WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«ББК 87.3 Ш 99 Главный редактор и автор проекта «Книга света» С.Я.Левит Редакционная коллегия серии: ...»

-- [ Страница 2 ] --

ходящие к человеческой деятельности объекты культуры. Од Именно их мыслительные объекты определяют их поведение нако именно этот слой Lebenswelt, от которого должны были путем мотивации. Мыслительные же конструкты социального абстрагироваться представители естественных наук, является ученого, чтобы постичь эту социальную реальность, должны социальной реальностью, которую должны исследовать соци быть основаны на объектах мышления, сформированных в рам альные ученые. ках обыденного сознания людей, живущих повседневной жиз Эти рассуждения проливают свет на некоторые методологи нью в социальном мире. Таким образом, конструкты соци ческие проблемы социальных наук. Оказывается, утверждение альных наук являются, так сказать, конструктами второго о том, что строгое принятие принципов формирования поня порядка, т.е. конструктами конструктов, созданных действую тий и теорий, свойственных естественным наукам, ведет к до щими людьми на социальной сцене, чье поведение соци стоверному знанию социальной реальности, непоследователь альный ученый должен наблюдать и объяснять в соответствии но. Если теория и может быть построена на этих принципах, с процедурными правилами своей науки.

например, в форме идеально рафинированного бихевиоризма, Таким образом, изучение всеобщих принципов, в соответ что вполне можно себе представить, то она ничего не скажет нам ствии с которыми человек в повседневной жизни организует о социальной реальности, воспринимаемой людьми в опыте по свой опыт, и особенно опыт социального мира, является главной вседневной жизни. Сам проф. Нагель допускает16, что она бу задачей методологии социальных наук. Здесь не место описывать дет в высшей степени абстрактной, и ее понятия будут, по види процедуры феноменологического анализа так называемой ес 60 тественной установки, с помощью которой это может быть ки определенных обстоятельствах. Однако лишь в особых си сделано. Кратко упомянем лишь о нескольких проблемах. туациях и лишь фрагментарно я могу воспринимать в опыте Мир, как показал Э. Гуссерль, изначально воспринимается мотивы и цели Другого, словом, субъективные значения, ко в донаучном мышлении повседневной жизни как типизиро торыми они наделяют свои действия в их уникальности. Я ванный. Неповторимые объекты и события, данные нам с могу, однако, воспринять их в их типичности. Для этого я кон уникальных сторон, являются неповторимыми в пределах гори струирую типичные образцы мотивов, целей и даже установок зонта типичного пред ознакомления. Существуют горы, деревья, и личностных характеристик действующего лица, проявлени животные, собаки, в частности, ирландские сеттеры и среди ем и примерами которых служит его реальное поведение. Эти них – мой ирландский сеттер Ровер. Я могу смотреть на Ровера типизированные образцы поведения Другого, в свою очередь, как на уникального индивида, моего незаменимого друга и това становятся мотивами моих собственных действий, и это при рища, или как на типичного представителя «ирландского сетте водит к явлению самотипизации, хорошо знакомому соци ра», «собаки», «млекопитающего», «животного», «организма» альным ученым под разными именами.

или объекта внешнего мира. Теперь можно показать, что де Здесь, в обыденном мышлении повседневной жизни, исток лаю ли я первое или второе, а также то, какие черты или свой всех так называемых идеальных типов – понятие, которое как ства данного объекта или события я считаю индивидуальными инструмент социальных наук столь отчетливо проанализировано и уникальными, а какие – типичными, зависит от моего ин проф. Нагелем. Но, по крайней мере на уровне обыденного тереса и определяемой им системы релевантностей, – короче, мышления, формирование подобных типов не требует ни ин от наличной практической или теоретической проблемы. Эта туиции, ни теории, если понимать их в том смысле, который проблема, в свою очередь, возникает в обстоятельствах, в ко придают им рассуждения Гемпеля18. Как мы увидим далее, суще торых я нахожусь в данный момент моей повседневной жизни ствуют и другие виды идеальных или конструктивных типов, и которые я предлагаю назвать биографически детерминиро созданных социальным ученым и имеющих иную структуру, ванной ситуацией. Таким образом, типизация зависит от моей связанную с теорией. Но Гемпель не проводил различий меж наличной проблемы, для определения и решения которой и ду ними.

сформирован тип. Как будет показано далее, по меньшей Далее мы обратимся к рассмотрению того, что обыденное мере, один аспект биографически и ситуационно определен знание повседневной жизни изначально социализировано во ной системы интересов и релевантностей дан в субъективном многих отношениях.

опыте повседневной жизни как системе мотивов действия, Во первых, оно структурно социализировано, поскольку выбора, который надо сделать, проекта, который надо осуще основано на фундаментальной идеализации, что если я поме ствить, цели, которой необходимо достичь. Это образ действу няюсь местами со своим партнером, то буду воспринимать в ющего в зависимости от мотивов и целей его действий в био опыте тот же сектор мира в той же перспективе, что и он, а наши графически предопределенной ситуации, которую социальный биографические обстоятельства становятся нерелевантными ученый имеет в виду, говоря о субъективном значении, кото для наших наличных практических целей. Я предлагаю назвать рым действующий «наделяет» или с которым «связывает» свое такую идеализацию взаимностью перспектив19.

действие. Это означает, что, строго говоря, лишь действую Во вторых, оно генетически социализировано, поскольку щий, и только он, знает, что он делает, почему он это делает, большая часть наших знаний в отношении как его содержа а также где и когда его действие начинается и заканчивается. ния, так и форм типизаций имеет социальное происхождение Но мир повседневной жизни изначально является также и в социально одобренных терминах.

социокультурным миром, в котором я связан множеством от В третьих, оно социализировано в смысле социального рас ношений с другими людьми, более или менее мне знакомыми. пределения знания, причем каждый индивид обладает знани В определенной мере, достаточной для многих практических ем лишь сектора мира, и общее знание этого сектора индиви целей, я понимаю их поведение, если я понимаю их мотивы, дуально варьируется по степени ясности и отчетливости, мере цели, предпочтения и планы, возникающие в их биографичес освоенности или же выступает как вера.

62 Эти принципы социализации обыденного знания и особен Но как возможно примирить эти, на первый взгляд, непри но социальное распределение знаний объясняют, по меньшей миримые принципы? В самом деле, самый серьезный вопрос, мере частично, что имеет в виду социальный ученый, говоря о на который следует ответить методологии социальных наук, структурно функциональном подходе к изучению человечес состоит в следующем: «Как возможны объективные понятия и ких дел. Понятие функционализма, – по крайней мере, в со объективная проверяемая теория о субъективных значащих временных социальных науках – возникло не из биологичес структурах?» Исходная интуиция, что понятия, сформулиро кого понятия функционирования организма, как полагал ванные социальным ученым, являются конструктами конст Нагель. Оно относится к социально распределенным конст руктов, созданных в повседневном мышлении действующими руктам образцов типичных мотивов, целей, установок, лично людьми на социальной сцене, является возможным ответом.

стных черт, понимаемых как постоянные и интерпретируе Научные конструкты второго уровня, созданные в соответствии мые, как функции и структуры социальной системы как с процедурными правилами, справедливыми для всех эмпири таковой. Чем более стандартизированы и институционализи ческих наук, являются объективными идеально типизирую рованы эти взаимосвязанные образцы поведения, т.е. чем бо щими конструктами и как таковые отличны от развитых на лее их типичность социально одобрена в законах, фольклоре, первом уровне обыденного мышления, который они замещают.

обычаях и привычках, тем они более полезны в обыденном и Они являются теоретическими системами, воплощающими научном мышлении как схема интерпретации человеческого проверяемые всеобщие гипотезы в том смысле, как их опреде поведения. лял проф. Гемпель20. Этот прием использовался социальными Таков грубый набросок некоторых наиболее важных черт учеными теоретиками задолго до того, как само понятие было конструктов обыденного опыта интерсубъективного мира по сформулировано М. Вебером и развито его школой.

вседневной жизни, называемого Verstehen. Как мы объясняли ра Прежде чем описать некоторые характеристики таких науч нее, они являются конструктами первого порядка, на котором ных конструктов, кратко рассмотрим особую установку соци должны быть возведены конструкты второго порядка – соци ального теоретика по отношению к социальному миру, в отли альных наук. Но здесь и возникает главная проблема. С одной чие от установки действующего на социальной сцене. Ученый стороны, как было показано, конструкты первого уровня, т.е. теоретик – как ученый, а не как человеческое существо (како обыденного сознания, относятся к субъективным элементам, вым он, конечно же, тоже является) – не является частью на а именно к Verstehen, пониманию действия с точки зрения са блюдаемой ситуации, она имеет для него не практический, а мого действующего. Соответственно, если социальные науки лишь познавательный интерес. Система релевантностей, уп нацелены на объяснение социальной реальности, то научные равляющая повседневными интерпретациями в повседневной конструкты второго уровня также должны содержать отсылку жизни, возникает в биографически детерминированной ситуа к субъективным значениям действия для самого действующе ции наблюдателя. Решив занять позицию ученого, социальный го. Я думаю, что именно это М. Вебер понимал под знаменитым ученый замещает свою персональную биографическую ситуа постулатом субъективной интерпретации, который рассматри цию тем, что, по примеру Ф. Кауфмана21, я назову научной вается как способ построения теории во всех социальных на ситуацией. Проблема, которую он должен изучать, может вов уках. Постулат субъективной интерпретации следует понимать се не проблематизироваться человеком, живущим в мире, и в том смысле, что все научные объяснения социального мира наоборот. Любая научная проблема определена наличным со могут, а в некоторых случаях и должны, отсылать к субъектив стоянием соответствующей науки, и ее решение должно быть ным значениям человеческих действий, из которых и возника достигнуто в соответствии с ее процедурными правилами, ко ет социальная реальность. торые, среди прочего, гарантируют воспроизводимость и под С другой стороны, я согласен с утверждением проф. Наге тверждаемость предложенного решения. Раз установленная, ля, что социальные науки, как и все эмпирические науки, долж научная проблема, и только она, определяет систему релевантно ны быть объективны в том смысле, что их высказывания подле стей ученого, равно как и устанавливает концептуальные рамки жат проверке и не должны ссылаться на непроверяемый опыт. ее решения. Ничего другого, как мне представляется, и не 64 имел в виду М. Вебер, постулировав объективность соци другую – в условиях навязанных ему ограничений, а затем альных наук, ее отличие от ценностных образцов, управляю сравнить производственные результаты той же самой фирмы в щих или могущих управлять поведением действующего лица двух различных моделях23. Таким образом мы можем предска на социальной сцене. зать, как такая марионетка или система марионеток может ве Как же работает социальный ученый? Он наблюдает опре сти себя в определенных условиях, и обнаружить некоторые деленные факты и события в социальной реальности, относя «детерминирующие отношения между набором переменных, с щиеся к человеческому действию, и конструирует типичное помощью которых… эмпирически фиксируемые повторяемо поведение или образцы исполнения действия, которые он на сти… можно объяснить». Таково, однако, определение теории, блюдает. В соответствии с этими образцами исполнения дей которого придерживается проф. Нагель24. Нетрудно видеть, что ствия он создает модель идеального типа действующего или каждый шаг на пути создания и использования научных моде действующих, воображая их наделенными сознанием. Однако лей может быть проверен эмпирическими наблюдениями, не содержание такого сознания ограничено лишь элементами, отно ограниченными лишь чувственными восприятиями объектов и сящимися к образцу наблюдаемого типа исполнения действия. событий во внешнем мире, но включающими и опытную фор Таким образом, он приписывает этому вымышленному созна му, посредством которой обыденное мышление повседневной нию набор типичных понятий, задач и целей, которые счита жизни понимает человеческие действия и их результаты с по ются постоянными для этой воображаемой модели действую мощью лежащих в их основании мотивов и целей.

щего. Предполагается, что такие гомункулы, или марионетки, Позволим себе два заключительных замечания. Первое:

вступают в образцы взаимодействия с другими гомункулами ключевым понятием философского натурализма является так подобным же образом. Среди таких гомункулов, которыми со называемый принцип непрерывности, хотя и не совсем ясно, циальный ученый населил свою модель социального мира по означает ли он непрерывность опыта или анализа, или интел вседневной жизни, – набор мотивов, целей и ролей, – словом, лектуальный критерий подобающего контроля за используе систем релевантностей, распределенных таким образом, как мыми методами25. Мне кажется, что принцип непрерывности того требует изучаемая научная проблема. Однако – и это в каждой из этих различных интерпретаций содержит харак главное – эти конструкты не являются произвольными. Они терные приемы социальных наук, которые даже устанавлива подчинены постулату логической последовательности и посту ют непрерывность между практикой повседневной жизни и лату адекватности. Последний означает, что каждый термин в концептуализацией социальных наук.

научной модели человеческого действия должен быть сформу Второе замечание относится к проблеме методологическо лирован таким образом, чтобы поведение индивидуального го единства эмпирических наук. Мне кажется, что социальный действующего лица в реальном мире, в соответствии с типи ученый может согласиться с тем, что принципиальное разли ческим конструктом поведения, было бы понятно как самому чие между социальными и естественными науками не следует действующему, так и его партнеру, с помощью обыденных ин усматривать в различных логиках, управляющих каждой из терпретаций повседневной жизни. Соответствие с постулатом этих отраслей знания. Но это не означает, что социальные на логической последовательности гарантирует объективную до уки должны избегать использования особых приемов для ис стовернность объектов мышления, созданных социальным следования социальной реальности во имя идеала единства ученым;

соответствие же с постулатом адекватности гаранти методов, основанного на абсолютно недостоверном допуще рует их совместимость с конструктами повседневной жизни22. нии, что лишь методы естественных наук, и особенно физики, Далее, обстоятельства, в которых действует такая модель, являются научными. Насколько я знаю, сторонники «единства могут варьироваться, т.е. можно вообразить себе изменение науки» не сделали ни одной серьезной попытки ответить или ситуаций, с которыми сталкиваются гомункулы, но приписыва даже поставить вопрос, не является ли методологическая пробле емый им набор мотивов и релевантностей остается неизменным. ма естественных наук в ее нынешнем состоянии лишь частным Я могу, к примеру, вообразить себе одну модель производите случаем более общей, еще не исследованной проблемы того, как ля, действующего в условиях нерегулируемой конкуренции, вообще возможно научное знание, каковы его логические и 66 методологические предпосылки. Лично я убежден в том, что Проблема рациональности феноменологическая философия подготовила фундамент для та кого исследования. Вполне возможно, что его результат покажет, * в социальном мире что методологические приемы, развитые социальными науками для постижения социальной реальности, в большей мере, чем методы естественных наук, ведут к открытию всеобщих прин ципов, управляющих всем человеческим познанием.

