WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«ББК 87.3 Ш 99 Главный редактор и автор проекта «Книга света» С.Я.Левит Редакционная коллегия серии: ...»

-- [ Страница 10 ] --

а я не знал!» Вряд ли где нибудь было ска применять к апперцептивным конфигурациям разные аппрезен зано более драматично о вторжении трансцендентного опыта тативные схемы. Иллюстрацией этого утверждения служит исто в мир повседневной жизни, преобразующем его и придающем рия сект и ересей во всех религиях: и homoiousian, и homoousian* каждому его элементу аппрезентативную значимость («Гос верят в Троицу, однако первый считает, что три Божественных подь присутствует на Месте сем»), которой тот ранее не обла Лица не тождественны и не отличны друг от друга по сущно дал («а я не знал»). Камень становится изголовьем, изголовье – сти, но подобны, тогда как другой придерживается мнения о их памятником, памятник – домом Божиим. Еще один пример единосущности. То же самое касается партий и фракций в по можно найти в гуссерлевском анализе гравюры Дюрера «Ры литических организациях, которые одинаково верят в осново царь, смерть и дьявол», о котором мы прежде уже говорили. полагающий закон страны, но по разному его истолковывают.

Во вторых, мы должны принять во внимание, что на каж Наряду с этим, однако, возможно, что в качестве прототипа дом уровне аппрезентативных соотнесений могут вступать в порядка будет принят аппрезентативный аспект, вследствие чего действие три принципа, указанные ранее в этой статье (II, 5): с одной и той же символической структурой будут связываться каждое аппрезентирующее средство может быть заменено дру разные, часто противоречащие друг другу, референциальные схе гим, каждое аппрезентативное значение может претерпеть ряд мы;

также и референциальная схема, как только она конституиро изменений, и вся аппрезентативная структура пронизана прин вана, может становиться, так сказать, автономной, то есть неза ципом метафорического перенесения. Все это объясняет сущ висимой от аппрезентативной схемы, и тогда последняя будет ностную двусмысленность символа, неясность аппрезентиру казаться всего лишь случайной или лишенной порядка. В после емых им трансцендентных переживаний и трудность перевода днем случае символы переинтерпретируются и понимаются без их значения в дискурсивные термины с более или менее точны соотнесения с изначально аппрезентировавшими элементами.

ми денотациями. Именно эту особенность символа и имеет в Наконец, мы должны напомнить, что каждый объект наше виду Ясперс, говоря об исчезновении трансцендентного в го непосредственного или аналогового схватывания есть конечной точке. С его точки зрения, трансцендентное являет объект в некотором поле, соотнесенный с другими объектами, себя в шифрах, и экзистенциальная проблема человека состо переживаемыми в том же стиле. Есть некий сущностный по ит в том, чтобы расшифровать криптографию символов59. рядок наших восприятий внешних объектов, или так называ В третьих, мы должны держать в памяти наше разъяснение емых внутренних переживаний, фантазмов и даже сновидений, о четырех порядках, заключенных в любом аппрезентативном обособляющий их от всех других сфер и конституирующий их, соотнесении, которые мы называем апперцептивной, аппре согласно нашей формулировке, как отдельную область значе зентативной, референциальной и интерпретативной (или кон ния. Здесь мы, опять же, обладаем определенной свободой текстуальной) схемами. Запутанная внутренняя структура сим выбора одной из этих сфер в качестве своей системы соотне волического отношения предполагает, что все эти схемы сения, свободу «жить» в одном из этих порядков, придавать входят в каждый из задействованных аппрезентативных уров одному из них акцент реальности. Таким образом, мы имеем ней и что на каждом из этих уровней одна из схем может быть несколько сосуществующих и конкурирующих порядков ре отобрана в качестве архетипа порядка, на фоне которого все альности – реальность нашей повседневной жизни, реаль другие порядки начинают казаться всего лишь произвольны ность мира нашей фантазии, искусства, науки и т.д., – среди ми и случайными. Однако, и это следует особо подчеркнуть, которых первая является верховной, так как только в ней воз бергсоновская проблема порядка относится, помимо прочего, можна коммуникация. Проблема множественных реальностей, к взаимосвязи между различными слоями аппрезентативных со ввиду ее важности для понимания символической структуры, отнесений, и здесь тождество или, по крайней мере, сходство ин заслуживает того, чтобы ее коротко рассмотреть.

терпретативной схемы, используемой интерпретаторами, иг * Homoiousia – подобосущность;

homoousia – единосущность (греч.). – Прим.

рает главную роль в установлении между ними мира дискурса.

перев.

Разные интерпретаторы символической структуры могут при 508 конечных областях значения, которым мы придаем характер ре VI. О множественных реальностях альности. Этим изменением в терминологии мы подчеркиваем, что именно значение наших переживаний, а не онтологическая 1. Подмиры Уильяма Джемса;

конечные области значения структура объектов, конституирует реальность. Каждая область значения – верховный мир реальных объектов и событий, в ко В известной главе своей книги «Принципы психологии»60 Уильям торый мы можем встраиваться своими действиями, мир вообра Джемс показывает, что есть несколько – вероятно, бесконеч жений и фантазмов, как, например, игровой мир ребенка, мир но много – порядков реальностей, каждый из которых облада сумасшедшего, а также мир искусства, мир сновидений, мир на ет своим особым и самостоятельным стилем существования. учного созерцания – обладает своим особым когнитивным сти Джемс называет их «подмирами» и приводит в качестве приме лем. И именно этот особый стиль, характеризующий некоторую ра мир чувственных, или физических вещей (как верховную ре совокупность наших переживаний, конституирует их как конеч альность), мир науки, мир идеальных отношений, миры ми ную область значения. Все переживания в каждом из этих миров фологии и религии, мир «идолов племени», различные миры являются, в плане этого когнитивного стиля, внутренне согласо индивидуальных мнений, мир умопомешательства и душевной ванными и совместимыми друг с другом (хотя не совместимыми неуравновешенности. «Каждый мир, пока на него направлено вни со значением повседневной жизни). Более того, каждая из этих мание, по своему реален;

только реальность эта исчезает вместе конечных областей значения характеризуется, наряду с прочим, с вниманием». Под реальностью разумеется просто связь с нашей особой напряженностью сознания (от полного бодрствования в эмоциональной и деятельной жизнью;

реально все, что возбуж реальности повседневной жизни до сна в мире сновидений), осо дает и стимулирует наш интерес. Нам свойственно элементарное бой временной перспективой, особой формой самопереживания побуждение к немедленному удостоверению реальности всего, и, наконец, специфической формой социальности.

