаглавленный «Les лифы или значки азбуки Грегга, не будучи способным их про deux ordres et le dsordre» («Два порядка и беспорядок»)20. Здесь читать. Следовательно, аппрезентативные соотнесения более нас не интересует особая природа двух порядков, установлен высокого уровня тоже предполагают знание того порядка, в ных в системе бергсоновской философии, а именно, спонтанно котором происходит само спаривание. го порядка жизни versus автоматического порядка интеллекта.

В целом, можно утверждать, что в любой аппрезентативной Для нас, однако, весьма интересна его интерпретация взаимо ситуации заключены следующие четыре порядка: отношения между несколькими сосуществующими порядка а) порядок объектов, к которому принадлежит непосред ми. Бергсон начинает с исследования понятия беспорядка и ственно апперцептируемый объект, если он переживается как приходит к выводу, что то, что мы называем «беспорядком», сам по себе, независимо от всяких аппрезентационных соотне есть всего лишь недостаток или отсутствие особого рода по сений. Этот порядок мы назовем «апперцептивной схемой»;

рядка, которого мы ожидаем и по отношению к которому лю б) порядок объектов, к которому принадлежит непосред бой другой порядок кажется не более чем случайным. Это ственно апперцептируемый объект, если он воспринимается можно проиллюстрировать на примере того, как мы употреб не как сам по себе, а как член аппрезентативной пары, отсы ляем понятие беспорядка в повседневной жизни. Что мы име лая тем самым к чему то отличному от него самого. Этот по ем в виду, когда входим в спальню и говорим: «Здесь беспоря рядок мы назовем «аппрезентативной схемой»;

док»? Положение каждого находящегося в ней предмета может 468 быть объяснено автоматическими движениями людей, живу Едва ли не все, в иных отношениях весьма расходящиеся во щих в этой комнате, или какими угодно действенными причина взглядах, авторы придерживаются общего мнения, что все знако ми, расположившими каждый предмет мебели, одежды и т.д. вые и символические отношения имеют, по крайней мере, трой на его месте. Все это происходит в строгом соответствии с по ственную структуру, заключая в себе не только знак или символ рядком физической причинности. Однако нас попросту не и объект, ими обозначаемый, но еще и разум интерпретатора интересует этот род порядка, если мы ожидали найти опрятно (или мысль интерпретирующего), для которого существует это прибранную комнату. Что мы ожидали в ней найти, так это знаковое или символическое отношение. Теперь очевидно, что человеческое, пусть даже и произвольное, упорядочение рас не только философ, пытающийся описать знаково символи положения вещей. С другой стороны, когда мы представляем ческое отношение, но и интерпретатор, в нем живущий, обла Хаос, мы имеем в виду такое состояние мира физической при дает некоторой, хотя и ограниченной, свободой выбора одной роды, которое не подчиняется законам физики, но в котором из этих схем как базисной системы соотнесения для интерпре события возникают и исчезают по произволу. В данном случае тации знакового или символического отношения. Это стано мы применяем к миру природы принципы человеческого (а вится особенно важно, если принять во внимание идею Берг значит, произвольного) порядка, ставя на место «l’ordre auto сона об относительности систем порядков. Отсюда мы делаем matique» «l’ordre volu». Отсутствие порядка, в смысле отсутствия вывод, что нечто, являющееся знаком или символом для одно всякого порядка вообще, является, таким образом, как говорит го индивида (или, как мы позже увидим, для одной социаль Бергсон, бессмысленным выражением и указывает лишь на то, ной группы), может не иметь никакой значимости для другого.

что недостает ожидаемого особого рода порядка. В то же вре Кроме того, мы отметили, что, по мнению некоторых авто мя, этим предполагается, что существует некий другой род по ров, отношение между знаком и означаемым принципиально рядка, не сводимый к первому. Притом один порядок необхо обратимо. Из бергсоновской трактовки относительности раз димо случаен по отношению к другому. Бергсон приходит к личных порядков вытекает, что вопрос о принятии того или выводу, что геометрический порядок – всего лишь вытеснение иного члена пары как знака, а другого как означаемого зави спонтанного порядка, диктуемое некоторыми потребностями сит, во первых, от решения по поводу того, будет ли взята в нашей практической жизни. качестве системы соотнесения аппрезентативная или референ циальная схема, и, во вторых, от особой контекстуальной схе мы, посредством которой аппрезентативная схема связывает 4. Применение теории Бергсона к некоторым спорным мнениям ся с другими.

относительно знаков и символов Более того, теория Бергсона, по видимому, объясняет тра диционное различие между естественными и условными (или Применим открытия Бергсона к нашей проблеме различных конвенциональными) знаками. Это различие предполагает, что схем порядков, заключенных в аппрезентативном соотнесении. в качестве системы соотнесения, т.е. в качестве прототипа аппре Мы установили, что аппрезентативное отношение можно про зентативного отношения, была выбрана та или иная схема. Так интерпретировать, приняв в качестве системы соотнесения называемая «реальная связь», которая лежит в основе есте апперцептивную, аппрезентативную, референциальную или ственных знаков, состоит в том, что как знак, так и означаемое контекстуальную схему. При этом отобранная нами система являются событиями в физическом мире природы. Следова соотнесения становится прототипом порядка. В сравнении с тельно, одна и та же апперцептивная схема актуально приме ней, все другие схемы кажутся произвольными и не более чем нима к знаку и потенциально к означаемому. Иначе говоря, те случайными. Это положение важно в нескольких отношениях, авторы, которые – совершенно правильно – считают нужным если применить его к конкретным формам аппрезентации, устанавливать триадическую связь, включающую в себя интер обычно обозначаемым терминами «знаки» и «символы». Кро претатора, исходят из того, что аппрезентативная схема в случае ме того, оно объясняет некоторые спорные теории, предло естественных знаков совпадает с референциальной, интерпрета женные для решения заключенных здесь проблем. тивная же схема просто принимается ими как данность. Для 470 условных же знаков интерпретативная схема должна быть, одна средство В, будучи схваченным (вспомненным, сфантазиро ко, принята в качестве базисной системы соотнесения. ванным) в соприсутствии, будет «пробуждать» или «вызывать» Наконец, те авторы, которые утверждают, что все концеп в разуме переживающего субъекта тот же аппрезентируемый туализации уже сами по себе являются символами или знака объект Х, который прежде был соединен в пару с изначальным ми, а также те, кто считает, что в качестве знаков, впридачу к средством А. Этот принцип объясняет некоторые феномены, в тому, должны рассматриваться образы фантазии, берут в каче противном случае ставящие нас в тупик:

стве базисной системы соотнесения референциальную схему и а) Смысл научной статьи не зависит от того, напечатана ли интерпретируют соединенные в пары элементы, принадлежа она в том или ином типографском стиле, написана ли на пе щие к апперцептивной схеме, через контекст. чатной машинке или от руки или прочитана вслух перед ауди Вышеприведенные очень сжатые замечания призваны по торией. Для патриота значимость национального гимна оста казать, что растерянность, которая царит в работе с группой ется неизменной, поют ли его в той или иной тональности, феноменов, обозначаемых такими терминами, как «знаки» и исполняется ли он на одном инструменте или на другом.

«символы», обусловлена не одной только терминологической б) Возможность замены одного средства другим является путаницей. Она, по крайней мере частично, вытекает из воз одним из необходимых условий – но только одним – перево можности выбирать какую либо одну схему – апперцептив да того же самого (по крайней мере, в какой то степени) ап ную или аппрезентативную, референциальную или даже ин презентативного содержания из одной знаковой системы в терпретативную – в качестве базисного порядка, исходя из другую (London, Londres;

two, deux, duo, zwei ит.д.)21.

которого должны быть объяснены все другие. Интерпретатор, в) Если имеет место парное соединение аппрезентируемо приняв решение рассматривать одну из этих схем в качестве го объекта Х с новым средством В, то возможны два случая:

архетипа порядка, начинает видеть в других схемах всего лишь 1) либо изначальное аппрезентирующее средство А остается случайные и произвольные упорядочения либо отсутствие вся наряду с новым (В) и продолжает выполнять свои аппрезентатив кого порядка. Это, как минимум, одна из причин того, поче ные функции. Тогда эти два средства – прежнее (А) и новое му так широко распространено мнение, что знаковые и сим (В) – станут «синонимами», в самом широком, а не просто язы волические отношения сущностно двусмысленны. ковом смысле слова. Оба будут будить в сознании один и тот же аппрезентируемый объект Х (корабль – судно;

прыжок – скачок;

а также 10 и десять, MDCCCCLIV и 1954, Fer и железо, и т.д.);

5. Принципы, управляющие структурными изменениями 2) либо аппрезентируемый объект Х может отделиться от аппрезентативных отношений изначально аппрезентирующего (А), с которым он некогда со ставлял пару, и тогда изначальное аппрезентативное соотнесе Еще одна причина сущностной двусмысленности аппрезентатив ние может утратить ясность или уйти в забвение. Если это ных отношений состоит в том, что более высокие формы аппре происходит, прежнее средство перестает «будить» аппрезенти зентативных соотнесений особенно подвержены внутреннему руемый объект: хотя оно может более или менее ритуалисти структурному изменению. Не вдаваясь во все вытекающие из чески сохраняться, свою значимость при этом оно теряет. На этого следствия, мы хотели бы упомянуть три принципа, кото пример, многие суры Корана начинаются с нескольких не рым подчиняется это внутреннее структурное изменение. связанных друг с другом букв арабского алфавита, значимость которых уже никто не понимает.

а) Принцип относительной нерелевантности средства б) Принцип изменчивости аппрезентативного значения Этот принцип означает, что аппрезентируемый объект Х, из начально соединенный в пару с аппрезентирующим объектом Здесь ситуация та же, что и выше в пункте (1), но аппрезента А, может войти в новую парную конфигурацию с объектом В, тивное значение меняется вместе с заменой А на В, хотя ап который с этого момента будет аппрезентировать Х. Новое презентируемый объект Х остается тем же самым. Гуссерль 472 уже показал, а Огден и Ричардс23 пришли к тому же выводу, рошо известный всем, кто изучает знаки или символы в любой что, например, некоторые собственные имена могут иметь их форме. Например, круг, а также змея, свернувшаяся коль разные значения, но именовать при этом один и тот же объект. цом, становятся символами вечности, поскольку, как и веч Верховный главнокомандующий армиями союзников в день ность, не имеют начала и конца.