Примечания I Впервые опубликован в журнале «Science, Language and Human Rights» Проблема, которую ставят перед нами термины «рациональ (American Philosophical Association, Eastern Division, Vol. 1), Philadelphia, 1952.

ность» и «рациональное действие», используемые в нынешней P. 43–86. Далее SLH. Первый пер. на русск. яз. см: Американская социоло литературе, безусловно, занимает центральное место в методо гическая мысль. М.: МГУ, 1994. C. 481–497.

логии и эпистемологии научного исследования социального В особенности Kaufmann F. Methodology of the Social Sciences. N.Y., 1941.

SLH. P. 43–64. мира. Сами эти термины, однако, не только употребляются во SLH. P. 65–86.

множестве самых разных значений – причем иногда даже в ра SLH. P. 56.

ботах одного автора, примером чему служит Макс Вебер, – но SLH. P. 46.

7 и крайне неадекватно представляют лежащую в их основе по SLH. P. 60 и далее.

нятийную схему. Чтобы выявить скрытые двусмысленности SLH. P. 55–57.

SLH. P. 53.

и коннотации и вычленить проблему рациональности из сон Op. cit. P. 126.

ма окружающих ее проблем, мы должны углубиться в структу См.: Меаd J. Mind, Self and Society. Chicago, 1937.

ру социального мира и провести обширное исследование раз См. работу М. Вебера «The Theory of Social and Economic Organization».

ных установок в отношении социального мира, принимаемых N.Y., 1947. P. 88.

См.: Thomas W.I. Social Behavior and Personality (ed. by E.H. Volkart). N.Y., действующим лицом в этом мире, с одной стороны, и его на 1951. P. 81.

учным наблюдателем – с другой.

James W. Principles of Psychology. Vol. 1. P. 221 и далее.

То, что обычно понимается под «рациональным действием», Schutz A. Common Sense and Scientific Interpretation of Human Action. Русск.

лучше всего показывает определение «рациональности», или «ра пер. Н.М. Смирновой. Обыденная и научная интерпретация человеческого зумности», которое дал в своем замечательном исследовании действия. См. ч. I наст. изд.

SLH. P. 63.

«Структура социального действия» профессор Толкотт Парсонс1:

Более подробно об этом см. раздел «Обыденная и научная интерпретация «Действие рационально постольку, поскольку преследует человеческого действия». Ч. I наст. изд.

цели, возможные в условиях данной ситуации, и пользуется SLH. P. 76 и далее, и 81.

19 для этого средствами, которые из всех средств, доступных дей См. раздел «Обыденная и научная интерпретация человеческого действия».

Ч. I наст. изд. ствующему лицу, более всего пригодны для этой цели по при SLH. P. 77 и далее.

чинам, которые могут быть поняты и верифицированы пози Kaufmann F. Op. cit. P. 52 и 251.

тивной эмпирической наукой». Указывая в обычной для него См. раздел «Обыденная и научная интерпретация человеческого действия».

скрупулезной манере на методологическую точку зрения, с Ч. I наст. изд.

которой он подходит к рассмотрению этой проблемы, профес См.: Machlup F. The Economics of Seller’s Competition: Model Analysis of Seller’s Conduct. Baltimore, 1952. P. 9 и далее. сор Парсонс следующим образом комментирует данное опре SLH. P. 46.

См.: Lavine Th. Note to Naturalists on the Human Spirit // Journal of Philosophy.

* Schutz A. The Problem of Rationality in the Social World // Economica. L., 1943.

Vol. L. 1953. P. 145–154, а также ответ Э. Нагеля там же, p. 154–157.

Vol. 10, № 38 (May). P. 130–149. Пер. В.Г. Николаева.

68 деление: «Поскольку наука является по преимуществу рацио II нальным достижением, очерченный здесь подход описывает ся через аналогию между научным исследователем и действу ющим лицом, осуществляющим обычную практическую Тот факт, что один и тот же объект по разному является разным деятельность. Исходным пунктом является понимание дей наблюдателям, некоторые философы иллюстрировали на приме ствующего лица, узнающего факты ситуации, в которой он дей ре города, который, даже оставаясь всегда одним и тем же, ви ствует, а тем самым необходимые условия и доступные средства дится разными людьми по разному, в зависимости от их ин для реализации своих целей. С точки зрения отношения “сред дивидуальных точек зрения. У меня нет желания злоупотреблять ства–цели”, здесь, по сути, речь идет о точном предсказании этой метафорой, однако она помогает прояснить различие меж вероятных последствий разных возможных способов измене ду тем, как мы видим социальный мир, в котором мы наивным ния ситуации (применения альтернативных средств) и проис образом живем, и социальный мир, который становится объек ходящем таким образом выборе тех или иных из этих средств. том научного наблюдения. Человек, выросший и воспитанный в Независимо от вопросов, относящихся к выбору целей, а так городе, будет находить путь в лабиринте улиц, повинуясь при же “усилиям”.., там, где этот стандарт вообще может быть вычкам, приобретенным им в ходе его повседневных занятий. Он применен, не возникает почти никаких затруднений в пости может не иметь внутренне согласованного представления об жении действующего лица по аналогии с ученым, знание ко организации города, а если пользуется подземкой, чтобы до торого является важнейшей детерминантой его действия, в той бираться до места службы, то значительная часть города может мере, в какой его способ действия согласуется с ожиданиями оставаться для него неизвестной. И тем не менее, он будет наблюдателя, который, как говорит Парето, обладает “более правильно чувствовать расстояния между разными местами и широким знанием обстоятельств”». направления, в которых расположены разные точки по отно Это определение дает нам отличное резюме широко ис шению к тому, что он считает центром. Обычно этим центром пользуемого понятия рационального действия, в той мере, в становится его дом, и ему вполне достаточно знать, что он без какой оно относится к уровню социальной теории. Вместе с труда найдет поблизости станцию метро или автобусную оста тем, важно определить более точно специфику этого теорети новку, с которых можно будет добраться в некоторые другие ческого уровня, сопоставив его с другими уровнями нашего места, для того чтобы вовлечь эти места в пределы своей дося переживания социального мира. Следовательно, мы должны гаемости. На этом основании он может говорить, что знает начать с исследования того, что мы в действительности имеем свой город;

и хотя это знание имеет весьма отрывочный харак в виду, когда говорим о разных уровнях наблюдения социаль тер, оно достаточно для всех его практических нужд.

ного мира. Нижеследующее краткое описание социального Когда в город прибывает человек посторонний, он должен мира, каким он представляется лицу, действующему в этом научиться в нем ориентироваться и узнавать его. Ничто не яв мире своей повседневной жизни, даст нам возможность разоб ляется для него само собой разумеющимся, и чтобы выяснить, раться, является ли категория рациональности определяющим как добраться из одной точки в другую, ему приходится спра фактором его действий или нет. Только после этих предвари шивать об этом у эксперта, в данном случае – коренного жи тельных замечаний мы обратимся к анализу социального теля. Разумеется, он может обратиться к карте города, но даже мира, каким он дан научному наблюдателю;

и одновременно для того, чтобы успешно пользоваться картой, он должен знать с этим нам необходимо рассмотреть вопрос о том, совпадают смысл используемых на карте знаков, точное место в городе, ли категории интерпретации, используемые ученым, с катего в котором он в данный момент находится, соответствующую риями интерпретации, которыми пользуется наблюдаемое ему точку на карте, а также, по крайней мере, еще одну точку, действующее лицо. Предвосхищая результаты нашей работы, необходимую для того, чтобы связать знаки, нарисованные на можно сразу же сказать, что при переходе с одного уровня на карте, с реальными городскими объектами.

другой все концептуальные схемы и интерпретируемые терми Совершенно другими средствами ориентации должен ны должны модифицироваться. пользоваться картограф, перед которым поставлена задача на 70 рисовать карту города. В его распоряжении есть несколько ти. С другой стороны, на так называемом конкретном уровне способов. Он может приступить к работе, взяв фотографию, очень многие предположения и импликации мы вынуждены сделанную с аэроплана;

он может поместить в известную точку принимать как не подлежащие сомнению. Даже уровень наше теодолит, измерить то или иное расстояние, рассчитать триго го настоящего исследования можно рассмотреть как предопре нометрические функции и т.д. В картографической науке раз деленный общей суммой непроблематичных предположений, работаны стандарты для таких операций, определены элемен которые мы делаем, когда помещаем себя в определенную точ ты, которые картографу необходимо знать, прежде чем ку отсчета, находясь в которой мы намечаем взаимосвязь ис приступать к рисованию карты, и выработаны определенные следуемых проблем и аспектов. Соответственно, при переходе с правила, которых он должен придерживаться, чтобы карта одного уровня на другой предполагается, что некоторые предпо была нарисована правильно. сылки нашего исследования, прежде считавшиеся непроблема Для всех трех упомянутых нами лиц – коренного жителя, тичными, должны оказаться под вопросом;

то, что прежде было приезжего и картографа – город один и тот же, однако для ко для нашей проблемы данностью, теперь само становится про ренного жителя он наделен особым значением («мой родной блематичным. Но уже одного того, что с перемещением точки город»), для приезжего является местом, где ему придется не зрения возникают новые проблемы и аспекты фактов, тогда как которое время пожить и поработать, а для картографа служит другие, прежде составлявшие сердцевину исследуемого вопро объектом его научной дисциплины, интересующим его лишь са, исчезают, достаточно для того, чтобы привести к глубокой с точки зрения стоящей перед ним задачи нарисовать карту. модификации смысла всех терминов, которыми мы с полным Можно сказать, что один и тот же объект рассматривается на на то правом пользовались на прежнем уровне. Тщательный разных уровнях. контроль над такими смысловыми модификациями становит Мы были бы, безусловно, очень удивлены, если бы обнару ся, таким образом, настоятельной необходимостью, если мы жили, что картограф, изготавливая карту города, ограничива желаем избежать риска наивного переноса с одного уровня на ется сбором информации у местных жителей. Между тем, со другой терминов и суждений, достоверность которых сущно циальные ученые часто избирают этот странный метод. Они стно ограничена каким то отдельным уровнем, т.е. относящи забывают, что их научная работа проводится на уровне интер мися к этому уровню допущениями.

претации и понимания, отличном от наивных установок ори Философская и, в частности, феноменологическая теория ентации и интерпретации, свойственных людям в их повсед внесла очень важный вклад в лучшее понимание этого фено невной жизни. Когда эти социальные ученые говорят о разных мена. Однако нам нет нужды углубляться здесь в эту весьма уровнях, они нередко полагают, что различие между этими уров запутанную проблему с феноменологической точки зрения.

нями есть всецело и исключительно различие в степени конкрет Достаточно будет сослаться на выдающегося мыслителя англо ности или всеобщности. Однако эти два термина – не более язычного мира Уильяма Джемса и его теорию понимания.

чем заголовки к проблемам, гораздо более сложным по срав Именно он научил нас, что каждое из понятий, которые мы нению с теми, которые ими непосредственно предполагаются. используем, имеет свои особые окаймления, окружающие В нашей повседневной жизни, как и в нашем научном ядро его неизменного значения. «В нашем мышлении, – гово мире, все мы, будучи людьми, склонны более или менее наи рит он, – всегда есть какая то тема, или некое содержание, вно предполагать, что то, что мы уже однажды верифицирова вокруг которого вращаются все составные части данной мыс ли как достоверное, останется таковым и в будущем, а то, что ли. В окаймлении наших понятий постоянно ощущается их казалось нам не подлежащим сомнению вчера, будет столь же связь с нашей темой, или интересом. Каждое слово в предло не подлежащим сомнению завтра. Это наивное предположе жении ощущается не только как слово, но и как нечто наде ние можно принимать безо всяких опасений, если мы имеем ленное значением. Значение слова, динамически улавливаемое дело с суждениями чистой логики или эмпирическими сужде таким образом в предложении, может совершенно отличаться ниями высокой степени общности, хотя можно показать, что от того значения, которое улавливается в этом слове статичес такого рода суждения тоже имеют границы своей применимос ки, или вне контекста».

72 Мы не будем обсуждать здесь теорию Джемса, объясняю страненной невозмутимостью, с какой созерцают физики свои щую природу таких обрамлений и их возникновение в потоке эксперименты. Однако не будем забывать о том, что, несмотря на мышления. Для наших целей достаточно сказать, что уже те нашу научную деятельность, все мы остаемся в нашей повсед соединения, в которых понятие, или термин, используется, и невной жизни людьми среди других людей, с которыми нас его связь с темой интереса (а в нашем случае такой темой ин связывают многочисленные взаимоотношения. Точнее говоря, тереса является проблема) рождают специфические модифика даже сама наша научная деятельность базируется на сотруд ции в окружающих ядро обрамлениях или даже самом ядре. ничестве между нами, учеными, а также нашими учителями и Кроме того, Уильям Джемс объяснил, что мы схватываем не учителями наших учителей – сотрудничестве, осуществляемом изолированные явления, а скорее область, образуемую не посредством взаимного влияния и взаимной критики. Но по сколькими взаимосвязанными и взаимосплетенными явлени скольку научная деятельность социально фундирована, она пред ями, в том виде, в каком она возникает в потоке нашего мыш ставляет собой одну из эманаций нашей человеческой природы ления. Эта теория в достаточной для наших целей степени и определенно принадлежит к нашей повседневной жизни, оп объясняет феномен модификации значения термина при пере ределяемой категориями профессии и увлечения, работы и досу ходе на другой уровень. Полагаю, этих поверхностных отсылок га, планирования и достижения. Научная деятельность как соци будет достаточно, чтобы указать на природу той проблемы, с ко альный феномен – одно дело;

специфическая установка, торой мы здесь имеем дело. принимаемая ученым по отношению к изучаемой проблеме, – Термин «рациональность» – или, по крайней мере, предпо совсем другое. Если рассматривать научную работу как сугубо лагаемый им концепт – играет в структуре социальной науки человеческую деятельность, то от других видов человеческой специфическую роль «ключевого понятия». Для ключевых по деятельности она отличается только тем, что задает архетип нятий характерно, что они, будучи введенными во внешне рациональной интерпретации и рационального действия.