что мы воспринимаем, пока ничто этому не противоречит.

«…Во все суждения, будь то атрибутивные или экзистенциаль 2. Верховная реальность ные, верят благодаря самому факту их воспринятости, если толь ко не сталкиваются с другими суждениями, в которые тоже ве рят в то же самое время, и обретают веру благодаря тому, что Уильям Джемс справедливо называет подуниверсум чувств, или их термины совпадают с терминами этих других суждений»61. физических вещей, верховной реальностью. Однако мы пред Можно привести и много других примеров. Игровой мир почли бы принять в качестве верховной реальности ту конеч маленькой девочки, пока остается непотревоженным, являет ную область значения, которую мы назвали реальностью на ся ее реальностью. Она и в самом деле мать, а кукла – ее доч шей повседневной жизни. Выше (в параграфе IV, п. 6) мы ка. Рыцарь на гравюре Дюрера лишь с точки зрения реально указали, что реальность повседневной жизни, принимаемая сти внешнего мира является изобразительной презентацией в как данность нашим обыденным мышлением, включает не модификации нейтральности. В мире искусства – в данном только физические объекты, факты и события в нашей реаль случае, художественного воображения – рыцарь, смерть и дья ной и потенциальной досягаемости, воспринимаемые в каче вол «реально» существуют как сущности царства художествен стве таковых в сугубо апперцептивной схеме, но и аппрезен ной фантазии. Пока длится театральное представление, Гамлет тативные соотнесения низшего порядка, посредством которых для нас реально является Гамлетом, а не Лоренсом Оливье, «иг физические объекты природы преобразуются в социокультур рающим роль» или «представляющим» Гамлета. ные объекты. Но поскольку в этих аппрезентациях низшего Оригинальную теорию Уильяма Джемса следует, конечно, порядка аппрезентирующим членом также являются объекты, отделить от психологического контекста и проанализировать в факты или события внешнего мира, мы считаем, что наше оп плане ее многочисленных частных приложений. Мы уже по ределение совместимо с определением Джемса. Мы можем пытались это сделать в другом месте62. В этой статье мы предпо также согласиться с Сантаяной63, что «дух никогда не может ов читаем говорить не о подмирах, как делает Уильям Джемс, а о ладеть идеями и уж тем более передать их без материального ос 510 нащения и повода»: «Язык должен прийти в движение;

слыши Это в полной мере относится и к символическим аппрезен мое общеупотребимое слово должно соскользнуть с уст и достичь тациям, поскольку они передаются в общении или задумыва внимающего уха;

руки с вложенными в них орудиями или пла ются как поддающиеся такой передаче. Тем не менее, есть нами должны вмешаться в дело, дабы претворить проект». одна основная особенность, отличающая символические ап Внешний мир повседневной жизни является верховной ре презентации от всех других аппрезентативных отношений, и альностью: ее краткое рассмотрение даст нам возможность переформули а) потому что мы всегда в нем участвуем, даже когда спим ровать наше определение символа.

и грезим, посредством наших тел, которые сами по себе суть вещи внешнего мира;

3. Определение символа: переформулировка б) потому что внешние объекты ограничивают наши воз можности свободного действия, оказывая сопротивление, тре бующее от нас усилий по его преодолению, если его возмож Всем аппрезентативным соотнесениям, как мы подчеркивали, но преодолеть;

свойственна специфическая трансцендентность аппрезентиру в) потому что это то царство, в которое мы можем встроить емого объекта по отношению к актуальному «Здесь и Сейчас» ся нашей телесной активностью и которое мы, следовательно, интерпретатора. Однако во всех случаях, за исключением сим можем изменить и преобразовать;

волической аппрезентации, все три члена аппрезентативного г) потому что – и это лишь следствие из предыдущих положе отношения – аппрезентирующий и аппрезентируемый члены ний – в этом и только в этом царстве мы можем вступать в комму пары и интерпретатор – принадлежат одному и тому же уров никацию со своими собратьями и тем самым устанавливать «об ню реальности, а именно, верховной реальности повседневной щую среду понимания», в том смысле, как понимал ее Гуссерль64. жизни. Символическое же соотнесение характеризуется тем, Приведенные характеристики реальности повседневной что выходит за пределы конечной области значения повсед жизни не означают, однако, будто другие конечные области невной жизни таким образом, что к ней относится только ап значения не способны к социализации. Разумеется, есть ко презентирующий член соответствующей пары, тогда как ап нечные области значения, которые другие не могут интерсубъ презентируемый член имеет свою реальность в другой конечной ективно со мной разделить, например, мои сновидения или области значения, или, по терминологии Джемса, в другом даже дневные грезы. Но есть и другие, например, игровой мир подуниверсуме. Следовательно, мы можем переопределить детей, которые допускают интерсубъективное участие и даже символическое отношение как аппрезентативное отношение взаимодействие в рамках разделяемых фантазмов. В мире ре между сущностями, принадлежащими, по крайней мере, к лигиозных переживаний есть, с одной стороны, одинокое ви двум конечным областям значения, в котором аппрезентиру зионерство мистика или пророка и, с другой стороны, публич ющий символ является элементом верховной реальности по ное богослужение;

есть молитвы, совершаемые в одиночку, и вседневной жизни. (Мы говорим «по крайней мере к двум», молитвы, совершаемые конгрегацией. поскольку существует множество комбинаций, таких, как ре Мы не ставим здесь цели разработать типологию форм со лигиозное искусство и проч., которые мы не можем подверг циализации, существующих в разных конечных областях зна нуть исследованию в рамках настоящей статьи.) чения. Однако хотелось бы подчеркнуть, что во всех случаях, когда имеется такое интерсубъективное участие в одной из этих 4. Переход из верховной реальности в другие конечные области значения, областей, заранее предполагается существование «веществен ного повода или материального оснащения». Иными словами, переживаемый посредством шока коммуникация осуществляется с помощью объектов, фактов или событий, относящихся к верховной реальности чувствен Мир повседневной жизни принимается нашим обыденным ного внешнего мира, которые воспринимаются, однако, в ап мышлением как данность, и тем самым обретает характер ре презентативной апперцепции. альности до тех пор, пока наши практические переживания 512 подтверждают единство и согласованность этого мира как до 5. Понятие конечных областей значения:

стоверные. Более того, эта реальность кажется нам естествен пояснение на примере символов науки и поэзии ной, и мы не готовы отказаться от нашей установки по отно шению к ней, не пережив при этом специфического шока, заставляющего нас вырваться из этой «конечной» области зна Относительно конечной области значения, именуемой наукой, чения и придать характер реальности другой области. напомним утверждение Уайтхеда, что необходимой предпо Разумеется, эти шоковые переживания часто настигают сылкой развития современных естественных наук было созда нас в самой гуще нашей повседневной жизни;

они сами при ние «идеально изолированной системы». Царство природы, надлежат к ее реальности. В течение дня или даже часа я могу которым занимается физическая теория, являет собой такую пройти через целый ряд таких шоковых переживаний разно идеально изолированную систему;

благодаря процессу созда го рода. Вот несколько примеров: внутреннее изменение, ния абстракций, генерализаций и идеализаций феномены при происходящее в нас, когда в театре поднимается занавес, обо роды, данные в обыденном опыте повседневной жизни, были значая переход в мир театрального представления;

ради полностью преобразованы в такую систему. «Каждую физичес кальное изменение, происходящее в нашей установке, ког кую теорию, – говорит Филипп Г. Франк в работе «Основания да мы, прежде чем приступить к рисованию, позволяем своему физики»66, – образуют три типа утверждений: уравнения, связы визуальному полю ограничиться тем, что находится внутри вающие физические величины (отношения между символами), рамки, переходя тем самым в изобразительный мир;

засыпа правила логики и семантические правила (операциональные ние как прыжок в мир сновидений. Кроме того, таким шо определения)». И завершает он свою монографию несколько ком является религиозный опыт во всех его разновидностях ироническим замечанием: «Такие слова, как “материя” и “дух”, (например, кьеркегоровское переживание «мгновения» как он (а именно, физик теоретик) оставляет языку повседневной скачка в религиозную сферу) и решение ученого заменить жизни, в котором они занимают свое законное место и недвус страстное участие в делах «этого мира» беспристрастной со мысленно понимаются пресловутым “человеком с улицы”»67.

зерцательной установкой. Герман Вейль в книге «Философия математики и естествен С другой стороны, необходимо подчеркнуть, что согласо ная наука» резюмирует свою критику «идеализма» Брауэра в ванность и совместимость переживаний с точки зрения их математическом мышлении следующими словами: «Нельзя особого когнитивного стиля существует лишь в границах отрицать того, что в нас живет непостижимая с чисто феноме конкретной области значения, к которой эти переживания нальной точки зрения теоретическая страсть и что именно она принадлежат и которую я наделил акцентом реальности. То, влечет нас к тотальности. Математика показывает это с особой что совместимо в области значения Р, ни в коем случае не ясностью;

но она также учит нас и тому, что эта страсть может будет совместимо в области значения Q. Напротив, из обла быть удовлетворена лишь при одном условии, а именно, что сти Р, предположенной в качестве реальной, область Q и все мы удовольствуемся символом и отвергнем мистическую принадлежащие ей переживания будут казаться фиктивны ошибку ожидания того, что трансцендентное когда либо попа ми, внутренне не согласованными и не совместимыми друг дет в освещенный круг нашей интуиции»68.

с другом и vice versa. Здесь мы вновь сталкиваемся с прило И, объясняя методологические принципы физики как жением бергсоновской проблемы нескольких сосуществую «квинтэссенцию объективного мира, представимого лишь в щих порядков. символах, выделенную из того, что непосредственно дано в Нам хотелось бы проиллюстрировать этот момент, коротко интуиции», Вейль приводит такую иллюстрацию: «Если для обсудив «фиктивность» мира повседневной жизни, усматрива Гюйгенса цвета «в действительности» были колебаниями эфи емую из символической системы других областей значения, ра, то теперь они представляются просто математическими наделенными характером реальности. В первом примере мы функциями циклического характера, зависящими от четырех возьмем в качестве системы соотнесения мир физической те переменных, которые как координаты репрезентируют среду ории, во втором – мир поэзии. пространства времени. Что остается в конечном счете, так это 514 точно такое же символическое конструирование, какое осуще ную схему, которую бы аппрезентирующие элементы символи ствляет в математике Гильберт»69. ческого отношения символизировали, если бы были объектами Эти утверждения ясно показывают, что научная теория есть мира повседневной жизни. Однако их связь с этими объектами конечная область значения, использующая символы, аппре была отсечена;

использование аппрезентирующих элементов зентирующие реалии этого царства, и оперирующая ими – разу стало всего лишь средством коммуникации;

и хотя поэзия вещает меется, с полным на то основанием – исходя из того, что их до с помощью обычного языка, идеи, этим языком символизиру стоверность и полезность не зависят ни от какого соотнесения емые, являются реальными сущностями, которые принадлежат с обыденным мышлением повседневной жизни и его реалиями. к конечной области поэтического значения. Они преврати За второй иллюстрацией обратимся к краткому обсуждению лись, по словам Ясперса, в «шифры» трансцендентных пере символов поэзии. Т.С. Элиот говорит в своем знаменитом живаний, понимаемых теми, кто имеет к ним экзистенциаль очерке о Данте: «Подлинная поэзия может вещать еще до того, ный ключ. В этом – и только в этом – смысле Ясперс говорит:

как будет понята… Слова имеют свои ассоциации, и группа «Символ устанавливает общность без общения»72.

связанных ассоциациями слов тоже имеет ассоциации, кото рые представляют собой своего рода локальное самосознание, ибо они порождение особой цивилизации… При первом чте VII. Символ и общество нии первой песни Книги Ада я не советую тревожиться по по воду идентичности Леопарда, Льва или Волчицы. На самом деле лучше вовсе не знать поначалу, что они означают, вооб Теперь мы готовы ответить, по крайней мере, на два вопроса ще об этом не заботиться. Мы должны сосредоточиться не из тех, которые мы с самого начала перед собой поставили: в столько на значении образов, сколько на обратных процессах, какой степени зависят знаковые и символические аппрезента на том, что заставляет человека, обладающего идеей, выражать ции от социокультурной среды? Как переживаются посред ее в образах… У Данте зрительное воображение… Он жил в ством знаковых и символических аппрезентаций интерсубъек эпоху, когда людей еще посещали видения… У нас из видений тивность как таковая и социальные группы?

остались только сны, и мы забыли, что созерцание видений – а ныне эта практика отдана на откуп ненормальным и необра 1. Зависимость аппрезентативных соотнесений от социальной среды зованным – было когда то более важным, интересным и дис циплинированным родом погружения в грезы»70.