открытия второго фронта (1944), автор книги «Военная кампа Три принципа, которые мы только что обсудили, докажут ния в Европе», нынешний президент Соединенных Штатов – свою полезность в применении к более конкретным пробле все это собственные имена, обозначающие Дуайта Д. Эйзенха мам. Дабы подготовиться к их изучению, мы перейдем теперь уэра, но каждое аппрезентативное соотнесение здесь отлично ко второму этапу, намеченному нами, а именно, исследованию от других. Выражения «равносторонний треугольник» и «рав мотивов, побуждающих людей использовать и развивать сим ноугольный треугольник» обозначают одну и ту же геометри волические отношения.

ческую фигуру, но имеют разные аппрезентативные значения.

Такие отношения, как А > B и В < А, указывают на одну и ту же ситуацию;

и хотя дорога, связывающая Париж с Шартром, III. Мир в моей досягаемости и его измерения, с точки зрения географии и транспортной системы, придорож метки и индикации ных столбов и дорожных указателей, тождественна независи мо от того, едем ли мы по ней в одном направлении или в дру 1. Мир в моей реальной и потенциальной досягаемости гом, Пеги24, для которого Шартр – это символ французского и сфера манипулирования католицизма, не согласен, что дорогу, ведущую в Шартр, мож но называть так же, как и дорогу, ведущую из него.

Начнем наш анализ с описания ситуации, в которой я в любой момент моей повседневной жизни нахожусь в мире;

на этом в) Принцип метафорического перенесения уровне анализа мы намеренно выносим за пределы внимания су Этот принцип противоположен принципу относительной не ществование других людей и общества. В своей естественной ус релевантности средства: аппрезентирующий объект А, изна тановке я принимаю этот мир на веру как мою реальность. Я дол чально соединенный в пару с аппрезентируемым объектом Х, жен понимать его настолько, насколько мне это необходимо входит в новую парную конфигурацию с аппрезентируемым для того, чтобы с ним справляться, действовать в нем и воз объектом Y, а со временем также с третьим объектом Z, и т.д. действовать на него, а также осуществлять мои наличные про Опять же, здесь возможны два случая: екты. В этом смысле мир дан моему переживанию и моей ин 1) либо первоначальное аппрезентативное соотнесение (А–Х) терпретации. Эта интерпретация базируется на запасе моих сохраняется и продолжает существовать наряду с новым (А–Y). прежних переживаний, который в форме «наличного знания» Тогда один аппрезентирующий объект (А) может аппрезенти функционирует в качестве схемы соотнесения. К этому налич ровать два или более объекта (X, Y,…). Отсюда берут начало все ному знанию принадлежит также мое знание того, что мир, в формы тропов, в самом широком, а не только языковом смыс котором я живу, – не простое скопление окрашенных пятен, ле, а также метафорическое использование первоначально бессвязных шумов, центров тепла и холода, но мир хорошо очер аппрезентированного объекта. Этот случай особенно важен: с ченных объектов, обладающих определенными качествами, – одной стороны, он приводит к двусмысленному употреблению объектов, среди которых я двигаюсь, которые мне сопротивляют аппрезентирующего члена А;

с другой стороны, он делает воз ся и на которые я могу воздействовать. Эти объекты с самого на можным конструирование более высоких уровней аппрезента чала переживаются в своей типичности25: как горы и камни, де тивных отношений;

ревья и животные, и, еще конкретнее, как птицы, рыбы, змеи.

2) либо первоначальное аппрезентативное соотнесение (А–Х) Этот мир, переживаемый в моей естественной установке, становится неясным или полностью забывается, а сохраняет есть одновременно и сцена, и объект моих действий. Я должен ся только новое (А–Y): это феномен «смыслового сдвига», хо овладевать им и изменять его, чтобы осуществлять мои цели.

474 Мои телесные движения – кинестетические, локомотивные, и инструментов, в самом широком смысле слова. Зона мани оперативные, – так сказать, встраиваются в этот мир, модифи пулирования – это та часть внешнего мира, на которую я могу цируя или изменяя его объекты и их взаимные связи. С другой реально воздействовать. В некотором смысле можно бы было стороны, эти объекты оказывают сопротивление моим дей сказать, что та часть мира, находящегося в моей досягаемости, ствиям, и я должен либо превозмочь это сопротивление, либо которая не принадлежит к зоне манипулирования, трансцен ему уступить. В этом смысле корректно говорить о том, что дирует ее пределы: она конституирует зону моих потенциаль моей естественной установкой в повседневной жизни управля ных манипуляций, или, как мы предпочитаем говорить, моих ет прагматический мотив. потенциальных актов работы27. Конечно, эти сферы не имеют В этой установке я переживаю этот мир как мир, организо жестких границ;

каждой принадлежат специфические ауры ванный в пространстве и во времени вокруг меня как центра. (halos) и открытые горизонты;

существуют даже «анклавы», Место, занимаемое моим телом внутри этого мира в некото вклинивающиеся в «чужую территорию». Ясно также, что рый момент времени, т.е. мое актуальное «Здесь», есть исход вся система «мир в моей актуальной досягаемости», включая ная точка, отталкиваясь от которой я приобретаю свою ориен и манипулятивную сферу, претерпевает изменение вслед тацию в пространстве. Это, так сказать, центр «О» системы ствие каждого моего передвижения;

перемещая свое тело, я координат, которая определяет некоторые параметры ориен смещаю центр О моей системы координат в точку О’, и уже тации в окружающем поле, а также расстояния и перспективы одно это изменяет все числа (координаты), относящиеся к содержащихся в нем объектов: они находятся вверху или вни этой системе.

зу, спереди или сзади, справа или слева, ближе или дальше. И аналогичным образом, мое актуальное «Сейчас» есть источник 2. Метки всех временных перспектив, в соответствии с которыми я организую события внутри этого мира, – таких, как категории «до» и «после», «прошлое» и «будущее», «одновременность» и Я переживаю мир в моей реальной досягаемости как элемент «последовательность», «раньше» и «позже» и т.д. или фазу моей уникальной биографической ситуации, а это Этот сектор мира воспринимаемых и могущих быть вос предполагает выход за пределы Здесь и Сейчас, которым она принятыми объектов, в центре которого я нахожусь, будет на принадлежит. К моей уникальной биографической ситуации зываться миром в моей реальной досягаемости, который, стало относятся, помимо всего прочего, мои воспоминания о мире, быть, включает в себя объекты, находящиеся в границах моего находившемся в моей досягаемости в прошлом, но уже не на поля зрения и диапазона моего слуха. Внутри этого поля, на ходящемся в ней, поскольку я переместился из Там в Здесь, и ходящегося в моей досягаемости, есть регион вещей, которы мои предвосхищения мира, который войдет в пределы моей ми я могу манипулировать. (Надеюсь, этой весьма общей ха досягаемости и для вовлечения которого в мою досягаемость я рактеристики будет достаточно для целей данной статьи. должен переместиться из Здесь в другое Там. Я знаю или по Кроющаяся здесь проблема сложнее, особенно в такую эпоху, лагаю, что, несмотря на технические препятствия и другие когда благодаря возможности применения ракет дальнего ра ограничения, как то: принципиальную необратимость прошло диуса действия манипулятивная сфера может выйти за преде го, я могу снова вовлечь мой вспомненный мир в мою реаль лы мира, который находится в моей досягаемости. Расшире ную досягаемость, если возвращусь туда, откуда я пришел (мир ние манипулятивной сферы является, быть может, одной из в восстановимой досягаемости);

кроме того, я ожидаю найти самых характерных особенностей нынешнего состояния запад его в сущности таким же (хотя, быть может, и изменившимся), ной цивилизации.) каким я его переживал, когда он был в моей реальной досяга Сфера манипулирования26 – это регион, доступный моему емости;

и, наконец, я знаю или полагаю, что находящееся сей непосредственному вмешательству, который я могу модифи час в моей реальной досягаемости выйдет из моей досягаемо цировать либо непосредственно движениями моего тела, либо сти, когда я отсюда уйду, но в принципе будет восстановимым, с помощью искусственных расширений моего тела, т.е. орудий если я сюда позднее вернусь.

476 Последний случай имеет для меня важный практический минать;

то и другое попадают в интерпретативный контекст интерес. Я ожидаю, что находящееся сейчас в моей актуальной просто в силу того, что такой контекст был мною установлен.

досягаемости выйдет из моей досягаемости, но позднее снова Согласно принципу относительной нерелевантности средства, обретет досягаемость;

и в особенности я предвосхищаю то, что я могу заменить сломанную ветку камнем;

согласно принци находящееся сейчас в моей сфере манипулирования позднее пу метафорического перенесения, я могу посвятить этот ка снова в нее войдет и либо потребует моего вмешательства, либо мень наяде и т.д.

будет служить для меня препятствием. Следовательно, я должен Уайлд30 усматривает характерное отличие меток, или мне быть уверен, что тогда я найду в ней мои точки опоры и при монических средств, от знаков в том, что знак может быть не ду с ней в согласие так, как я могу это сделать сейчас, когда она правильно истолкован, тогда как напоминание не может нас находится под моим контролем. Этим предполагается, что я буду «обмануть». Я не могу согласиться с этим утверждением. Пе способен узнать те элементы, которые я нахожу релевантными речитывая книгу, которую я читал еще студентом, я нахожу на для себя сейчас в мире в моей реальной досягаемости, особен полях пометки, смысла которых уже не понимаю. И даже бо но в зоне манипулирования, и которые (как я полагаю благо лее того, у меня нет уверенности относительно того, почему даря общей идеализации, называемой Гуссерлем «я могу сде именно помеченный пассаж я счел представляющим особый лать это снова»28) окажутся релевантными и тогда, когда я интерес. Зачем сегодня утром я положил в карман пуговицу?

позднее сюда вернусь. Таким образом, я мотивирован выделять Я пытался о чем то напомнить себе, но о чем именно, я теперь и помечать некоторые объекты. Когда я возвращаюсь, я ожи уже сказать не могу.