единую систему, конституируют дифференциации тех точек В повседневной жизни мы чрезвычайно редко действуем зрения, которые мы называем уровнями. Следовательно, рационально, если понимать данный термин в том смысле, смысл таких ключевых понятий не зависит от уровня актуаль который предусмотрел для него в вышеприведенном утверж ного исследования. Напротив, именно уровень, на котором дении профессор Парсонс. Мы даже не интерпретируем раци может вестись исследование, зависит от значения, которое онально окружающий нас социальный мир, разве что при осо придается ключевому понятию;

само введение понятия произ бых обстоятельствах, заставляющих нас отказаться от той водит разделение того, что прежде казалось гомогенной обла базисной установки, в которой мы просто живем своей жиз стью изучения, на несколько разных уровней. Предвосхищая нью. По видимому, каждый из нас наивно организует свой то, что мы далее собираемся доказать, скажем, что уровень, социальный мир и свою повседневную жизнь таким образом, становящийся доступным для нас благодаря введению терми что оказывается в центре окружающего его социального кос на «рациональное действие» в качестве основного принципа моса. Или, лучше сказать, уже рождается в организованном социально научного метода, представляет собой не что иное, социальном космосе. Для него это космос, и притом органи как уровень теоретического наблюдения и интерпретации со зованный, поскольку в нем содержится всё то удобное оснаще циального мира. ние, которое делает его повседневную жизнь и повседневную жизнь его собратьев рутинным делом. С одной стороны, есть различного рода институты, орудия, машины и т.д.;

с другой III стороны – привычки, традиции, правила и накопленный опыт, приобретенный и переданный по наследству. Кроме того, Как научные наблюдатели социального мира, мы испытываем есть спектр систематизированных отношений, связывающих к нему не практический, а исключительно познавательный ин каждого человека с его собратьями, начиная от отношений с терес. Это значит, что мы не действуем в нем, неся полную от членами собственной семьи, родственниками, друзьями, зна ветственность за последствия, а скорее созерцаем его с той от комыми, людьми, с которыми хотя бы раз в жизни довелось 74 встретиться, и заканчивая отношениями с теми анонимными братьев, чью деятельность я рассматриваю как чисто типичную людьми, которые работают где то и каким то образом – как функцию. Во всяком случае – и это важно с точки зрения сто именно, он не может даже вообразить, – но результатом чего ящей перед нами проблемы, – я могу успешно пользоваться становится то, что письмо, опущенное им в почтовый ящик, телефоном, не зная, как он функционирует;

я заинтересован со временем доходит до адресата, а его настольная лампа зажи лишь в том, чтобы он работал. Меня нисколько не заботит, гается, стоит лишь повернуть выключатель. обеспечивается ли достижение результата – а только оно меня Таким образом, социальный мир вместе с находящимися в интересует – вмешательством человеческого существа, чьи нем «альтер эго» организуется вокруг человеческого Я как цен мотивы остаются для меня нераскрытыми, или механизмом, тра в соответствии с различными степенями близости и ано принципов действия которого я не понимаю. Для меня значим нимности. Вот здесь нахожусь я, а в непосредственном соседстве лишь типичный характер события в типичной ситуации.

со мной – те «альтер эго», о которых Киплинг говорит, что «их Таким образом, в этой организации социального мира че души я знаю насквозь». Далее следуют те, с кем я разделяю вре ловеком, наивно в нем живущим, мы уже обнаруживаем ядро мя и пространство и кого я знаю более или менее близко. Еще той системы типов и типичных отношений, которую мы позже дальше по порядку следуют многочисленные отношения, свя во всей ее разветвленности увидим как сущностный элемент на зывающие меня с людьми, личности которых меня интересу учного метода. Эта типизация нарастает тем больше, чем больше ют, хотя я обладаю о них всего лишь косвенным знанием, – личность другого человека растворяется в нераскрытой аноним таким, какое можно, например, получить из их трудов, сочи ности его функции. При желании можно истолковать процесс нений или из сведений, полученных от других людей. К дан прогрессивной типизации и как процесс рационализации. По ному типу относится, например, социальное отношение, свя крайней мере, это предусматривается одним из нескольких зна зывающее меня с автором книги, которую я читаю. С другой чений, которые придает термину «рационализация» Макс Вебер, стороны, я связан социальными отношениями (в специальном когда говорит о «расколдовании мира» (Entzauberung der Welt).

смысле слова), пусть даже поверхностными и непостоянными, Этот термин означает преобразование неподконтрольного и с другими, чьи личности мне не интересны и которым просто непостижимого мира в организацию, которую мы можем по довелось исполнять функции, в выполнении которых я заин нять, над которой мы можем тем самым установить господство тересован. Продавщица в магазине, где я покупаю себе крем и в рамках которой становится возможным предсказание.

для бритья, или человек, чистящий мои туфли, может быть, На мой взгляд, основная проблема разных аспектов, в ко гораздо более интересны как личности по сравнению со мно торых наши собратья, их поведение и действия нам даны, еще гими моими друзьями. Я этого не проверяю. Я не проявляю не получила со стороны социологов того внимания, которого интереса к социальному контакту с этими людьми. Я просто она заслуживает. Но если социальная наука (за немногими хочу приобрести крем для бритья и чтобы мои туфли во что бы редкими исключениями) не обращала внимания на этот род то ни стало были начищены. В этом смысле, когда мне надо рационализации ее концептуальной схемы, то каждый из нас, позвонить кому то по телефону, для меня не имеет почти ни людей, «просто живущих своей жизнью», уже выполнил эту какого значения, позволит ли мне это сделать телефонистка задачу, причем нисколько того не планируя и не прилагая к или телефонный диск. Кстати говоря – и тут мы вступаем в тому никаких усилий. Делая это, мы не руководствуемся ни самую отдаленную сферу социальных отношений, – диск тоже методологическими соображениями, ни какой бы то ни было выполняет свою социальную функцию, поскольку он, как и концептуальной схемой отношений между средствами и це все иные продукты человеческой деятельности, производен от лью, ни какими бы то ни было представлениями о ценностях, человека, который его изобрел, спроектировал и произвел. которые мы должны воплотить. Исключительно наш практи Однако если у меня не возникает для того особого мотива, я не ческий интерес – возникающий в той или иной ситуации на задаюсь вопросами об истории, происхождении и устройстве шей жизни и модифицируемый изменением ситуации, проис орудий и институтов, созданных деятельностью других людей. ходящим в самый момент протекания события, – и только он, Точно так же я не задаю вопросов о личности и судьбе тех со служит единственным релевантным принципом построения 76 той перспективной структуры, сквозь призму которой являет цифических ситуаций нашей жизни или жизни других без вся ся нам в повседневной жизни наш социальный мир. Ибо, рав кого дальнейшего анализа их непротиворечивости. Нигде нет но как все наши визуальные апперцепции пребывают в согла гарантии надежности всех тех допущений, которыми мы ру сии с принципами перспективы и передают нам впечатления ководствуемся. С другой стороны, нам достаточно этих пережи о глубине и расстоянии, так и все наши апперцепции социаль ваний и правил, чтобы справляться с жизнью. Как правило, нам ного мира обладают с необходимостью базисным характером приходится действовать, а не рассуждать, чтобы удовлетворить перспективного видения. Конечно, социальный мир шестиде требования текущего момента, с которыми необходимо спра сятилетнего китайского буддиста, живущего во времена дина виться, а потому мы не питаем интереса к «поиску определен стии Мин, будет организован совершенно иначе, нежели со ности». Нам довольно того, что у нас есть весомые шансы до циальный мир двадцатилетнего американского христианина стичь своих целей, а эти шансы, как нам нравится думать, мы наших дней. Но факт остается фактом: оба эти мира будут имеем тогда, когда приводим в действие тот механизм привы организованными, причем организованными в категориях зна чек, правил и принципов, который уже был ранее опробован комости и чуждости, личности и типа, интимности и аноним и до сих пор выдерживал проверку. Наше знание повседнев ности. И кроме того, каждый из этих миров будет сосредото ной жизни не лишено гипотез, индукций и предсказаний, но чен в Я того человека, который в нем живет и действует. все они имеют приблизительный и типический характер. Иде ал повседневного знания – не достоверность и даже не веро ятность в математическом смысле, а всего навсего правдопо IV добие. Предвосхищения будущих состояний дел представляют собой догадки о том, на что следует надеяться и чего следует Но продолжим наш анализ того знания, которым обладает о опасаться, или, в лучшем случае, о том, чего мы резонно можем мире – как природном, так и социальном – человек, живущий ожидать. Впоследствии, когда предвосхищенное состояние дел наивной жизнью. В своей повседневной жизни здоровый, принимает ту или иную актуальную форму, мы не говорим, взрослый и бодрствующий человек (о других мы не говорим), что наше предсказание оказалось истинным или ложным или так сказать, автоматически имеет это знание под рукой. Из что наша гипотеза выдержала проверку;

мы говорим, что наши наследия и воспитания, из многочисленных влияний тради надежды или страхи были оправданными или неоправданны ции, привычек и собственных прежних размышлений выстра ми. Согласованность этой системы знания – не та согласован ивается его запас опыта. Он содержит в себе самые разные ность, которой обладают естественно научные законы. Это со типы знания, находящиеся в крайне рассогласованном и спу гласованность типичных последовательностей и связей.

танном состоянии. Ясные и отчетливые переживания перемеша Такого рода знание и его организацию я бы назвал, по ана ны в нем со смутными догадками;

предположения и предрассуд логии с кулинарным искусством, «знанием рецептов». Пова ки соседствуют с хорошо проверенными сведениями;

мотивы, ренная книга содержит рецепты, списки ингредиентов, фор средства и цели, а также причины и следствия сплетены воеди мулы их смешивания и наставления по приготовлению блюд.

но при отсутствии у индивида ясного понимания их реальных Это все, что нам нужно, для того чтобы приготовить яблочный связей. Повсюду имеются пропуски, пробелы, несостыковки. пирог;

и это все, что нам нужно, для того чтобы решать рутин Внешне присутствует своего рода организация, строящаяся на ные проблемы повседневной жизни. Если нам нравится при привычках, правилах и принципах, которые мы регулярно и готовленный данным способом яблочный пирог, мы не успешно применяем. Однако происхождение наших привычек спрашиваем, является ли способ его приготовления, описан почти не подпадает под наш контроль;

правила, применяемые ный в рецепте, наиболее правильным с гигиенической точки нами, являются эмпирическими и приблизительными, и их зрения или с точки зрения работы пищеварения, является ли достоверность никогда не проверялась. Принципы же, из ко он наиболее быстрым, наиболее экономным или наиболее эф торых мы исходим, отчасти некритически перенимаются нами фективным. Мы просто едим пирог, и он нам нравится. Боль от родителей и учителей, а отчасти случайно выводятся из спе шинство наших повседневных форм деятельности с момента 78 пробуждения до отхода ко сну имеет именно такой характер. (в) Мы можем вкладывать в термин «обдумывание» значе Они осуществляются благодаря следованию рецептам, сведен ние чистого предвосхищения конечного результата – и это пред ным к автоматическим привычкам или само собой разумею восхищение всегда будет мотивом, побуждающим действую щимся банальностям. Для такого рода знания значима лишь щее лицо приступить к действию.

сама регулярность событий внешнего мира и безразлично ее (г) С другой стороны, термин «обдумывание» в том смысле, происхождение. Благодаря этой регулярности можно резонно в каком, например, его использует профессор Дьюи в книге ожидать, что завтра утром взойдет солнце. Столь же регуляр «Человеческая природа и поведение», означает «драматическую но и, следовательно, столь же резонно я могу ожидать, что ав репетицию в воображении различных конкурирующих друг с тобус доставит меня до места моей работы, если я правильно другом возможных линий поведения». В этом смысле, имею выберу маршрут и оплачу своей проезд. щем огромнейшее значение для теории рациональности, мы не можем отнести к классу рациональных тот тип повседнев ных действий, который мы до сих пор анализировали в каче V стве действий обдуманных. Напротив, для этих рутинных дей ствий характерно, что проблема выбора из наличного спектра Вышеприведенные замечания характеризуют, хотя и очень возможностей не входит в сознание действующего лица. Но поверхностно, концептуальную схему нашего повседневного тогда мы должны немедленно возвратиться к проблеме выбора.

поведения в той, конечно, мере, в какой здесь вообще может 3. Рациональное действие часто определяют как «сплани быть применен термин «концептуальная схема». Следует ли рованное» или «спроектированное» действие, причем точно не классифицировать поведение только что описанного типа как указывается, в каком смысле употребляются термины «спланиро рациональное или иррациональное? Чтобы ответить на этот ванное» и «спроектированное». Мы не можем просто так сказать, вопрос, мы должны проанализировать различные двусмыслен что нерациональные рутинные акты повседневной жизни не пла ности, содержащиеся в понятии «рациональность», в его при нируются сознательно. Напротив, они помещены в структуру менении к уровню повседневного опыта. наших планов и проектов. Более того, они служат инструмента 1. Нередко слово «рациональный» используется как сино ми их реализации. Всякое планирование предполагает цель, ним слова «разумный». В нашей повседневной жизни мы явно которую необходимо поэтапно осуществить;

и каждую из ступе поступаем разумно, когда пользуемся теми рецептами, кото ней достижения цели можно, с той или иной точки зрения, на рые находим в запасе нашего опыта как уже прошедшие про звать либо средством, либо промежуточной целью. Стало быть, верку в аналогичной ситуации. Однако поступать рационально функция любой рутинной работы состоит в стандартизации и часто означает избегать механического применения прецеден механизации самих связей между средствами и целями путем со тов, отказ от использования аналогий и поиски нового способа отнесения стандартизированных средств со стандартизированны совладать с ситуацией. ми классами целей. Результатом такой стандартизации становит 2. Иногда рациональное действие приравнивается к обду ся то, что промежуточные цели исчезают из той сознательно манному поступку, однако и слово «обдуманное» само по себе намечаемой цепочки средств, которую надо реализовать для до требует пояснения. стижения запланированного результата. Однако здесь встает про (а) Рутинное действие в повседневной жизни является об блема субъективного смысла, уже упомянутая нами ранее. Нельзя думанным постольку, поскольку всегда отсылает к изначаль говорить об отдельном поступке так, как если бы эта единица ному акту обдумывания, который некогда предшествовал по была конституирована или демаркирована наблюдателем. Мы строению формулы, ныне принимаемой действующим лицом должны серьезно спросить: где начинается единичный акт и в качестве стандарта его действительного поведения. когда он заканчивается? Далее мы увидим, что только сам дей (б) При удобном определении термина «обдумывание» в ствующий в состоянии ответить на этот вопрос.