А Гёте, комментируя свою «Maerchen» о золотой змее (Unter Первый вопрос касается основной проблемы всякой социоло haltungen deutscher Ausgewanderter), сочетающую в себе в высо гии знания, которая не понимает превратно свою задачу. Что кой степени символичные элементы71, которые уже в годы его бы ответить на него, мы вновь возьмем за отправную точку наше жизни получили у разных авторов самые разноречивые толко переживание реальности повседневной жизни, которая как вания, писал 27 мая 1796 г. Вильгельму фон Гумбольдту: «Er социокультурный мир насквозь пронизана аппрезентативным was freilich schwer, zugleich bedeutend und deutungslos zu sein» соотнесением. Когда в параграфе III мы разрабатывали поня («Правда, тяжело было быть одновременно значимым [значи тия меток и индикаций, мы в целях более ясного изложения тельным, важным – все три значения заключены в немецком материала приняли допущение, что предположительно изоли «bedeutend«], но неистолкованным [или не поддающимся тол рованный индивид должен «составить карту» мира, находяще кованию – оба значения заключены в «deutungslos«]). гося в его досягаемости. На самом деле, человек изначально Оба высказывания, Т.С. Элиота и Гёте, показывают интуи находится в окрестностях, уже «картографированных» за него тивное понимание поэтом того, что в конечной смысловой другими: «заранее размеченных», «заранее индицированных», области произведения искусства взаимосвязь символов как «заранее обозначенных» и даже «заранее символизированных».

таковых составляет самую суть поэтического содержания и что не Таким образом, его биографическая ситуация в повседневной нужно – а, может быть, даже и вредно – искать референциаль жизни всегда исторична, поскольку конституирована социо 516 культурным процессом, приведшим к актуально наличной относительно естественным мировоззрением, предопределяет, конфигурации этой среды. А потому лишь малая часть налич какие черты мира будут достойны выражения, а вместе с тем, ного запаса знания человека берет начало в его индивидуаль какие качества этих черт и какие отношения между ними бу ном опыте. Бльшая часть его знания социально почерпнута, дут заслуживать внимания и какие типизации, концептуализа передана ему его родителями и учителями как его социальное ции, абстракции, обобщения и идеализации будут релевант наследие. Ее образует некоторое множество систем релевант ными для достижения типичных результатов типичными ных типизаций, типичных решений типичных практических и средствами. Не только в словарном составе любого родного теоретических проблем, типичных предписаний относительно языка, но и в его морфологии и синтаксисе отражается соци типичного поведения, и в том числе система уместных аппре ально одобренная система релевантностей языковой группы.

зентативных соотнесений. Все это знание принимается соот Если в арабском языке, например, есть несколько сотен суще ветствующей социальной группой как не подлежащая сомне ствительных для обозначения разных видов верблюдов, но нет нию данность и, таким образом, представляет собой «социально ни одного, обозначающего «верблюда» вообще;

если в некото одобренное знание». Это понятие имеет много общего с тем, рых языках североамериканских индейцев простое понятие «я что Макс Шелер называл преобладающим в социальной группе вижу человека» нет возможности выразить, не указав с помо «relativ natrliche Weltanschauung» (относительным естествен щью префиксов, суффиксов и интерфиксов на то, стоит этот ным мировоззрением)73, а также с самнеровской классической человек, сидит или идет и видят ли его сам говорящий или его теорией народных обычаев мы группы, принимаемых ее чле слушатели;

если в греческом языке развились такие морфоло нами в качестве единственно правильного, хорошего и эффек гические особенности, как форма двойственного числа, жела тивного образа жизни74. тельное наклонение, аорист и средний залог глагола;

если во Таким образом, социально одобренное знание состоит из французском языке, столь замечательно приспособленном для некоторого множества рецептов, призванных помочь каждому выражения философских мыслей, «сознание» и «совесть» обо члену группы типичным образом определить свою ситуацию в значаются одним словом «conscience» – то во всех этих фактах реальности повседневной жизни. Для описания мира, прини нам открывается относительно естественное мировоззрение, маемого тем или иным обществом как данность, не имеет со одобренное соответствующими языковыми группами.

вершенно никакого значения, является ли социально одобрен С другой стороны, детерминация того, что сообщить стоит, ное или почерпнутое знание действительно истинным. Все а что сообщить нужно, зависит от типичных практических и элементы такого знания, включая и любого рода аппрезента теоретических проблем, требующих решения, а они будут раз тивные соотнесения, при условии, что их считают истинны ными для мужчин и женщин, для молодых и старых, для охот ми, становятся реальными компонентами «определения ситу ника и рыболова и вообще для разных социальных ролей, при ации» членами группы. Понятие «определение ситуации» нимаемых членами группы. Каждый род деятельности имеет отсылает нас к так называемой «теореме Томаса», хорошо из для исполнителя свои особые релевантностные аспекты и тре вестной социологам: «Если люди определяют ситуации как бует некоторого набора особых технических терминов. Это реальные, то они реальны по своим последствиям»75. Если связано с тем, что наше знание социально распределено;

каждый приложить эту теорему к нашей проблеме и перевести в нашу из нас обладает точным и отчетливым знанием лишь о той терминологию, то смысл ее будет такой: если аппрезентатив особой области, в которой он является экспертом. Среди экс ное отношение социально одобрено, то аппрезентируемый пертов некоторые технические знания принимаются как дан объект, факт или событие будет неоспоримо считаться в сво ность, но именно эти технические знания как раз и недоступ ей типичности элементом мира, принимаемого как данность. ны рядовому обывателю. Некоторые вещи могут полагаться В процессе передачи социально одобренного знания осо как вещи хорошо известные и самоочевидные, другие – как бенно важную функцию имеет усвоение родного языка. Род нуждающиеся в объяснении, зависящие от того, разговариваю ной язык можно принять как некий набор соотнесений, кото ли я с лицом моего пола, возраста и профессии или с кем то, рый, в соответствии с одобренным языковым сообществом не разделяющим со мной эту общую ситуацию в обществе;

518 разговариваю ли я с членом моей семьи, соседом или посто ное распределение знания, существующее в этой группе, а ронним;

с партнером по какому то делу или человеком, кото значит, узнать аппрезентативные, референциальные и интер рый в нем не участвует, и т.д. претативные схемы, которые каждая из подгрупп принимает Уильям Джемс76 уже обратил внимание, что язык образует как данность и применяет к своему соответствующему аппре ся не просто содержанием идеально полного словаря и идеаль зентативному соотнесению. Все это знание, в свою очередь, но завершенной и упорядоченной грамматики. Словарь дает разумеется, имеет социальное происхождение.