даю, что эти метки будут мне полезны как «субъективные на поминания» или «мнемонические средства» (термины Уайл 3. Индикации да)29. Состоит ли такое мнемоническое средство в сломе ветки дерева или выборе особого ориентира на местности с тем, что бы пометить тропу к колодцу, несущественно. Закладка на Ранее мы уже говорили о наличном запасе знания как элемен странице, на которой я прервал свое чтение, подчеркивание те моей биографической ситуации. Этот запас знания никоим некоторых мест в книге или карандашные пометки на полях – образом не однороден. Еще Уильям Джемс в свое время про тоже метки, или субъективные напоминания. Что здесь суще вел различие между «знанием о [чем то]» (knowledge about) и ственно, так это лишь то, что все эти метки, сами по себе яв «знанием [чего то]» (knowledge of aquaintance)31. Помимо того, ляющиеся объектами внешнего мира, отныне будут интуитив есть еще зоны слепой веры и полного неведения. Структури но схватываться не просто как «самоданности» (selves) в чисто рование моего наличного запаса знания определяется тем фак апперцептивной схеме. Они вошли для меня, интерпретатора, том, что не все слои мира, находящегося в моей досягаемости, в аппрезентативное соотнесение. Сломанная ветка дерева есть меня одинаково интересуют. Избирательная функция интере нечто большее, нежели она есть сама по себе. Она стала мет са организует для меня мир, разделяя его на слои, более и ме кой местоположения колодца, или, если хотите, сигналом, го нее релевантные. Из мира, находящегося в моей реальной или ворящим мне, чтобы я повернул налево. В своей аппрезента потенциальной досягаемости, отбираются как первостепенно тивной функции, берущей начало в интерпретативной схеме, важные те факты, объекты и события, которые действительно которой я ее наделил, сломанная ветка теперь соединилась в являются или, возможно, станут целями или средствами, пре пару со своим референциальным значением: «Путь к колодцу». пятствиями или условиями осуществления моих проектов Эта метка, функционирующая как субъективное напомина либо являются или, возможно, станут для меня опасными, до ние, есть одна из простейших форм аппрезентативной связи;

ставляющими удовольствие или иным образом релевантными.

она отделена от всякого интерсубъективного контекста. Сле Некоторые факты, объекты и события известны мне как дует особо подчеркнуть сущностно произвольный характер более или менее типичным образом связанные друг с другом, моего выбора тех или иных объектов в качестве «меток». Метка однако мое знание конкретного рода взаимосвязи между ними «не имеет ничего общего» с тем, о чем она должна мне напо может быть довольно смутным или даже вовсе лишенным про 478 зрачности. Если я знаю, что событие В обычно является одно или «знаком» присутствия его в окрестностях. Однако нимб временно с событием А, предшествует ему или следует за ним, вокруг Луны, служащий приметой того, что вот вот начнется я принимаю это как проявление типичной и вероятной взаи дождь, дым, указывающий на огонь, определенная форма по мосвязи, которая существует между А и В, хотя ничего не знаю верхности бензина, указывающая на наличие в нем нефти, оп о природе этой взаимосвязи. Я просто ожидаю, или принимаю ределенная пигментация лица, являющаяся симптомом Адди как данность до последующего уведомления, что любое буду соновой болезни, положение стрелки на приборе контроля щее повторение события типа А будет связано типически тем уровня бензина, показывающее, что бензобак моего автомоби же самым способом с предшествующим, сопутствующим или ля пуст, и т.п. – все это примеры индикации.

последующим явлением события типа В. Следовательно, я Отношение индикации, как мы его описали, охватывает могу схватывать А как объект, факт или событие, которые вы большинство феноменов, обычно относимых к категории «ес ступают не сами по себе, но означают что то другое, а имен тественных знаков». Знание индикаций крайне важно с прак но: отсылают к прошлому, теперешнему или будущему явле тической точки зрения, поскольку помогает индивиду транс нию В. Здесь мы, опять таки, имеем форму спаривания цендировать за пределы мира, находящегося в его реальной посредством аппрезентации, которую большинство авторов досягаемости, связывая элементы, находящиеся в его преде подводят под понятие знака. Мы предпочитаем приберечь тер лах, с элементами, находящимися за его пределами. Отноше мин «знак» для других случаев и назовем обсуждаемое здесь ние индикации, опять таки, является такой аппрезентативной аппрезентативное отношение индикацией. категорией, которая не обязательно предполагает интерсубъ Гуссерль32 охарактеризовал это отношение индикации ективность.

(«Anzeichen») следующим образом: объект, факт или событие (А), актуально могущие быть мною воспринятыми, могут пе реживаться как связанные с каким то другим прошлым, насто IV. Интерсубъективный мир и его ящим или будущим фактом или событием (В), которые я не аппрезентативные отношения: Знаки могу реально воспринять, так, что мое убеждение в существо вании первого (А) будет переживаться мною как непрозрачный 1. Мир повседневной жизни с самого начала мотив для моего убеждения, допущения или веры в прошлое, есть мир интерсубъективный настоящее или будущее существование последнего (В). Эта мотивация конституирует для меня соединение в пару инди цирующего (А) и индицируемого (В) элементов. Индицирую Как мы увидели, метки и индикации представляют собой та щий член пары не только «свидетельствует» об индицируемом, кие формы аппрезентативных отношений, которые можно не только указывает на него, но и предполагает принятие до объяснить прагматическим мотивом, направляющим индивида пущения, что другой член существует, существовал или будет в его попытках прийти в согласие с миром в его досягаемости.

существовать. Опять таки, индицирующий член воспринима Эти формы аппрезентативных соотнесений не обязательно ется не как «сам по себе», не просто в апперцептивной схеме, предполагают существование других людей и возможность об но как аппрезентативно «пробуждающий» или «вызывающий» щения с ними, хотя могут функционировать также и в интер в сознании индицируемый член. Вместе с тем важно, чтобы субъективном контексте и действительно в нем функциониру конкретная природа этой мотивационной связи оставалась не ют. До сих пор мы анализировали мир в моей досягаемости и прозрачной. При наличии ясного и достаточного понимания его измерения, воздерживаясь от всяких ссылок на интерсубъ природы связи между этими двумя элементами нам приходит ективность, как если бы я в естественной установке находил ся иметь дело не с референциальным отношением индикации, ся в мире повседневной жизни одиноким.

а с доказательным умозаключением. Уточнение, содержащееся в Однако мир моей повседневной жизни никоим образом не последнем утверждении, не дает, стало быть, возможности на является моим частным миром, но есть с самого начала общий звать след тигра (узнанный в качестве такового) индикацией интерсубъективный мир, который я разделяю с моими собрать 480 ями, мир, который переживают и интерпретируют, наряду со факт, что мир, в котором я родился, уже содержал в себе само мной, другие люди;

короче говоря, это мир, общий для всех го разного рода социальные и политические организации и что нас. Уникальная биографическая ситуация, в которой я нахо как я, так и другие люди являемся членами таких организаций, жусь в мире в каждый момент моего существования, лишь в имеющими в них особую роль, статус и функцию. Таким об очень незначительной степени создана мною самим. Я всегда разом, мы собираемся рассмотреть сначала аппрезентативные обнаруживаю себя в исторически данном мире, и этот мир – соотнесения, посредством которых мы познаем другой разум, как природный, так и социокультурный – существовал до мо затем структурирование обыденного мира как общего мира, его рождения и будет существовать после моей смерти. А зна разделяемого с другими людьми, и присущие ему трансцен чит, этот мир не только моя среда, но и среда, в которой жи денции, и лишь потом обратимся к изучению понимания, эк вут другие люди;

более того, эти другие являются элементами спрессии и коммуникации, а также тех аппрезентативных от моей ситуации, а я – элементом их ситуации. Воздействуя на ношений, на которых они основываются, а именно: знаков.

других и претерпевая с их стороны воздействие, я знаю об этой взаимной связи, и это знание предполагает, помимо прочего, что 2) Само наше знание чужого сознания они, другие, переживают этот общий мир в сущности так же, как и я. Они тоже находятся в уникальной биографической ситу базируется на аппрезентативных соотнесениях ации в мире, который, как и мой мир, структурирован в тер минах реальной и потенциальной досягаемости, организован Обсуждение извечной проблемы нашего знания других разу вокруг их актуального Здесь и Сейчас как центра в тех же из мов выходит за рамки настоящей статьи;

нет у нас и возмож мерениях и направлениях пространства и времени, что и мой, ности дать обзор весьма противоречивых мнений на эту тему, представляет собой исторически данный мир природы, обще предложенных выдающимися мыслителями, принадлежащими ства и культуры, и т.д. к разным философским школам. Вместе с тем, складывается Углубление в подробный феноменологический анализ впечатление, что бихевиористы и экзистенциалисты, логичес конституирования интерсубъективности увело бы нас далеко кие позитивисты и феноменологи согласны в том, что знание от той задачи, которая стоит перед настоящим исследовани разума другого – если только исключить феномен телепатии – ем. А поскольку здесь нас интересует лишь анализ обыден возможно лишь при посредстве событий, происходящих с те ного переживания мира в повседневной жизни, то достаточ лом другого или им производимых. Это, по терминологии Гус но будет установить, что человек принимает как данность серля, выдающийся пример аппрезентативного соотнесения.

телесное существование других людей, их сознательную Согласно Гуссерлю34, другой с самого начала дан мне и как жизнь, возможность взаимной коммуникации и историчес материальный объект, имеющий свое местоположение в про кую данность социальной организации и культуры точно так странстве, и как субъект, имеющий свою психическую жизнь.