него может включаться понимание применимости рецепта, Возьмем конкретный пример. Допустим, профессиональ который оказался успешным в прошлом, к настоящей ситуации. ная жизнь бизнесмена организована и спланирована до такой 80 степени, что он намерен продолжать заниматься бизнесом на причине Гуссерль относит бльшую часть наших высказываний протяжении ближайших десяти лет, после чего надеется уйти в повседневном мышлении к классу «окказиональных выска в отставку. Продолжать делать свою работу значит для него зываний», т.е. высказываний, действенных и понятных лишь в ежедневно приходить утром в свой офис. Для этого он должен связи с ситуацией говорящего и их местом в его потоке мышле в назначенный час выходить из дома, покупать билет, садить ния. И именно по этой причине в нашем повседневном мышле ся на поезд и т.д. Он делал это вчера и будет делать это завт нии мы менее интересуемся антитезой «истинное–ложное» и ра, если тому не помешают какие нибудь чрезвычайные обсто более чувствительны к скользящему переходу от «правдоподоб ятельства. Допустим, в один прекрасный день он опаздывает ного» к «неправдоподобному». Повседневные высказывания на работу и думает: «Если я не поспею на поезд, то опоздаю на нацелены не на достижение формальной достоверности в той службу. Господин Х будет уже там, поджидая меня. Он будет или иной сфере, которую бы мог признать кто то еще (чем зани не в духе и, возможно, не подпишет контракт, от которого так мается логик), а на получение знания, действенного лишь для зависит мое будущее». Представим далее, что некий наблюда нас и для достижения наших практических целей. В этой – но тель смотрит на этого человека, «как обычно» (насколько он только в этой – степени принцип прагматизма неоспорим. Это полагает) спешащего на поезд. Является ли его поведение описание стиля повседневного мышления, а не теория познания.

спланированным, и если да, то в чем состоит этот план? Толь 6. В интерпретации других авторов рациональный поступок ко сам действующий может дать ответ на этот вопрос, потому предполагает выбор между двумя или более средствами дости что только он один знает временную протяженность своих жения одной и той же цели или даже между двумя разными планов и проектов. Вероятно, вся рутинная работа является целями, а также отбор наиболее подходящих из них. Эта ин орудием достижения целей, которые находятся за рамками ру терпретация будет проанализирована в следующем параграфе.

тинной работы и ее детерминируют.

4. «Рациональное» нередко отождествляют с «предсказуе VI мым». Нам нет нужды возвращаться к этому вопросу. Мы уже проанализировали выше специфическую форму предсказания, существующую в повседневном знании, как простую оценку Как указывал профессор Джон Дьюи, в повседневной жизни правдоподобия. почти все наше внимание поглощено следующим шагом. Че 5. В интерпретации некоторых авторов «рациональное» со ловек останавливается и задумывается лишь тогда, когда пос относится с «логичным». Одним из примеров служит опреде ледовательность делания прерывается, и это ее размыкание в ление профессора Парсонса, другим – теория нелогического форме проблемы заставляет его остановиться и отрепетировать действия Парето, на которую он ссылается. В той мере, в ка во всех подробностях альтернативные способы действий, пред кой речь идет о научном понятии рационального действия, к лагаемые прошлым опытом столкновения с данной пробле нему можно с полным правом применить систему логики. С дру мой. Образ драматической репетиции будущего действия, ис гой стороны, на уровне повседневного опыта логика в ее тради пользуемый профессором Дьюи, подходит как нельзя лучше.

ционной форме не может оказать нам той помощи, в которой И в самом деле, мы не можем выяснить, какая из альтернатив мы нуждаемся и которой мы от нее ждем. Традиционная логи приведет к желаемому результату, не вообразив этот поступок ка – это логика понятий, базирующаяся на определенных иде уже совершённым. Таким образом, мы должны мысленно по ализациях. Например, ориентируясь на постулат ясности и от местить себя в будущее состояние дел, рассматриваемое нами четливости понятий, традиционная логика не принимает во как уже осуществленное, хотя его осуществление еще только внимание те обрамления, которыми окружено ядро понятия в должно стать результатом созерцаемого нами действия. Толь потоке мышления. В свою очередь, мышление в повседневной ко рассмотрев акт как уже совершенный, мы можем судить о жизни интересуется, главным образом, именно обрамлениями, том, являются ли созерцаемые средства его осуществления связывающими ядро понятия с наличной ситуацией мысляще подходящими или неподходящими и вписывается ли цель, ко го. Это, безусловно, очень важный момент. Именно по этой торую мы предполагаем реализовать, в наш общий жизненный 82 план. Я предпочел бы называть этот метод обдумывания ступает так в критические моменты своей жизни, когда основ «мышлением в будущем совершенном времени». Между тем, ной его интерес направлен на то, чтобы справиться со сложив есть огромная разница между актуально выполненным дей шейся ситуацией. Но даже и тогда в поисках самого приемле ствием и действием, лишь воображаемым в качестве выпол мого решения он руководствуется не только рациональным ненного. Реально совершенный поступок необратим, и с выз обдумыванием, но и своими эмоциями – и правильно делает, ванными им последствиями приходится считаться независимо ведь эти эмоции тоже коренятся в его практическом интересе.

от того, привел ли он к успеху или нет. Воображение же все Он будет также обращаться к своему запасу рецептов, к пра гда обратимо и может сколько угодно пересматриваться. Сле вилам и навыкам, укорененным в его профессиональной жизни довательно, уже просто репетируя несколько проектов, я могу или практическом опыте. В своем стандартизированном знании приписать каждому разную вероятность успеха, но никогда не он, безусловно, найдет много систематизированных решений.

могу быть разочарован его неудачным исходом. Как и все про Он еще может проконсультироваться у эксперта, но опять чие предвосхищения, репетируемое будущее действие содер таки получит не что иное, как рецепты и систематизирован жит в себе пробелы, которые могут быть заполнены только ные решения. Его выбор будет обдуманным, и он, отрепетиро выполнением данного действия. Следовательно, действующий вав все возможные действия, открытые перед ним в будущем будет видеть лишь в ретроспекции, выдержал ли его проект совершенном времени, приведет в действие то решение, кото проверку или оказался неудачным. рое покажется ему сулящим наибольшие шансы на успех.

Процедура выбора выглядит следующим образом. Разум Но при каких условиях мы можем классифицировать обду действующего проигрывает одну альтернативу за другой, пока манный акт выбора как рациональный? Видимо, нам следует из него, по словам Бергсона, не выпадает решение, подобно провести различие между рациональностью знания, служаще тому, как падает с дерева созревший плод. Однако в качестве го предпосылкой рационального выбора, и рациональностью необходимого условия всякого выбора действующий должен самого выбора. Рациональность знания имеет место лишь при ясно сознавать, что реально существуют альтернативные спо условии, что все элементы, из числа которых действующий собы применения разных средств и даже альтернативные цели. должен делать выбор, осознаются им ясно и отчетливо. Сам же Было бы ошибкой полагать, что сознание таких альтернатив и, выбор является рациональным при условии, что из всех следовательно, выбор с необходимостью предшествуют каждо средств, находящихся в пределах его досягаемости, действую му человеческому действию и что, стало быть, любое действие щий отбирает то, которое наиболее подходит для достижения заключает в себя обдумывание и предпочтение. Такая интер поставленной цели.

претация некритически смешивает отбор в смысле простого Мы уже увидели, что ясность и отчетливость в строгом фор выделения альтернатив, не сопровождаемого их сравнением, с мально логическом смысле не свойственны типичному стилю выбором как избранием предпочтительного варианта. Отбор, повседневного мышления. Однако было бы ошибкой сделать как указывал еще Джемс, есть основная функция человеческо из этого вывод, что в сфере повседневной жизни не существует го сознания. Интерес – не что иное, как отбор;

но он не обя рационального выбора. И в самом деле, было бы достаточно зательно заключает в себе сознательный выбор между альтер истолковать термины «ясность» и «отчетливость» в модифици нативами, предполагающий рефлексию, волеизъявление и рованном и более узком значении, а именно – как ясность и предпочтение. Когда я прогуливаюсь по саду, обсуждая с дру отчетливость, адекватные требованиям практического интере гом какую то проблему, и поворачиваю направо или налево, я са действующего лица. В наши задачи не входит обсуждение делаю это не по выбору. В моем разуме отсутствует альтерна того, часто или нечасто встречаются в повседневной жизни тива. Определить мотивы такого поведения – дело психоло рациональные поступки, отвечающие вышеупомянутым каче гии;

я, в свою очередь, не могу сказать, что отдаю предпочте ствам. Несомненно, что «рациональные акты» вместе с их про ние одному направлению перед другим. тивоположностью, определяемой Максом Вебером как «тради Несомненно, существуют такие ситуации, когда каждый из ционные» или «привычные», представляют собой идеальные нас садится и обдумывает свои проблемы. Как правило, он по типы, которые крайне редко встречаются в повседневном дей 84 ствии в чистом виде. Мне лишь хотелось бы подчеркнуть, что В четвертых, все категории знакомости и чуждости, интим идеал рациональности не является и не может быть специфи ности и анонимности, личности и типа, которые мы открыли ческой особенностью повседневного мышления и, следова в ходе нашей инвентаризации организации социального мира.

тельно, не может быть методологическим принципом интер Этот краткий анализ показывает, что мы не можем гово претации человеческих действий в повседневной жизни. Это рить об изолированном рациональном действии, если подразу станет еще более ясным, если обсудить скрытые импликации мевать под ним такой акт, который является результатом сво утверждения – или, лучше сказать, постулата, – что рацио бодного обдуманного выбора;

мы можем говорить лишь о системе нальный выбор присутствует лишь при условии, что действую рациональных действий2.

щий обладает достаточным знанием цели, которой необходимо Но где искать такую систему рационального действия? Мы достичь, и различных средств, пригодных для ее достижения. уже отметили, что понятие рациональности занимает свое закон Этот постулат предполагает: ное место не на уровне повседневных представлений о социаль а) знание места, занимаемого целью, которой необходимо ном мире, а на теоретическом уровне его научного наблюдения.

достичь, в структуре планов действующего лица (которую он Именно здесь оно находит область своего методологического тоже должен знать);

применения. И следовательно, пора перейти к проблеме соци б) знание ее взаимосвязей с другими целями и ее совмести альных наук и научным методам ее интерпретации.

мости или несовместимости с ними;

в) знание желательных и нежелательных последствий, кото VII рые могут возникнуть как побочные результаты осуществле ния главной цели;

г) знание различных цепочек средств, которые технически Наш анализ социального мира, в котором мы живем, показал, или даже онтологически подходят для достижения этой цели, что каждый из нас считает себя центром этого мира и органи независимо от того, все или только некоторые их элементы зует этот мир вокруг себя в соответствии со своими интереса подконтрольны действующему лицу;

ми. Установка, принимаемая по отношению к социальному д) знание помех, создаваемых этими средствами, для других миру наблюдателем, совершенно иная. Для него этот мир – не целей или других цепочек средств, включая все их вторичные театр его действий, а объект созерцания, на который он взира эффекты и случайные последствия;

ет с отстраненной невозмутимостью. Как ученый (но не как е) знание доступности этих средств для действующего лица, человек, занимающийся наукой) наблюдатель по существу отбирающего те средства, которые находятся в его досягаемо одинок. У него нет компаньонов;

можно сказать, что он вынес сти и которые он способен и может привести в действие. себя за пределы социального мира со всеми его многочислен Вышеназванные позиции никоим образом не исчерпывают ными отношениями и системой интересов. Каждый человек, того сложного анализа, который потребовался бы для ниспро чтобы стать социальным ученым, должен настроить свой ум вержения понятия рационального выбора в действии. Сложно таким образом, чтобы в центр этого мира был помещен не он сти еще более возрастают, когда рассматриваемое действие яв сам, но кто то другой, а именно – наблюдаемый человек. Од ляется социальным, т.е. ориентированным на других людей. В нако со смещением центра трансформируется вся система и, этом случае дополнительными детерминантами выбора дей да будет мне позволено воспользоваться такой метафорой, все ствующего становятся следующие элементы. уравнения, бывшие обоснованными в прежней системе, те Во первых, правильная или неправильная интерпретация перь должны быть выражены в терминах новой. Если бы рас его поступка его товарищем. сматриваемая социальная система достигла идеального совер Во вторых, реакция других людей и ее мотивация. шенства, стало бы возможным установить универсальную В третьих, все упомянутые элементы знания (от а до е), ко формулу преобразования, аналогичную той, которую устано торые действующий правильно или ошибочно приписывает вил Эйнштейн для перевода суждений ньютоновской системы своим партнерам. механики в суждения теории относительности.

86 Первым и фундаментальным следствием этого сдвига ятельность от взаимосвязей со всеми другими проявлениями точки зрения становится то, что ученый заменяет человечес нашей личности, мы надеваем на себя маски потребителей или ких существ, наблюдаемых им на социальной сцене в каче налогоплательщиков, граждан, членов церкви или клуба, кли стве действующих лиц, куклами марионетками, которых он ентов, курильщиков, посторонних и т.д. Например, путеше сам создает и которыми он манипулирует. То, что я называю ственник должен вести себя таким специфическим образом, «куклами марионетками», соответствует специальному тер которого, как он считает, будет ожидать тип «железнодорож мину «идеальные типы», введенному в социальную науку ный агент» от типичного пассажира. Для нас в нашей повсед Вебером. невной жизни эти установки служат не более чем ролями, ко Анализ нашего общего социального мира показал нам про торые мы добровольно принимаем в качестве средств для исхождение типизации. В обыденной жизни мы типизируем достижения целей и можем отбросить, когда нам это понадо человеческие деятельности, которые интересуют нас лишь как бится. Однако принятие такой роли не меняет нашей общей подходящие средства получения желаемых результатов, но не установки по отношению к социальному миру и собственной как эманации личностей наших собратьев. Процедура, осуще жизни. Наше знание остается несогласованным, наши сужде ствляемая научным наблюдателем, в целом, такая же. Он на ния – окказиональными, наше будущее – неопределенным, а блюдает те или иные события как следствия человеческой де наша общая ситуация – нестабильной. Следующее мгновение ятельности и приступает к установлению типа таких событий. может принести с собой великий катаклизм, который окажет Потом он связывает с этими типичными действиями типич влияние на наш выбор, изменит все наши планы и, быть мо ных действующих лиц как их исполнителей. В итоге он закан жет, обесценит весь наш опыт. И даже пребывая в роли, мы чивает конструированием личностных идеальных типов, кото сохраняем свободу выбора, насколько вообще существует та рые в его воображении наделяются сознанием. Это фиктивное кая свобода в человеческих и социальных условиях нашего су сознание конструируется таким образом, что фиктивное дей ществования. Эта свобода заключает в себе возможность ски ствующее лицо, будь он не куклой, а человеком из плоти и нуть прочь наши маски, отбросить роль, обновить нашу крови, имел бы тот же поток мышления, что и действующий ориентацию в социальном мире. Мы продолжаем оставаться аналогичным образом живой человек, однако с тем важным субъектами, центрами спонтанной активности, действующими отличием, что искусственное сознание не подчинено онтоло лицами.