нам только ядро значения слов, которые, кроме того, окруже Давайте сосредоточимся и обобщим наши открытия. Мож ны «окаймлениями». Мы можем добавить, что эти окаймления но говорить о том, что в категориях системы релевантностей со бывают разного рода: одни берут начало в особом личном циально определяется все следующее: во первых, не подвер употреблении слов говорящим, другие рождаются из речевого гаемая сомнению матрица, в которой берет начало любое контекста, в котором данное слово употребляется, третьи зави исследование78;

во вторых, элементы знания, которые должны сят от адресата моей речи, от ситуации, в которой речь прояв считаться социально одобренными и, следовательно, могут ляется, от цели коммуникации и, наконец, от наличной про быть приняты на веру (тут мы бы добавили, что элементы, мо блемы, которую необходимо решить. То, что было сказано о гущие стать проблематичными, определяются социальной си языке, относится ко всем типам аппрезентативных соотнесе туацией);

в третьих, то, какие процедуры (в отношении знаков ний вообще. В коммуникации или социальном взаимодей и символов) – практические, магические, политические, рели ствии каждое аппрезентативное соотнесение, если оно соци гиозные, поэтические, научные и т.д., – будут уместны для ально одобрено, конституирует лишь ядро, вокруг которого обращения с соответствующей проблемой;

в четвертых, ти выстраиваются описанного рода окаймления. пичные условия, при которых проблема может считаться ре Но все это уже предполагает заранее существующую ти шенной, и условия, при которых исследование может быть пизацию социальных отношений, социальных форм интер прервано, а его результаты инкорпорированы в запас знания, коммуникации, социальной стратификации, принимаемой в принимаемого на веру. Это особенно важно для символичес качестве данности группой и, следовательно, социально ею ких референций к мифам и ритуалам. Если успешное соедине одобренной. Вся эта система типов, через призму которой ние наличной проблемы с социально одобренным символом социальная группа сама себя переживает, должна усваивать рассматривается как ее типичное решение, то установленное ся в процессе аккультурации. То же касается различных ме таким образом аппрезентативное отношение может продол ток и индикаций позиции, статуса, роли и престижа, кото жать функционировать как аппрезентирующий элемент дру рые индивид занимает или имеет в рамках стратификации гих, более высоких символизаций, могущих основываться на группы. Чтобы определить мои координаты в социальной проблеме, считающейся типично решаемой.

группе, я должен знать различные способы одевания и ма неры поведения, многочисленные знаки отличия, эмблемы, 2. Символическая аппрезентация общества орудия и т.д., рассматриваемые группой как индикаторы со циального статуса и, следовательно, социально одобренные в качестве релевантных. Они указывают также на типичное Ранее в параграфе IV (п. 4) мы вкратце описали различные поведение, действия и мотивы, которых я могу ожидать от измерения социального мира, сгруппированного вокруг цент вождя, знахаря, священника, охотника, замужней женщины, рального отношения лицом к лицу между сообщниками.

молодой девушки и т.д. Одним словом, я должен освоить ти Только в Мы отношении, как уже говорилось, сообщники, пичные социальные роли и типичные ожидания относи благодаря своему взаимному биографическому вовлечению, тельно поведения носителей таких ролей, чтобы принять могут переживать друг друга как уникальных индивидов. Во должную соответствующую роль и должное соответствую всех других измерениях социального мира – измерениях со щее поведение, одобрения которого можно ожидать от со временников, предшественников и преемников – другой чело циальной группы77. В то же время, я должен освоить типич век переживается не в его индивидуальной уникальности, а в 520 рамках его типичных образцов поведения, типичных мотивов, обыденного мышления, имеющие свою реальность в другом типичных установок и, вдобавок к тому, в различных степенях подмире, возможно, том, который Уильям Джемс назвал поду анонимности. В социальных ситуациях повседневной жизни ниверсумом идеальных отношений. Поэтому мы можем схва отношения, свойственные всем этим измерениям, зачастую тить их только символически;

однако символы, аппрезентиру переплетаются. Когда я обсуждаю с другом в отношении ли ющие их, принадлежат к верховной реальности и мотивируют цом к лицу журнальную статью, посвященную отношению наши действия в ней. Это утверждение требует некоторых по Президента и Конгресса к принятию Китая в ООН, меня свя яснений.

зывают отношения не только с (возможно) анонимным совре Можно начать с наиболее очевидного случая: нашего пере менным автором статьи, но и с современными индивидуаль живания социальной коллективности. Строго говоря, все мы ными или коллективными действующими лицами социальной находимся в ситуации Кренкебилля из произведения Анатоля сцены, которые обозначаются терминами «Президент», «Кон Франса, для которого государство – это всего лишь брюзгли гресс», «Китай», «ООН»;

а поскольку мы с моим другом обсуж вый старикан за прилавком. Для нас государство представле даем эту тему как граждане Соединенных Штатов 1954 года, но индивидами: конгрессменами, судьями, сборщиками нало мы делаем это в исторической ситуации, которая, по крайней гов, солдатами, полицейскими, государственными служащими мере, со определена свершениями наших предшественников. и, возможно, президентом, королевой или фюрером. Полити Кроме того, мы удерживаем в поле зрения то влияние, которое ческий карикатурист показывает нам Дядюшку Сэма, беседу могут оказать принимаемые сегодня решения на наших преем ющего с Джоном Булем и Марианной, или даже земной шар, ников, т.е. будущие поколения. Все эти понятия понятны нам взирающий с перекошенным лицом на водородную бомбу, де как непроясненные термины обыденного мышления, посколь монстрирующую свои зубы. Есть, однако, глубокие корни у ку их значение в нашей социокультурной среде принимается этого грубого символизма.

как данность. Как это возможно? Ранее мы говорили (IV, 4), что Мы отношение как таковое Мы утверждаем, что в обыденном мышлении мы пережива выходит за пределы существования в верховной реальности ем социальный мир на двух уровнях аппрезентативных соотне любого сообщника и может быть аппрезентировано только с сений: помощью символизации. Мой друг является для меня, а я яв 1) Мы схватываем индивидуальных собратьев и их когита ляюсь для него элементом реальности повседневной жизни.