же, как принимает в качестве данности мир природы, в ко Его тело, подобно всем прочим материальным объектам, дано тором он родился. моему изначальному восприятию или, как говорит Гуссерль, в Тем не менее, ставя перед собой задачу изучить аппрезен изначальном присутствии. Его психическая жизнь, однако, тативные отношения, заключенные в разных аспектах интер дана мне не в изначальном присутствии, но лишь в со присут субъективности, и особенно в коммуникации, мы не можем ствии;

она не презентируется, а аппрезентируется. Само непре отказаться от указания на некоторые детали этой темы и про рывное визуальное восприятие тела другого и его движений яснения того, что мы понимаем под социальным миром, при конституирует систему аппрезентаций, или хорошо упорядо нимаемым как данность. Это, однако, можно сделать лишь ченных индикаций его психической жизни и его переживаний, постепенно, шаг за шагом, и начнем мы с нескольких кратких и именно здесь, говорит Гуссерль, находится источник всевоз замечаний относительно фундамента связи между мной и дру можных форм знаковых систем, или систем экспрессий, а в гим – или, как говорят современные социологи33, между эго и конечном счете – языка. Физический объект «тело другого», альтер эго, – не принимая в этом параграфе во внимание тот происходящие с ним события и его физические движения 482 схватываются как выражающие «духовное Я» другого, на мо 3. Всеобщий тезис взаимности перспектив тивационный смысловой контекст которого я направлен. Так называемая «эмпатия» к другой персоне есть не что иное, как а) Идеализация взаимозаменяемости точек зрения форма аппрезентативного постижения, схватывающего этот смысл. Сектор мира, находящийся в моей реальной досягаемости, со Согласно Гуссерлю, эта ситуация может существовать и в средоточен вокруг моего Здесь, а сектор мира, находящийся в связи с тем, что обычно называют культурными объектами. актуальной досягаемости моего собрата, – вокруг его Здесь, Книга есть внешний объект, материальная вещь. Я вижу ее, которое из моего Здесь видится как Там. Эти два сектора мо какой она мне является, здесь, на моем столе, справа от меня гут частично пересекаться, и некоторые объекты, факты и со и т.д., но, читая ее, я направлен не на нее как внешний объект, бытия внешнего мира могут находиться как в моей реальной а на значение того, что в ней написано: схватывая его, я «живу досягаемости, так и в реальной досягаемости моего собрата, и в ее смысле». То же касается орудия труда, дома, театра, хра даже в его и моей зоне манипулирования. Тем не менее, такого ма, машины и т.д. Духовное значение всех этих объектов ап рода объект, факт или событие, увиденные из центра моих ко презентативно апперцептируется как основанное на акту ординат, называемого Здесь, будут иметь иную явленность в ально являющемся объекте, который воспринимается не как плане направления, расстояния, перспективы, очертаний и т.д., таковой, а как выражающий свой смысл. И когда мы слуша нежели если они будут увидены из его центра, называемого ем кого то, мы переживаем смысл того, что он говорит, не как Там. Основополагающая аксиома всякой интерпретации об нечто, внешним образом соединенное с его словами. Мы с по щего мира и его объектов состоит в том, что эти разные сосу ниманием воспринимаем эти слова как выражение заклю ществующие системы координат могут быть преобразованы ченного в них смысла и живем в их смысле, понимая то, что друг в друга;

я считаю само собой разумеющимся (и, полагаю, другой имеет в виду, и ту мысль, которую он выражает35. Ра другой поступает так же), что я и он имели бы типически тож зумеется, каждый имеет только собственные переживания, дественные переживания общего мира, если бы мы поменя данные в изначальном присутствии. Однако благодаря со лись местами, преобразовав тем самым мое Здесь в его, а его бытиям во внешнем мире, которые происходят с телом дру Здесь, которое сейчас для меня Там, в мое.

гого и производятся телом другого, особенно языковым вы ражениям в самом широком смысле, я могу постичь другого б) Идеализация совпадения систем релевантностей в аппрезентации;

благодаря взаимному пониманию и согла сию устанавливается коммуникативная общая среда, в пределах Каждый из нас, как ранее было сказано, находится в уникаль которой субъекты взаимно мотивируют друг друга в их мен ной биографически детерминированной ситуации, и в силу тальных активностях. этого моя и моего собрата наличная цель и наши системы ре В этом анализе Гуссерль брал за образец особое интерсубъ левантностей, берущие начало в такой цели, должны с необхо ективное отношение, а именно то, которое социологи называ димостью различаться. Тем не менее, и это еще одна осново ют «отношением лицом к лицу»36. В таком взаимоотношении полагающая аксиома, я принимаю до опровержения как само оба партнера разделяют общее время и пространство, чув собой разумеющееся (и полагаю, другой поступает так же), что ственно воспринимают друг друга и т.д. Более того, предпола для достижения наличной цели различиями, проистекающими гается, что взаимное аппрезентативное схватывание ими собы из наших частных систем релевантностей, можно пренебречь и тий, происходящих в разуме другого, непосредственно ведет к что я и он – то есть «Мы» – интерпретируем актуально или по коммуникации. Все эти допущения, однако, требуют некото тенциально общие для нас объекты, факты и события «эмпи рого прояснения. рически тождественным» способом, достаточным для всех Начнем с характеристики неявно предполагающихся идеа практических целей.

лизаций, на которых основано установление во взаимоотно Этот общий тезис взаимности перспектив, заключающий в шении лицом к лицу «коммуникативной общей среды». себе идеализации, посредством которых, по терминологии 484 Уайтхеда, на место мыслительных объектов моего и моего со уникальности. До тех пор, пока длится отношение лицом к брата личного опыта приходят типизирующие конструкты лицу, мы взаимно вовлечены в биографическую ситуацию друг объектов мышления38, является необходимой предпосылкой друга: мы вместе стареем. Мы действительно имеем общую сре (presupposition) мира общих объектов, а вместе с тем и комму ду и общие переживания происходящих в ней событий: я и ты, никации. Приведем пример: мы оба видим «одну и ту же» па т.е. Мы, видим летящую птицу. И это явление птичьего полета рящую птицу несмотря на различие нашего пространственного как события во внешнем (публичном) времени происходит од положения, пола, возраста и несмотря на то, что ты хочешь эту новременно с нашим его восприятием, которое есть событие птицу подстрелить, а я просто любуюсь ее полетом. в нашем внутреннем (частном) времени. Два потока внутрен него времени, твой и мой, синхронизируются с событием во внешнем времени (полетом птицы), а тем самым и друг с дру 4. Трансцендентность мира другого гом. Это будет особенно важно для нас, когда мы приступим к исследованию событий во внешнем мире, служащих сред До сих пор мы имели дело только с отношением лицом к лицу, ствами коммуникации, а именно: значащих жестов и языка.

когда некоторый сектор мира находится и в моей, и в моего со Тем не менее, как существование другого трансцендирует за брата реальной досягаемости. Строго говоря, мир, который пределы моего, так и мое – за пределы его. Общей для нас яв находится в моей реальной досягаемости, пересекается с ми ляется лишь малая часть наших биографий. Кроме того, каж ром, который находится в его досягаемости, однако с необходи дый из нас входит во взаимоотношение лишь частью своей мостью существуют зоны, находящиеся в моей реальной досяга личности (Зиммель), или, как говорят современные социологи, емости, но не находящиеся в его реальной досягаемости, и vice приняв особую социальную роль. И наконец, поскольку систе versa. Например, находясь лицом к другому, я вижу вещи, кото ма релевантностей другого укоренена в его уникальной биогра рые не видит он, а он видит вещи, которые не вижу я. То же са фической ситуации, она не может совпадать с моей: она не мо мое можно сказать о наших сферах манипулирования. Этот жет быть вовлечена в мою досягаемость, хотя я и могу ее понять.

камень, лежащий между нами, находится в моей сфере мани Есть еще третий род трансценденции, и эта трансценденция пулирования, но не попадает в его сферу манипулирования. выходит за пределы не только моего мира, но и мира другого:

В этом смысле мир другого трансцендирует за пределы мо само Мы отношение, берущее начало во взаимном биографичес его. Однако из идеализации взаимозаменяемости точек зрения ком вовлечении, трансцендирует за пределы существования каж (см. выше п. 3а) вытекает, что мир, находящийся в реальной дого из сообщников в царстве повседневной жизни. Оно принад досягаемости другого, находится также в моей достижимой лежит к иной конечной области значения, нежели область (потенциальной) досягаемости и vice versa. В некоторых пре реальности повседневной жизни, и может быть схвачено только делах (описание которых слишком далеко увело бы нас от с помощью символизации. Это утверждение предвещает целый темы нашего обсуждения) даже мир, находящийся в восстано узел проблем, приступить к которым мы пока еще не готовы.

вимой досягаемости другого, и мир, находящийся в его пред Следует, однако, указать, что отношение лицом к лицу, восхищаемой досягаемости, находятся в моей потенциальной которое мы до сих пор описывали, есть лишь одно из измере досягаемости (так сказать, потенциальной досягаемости второ ний социального мира, хотя и самое главное. Если соотнести го порядка) и vice versa. его с миром, находящимся в моей реальной досягаемости, то Однако мир другого трансцендирует за пределы моего еще можно будет найти в социальном мире и другие измерения, и в другом смысле. Чтобы понять особую форму этой транс соотносимые с разными формами мира, находящегося в моей ценденции, мы, прежде всего, должны принять во внимание потенциальной досягаемости. Есть мир моих современников, главенствующую функцию отношения лицом к лицу в консти с которыми я биографически не вовлечен в отношение лицом туировании социального мира. Только в нем тело другого нахо к лицу, но с которыми меня объединяет общий сектор време дится в моей реальной досягаемости, а мое тело – в его;

только ни, дающий мне возможность воздействовать на них, а им на в нем мы переживаем друг друга во всей нашей индивидуальной меня в коммуникативной среде взаимной мотивации. (В пер 486 вобытных обществах, где считается, что души умерших участву другого. В простейшем случае, а именно, отношении лицом ют в социальной жизни группы, умершие рассматриваются как к лицу, интерпретатором могут схватываться как знаки тело дру современники.) Существует мир моих предшественников, на гого, события, происходящие с этим телом (покраснение, улыб которых я повлиять не могу, но чьи прошлые действия и их ка), в т.ч. физические движения (вздрагивание, подманивание) и результаты открыты моей интерпретации и могут оказывать действия, им выполняемые (говорение, хождение, манипулиро влияние на мои собственные действия;

и существует мир моих вание предметами). Если отношения лицом к лицу нет, а есть преемников, пережить которых в непосредственном опыте не расстояние во времени и пространстве, мы должны иметь в виду:

возможно, но на которых в более или менее пустом предвос 1) что схватывание вовсе не обязательно предполагает ре хищении я могу ориентировать свои действия. Для всех изме альное восприятие, но что аппрезентирующим членом аппре рений социального мира, кроме отношения лицом к лицу, зентативной пары также может быть воспоминание или даже характерно то, что я не могу схватить моих собратьев как уни фантазм;