гическим условиям человеческого существования. Кукла не Кукла же, называемая «личностным идеальным типом», ни рождается, не растет и не может умереть. Она лишена надежд когда не является субъектом или центром спонтанной актив и страхов;

ей неведома тревога в качестве основного мотива ее ности. Перед ней не стоит задача овладения миром, и у нее, поступков. Она несвободна в том смысле, что ее действия не строго говоря, вообще нет мира. Ее судьба отрегулирована и могут выйти за пределы, установленные ее творцом, соци определена заранее ее создателем, социальным ученым, в та альным ученым. В ней, следовательно, не может быть никаких кой совершенной предустановленной гармонии, которую во конфликтов между интересами и мотивами, за исключением ображение Лейбница усматривало в мире, сотворенном Богом.

тех, которые имплантировал в нее социальный ученый. Лич По милости своего конструктора кукла наделена именно та ностный идеальный тип не может ошибаться, если способ ким родом знания, какой является необходимым для нее, что ность совершать ошибки не заложена в его типичную судьбу. бы выполнять ту работу, ради которой она была введена в на Он не может совершать действий, которые выходили бы за учный мир. Ученый распределяет собственный запас опыта – рамки предусмотренных ученым типичных мотивов, типичных а это значит: научного опыта, выраженного в ясных и четких связей «средства–цели» и типичной ситуации. Короче говоря, терминах, – между марионетками, которыми он населяет со идеальный тип есть всего лишь модель сознания, не способная циальный мир. Однако этот социальный мир организован со к спонтанности и лишенная собственной воли. В типичных вершенно иначе: он не сосредоточен вокруг идеального типа;

ситуациях нашей повседневной жизни все мы тоже принима в нем отсутствуют категории интимности и анонимности, зна ем определенные типичные роли. Обособляя ту или иную де комости и чуждости;

короче говоря, ему недостает базисного 88 характера перспективной явленности. Значима лишь точка нием точки зрения появляются новые факты, а другие фак зрения, с которой рассматривает социальный мир ученый. Эта ты, прежде находившиеся в центре нашего вопрошания, ис точка зрения определяет общую структуру перспектив, в кото чезают. Но это утверждение есть не что иное, как исходное рой выбранный сектор социального мира являет себя научно определение, которое мы дали переходу с одного уровня на му наблюдателю, а также фиктивному сознанию марионеточ другой. Разумеется, необходимо признать, что термин «уро ного типа. Эта центральная точка зрения ученого называется вень», строго говоря, применим лишь к системам проблем в «изучаемой научной проблемой». целом;

тем не менее, и в этом случае последствия будут в В научной системе проблема имеет для научной деятельно принципе такими же. Мне кажется важным, чтобы ученый сти точно такое же значение, какое для деятельности в повсед постоянно помнил о том, что каждый сдвиг в проблеме влечет невной работе имеют практические интересы. Сформулиро за собой глубокую модификацию всех понятий и типов, с ко ванная научная проблема выполняет двойную функцию: торыми он работает. Бесчисленные заблуждения и противо а) Она определяет границы релевантных исследованию воз речия в социальных науках уходят своими корнями в немо можных суждений. Тем самым она создает область научного дифицируемое применение понятий и типов на уровнях, содержания, в пределах которой все понятия должны быть со иных, нежели тот, на котором они занимают свое естественное вместимы. место.

б) Сам факт постановки проблемы создает схему соотнесе Но зачем вообще формировать личностные идеальные ния для конструирования всех идеальных типов, которые мо типы? Почему бы не заняться просто сбором эмпирических гут быть использованы как релевантные. фактов? А если уж методу типологической интерпретации Для лучшего понимания последнего замечания необходи можно дать успешное применение, то почему бы не ограни мо принять во внимание, что понятие «тип» не является не читься формированием типов безличных событий или типов зависимым, а всегда нуждается в дополнении. Нельзя гово группового поведения? Разве нет у нас современной эконо рить просто об «идеальном типе» как таковом;

мы должны мической науки как образца такой социальной науки, кото указать схему референции, в которой этот идеальный тип мо рая обходится без личностных идеальных типов и работает жет быть использован, т.е. проблему, ради которой он был с кривыми, математическими функциями, движением цен сконструирован. Заимствуя математический термин, можно или такими институтами, как, например, банковские систе сказать, что идеальный тип всегда нуждается в подстрочной мы или валюта? Статистика проделала огромную работу по ссылке, отсылающей к той проблеме, которая определяет сбору информации о поведении групп. Так зачем же возвра формирование всех используемых типов. В этом смысле щаться к схеме социального действия и индивидуальному рассматриваемая проблема представляет собой локус всех действующему лицу?

возможных типов, которые могут иметь отношение к изуча Ответим на это так: действительно, значительная часть ра емой системе. боты в социальной науке может быть выполнена и действи Здесь я не могу углубляться в логическое обоснование это тельно выполняется на уровне, законным образом абстраги го тезиса, который называю принципом релевантности. Одна рованном от всего того, что происходит в сознании индивиду ко можно истолковать его как применение теории Джемса об ального действующего лица. Однако такое оперирование обоб обрамлениях понятий. Идеальный тип, как и все другие по щениями и идеализациями на высоком уровне абстракции в нятия, окружен обрамлениями, отсылающими к той основ любом случае представляет собой не что иное, как своего рода ной теме, вокруг которой вращаются все элементы мышления. интеллектуальную стенографию. Всегда, когда исследуемая Нетрудно понять, что сдвиг в основной теме, т.е. проблеме, проблема делает это необходимым, социальный ученый дол автоматически влечет за собой модификацию в обрамлени жен иметь возможность перевести свое исследование на ях каждого понятия, которое вокруг нее вращается. А посколь уровень индивидуальной человеческой деятельности, и там, ку сдвиг в проблеме означает модификацию всего диапазона где делается реальная научная работа, такой сдвиг всегда релевантностей, по той же самой причине, почему со смеще возможен.

90 Реальная причина этого состоит в том, что мы не можем ра Принцип релевантности, постулат субъективной интерпре ботать с феноменами социального мира так, как мы работаем тации и постулат адекватности применимы на всех уровнях со с феноменами, относящимися к сфере природы. В последнем циального исследования. Ими руководствуются, например, все случае мы собираем факты и регулярности, которые нам непо исторические науки. Следующим шагом должно стать выделе нятны и которые мы можем лишь соотнести с теми или ины ние из социальных наук категории наук, которые мы называ ми фундаментальными допущениями о мире. Мы никогда не ем теоретическими. Отличительной чертой этих теоретических поймем, почему поднимается столбик ртути в термометре, наук является интерпретация социального мира в терминах когда на него светит солнце. Мы можем лишь истолковать системы, имеющей определенную логическую структуру3. Эта этот феномен как совместимый с законами, которые мы деду система отношений между средствами и целями тоже являет цировали из некоторых базисных допущений относительно ся идеально типической, однако, как указал профессор Пар физического мира. Социальные же феномены мы хотим по сонс, это не система, имеющая дело с конкретными действи нять, а понять их мы не можем никак иначе, кроме как в рам ями, а система – как он ее называет – аналитическая. Прежде ках определенной схемы человеческих мотивов, целей и я уже высказал ту же идею в утверждении о том, что личност средств, человеческих планов – короче говоря, в категориях ные идеальные типы действия, конструируемые т.н. теорети человеческого действия. ческими науками, максимально анонимны;

а это значит, что в Следовательно, социальный ученый всегда должен задавать них типизируется поведение «людей вообще», или поведение или, по крайней мере, быть готовым задать вопрос о том, что «каждого». Какую бы формулу мы ни использовали для описа происходит в разуме индивидуального действующего лица, чье ния специфики теоретической сферы, ясно одно: логически действие привело к возникновению изучаемого феномена. взаимосвязанная система предполагает, что все отношения Правильнее этот постулат субъективной интерпретации мож между целями и средствами, а также система постоянных мо но бы было сформулировать следующим образом: ученый дол тивов и система жизненных планов должны быть сконструи жен ставить вопрос о том, какой тип индивидуального созна рованы таким образом, чтобы:

ния можно сконструировать и какие типичные мысли следует а) она оставалась полностью совместимой с принципами ему приписать, чтобы объяснить изучаемый факт как резуль формальной логики;

тат его активности, связанный с ней понятным отношением. б) все ее элементы сознавались с полной ясностью и отчет Этот постулат находит свое дополнение в другом постула ливостью;

те, который я, заимствуя термин Макса Вебера, предлагаю на в) она содержала в себе только научно проверяемые допу звать постулатом адекватности. Его можно сформулировать щения, которые, в свою очередь, должны быть полностью со следующим образом: «Каждый термин, используемый в науч вместимы со всем корпусом нашего научного знания.

ной системе, соотносящейся с человеческим действием, дол Эти три требования можно объединить в общий посту жен быть сконструирован таким образом, чтобы человеческий лат построения идеальных типов: постулат рациональности.

поступок, выполняемый в жизненном мире индивидуальным Сформулировать его можно следующим образом: идеальный действующим лицом тем способом, который указан в типичес тип социального действия должен быть сконструирован та кой конструкции, был разумным и понятным как для самого ким образом, что действующий в жизненном мире выполнял действующего, так и для любого другого человека». Этот по бы типизированное действие, если бы обладал ясным и от стулат имеет крайне важное значение для методологии соци четливым научным знанием всех элементов, релевантных альной науки. Соотнесение социальной науки с событиями, его выбору, и постоянной ориентацией на выбор самых под происходящими в жизненном мире, вообще становится воз ходящих средств для достижения самой подходящей цели. И можным только благодаря тому, что интерпретация любого действительно, как мы уже с самого начала предполагали, человеческого поступка социальным ученым может быть такой только введение ключевого понятия рациональности может же, как и интерпретация его самим действующим или его дать все необходимые элементы для конституирования уров партнером. ня, называемого «чистой теорией». Более того, постулат 92 рациональности предполагает, что любое другое поведение руирование научного мира – не акт произвола ученого, выпол должно интерпретироваться как производное от базисной схе няемый им так, как ему заблагорассудится.

мы рационального действия. Ведь только действие в рамках 1. Существует исторически ограниченная область его на системы рациональных категорий может быть предметом на уки, которую каждый ученый получает в наследство от своих учного обсуждения. У науки нет иных методов, кроме рацио предшественников в качестве запаса признанных суждений.

нальных, и, стало быть, чисто окказиональные суждения она 2. Постулат адекватности требует, чтобы типическая конст не может ни подтвердить, ни опровергнуть. рукция была совместимой со всей тотальностью как нашего Как ранее уже было установлено, каждый тип, формируе повседневного, так и нашего научного опыта.

мый ученым, имеет свой подстрочный индекс, отсылающий к Тому, кто не удовлетворен такими гарантиями и требует основной проблеме. А следовательно, в теоретической систе большей реальности, мне хотелось бы сказать, что, боюсь, я не ме допустимы только чисто рациональные типы. Но где взять знаю точно, что такое реальность, и единственным моим уте ученому гарантии того, что он и в самом деле устанавливает шением в этой неприятной ситуации служит то, что я разде единую систему? Где взять научные инструменты для выпол ляю мое неведение с величайшими философами всех времен и нения этой трудной задачи? Ответим на это так. В каждой от народов. Еще раз мне хотелось бы сослаться на У. Джемса и расли социальных наук, возвысившейся до теоретической ста его глубочайшую теорию разных реальностей, в которых мы дии своего развития, есть некая фундаментальная гипотеза, одновременно живем. Было бы непониманием самой сущно определяющая область исследования и дающая руководящий сти науки полагать, будто она имеет дело с реальностью, если принцип для построения системы идеальных типов. В класси рассматривать в качестве образца реальности мир повседнев ческой политэкономии, например, такой фундаментальной ной жизни. Мир ученого, изучает ли он природу или обще гипотезой служит утилитарный принцип, а в современной ство, не более и не менее реален, чем мир мышления вообще.

экономической науке – принцип прибыли. Смысл этого по Это не тот мир, в котором мы действуем и в котором мы рож стулата таков: «Строй свои идеальные типы так, как если бы даемся и умираем. Но это реальное место существования тех все действующие лица ориентировали свои жизненные планы важных событий и достижений, которые человечество во все и, следовательно, всю свою деятельность на эту главную цель времена именовало культурой.

достижения наибольшей выгоды при минимальных затратах;

Следовательно, социальный ученый может уверенно про человеческая деятельность, подобным образом ориентирован должать свою работу. Его проясненные методы, подчинен ная (и только данный тип человеческой деятельности), есть ные указанным постулатам, дают ему гарантии того, что он предмет изучения твоей науки». никогда не утратит контакт с миром повседневной жизни. И Однако за всеми этими утверждениями возникает пробле до тех пор, пока он с успехом применяет опробованные ме ма, весьма нас смущающая. Если социальный мир, являю тоды, по сей день выдерживающие проверку, он поступает щийся объектом нашего научного исследования, есть всего совершенно правильно, если продолжает работать, не обре навсего типизированная конструкция, то зачем утруждать меняя себя методологическими проблемами. Методология себя этой интеллектуальной игрой? Наша научная деятель для ученого – не наставник и не учитель. Она всегда его ность, в особенности связанная с изучением социального ученица, и нет такого великого мастера в его научной обла мира, тоже выполняется в рамках определенной связи меж сти, который не мог бы чему то научить методологов. Но ду целями и средствами, а именно: с целью приобретения подлинно великий учитель всегда учится у своих учеников.

знания для овладения миром, причем миром реальным, а не Знаменитый композитор Арнольд Шёнберг начинает пре созданным стараниями ученого. Мы хотим знать, что проис дисловие к своей талантливой книге о теории гармонии со ходит в реальном мире, а не в фантазиях горстки изощренных слов: «Всему, что есть в этой книге, я научился у моих уче эксцентриков. ников». Выступая в этой роли, методолог должен ставить ра Можно привести пару аргументов, дабы успокоить такого зумные вопросы о методе работы своего учителя. И если эти скептически настроенного собеседника. Прежде всего, конст вопросы помогают другим осмыслить, чем они реально за 94 нимаются, и, может быть, устранить какие то действитель Социальный мир и ные проблемы, скрытые в основаниях системы научного знания, куда никогда не ступает нога ученого, то методология * теория социального действия свою задачу выполнила.