ции как реальности мира повседневной жизни. Они нахо Но наша дружба превосходит индивидуальную ситуацию каждо дятся в нашей реальной или потенциальной досягаемости, и го из нас в конечной области значения верховной реальности.

мы разделяем или можем разделить с ними посредством ком Поскольку наше понятие о Мы отношении есть чисто фор муникации общую понятную среду. Разумеется, мы можем мальное понятие, относящееся к ситуациям лицом к лицу схватить этих индивидуальных собратьев и их когитации всех степеней интимности и отчужденности, то и символы, ко только по аналогии, через систему аппрезентативных соот торыми аппрезентируются такие отношения, чрезвычайно несений, описанных в параграфе IV (п. 4), и в этом смысле разнообразны. Аппрезентирующим членом Мы отношения все мир другого трансцендирует за пределы моего мира;

однако гда является общая ситуация, как она определена участника при всем при том эта «имманентная трансценденция» при ми: ситуация, которую они вместе используют, которую они сутствует в реальности нашей повседневной жизни. А следова вместе переживают, которой они вместе радуются или кото тельно, оба члена аппрезентативного отношения, посредством рую они вместе терпят. Общий интерес делает их партнерами, которого мы схватываем эту трансцендентность, принадлежат и идея партнерства является, быть может, самым общим тер к одной и той же конечной области значения, а именно, мином для аппрезентируемого Мы отношения. (Мы приятели, верховной реальности. любовники, пострадавшие и т.д.) 2) Между тем, социальные коллективы и институционали Символы становятся тем отчетливее, чем более стабилизи зированные отношения не являются как таковые сущностями руются и институционализируются социальные отношения.

в области значения повседневной реальности;

это конструкты Место, где проживает семья, обретает аппрезентативное зна 522 чение «дома», охраняемого такими божествами, как лары и пе Например, представительство может пониматься как в наты. Домашний очаг – это не просто место, где разводят элементарном смысле внешних институтов (например, члены огонь;

законный брак и супружество – это церемониальные законодательного собрания получают свое членство в нем бла (или даже священные) и правовые символы брачной связи;

годаря всенародным выборам), так и в экзистенциальном соседство – это нечто гораздо большее, чем просто экологи смысле82;

в последнем случае смысл его состоит в том, что по ческое понятие. литические общества, чтобы быть способными к действию, Все эти примеры относятся, однако, к таким социальным должны иметь такую внешнюю структуру, которая бы по отношениям, которые могут быть вовлечены в реальную дося зволяла некоторым ее членам (правителю, суверену, прави гаемость. Это тот тип групп, который имел в виду Кули79, вво тельству, государю) находить привычное подчинение прика дя весьма двусмысленное понятие первичной группы, и имен зам. Иными словами, «политическое общество начинает но этим оправдывается интерес современных социологов к так существовать тогда, когда отчетливо заявляет о самом себе и называемым малым группам, которые Хоманс, например, оп рождает своего представителя».

ределяет как «множество лиц, достаточно небольшое, чтобы Однако это не все. Вдобавок к тому, мы должны провести каждый мог общаться со всеми другими не опосредованно, че различие «между связью, в которой общество репрезентирует рез других людей, а лицом к лицу»80. ся его официальными представителями, и другой связью, в Ситуация, однако, меняется, если группа крупнее и отно которой само общество становится представителем чего то шение лицом к лицу не может быть в ней установлено. Макс запредельного, некой трансцендирующей реальности… Все ран Вебер, чья теория была основана на истолковании социально ние империи мыслили себя представителями космического го мира в категориях субъективного смысла индивидуального порядка.., великие имперские церемонии репрезентируют действующего лица, последовательно проводит мысль, что ритмы космоса;

празднества и жертвоприношения являют со «только наличие… вероятности повторения соответствующего бой космическую литургию, символическое участие мик данному смыслу поведения, – и ничто иное – означает, что рокосма в макрокосме;

а сам правитель представляет обще социальное отношение в данном случае “существует”… Утверж ство, поскольку представляет на земле трансцендентную силу, дение, что “дружба” или “государство” существует, означает, та поддерживающую космический порядок».

ким образом, только одно: мы (наблюдающие) предполагаем Фёгелин приводит множество примеров такой «самоинтер наличие в настоящем или прошлом возможности, которая зак претации» группы, которой противопоставляет интерпрета лючается в том, что на основании определенного рода уста цию тех же самых символов теоретиком. Мы не можем углу новки определенных людей поведение их обычно происходит в биться здесь в эту завораживающую тему. Мы хотели бы рамках усредненно предполагаемого смысла»81. только добавить, что символические аппрезентации, посред Однако само это утверждение есть конструкт, созданный ством которых мы группа себя интерпретирует, имеют аналог социальным ученым, и, следовательно, не принадлежит к в интерпретациях тех же самых символов они группой или сфере обыденного мышления человека в повседневной жиз они группами. Но эти интерпретации будут неизбежно отли ни. Последний переживает социальную и политическую чаться от интерпретаций мы группы, поскольку системы реле организацию через специфические аппрезентации, которые вантностей обеих групп (и, соответственно, апперцептивные, были тщательно проанализированы в книге Эрика Фёгели аппрезентативные и референциальные схемы, принимаемые на, на которую мы ссылались ранее в параграфе IV (2 б). По как системы соотнесения для интерпретации сотворенного та мнению этого автора, политическое общество как особый ким образом «порядка») не могут совпадать. Здесь перед соци освещенный изнутри микрокосм «обладает своим внутрен альным ученым открывается широкое поле для конкретных ним смыслом, но вместе с тем, осязаемо присутствует во внеш исследований, важных не только с теоретической, но и с прак нем мире, а именно, в людях, имеющих тела и через свои тела тической точки зрения;

ведь манипулирование символами, участвующих в органической и неорганической экстерналь будь то для убеждения или для пропаганды, требует, по край ности мира». ней мере, прояснения их внутренней структуры.

524 Cassirer Ernst. An Essay on Man. New Haven: Yale University Press, 1944. P. 32– 35. (Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М.: Гардарика, 1998. С. 477– VIII. Заключительные замечания 482.) Langer S.K. Philosophy in a New Key. Cambridge: Harvard University Press, Мы увидели, что человек есть поистине «animal symbolicum», 1942;

N.Y.: Penguin Books, Inc., 1942. Сhap. 2–4.

Langer S.K. Feeling and Form. N.Y.: Charles Scribner’s Sons, 1953.

если понимать под этим термином его потребность, а вместе с Ibid. P. xi.