я вспоминаю (или: могу представить в воображении) кальных индивидов, а могу лишь переживать их типичное по выражение лица моего друга, когда он узнал (или узнает) ка ведение, типичный образец (pattern) их мотивов и установок кую то печальную новость. Я могу представить в фантазии во все более и более возрастающей анонимности. даже печально выглядящего кентавра;

Мы не можем углубиться здесь в подробное обсуждение 2) что результат, или продукт активности другого, соотно различных измерений социального мира. Однако необходимо сится с тем действием, из которого он возник, и, стало быть, иметь в виду заключенные здесь проблемы, чтобы правильно может функционировать в качестве знака когитаций другого;

проанализировать некоторые вопросы, связанные с коммуни 3) что здесь применим принцип относительной нерелевант кацией и аппрезентативной апперцепцией общества. ности средства. (Напечатанный текст лекции соотносится с живой речью автора.) 5. Схватывающее понимание, манифестация, знаки, коммуникация б) Манифестация Верно, что всякое схватывающее понимание мысли другого То, что объект, факт или событие внешнего мира истолковы (исключая, разумеется, телепатию) требует, как утверждал Гус вается как знак когитации другого человека, не обязательно серль, в качестве средства, носителя или посредника схватыва предполагает, ния некоторого объекта, факта или события во внешнем мире, 1) что другой имел намерение выразить вовне свою когита которое бы, однако, схватывалось не как «само по себе», не цию с помощью этого знака и тем более что он сделал это с просто в апперцептивной схеме, но аппрезентативно, как не коммуникативным намерением. Невольное выражение лица, что, выражающее когитации другого человека. Термин «коги нечаянный мимолетный взгляд, краска смущения на лице, тация» используется здесь в самом широком, картезианском дрожь, походка другого, короче говоря, любое физиогноми смысле и обозначает чувства, воления, эмоции и т.д. Исходя из ческое событие может быть истолковано как знак когитации задач настоящей статьи, мы предлагаем использовать термин другого. Некоторая нерешительность в голосе другого может «знак» для обозначения объектов, фактов или событий во убедить меня, что он лжет, хотя и пытается скрыть, что это де внешнем мире, схватывание которых аппрезентирует интер лает. Автор письма хочет передать содержание сообщения, но претатору когитации другого человека. Это определение нуж графолог не обращает внимания на это содержание и прини дается в пояснении. мает в качестве знаков почерк как таковой, т.е. статический результат непреднамеренных жестов, выполненных автором.

2) Если изначально и задумывалось, что знак будет функци а) Схватывающее понимание (comprehension) онировать в коммуникативном контексте, то в качестве адре Объекты, факты и события, интерпретируемые как знаки, долж сата вовсе не обязательно должен был иметься в виду интер ны прямо или косвенно относиться к телесному существованию претатор.

488 3) Более того, не обязательно, чтобы два партнера комму тор намерен если уж не заставить адресата отреагировать ка никативного знакового отношения вообще знали друг друга ким то определенным образом, то, по крайней мере, дать ему (пример: кем бы ни был тот, кто установил этот дорожный себя понять. Однако для того чтобы коммуникация стала воз указатель, он желал показать направление любому проезжаю можна, должны быть выполнены некоторые требования.

щему мимо).

г) Коммуникация в собственном смысле слова в) Типы знаков 1) Знак, используемый в коммуникации, это всегда знак, адре В великолепной книге «Der Aufbau der Sprache»39 Бруно Шнелль сованный индивидуальному или анонимному интерпретатору.

разработал теорию о трех базисных формах телесных движе Он рождается в реальной сфере манипулирования коммуникато ний, которые, с его точки зрения, находят проявление в раз ра;

интерпретатор, в свою очередь, схватывает его как объект, личного рода звуках, словах, морфологических элементах, факт или событие в мире, находящемся в его досягаемости.

синтаксическом строении западных языков, формах литерату Однако к этой ситуации применимы названные выше (в пун ры и даже в типах философии. Он различает целенаправлен кте а, 1–3) условия. Следовательно, нет необходимости в том, ные, выразительные и подражательные движения (Zweck, чтобы мир, находящийся в досягаемости интерпретатора, про Ausdrucks und Nachahmungsbewegungen). Первая категория дви странственно пересекался со сферой манипулирования комму жений (целенаправленные) может включать такие жесты, как никатора (телефон, телевидение), чтобы производство знака и кивание головой, указывание, подманивание, а также говоре его интерпретация происходили одновременно (египетский ние;

вторую категорию движений (выразительные) образуют папирус, памятники) и чтобы интерпретатор схватывал тот внешние проявления внутренних переживаний, первоначаль же физический объект или событие, которые коммуникатор но лишенные целенаправленности;

некоторым жестам прида использовал как носитель сообщения (принцип относительной ет их выразительную значимость пространственно временная нерелевантности средства). В более сложных случаях комму дифференциация движений в параметрах высокого и низкого, никации, которые мы не можем здесь изучить, в коммуника широкого и узкого, быстрого и медленного;

третья категория тивный процесс, который помещается между первоначальным движений – подражательный жест – имитирует или репрезен коммуникатором и интерпретатором, может быть введено сколь тирует другое существо, с которым действующий себя отожде угодно многое число людей или механических приспособлений.

ствляет. Примером тому служат танцы животных и плодоро Самое важное для того, о чем мы далее будем вести речь, – дия, хорошо известные антропологу40. Шнелль также отмечает, четко понять, что коммуникация при любых обстоятельствах что чистый целенаправленный жест обнаруживает в себе вы требует событий во внешнем мире производимых коммуника разительные характеристики, например, в высоте и быстроте тором, и событий во внешнем мире, могущих быть схваченны голоса в разговоре, и что все три типа жеста могут использо ми интерпретатором. Иначе говоря, коммуникация может про ваться в коммуникативных целях (например, выразительные исходить только в реальности внешнего мира, и это одна из жесты актером на сцене, а подражательные – пародистом). С главных причин того, почему этот мир, как мы очень скоро точки зрения Шнелля, целенаправленный жест показывает, увидим, имеет характер верховной реальности. Даже голоса, чего исполнитель хочет, выразительный – что он чувствует, а которые будто бы слышит шизофреник, галлюцинируются им подражательный – что он собой представляет или за кого он как голоса и, следовательно, соотносятся с событиями во себя выдает. внешнем мире.

Выразительные и подражательные жесты (или, в нашей 2) Знак, используемый в коммуникации, всегда заблаговре терминологии, знаки) особенно важны тем, что дают основу менно интерпретируется коммуникатором с точки зрения его для образования высших аппрезентативных форм, а именно, ожидаемой интерпретации адресатом. Чтобы быть понятым, символов. Коммуникация как таковая базируется, в первую коммуникатор должен, прежде чем произвести знак, предус очередь, на целенаправленных знаках, поскольку коммуника мотреть апперцептивную, аппрезентативную и референциаль 490 ную схемы, под которые тот будет подведен интерпретато го параграфа мы упомянули идеализацию совпадения системы ром. Следовательно, коммуникатор должен, образно говоря, релевантностей, которая приводит к замещению мыслитель отрепетировать ожидаемую интерпретацию и установить та ных объектов частного опыта типизирующими конструктами кой контекст между своими когитациями и коммуникатив публичных объектов мышления. Типизация и есть та форма ным знаком, чтобы интерпретатор, руководствуясь аппре абстракции, которая приводит к более или менее стандартизи зентативной схемой, которую он к последнему применит, рованной, хотя и более или менее расплывчатой, концептуали распознал первые как элемент соответствующей референци зации обыденного мышления и к неизбежной двусмысленно альной схемы. Однако этот контекст, как мы увидели (пара сти слов обыденного языка. И все потому, что наш опыт, даже граф II, пункт 2 г этой статьи), есть не что иное, как сама в той сфере, которую Гуссерль называет допредикативной, с интерпретативная схема. Иначе говоря, коммуникация самого начала организуется как подведение под определенные предполагает, что интерпретативная схема, которую комму типы. Маленький ребенок, изучающий родной язык, уже с никатор связывает, а интерпретатор свяжет с произведен малых лет способен опознавать животное как собаку, птицу ным коммуникативным знаком, будет в существенных чер или рыбу, тот или иной элемент своего окружения – как ка тах одной и той же. мень, дерево или гору, предмет меблировки – как стол или 3) Выделенное курсивом уточнение очень важно. Строго стул. Однако стоит взглянуть в словарь, как оказывается, что говоря, полная тождественность обеих интерпретативных эти термины труднее всего определимы в обыденном языке.

схем – коммуникатора и интерпретатора – невозможна, по Большинство коммуникативных знаков – языковые знаки, а крайней мере, в обыденном мире повседневной жизни. Ин стало быть, требуемая для достаточной стандартизации типи терпретационная схема в значительной степени определяет зация предоставляется словарным запасом и синтаксической ся биографической ситуацией и проистекающей из нее систе структурой обыденного родного языка. К этой проблеме мы мой релевантностей. Даже если бы биографические ситуации позднее еще вернемся.

коммуникатора и интерпретатора ничем другим не отлича лись, то и тогда, по крайней мере, «Здесь» каждого из них д) Языковая, изобразительная, выразительная было бы для другого «Там». Уже один этот факт ставит не и подражательная презентации преодолимые преграды для полностью успешной, в идеаль ном смысле, коммуникации. При этом коммуникация, разу Структура языка как набора знаков, сочетающихся друг с дру меется, может быть и действительно бывает в высокой степени гом по правилам синтаксиса, выполняемая им функция сред успешной для многих благих и полезных целей и может дос ства дискурсивного (пропозиционального) мышления, его тигать оптимума в высоко формализованных и стандартизи способность не только именовать вещи, но и выражать связи рованных языках, таких, как техническая терминология. между ними, не только строить пропозиции, но и формулиро Эти соображения, казалось бы, в основном сугубо теорети вать связи между пропозициями, – все это настолько тщатель ческие, имеют важные практические следствия: успешная но и широко описано в литературе последнего времени, что коммуникация возможна лишь между лицами, социальными для решения нашей задачи нет необходимости углубляться в группами, нациями и т.д., которые разделяют в существен эту тему.