Примечания Parsons T. The Structure of Social Action. N.Y.: McGraw Hill Company, Inc., 1937. P. 58.

См. превосходное исследование профессора Парсонса, посвященное этой проблеме, помещенное под заглавием «Системы действия и их единство» в конце его книги «Структура социального действия».

На первый взгляд, не так то легко понять, почему в соци Parsons T. Op. cit. P. 7.

альных науках следует отдавать предпочтение субъективной точке зрения. Зачем постоянно обращаться к этому таинствен ному и не слишком то интересному тирану социальных наук:

субъективности действующего лица? Почему бы, и в самом деле, просто не описывать – добросовестно, в объективных терминах – то, что реально происходит, говоря на своем соб ственном языке, языке квалифицированных и научно подго товленных наблюдателей социального мира? И если бы кто то вдруг возразил, что эти термины – не более чем искусственные договоренности, создаваемые нами «по собственной воле и ради собственного удовольствия», и, следовательно, мы не мо жем воспользоваться ими для того, чтобы проникнуть в то зна чение, которым обладают социальные акты для тех, кто дей ствует, а только в целях нашей интерпретации этих актов, то мы могли бы в ответ сказать, что именно это выстраивание си стемы условностей и добросовестного описания мира – и только оно одно – является задачей научного мышления;

что мы, ученые, не менее суверенны в своей системе интерпрета ции, чем действующее лицо свободно в установлении своей системы целей и планов;

что мы, социальные ученые, в част * Статья «Социальный мир и теория социального действия» представляет со бой завершающую часть большой работы А. Шюца, написанной им в 1940 г. и посвященной критическому анализу книги Т. Парсонса «Структура социаль ного действия» (1937). Впервые эта статья была опубликована посмертно, в 1960 г., в журнале «Социальное исследование»;

заглавие статьи принадлежит редакции журнала. Вставки, заключенные в квадратные скобки, сделаны редак цией журнала «Социальное исследование» и взяты из других мест указанной работы Шюца. Перевод выполнен по первому изданию статьи: Schutz A. The Social World and the Theory of Social Action // Social Research, 1960. Vol. 27, № 2.

P. 203–221. Пер. В.Г. Николаева.

96 ности, обязаны всего лишь следовать образцу естественных наук, Эти краткие критические замечания не затрагивают, одна которые благодаря тем самым методам, от которых нас вынужда ко, сути нашей проблемы. Бихевиоризм, как и любая другая ют отказаться, достигли своих наиболее блестящих результатов;

объективная схема соотнесения, существующая в социальных и, наконец, что сама суть науки состоит в том, чтобы быть объек науках, прежде всего нацелен на объяснение с помощью науч тивной – т.е. достоверной не только для меня, тебя и немногих но правильных методов того, что реально происходит в соци других, но для каждого, – и что научные суждения относятся альном мире нашей повседневной жизни. Разумеется, ни целью, не к моему частному миру, а к единственному и единому жиз ни смыслом научной теории никогда не бывает проектирова ненному миру, общему для всех нас. ние и описание такого вымышленного мира, который не имел Последняя часть этого тезиса, безусловно, верна. Более бы никакого отношения к нашему обыденному опыту и, сле того: несомненно, возможно представить такую фундамен довательно, не представлял бы для нас практического интере тальную точку зрения, согласно которой социальные науки са. Отцы бихевиоризма не преследовали никакой иной цели, должны следовать образцу естественных наук и принять их кроме описания и объяснения реальных человеческих дей методы. Доведенная до логического конца, эта точка зрения ствий в реальном человеческом мире. Однако ошибка этой те приводит нас к методу бихевиоризма. Критика данного прин ории как раз и состоит в том, что она подменила социальную ципа не входит в задачи настоящего исследования. Ограни реальность вымышленным миром, настойчиво пропагандируя чимся замечанием, что радикальный бихевиоризм терпит не применение в социальных науках тех методологических прин удачу вместе с лежащим в его основе базисным допущением, ципов, которые, будучи истинными в других областях, потер будто нет никакой возможности доказать разумность «ближне пели фиаско в сфере интерсубъективности.

го». То, что тот является разумным человеческим существом, – Бихевиоризм – лишь одна из форм объективизма в соци факт весьма вероятный, но «ненадежный», не поддающийся альных науках, хотя и самая радикальная. Перед исследовате верификации (как полагают Рассел, а также Карнап). лем социального мира не стоит неумолимой альтернативы:

Но тогда не совсем понятно, зачем разумным индивидам либо принять строго субъективную точку зрения и изучать мо писать книги для других и встречаться с этими другими на тивы и мысли, содержащиеся в разуме действующего лица;

конгрессах, чтобы там взаимно доказывать друг другу, что ра либо ограничиться описанием внешнего поведения и принять зумность другого – факт спорный. И еще менее поддается по бихевиористский догмат, что разум другого непостижим и даже ниманию, почему те самые авторы, которые так убеждены в сама разумность другого не доказуема. Скорее, мыслима такая невозможности верифицировать разумность других человечес базисная установка – и некоторые преуспевающие соци ких существ, так непоколебимо верят в принцип верифициру альные ученые действительно ее приняли, – которая наивно емости, который только и можно представить через сотрудни принимает социальный мир со всеми принадлежащими ему чество с другими и взаимный контроль. Более того, они не альтер эго и институтами как значимый универсум, причем чувствуют ни малейших препятствий, когда исходят в своих значимый именно для наблюдателя, единственная научная за размышлениях из догмы, что существует язык, что речевые дача которого состоит в описании и объяснении своего соб реакции и вербальные сообщения являются законными мето ственного переживания этого мира и переживания его други дами бихевиористской психологии, что высказывания на этом ми наблюдателями.

языке способны иметь смысл, – нисколько при этом не заду Разумеется, эти ученые признают, что такие феномены, как мываются о том, что язык, речь, вербальное сообщение, выс нация, государство, рынок, цена, религия, искусство, наука, казывание и смысл уже предполагают наличие разумных аль соотносятся с деятельностью других разумных людей, для ко тер эго, способных понять язык, истолковать высказывания и торых они конституируют мир их социальной жизни. Более верифицировать смысл1. Однако сами феномены понимания и того, они признают, что другие Я создали этот мир своей дея интерпретации нельзя объяснить как чистое поведение, если тельностью и ориентируют свою дальнейшую деятельность на только не прибегнуть к уловке «скрытого поведения», усколь его существование. Тем не менее, отговариваются они, когда зающего от описания в бихевиористских терминах2. нам нужно дать описание и объяснение фактов этого социаль 98 ного мира, мы не обязаны возвращаться к субъективной дея ной реальности. Мастера этого метода – а их много в любой об тельности этих других Я и ее коррелятам в их сознаниях. С их ласти социальных исследований – всегда будут сопротивлять точки зрения, социальные ученые могут и должны ограничить ся уходу с того устойчивого уровня анализа, на котором этот ся изложением того, что означает этот мир для них, не обращая метод может быть принят, и, следовательно, будут соответ внимания на то, что означает он для действующих в этом со ствующим образом ограничивать круг изучаемых проблем.

циальном мире. Давайте, дескать, будем собирать факты это Все это не отменяет того факта, что данный тип социальной го социального мира, насколько нам позволяет надежно их науки не занимается прямо и непосредственно социальным представить наш научный опыт, описывать и анализировать жизненным миром, общим для всех нас, а имеет дело с искус эти факты, раскидывать их по надлежащим категориям и изу но и удобно отобранными идеализациями и формализациями чать регулярности в их форме и развитии, выплывающие на социального мира, не противоречащими его фактам. И все это поверхность, – и тогда мы придем к такой системе социальных не уменьшает настоятельной необходимости обращения к наук, которая откроет нам базисные принципы и аналитичес субъективной точке зрения на других уровнях абстракции, ког кие законы социального мира. Достигнув в один прекрасный да исходная проблема, подлежащая рассмотрению, претерпе день этого рубежа, социальные науки смогут уверенно отбро вает модификацию. Но тогда – и это очень важно – обращение сить субъективный анализ, предоставив заниматься этим де к субъективной точке зрения всегда может быть осуществле лом психологам, философам, метафизикам и вообще кому но и должно быть осуществлено. Поскольку социальный мир, угодно, в зависимости от того, как мы предпочтем назвать с какой бы стороны мы его ни рассматривали, всегда остается праздных людей, докучающих нам такими проблемами. И – чрезвычайно сложным космосом человеческой деятельности, мог бы еще добавить защитник такой точки зрения – не этот постольку мы всегда можем возвратиться к «забытому человеку» ли именно научный идеал стремятся воплотить в жизнь наи социальных наук, т.е. действующему лицу социального мира, более развитые социальные науки? Взгляните на современную чьи дела и чувства составляют фундамент всей этой системы.

экономику! Грандиозный прогресс этой науки начинается В таком случае мы будем пытаться понять его в этом поступ именно с решения некоторых выдающихся умов изучать кри ке и мироощущении и выяснить, какое состояние сознания вые спроса и предложения и обсуждать уравнения цен и издер побудило его принять те или иные специфические установки жек вместо того, чтобы тратить силы на тяжелые и тщетные по отношению к его социальной среде.

попытки проникнуть в тайну субъективных желаний и субъек Тогда ответ на вопрос: «Что означает этот социальный мир тивных ценностей. для меня, наблюдателя?», – будет требовать в качестве необходи Несомненно, такая позиция не только возможна, но и ре мого условия ответа на другие вопросы: «Что означает этот соци ально воспринята большинством обществоведов. Нет никаких альный мир для наблюдаемого действующего, и какой смысл сомнений, что на определенном уровне реальная научная ра он вкладывал в свои действия в этом мире?» Сформулировав бота может выполняться и действительно выполняется без углуб таким образом стоящие перед нами вопросы, мы перестаем ления в проблемы субъективности. Мы можем продвинуться наивно принимать социальный мир и его текущие идеализа далеко вперед в исследовании таких социальных феноменов, ции и формализации как нечто заранее готовое и самоочевид как всевозможного рода социальные институты, социальные ное и начинаем изучать сам процесс идеализации и формали отношения и даже социальные группы, не отказываясь от ба зации, генезис того значения, коим обладают социальные зисной схемы соотнесения, которую можно сформулировать феномены для нас и для действующих лиц, и тот механизм де следующим образом: что означает все это для нас, научных на ятельности, благодаря которому люди понимают друг друга и блюдателей? Мы можем разработать и применить с этой целью самих себя. Мы всегда можем, а иногда даже и должны дей рафинированную систему абстракций, намеренно устраняющую ствовать подобным образом.

из социального мира действующее лицо со всеми его субъек Возможность изучения социального мира с разных точек тивными точками зрения, и можем даже сделать это, не входя зрения раскрывает фундаментальную значимость формулы в конфликт с переживаниями, которые сами черпаем из социаль профессора Знанецкого (согласно которой все социальные фе 100 номены могут быть описаны в любой из следующих четырех другой. Таковы опасности, вторгающиеся в конкретную работу схем соотнесения: социальная личность;

социальный акт;

со обществоведов, при смешении субъективной и объективной то циальная группа;

социальные отношения). Каждый соци чек зрения. Что касается теории действия, то в ней необходимо альный феномен можно изучать в соотнесении с социальны в полной мере придерживаться субъективной точки зрения, ми отношениями или социальными группами (позволим себе ибо, как только мы отходим от нее, эта теория лишается своих добавить сюда социальные институты), но столь же правомер фундаментальных оснований, а именно, своей соотнесенности с ным будет и их изучение с точки зрения социального акта или социальным миром повседневной жизни и повседневного социальной личности. Первая группа схем соотнесения объек опыта. Последовательное сохранение субъективной точки зре тивна;

такого рода схемы будут полезны лишь в применении к ния является единственной, но достаточной гарантией от под проблемам, относящимся к сфере объективных феноменов, мены мира социальной реальности несуществующим вымыш для объяснения которых разработаны особые идеализации и ленным миром, сконструированным научным наблюдателем.

формализации, и, разумеется, лишь при условии, что они не Дабы внести ясность в этот вопрос, забудем на мгновение, будут содержать в себе какого нибудь элемента или несколь что мы социальные ученые, наблюдающие социальный мир ких элементов, не совместимых с другими схемами соотнесе отстраненным и незаинтересованным разумом. Давайте по ния (субъективными) и с нашим обыденным переживанием смотрим, как каждый из нас интерпретирует общий для всех социального мира в целом. Mutatis mutandis, этот тезис в такой нас социальный мир, в котором он живет и действует как че же степени относится и к субъективным схемам соотнесения3. ловек среди других людей, мир, который он воспринимает как Иначе говоря, решение научного наблюдателя изучать со поле своих возможных действий и ориентаций, выстроенное циальный мир в объективной или субъективной схеме соотне вокруг его персоны в соответствии с ее особой системой планов сения сразу же очерчивает сектор социального мира (или, по и вытекающих из них релевантностей, памятуя одновременно крайней мере, аспект такого сектора), который можно изучать о том, что тот же социальный мир является полем возможно в раз и навсегда выбранной схеме соотнесения. Поэтому в ме го действия для других людей и, с их точки зрения, организует тодологии социальных наук должен быть принят следующий ся вокруг них аналогичным образом.

основополагающий постулат: выберите схему соотнесения, Этот мир всегда изначально дан мне как мир организован адекватную той проблеме, которая вас интересует;

рассмотри ный. Я, так сказать, родился в этом организованном социаль те ее пределы и возможности;

совместите и согласуйте друг с ном мире и в нем вырос. Благодаря воспитанию и обучению, другом содержащиеся в ней термины;

и, приняв эту схему, всевозможного рода переживаниям и опытам я обретаю неко придерживайтесь ее до конца! С другой стороны, если конк торое смутно прорисовывающееся знание этого мира и его ин ретные детали выбранной вами проблемы приводят вас в ститутов. Прежде всего, я испытываю интерес к объектам этого процессе работы к принятию других схем соотнесения и интер мира, поскольку они определяют мою ориентацию, помогают претации, не забывайте о том, что с изменением схемы неизбеж или мешают осуществлению моих планов, являются элемен но происходит сдвиг значений всех терминов, включенных в том моей ситуации, которую я должен либо принять, либо из использованную вами ранее схему соотнесения. Чтобы сохра менить, становятся для меня источником счастья или несчас нить последовательность в своих рассуждениях, вам необходи тья – одним словом, поскольку они что то для меня значат.