тем и способность, приспосабливаться с помощью аппрезен Whitehead A.N. Symbolism, its Meaning and Effect. P. 10.

тативных отношений к различным трансценденциям, выходя Langer S.K. Philosophy in a New Key. Penguin edition. P. 47.

щим за границы его актуального Здесь и Сейчас. Анализ этих Wild. Loc. cit. P. 227–230.

трансценденций – от тех, которые выходят за пределы мира, на Аристотель. Об истолковании. Глава первая [Язык и письмена. Истинная и ложная речь] / Пер. Э.Л. Радлова, сверенный и переработанный // Арис ходящегося в его реальной досягаемости, до тех, которые выхо тотель. Сочинения. Т. 2. М.: Мысль, 1978. C. 93. – Прим. перев.

дят за пределы верховной реальности повседневной жизни, – Там же. – Прим. перев.

основная задача всякой философской антропологии. В то же Там же. C. 94: «[Имена] имеют значение в силу соглашения, ведь от при время, прояснение категорий обыденного мышления в сфере роды нет никакого имени. А [возникает имя], когда становится знаком, ибо повседневной жизни играет незаменимую роль в основаниях членораздельные звуки хотя и выражают что то, как, например, у животных, но ни один из этих звуков не есть имя». – Прим. перев.

всех социальных наук. Что касается символов в узком смысле Husserl E. Cartesianische Meditationen (Husserliana I). Haag: Nijhoff, слова, то факт их трансцендирования за пределы царства вер (французская версия Mditations Cartsiennes. Paris: Colin, 1931;

рус. пер.:

ховной реальности не отрицает, а скорее стимулирует изучение Гуссерль Э. Картезианские размышления. СПб.: Наука, Ювента, 1998), осо эмпирическими социальными науками символических функций бенно Размышление V. §§ 49–54;

см. также Ideen II (Husserliana IV). Haag:

Nijhoff, 1952, особенно §§ 44–47, 50 (с приложением на S. 410), 51, особен и форм, существующих в социальном мире, в соответствии с но S. 198. См. также: Farber M. The Foundation of Phenomenology. Cambridge:

правилами, управляющими формированием понятий и теории Harvard University Press, 1943. P. 529 и далее, особенно p. 532.

в этих науках83. С непревзойденной ясностью заключенную Husserl E. Logische Untersuchungen (Т. II. Ч. II). Halle: Niemayer, 1920;

см.

здесь философскую проблему сформулировал Гёте:

Farber. Оp. cit. P. 410–415, а также 430 и далее.

«Das ist die wahre Symbolik, wo das Besondere das Allgemeinere Husserl E. Ideas. Vol. I / Trans. by Boyd Gibson. N.Y.: The Macmillan Company, 1931. P. 135 и далее.

repraesentiert, nicht als Traum und Schatten, sondern als lebendig Husserl E. Erfahrung und Urteil / Ed. by L. Landgrebe. Prague: Academia Verlag augenblickliche Offenbarung des Unerforschlichen.» («Подлинный Buchhandlung, 1939. S. 174–223.

символизм там, где частное представляет общее, но не как гре Bergson Henri. Evolution cratrice. Paris: Alcan, chap. III. P. 238–244, 252–258.

зу и не как тень, а как внезапное живое откровение непознавае (Бергсон A. Творческая эволюция. М.: Канон Пресс, Кучково поле, 1998.

мого».)84. Глава 3. C. 221–226, 231–236.) Husserl E. Logische Untersuchungen. B. I. § 12;

Farber. Op. cit. P. 229.

Ibid., «Победитель Йены» и «человек, потерпевший поражение при Ватер лоо».

Примечания Ogden C.K., Richards I.A. The Meaning of Meaning. London: Kegan Paul, 1946.

P. 92: «Король Англии» и «владелец Букингемского дворца».

1 Whitehead Alfred North. Symbolism, its Meaning and Effect (Barbour Page Pguy Charles. Note conjointe sur la philosophie bergsonienne et la philosophie Lectures, University of Virginia). N.Y.: The Macmillan Company, 1927. Chap. 1. cartsienne. Paris: Gallimard, 1935. P. 312 и далее.

2 Whitehead Alfred North. Process and Reality, An Essay in Cosmology (Gifford См.: Husserl E. Erfahrung und Urteil. §§ 18–22;

см. также Schutz Alfred.

Lectures). N.Y.: The Macmillan Company, 1929, part II, chap. VIII. Common sense and Scientific Interpretation of Human Action // Philosophy and Phenomenological Research. 1953. Vol. XVI. P. 1–38, особенно p. 5 и далее;

а Morris Charles W. Signs, Language and Behavior. N.Y.: Prentice Hall, 1946. P. и далее. также: Language, Language disturbances, and the Texture of Mind // Social Research. 1950. Vol. 17, особенно P. 384–390.

Ducasse C.J. Symbols, Signs and Signals // Journal of Symbolic Logic. 1939.

Vol. IV;

idem. Some Comments on C.W. Morris’ «Foundations of the Theory of Великой заслугой Дж.Г. Мида было то, что он показал, что «манипулятив Signs» // Philosophy and Phenomenological Research. 1942. Vol. III. P. 43 и далее. ная сфера» конституирует ядро реальности. См. его работы: Philosophy of the Wild John. Introduction to the Phenomenology of Signs // Philosophy and Present. Chicago: Open Court Publishing Company, 1932. P. 124 и далее;

The Phenomenological Research. 1947. Vol. VIII. P. 217 и далее. См. также ответ Philosophy of the Act. Chicago: University of Chicago Press, 1938. P. 103–106, Дюкасса на критику в этом же номере журнала. 121 и далее, р. 151 и далее, 190–192, 196–197, 282–284.

526 27 Относительно понятия «работы» см.: Schutz Alfred. On Multiple Realities // Укажем на работы Эмиля Дюркгейма, Люсьена Леви Брюля, Марселя Philosophy and Phenomenological Research. 1945. Vol. V. P. 533–576, особен Мосса, Марселя Гране, Бронислава Малиновского, Эрнста Кассирера, Бру но р. 549 и далее. но Шнелля, Алоиса Демпфа, Арнольда Дж. Тойнби и Эрика Фёгелина.

28 Husserl E. Formale und transzendentale Logik. Halle: Niemayer, 1929. § 74.

Cassirer E. An Essay on Man. P. 83–86. (Кассирер Э. Избранное. Опыт о че S. 167. ловеке. М.: Гардарика, 1998. С. 537–541. В цитируемый перевод внесены не которые уточнения. – Прим. перев.) Wild. Op. cit. P. 224.