ных чертах схожую систему релевантностей. Чем больше Здесь нам бы хотелось лишь указать, что в сущности языка различий между их системами релевантностей, тем меньше заложено то, что любая нормальная языковая коммуникация шансов достичь успеха в коммуникации. Полное расхожде заключает в себе временной процесс;

речь выстраивается из ние систем релевантностей делает установление универсума предложений, предложение – из последовательной артикуля дискурса совершенно невозможным. ции следующих друг за другом элементов (как говорит Гус 4) Чтобы быть успешным, любой коммуникативный про серль, политетически41), тогда как смысл предложения или цесс должен, следовательно, заключать в себе некоторый на речи может проектироваться говорящим и схватываться слу бор общих абстракций или стандартизаций. В пункте 3 б это шателем в одном луче (монотетически). Поток артикулирования 492 когитаций говорящим, стало быть, одновременен внешнему царь во плоти», которого, как говорит Гуссерль, мы сознаем в событию произведения звуков речи, а восприятие последних его квазибытии, которое есть «нейтральная модификация» слушателем происходит одновременно с пониманием им этих бытия44. На этом Гуссерль останавливается, однако мы можем когитаций. Следовательно, речь есть один из интерсубъектив и должны проследить аппрезентативный процесс дальше. Эти ных временных процессов – наряду с совместным сотворе три фигуры – рыцарь, смерть и дьявол, – аппрезентированные нием музыки, совместным танцем, совместным любовным в нейтральной модификации их квазибытия, аппрезентируют, ухаживанием, – посредством которых два потока внутрен в свою очередь, так сказать, в аппрезентации второго порядка, него времени (говорящего и слушающего) становятся синх некий смысловой контекст, и именно этот смысл Дюрер, преж ронными друг с другом и оба они – синхронными с событием де всего, хотел передать зрителю: рыцарь, пребывающий меж во внешнем времени. Прочитывание письменного сообще ду смертью и дьяволом, чему то нас учит, и это что то имеет ния устанавливает в таком же смысле квазиодновременность отношение к основам человеческого существования как суще событий во внутреннем времени автора и внутреннем време ствования между двумя сверхъестественными силами. Это сим ни читателя. волическая аппрезентация, и к ней мы еще вернемся в сле Визуальные презентации, в свою очередь, как верно пока дующем параграфе.

зала г жа Лангер42, структурно отличаются своим недискурсив Коммуникация посредством выразительных и подражатель ным характером. Они не собираются из элементов, имеющих ных жестов до сих пор не привлекла того внимания исследо самостоятельное значение;

т.е. у них нет словаря. Их нельзя вателей семантики, которого она заслуживает. Примерами пер определить через другие знаки так, как это можно сделать с вых служат жесты приветствия, проявления почтительности, дискурсивными знаками. Их первоочередная функция – кон демонстрации одобрения и неодобрения, жесты покорности, цептуализация потока ощущений. Г жа Лангер усматривает отдания почестей и т.п. Вторые сочетают в себе качества изоб аппрезентативную связь изобразительной презентации в том, разительной презентации (а именно, сходство с изображаемым что соотношение частей, их положение и относительные раз объектом) и временную структуру речи. Может развиться даже меры соответствуют нашему представлению об изображенном своего рода миметический словарь, как это, например, имеет объекте. Именно поэтому мы узнаём один и тот же дом на фо место в крайне стандартизированном применении веера танцо тографии, рисунке, в карандашном наброске, в чертеже ар ром японского театра кабуки.

хитектора и в техническом плане строителя. С точки зрения Гуссерля43, особенность изображения (в противоположность е) Мир в пределах досягаемости и мир повседневной жизни всем другим знакам) состоит в том, что изображение связано с изображаемой вещью подобием, тогда как большинство дру Главная идея настоящей статьи состоит в том, что аппрезента гих знаков (если не брать, например, звукоподражание) не тивные соотнесения являются средствами приспособления к имеют общего содержания с тем, что обозначается. (Отсюда различного рода трансцендентным переживаниям. В пункте многие авторы делают акцент на «произвольности» языковых (4) этого параграфа мы кратко охарактеризовали трансценди знаков.) Тем не менее, аппрезентативная связь присутствует и рующую природу моих переживаний другого и его мира. Наш в изобразительных презентациях, хотя иногда при довольно анализ различных форм знаков и коммуникации показал, что сложном способе взаимосвязи между уровнями. Например, аппрезентативные соотнесения, описываемые этими термина глядя на картину Дюрера «Всадник, смерть и дьявол», мы, ми, опять таки, выполняют функцию преодоления трансцен прежде всего, различаем – как мы сказали бы, в апперцептив дентного переживания, а именно: переживания другого и его ной схеме – оттиск как таковой, вот эту самую вещь формата мира. Благодаря использованию знаков коммуникативная portfolio;

во вторых, оставаясь все еще в апперцептивной схе система позволяет мне в некоторой степени сознавать когита ме, мы различаем черные линии на бумаге как небольшие не ции другого и при особых условиях даже приводить поток мо цветные фигуры;

в третьих, эти фигуры аппрезентируются как его внутреннего времени в совершенную одновременность с «рисованные реалии», явленные в этом изображении, как «ры его потоком. Однако, как мы увидели, полностью успешная 494 коммуникация при всем при том не достижима. Остается еще когитации моего собрата (например, мотивы, руководящие его недоступная зона частной жизни другого, трансцендирующая действиями), как и он может воспринять мои. Более того, я за пределы моего возможного опыта. принимаю как данность, что некоторые объекты, факты и со Обыденный праксис повседневной жизни, между тем, раз бытия в нашей общей социальной среде имеют для него такие решает эту проблему в такой степени, что почти для всех бла же аппрезентативные значимости, что и для меня, – значимо гих и полезных целей мы можем войти в коммуникацию с на сти, трансформирующие вещи внешнего мира в так называе шими собратьями и наладить отношения с ними. Как мы уже мые культурные объекты.

вкратце упоминали, это возможно лишь при условии, что ком До тех пор, пока это не опровергнуто, я принимаю как дан муникативный процесс базируется на некотором наборе типи ность, что различные апперцептивные, аппрезентативные, рефе заций, абстракций и стандартизаций, и мы указали на осново ренциальные и контекстуальные схемы, принятые и одобренные полагающую роль родного языка в установлении этого базиса. как типически релевантные моим социальным окружением, В следующем параграфе (VII) настоящей статьи эта тема будет релевантны также для моей собственной уникальной биогра освещена подробнее. Пока же мы хотим прояснить некоторые фической ситуации и биографической ситуации моего собра из основных черт, просто принимаемых обыденным мышле та в мире повседневной жизни. Это означает:

нием повседневной жизни на веру, на которых основана воз а) в отношении апперцептивной схемы: что обычным образом можность коммуникации. В некотором смысле, они являются нашей апперцепцией объектов, фактов или событий внешне конкретизацией всеобщего тезиса взаимности перспектив, го мира руководит система типических релевантностей, преоб проанализированного в п. 3 этого параграфа. ладающая в нашей социальной среде, и что конкретный мотив Термин «принимаемый как данность», или «принимае должен рождаться в личной биографической ситуации каждо мый на веру», который мы ранее использовали, следует, ве го из нас, тем самым пробуждая наш интерес к уникальности, роятно, определить. Он означает принятие до последующе нетипичности конкретного объекта, факта или события, или го уведомления нашего знания некоторых состояний дел как его особым аспектам;

несомненно достоверного. Разумеется, то, что до сих пор ка б) в отношении аппрезентативной схемы: что мы оба, мой залось несомненным, в любой момент может быть поставле собрат и я, принимаем как данность типичный способ, по но под сомнение. Обыденное мышление просто принимает средством которого в нашей социокультурной среде непосред как данность – до тех пор, пока факты этому не противоре ственно апперцептируемые объекты, факты или события чат, – не только мир физических объектов, но и социокультур внешнего мира схватываются не как «самоданности», но ап ный мир, в который мы родились и в котором мы стареем. презентативно, как обозначающие что то другое, как «пробуж Этот мир повседневной жизни поистине есть не подвергае дающие», «вызывающие» или «стимулирующие» аппрезента мая сомнению, но всегда могущая быть поставленной под тивные соотнесения;

сомнение матрица, в которой берут начало и находят конец в) в отношении интерпретативной схемы: что в коммуника все наши исследования. Дьюи45 увидел это со всей ясностью, ции другой (как коммуникатор или адресат) будет применять описывая процесс исследования как задачу контролируемо к аппрезентативным соотнесениям, содержащимся в сообще го или направляемого преобразования неопределенных си ниях, ту же аппрезентативную схему, что и я. Например, если туаций, встречающихся или возникающих в этой матрице, в коммуникация протекает при посредстве обычного родного «надежную определенность». языка, я принимаю как данность, что другие, выражающие Вернемся к нашей конкретной проблеме. Я принимаю на себя в этой идиоме, имеют в виду в употребляемых ими язы веру (до тех пор, пока факты этому не противоречат) не толь ковых выражениях в существенных чертах то же самое, что ко телесное существование моего собрата, но и то, что его со понимаю в них я, и vice versa.