мо следить за тем, чтобы «подтекст» всех терминов и понятий, Значимость тех или иных объектов для меня предполагает, что которыми вы пользуетесь, оставался одним и тем же! я не довольствуюсь чистым знанием об их существовании;

я Это и есть реальный смысл столь часто неправильно пони должен их понять, а значит, должен быть способен истолко маемого постулата «чистоты метода». Следовать ему труднее, вать их как возможные релевантные элементы для тех возмож чем кажется. Большинство ошибок в социальных науках мож ных действий или ответных действий, которые я мог бы совер но свести к смешению субъективной и объективной точек зре шить в рамках осуществления моих жизненных планов.

ния, возникающему незаметно для самого ученого, когда он в Однако эта ориентация, обретаемая благодаря пониманию, процессе научного исследования переходит с одного уровня на с самого начала формируется в сотрудничестве с другими 102 людьми: этот мир имеет значение не только для меня, но так кое строение клеток;

короче говоря, он «объяснит» факты, све же для тебя, его и любого другого. Мое переживание мира под дя их к другим фактам, обладающим большей общностью и тверждается и корректируется опытом других, с которыми я проверенным в более широкой области исследований.

взаимно связан общим знанием, общей работой и общим стра Совершенно иного рода «понимание» свойственно вещам данием. Мир, интерпретируемый как возможное поле дей социальным (этот термин включает, наряду с прочим, челове ствия для всех нас, – вот первый и самый элементарный прин ческие поступки). В этом случае недостаточно соотнести рас цип организации моего знания внешнего мира в целом. Уже сматриваемый факт с другими фактами или вещами. Я не могу потом я провожу различие между (с одной стороны) природ понять социальную вещь, не сведя ее к человеческой деятель ными вещами, которые можно определить как вещи, сущно ности, которая ее сотворила, и не соотнеся далее эту челове стно данные мне, тебе и любому другому такими, каковы они ческую деятельность с теми мотивами, из которых она проис есть, независимо от всякого человеческого вмешательства, и (с текает. Я не понимаю орудие труда, не зная той цели, для другой стороны) социальными вещами, которые возможно которой оно было создано, не понимаю знак или символ, не понять лишь как продукты человеческой деятельности – моей зная, обозначениями чего они являются, не понимаю инсти собственной или других людей (термин «вещь», используемый тут, если мне не известны его задачи, и не понимаю произве в обоих случаях в самом широком смысле, охватывает не толь дения искусства, если я не осведомлен о тех замыслах, которые ко телесные, но и «идеальные» – мыслительные – объекты). художник попытался в нем воплотить.

В отношении природных вещей мое «понимание» ограни [Автор полагает, что только теория мотивов сможет углу чивается схватыванием их существования, изменчивости, раз бить анализ действия, разумеется, при условии, что мы будем вития – поскольку все эти элементы совместимы со всеми мо строго и неукоснительно придерживаться субъективной точки ими переживаниями и переживаниями других в пределах зрения. Он уже попытался схематично изложить такую теорию природного мира в целом, а также базисными допущениями в другом месте5 и надеется, что ему будет позволено повторить относительно устройства этого мира, которые все мы прини здесь некоторые основные ее положения.

маем по общему согласию. В этих пределах все мы способны Отправной точкой для него было разграничение действия и к предсказанию (пусть даже и всего лишь вероятностному). поведения. Отличительной особенностью действия является Вот есть некая вещь: по моему мнению и по мнению каждого то, что оно предопределено предшествующим ему во времени из нас, дикая яблоня. Это значит, что весной она расцветет, проектом. Следовательно, действие – это поведение, протека летом покроется листвой, осенью принесет плоды, а зимой ющее в соответствии со спроектированным планом;

проект будет стоять голой. Если мы хотим лучше оглядеть окрестности, есть не что иное, как само действие, воспринятое и подкреп мы можем взобраться на ее вершину;

если летом хотим отдох ленное волевым решением в будущем совершенном времени.

нуть и расслабиться, можем укрыться в ее тени;

если осенью Таким образом, проект есть первичное и фундаментальное чувствуем голод, можем отведать ее плодов. Все эти возможно значение действия. Однако это слишком упрощенная форму сти не зависят от человеческого посредничества;

круговорот лировка, и ее можно использовать лишь в качестве первого событий в природе происходит без нашего вмешательства4. подступа к проблеме. Значение, придаваемое опыту, меняется При желании я могу назвать это организованное знание в зависимости от целостной установки, принимаемой индиви природных фактов их «пониманием», и против этого нечего дом в момент рефлексии. Когда действие совершено, его пер возразить. Однако, при употреблении в таком широком смыс воначальное значение, данное в проекте, модифицируется в ле, термин «понимание» означает не более чем сводимость из свете того, что было реально сделано, и, стало быть, оно от вестных и проверенных фактов к другим известным и прове крыто для бесконечного множества рефлексий, которые могут ренным фактам. Если я с целью узнать, что стоит на самом приписать ему то или иное значение в прошедшем времени.

деле за вышеупомянутым циклом вегетативной жизни, обра Простейшим смысловым комплексом, в терминах которо щусь за консультацией к эксперту в области физиологии рас го действие интерпретируется действующим лицом, являются его тений, он сошлется на химию хлорофилла или морфологичес мотивы. Однако термин этот отличается двусмысленностью и 104 включает в себя две разные категории, которые следует четко сылками к той уникальной ситуации, которая их предопреде различать: мотив для (in order to motive) и мотив потому что лила. Как мы уже ранее сказали, такое идеальное понимание (because motive)6. Первый соотносится с будущим и тождествен предполагало бы полную тождественность моего потока мыш объекту, или цели, для осуществления которой само действие ления потоку мышления альтер эго, а это означало бы тожде является средством: это «terminus ad quem». Второй соотносится с ство наших Я. А следовательно, достаточно того, что я могу прошлым и может быть назван поводом, или причиной действия: свести поступок другого к его типичным мотивам, включая это «terminus a quo». Таким образом, действие определяется про сюда и их соотнесенность с типичными ситуациями, типичны ектом, заключающим в себе мотив для того чтобы. Проект есть ми целями, типичными средствами и т.д.

интенциональный акт, представленный в воображении в каче С другой стороны, существуют также различные степени стве уже совершенного;

мотив для того чтобы – это будущее моего знания самого действующего, т.е. различные степени положение дел, которое должно быть осуществлено спроекти интимности и анонимности. Я могу редуцировать продукт че рованным действием;

а сам проект определяется мотивом по ловеческой деятельности к активности альтер эго, с которым тому что. Смысловые комплексы, которые конституируют, со я разделяю настоящее время и наличное пространство, и при ответственно, мотив для того чтобы и мотив потому что, этом может оказаться, что этот другой индивид – либо мой отличаются друг от друга тем, что первый является неотъемле близкий друг, либо пассажир, с которым я встретился впервые мой частью самого действия, тогда как второй требует особо в жизни и не встречусь больше никогда. Мне даже не обяза го акта рефлексии в давнопрошедшем времени, который будет тельно знать действующего лично, чтобы иметь доступ к его осуществляться действующим только тогда, когда у него будут мотивам. Например, я могу понять акты зарубежного государ для этого достаточные прагматические основания. ственного деятеля и судить о его мотивах, вообще ни разу с Необходимо добавить, что ни требования мотивов для, ни ним не встречавшись и даже никогда не видев его фотографи требования мотивов потому что не выбираются действующим, ческого портрета. То же самое касается индивидов, живших делающим свое дело, произвольно. Напротив, они организу задолго до моего появления на свет;

я могу понять поступки и ются в большие субъективные системы. Мотивы для встроены мотивы как Цезаря, так и пещерного человека, не оставивше в субъективные системы планирования: жизненный план, тру го никаких свидетельств своего существования, кроме кремня, довые планы и планы проведения досуга, планы на «следую выставленного на обозрение в музее. Нет даже необходимости щий раз», распорядок дел на сегодня, ближайшие неотложные сводить человеческие акты к индивидуальному действующему дела и т. д. Мотивы потому что группируются в системы, пра лицу, более или менее хорошо известному. Чтобы их понять, вомерно трактуемые в американской литературе (У. Джемс, достаточно найти типичные мотивы типичных действующих Дж.Г. Мид, Знанецкий, Олпорт, Парсонс) под рубрикой (со лиц, объясняющие данный поступок как типичный, происте циальной) личности. Многообразные переживания человечес кающий из типичной ситуации. Есть определенное единооб ким Я своих прошлых базисных установок, кристаллизирован разие в делах и мотивах священников, солдат, прислуги, фер ных в форме принципов, максим, привычек, вкусов, аффектов меров, проявляющееся повсюду и во все времена. Более того, и т.д., являются элементами для построения систем, которые существуют действия настолько общего типа, что будет впол могут быть персонифицированы. Последнее представляет со не достаточно свести их к типичным мотивам «любого», что бой очень сложную проблему, требующую самого серьезного бы сделать их понятными.

размышления.] Все это нужно тщательно исследовать, ибо это существен Прежде всего, я не могу понять акты других людей, не зная ная часть теории социального действия7. Суммируя вышеска стоящих за ними мотивов для или потому что. Разумеется, су занное, мы приходим к выводу, что социальные предметы ществует много степеней понимания. Я не должен (и более поддаются пониманию лишь тогда, когда они могут быть све того, не могу) схватывать мотивы других людей во всех их тон дены к человеческой деятельности;

а человеческую деятель костях, со всеми присущими им горизонтами индивидуальных ность делает доступной для понимания лишь демонстрация ее жизненных планов, фоном индивидуальных переживаний, от мотивов для и потому что. Более глубокие основания этого 106 кроются в том, что я – поскольку я наивно живу в социальном вы поймете мой вопрос, но и ожидание получить ваш ответ;

мире – способен понять акты других людей, только если смогу или, говоря точнее, я рассчитываю, что вы ответите, оставляя вообразить, что и я сам, находясь в той же самой ситуации, нерешенным, каким именно будет содержание вашего ответа.

выполнил бы аналогичные действия, руководствуясь теми же Modo futuri exacti я, проектируя свое действие, предвосхищаю, самыми мотивами потому что или будучи ориентирован теми что вы так или иначе ответите на заданный мною вопрос, а это же самыми мотивами для того чтобы (все эти термины пони значит, что я полагаю наличие очевидного шанса на то, что по маются здесь в ограниченном смысле «типичной» аналогии, нимание моего вопроса станет мотивом потому что для вашего «типичного» тождества, как было объяснено выше). ответа, которого я ожидаю. Итак, мы можем сказать, что вопрос Истинность этого утверждения можно доказать с помощью является мотивом потому что для ответа, а ответ является мо анализа социального действия, в более точном смысле этого тивом для вопроса. Эта взаимосвязь между моими и вашими термина, а именно: такого действия, которое соотносится с мотивами является для меня хорошо проверенным опытом, установками и действиями других людей и ориентировано на хотя, возможно, я никогда и не обладал эксплицитным знани них в своем протекании8. В этом исследовании мы до сих пор ем задействованного здесь сложного внутреннего механизма.

занимались только действием как таковым, не углубляясь в Между тем, я сам несметное множество раз чувствовал побужде анализ той модификации, которую претерпевает общая схема ние отреагировать на акт другого, который я истолковывал как при введении в нее в подлинном смысле слова социальных обращенный ко мне вопрос, определенным поведением, моти элементов: взаимного соотнесения и интерсубъективного при вом для которого было мое ожидание того, что другой, спраши способления. Следовательно, мы наблюдали установку обо вающий, истолкует мое поведение как ответ. Помимо облада собленного действующего лица, не проводя различия между ния таким опытом, я знаю, что мне часто удавалось успешно тем, занят ли он манипуляцией каким то орудием или же дей спровоцировать ответ другого своим актом, который называется ствует совместно с другими и для других, будучи мотивирован спрашиванием, и т.д. Таким образом, я чувствую, что у меня ным ими и мотивируя их. есть все шансы получить ваш ответ, как только я задаю вопрос.

Эта тема очень сложна для анализа, и нам придется ограни Этот краткий и неполный анализ довольно таки тривиаль читься наброском нескольких ее основных штрихов. Можно ного примера показывает огромные сложности, таящиеся в доказать, что все социальные отношения, как они понимают проблеме социального действия, но также и подает некоторые ся мною, человеческим существом, наивно живущим в соци идеи относительно того, в каком направлении следует расши альном мире, сосредоточенном вокруг меня, имеют прототип рить исследовательское поле теории действия, дабы она была в социальном отношении, связывающем меня с индивидуаль достойна своего названия. Здесь мы не намерены далее углуб ным альтер эго, с которым я разделяю общее пространство и ляться в эту тему, однако нам необходимо извлечь из выше время. При этом мое социальное действие ориентировано не приведенного примера кое какие выводы, касающиеся той только на физическое существование этого альтер эго, но и на роли, которую играет субъективная точка зрения для действу его действие, которое, как я ожидаю, будет спровоцировано ющего в социальном мире.

моим. Следовательно, я могу сказать, что реакция другого явля Социальный мир, в котором я живу, будучи связанным ется мотивом для моего поступка. Прототипом всякой социаль многочисленными отношениями с другими людьми, является ной связи является интерсубъективное сочленение мотивов. для меня объектом, который я интерпретирую как значимый.

Если я, проектируя свое действие, представляю в воображе Он наделен для меня смыслом, но точно так же я уверен в том, нии, что вы поймете мой акт и что это понимание побудит вас, что он наделен смыслом и для других людей тоже. Далее я со своей стороны, определенным образом отреагировать, то я предполагаю, что мои действия, ориентированные на других, предвосхищаю, что мотивы для того чтобы моего действова будут пониматься ими аналогично тому, как я понимаю по ния станут мотивами потому что вашей реакции, и наоборот. ступки других, ориентированные на меня. Более или менее Возьмем простейший пример. Я задаю вам вопрос. Моти наивно я предполагаю существование общей схемы соотнесе вом для моего действия является не только ожидание того, что ния для действий моих и других людей. Более всего меня ин 108 тересуют не внешне выражающееся поведение других, не вы туацию, никак нас не затрагивающую, а являемся действую полняемые ими жесты и телесные движения, а их намерения. щими и реагирующими агентами. Именно по этой причине А это означает, что прежде всего меня интересуют мотивы для, субъективная точка зрения должна быть принята также и со ради которых они действуют, и мотивы потому что, на кото циальными науками. Только этот методологический принцип рых основаны их действия. даст нам необходимые гарантии того, что мы имеем дело с под Будучи убежденным в том, что своим действием они хотят линно реальным социальным жизненным миром, принадлежа что то выразить и что их акт занимает особое положение в об щим всем нам, который, даже будучи объектом теоретическо щей рамке соотнесения, я пытаюсь уловить значение, которым го исследования, остается системой взаимных социальных обладает соответствующий поступок, в особенности то значе отношений, выстраивающихся из взаимных субъективных ин ние, которым он наделен для моих со акторов, действующих терпретаций участвующих в нем действующих лиц.