30 Ibid.

Granet Marcel. tudes sociologiques sur la Chine. Paris: Presses universitaires James William. Principles of Psychology. N.Y.: Henry Holt & Company, 1890. de France, 1953. P. 268;

см. также: Granet Marcel. La pense chinoise. Paris:

Vol. I. P. 221. Albin Michel, 1934, passim.

32 Husserl E. Logische Untersuchungen I. Vol. II/i, §§ 1–4, особенно S. 27;

Ibid.

Farber. Op. cit. P. 222. См. чрезвычайно интересную статью Гране: La droite et la gauche en Chine // Например, Толкотт Парсонс и Эдвард Шилз в монографии «Ценности, мо tudes sociologiques. P. 261–278.

тивы и системы действий». См.: Parsons T., Shils E.A. (eds.). Toward a General Malinowski Bronislaw. Magic, Science, and Religion. N.Y.: Doubleday & Co., Theory of Action. Cambridge: Harvard University Press, 1951. P. 55 и далее. 1954. P. 100 и далее.

34 Husserl E. Cartesianische Meditationen V. §§ 50 и далее;

Ideen II. §§ 43–50;

Snell. Op. cit. P. 160 и далее.

см. также: Schutz Alfred. Discussion of Edmund Husserl’s Ideas. Vol. II // Philo Voegelin Eric. The New Science of Politics: An Introduction (Charles R. Wal sophy and Phenomenological Research. 1953. Vol. XIII. P. 394–413, особенно green Foundation Lectures). Chicago: The University of Chicago Press, 1952. P. 27.

p. 404 и далее.

Jaspers. Op. cit. Bd. III, глава 4.

35 Husserl E. Vom Ursprung der Geometrie / Ed. by E. Fink // Revue interna James. Op. cit. Vol. II, chap. 21.

tionale de philosophie, 1939. P. 210. (Гуссерль Э. Начало геометрии. М.: Ad Ibid. P. 293, 290.

marginem, 1996. С. 220–221). В моей статье «О множественных реальностях». Некоторые из дальнейших Этот термин был введен Чарлзом Х. Кули (Cooley С.H. Social Organization. рассуждений, особенно (4), взяты из этой статьи.

N.Y.: Scribner, 1909. Chap. III–IV), но употреблялся им в ином значении. У Santayana George. Dominations and Powers. N.Y.: Charles Scribner’s Sons, нас этим термином обозначается сугубо формальный аспект социального от 1951. P. 146.

ношения.

Husserl E. Ideen II. §§ 50, 51.

37 Подпараграф 3 во многом опирается на мою вышеупомянутую статью «Обы См. прим. 60.

денная и научная интерпретация человеческого действия». Loc. cit. P. 7.

Frank Philipp G. Foundations of Physics // International Encyclopedia of Unified Whitehead Alfred North. The Organization of Thought. L.: Williams & Norgate, Sciences. Chicago: University of Chicago Press, 1946. Vol. I, no. 7. P. 73.

1917;

в настоящее время частично переиздана в: The Aims of Education. N.Y.: Ibid. P. 76.

Mentor Books, 1949. Cм. р. 110 в этом издании. Weyl Hermann. Philosophy of Mathematics and Natural Science. Princeton:

Snell Bruno. Der Aufbau der Sprache. Hamburg: Claassen Verlag, 1952, главы Princeton University Press, 1949. P. 60.

I и II. Ibid. P. 113.

40 Очень интересно обсуждается эта тема в книге: Sachs, Curt. World History Eliot T.S. Selected Essays, 1917–1932. Harcourt, Brace & Company, 1932.

of the Dance. N.Y.: Seven Arts Publishers, 1952. Chap. 2. P. 49–138. P. 199–241, 200, 201, 204.

41 См.: Гёте И.В. Сказка // Гёте И.В. Собр. соч. Т. 6. М.: Художественная Husserl E. Ideen I. §§ 118, 119.

литература, 1978. С. 193–220, особенно 194–195. – Прим. перев.

Langer S. Philosophy in a New Key. P. 55 и далее, 77 и далее.

43 Jaspers. Op. cit. B. III. S. 26: «Das Symbol stiftet Gemeinschaft ohne Kom Husserl E. Logische Untersuchungen VI. Vol. II/2, § 14;

Ideen I. § 111;

см. так же: Farber. Loc. cit. P. 410–414. munikation».

44 Husserl E. Ideen I. § 111. Scheler Max. Die Wissensformen und die Gesellschaft, Probleme einer Soziologie des Wissens. Leipzig, 1926, S. 58 и далее. Ср.: Howard Becker, Hellmuth Dahlke.

Dewey John. Logic, the Theory of Inquiry. N.Y.: Henry Holt & Company, 1938.

Часть I, особенно c. 19–20, а также глава III, passim. Max Scheler’s Sociology of Knowledge // Philosophy and Phenomenological Rese См. примечание 27. arch. 1942. Vol. II. P. 310–322, особенно р. 315.

47 James W. Principles of Psychology. Vol. II, Chap. 21;

см. также § VI настоя Sumner William Graham. Folkways. A Study of the Sociological Importance of щей статьи. Manners, Customs, Mores, and Morals. N.Y.: Guin, 1906, особенно chapter I.

48 Это определение будет далее, в § VI (3), переформулировано. Впервые ее сформулировал Уильям Айзек Томас в книге: The Child in America: Behavior Problems and Programs. N.Y.;

Knopf, 1928. P. 572. См. так Jaspers Karl. Philosophie. B.: Julius Springer, 1932. Bd. 3;

Metaphysik. Глава I. S. 16.

Whitehead Alfred North. Science and the Modern World. N.Y.: The Macmillan же: Thomas W.I. Social Behavior and Personality / Ed. by E.K. Volkart. N.Y.:

Company, 1925. Ныне доступна также в издании Pelican Mentor Books (New Social Science Research Council, 1951. P. 14, 80 и далее;

сам термин «теорема American Library), N.Y., 1949. P. 47 по изданию, упомянутому последним. Томаса» был введен Робертом К. Мертоном: Merton R.K. Social Theory and (Рус. пер.: Уайтхед А.Н. Наука и современный мир // Уайтхед А.Н. Избран Social Structure. Glencoe: Free Press, 1949. P. 179.

ные работы по философии. М.: Прогресс, 1990. С. 103.) James. Op. cit. Vol. I. P. 281 и далее.

528

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.