знательная жизнь имеет в основе своей ту же структуру, что и Поскольку термин «мир повседневной жизни», или «реаль моя, и что благодаря аппрезентативным соотнесениям я до из ность повседневной жизни», обозначает не только мир приро вестной степени могу воспринять в аналоговой апперцепции ды, переживаемый мною, но и социокультурный мир, в котором 496 я живу, становится ясно, что этот мир не совпадает с миром V. Трансцендентность Природы и Общества:

внешних объектов, фактов и событий. Разумеется, он включа ет в себя внешние объекты, факты и события, которые на Символы ходятся в моей реальной досягаемости, а также в нескольких зонах моей потенциальной досягаемости (в том числе и на 1. Опыт этой трансцендентности ходящиеся в реальной и потенциальной досягаемости моего собрата). Однако, вдобавок к тому, он включает все аппре зентативные функции таких объектов, фактов или событий, В своей повседневной жизни я нахожусь в мире, созданном не трансформирующих вещи в культурные объекты, человечес мной. Я знаю это, и само это знание включено в мою биогра кие тела – в собратьев, их телесные движения – в действия, фическую ситуацию. Прежде всего, я знаю, что Природа вы или значащие жесты, звуковые волны – в речь, и т.д. Таким ходит за рамки реальности моей повседневной жизни как в образом, мир повседневной жизни насквозь пропитан аппре пространстве, так и во времени. Во времени мир Природы су зентативными соотнесениями, которые просто принимаются ществовал до моего рождения и продолжит существовать после на веру и среди которых я осуществляю мои практические моей смерти. Он существовал до того, как появился человек на действия – мою работу – как мы ранее ее назвали46, – в рам земле, и, вероятно, переживет человечество. В пространстве ках обыденного мышления. Все эти аппрезентативные соотне мир, пребывающий в моей реальной досягаемости, несет с со сения принадлежат к конечной смысловой области, называе бой открытые беспредельные горизонты мира, находящегося в мой реальностью повседневной жизни. Тем не менее, не моей потенциальной досягаемости, однако моим переживани следует ничего менять в нашем тезисе, что все аппрезентатив ям этих горизонтов присуще убеждение, что каждый мир в по ные соотнесения суть средства приспособления к переживани тенциальной досягаемости, будучи однажды переведенным в ям трансценденций. Это мы как раз и попытались показать реальную досягаемость, вновь будет окружен новыми горизон применительно к изученным до сих пор аппрезентативным тами, и т.д. Более того, в мире, находящемся в моей досягае соотнесениям, а именно, меткам, индикациям и знакам. Все мости, есть объекты (например, небесные тела), которые я не трансценденции, приспособиться к которым они помогали, могу вовлечь в сферу моего манипулирования, а в сфере мое принадлежат тому, что мы только что описали как реальность го манипулирования есть события (например, волны), кото повседневной жизни. Как трансценденции – моего действи рые я не могу поставить под свой контроль.

тельного Здесь и Сейчас, Другого, мира Другого и т.д. – они Кроме того, я знаю, что социокультурный мир аналогич все еще были имманентны обыденному миру моей повседнев ным образом трансцендирует за пределы реальности моей по ной жизни, со конституируя ту ситуацию, в которой я нахо вседневной жизни. Я родился в социальном мире, который жусь в этом мире. уже был до меня организован и который меня переживет, в Однако есть такие переживания, которые трансцендируют мире, который я с самого начала делю со своими собратьями, за пределы конечной смысловой области мира повседневной организованными в группы, в мире, который имеет свои осо жизни и соотносятся с другими конечными областями значе бые открытые горизонты во времени, в пространстве и в том, ния, другими реальностями, или, если воспользоваться терми что у социологов называется социальными дистанциями. Во ном, введенным Уильямом Джемсом47, другими подмирами, времени существует бесконечная вереница накладывающихся такими, как миры научной теории, искусств, религии, полити друг на друга поколений;

мой клан соотносится с другими кла ки, фантазмов и сновидений. И, опять таки, есть группа апп нами, мое племя – с другими племенами, последние же либо резентативных соотнесений, называемых символами, с помо враги, либо друзья, говорящие на том же или другом языке, но щью которых человек пытается схватить эти трансцендентные всегда организованные в свою особую социальную форму и феномены подобно тому, как он схватывает наш чувственно ведущие свой особый образ жизни. Моя актуальная социальная воспринимаемый мир. Обратимся же к изучению этих симво среда всегда соотнесена с горизонтом потенциальных соци лов и проблемы множественных реальностей. альных сред, и мы вправе говорить о трансцендентной беско 498 нечности социального мира так же, как говорим о трансцен Как это возможно? «Чудо из чудес, что подлинные чудеса дентной бесконечности мира природного. являются нам каждодневно», – говорит Натан у Лессинга. Суть Я переживаю обе эти трансценденции – Природы и Обще дела в том, что в самом социокультурном окружении мы нахо ства – как в двояком смысле мне навязываемые: с одной сто дим социально одобренные системы, отвечающие на наш вопрос роны, в любой момент моего существования я нахожусь пре о непостижимых трансценденциях. Формируются средства, бывающим в природе и обществе;

они постоянно остаются позволяющие схватывать не дающие нам покоя феномены, соконституирующими элементами моей биографической ситу выходящие за границы мира повседневной жизни, подобно ации и, следовательно, переживаются как неизбежно ей при тому, как мы схватываем в нем знакомые нам феномены. Это надлежащие. С другой стороны, они конституируют общую достигается за счет создания аппрезентативных соотнесений рамку, в которой лишь я обладаю свободой моих потенциаль высшего порядка, которые будут здесь названы символами, в ностей, а это значит, что они задают диапазон всех возможно противоположность используемым до сих пор терминам «мет стей определения моей ситуации. В этом смысле они не эле ки», «индикации», «знаки».

менты моей ситуации, а ее детерминанты. В первом смысле, я могу – и более того, должен – принимать их как данность. Во 2. Символизация втором смысле, я должен к ним приспособиться. Однако в любом случае я должен понимать природный и социальный а) Определение мир, несмотря на их трансценденции, в категориях некоего порядка вещей и событий. Символ можно для начала определить как аппрезентативное Также я с самого начала знаю, что любой человек пережи соотнесение высшего порядка, в котором аппрезентирующим вает те же навязанные трансценденции Природы и Общества, членом пары является объект, факт или событие в реальности хотя переживает их в индивидуальных перспективах и с некото нашей повседневной жизни, а другой, аппрезентируемый член рыми индивидуальными оттенками. Вместе с тем, порядок относится к идее, трансцендирующей за рамки нашего опыта Природы и Общества является общим для всего человечества. повседневной жизни48.

Он дает каждому общий контекст (setting) цикла его индиви Это определение в основе своей совпадает с трактовкой дуальной жизни, рождения, взросления, смерти, здоровья и символа, которую развил Карл Ясперс в третьем томе своей болезни, надежд и страхов. Любой из нас участвует в регуляр «Философии»49, из которой мы приведем следующую вольно ном ритме природы;

для каждого из нас движения солнца, переведенную цитату, опустив некоторые моменты, относя луны и звезд, чередование дня и ночи, циклическая смена вре щиеся к особой философской позиции Ясперса:

мен года являются элементами нашей ситуации. Каждый из «Мы говорим о значении в смысле знака и образа, сравне нас – член группы, в которой он родился или к которой он при ния, аллегории и метафоры. Решающая разница между значени соединился и которая продолжает существовать, в то время как ем в мире и метафизическим смыслом заключена в том, может некоторые ее члены умирают, а на смену им приходят другие. ли во взаимоотношении между образом и тем, что он представ Повсюду будут существовать системы родства, возрастные и ляет, само последнее быть схвачено как объективность или образ половые группы, дифференциации по роду занятий, организа есть образ чего то никоим образом недоступного;

а стало быть, ция власти и управления, в которой формируются категории может ли то, что выражено в образе, быть также установлено социального статуса и престижа. Однако в обыденном мышле или продемонстрировано непосредственно или оно существует нии повседневной жизни мы просто знаем, что Природа и Об для нас лишь постольку, поскольку существует в образе. Толь щество представляют некоторого рода порядок;

сама же сущ ко в последнем случае нам надлежит говорить о символе… Сим ность этого порядка для нас не постижима. Она раскрывает себя вол нельзя истолковать иначе, кроме как через другие символы.

лишь в образах аналогового схватывания. Но эти образы, лишь А следовательно, понимание символа состоит не в рациональ только они конституируются, начинают приниматься как дан ном схватывании его значимости, а в экзистенциальном пере ность, равно как и трансценденции, на которые они указывают. живании ее в символической интенции как этой вот уникаль 500 ной референции к чему то трансцендентному, исчезающему в ния Ньютона установили основополагающее понятие «идеаль предельной точке». но изолированной системы», до такой степени составляющее саму суть научной теории, что без него наука была бы попро сту невозможна. Уайтхед поясняет, что «изолированная систе б) Генезис символической аппрезентации ма – это не солипсистское понятие, за пределами которого не Теперь нам необходимо изучить проблему конституирования существует ничего. Она изолирована как бы внутри самой Все такого аппрезентативного спаривания, которое могло бы фун ленной. Это значит, что применительно к этой системе суще кционировать в качестве символа. Каким образом возможно, ствуют истины, требующие отнесения только к пребываю что объект, событие или факт, входящий в реальность нашей щему в вещах с помощью единой систематической схемы повседневной жизни, соединяется в пару с идеей, выходящей отношений».

за рамки нашего переживания своей повседневной жизни? К С другой стороны, многие исследования современных ан этой проблеме можно подойти на двух разных уровнях. Во тропологов, социологов, исследователей мифологии, филоло первых, существуют группы аппрезентативных соотнесений, гов, политических ученых и историков51 показали, что в дру которые универсальны и могут использоваться для символиза гих культурах и даже в прежние исторические периоды нашей ции в силу своей укорененности в условиях человеческого су собственной культуры человек переживал природу, общество и ществования. Изучение этих аппрезентативных соотнесений – самого себя как в равной степени участвующих в космическом задача философской антропологии. Во вторых, можно иссле порядке и им определяемых. Как иллюстрацию этой точки довать особые формы символических систем, развиваемые зрения, расходящейся с той, которая была выражена в приведен разными культурами в разные исторические периоды. Это за ной выше цитате из Уайтхеда, приведем следующий фрагмент из дача культурной антропологии и истории идей. Здесь мы бу «Опыта о человеке» Эрнста Кассирера52, в котором освещает дем вынуждены ограничиться беглыми замечаниями, в кото ся взаимосвязь людей, общества и природы в мифическом рых опишем некоторые единицы, относящиеся к первой опыте и показывается, почему любой элемент одного из этих группе, и проиллюстрируем их примером, принадлежащим ко порядков может стать символом, аппрезентативно относящим второй группе. ся к соответствующему элементу любого другого порядка:

Что касается последней, то мы предпочли бы – по причи «Для мифологического и религиозного чувства природа ста нам, на которые коротко укажем ниже, – не пользоваться при новится единым великим обществом, обществом жизни. Чело мерами из мира нашей нынешней западной культуры. В пос век в этом обществе не наделен особыми полномочиями… ледней получили развитие несколько символических систем, Жизнь обладает равным религиозным достоинством как в низ таких, как наука, искусство, религия, политика и философия;

ших, так и в высших ее формах. Люди и животные, животные некоторые из них будут охарактеризованы в следующем пара и растения – все находятся на одном и том же уровне… И тот графе. Однако мы должны принять во внимание, что сосуще же самый принцип – принцип солидарности и неразрывного ствование нескольких символических систем, которые лишь единства жизни – мы обнаруживаем, когда от пространства очень слабо, если вообще как то, связаны друг с другом, явля переходим ко времени. Он применим не только к порядку од ется особой чертой нашей исторической ситуации и результа новременных явлений, но и к порядку их последовательности.