в социальном мире. И до тех пор, пока это не опровергнуто, я Однако, даже если бы в социальных науках был принят предполагаю, что то значение, которым это действие облада принцип сохранения субъективной точки зрения, остается ет для них, соответствует тому значению, которое оно имеет вопрос: как же все таки возможно подойти к изучению таких для меня. Поскольку я вынужден ориентировать свои соци субъективных феноменов научно, то есть с объективной кон альные действия на мотивы потому что ориентированных на цептуальной схемой? Прежде всего, огромные сложности кро меня социальных актов других, я всегда должен определять их ются в той специфической установке, которую принимает по мотивы для и распутывать ткань социального взаимоотноше отношению к социальному миру научный наблюдатель. Как ния посредством интерпретации поступков других людей с ученый – в отличие от человека среди других людей, каковым субъективной точки зрения действующего. Между установкой он тоже является, – он не является участником социальных человека, живущего в гуще разнообразных взаимоотношений, взаимоотношений. Он не участвует в живом потоке взаимно заинтересованным участником которых он является, и уста го тестирования мотивов для его поступков реакциями других новкой чистого наблюдателя, не заинтересованного в исходе и мотивов для их актов его реакциями. Строго говоря, высту той социальной ситуации, в которой он не принимает личного пая в качестве чистого наблюдателя социального мира, соци участия и которую он изучает своим отстраненным разумом, – альный ученый не является действующим лицом. В той мере, большая разница. в какой он «занимается научной деятельностью» (публикуя Есть еще и другая причина, по которой человек, наивно статьи, обсуждая проблемы с другими, занимаясь преподава живущий среди других людей в социальном мире, прежде все нием), его деятельность протекает внутри социального мира:

го пытается выявить мотивы тех, с кем действует совместно. занимаясь наукой, он действует как человек среди других лю Мотивы никогда не бывают элементами обособленными;

они дей, но в данном случае у него уже отсутствует специфическая группируются в большие и устойчивые иерархические систе установка научного наблюдателя. Эта установка характеризу мы. Поняв достаточное число элементов такого рода системы, ется тем, что реализуется в полном обособлении от мира. Что я обладаю всеми шансами заполнить недостающие звенья этой бы стать социальным ученым, наблюдатель должен заставить системы корректными предположениями. Опираясь в своих свой разум покинуть социальный мир, отбросить какой бы то догадках на внутреннюю логическую структуру такой системы ни было практический интерес к нему и ограничиться в сво мотивов, я могу сделать – с большой вероятностью того, что их мотивах для честным описанием и объяснением того соци они окажутся правильными, – определенные выводы, касаю ального мира, который он наблюдает.

щиеся тех ее частей, которые остаются от меня сокрытыми. Но Но как должна выполняться эта работа? Не имея возмож все это, разумеется, предполагает интерпретацию с субъектив ности напрямую общаться с действующими в социальном ной точки зрения, то есть ответ на вопрос «что все это значит мире, ученый лишен возможности непосредственно проверить для действующего?» собранные им данные о них посредством обращения к тем Эта практическая установка принимается в социальном многообразным источникам информации, которые открыты мире всеми нами, поскольку в нем мы не просто наблюдаем си для него в социальном мире. Сам он, будучи человеком среди 110 других людей, разумеется, обладает опытом непосредственно сконструированные типы социальный ученый помещает в об го переживания социального мира. В этом своем качестве он становку, содержащую все элементы ситуации в социальном может рассылать опросники, выслушивать свидетелей, прово мире, релевантные для выполнения исследуемого типичного дить тесты. Из этих и других источников он черпает данные, действия. Кроме того, он присоединяет к сконструированно которые впоследствии использует, возвратившись в уединение му идеальному типу действующего другие личностные идеаль теоретика. Однако как таковая его теоретическая задача начи ные типы, наделенные такими мотивами, которые могли бы нается с построения концептуальной схемы, в рамках которой спровоцировать типичные реакции на типичное действие пер собранная им информация о социальном мире может быть вого личностного идеального типа.

классифицирована. Таким образом, ученый получает модель социального мира, Одной из наиболее примечательных особенностей совре или, лучше сказать, его реконструкцию. Она содержит в себе менной социальной науки является описание той процедуры, все релевантные элементы социального события, отобранно которой пользуются социальные ученые при построении кон го ученым для последующего изучения в качестве типического.

цептуальной схемы, и великой заслугой [Дюркгейма, Парето, И эта модель в полной мере согласуется с постулатом субъек Маршалла, Веблена и], прежде всего, Макса Вебера является тивной точки зрения. Ибо с самого начала марионеточный тип разработка этого метода во всей его полноте и ясности. Этот представляется как наделенный тем же самым специфическим метод состоит в замене человеческих существ, которых соци знанием ситуации – в том числе средств и условий, – которым альный ученый наблюдает как актер на социальной сцене, со обладало бы в реальном социальном мире реальное действую творенными им самим марионетками, или, говоря иначе, в щее лицо;

с самого начала субъективные мотивы реального конструировании идеальных типов действующих лиц. Делает действующего, выполняющего типичное действие, импланти ся это следующим образом. руются в качестве постоянных элементов в воображаемое со Ученый наблюдает определенные события в социальном знание идеально типического действующего;

и с самого нача мире как события, порожденные человеческой деятельностью, ла идеальному типу действующего лица предначертано играть и начинает с установления типа таких событий. Потом он со ту роль, которую должен был бы принять для выполнения ти относит с этими типичными действиями типичные мотивы по пичного действия действующий в социальном мире. А по тому что и для того чтобы, присутствующие в разуме вообража скольку данный тип сконструирован таким образом, чтобы емого действующего лица, которые он полагает неизменными. выполнять только типичные действия, то в формировании Таким образом он конструирует идеальный тип личности, то единичных действий будут сочетаться объективные и субъек есть определенную модель действующего лица, которого он тивные элементы.

представляет в воображении как наделенного сознанием. Од С другой стороны, формирование типа, выбор типическо нако содержание этого сознания ограничивается лишь теми го события, а также элементы, рассматриваемые в качестве ти элементами, которые необходимы для осуществления типич пических, – все это концептуальные термины, которые подда ных действий, являющихся объектом рассмотрения. Эти эле ются объективному обсуждению и являются открытыми для менты оно содержит в полном объеме, но помимо них не со критики и верификации. Они не образуются социальными держит ничего. В него вкладываются неизменные мотивы для, учеными по собственному произволу, вне всякого контроля и соответствующие тем целям, которые реализуются в социаль в стороне от каких бы то ни было ограничений;

законы их об ном мире как штамп;

кроме того, ему приписываются посто разования очень строги, а диапазон произвольности социаль янные мотивы потому что, структурированные таким образом, ного ученого гораздо уже, чем то может показаться на первый чтобы они могли служить основой для системы заданных по взгляд. В рамках данного исследования мы не имеем возмож стоянных мотивов для;

и наконец, в идеальный тип вносятся ности обратиться к этой теме. Однако коротко изложим то, что такие сегменты жизненных планов и такие запасы опыта, ко уже было сказано по этому поводу в другом месте9.

торые представляются необходимыми для воображаемых гори 1) Постулат релевантности. Формирование идеальных ти зонтов и фоновых знаний действующего марионетки. Эти пов должно согласовываться с принципом релевантности, ко 112 Разумеется, интерпретация природных вещей как продуктов деятельности торый означает, что проблема, однажды выбранная соци другого разума (хотя бы и не человеческого) всегда остается открытой воз альным ученым, создает схему соотнесения и устанавливает те можностью. В таком случае жизнь дерева будет результатом деятельности пределы, в рамках которых впоследствии могут формироваться демона, дриады или кого то другого.

релевантные идеальные типы.

Schutz A. Der sinnhafte Aufbau der sozialen Welt. Wien, 1932;

2 e изд. – 1960.

2) Постулат адекватности. Его можно сформулировать S. 93–105.

Некоторые английские термины я почерпнул из одного замечательного следующим образом: каждый термин, используемый в научной исследования, опубликованного по поводу моей теории А. Стоньером и Кар системе, соотносящейся с человеческим действием, должен лом Боде. См.: Stonier A. and Bode, Karl. A New Approach to the Methodology конструироваться таким образом, чтобы человеческое дей of the Social Sciences // Economica (November 1937). P. 406–424.

ствие, выполняемое индивидуальным действующим лицом в Такая попытка была предпринята автором данной статьи в книге: Der sinnhafte Aufbau… (цитировалась выше, см. прим. 5).

жизненном мире тем способом, который отражен в типичной Weber Max. Wirtschaft und Gesellschaft. Tbingen, 1922;

новое изд. – 1956.

конструкции, был резонным и понятным для самого действу Фрагменты этой работы в английском переводе представлены в: Gerth H.H.

ющего, равно как и для любого его собрата.

and Wright Mills C., eds., From Max Weber: Essays in Sociology. N.Y., 1946;

другие 3) Постулат логической согласованности. Система идеаль фрагменты переведены Толкоттом Парсонсом: The Theory of Social and ных типов должна полностью соответствовать принципам Economic Organization. N.Y., 1947.

Некоторые принципы формирования идеальных типов я схематично сфор формальной логики.

мулировал в лекции, прочитанной в Faculty Club при Гарвардском универ 4) Постулат совместимости. Система идеальных типов ситете и озаглавленной «Проблема рациональности социального мира». (Эта должна содержать только научно доказуемые допущения, лекция была позже опубликована под тем же названием: The Problem of полностью совместимые со всем корпусом нашего научно Rationality in the Social World // Economica. May 1943.) го знания.

Эти постулаты дают нам необходимые гарантии того, что социальные науки и в самом деле будут заниматься реальным социальным миром, то есть единственным и единым жизнен ным миром, общим для всех нас, а не отчужденным миром фантазии, существующим независимо от этого повседневного жизненного мира и никак с ним не связанным. Дальнейшее углубление в детали метода типизации представляется мне од ной из важнейших задач, стоящих перед теорией действия.

Примечания John B. Watson. Psychology, from the Standpoint of a Behaviorist. 3rd ed.

Philadelphia, 1929. P. 38 ff.

К так называемой бихевиористской позиции великого философа и социоло га Дж.Г. Мида предыдущие замечания применимы лишь частично (Mead G.H., Mind, Self and Society. Cм., например, P. 2 ff).

Будем максимально точны: на том уровне, который мы только что назва ли объективными схемами, дихотомия субъективных и объективных точек зрения даже не обнаруживается. Вообще говоря, она появляется вместе с тем базисным допущением, что социальный мир может быть соотнесен с дей ствиями человеческих индивидов и с тем значением, которое эти индивиды придают своему социальному жизненному миру. Но именно это базисное допущение, которое только и делает проблему субъективности доступной для исследования в социальных науках, присуще современной социологии.

114 ном случае было бы просто поведением;

поскольку же оно ста * Выбор между проектами действия ло явным, т.е. манифестированным во внешнем мире, ему дол жно было предшествовать волевое приказание, переводящее проект в цель, внутренняя команда «Приступим!» Действие может происходить – целенаправленно или нет – по поручению или по упущению. Особого внимания, однако, заслуживает случай целенаправленного уклонения от действия. Я могу вызвать будущее положение дел невмешательством. Такое спроектированное воздержание от действования само по себе Понятие действия может рассматриваться как действие и даже как исполнение в том смысле, в каком мы его определили. Если я проектирую Нашей задачей является анализ процесса, посредством которо действие, а затем отбрасываю этот проект – скажем, потому что го действующее лицо (actor) в повседневной жизни, рассмот я про него забыл, – никакого исполнения не происходит. Но рев несколько возможных способов действия, определяет свое если я колеблюсь между осуществлением и неосуществлением будущее поведение (conduct). Термин «действие», как он упот проекта и принимаю решение в пользу последнего, мое целенап ребляется в этой статье, будет означать человеческое поведение равленное уклонение от действования становится исполнением.

(conduct) как длящийся процесс, который продумывается дей Даже мое обдумывание того, осуществлять спроектированное ствующим (actor) заранее, т.е. базируется на заранее составлен действие или нет, я могу истолковать как выбор между двумя ном проекте. Термин «поступок (act)» будет обозначать результат проектами, двумя предвосхищенными положениями дел, одно этого длящегося процесса, т.е. совершенное действие. Действие из которых вызывается спроектированным действием, а другое – может быть скрытым – например, попытка мысленно решить уклонением от него. Размышление хирурга о том, делать паци научную проблему – или явным, встроенным во внешний мир. енту операцию или нет, или размышление бизнесмена о том, Однако не всякое спроектированное действие одновременно продавать товар или нет при данных обстоятельствах, служат является целенаправленным. Чтобы замысел (forethought) пре примерами такого рода ситуаций.

образовался в цель, а проект – в задачу, к ним должно присоеди ниться намерение осуществить проект, вызвать к жизни спроек Временная структура проекта тированное положение дел. Это различие важно, когда идет речь о скрытых действиях. Мое фантазирование может быть спроек тированным, а следовательно, может быть действием в опреде Согласно плодотворной формулировке Дьюи, обдумывание – ленном нами смысле. Однако до тех пор, пока к нему не присо это «драматическая репетиция в воображении различных конку единится, по выражению У. Джемса, волевое «приказание», рирующих друг с другом возможных траекторий действия… Это преобразующее мой проект в цель, оно остается просто фантази экспериментальное изготовление различных комбинаций ото рованием, и не более того. Если скрытое действие есть более чем бранных элементов привычек и импульсов с целью увидеть, ка «просто фантазирование», а именно, является целенаправлен ким будет вероятное результирующее действие, если к нему при ным, мы для удобства будем называть его «исполнением». В слу ступить»1. Это определение во многих отношениях попадает в чае явного действия, которое встраивается во внешний мир и из точку. Всякое проектирование состоит в предвосхищении буду меняет его, такое различение не обязательно. Явное действие щего поведения с помощью фантазирования. Необходимо лишь всегда одновременно и спроектированное, и целенаправленное. выяснить, предвосхищается ли в проектирующей деятельности Оно является спроектированным по определению, ибо в против фантазирования будущий длящийся процесс действия в его постепенном развертывании или результат этого будущего дей * Schutz A. Choosing Among Projects of Action // Philosophy and Phenomeno ствия, поступок, воображенный в качестве уже совершенного.

logical Research. 1951. Vol. XII. № 2. P. 161–184. Пер. В.Г. Николаева.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.