том нашей попытки развить интерпретацию космоса на основе Поколения людей составляют единую и неразрывную цепь.

позитивных методов естественных наук. Мы принимаем мир, Прежние стадии жизни сохранены в перевоплощениях… Даже как его определяют математические естественные науки, в ка тотемизм выражает это глубокое убеждение в общности всех честве архетипа идеального порядка символических соотнесе живых существ – общности, которую необходимо беречь и ний и склонны объяснять все другие символические системы укреплять постоянными усилиями человека, неукоснительным как производные от него или, по крайней мере, как ему под исполнением магических обрядов и религиозных процедур». Да чиненные. Уайтхед в своей книге «Наука и современный мир»50 лее Кассирер соглашается с утверждением Робертсона Смита справедливо заметил, что открытия Галилея и законы движе («Лекции о религии семитов»): «Неразрывная связь, соединяю 502 щая людей с их богом, есть та же самая связь кровного род ваются и могут быть приведены в символическое аппрезента ства, которая в древнем обществе является единственным свя тивное соотнесение друг с другом54. Кроме того, существует зующим звеном между человеком и человеком и единствен символизм направлений «впереди–сзади», того, с чем сталки ным священным принципом морального обязательства». ваешься или должен столкнуться лицом и что, стало быть, яв Пример полной интеграции той символической взаимосвя ляется видимым, и того, с чем лицом не сталкиваешься и что зи, которую Кассирер называет обществом жизни, можно об в силу этого, возможно, таит в себе опасность, а также симво наружить в классической китайской мысли. С точки зрения лизм правого и левого55.

французского синолога Марселя Гране53, в классической ки Солнце, луна и звезды восходят и заходят для всех в проти тайской литературе находит отражение структурное единство воположных направлениях, и эти направления служат каждо микрокосма (человека) и макрокосма (универсума), а структу му «метками» для нахождения собственных ориентиров. Одна ра универсума объясняется через структуру общества. Над все ко четыре стороны света, удостоверяемые таким образом, тоже ми этими структурами главенствуют два основополагающих имеют свои символические коннотации, поскольку связаны с принципа: во первых, место Мужского и Женского, позитив чередованием дня и ночи, света и тьмы, бодрствования и сна, ного и негативного, Ян и Инь;

и, во вторых, оппозиция прави видимого и невидимого, грядущего и уходящего. Жизненный теля и вассала в иерархической структуре общества. Опираясь цикл людей – рождение, детство, юность, зрелость, старость, на эти принципы, этикет тщательно предписывает и контро смерть – имеет аналог в чередовании времен года и цикле ра лирует мельчайшие детали повседневного жизненного мира. стительной и животной жизни, который одинаково важен для Теперь попытаемся на нескольких примерах показать, как земледелия, рыболовства и скотоводства и, в свою очередь, из общих условий человеческого существования рождаются тоже связывается с движениями небесных тел. Здесь, опять универсальные символы. Как ранее говорилось, человек рас таки, устанавливается целый набор корреляций, допускающий сматривает себя как центр О той системы координат, в соот аппрезентативное спаривание его элементов в форме симво ветствии с которой объекты его среды группируются им по лов. Социальная организация с ее иерархиями правителей и категориям «вверху и внизу», «впереди и сзади», «справа и сле подданных, вождей и вассалов имеет свой коррелят в иерархии ва». Так вот, элементом «внизу» для каждого человека являет небесных тел. Таким образом, космос, индивид и сообщество ся земля, а элементом «вверху» – небо. Земля является общей образуют единство и в равной степени подчиняются универ для людей и животных;

она творец растительной жизни, ис сальным силам, которые управляют всеми событиями. Человек точник пищи. Небо – это место, где появляются и исчезают должен понять эти силы и, поскольку овладеть ими не в его небесные тела, а также место, откуда приходит дождь, без ко власти, заколдовать их или умиротворять. Однако это уже не торого невозможно плодородие земли. Голова, являющаяся дело отдельного индивида, а забота всего сообщества и его носителем важнейших органов чувств и органа дыхания и организации.

речи, расположена в верхней части человеческого тела, а пи Символические формы, в которых аппрезентируются силы щеварительные органы и органы размножения – в нижней. природного и социального мира (мана, оренда, маниту, инь и Связь всех этих феноменов делает пространственное измере ян, различного рода божества и их иерархии и т.д.), столь же ние «вверху и внизу» источником целого набора символичес многообразны, как и символы, их аппрезентирующие (вырази ких аппрезентаций. В китайской мысли, например, голова (как тельные, целенаправленные или подражательные жесты, язы и крыша дома) символизирует небо, тогда как ступни (пол) ковые или изобразительные презентации, чары, заклинания, символизируют землю. Но поскольку небо должно посылать магические и религиозные обряды, церемонии). Символы ми дождь для оплодотворения земли, небо в китайской мысли яв фов выполняют особую функцию обоснования и подтвержде ляется еще и мужским, позитивным началом Ян, а земля – не ния истинности и правильности порядка, установленного дру гативным, женским началом Инь. И этот же символизм выс гими символическими системами (Малиновский)56.

шего низшего имеет свой коррелят в китайской медицине, На этом уровне мир сакрального и мир профанного тесно музыке, танце, социальной иерархии, этикете;

все они связы взаимно связаны. Изучая происхождение имен божеств в гре 504 ческой мифологии, Бруно Шнелль приходит к следующему лизации члены общества переживают ее как нечто большее, выводу: нежели случайность или удобство;

они переживают ее как не «Все, что активно, изначально воспринимается как боже что, относящееся к самой их человеческой сущности. И наобо ство. Многие вещи носят имя божества, которое когда нибудь рот, символы выражают переживание того, что человек в пол позднее будет обозначено абстрактным термином. Божествен ной мере становится человеком благодаря своему участию в ным для первобытного разума является не только то, что ак целом, которое превосходит его частное существование»58.

тивно в природе, например солнце, облако, молния, земля, На наш взгляд, наше определение символа как аппрезента дерево, река, но и все, что активно действует внутри человека: тивного соотнесения высшего порядка не только совместимо как внутри индивида (например, любовь, боевой дух, благо с открытиями мыслителей, которых мы здесь только что обсу разумие), так и внутри сообщества (например, мир, война, закон, дили, но и подтверждается ими. Может быть, стоит показать удача, несправедливость и все формы бедствий)… Спрашивать это несколько подробнее.

о том, переживалось ли солнце поначалу как вещь и только Мы откажемся от безнадежной задачи описания тех много потом было истолковано мифически, или о том, существова численных форм, в которых аппрезентируются переживания ло ли раньше существительное, обозначающее вещь или имя рассматриваемых здесь трансценденций в великих символи божества, так же глупо, как и спрашивать о том, существова ческих системах наук, различных разделов философии, искусств, ла ли сначала река или бог реки. Божественны действующие мифологии, религий, политики и т.д. Не претендуем мы и на явления природы… Бессмысленно спрашивать, был ли Эрос то, чтобы показать бесчисленные символические референции изначально богом или любовной страстью, ибо сама любовная к трансценденциям реального мира, присутствующим в жиз страсть понимается как вмешательство божества»57. ни социальной группы или даже индивида (ибо если знаки, по Что касается роли символа (в том смысле, в каком он опре определению, реферируют к интерсубъективной ситуации, то деляется в этой статье) в человеческом обществе и политичес символ может оставаться и часто остается за пределами комму ких организациях, то нам хотелось бы под конец процитировать никации). Великие темы всех символизаций сами по себе могут Эрика Фёгелина, который в книге «Новая наука о политике» быть выражены только в символах. Для их описания потребова следующим образом подводит итоги своего четырехтомного лась бы целая энциклопедия философских наук в гегелевском исследования истории политических идей: духе. В каждой из этих сфер – или, как мы будем их называть, «Человеческое общество не просто факт или событие внеш конечных областей значения – символические аппрезентации него мира, которое наблюдатель мог бы изучать подобно формируются в соответствии с когнитивным стилем, характер природному явлению. Хотя оно и имеет в качестве одной из важ ным для данной области. Исходя из этого, мы ограничимся ных своих составляющих внешнее бытие, в целом оно пред некоторыми замечаниями относительно особенностей аппре ставляет собой маленький мир, микрокосм, освещаемый из зентативных соотнесений, присутствующих в любой символи нутри смыслом благодаря людям, которые постоянно создают ческой ситуации.

и носят его в себе как способ и условие своей самореализации.

Он освещается благодаря сложному символизму, характеризу в) Особенности символической аппрезентации ющемуся разной степенью плотности и дифференциации – от обряда и мифа до теории, – и этот символизм освещает его Во первых, мы должны понять, что символизация есть аппре смыслом постольку, поскольку символы делают внутреннюю зентативное соотнесение высшего порядка, базирующееся на структуру такого микрокосма, отношения между его членами уже заранее сформированных аппрезентативных соотнесени и группами членов, а также его существование как целого про ях, таких, как метки, индикации, знаки или даже символы.

ницаемыми для таинства человеческого существования. Само Иаков, пробудившись ото сна, в котором он видел лестницу, освещение общества через символы есть неотъемлемая часть на коей Бог явил Себя ему (Быт. 28, 10–22), взял камень, ко социальной реальности – и можно даже сказать: самая что ни торый он положил себе изголовьем, поставил его памятником на есть существенная ее часть, – ибо благодаря такой симво и возлил елей на верх его, сказав, что этот камень будет отны 506 не домом Божиим. «Истинно, – сказал он, – Господь присут нимать одну и ту же референциальную схему, но вместе с тем, ствует на месте сем;

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.